На главную сайта   Все о Ружанах

РАКЕТНЫЕ ВОЙСКА СТРАТЕГИЧЕСКОГО НАЗНАЧЕНИЯ

 

29-я
ГВАРДЕЙСКАЯ РАКЕТНАЯ
ВИТЕБСКАЯ ОРДЕНА ЛЕНИНА
КРАСНОЗНАМЕННАЯ ДИВИЗИЯ

Исторический очерк

 

ЦИПК
2008

При перепечатке ссылка на данную страницу обязательна.

ОГЛАВЛЕНИЕ

От редакции сайта

К читателю

Наше ракетное соединение

Воспоминания ветеранов

 В.И.Касьяненко. 51-я гвардейская Витебская ордена Ленина Краснознаменная стрелковая им. К.Е. Ворошилова дивизия

В.Н.Чаманский. Воспоминания без размышлений

Г.С.Сафонов. Держать зону!

В.Н.Малашенков. Дивизион, который забыть нельзя

Ю.М.Чистяков. Организация связи в 85-й инженерной бригаде РВГК

В.А.Рылов. Служба ракетного вооружения: как это было

В.А.Гуров. У истоков создания ракетных соединений

Ю.Ф.Сочнев. Отдел капитального строительства

С.Т.Замащиков. Идейная закалка кадров воинов-ракетчиков

И.Л.Тягнибок. О работе штаба 29-й ракетной дивизии

В.И.Есин. Исторический путь 79-го гвардейского Севастопольского Краснознаменного полка

В.В.Волков. Связь – основа боевого управления

И.Я.Диопик. Формирование и становление 344-го гвардейского ракетного Краснознаменного полка

А.С.Лапшин. Воспоминания командира 32-й ракетной дивизии о службе в 29-й ракетной дивизии

И.В.Савчук. Когда за тобою полк

В.А.Ганин. Служба в 867-м гвардейском ракетном Полоцком ордена Кутузова 3-й степени полку

В.М.Белов. Навсегда избранный путь

В.К.Тонких. Первые годы на Иркутской земле

Приложения

 Руководящий состав дивизии

 Занесены в Книгу почета Военного совета РВСН

 Хроника основных событий истории 29-й ракетной дивизии

 Награды дивизии

 Ракетное вооружение дивизии

 От Р-1 (8А11) к РТ-2ПМ «Тополь»)

 Ракета Р-1 (8А11)

 Ракета Р-2 (8Ж38)

 Ракета Р-5М (8К51)

 Ракета Р-12 (8К63)

 Ракета Р-14 (8К65)

 Ракеты Р-12У (8К63У) и Р-14У (8К65У)

 Ракетный комплекс «Пионер» с ракетой РСД-10 (15Ж45)

 Ракетный комплекс «Тополь» с ракетой РТ-2ПМ (15Ж58)

Содержание

Список сокращений

Комментарии

От редакции сайта

 

Сегодня мы публикуем книгу, посвященную истории 29 ракетной дивизии, длительное время базировавшейся на территории прибалтийских республик СССР. Книга издана в 2008 году Центральным издательско-полиграфическим комплексом РВСН. Редакция просит извинить за качество фотографий - сказалось двойное копирование. Могут присутствовать также ошибки в тексте, связанные с процессом оцифровки книги.  Но даже в таком виде, надеемся, обнародование книги, изданной  крайне малым тиражом, будет весьма полезно для историков и ветеранов ракетных войск.

Спасибо за помощь Сергею Ермолину.

 

 

Александр Королев

 

* * *

 

Под общей редакцией кандидата военных наук, профессора, академика Академии военных наук РФ, члена корреспондента Российской академии ракетных и артиллерийских наук, заслуженного работника высшей школы Российской Федерации полковника в отставке Н.К.Монахова.

Авторы-составители: В.А.Гуров, Г.Ф.Дубровин, В.И.Есин, В.П.Козлов, Е.И.Пароль, В.А.Рылов.

Очерк посвящен истории создания, развития и становления 54-й бригады особого назначения РВГК и её преемниц – 85-й инженерной бригады и 29-й ракетной дивизии. В нем отражена хронология их жизнедеятельности на фоне основных событий, происходящих в Ракетных войсках в период с 1952 года по 1984 год.

При составлении очерка использованы материалы, опубликованные в официальных источниках последних лет, и все это широко подкреплено воспоминаниями ветеранов, являющихся непосредственными участниками тех событий.

Очерк предназначен для широкой общественности и, в первую очередь, для ветеранов дивизии и их потомков.

ЦИПК РВСН, 2008

 

К читателю

Вернуться к оглавлению.

Решение о подготовке и издании исторического очерка о 29-й гвардейской ракетной Витебской ордена Ленина Краснознаменной дивизии было принято на встрече ветеранов-ракетчиков в дни празднования 45-летия РВСН в декабре 2004 года.

Авторский коллектив в составе В.А.Гурова, Г.Ф.Дубровина, В.И.Есина, В.П.Козлова, Е.И.Пароля, В.А.Рылова возглавил Н.К.Монахов (начальник штаба дивизии в 1971 – 1975 гг.).

Исторический очерк о нашем соединении наиболее полно отражает период его создания, становления и переформирования. Что получилось? Об этом судить вам, дорогие ветераны.

При составлении очерка использовались материалы, изложенные в книгах:

Ракетный щит Отечества (ЦИПК РВСН. 1999).

Стратегические ракетчики России (Голос-Пресс, 2004).

Военный энциклопедический словарь РВСН (БРЭ. Москва, 1999).

Военный энциклопедический словарь (Воениздат, 1983).

Хроника основных событий истории РВСН (ЦИПК РВСН, 1994).

Ракетные войска стратегического назначения России. Военно-исторический очерк (ЦИПК РВСН, 1998).

Первый ракетный маршал: М.И.Неделин в документах современников (ЦИПК РВСН, 2003).

Главный штаб РВСН. Исторический очерк (ЦИПК РВСН, 2004).

М.Перов. Ракетные комплексы РВСН. (Виоланта, 1999).

Ветераны-ракетчики вспоминают (ЦИПК РВСН, 1994).

Военачальники РВСН. Сборник очерков (ЦИПК РВСН. 1999).

Операция «Анадырь» - факты, воспоминания, документы / Под общей редакцией В.И.Есина (ЦИПК РВСН, 1997).

Н.К.Монахов, В.И.Ивкин. Третье ракетное соединение Вооруженных Сил страны (краткая историческая справка) (ЦИПК РВСН, 1996).

В.А.Гуров. У истоков создания ракетных соединений (Смоленск, 2003).

Первое ракетное соединение Вооруженных Сил страны. Военно-исторический очерк (ЦИПК РВСН, 1996).

Кроме этого – личные воспоминания и беседы с ветеранами-ракетчиками соединения разных лет.

Авторский коллектив выражает искреннюю благодарность ветерану 54-й бригады особого назначения В.Н.Чаманскому; ветеранам 85-й инженерной бригады В.Н.Малашенкову, Г.С.Сафонову, Ю.М.Чистякову, которые стояли у истоков создания Ракетных войск, освоения первых ракет Р-1 и Р-2; ветеранам 29-й ракетной дивизии И.Я.Деопику, В.В.Волкову, В.Е.Жуковцу, служившим в период начала формирования дивизии; а также всем, кто откликнулся на просьбу и предоставил свои воспоминания о годах службы в нашем соединении.

Мы благодарим С.Т.Замащикова, дочь первого командира дивизии А.А.Колесова – Суворову Наталью Александровну, сына ветерана дивизии А.С.Еремеева – Еремеева Анатолия Анатольевича, предоставивших в наше распоряжение фотографии из семейных архивов.

Особой благодарности заслуживает секретарь совета ветеранов дивизии Г.Ф.Дубровин, который выполнил колоссальный труд по сбору и обобщению архивных данных и мемуаров ветеранов нашего соединения, провел их обработку, систематизирование и подготовил материал к изданию.

Назвать поименно всех не представляется возможным. Надеемся, что каждый из тех, кто служил в нашем соединении, прочитав настоящий очерк, найдет свое место в истории, пусть даже косвенно, через упоминание знакомых ему фамилий, известных событий, фактов и дат, к которым был причастен.

Авторский коллектив приносит извинения за неполный перечень командиров дивизионов, полков, бригад, отсутствие воинских званий и инициалов при упоминании фамилий ряда должностных лиц.

Публикуя воспоминания, мы отдаем долг памяти товарищам по службе, ведь пока мы помним, мы живем..

   

 

 *  *  *

 

Наше ракетное соединение

Вернуться к оглавлению.

Вторая половина 40-х и 50-е годы ХХ столетия ознаменовали собой начало эры создания ядерного оружия, баллистических ракет и прорыва в космос. В это время в СССР создаются первые образцы ракетного оружия дальнего действия, начинают формироваться ракетные соединения.

Начало пути 29-й гвардейской ракетной Витебской ордена Ленина Краснознаменной дивизии относится к 1951 году.

С июня 1946 года в соответствии с постановлением Совета Министров СССР №1017 – 419с формируется первое ракетное соединение Вооруженных Сил страны – 22-я бригада особого назначения (БОН) Резерва Верховного Главнокомандования (РВГК). Командир бригады генерал-майор артиллерии А.Ф.Тверецкий. Бригада предназначалась для изучения, освоения, подготовки и проведения пусков ракет типа ФАУ-2 (А-4). 22 БОН – прародительница 24-й ракетной дивизии (г. Гвардейск Калининградской обл.).

В декабре 1950 года сформировано второе ракетное соединение – 23-я бригада особого назначения РВГК – прародительница 44-й ракетной дивизии (Украина, г. Коломыя). Командир бригады полковник М.Г.Григорьев.

В первой половине 1950 годов на основании постановления Совета Министров СССР «3540-1647 от 19 сентября 1951 года «О специальных формированиях и специальном строительстве в Военном министерстве СССР» в Вооруженных Силах СССР были дополнительно сформированы еще четыре бригады особого назначения РВГК.

Третьим по счету ракетным соединением стала 54-я бригада особого назначения РВГК, сформированная в соответствии с директивой Генерального штаба Вооруженных Сил СССР ОРГ/3/679539 от 14 декабря 1951 года. Формирование бригады на ракетном полигоне Капустин Яр начал 10 мая 1952 года полковник Т.Н.Небоженко, а 27 мая командиром бригады был назначен генерал-майор артиллерии Петр Васильевич Колесников. В последующем командирами бригады были: с августа 1954 года – полковник Л.С.Гарбуз, с сентября 1958 года – полковник А.А.Колесов.

В состав командования бригады вошли:

– начальник штаба подполковник А.П.Коваленко;

– начальник политотдела подполковник В.И.Дорохин;

– заместитель по специальному вооружению полковник А.А.Бариленко;

– начальник оперативного отделения подполковник Дергачев;

– командир 1-го дивизиона подполковник В.И.Юрин;;

– командир 2-го дивизиона подполковник Фрадкин;

– командир 3-го дивизиона подполковник П.И.Ожеренков.

Первое построение бригады состоялось 29 мая 1952 года. В строю находилось около 200 человек, из них 30 офицеров. К 1 июня 1952 года бригада в составе управления и трех дивизионов была сформирована по штатному расписанию ракетного комплекса Р-1. Первоначально бригада получила один комплект неунифицированного наземного оборудования ракеты Р-1 (8А11), на котором тренировался личный состав всех трех дивизионов. Тренировки проходили на учебной стартовой позиции в 30 км от жилого городка (балка Смыслина). Личный состав размещался в палатках, техника – на открытой площадке. Впоследствии все три дивизиона были укомплектованы унифицированным наземным оборудованием для подготовки и пуска ракет Р-1 и Р-2 (8Ж38).

Основными задачами бригады после включения ее в структуру полигона Капустин Яр являлись::

– освоение наземного оборудования, поступающего на летно-конструкторские испытания ракет;

– участие (совместно и испытательными и пусковыми подразделениями полигона) в подготовке к пускам ракет, а также самостоятельное проведение пусков ракет;

– отработка основных положений по боевому применению ракетных частей и подразделений;

– изучение и использование на практике технической документации, инструкций и технологических графиков.

Согласно наставлению «Боевое применение бригады особого назначения РВГК, вооруженной ракетами дальнего действия», введенного в действие приказом военного министра СССР от 23 мая 1951 года, БОН предназначалась для поражения крупных военных и военно-промышленных объектов, важных административно-политических центров, узлов, коммуникаций и других объектов, имеющих стратегическое и оперативное значение. На вооружении БОН находились ракеты Р-1 с дальностью стрельбы 270 км (принята на вооружение в ноябре 1950 г.) и Р-2 с дальностью стрельбы 600 км (принята на вооружение в ноябре 1951 г.).

На момент создания бригады ее организационно-штатная структура включала управление бригады, три огневых дивизиона, подразделения обеспечения..

В каждый огневой дивизион входили:

– две стартовые батареи;

– техническая батарея, состоящая из отделения проверок, такелажного отделения и зарядно-аккумуляторной стации;

– батарея транспортировки ракет, спецтоплив и заправки.

В дивизион, вооруженный ракетой Р-2, кроме того, входили::

– батарея управления с двумя отделениями системы боковой радиокоррекции и станцией технического контроля точности;

– взвод топогеодезического обеспечения;

– взвод связи.

Следует отметить, что огневой дивизион обладал статусом отдельной воинской части, имеющей свой номер, печать, орган управления.

В начале 1953 года бригады особого назначения РВГК были переименованы в инженерные бригады РВГК. 54-я бригада особого назначения РВГК получила наименование 85-й инженерная бригада РВГК, огневые дивизионы соответственно:

1-й дивизион – 637-й отдельный инженерный дивизион;;

2-й дивизион – 640-й отдельный инженерный дивизион;

3-й дивизион – 652-й отдельный инженерный дивизион.

Местом дислокации инженерной бригады продолжал оставаться 4-й Государственный центральный полигон Министерства обороны (4 ГЦП МО) Капустин Яр, где бригада находилась 7 лет (1952 – 1959 гг.).

Боевое применение инженерных бригад определялось распоряжением Ставки Верховного Главного Командования. До 1957 года бригады планировалось применять с началом войны и в ходе боевых действий Сухопутных войск..

На период боевых действий инженерная бригада РВГК оперативно подчинялась командующему войсками фронта, в полосе которого она действовала. Самостоятельные действия первых ракетных бригад вне рамок операции фронта не предусматривались. Применяться бригада могла как в полно составе, так и подивизионно, размещалась на значительном удалении от предполагаемого района боевого применения, в который она передислоцировалась в угрожаемый период.

Бригада занимала боевой порядок на площади: по фронту 10-15 км, в глубину 6-10 км, а с учетом боковой радиокоррекции глубина боевого порядка увеличивалась до 30-40 км. Удаление боевого порядка бригады от лини фронта составляло 40-100 км. Для полной готовности к пуску ракет, включая оборудование бетонных площадок и подвоз ракет и топлива, требовалось от 2 до 4 суток. При этом на подготовку одной ракеты к пуску на стартовой позиции требовалось до 3-5 часов. Скорость передвижения бригады по дорогам: днем – 20-25 км/ч, ночью – 1—20 км/ч; нормальный суточный переход – до 150 кь, форсированный – до 200 км. Огневая производительность: бригады – 24-36 ракет в сутки; дивизиона – 8-12 ракет; батареи – 4-6 ракет. Наиболее целесообразным считалось назначение бригаде объектов поражения площадью 8-10 кв.км.

В 1953 году личный состав бригады занимался боевой подготовкой, изучением и эксплуатацией ракетного вооружения, совершенствованием своих теоретических знаний и практических навыков в освоении ракетных комплексов Р-1 и Р-2. При этом большое внимание уделялось организации практических занятий с «прожигом» двигателя ракеты, когда топливные клапаны окислителя и горючего открывались не полностью и тяга двигателя не превышала массы ракеты. Безотказная работа двигателя ракеты свидетельствовала о его технической исправности и готовности ракеты к пуску.

Личный состав бригады принимал также участие в учениях, проводимых по планам Штаба реактивных частей. В августе 1953 года с дивизионами бригады было проведено тактическое учение под руководством начальника Штаба реактивных частей генерал-лейтенанта артиллерии М.А. Никольского, в ходе которого исследовалась возможность совершения дивизионом длительного марша в темное время суток с использованием светомаскировочных устройств (СМУ) и проверялась возможность его обнаружения с самолетов, оснащенных приборами ночного видения.

Управление бригады привлекалось и к разработке основ боевого применения инженерных бригад в операциях, проводимых Сухопутными войсками. Так, в командно-штабном учении в Киевском военном округе, проводимом под руководством главкома Сухопутных войск генерала армии А.А.Гречко, от бригады участвовала оперативная группа, возглавлял которую полковник Л.С.Гарбуз, вступивший в командование бригадой в августе 1954 года. На учении исследовались вопросы боевого применения и отрабатывались варианты использования инженерных бригад РВГК в операции Сухопутных войск при решении различных задач.

В 1954 году основное направление деятельности бригады состояло в подготовке дивизионов к самостоятельному выполнению учебно-боевых задач. Перед бригадой были поставлены следующие задачи::

– дальнейшее совершенствование боевой готовности, навыков по подготовке и проведению учебно-боевых пусков ракет Р-1 и Р-2;

– участие в разработке основных положений по эксплуатации ракетной техники и ее боевого применения, наставления по огневой службе, графиков подготовки и пуска ракет;;

– выработка форм и методов обучения личного состава;

– изучение документации по ракете Р-5 (8К51), участие в ее летно-технических испытаниях;

– проверка оргштатной структуры бригады и выработка ее новых рациональных форм.

В 1954 году 1-й дивизион бригады был передан 4 ГЦП МО для комплектования подразделений пуска и обслуживания ракет. Вместо него был сформирован новый дивизион.

В январе 1955 года остро назрел вопрос о переподчинении бригады. Бригада имела двойное подчинение: заместителю командующего артиллерией Вооруженных Сил и начальнику 7 ГЦП МО генерал-лейтенанту артиллерии В.И.Вознюку. В связи с этим был большой отрыв личного состава и техники на работы, связанные с обеспечением деятельности полигона, в ущерб выполнению специальных задач, решаемой бригадой. Инициатором переподчинения выступил командир бригады полковник Л.С. Гарбуз, который обосновал необходимость вывода бригады из подчинения начальнику 4 ГЦП МО.

В марте 1955 года было введено в действие Наставление по боевому применению инженерных бригад РВГК, вооруженных ракетами Р-1 и Р-2. Определялись задачи инженерным бригадам РВГК в наступательных и оборонительных операциях, впервые учитывалась возможность действия бригады в условиях применения противником ядерного оружия. Предусматривалось рассредоточение бригады, смена стартовых и технических позиций в процессе ведения боевых действий.

В июле 1955 года дивизионы бригады перешли на новую организационно-штатную структуру – в состав стартовых батарей были введены отделения боковой радиокоррекции..

С 27 сентября по 9 октября 1955 года 2-й дивизион 85-й инженерной бригады РВГК в составе сводной бригады из пяти дивизионов принял участие в опытном тактическом учении, проводимом помощником по боевой подготовке заместителя министра обороны СССР генерал-лейтенантом артиллерии П.А.Дегтяревым. Тема учения: «Действия инженерной бригады РВГК в наступательной операции в условиях применения атомного и химического оружия». На учении подразделения сводной бригады совершили марш (150 км) по полевым дорогам, произвели полное инженерное оборудование полевого района с использованием только штатных сил и средств, разгрузку железнодорожного эшелона с техникой, организовали подвоз компонентов ракетного топлива в полевой район.

Исследовался вопрос огневой производительности бригады в течение трех суток, а также предельных возможностей личного состава при непрерывной работе по подготовке и пуску ракет. Была осуществлена смена боевого порядка и проверка возможности пуска ракет стартовой батареей в течение суток, определены с воздуха демаскирующие признаки элементов боевого порядка в различное время суток. Полученные результаты были использованы при планировании и организации боевой подготовки инженерных бригад РВГК.

В начале 1956 года, на основании Постановления ЦК КПСС и Совета Министров СССР №589 – 365сс «О мерах по повышению боевой готовности инженерных бригад РВГК» и во исполнение директивы Генерального штаба Вооруженных Сил СССР, дивизионы 85-й инженерной бригады РВГК в целях освоения конкретных районов боевых действий были рассредоточены по театрам военных действий (ТВД): 1-й дивизион – Северо-Западный ТВД, 2-й дивизион – Южный ТВД, 3-й дивизион – Дальневосточный ТВД. В каждом из предполагаемых районов боевых действий проводились рекогносцировочные работы по выбору позиционных районов, железнодорожных станций выгрузки, районов сосредоточения и маршрутов выдвижения в полевые районы.

В 1956 году основные усилия бригады были направлены на освоение нового ракетного комплекса с ракетой Р-5 в обычном и ядерном снаряжении. Продолжался «отстрел» серийных ракет Р-1 и Р-2, так как по установленному порядку завод-изготовитель, а в данном случае «Южный машиностроительный завод» в г. Днепропетровске, обязан был из каждой партии изготовленных ракет представить одну ракету на «отстрел». Полигонные команды 4 ГЦП МО были загружены решением других задач и «отстрел» ракет поручался бригаде. Приходилось также проводить пуски ракет в интересах научно-исследовательских и академических программ.

Летом 1956 года бригада участвовала в тактическом учении «Запад». В ходе учения подразделения бригады были передислоцированы в Казахстан, где оборудовали стартовую и техническую позиции и провели пуски ракет Р-2 в сторону полей падения головных частей полигона Капустин Яр. Задачами учения были: проверка точности существующих таблиц стрельбы и методов подготовки исходных данных для стрельбы ракетами Р-2; проверка Методики расчета полетных заданий при стрельбе ракетами Р-2 с востока на запад..

Это были первые в истории Вооруженных Сил СССР учебно-боевые пуски ракет с полевой стартовой позиции в ходе тактического учения.

В июне 1956 года на вооружение была принята ракета Р-5М с дальностью стрельбы до 1200 км. В бригаде 2-й и 3-й дивизионы приступили к теоретическому и практическому освоению ракетного комплекса с ракетой Р-5М.

Для эксплуатации, хранения и сборки ядерных головных частей были сформированы полевые специальные сборочные бригады (пссбр); каждому отдельному инженерному дивизиону придавалась одна пссбр.

В декабре 1956 года утвержден новый штат управления инженерной бригады и отдельных инженерных дивизионов, вооруженных ракетой Р-5М.

В состав отдельного инженерного дивизиона входили: управление, батарея управления, инженерно-саперный взвод, две стартовые батареи, техническая батарея, батарея транспортировки ракет, подвоза спецтоплива и заправки.

85-я инженерная бригада РВГК стала одной из ведущих в Вооруженных Силах СССР. Маршал артиллерии М.И.Неделин и Штаб реактивных частей поручали бригаде решение ответственных задач по отработке ракетного вооружения и основ его применения. На базе бригады осуществлялась плановая стажировка в войсках выпускников Ростовского высшего артиллерийского инженерного училища. Офицеры бригады участвовали в проведении занятий и показе учебно-боевых пусков ракет Р-2 для офицеров, вводимых в штат командующих артиллерией военных округов. Эти офицеры предназначались для организации взаимодействия и управления инженерными бригадами, размещенными на территории военного округа (в последующем, когда подчинение бригад фронтам уже не предусматривалось, должности этих офицеров были сокращены).

В августе-сентябре 1957 года Штаб реактивных частей провел с бригадой учение на тему «Действия отдельного дивизиона инженерной бригады РВГК, вооруженного ракетами стратегического назначения, при выполнении задач по поражению объектов, находящихся в глубоком оперативном тылу». Был сделан вывод, что для подготовки и занятия боевой позиции дивизионом, вооруженным ракетой Р-5М, необходимо 5-8 суток. Одна стартовая батарея за сутки, не меняя стартовой позиции, может провести три пуска ракет.

В ноябре 1957 года Штабом реактивных частей на основании директивы Генерального штаба «О постановке ракетных частей, вооруженных ракетами Р-5 и Р-5М, на боевое дежурство» были созданы комиссии для выбора позиционных районов, подготовки стартовых позиций и оборудовании военных городков. Председателем одной из комиссий был назначен командир 85-й инженерной бригады РВГК полковник Л.С.Гарбуз.

Комиссия выбрала позиционные районы:

– в Прибалтийском военном округе – в районе г. Гвардейск Калининградской области;

– в Одесском военном округе – в районе с. Перевальное Крымской области;

– в Дальневосточном военном округе – в районе пос. Манзовка (севернее г. Уссурийск).

Были разработаны схемы позиционных районов для ракетных комплексов с ракетами Р-5 и Р-5М. Стартовые позиции и командные пункты должны были размещаться не ближе 20 км от военного городка и не просматриваться визуально. На таком же удалении должны находиться станции выгрузки материальных средств. Станции боковой радиокоррекции должны были размещаться на расстоянии 20-40 км от стартовой позиции точно в створе: объект поражения (азимут) – стартовая позиция – позиция станции боковой радиокоррекции.

Инженерные бригады РВГК в повседневной деятельности должны были размещаться в пунктах постоянной дислокации, а на летний период выводиться в лагеря. Личный состав в лагерях размещался в палатках, ракетная техника – на открытых площадках. Размещение военных городков на расстоянии 20-30 км от позиционного района бригады не обеспечивало высокой боевой готовности, так как требовалось много времени на сбор и доставку личного состава по тревоге к местам выполнения боевых задач. Позднее было принято решение создать для дивизионов специальные боевые позиции, где наряду со стартовыми позициями предусматривалось строительство пристартовых городков с жилищными и хозяйственными помещениями для личного состава, который должен был находиться там постоянно. Именно эти требования в будущем были заложены в проектную документацию при оборудовании стационарных боевых позиций для ракетного комплекса с ракетой Р-12 (8К63).

В 1957 году началось выдвижение 85-й инженерной бригады РВГК с полигона Капустин Яр, ее рассредоточение и развертывание. 3-й дивизион (652 оидн, командир дивизиона подполковник С.Т.Генералов), первым освоивший ракетный комплекс с ракетой Р-5М, был допущен к самостоятельной работе по подготовке и проведению пуска ракет и передислоцирован на Дальний Восток – в Приморье, в поселок Манзовка. В 1959 году он был развернут в полк, а в 1960 году личный состав полка был использован для формирования 45-й ракетной дивизии, которая в 1970 году была передана в состав дальневосточного военного округа.

В 1957 году 85-й инженерной бригаде РВГК приходилось выполнять и неординарные задачи. В ноябре 1957 года личный состав 2-го дивизиона стал участником военного парада на Красной площади в Москве, где впервые были показаны общественности четыре ракеты Р-5. Первый парад ракетчиков возглавил заместитель командира 2-го дивизиона подполковник И.А.Кураков.

Зимой 1957-1958 гг. для руководящего состава Штаба реактивных частей на базе 1-го дивизиона было проведено двухсуточное тактическое учение, в ходе которого проверялись возможность и временные нормативы проведения последующих пусков ракет с одного пускового стола. Головные части ракет Р-1 и Р-2 были снаряжены обычными взрывчатыми веществами, и использование пусковых установок для проведения последующих пусков рассматривалось как один из существенных способов повышения эффективности ракетного оружия. Основную задачу выполняла 2-я стартовая батарея, в которой начальником двигательного отделения был старший лейтенант А.А.Кокин, электроогневого – Н.М.Киселев. Было проведено четыре пуска: три пуска ракеты Р-1 и один пуск ракеты -2. Интервал подачи ракет ограничивался лишь временем «остывания» пускового стола и временем проверки состояния оборудования и техники стартовой батареи после пуска ракеты. Первый пуск был проведен во второй половине дня, второй и третий – ночью, четвертый – на второй день, в светлое время.

В мае 1958 года 2-й дивизион (640 оидн, командир дивизиона подполковник М.П.Вишневский), освоивший ракетный комплекс с ракетой Р-5М, был передислоцирован в Крым (с. Перевальное, недалеко от г. Симферополь), оставив 4-ю стартовую батарею (командир батареи майор В.Ф.Сергеев) на 4 ГЦП МО с целью выполнения специального задания. В дальнейшем дивизион разворачивается в инженерный полк (командир полка подполковник И.А.Кураков). 10 мая 1959 года этот полк первым среди инженерных полков, вооруженных ракетой ракетой Р-5М, заступил на боевое дежурство. В 1965 году он начинает перевооружаться на подвижный ракетный комплекс «Темп-С» с двухступенчатой твердотопливной ракетой. Летом 1966 года по решению главнокомандующего РВСН техника ракетного комплекса «Темп-С» и часть личного состава полка были передислоцированы в район г. Чита (пос. Дровяная), а в 1968 году эта воинская часть была передана в Сухопутные войска. Оставшиеся в Крыму подразделения полка переданы Одесскому военному округу. Находясь в Крыму, полк в 1960-1964 гг. продолжал участвовать в показе ракет Р-5 на парадах в Москве. Постоянным участником 8 парадов в качестве заместителя командира парадной группы по вооружению был старший лейтенант Л.Б.Зеленов.

В 1958 году встал вопрос о целесообразности введения для ракетных частей степеней боевой готовности и определения для каждой из них времени подготовки и пуска ракет. К отработке графиков подготовки ракет Р-5М к пуску из различных степеней боевой готовности и определения временных нормативов при переводе из одной готовности в другую с мая по август 1958 года привлекались 4-я стартовая батарея (командир батареи майор В.Ф.Сергеев, начальники отделений: стартового – Ездунов, двигательного – авденин, электроогневого – Л.Б.Зеленов, БРК-2 – Кривцов; начальники расчетов заправки КРТ – Подковыров и Дурнасов), расчет заправки ракетных топлив и отделение проверок технической батареи 640 оидн, которые, как уже упоминалось, были оставлены на 4 ГЦП МО после убытия дивизиона в Крым. Руководителем для выполнения этого специального задания был назначен полковник Л.С.Гарбуз (сдавший к тому времени 85-ю инженерную бригаду РВГК полковнику А.А.Колесову). В районе площадки 4с (старая) 4 ГЦП МО была оборудована полевая стартовая позиция, на которой были проведены многочисленные циклы подготовки ракет к пуску из различных степеней боевой готовности с отработкой до автоматизма операций графиков, с жестким их хронометрированием по времени. На многих из этих занятий осуществлялась реальная заправка ракетного топлива в баки ракеты с последующим его сливом. Отработка каждой боевой готовности завершалась учебно-боевым пуском ракеты Р-5М в дневное и ночное время. Всего было проведено шесть пусков ракет. На отдельных этапах этих испытаний присутствовал маршал артиллерии М.И.Неделин.

Этой же команде майора В.Ф.Сергеева в октябре 1958 года была поставлена задача по определению возможности и временных нормативов проведения последующих пусков ракет Р-5М с одного «горячего» пускового стола. Испытания должны были определить возможную скорострельность на грани выполнения допустимых мер безопасности (личный состав был обеспечен специальной одеждой, асбестовыми перчатками и сапогами).

Были проведены три пуска ракеты Р-5М. Первый пуск из боевой готовности №1 (ракета установлена на пусковой стол, проведены ее предстартовые проверки, требовалась только дозаправка жидким кислородом и проведение пусковых операций). Второй пуск из боевой готовности №2 (ракета с пристыкованной головной частью находилась в хранилище). Третий пуск из боевой готовности №3 (ракета находилась в хранилище, требовалась пристыковка к ней головной части с последующей подачей ракеты к пусковому столу).

Здесь следует отметить, что выполненные в таком ритме и масштабе работы по определению возможностей и временных нормативов последующих пусков ракет с реальным их проведением 1-м дивизионом (Р-1 и Р-2) в 1957 году и 2-м дивизионом (-5М) в 1958 году были первыми и единственными в отечественной истории.

13 сентября 1958 года 1-й дивизион бригады (командир дивизиона подполковник Г,Д,Гаврилов) участвовал в показе ракетной техники высшему руководству государства во главе с Н.С.Хрущевым и командованию Вооруженных Сил СССР. Смотр (кодовое название «Береза») на 4 ГЦП МО был организован с целью ознакомления руководителей партии и правительства с достижениями в отечественном ракетостроении и определения путей дальнейшего развития ракетно-ядерного оружия. На смотр были представлены ракетные комплексы с ракетами Р-1, Р-2, Р-5М, Р-11 и Р-12. Общее руководство показом осуществлял маршал артиллерии М.И.Неделин. Всего было оборудовано 12 точек показа. Для демонстрации ракетного комплекса с ракетой Р-5М на четырех точках боевыми расчетами бригады были показаны: техническая позиция для проверки ракет, стартовая позиция с комплектом стартового оборудования, работа стартового расчета по стыковке головной части и по установке ракеты на пусковой стол с последующей ее заправкой ракетным топливом. Показ завершился пусками ракет Р-5М, Р-11 и Р-12 пусковыми командами полигона. Дублером полигонной команды в случае срыва пуска ракеты Р-5М была назначена стартовая батарея майора В.Ф.Сергеева.

В 1958 году бригаде была поставлена задача наряду с освоением ракеты Р-5М освоить ракету Р-12 с дальностью стрельбы до 2000 км. С этой целью в ходе летно-конструкторских испытаний ракеты Р-12 в декабре 1958 года для приобретения опыта боевых стрельб была привлечена 1-я стартовая батарея (командир капитан В.Н.Чаманский), личный состав которой вначале «из-за плеча» полигонной команды, а затем самостоятельно участвовал в подготовке и проведении пуска ракет Р-12.

15 октября 1958 года полевые специальные сборочные бригады были переименованы в подвижные ремонтно-технические базы (пртб). Подвижные ртб относились к частям особого режима секретности, их деятельность строго регламентировалась Положением о подвижных ртб, которое устанавливало централизованное управление со стороны Штаба реактивных частей, 12-го Главного управления Министерства обороны СССР (12 ГУ МО) и Генерального штаба Вооруженных Сил СССР.

В конце 1958 года в военных округах, в том числе и в Прибалтийском военном округе, продолжались рекогносцировочные работы по выбору позиционных районов для размещения ракетных частей с ракетами Р-12. После утверждения того или иного позиционного района немедленно начиналось строительство объектов для боевых ракетных комплексов силами строительных управлений военных округов.

В 1958 году введена новая организационно-штатная структура для инженерных полков РВГК:

– полк – управление, два инженерных дивизиона, дивизион транспортировки боевых ракет, подвоза спецтоплива и заправки, подразделения боевого обеспечения и обслуживания;

– инженерный дивизион – две стартовые батареи (в последующем – четыре), техническая батарея, взвод связи;

– дивизион транспортировки боевых ракет, подвоза спецтоплива и заправки – две батареи транспортировки боевых ракет и заправки, склад спецтоплива, авторемонтная мастерская.

Инженерному дивизиону придавалась пртб – для хранения и обслуживания головных частей. На вооружении дивизиона было большое количество различной техники (автомобили КрАЗ, тягачи АТТ, заправочные емкости, грунтовые тележки для ракет и другие агрегаты), что делало его чрезвычайно громоздким.

В конце 1958 года управление 85-й инженерной бригады РВГК с частью подразделений 1-го дивизиона (командир дивизиона подполковник Г.Д.Гаврилов) передислоцируется в г. Таураге Литовской ССР. Для проведения контрольных пусков из серийной партии ракет Р-12 на полигоне Капустин Яр осталась оперативная группа 1-го дивизиона (под руководством заместителя командира дивизиона по специальному вооружению капитана В.А.Гурова), 1-я стартовая батарея (командир батареи капитан В.Н.Чаманский), отделение технической батареи. Личный состав этой стартовой батареи и отделение технической батареи первыми в РВСН получили допуск к самостоятельной работе по подготовке пуска ракеты Р-12.

В апреле 1959 года оставшаяся часть 1-го дивизиона с одним комплектом наземного оборудования ракетного комплекса с ракетой Р-12 убыла в г. Таураге и по прибытии была выведена в лесной массив, предназначенный для оборудования позиционного района. Началось освоение нового места дислокации бригады.

С середины 1959 года управление бригады приступило к формированию инженерных полков, а в ноябре 1959 года была окончательно определена организационная структура бригады и определены места дислокации входящих в нее воинских частей.

В состав бригады вошли:

– 637-й инженерный полк РВГК (войсковая часть 87753). Место постоянной дислокации – гю Таураге Литовской ССР. Командир полка подполковник Г.Д.Гаврилов.. Полк был сформирован к октябрю 1959 года на базе 1-го дивизиона (637 оидн) бригады и получил наименование «гвардейский Полоцкий Краснознаменный полк»;

– 25-й инженерный полк РВГК. Место постоянной дислокации – гю Советск Калининградской области. Командир полка полковник Ф.Ф.Евсеев. Полк сформирован в октябре 1959 года на базе 1-го дивизиона (635 оидн) 72-й инженерной бригады РВГК по возвращении его из ГДР после выполнения правительственного задания;

– 324-й инженерный полк РВГК. Место постоянной дислокации – г. Укмерге Литовской ССР. Командир полка полковник И.Н.Бондаренко. Полк сформирован в сентябре 1959 года на базе 44-й и 130-й мотострелковых дивизий, дислоцировавшихся в г. Уральск Приволжского военного округа, и в октябре 1959 года был передислоцирован в г. Укмерге Литовской ССР.

Кроме формирования этих полков бригада активно участвовала в формировании инженерных полков, разворачивающихся в прибалтийских городах Елгава, Добеле, Плунге, Паплака, Приекуле, Гусев, Знаменск и других, оказывая помощь личному составу в первоначальном обучении и освоении ракетного комплекса с ракетой Р-12.

Базовым полком бригады стал Таурагский полк, имеющий к октябрю 1959 года ракетную технику, для хранения которой была оборудована техническая территория, боевые ракеты, одну учебно-боевую ракету, оборудованную учебную полевую стартовую позицию, позволяющую проводить практические занятия по подготовке ракеты к пуску. Полк был готов к заступлению на боевое дежурство.

 

* * *

Вернуться к оглавлению.

17 декабря 1959 года ЦК КПСС и Советом Министров СССР принято решение о создании нового вида Вооруженных Сил СССР – Ракетных войск стратегического назначения (РВСН). Главнокомандующим Ракетными войсками – заместителем министра обороны СССР был назначен главный маршал артиллерии Митрофан Иванович Неделин, первым заместителем главнокомандующего РВСН – генерал-лейтенант танковых войск Владимир Федорович Толубко.

31 декабря 1959 года приказом министра обороны СССР вместо Штаба реактивных частей был сформирован Главный штаб Ракетных войск. Начальником Главного штаба – первым заместителем главнокомандующего Ракетными войсками был назначен генерал-лейтенант артиллерии Михаил Александрович Никольский.

В зимний период 1959-1960 гг. личному составу полков наряду с выполнением задач по подготовке к заступлению на боевое дежурство и совершенствованию профессиональной подготовки приходилось прикладывать много усилий для освоения и оборудования позиционных районов, участвовать в строительстве сооружений и объектов бытового назначения.

С 23 по 25 февраля 1960 года с целью ознакомления с ходом строительных работ и выработки типовых решений по совершенствованию строительства сооружений боевой стартовой позиции (БСП) ракетного комплекса с ракетой Р-12 строящуюся БСП 1-го дивизиона Таурагского полка посетили председатель президиума Верховного Совета СССР Л.И.Брежнев, секретарь ЦК КПСС Д.Ф.Устинов, министр обороны СССР Маршал Советского Союза Р.Я.Малиновский, главнокомандующий РВСН главный маршал артиллерии М.И.Неделин, заместитель министра обороны СССР по строительству и расквартированию войск генерал армии А.Н.Комаровский, главные конструкторы В.П.Бармин, М.К.Янгель и первый секретарь Калиниградского обкома партии Коновалов. Одновременно был рассмтрен вопрос о возможности строительства БСП групповых шахтных пусковых установок ракет Р-12.

Весной 1960 года с целью проведения контрольных «отстрелов» ракет Р-12 серийных партий на полигон Капустин Яр убыли две стартовые батареи 1-го дивизиона Таурагского полка (командир дивизиона капитан В,Н,Чаманский, командиры батарей капитан Н.Сипатов и майор Пронин) со штатной техникой одной стартовой батареи. С мая по июль было проведено шесть пусков ракет Р-12. Личный состав стартовых батарей получил высокую оценку командования полигона и подтвердил право на самостоятельную работу по подготовке и проведению пуска ракеты Р-12.

В мае 1960 года в бригаде произошли знаменательные события:

– приступил к несению боевого дежурства Паплакский 115-й инженерный полк (командир подполковник В.Ф.Ененков) всеми боевыми расчетами двух дивизионов (командиры майоры С.И.Муругов и А.Аклименко), имеющих на вооружении ракетный комплекс с ракетой Р-5М;

– заступил на боевое дежурство Плунгенский 79-й инженерный полк (командир полковник В.Н.Колесниченко) двумя наземными пусковыми установками Р-12.

В это же время убыл на полигон Капустин Яр 1-й дивизион Добельского 867-го инженерного полка с четырьмя пусковыми установками (командир дивизиона старший лейтенант В.Е.Рушев), где в течение 2,5 месяцев успешно провел четыре пуска ракеты Р-12, прошел обучение на ракетный комплекс с ракетой Р-12. После сдачи зачетов комиссии полигона каждый из четырех боевых расчетов провел по одному учебно-боевому пуску ракеты Р-12. Личный состав получил допуск к самостоятельной работе по подготовке и проведению пуска ракеты Р-12.

В этом же году на 4 ГЦП МО провели три пуска ракеты Р-12 стартовые батареи 79-го инженерного полка.

В мае 1960 года из состава бригады были выведены и переданы 72-й инженерной бригаде (г. Гвардейск Калининградской обл.) 25-й (г. Советск) и 324-й (г. Укмерге) инженерные полки с подвижными ремонтно-техническими базами.

В июле 1960 года в г. Приекуле Латвийской ССР начал формироваться 344-й инженерный полк (войсковая часть 44008) – вначале с ракетным комплексом с ракетой Р-12Н, а впоследствии с ракетным комплексом с ракетой Р-14 (8К65), имевшим дальность стрельбы до 4500 км (командир полка полковник С.Г.Чистяков). В состав полка, вооруженного ракетным комплексом с ракетой Р-14, входили три дивизиона, из них один с наземными пусковыми установками и два с шахтными. 1-й дивизион (командир подполковник Н.А.Колинько) имел две наземные пусковые установки со стационарными средствами заправки и две наземные пусковые установки с подвижными средствами заправки. Одновременно строились шахтные боевые позиции 2-го дивизиона (командир майор М.В.Простакишин) в районе г. Скрунда и 3-го дивизиона (командир майор А.П.Дикань) в районе г.Вайноде, по три пусковых установки в каждом.

В июле 1960 года инженерные бригады РВГК переформированы в ракетные дивизии, инженерные полки – в ракетные полки. На базе управления 85-й инженерной бригады РВГК формируется 29-я ракетная дивизия.

Первое командование дивизии:

– командир дивизии полковник Колесов Александр Александрович;

– заместитель командира дивизии полковник Вишневский Михаил Павлович;

– начальник штаба полковник Торопов Юрий Вячеславович;

– начальник политотдела полковник Немытов Валерий Алексеевич;

– заместитель командира дивизии по вооружению – главный инженер Гуров Виктор Александрович;

– заместитель командира дивизии по тылу полковник Шелуханский Иван Петрович;

– начальник отделения боевой готовности и боевой стрельбы штаба дивизии полковник Зайцев Сергей Семенович.

Штаб дивизии дислоцировался в гю Таураге Литовской ССР.

В сентябре 1960 года дивизия вошла в состав 50-й ракетной армии, сформированной в г.Смоленск на базе 50-й воздушной армии Дальней авиации ВВС СССР. Командующим армией был назначен генерал-лейтенант авиации Добыш Федор Иванович (армия расформирована 30 ноября 1990 г.).

При формировании в состав дивизии вошли:

– 637-й гвардейский ракетный Полоцкий Краснознаменный полк. Место постоянной дислокации – г. Таураге Литовской ССР. Командир полка полковник Г.Д.Гаврилов. В октябре 1959 года полк был полностью сформирован и в начале 1960 года приступил к несению боевого дежурства;

– 867-й гвардейский ракетный Полоцкий ордена Кутузова 3-й степени полк (войсковая часть 23460). Место постоянной дислокации – г. Добеле Латвийской ССР. Полк формировался на базе полка фронтовой авиации и 156-го механизированного полка 51-й механизированной дивизии, чье наименование получил по преемственности. Командир полка подполковник В.Д.Корунчиков, с середины 1960 года – подполковник М.П.Данильченко. К 10 января 1960 года полк в составе двух наземных дивизионов был в основном укомплектован личным составом и с получением наземного оборудования приступил к освоению ракетного комплекса с ракетой Р-12. Формируется 3-й дивизион (командир дивизиона майор Ю.В.Потапов) с шахтными пусковыми установками. Начато строительство и монтаж технологического оборудования шахтного ракетного комплекса с ракетой Р-12У;

– 307-й ракетный полк (войсковая часть 54117). Место постоянной дислокации – г. Елгава Латвийской ССР. Полк формировался на базе артиллерийской бригады большой мощности, первоначально в составе двух наземных дивизионов (впоследствии добавился 3-й дивизион с шахтным ракетным комплексом с ракетой Р-12У). Командир полка полковник Б.И.Минеев;

– 79-й гвардейский ракетный Севастопольский Краснознаменный полк (войсковая часть 18278). Место постоянной дислокации – г. Плунге Литовской ССР. Командир полка полковник В.Н.Колесниченко. Полк в составе двух дивизионов прибыл в г. Плунге осенью 1959 года после формирования на базе 122-го авиационного полка 43-й воздушной армии Дальней авиации, дислоцированного в г. Умань на Украине, и переподготовки на полигоне Капустин Яр на ракетный комплекс с ракетой Р-12. За время обучения на полигоне личный состав полка провел восемь пусков ракеты Р-2 (первый пуск 3 июля 1959 года), восемь пусков ракеты Р-12Н (первый пуск 25 сентября 1959 г.). Как уже упоминалось, полк в составе двух наземных пусковых установок с 16 мая 1960 года приступил к несению боевого дежурства. В полку формируется 3-й дивизион с четырьмя шахтными пусковыми установками с ракетой Р-12У и для него строится БСП шахтного варианта (командир дивизиона майор М.В.Белов);

– 344-й гвардейский ракетный Краснознаменный полк (войсковая часть 44008). Место постоянной дислокации – г. Приекуле Латвийской ССР. Начало формирования полка – июль 1960 года на базе 138-го Краснознаменного артиллерийского полка 51-й механизированной дивизии, корни которого уходят в далекий 1921 год, когда в апреле из отдельной батареи Армянской стрелковой дивизии был сформирован артиллерийский полк. На укомплектование ракетного полка прибыли военнослужащие из числа артиллеристов и танкистов, а также моряки из расформированной военно-морской базы г. Лиепая Латвийской ССР. Командир полка полковник С.Г.Чистяков. В составе полка формируются три дивизиона. На вооружение полка поступает новый ракетный комплекс с ракетами Р-14Н и Р-14У;

– 115-й гвардейский ракетный полк (войсковая часть 18282). Место постоянной дислокации – пос. Паплака Латвийской ССР. Полк сформирован на базе 115-го гвардейского авиационного полка 50-й воздушной армии Дальней авиации, дислоцировавшегося в пос. Выползова Новгородской области. С апреля 1959 года личный состав полка на 4 ГЦП МО проходил обучение и освоение ракетного комплекса с ракетой Р-2, а затем – ракетного комплекса с ракетой Р-5М. В августе 1959 года полк был передислоцирован в пос. Паплака (командир полка подполковник В.Ф.Ененков, позднее – подполковник В.П.Онищенко), доукомплектован личным составом, техникой, ракетами Р-5М и 1 мая 1960 года заступил на боевое дежурство в составе двух огневых дивизионов (командиры дивизионов майоры С.И.Муругов и А.А.Клименко) и дивизиона транспортировки боезапаса и заправки. В огневом дивизионе четыре стартовых и одна техническая батареи. В стартовой батарее – три боевых отделения и отделение БРК, около 100 военнослужащих, из них 12 офицеров. Боевые задачи огневые дивизионы выполняли на БСП с пристартовыми городками, расположенными в 20-25 км от жилого городка. Были выбраны и полевые позиционные районы.

При каждом ракетном полку была сформирована ремонтно-техническая база, решающая задачи ядерно-технического обеспечения (хранения, подготовка к применению головных частей и их стыковка с ракетами). Ремонтно-техническая база располагалась на боевой позиции полка в специальной зоне (на отдельном режимном объекте), куда имел доступ только командир полка, а в хранилище головных частей и залы сборки ядерных зарядов – только командир дивизии, его заместитель и два офицера отделения боевой готовности и боевой стрельбы штаба дивизии, курирующие деятельность ртб. Материально ртб полностью находились на довольствии полка, за исключением спецобеспечения, которое выполнялось централизованно через арсеналы 12 Гу МО. В ремонтно-технической базе было весьма незначительное количество рядового и сержантского состава, все операции, связанные с эксплуатацией головных частей, проводились только офицерами. Рядовой и сержантский состав был задействован лишь в подразделениях охраны объектов ртб, а также в качестве водителей и механиков автомобилей.

Существовало два типа ртб: стационарные и полевые. Последние имели все необходимое оборудование, смонтированное на автомобилях, для работы в полевых условиях. Стационарные ртб располагали обвалованными и одернованными сооружениями арочного типа:

– «сооружение 20» - хранилище головных частей;

– «сооружение 2» - сборочный зал;

– «сооружение 22» - могильник для захоронения отходов производства работ.

Ремонтно-техническая база состояла из сборочных бригад – по числу ракетных дивизионов в ракетном полку. Каждая сборочная бригада включала две группы сборки, каждая из которых состояла из двух сборочных расчетов, и группу стыковки. При этом офицеры групп сборки были обучены и допущены к работам по стыковке головной части с ракетой. На вооружении группы стыковки имелись стыковочная машина (8Т318) и машина обогрева головной части (8Н223). Для работы в полевых условиях сборочная бригада, кроме того, использовала машины – сборочные залы (8М68) на шасси КрАЗ, машины – хранилища головных частей на автомобиле «Урал» и автокраны на шасси «Урал». Все работы с каждой головной частью во всех сборочных бригадах проводились под личным контролем главного инженера ртб (его помощника).

Основные позиционные районы ракетных дивизионов размещались в лесных массивах, не ближе 20-30 км от военных городков, станций выгрузки материальных средств и в 10-15 км друг от друга. Основной позиционный район ракетного дивизиона состоял из боевой стартовой позиции и жилой зоны (пристартового городка).

На БСП размещались КП дивизиона, 4 стартовые площадки, хранилища для ракет и склады для КРТ и ГСМ. Техника размещалась в стационарных гаражных группах, ракеты – в гермоукупорке на грунтовых тележках (каждая ракета в готовности к боевому использованию по результатам проверок так называемых горизонтальных испытаний) в обвалованных арочных железобетонных хранилищах (по одному на две стартовые батареи и по 4 ракеты в каждом). В этих хранилищах поддерживался строгий температурно-влажностный режим. На каждой стартовой площадке были оборудованы помещения: для дизельных электростанций, подвижной компрессорной стации, машины подготовки и пуска, преобразователя тока, 6-баллоной батареи со сжатым воздухом, а также коммуникации для силовых и «управляющих» кабелей, для шлангов высокого и «управляющего» давления. Имелась на площадке и мачта громоотвода.

В жилой зоне размещались: штаб дивизиона, казармы для личного состава, общежитие для офицеров, котельная, дизельная электростанция, столовые для личного состава, клуб, сооружения системы водоснабжения, медицинский пункт. Офицерский состав в повседневной деятельности, за исключением находящихся на боевом дежурстве, размещался в в военном городке, остальной личный состав – в жилой зоне (иногда именуемой как пристартовый городок), в постоянной готовности к выполнению боевой задачи по подготовке и пуску ракет.

В 1960 году ракетный полк по своей структуре состоял из управления, двух наземных ракетных дивизионов, дивизиона транспортировки и заправки ракет, узла связи, батареи боевого обеспечения.

В управление полка входили: командование, штаб с КП полка, инженерно-ракетная служба, партийно-политический аппарат, тыл, служба связи, автомобильная, химическая, геодезическая, медицинская и финансовая службы.

Состав ракетного дивизиона: командование дивизиона, штаб с КП дивизиона и отделением подготовки данных, 4 стартовые батареи, техническая батарея, подразделения боевого и тылового обеспечения (взвод связи, эксплуатационно-ремонтная рота, склады КРТ и ГСМ, химическая лаборатория, автомастерская, медицинский пункт и хозяйственный взвод).

Дивизион транспортировки и заправки ракет состоял из 4 батарей, каждая батарея имела четыре отделения: транспортировки ракет, транспортировки и заправки окислителя, транспортировки и заправки горючего, транспортировки и заправки перекиси водорода. На отделения транспортировки и заправки возлагалась задача доставки КРТ на стартовую позицию и заправки ими баков ракеты в количестве, точно соответствующему полетному заданию.

В состав стартовой батареи входили:

– командир батареи;

– заместитель командира батареи по технической части;

– первое (стартовое) отделение, которое обеспечивало: пристыковку транспортировочной тележки с находящейся на ней ракетой к пусковому столу; взаимодействие с расчетом сборочной бригады, осуществляющим стыковку головной части (ГЧ) с ракетой; установку ракеты с пристыкованной ГЧ на пусковой стол; наведение ракеты на цель;

– второе (двигательное) отделение, готовившее двигательную установку ракеты к ее старту;

– третье (электроогневое) отделение, выполнявшее предстартовые проверки всего приборного и агрегатного оснащения ракеты как в горизонтальном, так и в вертикальном ее положении.

637 рп (г. Таураге) продолжал отрабатывать вопросы организации и несения боевого дежурства на учебно-боевой позиции (УБСП), где была развернута техника стартовой батареи, ракета – в специальной палатке 8Ю12, личный состав – в палатках и землянках. Дежурство несли побатарейно, каждая в течение месяца, в последующем – две недели. Одновременно с отработкой вопросов организации боевого дежурства проводились многочисленные плановые и неплановые показные комплексные занятия для офицеров вновь формируемых ракетных частей и показные занятия для руководящего состава высших штабов и вновь создаваемых соединений РВСН. На одном из таких занятий присутствовал главнокомандующий РВСН главный маршал артиллерии М.И.Неделин.

По завершению формирования 29-й ракетной дивизии началась усиленная подготовка ракетных полков к заступлению на боевое дежурство.

Летом 1960 года в организационно-штатную структуру штабов дивизии и полков были введены штатные командные пункты в составе начальника КП и трех дежурных по КП. На КП дивизии были назначены: начальник КП – капитан 2 ранга Ткаченко, дежурные по КП – капитаны 3 ранга Н.И.Аушев и А.А.Губанов, майор Г.Д.Киров. В последующем начальниками КП – заместителями начальника штаба дивизии по боевому управлению были Н.П.Перебейнос, А.Л.Русинов (1968-1976 гг.), Г.Ф.Дубровин (1976 -1979 гг.), В.П.Козлов (1979-1981 гг.), А.И.Дубовик, С.Н.Ермолин.

Еще до создания штатных КП и постановки ракетных полков на боевое дежурство в бригаде, а затем и в дивизии было организовано круглосуточное оперативное дежурство, для чего в помещениях штабов были оборудованы комнаты с телефонными аппаратами правительственной связи (ВЧ связи), имелся сейф с пакетом ГШ РВСН. Дежурство на этих импровизированных КП посменно несли офицеры штабов под руководством командования бригады (дивизии) и полков.

Для круглосуточного дежурства в ракетных дивизионах из подготовленных офицеров штабов и офицеров стартовых батарей (начальники вторых и третьих отделений), личного состава подразделений связи на сутки назначались дежурные смены. Дежурство организовывалось с целью обеспечения непрерывного управления подразделениями, подъема их по тревоге, организации немедленного проведения первоочередных мероприятий по повышению боевой готовности стартовых батарей до прибытия на БСП офицеров боевых расчетов из военных городков. В то время на боевых позициях полков и дивизионов для размещения командных пунктов и узлов связи велось строительство обвалованных сооружений арочного типа, обеспечивающих жизнедеятельность личного состава в режиме полной изоляции (в течение одних суток).

 

Вернуться к оглавлению.

Они были первыми

 

 

Фото 1. Командир
54-й бригады особого назначения РВГК
КОЛЕСНИКОВ
Петр Васильевич
Фото 2. Командир
85-й инженерной бригады РВРК
ГАРБУЗ
Леонид Стефанович
Фото 3. Командир
29-й ракетной дивизии
КОЛЕСОВ
Александр Александрович

 

85-я инженерная бригада РВГК. Полигон Капустин Яр, 1956 г.

Группа офицеров 1-го дивизиона и личный состав первой батареи

 

Фото 4. Фото 5.

Фото 6.

 

85-я инженерная бригада РВГК (г. Таураге, 1958 г.)

 

Фото 7. Фото 8.

 

 

 

Фото 9. Фото 10.

 

 

Фото 11.

 

 

Фото 12. Командир
85-й инженерной бригады РВГК
полковник А.А.Колесов (1959 г.)
Фото 13. Слева направо: зам. командира дивизии
по тылу полковник И.П. Шелуханский,
полковник В.А. Немытов,
начальник политотдела подполковник Л Г. Логачев,
главный инженер дивизии майор В.А. Гуров
(г. Таураге, 1960 г.)

 

 

Фото 14. Боевое Знамя
29-й гвардейской ракетной
Витебской ордена Ленина
Краснознаменной дивизии

 

 

Фото 15. Командование дивизии (слева направо):
главный инженер майор В.А. Гуров,
начальник штаба полковник Ю.В. Торопов,
командир дивизии полковник А.А. Колесов,
начальник политотдела полковник А.Г. Логачев,
заместитель командира дивизии полковник
Г.Д. Гаврилов (г. Шяуляй, май 1962 г.)
Фото 16. Офицеры управления дивизии (г. Шяуляй, 1962 г.)

 

 

Фото 17-18. Офицеры управления 29-й ракеткой дивизии
с командиром дивизии генерал-майором Л И. Кокиным

 

 

Фото 19-20. Вручение дивизии Памятного Юбилейного Знамени Президиума
Верховного Совета СССР, Совета Министров СССР (1967 г.)

 

 

 

Фото 21. С командиром дивизии полковником
В.П. Глуховским
Фото 22. Офицеры политотдела дивизии (1966 г.)

 

 

Фото 23. Командование дивизии, полков и ртб.

 

 

Фото 24. Участники показательного комплексного занятия
в 1 рдн 867 рп для слушателей Военной академии
Генерального штаба
Вооруженных Сил СССР (1969 г.).
Фото 25. Слет прапорщиков.

 

 

Фото 26. Офицеры оперативного отделения
майор Никоненко, майор Жевтун,
майор Кириллов, майор Курепов
и офицеры командного пункта
подполковник Русинов, майор Дубровин
с начальником штаба дивизии
подполковником Н.К. Монаховым
Фото 27.  Итоговая проверка дивизии (1974 г.)

 

 

 

Фото 28. Фото 29. Встреча командования дивизии
с руководителями Шяуляйских партийных
и советских органов власти

 

 

 

Фото 30. Командование дивизии с руководством
г. Шяуляй и гарнизона на первомайской
демонстрации (1974 г.)
Фото 31.  Главные инженеры дивизии (слева направо):
В.А. Гуров, Н.М. Кокарев, В.Г. Долгополов,
В.А. Рылов, О.П. Яценко

 

 

Вручение дивизии вымпела министра обороны СССР
«За мужество и воинскую доблесть» (ноябрь, 1974 г.)

Фото 32. Генерал-лейтенант К.В. Герчик -
командующий 50 РА,
генерал-майор С.М. Хренов -
член военного совета 50 РА
генерал армии В.Ф. Толубко -
главнокомандующий РВСН
Фото 33. Торжественный марш

 

 

 

Фото 34. В первом ряду (слева направо):
генерал-майор В.П. Глуховский - командир дивизии,
генерал-майор С.М. Хренов - член военного совета армии,
генерал-лейтенант И.А. Губин - член военного совета ПрибВО,
генерал-полковник А.М. Майоров - командующий войсками ПрибВО,
генерал армии В.Ф. Толубко - главнокомандующий РВСН,
подполковник Н.К. Монахов - начальник штаба дивизии,
генерал-лейтенант К.В. Герчик - командующий 50 РА,
подполковник Е В. Пароль - начальник политотдела дивизии

 

 

 

 

 

Фото 35. Командование дивизии (слева направо): начальник политотдела подполковник Е.И. Пароль,
командир дивизии генерал-майор Г.Ф. Ерисковский,
начальник штаба подполковник И.Л. Тягнибок
Фото 36. Отличники боевой и политической подготовки
с командованием дивизии

 

 

Фото 37. В первом ряду (слева направо):
нач. службы КПиАГО подполковник Сурков,
офицер КП майор Дубровин,
начальник оперативного отделения подполковник Лихолетов,
командир дивизии полковник Ерисковский, майор Рудзит,
начальник тыла подполковник Святошнюк,
нач. политотдела подполковник Пароль,
главный инженер подполковник Рылов
Фото 38. Офицеры управления дивизии

 

Проводы на новое место службы

 

Фото 39. заместителя командира дивизии
полковника Николаева Ивана Федоровича (1971 г.)
Фото 40. начальника политотдела дивизии
полковника Замащикова Сергея Титовича (1973 г.)

 

 

 

Подвижный командный пункт дивизии

 

Фото 41. Боевой расчет ПКП рд  

 

 

Фото 42. Составление донесения
(справа майор В.И. Есин будущий начальник
Главного штаба РВСН)

ХII партийная конференция дивизии (1981 г.)

Фото 43. Фото 44. Член военного совета - начальник политотдела 50 РА
генерал-майор И.И. Куринный среди делегатов конференции

 

ХII партийная конференция дивизии (1981 г.)

 

Фото 45. Митинг перед отправкой Фото 46.  П.Ф. Журин, Ю.Я. Храбров, Ю.В. Шаров
(награждены орденом «Знак почета»
за трудовой вклад на уборке урожая)

 

 

 

Фото 47. На ежегодном празднике песни жители
г. Шяуляй с воинами 29-й ракетной дивизии (1970 г.)
Фото 48. Духовой оркестр дивизии
на первомайской демонстрации
(г. Шяуляй, 1968 г.)

 

Боевое дежурство в ракетных дивизионах осуществлялось дежурными сменами с продолжительностью две недели. В состав дежурной стартовой батареи включалось по два офицера от каждой штатной батареи. При этом в дежурную смену офицеров подбирали таким образом, чтобы они представляли всех специалистов сборного боевого расчета. Такой состав офицеров обеспечивал руководство личным составом каждой штатной батареи на первом этапе подготовки ракет к пуску до прибытия остальных офицеров, а в случае задержки с их прибытием позволял поочередно вести подготовку ракет к пуску и осуществлять их пуск.

Дежурную смену ртб возглавлял дежурный командир. Дежурство несли по суткам, меняя друг друга: начальник ртб, главный инженер и его помощник, начальник штаба, заместитель начальника ртб по политчасти, начальники сборочных бригад. При смене с дежурства передавались два опечатанных пакета, вскрыть которые было необходимо при поступлении сигналов из Главного штаба РВСН и 12 ГУ МО. Дежурная смена сборочной бригады состояла из начальника и четырех офицеров. При смене с дежурства обязательно присутствовал кто-то из руководства ртб.

После формирования органов управления и КП началась организация системы боевого управления, стали регулярно проводиться тренировки по передаче и подтверждению учебных сигналов и распоряжений с использованием специально отработанных таблиц и кодов к ним (документы СУВ – скрытого управления войсками).

В начальный период система боевого управления была малоэффективна. Командующий 50-й ракетной армией генерал-полковник Ф.И.Добыш так охарактеризовал систему управления 1960 года: «Система боевого управления в наших войсках прошла путь развития от единственного телефонного аппарата открытой связи, которым располагал дежурный по управлению армией и который с трудом позволял связаться через несколько промежуточных телефонных станций не более как со штабом одной из дивизий...».

Связь с вышестоящими звеньями управления осуществлялась по арендованным магистральным проводным линиям Министерства связи СССР, через узлы связи военных округов по открытым телефонным и телеграфным каналам. Радиосвязь работала только по графику, в слуховом режиме. Основная связь между дивизией и полками была проводная. Внутри позиционных районов полков были воздушные линии связи с использованием малоемких шнуровых коммутаторов К-10 и телефонных аппаратов ТАИ-43, радиостанций Р-105. На доведение сигналов и обобщение данных об обстановке затрачивалось значительное время. Широко использовались средства «малой автоматизации» в исполнении войсковых умельцев по принципу «голь на выдумку хитра». Вся информация на пунктах управления вручную вводилась на средства отображения, данные отражались в таблицах, на графиках и картах. На КП дивизии было разработано и изготовлено информационное табло, велась оперативная карта с нанесенной оперативно-стратегической обстановкой (возможные цели, стартовые позиции и дальность полета ракет). Оборудование КП было оценено и одобрено первым заместителем главнокомандующего РВСН генерал-полковником В.Ф.Толубко на командно-штабном учении (КШУ), проведенном с дивизией летом 1960 года. Естественно, ручной метод обработки информации был громоздким, малоэффективным и не обеспечивал оперативного принятия решений.

Система боевого управления со временем совершенствовалась. В дивизии и полках были оборудованы временные узлы связи и построены необходимые воздушные линии связи. В дивизии приступил к несению боевого дежурства отдельный батальон связи, были организованы прямые телефонные и телеграфные каналы связи с Главным штабом РВСН и штабом ракетной армии, прямые телефонные каналы связи со всеми полками. Одновременно с созданием системы проводной и радиосвязи в целях обеспечения секретности были проведены мероприятия по организации секретной (закрытой) связи (шифровой и кодовой) с использованием документов СУВ. Позднее появилась засекречивающая аппаратура «Булава», сильно искажающая голос, с придачей ему металлического скрежетания.

637-й ракетный полк продолжал оставаться в дивизии базовым полком, его офицеры часто привлекались для работы в составе комиссий дивизии по проверке боеготовности ракетных полков и постановке на боевое дежурство. В управлении дивизии под руководством главного инженера майора В.А.Гурова была создана инструкторская группа, в состав которой вошли помощники главного инженера дивизии и офицеры отделения боевой готовности и боевой стрельбы штаба дивизии А.С.Скобель, А.А.Кокин, Н.К.Монахов и другие. Инструкторская группа принимала зачеты и допускала к несению боевого дежурства стартовые батареи. Это был титанический труд.

В июле 1960 года с целью ознакомления с ракетным вооружением частей РСД и боевой выучкой ракетчиков 29-ю ракетную дивизию, и в частности 637 рп, посетил министр обороны СССР Маршал Советского Союза Р.Я.Малиновский и первый главнокомандующий РВСН главный маршал артиллерии М.И.Неделин. Был организован показ ракетного вооружения на стационарной БСП. Техника была развернута на стартовых площадках, показаны наиболее характерные операции, выполняемые боевым расчетом при подготовке ракеты Р-12 к пуску (пристыковка головной части к ракете, установка ракеты на пусковой стол, заправка баков ракеты компонентами ракетного топлива и другое). Министр обороны поблагодарил личный состав полка и командование дивизии за проделанную работу, обратив внимание на отсутствие маскировки на стартовых площадках.

Дивизия была инициатором разработки новых боевых графиков с целью сокращения сроков подготовки ракет Р-12 к пуску почти в два раза. Это было подтверждено в ходе опытного учения, проведенного осенью 1960 года под руководством начальника Главного штаба РВСН генерал-лейтенанта артиллерии М.А.Никольского с управлением дивизии и 637 рп по отработке новых инструкций и руководств для войск. В ходе учения также отрабатывались вопросы совершения многочасового марша в условиях преодоления зон следа радиоактивного заражения, проведения дезактивации личного состава и техники, занятие учебно-боевой стартовой позиции и подготовки ракет к пуску в средствах индивидуальной защиты. Это было первое войсковое опытное многостороннее тактическое учение. Предложения по сокращению сроков подготовки ракет Р-12 к пуску были доложены командиром дивизии А.А.Колесовым на заседании Военного совета РВСН, и уже в 1961 году после согласования с главным конструктором М.К.Янгелем они легли в основу разрабатываемых новых боевых графиков, которые начали отрабатывать в войсках.

1 октября 1960 года заступил на боевое дежурство 1-й дивизион 867 рп (г. Добеле) в составе четырех наземных пусковых установок, но без боезапаса головных частей и КРТ.

В ноябре 1960 года 1-му дивизиону 637 рп (г. Таураге) была предоставлена почетная миссия – участвовать в параде на Красной площади в Москве, где наряду с ракетами Р-5 были показаны четыре ракеты Р-12. Готовил парадный расчет командир дивизиона майор В.Н.Чаманский, а при прохождении по Красной площади парадный расчет возглавил командир полка полковник Г.Д.Гаврилов.

В конце 1960 года приказом главнокомандующего РВСН было введено в действие первое Положение о боевом дежурстве частей и подразделений Ракетных войск. В этом документе боевое дежурство было определено как основа поддержания боевой готовности и основной вид деятельности войск в мирное время. Впервые были определены состав и место размещения дежурных смен, регламентирована их деятельность, определены нормативы допуска личного состава к несению боевого дежурства, правила его несения, порядок действия частей и подразделений с объявлением боевой тревоги и при переводе их в высшие степени боевой готовности.

Положением предусматривалось четыре степени боевой готовности - №4, 3, 2, 1 (постоянная, повышенная, повышенная 1-й степени, полная):

– в боевой готовности №4 подразделения полка находились в позиционном районе. Наземное оборудование развернуто на боевой стартовой позиции и подготовлено к работе. Ракеты и головные части – в хранилищах, компоненты ракетного топлива – на складах. Пуск ракет мог быть произведен не позднее чем через 24 часа;

– в боевой готовности №3 личный состав полка занимал рабочие места. Наземное оборудование полностью развернуто для работы. Ракеты первого пуска с пристыкованными головными частями находились в хранилищах боевой стартовой позиции или на стартовых площадках. Компоненты ракетного топлива подвозились на стартовые площадки в подвижных емкостях. Командир полка и офицеры управления занимали КП полка. Время пуска ракет составляло 7 часов;

– в боевой готовности №2 личный состав полка находился на рабочих местах. На ракетах и головных частях выполнялись операции по их подготовке к пуску согласно боевым графикам. Ракеты первого пуска устанавливались на пусковые столы, разворачивались по азимуту в плоскость стрельбы, заправщики подготовлены к заправке компонентами ракетного топлива баков ракет. Время пуска ракет составляло 1 час;

– в боевой готовности №1 личный состав подразделений полка безотлучно находился на рабочих местах. Ракеты первого пуска прицелены и заправлены компонентами ракетного топлива. Все наземное оборудование подготовлено к проведению пуска ракет. Время пуска ракет составляло 30 минут.

Воинские части и подразделения на боевое дежурство заступали с нахождением в боевой готовности №4. Периодичность смены дежурных боевых расчетов – через две недели, на КП – через сутки.

В дивизии началась кропотливая работа по практической отработке вопросов боевого дежурства. В штабах дивизии, полков и ртб проводилась разработка боевой документации, осуществлялся подбор и распределение офицеров в составе дежурных смен, их подготовка. Боевые расчеты приступили к отработке степеней боевых готовностей. На КП в сейфы были заложены пакеты с боевыми сигналами.

В 1961 году основное внимание командования дивизии, полков и ртб было уделено вопросам поддержания боевой готовности и организации заступления полков и ртб на боевое дежурство.

В ходе проводимых тактико-специальных учений (ТСУ) и тактико-специальных занятий (ТСЗ) личный состав частей и подразделений приобрел навыки в сборе по тревоге, в занятии БСП и боевых постов, в развертывании техники на стартовых площадках, в подготовке ракет к пуску в соответствии с временными нормативами. Совершенствовалось боевое слаживание стартовых и технических батарей, батарей транспортировки и заправки. Отрабатывались задачи по совершенствованию маршей.

Практические навыки совершенствовали на комплексных занятиях (КЗ) с использованием боевой техники и учебно-боевых ракет. Проходило сколачивание боевых расчетов. На всем протяжении эксплуатации ракет Р-5, Р-5М, Р-12Н и многочисленных агрегатов наземного оборудования, а в стартовой батарее было 12-14 единиц автотехники, при подготовке ракет к пуску преобладал, в основном, физический труд. Так, при подготовке ракеты Р-12Н к пуску около 40 человек катили вручную грунтовую тележку с ракетой общим весом около 10 т от хранилища к пусковому столу. Об этом прекрасно говорят команды, подаваемые в течение 30 лет в процессе проведения комплексных занятий, при стыковке грунтовой тележки с пусковым столом: «К столу», «От стола», «Дышло влево», «Дышло вправо», «Вперед», «Назад». Подготовка ракет к пуску на стартовой площадке требовала участия большого количества личного состава (до 100 человек, в том числе 11 офицеров), выполнения сложных технологических операций, согласованных по времени и последовательности. Ошибка одного номера «сводила на нет» усилия остальных, приводила к задержке или срыву пуска ракеты. Высокие требования были к профессиональной и теоретической подготовке офицеров. Для устранения неисправностей в системе управления требовались отличные знания комплексной электросхемы ракеты, а это 11 (одиннадцать!) громадных листов. И это при том, что если контакты какого-либо реле находились на первом листе, то само реле – на 8-9 листах. Многие операции были связаны с опасностью: установка ракеты на пусковое устройство, работы с КРТ. Учения и комплексные занятия проводились, как правило, в темное время суток, транспортировка характерных наземных агрегатов, ракет и головных частей – только ночью.

На системной основе мастерство боевых расчетов ракетных дивизионов проверялось с выездом на полигон Капустин Яр, где они сдавали зачет полигонной комиссии непосредственно на боевой технике, с последующим проведением учебно-боевого пуска ракеты. После успешного выполнения учебно-боевой задачи боевые расчеты допускались к самостоятельной работе.

Учебно-боевые пуски ракет на полигоне Капустин Яр проводились с 4-й площадки (старой и новой). В первые годы прибывающие на полигон стартовые батареи обязаны были иметь с собой все необходимое для жизни и быта личного состава, с учетом проживания их в полевых условиях, а также необходимую ракетную и специальную технику для подготовки ракет к пуску. Для размещения жилой зоны стартовой батарее выделялась определенная территория в степи, на которой оборудовался полевой лагерь. Здесь следует заметить, что итоговая оценка боевого расчета зависела не только от результатов проведенного учебно-боевого пуска ракеты, но и от весомости имущественного и материального вклада, внесенного стартовой батареей в обустройство полигонного учебного центра.

В начале 1961 года на полигоне Капустин Яр 2-й дивизион 867 рп в составе четырех стартовых батарей после дополнительной учебы и сдачи зачетов комиссии полигона успешно провел четыре учебно-боевых пуска ракеты Р-12. В этом же году боевые расчеты 79 рп провели пять пусков ракеты Р-12, 344 рп – два пуска ракеты Р-14. Все пуски оценены положительно.

15 апреля 1961 года в 1-й дивизион 867 рп (г. Добеле) поступил боезапас ракет и КРТ, и дивизион с этого времени приступил к несению боевого дежурства в составе четырех наземных пусковых установок с ракетами Р-12, находясь в готовности №4.

В мае 1961 года в штат управления дивизии были введены новые формирования: подвижная авторемонтная мастерская (парм), дивизионный лазарет, отдельный комендантский взвод.

Продолжалась плановая переподготовка на ракетные специальности офицерского состава, прибывшего из других видов и родов войск, военных и военно-морских училищ. Переподготовка офицеров проводилась на 3-месячных курсах при Рижском и Ростовском высших артиллерийских инженерных училищах, армейской школе младших специалистов в г. Остров (Псковская область) и на ГЦП МО.

В 1961 году наряду с вопросами боевой готовности в дивизии большое внимание уделялось вопросам инженерного обеспечения – проведению и совершенствованию маскировочных работ, организации охраны и обороны. Если в 1960 году маскировочные работы ограничивались многократной пересадкой в ящики живых деревьев и расстановкой их на боевых стартовых позициях, то в 1961 году: изготовлялись вручную из проволоки и полихлорвиниловой зеленой пленки десятки километров маскировочных гирлянд, которые развешивались над стартовыми площадками, складами КРТ, на отдельных участках дорог; стартовые площадки и все дороги в границах основных позиционных районов рдн обкладывались дерном, засыпались землей и торфом; перекрашивались в зеленый цвет здания, сооружения, постройки и даже наглядная агитация; проводились работы по обеспечению имитации жизнедеятельности в жилых городках в период выхода подразделений на учения; устанавливался определенный режим работы радиосредств.

Все это, как выяснилось позже, было малоэффективно, трудоемко, а порой и небезопасно. Грунт в дождливую погоду потек, покрытие бетонных дорог превращалось в месиво. После каждого комплексного занятия и вывода техники личный состав вынужден был восстанавливать все повреждения в системе маскировки, очищать и отмывать технику от грязи. Малоэффективно было и использование пленочных гирлянд, так как искусственная пленка на фотоснимках четко выделялась и отличалась от живой растительности. В последующие годы «игра в маскировку» была прекращена и это решение войсками было воспринято с облегчением.

Одновременно с маскировкой особое внимание уделялось повышению эффективности и надежности системы охраны и обороны позиционных районов. В первые годы формирования ракетных полков боевые зоны позиционных районов дивизионов были обнесены проволочными заборами из колючей проволоки в 12 нитей, на особо опасных направлениях были установлены комплекты малозаметных препятствий (МЗП). Не было ни средств заграждения, ни технических средств сигнализации и поражения, ни специальных подразделений охраны. Караульную службу по охране стартовых площадок нес личный состав стартовых батарей.

В 1961 году система охраны и обороны ракетных дивизионов была усовершенствована: установлены проволочные ограждения технической системы охраны «Сосна» и электризуемое заграждение «Тополь», составлены планы охраны и обороны, намечены рубежи обороны, определен состав сил и средств. По периметру БСП в пределах видимости друг друга были оборудованы огневые точки, а на подступах к БСП планировалось выставление дозоров и патрулей.

В сентябре 1961 года управление и штаб дивизии были передислоцированы в г. Шяуляй Литовской ССР. Штаб и службы были размещены на территории совместно со штабом авиационной дивизии в отдельном 2-этажном деревянном здании с печным отоплением, а впоследствии – в построенном 3-этажном кирпичном здании. В этих же зданиях первоначально размещался и КП дивизии. Началось строительство стационарного КП дивизии в 15 км от города, на территории расположения отдельного батальона связи дивизии. Штаб дивизии территориально располагался на окраине г. Шяуляй: в 95 км от г. Елгава, 80 км от позиционного района Добельского полка, 95 км от г. Плунге и 120-130 км от г. Приекуле и пос. Паплака.

17 октября 1961 года по решению Военного совета Ракетных войск с целью сохранения боевых традиций дивизии передается Боевое Знамя 51-й гвардейской стрелковой дивизии. 29-я ракетная дивизия получила наименование «29-я гвардейская ракетная Витебская ордена Ленина Краснознаменная дивизия». Дата годового праздника – 1 июня. Это день завершения формирования 54-й бригады особого назначения РВГК (1 июня 1952 г.).

10 декабря 1961 года на боевое дежурство заступил 2-й ракетный дивизион 867 рп (г. Добеле) в составе четырех наземных пусковых установок с ракетами Р-12. По итогам 1961 года дивизия оценена на «хорошо» и заняла первое место в 50-й ракетной армии.

1962 год был весьма ответственной страницей в истории дивизии.

1 января были поставлены на боевое дежурство первые четыре пусковые установки 307 рп (г. Елгава). 10 января заступил на боевое дежурство 1-й ракетный дивизион 344 рп (г. Приекуле) в составе двух наземных пусковых установок со стационарными средствами заправки и двух наземных пусковых установок с подвижными средствами заправки, вооруженных ракетой Р-14.

В управлении дивизии продолжалась работа по постановке оставшихся боевых расчетов на боевое дежурство, ужесточился контроль за вводом в строй шахтных пусковых установок.

В марте к боевым расчетам и подразделениям при допуске их на боевое дежурство стали предъявляться более высокие требования. Согласно приказу главнокомандующего РВСН от 3 марта к несению боевого дежурства допускались только боевые расчеты, прошедшие обучение на полигоне и получившие при этом положительные оценки за проведение пуска ракет. Первоначальный прием зачетов осуществлялся комиссией дивизии.

В дивизии продолжались поиски путей совершенствования боевого дежурства, разрабатывались предложения по сокращению сроков приведения частей в повышенные степени боевой готовности, по сокращению временных нормативов при подготовке ракет к пуску. Выработанные предложения были доложены первому заместителю главнокомандующего РВСН генерал-полковнику В.Ф. Толубко при посещении им Таурагского полка.

Они заключались в следующем:

– целесообразности включения заправочных отделений в состав стартовых батарей;

– размещение заправочных средств с КРТ на БСП;

– введение в штат полка подразделений охраны и ремонтно-технических подразделений;

– изменение продолжительности несения боевого дежурства сменой в течение одной недели вместо двух;

– строительство жилого фонда для семей военнослужащих;

– строительство в пристартовых городках бань для помывки личного состава, капитальных зданий солдатских и офицерских столовых, казарм, общежитий для офицеров.

Летом 1962 года с целью ознакомления с Ракетными войсками 307 рп посетил вновь назначенный начальник Главпура СА и ВМФ генерал армии А.А.Епишев в сопровождении командующего 50-й ракетной армией генерал-полковника Ф.И.Добыша, члена военного совета ракетной армии и командования 29-й ракетной дивизии. Особое внимание было уделено 3-му шахтному дивизиону с ракетами Р-12У (командир дивизиона майор Г.И.Ютрин).

Во второй половине 1962 года 79 рп в составе двух ракетных дивизионов с ракетами Р-12 (командир полка полковник И.С.Сидоров, командиры дивизионов подполковник И.И.Руднев, капитан В.Д.Алпеев) и полевая ртб (начальник подполковник И.В.Шищенко) передаются в состав 51-й ракетной дивизии (командир генерал-майор И.Д.Стаценко), которая приняла участие в выполнении особого государственного задания на убе (операция «Анадырь»).

Подготовка 79 рп и приданной ему пртб к выполнению особого правительственного задания началось с получения командиром дивизии генерал-майором А.А.Колесовым в середине июня 1962 года директивы Главного штаба РВСН о переводе 79 рп и ртб на новые штаты. Началось формирование частей и подразделений. Основная нагрузка легла на плечи командования дивизии, офицеров инженерно-ракетной службы, службы тыла, инженерной и автомобильной служб, отделения кадров. В ходе подготовки проводились доукомплектования и замена офицерского и рядового состава, вместо командира полка полковника В.Н.Колесниченко командиром полка был назначен полковник И.С.Сидоров. Большое внимание уделялось вопросам материально-технического обеспечения, замены и доукомплектования ракетной, автомобильной и инженерной техники, средствами связи.

Переброска полка и пртб на Кубу осуществлялась с 10 августа железнодорожным и морским транспортом. С 9 сентября по 12 октября полк в полном составе сосредоточился на о. Куба (в его центральной части). Через восемь суток, 20 октября, полк и пртб были приведены в боевую готовность и готовы выполнить поставленную задачу. В связи с удаленностью расположения группового склада головных частей (480 км) готовность полка к проведению пуска ракет исчислялась 24 часами, а с 27 октября, когда боезапас головных частей был переброшен в полевой позиционный район, - 10 часами.

После выполнения особого государственного задания с 8 ноября 1962 года по 3 января 1963 года полк и пртб были передислоцированы обратно в г. Плунге, где подверглись переформированию.

Полк и пртб в период нахождения на Кубе были признаны одними из лучших в 51-й ракетной дивизии по организованности, состоянию воинской дисциплины, боевой и политической подготовке. 15 человек личного состава полка и пртб были награждены правительственными наградами.

В сентябре 1962 года две стартовые батареи (командиры майор Н.Г.Дригайло и капитан Н.И.Чегодаев) 1-го ракетного дивизиона (командир подполковник Н.А.Колинько) 344 рп (командир полковник С.Г.Чистяков) и сборочная бригада ртб (начальник ртб полковник А.В.Завьялов, начальник сборочной бригады подполковник Н.И.Симанин, начальники расчетов сборки майор В.Г.Фомин и капитан В.С.Федюков) приняли участие в реализации программы войсковых испытаний боевой ракеты Р-14 с ядерным зарядом (операция «Тюльпан»). Эти натурные испытания проводились с 1 по 8 сентября согласно приказу министра обороны СССР №0058 от 29 мая 1962 года на территории Ачинского полигона (Забайкалье). В ходе испытаний обе стартовые батареи с высокой точностью произвели 5 сентября два учебно-боевых пуска ракеты Р-14, а 8 сентября батарея Н.И.Чегодаева произвела пуск ракеты Р-14 с ядерным зарядом по боевому полю полигона на о. Новая Земля (дальность стрельбы – 3748 км). Результаты проведенных пусков были признаны успешными.

Техника и технологическое оборудование ракетного комплекса Р-14 не были приспособлены для развертывания и проведения пуска с полевых позиций, а оборудование стартовой позиции требовало длительных сроков с выполнением большого объема строительных работ, монтажа и испытаний технологического оборудования, поэтому работы по рекогносцировке и выбору места для оборудования полевой стартовой позиции на Ачинском полигоне начали проводиться оперативной группой под руководством командира полка еще в мае 1962 года.

В период подготовки 79 рп и пртб к передислокации на Кубу (еще до их убытия) в г. Плунге начал прибывать личный состав полка и ртб из Омска (во главе с командиром полка полковником В.П.Ящуком и начальником ртб подполковником Е.В.Ушаковым). Управление дивизии приступило к формированию нового ракетного полка, передав ему 3-й шахтный дивизион, сооружения БСП 1-го и 2-го дивизионов, оставшуюся часть ракет Р-12 и головных частей. В последующем, после возвращения 79 рп в г. Плунге, вновь сформированный полк был расформирован как и ртб подполковника Е.В.Ушакова.

Особое место в жизни и деятельности дивизии занял период Карибского кризиса, когда с 11 сентября по 22 ноября дивизия получила первое «боевое крещение». Впервые в истории РВСН по боевому сигналу, переданному по линии КП, были вскрыты боевые пакеты генерального штаба Вооруженных Сил СССР и приняты к исполнению заложенные в них боевые распоряжения. Дивизия (с некоторыми ограничениями) была приведена в повышенную боевую готовность. Боевые ракеты были подготовлены к стыковке головных частей. Головные части из степени готовности СГ-4 были переведены в высшую степень СГ-5 (ядерные боезаряды были извлечены из контейнеров и уложены на сборочные стенды). Весь личный состав боевых подразделений полков и ртб находился в позиционных районах, офицерский состав переведен на казарменное положение. Командный состав дивизии, полков и ртб круглосуточно находился на командных пунктах, поочередно неся боевое дежурство. Напряжение спало лишь после 28 октября, когда Карибский кризис удалось урегулировать политико-дипломатическими мерами. Однако команда на приведение дивизии в состояние постоянной боевой готовности была отдана только 22 ноября.

С 1 октября 1962 года из боевого состава дивизии выводится Таурагский полк и передается 58-й ракетной дивизии (г. Каунас Литовской ССР). В декабре в состав дивизии введена штатная военная школа младших специалистов (вшмс) с местом дислокации в г. Елгава Латвийской ССР. По итогам 1962 учебного года дивизия сохранила 1-е место в 50-й ракетной армии.

В 1963 году продолжалась постановка ракетных дивизионов на боевое дежурство.

1 января на боевое дежурство заступил 3-й дивизион 79 рп (г. Плунге) в составе четырех шахтных пусковых установок с ракетой Р-12У, 2-й наземный дивизион и 3-й шахтный дивизион 307 рп (Г. Елгава), всего 8 пусковых установок (четыре с ракетой Р-12 и четыре с ракетой Р-12У). Командир 2-го дивизиона подполковник А.И.Углов, командир 3-го дивизиона подполковник Г.И.Ютрин.

1 февраля поле переформирования и приведении техники в постоянную готовность, а также сдачи зачетов комиссии 50-й ракетной армии вновь заступили на боевое дежурство 1-й и 2-й дивизионы 79 рп (г. Плунге) в составе восьми наземных пусковых установок с ракетами Р-12.

В феврале 1963 года произошли изменения в организационно-штатной структуре полков. Были расформированы дивизионы транспортировки и заправки ракет: отделения заправки вошли в состав стартовых батарей. В полку остается только одна батарея подвоза ракет и КРТ.

Весной 1963 года в целях повышения живучести наземных ракетных дивизионов в соответствии с распоряжением Главного штаба РВСН о более широком использовании подвижных свойств ракетного комплекса Р-12 в дивизии была проделана большая работа по рекогносцировке, выбору, согласованию и утверждению запасных позиционных районов для вывода, развертывания и возможного выполнения боевых задач дивизионами с этих районов. К этому времени стартовые батареи были укомплектованы сборно-разборными стартовыми площадками (СП-6) и спецтехникой для их установки. Началась интенсивная подготовка дивизионов с наземными пусковыми установками к выходу на полевые позиции и организации там боевого дежурства.

В июле 1963 года командующим армией генерал-полковником Ф.И.Добышем при участии представителей Главного штаба РВСН впервые было проведено опытное учение с 867 рп на тему «Управление ракетным полком при нанесении ядерного удара в начальный период войны из запасного позиционного района». На учение привлекались 1-й и 2-й дивизионы полка (восемь боевых расчетов). В ходе учения дивизионы и сборочные бригады батарейными колоннами совершили в темное время суток 40-километровый марш в учебный запасной позиционный район и выполнили поставленную задачу.

Боевое дежурство в учебном запасном позиционном районе длилось в течение 10 дней. Был проведен большой объем фортификационных и маскировочных работ, с личным составом стартовых отделений неоднократно проводились тренировки по установке СП-6, большое внимание уделялось охране и обороне, контрольно-пропускной службе и организации жизнедеятельности в полевых условиях. Опытное учение показало необходимость совершенствования маршевой и полевой выучки личного состава, проведения систематических тренировок стартовых отделений по установке СП-6 и в проведении геодезических работ. Одним из выводов учения было то, что установщики в силу ходовых особенностей (малых скоростей движения) нецелесообразно перемещать в составе батарейных колонн. На основании выводов учения были заложены основы выполнения боевых задач ракетными полками с полевых позиций.

В июле 1963 года в командование дивизией вступил полковник Кокин Леонид Ильич. Летом 1963 года стало больше уделяться внимания боевой подготовке:

– решались задачи по обеспечению готовности боевых расчетов к подготовке и пуску ракет по сокращенным графикам из различных степеней боевой готовности;

– шахтные дивизионы 79 рп и 307 рп получили первую практику в проведении учебно-боевых пусков ракет на 4 ГЦП МО;

– стали практиковаться выезды ракетных дивизионов в полном составе (четыре стартовые батареи) на 4 ГЦП МО, где три стартовые батареи поочередно проводили заправку и слив КРТ на одной ракете, а четвертая проводила учебно-боевой пуск этой ракеты. О такой программе под руководством командира полка подполковника М.П.Данильченко прошел обучение 1-й дивизион 867 рп в составе четырех батарей;

– началось практическое обучение солдат и сержантов работе за офицеров при подготовке ракет к пуску.

С августа 1963 года в штаты ракетных дивизионов вводится инженерно-ракетная служба, а при управлениях ракетных полков начинается строительство ремонтных мастерских (РМ-61) и на их базе организуются ремонтно-технические подразделения.

30 сентября 1963 года заступил на боевое дежурство 3-й ракетный дивизион 867 рп (командир дивизиона майор Ю.В.Потапов) в составе четырех шахтных пусковых установок с ракетой Р-12У.

По итогам 1963 года за успехи в боевой и политической подготовке 307 ракетный полк (г. Елгава) был награжден переходящим Красным Знаменем ЦК КП Латвии, Президиума Верховного Совета и Совета Министров Латвийской ССР.

10 марта 1964 года заступил на боевое дежурство 2-й дивизион 344 рп в составе трех шахтных пусковых установок с ракетой Р-14У (командир дивизиона майор М.В.Простакишин).

В марте 1964 года для обеспечения надежной охраны БСП в штаты ракетного дивизиона введена рота электротехнических заграждений и минирования (рэзм), в которую наряду с личным составом для охраны были включены специалисты по эксплуатации и регламенту технических средств охраны. От традиционных способов охраны с назначением караулов от стартовых батарей перешли к несению боевого дежурства подразделениями рэзм. Для усиления охраны и обороны БСП вводится электризуемое заграждение с использованием сетки П-5.

В 1964 году в целях повышения готовности каждой пусковой установки, особенно при подготовке повторного пуска ракеты, а также для более четкой организации боевого дежурства в штаты шахтного дивизиона были введены группы подготовки и пуска (из расчета на каждую шахтную пусковую установку). До этого подготовка и пуск ракет в шахтном дивизионе осуществлялись одной стартовой группой.

В 1964 году на полигоне Капустин Яр боевые расчеты дивизии продолжали отработку задач по подготовке и проведению учебно-боевых пусков ракет: под руководством командира дивизии полковника Л.И.Кокина готовили и осуществляли пуски сразу пять ракетных дивизионов дивизии. Все они получили отличные и хорошие оценки. Одновременно 1, 2, 4-й боевые расчеты 307 рп и 2-й боевой расчет 344 рп провели полигонные испытания по многократной заправке ракет.

К этому времени назрел вопрос о совершенствовании подготовки личного состава заправочных отделений и целесообразности проведения комплексных занятий на БСП с многократной заправкой и сливом компонентов ракетных топлив с ракеты. С этой целью была разработана и поступила в войска учебно-тренировочная ракета (УТР) Р-12Д, которая по сути являлась имитатором ракеты Р-12, позволяющим проводить многократные заправки и слив КРТ. Отпала необходимость выезда ракетных дивизионов в составе четырех стартовых батарей на полигон.

Зимой 1964 года на базе 307 рп (командир полковник В.П.Ящук) под руководством главнокомандующего РВСН Маршала Советского Союза Н.И.Крылова были проведены сборы руководящего состава Ракетных войск с показом реальной заправки ракеты Р-12 компонентами ракетного топлива и имитацией пуска ракеты.

В октябре 1964 года подразделения дивизии начали отработку положений и требований Боевого устава РВСН (для полка МКР и дивизиона РСД с шахтными пусковыми установками), введенного в действие с 3 октября.

В декабре 1964 года был введен в строй и заступил на боевое дежурство 3-й ракетный дивизион 344 рп в составе трех шахтных пусковых установок с ракетой Р-14У (командир дивизиона майор А.П.Дикань).

С этого времени дивизия приступила к несению боевого дежурства всеми 54 боевыми расчетами. Закончился этап формирования и начался этап совершенствования боевой готовности частей и подразделений дивизии.

В дивизии: одним из первых в РВСН был поставлен на боевое дежурство 16 мая 1960 года 79 рп (г. Плунге) с ракетным комплексом Р-12 наземного варианта (командир полка полковник В.Н.Колесниченко);

первыми в РВСН заступили на боевое дежурство:

– 10 января 1962 года – 344 рп (Г. Приекуле) с ракетным комплексом Р-14 наземного и шахтного вариантов (командир полка полковник С.Г.Чистяков),

– 1 января 1963 года – 3-й ракетный дивизион 79 рп (г. Плунге) с ракетным комплексом Р-12У шахтного варианта (командир дивизиона майор М.В.Белов).

Количественный состав пусковых установок 29-й ракетной дивизии
на конец 1964 года

Номер
полка

Номер
в/части

Место
дислокац.

Тип и количество пусковых установок

Р-5М

Р-12Н

Р-12У

Р-14Н

Р-14У

79

18278

г. Плунге

 

8

4

 

 

115

18288

п.Паплака

8

 

 

 

 

307

54117

г. Елгава

 

8

4

 

 

344

44008

г.Приекуле

 

 

 

4

6

867

23460

г. Добеле

 

8

4

 

 

Всего по типам

8

24

12

4

6

Всего в дивизии

54

Лучших результатов по итогам 1964 года добился 344 рп (командир полка полковник С.Г.Чистяков). 1-му ракетному дивизиону этого полка (командир дивизиона подполковник Н.А.Колинько) вручено переходящее Красное Знамя ЦК ВЛКСМ.

Период с 1965 года по 1970 год характеризовался в дивизии напряженной плановой боевой подготовкой, несением боевого дежурства, поддержанием неснижаемой боевой готовности. В этот период Главный штаб РВСН, командующий и штаб 50 РА провели в дивизии ряд войсковых и опытных учений, отработку новых боевых графиков и отдельных положений разрабатываемых боевых уставов, наставлений и инструкций.

Наиболее значимым событием в жизни дивизии в 1965 году стало введение в действие 12 января Боевого устава РВСН (для полка МКР и дивизиона РСД с наземными пусковыми установками). В Боевом уставе несение боевого дежурства определялось как выполнение боевой задачи особой важности по обеспечению безопасности нашей Родины. В дивизии началась кропотливая работа по практической отработке и внедрению в жизнь положений Боевого устава, разработке документации в соответствии с новыми требованиями. Был осуществлен переход к несению боевого дежурства дежурными сменами, способными самостоятельно решать задачи до прибытия офицерского состава из жилых городков. С этой целью в ракетных дивизионах из офицерского состава четырех стартовых батарей, сержантов и солдат, подготовленных к работе за офицеров, создавалась дежурная смена, способная вместе с остальным личным составом батарей подготовить и провести пуски ракет из постоянной боевой готовности. Потребовалась организация допуска сержантов и солдат к работе за офицеров. Изменилась программа обучения в вшмс дивизии..

В связи с повышением требований к подготовке личного состава и переходом к срочной службе на два года остро встал вопрос о создании учебно-материальной базы (УМБ), отвечающей ситуации. Главнокомандующий РВСН Маршал Советского Союза Н.И.Крылов на базе 307 рп провел сборы руководящего состава Ракетных войск по созданию образцово-показательной УМБ, обеспечивающей всестороннюю подготовку специалистов-ракетчиков. Было принято решение о строительстве в каждом полку (дивизионе) учебных корпусов.

В 1965 году все наземные ракетные дивизионы произвели забор компонентов ракетного топлива в подвижные емкости и перешли на режим несения боевого дежурства по новым графикам. Изменение в исходном состоянии личного состава и техники позволило сократить время пуска из постоянной готовности для ракеты Р-12 на 1 час 12 мин, а для ракеты Р-14 – на 57 минут.

В июне 1965 года отдельный батальон связи дивизии переформирован в отдельный узел связи, введен в эксплуатацию командный пункт дивизии.

Продолжалось совершенствование систем охраны и обороны БСП дивизионов на основе внедрения новых электризуемых заграждений и технических средств предупредительной сигнализации. Сетка П-5 была заменена на более надежную П-100. В войска начали поступать электромеханические средства сигнализации «Тантал» и «Графит». Больше внимания уделялось подготовке личного состава рот электрозаграждений и минирования.

В 1965-1966 гг. на вооружение 115 рп поступил новый самоходный ракетный комплекс «Темп-С» с двухступенчатой ракетой 9М76Б (главный конструктор А.Д.Надирадзе). Ракета имела: стартовый вес 9,4 т, длину 12,38 м, диаметр 1,01 м, дальность стрельбы 900 км, ядерную головную часть. Пусковая установка размещалась на шасси МАЗ-543А, а для проведения испытаний и подготовки ракеты к пуску использовалась машина испытаний. Время на подготовку пуска ракеты из постоянной боевой готовности составляло 5 часов 30 минут. Переподготовку личный состав полка проходил на 4 ГЦП МО. Всего на полигоне боевыми расчетами полка было проведено 13 испытательных пусков ракет 9М76Б. С поступлением в полк техники ракетного комплекса «Темп-С» начался демонтаж и сдача на арсенал техники ракетного комплекса с ракетой Р-5М.

В июне 1966 года на космодроме Байконур решением правительства был организован показ ракетной техники (с пуском ракет) для президента Франции Шарля де Голля (операция «Пальма»). Наряду с пусками МБР для проведения пуска ракет ракетного комплекса «Темп-С» привлекался первый ракетный дивизион 115 рп, находившийся в это время вместе с полком на 4 ГЦП МО. После перебазирования дивизиона на космодром Байконур к пуску были подготовлены две пусковые установки (одна дублирующая). Пуск основной ракеты был проведен 25 июня. Командир дивизиона подполковник С.И.Муругов был награжден орденом Красного Знамени. За пусками ракет вместе с президентом Франции наблюдали руководители государства и Вооруженных Сил СССР Л.И.Брежнев, А.Н.Косыгин, Р.Я.Малиновский, Н.И.Крылов. После этого события Франция отказалась от участия в военной организации НАТО.

По итогам 1966 года 307 рп повторно награжден переходящим Красным Знаменем ЦК КП Латвии, Президиума Верховного Совета и Совета Министров Латвийской ССР и переходящим Вымпелом военного совета 50-й ракетной армии.

 

* * *

Вернуться к оглавлению.

С января 1967 года КП ракетных дивизионов, полков и дивизии стали оснащаться аппаратурой автоматизированной системы боевого управления (АСБУ) «Сигнал», начались работы по ее монтажу, а с июня 1967 по январь 1968 года прошли испытания этой системы. Это наложило дополнительные трудности в несение сменами КП боевого дежурства. Остро встал вопрос об изучении устройства АСБУ «Сигнал», правил ее эксплуатации и применения. К испытаниям АСБУ «Сигнал» привлекались только офицеры КП и УС, отданные приказами по дивизии и полкам, во главе с начальниками штабов. Испытания проводились по определенным методикам и таблицам.

В 1967 году проводились мероприятия по переформированию 115 рп (пос. Паплака):

– 1-й ракетный дивизион после обучения и доукомплектования личным составом и техникой убыл на Дальний Восток (в район гю Чита). Там дивизион в период осложнения отношений между СССР и КНР по распоряжению вышестоящего командования совершал демонстративные марши вдоль советско-китайской границы, которые свидетельствовали о серьезности намерений советских Вооруженных Сил. В последующем дивизион был передан в Сухопутные войска;

– из оставшегося личного состава полка после сдачи на арсенал техники ракетного комплекса «Темп-С» был сформирован полк по штатному расписанию ракетного полка ОС с МКР РС-10 (8К84) и передислоцирован в г. Первомайск (Украина). В то время полком командовал майор Ю.А.Жуков.

В 1967 году приказом министра обороны СССР была введена в действие директива главнокомандующего РВСН Маршала Советского Союза Н.И.Крылова по боевым готовностям, устанавливающая три степени боевой готовности – постоянная, повышенная и полная.

17 октября 1967 года введен в действие единый для ракетных подразделений, вооруженных ракетами средней дальности, Боевой устав РВСН (дивизион РСД и сборочная бригада ртб). Боевое дежурство определялось в нем как выполнение боевой задачи особой государственной важности по защите нашей Родины. Был разработан ритуал заступления на боевое дежурство. В штаты ракетных дивизионов вводятся командные пункты. Дежурные расчеты КП получили наименование «дежурные смены КП». Дежурная смена охраны и обороны – караул вошла в состав дежурных сил ракетного дивизиона.

За достигнутые высокие показатели в боевой и политической подготовке в честь 50-летия Великой Октябрьской социалистической революции дивизия была награждена Памятным Юбилейным Знаменем ЦК КПСС, Президиума Верховного Совета и Совета Министров СССР. Знамя 30 октября 1967 года вручил командующий 50 РА генерал-полковник Ф.И.Добыш.

Существенный вклад в дело совершенствования боевой учебы ракетных полков и ртб дивизии внес заместитель командира дивизии полковник И.Ф.Николаев, назначенный на эту должность в сентябре 1964 года. Опираясь на приобретенный во время службы в Главном штабе РВСН опыт, участник Великой Отечественной войны Иван Федорович Николаев всячески способствовал внедрению в методику обучения таких подходов, которые позволяли обучать личный состав способности выполнить поставленные боевые задачи в любой ситуации. Так, в ходе одного из учений с 3 рдн 79 рп под руководством И.Ф.Николаева впервые в практике РВСН была проведена одновременная заправка компонентами ракетного топлива всех установленных в шахтные пусковые установки учебно-тренировочных ракет Р-12У с помощью наддува сжатым воздухом емкостей КРТ боевой стартовой позиции. Это наглядно продемонстрировало, что шахтный ракетный дивизион способен выполнить боевую задачу при выходе из строя насосных установок системы заправки КРТ. Были внесены изменения и в подходы к контролю готовности дежурных смен к выполнению поставленных им задач. При любых поездках в ракетный полк или ртб И.Ф.Николаев брал с собой двух-трех офицеров из состава инструкторской группы дивизии и в обязательном порядке проводил внезапную проверку той или иной дежурной боевой смены на обученность к действиям по предназначению. По результатам таких проверок вносились коррективы в методику подготовки дежурных сил к несению боевого дежурства. Тем самым поддерживался столь значимый для дежурных сил уровень их готовности к действиям в различных ситуациях. Впоследствии И.Ф.Николаев был переведен по службе в Главное управление кадров Министерства обороны СССР, а заложенные им подходы к обучению личного состава дивизии не только сохранились, но и продолжали совершенствоваться его учениками, оставшимися в дивизии. Это во многом способствовало тому, что 29 рд среди однотипных ракетных соединений всегда находилась в числе передовых по уровню обученности личного состава.

В 1968 году продолжались работы по совершенствованию организации боевого дежурства, освоению и внедрению в практическую деятельность требований и положений Боевого устава и наставлений. Стало практиковаться проведение учений и тренировок с несением боевого дежурства в повышенной степени боевой готовности дежурными сменами пунктов управления и узлов связи.

В феврале 1968 года была поставлена на опытную эксплуатацию АСБУ «Сигнал». Личный состав вплотную начал заниматься практическим ее освоением. С дежурными сменами КП в процессе несения боевого дежурства стали проводиться тренировки с использованием АСБУ «Сигнал».

С 21 августа по 2 сентября 1968 года в связи с событиями в Чехословакии дивизия в составе РВСН была приведена в повышенную боевую готовность (с ограничениями). Командный состав дивизии, полков, ртб и дивизионов круглосуточно находился на КП, поочередно неся боевое дежурство. Были усилены дежурные смены КП и УС. Офицерский состав был переведен на казарменное положение.

По итогам 1968 года 867 рп за успехи в боевой и политической подготовке награжден переходящим Красным Знаменем военного совета 50 РА.

В январе 1969 года была принята на вооружение, а 30 июня того же года поставлена на боевое дежурство АСБУ «Сигнал», что позволило резко повысить эффективность боевого управления. Время доведения приказов с ЦКП РВСН до КП дивизионов сократилось в 6-12 раз, а время сбора и обобщения информации – в 12-15 раз.

В этот же период на КП дивизии и полков введены:

– аппаратура циркулярного громкоговорящего оповещения Ракетных войск «Яблоня»;

– аппаратура коммутации телеграфных каналов связи «Гриф»;

– аппаратура командно-диспетчерской связи «Радиус».

Это позволило резко сократить время доведения боевых приказов до ракетных полков по телефонным и телеграфным каналам связи (оно не превышало 60 секунд). Время сбора подтверждений о получении приказов составляло до двух минут.

Большой вклад в дело эффективного внедрения средств связи внесли офицеры УС дивизии и полков, отделения связи дивизии подполковники Н.Г.Лесанин, Воробьев, П.В.Гаврилов, майоры Г.П.Емикеев, А.Р.Рудзит, Ю.М.Кузнецов и другие.

20 июня 1969 года приказом министра обороны СССР был введен в действие новый Боевой устав РВСН (дивизия – полк). В нем вопросы боевого дежурства впервые были изложены не только для полков и дивизионов, но и для управления ракетной дивизии, уточнены роль и задачи дежурных смен и расчетов. Весь личный состав управления и УС дивизии, полков и дивизионов, находящийся на боевом дежурстве, вошел в состав дежурных сил дивизии. Для непрерывного руководства дежурными силами в дивизии назначались командир дежурных сил и его заместитель. В шифрорганах дивизии и полков было введено боевое дежурство в составе боевого расчета командного пункта.

Боевое дежурство определялось как выполнение боевой задачи по защите нашего государства и являлось высшей формой поддержания боевой готовности. С июля 1969 года проводились учения по освоению и отработке положений нового Боевого устава, перерабатывались документы, корректировались планы боевых действий.

В начале 1970-х годов в дивизии организационно-штатная структура, система поддержания неснижаемого уровня боевой готовности и организация боевого дежурства стабилизировалась.

С апреля 1970 года в штаты ракетных полков введены группы регламентов, которые обеспечивали проведение мелкого, среднего и планово-предупредительного ремонта ракетной техники.

2 июня 1970 года вступило в действие Наставление по боевому применению системы автоматизированного управления «Сигнал».

5 августа 1970 года вместо генерал-майора Л.И.Кокина, убывшего на должность заместителя командующего 50-й ракетной армией по боевой подготовке, командиром дивизии был назначен полковник Глуховский Вильгельм Петрович.

По итогам 1970 года за успехи в боевой и политической подготовке 307 рп в третий раз был награжден переходящим Красным Знаменем ЦК КП Латвии, Президиума Верховного Совета и Совета Министров Латвийской ССР.

Стратегические учения, проведенные в 1969 – 1970 гг. министром обороны СССР, показали необходимость повышения живучести войск, отработки скрытого приведения их в повышенную и полную боевые готовности, восстановления боевой готовности после нанесения противником ядерного удара по войскам.

С целью повышения живучести для каждого ракетного дивизиона помимо одного уже имевшегося ЗПР были выбраны еще 2-3 так называемых секретных полевых района, где было проведено полное топографическое обеспечение и частичное инженерное оборудование подъездных путей и мостов на маршрутах выдвижения. Сложность в выполнении работ заключалась в том, что необходимо было учесть множество условий и требований: возможные маршруты для быстрого и скрытого занятия районов; расположение самих районов на установленных расстояниях друг от друга; использование выбранных территорий (в мирное время) для возделывание сельхозкультур; соблюдение режима секретности и другое.

Для приобретения навыков в организации вывода ракетных дивизионов в полевые районы ежегодно по планам Главного штаба РВСН стала практиковаться отработка мероприятий по занятию УБСП одним дивизионом от каждого ракетного полка. Отрабатывались вопросы экстренного оставления основной БСП (свертывание наземного оборудования, построение колонн и совершение марша); занятия УБСП и развертывания стартовых батарей; проведение инженерного обеспечения, организации охраны и обороны; обеспечения жизнедеятельности до двух недель. Организовывалось несение боевого дежурства на УБСП, практиковалась многократная смена дивизионом полевых позиций с задействованием УБСП второго наземного дивизиона ракетного полка.

В 1971 году в дивизии приступили к отработке вопросов ликвидации последствий ядерного нападения противника и восстановления боевой готовности пусковых установок. Проводились учения по типовой теме «Ликвидация последствий ядерного нападения противника и восстановление боевой готовности». В полках и при управлении дивизии за счет перераспределения сил и средств были созданы нештатные подвижные формирования: отряды по восстановлению боевой готовности, отряды по борьбе с диверсионными группами, аварийно-спасательные отряды (асо), отряды по восстановлению ракетного вооружения с резервом техники. Руководили подвижными формированиями заместители командиров дивизии и полков. Были выбраны полевые районы для размещения этих формирований. В ходе ТСУ и командно-штабных тренировок отрабатывались задачи по использованию их в соответствии с целевым предназначением.

Для повышения живучести системы управления в дивизии был оборудован вспомогательный пункт управления на территории загородной зоны отдыха офицерского состава и пионерского лагеря. Место выбрано с таким расчетом, чтобы можно было уверенно организовать радиосвязь с каждым полком и полевыми формированиями в позиционном районе дивизии. Проверку радиоспособности передающих устройств проводили по графику в соответствии с порядком, установленным начальником войск связи ракетной армии (передача условного сигнала в указанное время). При этом радиообмен в пределах позиционного района дивизии осуществлялся строго с учетом спутниковой обстановки.

В 1970-х годах почти полностью заменился командный состав дивизии:

1971 год

– командир дивизии полковник В.П.Глуховский;

– заместитель командира дивизии полковник Ю.М.Кочин;

– начальник штаба дивизии подполковник Н.К.Монахов;

– начальник политотдела дивизии полковник С.Т.Замащиков;

– главный инженер дивизии подполковник В.А.Рылов;

– заместитель командира дивизии по тылу полковник И.Т.Ларионов;

– начальник оперативного отделения штаба дивизии полковник С.С.Зайцев.

1973 год

– начальник политотдела дивизии майор Е.И.Пароль;

– начальник оперативного отделения штаба дивизии подполковник В.Н.Лихолетов, его заместитель – майор В.И.Есин.

1975 год

– начальник штаба дивизии полковник И.Л.Тягнибок.

В 1972 году в основу практических действий частей и подразделений дивизии по повышению живучести легли требования Указаний по повышению живучести и восстановлению боеспособности ракетной дивизии после ядерного удара противника, введенных в действие приказом главнокомандующего РВСН.

В середине 1972 года после увольнения в запас генерал-полковника Ф.И.Добыша командующим 50-й ракетной армией был назначен генерал-лейтенант К.В.Герчик, по инициативе которого начался новый этап по повышению защищенности наземных стартовых позиций и других важных сооружений позиционных районов полков, а также по выбору скрытых позиций для рассредоточения стартовых батарей.

С целью защиты от воздействия стрелкового оружия были проведены большие фортификационные и маскировочные работы в пунктах постоянной дислокации ракетных полков:

– проводилась обволовка стартовых площадок БСП, складов КРТ, КП и элементов УС;

– проводилось рассредоточение техники внутри БСП (техника убиралась с открытых площадок, отдельные агрегаты и машины на стартовых площадках укрывались в аппарелях);

– по периметру БСП были построены огневые сооружения, установлены дополнительные инженерные заграждения в виде ежей, спиралей, малозаметных препятствий, а также сигнальные устройства;

– электризуемые заграждения (сетка П-100) переводилась в круглосуточный боевой режим работы.

Работы велись день и ночь, был задействован весь грузовой автотранспорт.

С целью вывода наземных пусковых установок из-под удара противника и их рассредоточения для каждой стартовой батареи с ракетой Р-12 вблизи ферм, брошенных карьеров, силосных башен была выбрана секретная полевая позиция, на которой была скрытно установлена сборно-разборная конструкция СП-6, проведены необходимые геодезические работы, разработаны временные нормативы по занятию этой позиции. Эти работы проводились ограниченным составом офицеров, в который входили от управления дивизии начальник инженерной службы подполковник Ф.М.Котляров и начальник службы КП и АГО подполковник Н.И.Сурков. Работы проводились под руководством начальника штаба дивизии полковника Н.К.Монахова, под личным контролем командующего армией К.В.Герчика.

Одновременно с проведением организационных мероприятий принимались меры по повышению уровня тактической подготовки и полевой выучки личного состава и качественной подготовки дежурных смен охраны и обороны. Тактические действия ракетных дивизионов стали неотъемлемой частью боевой подготовки. В дивизии планируются и проводятся показные занятия, тактико-специальные учения, сборы с командирами и начальниками всех степеней с целью повышения их тактической, полевой и специальной подготовки, организуются полевые поездки командиров стартовых батарей, дивизионов, начальников служб дивизии и полков по маршрутам выдвижения подразделений в полевые районы.

В ходе КШУ, КШТ и ТСУ начали отрабатываться вопросы организации проведения последующих пусков ракет, в том числе с шахтных пусковых установок, переприцеливание ракет на новые объекты в условиях ядерного воздействия. Особое внимание уделялось совершенствованию практических навыков специалистов при использовании автоматизированной системы боевого управления и управления по радио в условиях массированного радиоэлектронного подавления радиосетей.

Особое место в дивизии занимали задачи по выполнению боевыми расчетами полков учебно-боевых пусков ракет на полигоне Капустин Яр. С 1952 года по 1973 год на этом полигоне боевые расчеты полков дивизии провели 103 пуска ракет, из них на «отлично» - 49, «хорошо» - 47, удовлетворительно» - 3. Были аварийные пуски, но не по вине личного состава.

30 декабря 1972 года приказом министра обороны СССР №127 344-му ракетному полку за успехи в боевой и политической подготовке присвоено почетное наименование «имени 50-летия образования СССР». Полное наименование полка стало «344-й гвардейский ракетный Краснознаменный имени 50-летия образования СССР полк».

 

* * *

Вернуться к оглавлению.

В 1974 году дивизия вступила в полосу проведения технических ревизий на всех типах групповых шахтных ракетных комплексов и на наземном комплексе Р-14 со стационарными системами заправки, а также на стационарных системах хранения и выдачи ракетного топлива. Сложность была в том, что работы проводились без снятия пусковых установок с боевого дежурства (пусковые установки находились в пониженной готовности к пуску). Продолжительность работ в каждом шахтном дивизионе, а их в дивизии было пять (по одному в 307, 867 и 79 рп и два в 344 рп), составляла до двух и более месяцев, с привлечением до 200 представителей промышленности. Огромную работу проводили офицеры службы ракетного вооружения во главе с главным инженером дивизии полковником В.А.Рыловым. По завершению технических ревизий гарантийные сроки эксплуатации шахтных ракетных комплексов были продлены на 5-7 лет. За успешное проведение этих работ командир дивизии генерал-майор В.П.Глуховский, главный инженер дивизии полковник В.А.Рылов, главный инженер 344 рп подполковник М.Ф.Грачев, заместитель командира дивизиона по РВО (3 рдн 344 рп) капитан В.Н.Судилоский были награждены орденами Трудового Красного Знамени.

По итогам 1974 года дивизия заняла первое место в РВСН среди соединений РСД и была награждена Вымпелом министра обороны СССР «За мужество и воинскую доблесть», который вручил на торжественном построении представителей всех рп и ртб в вшмс дивизии главнокомандующий РВСН генерал армии В.Ф.Толубко.

Вернуться к оглавлению.

 

876-й ракетный полк

Фото 49. Генерал-майор Н.В. Павельев,
полковник И.Ф. Николаев,
подполковник Л.В. Орехов

Фото 50.  Вручение гвардейского
Боевого Знамени 8 января
1971 года

 

 

Фото 51. Вручение переходящего Красного Знамени
военного совета 50 РА

 

 

Тактико-специальные учения в полевых районах

Фото 52. Добельский полк (1978 г.) Фото 53. Елгавский полк (1978 г.)

 

 

55-летие образования гвардейского ракетного Полоцкого
Ордена Кутузова 3-й степени 867-го полка (г. Добеле, 1976 г.)

Фото 54. Фото 55.

 

60-летие образования гвардейского ракетного Полоцкого
Ордена Кутузова 3-й степени 867-го полка (г. Добеле, 1981 г.)

Фото 56. Фото 57.

 

307-й ракетный полк

Фото 58. Подведение итогов годовых
регламентных работ (1972 г.)
Фото 59. Вручение полку переходящего
Красного Знамени ЦК КП Латвии,
Президиума Верховного Совета
и Совета министров Латвийской ССР

 

Фото 60. Комсомольский актив 307-го ракетного полка (1970 г.)

 

Фото 61. Командование дивизии и полка
с администрацией города Елгава (1980 г.)

 

344-й ракетный полк

Фото 62. Фото 63.

 

 

Фото 64.

 

40-летие Победы.
В память о встрече на Приекульской земле (344-й ракетный полк)

Фото 65. Ветераны 51-й гвардейской стрелковой дивизии
и (6-й гвардейской армии (начальник политотдела
полковник Косьяненко) с командиром дивизии
полковником В.К. Тонких, начальником политотдела
полковником В.П. Воробьевым
и командиром полка полковником И.В. Савчуком
Фото 66.  

 

79-й ракетный полк

Фото 67. Ракетный полк на торжественном марше во главе
с командиром полка И.С. Сидоровым
Фото 68.  На Кубу

 

Военная школа младших специалистов

Фото 69. Командование вшмс с отличниками боевой
и политической подготовки (г. Елгава, 1971 г.)
Фото 70. Вручение переходящего Красного Знамени
ЦК КП Латвии вшмс дивизии
(начальник вшмс подполковник В.И. Куплайс), 1983 г.

 

Фото 71. Комсомольский актив рп и ртб
на встрече с секретарем ЦК ВЛКСМ
А.Х. Везировым (октябрь 1966 г.)

 

45-летие ракетного соединения. 21 декабря 1996 года

Фото 72. Ветераны 54-й бригады особого назначения РВГК,
85-й инженерной бригады РВГК, 29-й ракетной дивизии

 

Фото 73. Ветераны 79-го (г. Плунге)
и 307-го (г. Елгава) ракетных полков

 

Фото 74. Ветераны 867-го (г. Добеле) ракетного полка

 

Фото 75. Ветераны 344-го (г. Приекуле)
и 115-го (п. Паплака) ракетных полков

 

Встречи ветеранов соединения

Фото 76. Фото 77.

 

Встреча ветеранов соединения в День Победы 9 мая в ЦПКиО им. Горького в Москве

Фото 78. 1955 Фото 79. 2005

 

Ракеты, стоявшие на вооружении дивизии

Фото 80. Ракета Р-1
(музейный экземпляр, Капустин Яр)

 

Фото 81. Ракета Р-5М на пусковом столе.

 

Фото 82. Ракета Р-12
(музейный экземпляр, Власиха)

 

Фото 83. Ракета Р-12
на марше
Фото 84. Установка ракеты Р-12
на пусковой стол

 

Фото 85-86. Заправка ракеты Р-12

 

Фото 87. «Двина» (Р-12У) Фото 88. «Чусовая» (Р-14У)
Шахтные пусковые установки

 

 

Фото 89. РСД-10 «Пионер»

 

Фото 90. Ракетный комплекс «Тополь»

С тех пор как символ доблести этот Вымпел хранится рядом с Боевым Знаменем дивизии. На церемонии вручения присутствовали: командующий войсками Прибалтийского военного округа генерал-полковник А.М.Майоров, командующий 50 РА генерал-лейтенант К.В.Герчик, член Военного совета – начальник политуправления Прибалтийского военного округа генерал-лейтенант В.Губин, член военного совета – начальник политуправления 50 РА генерал-майор С.М.Хренов, представители местных властей.

Все последующие годы командование и весь офицерский состав дивизии, не останавливаясь на достигнутом, настойчиво добивались повышения уровня специальной подготовки и полевой выучки личного состава, совершенствования учебно-материальной базы, бдительного несения боевого дежурства, качественного выполнения задач в ходе учений и повседневной деятельности. Проявлялась постоянная забота по удовлетворению материально-бытовых нужд личного состава.

В 1975 году продолжались технические ревизии на ракетных комплексах с шахтными пусковыми установками.

На командных пунктах всех степеней поставлена на боевое дежурство дублирующая система боевого управления «Вьюга», обеспечивающая доведения приказов до КП по радио.

18 ноября 1975 года вместо генерал-майора В.П.Глуховского, убывшего на должность заместителя начальника Рижского высшего военно-командного училища Ракетных войск, на должность командира дивизии был назначен полковник Ерисковский Геннадий Федорович.

В декабре 1976 года по приказу главнокомандующего РВСН генерала армии В.Ф.Толубко был осуществлен переход на единую систему несения боевого дежурства в масштабе Ракетных войск продолжительностью 3-4 суток. Продолжительность несения боевого дежурства на боевых постах для всех дежурных смен КП устанавливалась 6-12 часов.

Введение нового положения потребовало:

– коренной перестройки в организации боевого дежурства;

– переработки всей существующей документации;

– изменения расчета сил и средств, комплектования дежурных смен и расчетов;

– изменение подхода к системе контроля боевой готовности, выработки новых показателей и критериев оценки боевой готовности (общая оценка воинской части или соединения не могла быть выше оценки за боевое дежурство);

– обеспечения условий жизнедеятельности личного состава дежурных сил.

Введение комплексной подготовки всех дежурных сил в масштабе РВСН потребовало создания новой учебно-материальной базы, переработки методических пособий, переоборудования боевых постов.

Все эти вопросы в короткие сроки пришлось решать офицерам оперативного отделения штаба дивизии, командного пункта дивизии, начальникам служб дивизии, полков и ртб под руководством командиров и начальников штабов, в первую очередь генерал-майора Г.Ф.Ерисковского и полковника И.Л.Тягнибока.

Весной 1977 года в штат управления дивизии вводятся должности дежурных офицеров штаба, которые обязаны были нести боевое дежурство на КП дивизии в качестве командиров дежурных сил дивизии.

Продолжались работы по организации и совершенствованию боевого дежурства по новой системе. В дивизии на всех командных пунктах была внедрена единая методика оборудования боевых постов и поддержания сооружений командных пунктов в постоянной боевой готовности, оборудованы места отдыха для личного состава дежурных смен.

В июле 1977 года за качественную подготовку дежурных смен, четкую организацию и несение боевого дежурства, образцовое оборудование боевых постов и 1-е место в смотре-конкурсе, проведенном в 50 РА, командный пункт дивизии (начальник командного пункта – заместитель начальника штаба дивизии по боевому управлению подполковник Г.Ф.Дубровин) был награжден Почетной грамотой военного совета 50 РА.

Особенностью 1978 года стало переформирование 79 рп (г. Плунге). 15 марта с боевого дежурства были сняты оба наземных и шахтный дивизионы. Была проведена большая работа по подготовке и сдаче компонентов ракетного топлива, вооружения и техники, имущества и фондов. 21 августа полк был снят с боевого дежурства и после переформирования на штат полка с ракетным комплексом «Пионер» исключен из боевого состава 29 рд и передислоцирован в пгт Юрья Кировской области, войдя в состав 8-й дивизии.

Дивизия в составе 307, 867 и 344-го ракетных полков продолжала нести боевое дежурство и выполнять поставленные перед ней задачи.

15 мая 1978 года в Ракетных войсках была введена в действие новая директива главнокомандующего РВСН генерала армии В.Ф.Толубко о боевых готовностях. Предусматривались четыре степени боевой готовности – постоянная, повышенная, военная опасность и полная. Директива способствовала установлению строгой системы приведения войск в установленные степени боевой готовности. В боевой готовности военная опасность предусматривался вывод из-под возможного удара 50% подвижных пусковых установок. Был поставлен вопрос об организации взаимодействия с другими видами Вооруженных Сил СССР, особенно с войсками прикрытия.

В связи с этим штабом дивизии проводились мероприятия по реализации требований директивы: была определена очередность вывода ракетных дивизионов с ракетой Р-12 на полевые позиции, разработаны временные графики выполнения поставленных задач; отработано взаимодействие с войсками Прибалтийского военного округа; составлены планы прикрытия, определены рубежи обороны, согласованы вопросы выделения сил и средств.

Начиная с 1960-х годов и на протяжении многих лет бригада, а затем и дивизия принимала участие в выполнении задачи государственной важности по уборке урожая. В дивизии создавалась авторота в составе автовзводов по одному от каждого полка. В автовзводе по 230 грузовых бортовых машин, оборудованных под перевозку зерна. Всего в автороте насчитывалось 130 военнослужащих и около 100 единиц различных машин (ЗИЛ-151, ЗИЛ-157, ЗИЛ-164, ГАЗ-63). Авторота входила в состав сводного автобатальона от армии. Общее руководство от РВСН осуществляли оперативные группы. В 1980 году одной из оперативных групп командовал заместитель командира дивизии полковник Г.М.Поленков.

 

* * *

Вернуться к оглавлению.

 

С 1980 года начался активный, завершающий этап расформирования дивизии.

1 февраля 1980 года был снят с боевого дежурства шахтный дивизион 307 рп (г. Елгава), а с 24 мая 1982 года – оба наземных дивизиона этого полка. 1 декабря 1982 года полк был переформирован на штат полка с ракетным комплексом «Пионер». 16 сентября 1983 года выведен из состава дивизии и передислоцирован в г. Канск Красноярского края, где в 1984 году заступил на боевое дежурство. В 1989 году 307 рп перевооружился на мобильный межконтинентальный комплекс «Тополь». В 2002 году ракетный полк награжден Вымпелом губернатора Красноярского края «Лучшая войсковая часть края».

7 июня 1982 года сняты с боевого дежурства все три (два наземных и один шахтный ) дивизионы 867 рп (г. Добеле). 1 декабря 1982 года полк был переформирован на штат полка с ракетным комплексом «Пионер». 12 мая 1983 года выведен из состава дивизии и передислоцирован в г. Барнаул в состав 35-й ракетной дивизии. 16 декабря 1994 года этот полк заступил на боевое дежурство после перевооружения на ракетный комплекс «Тополь». В сентябре 1997 года полк посетил главнокомандующий РВСН генерал-полковник В.Н.Яковлев.

1 марта 1983 года были сняты с боевого дежурства дивизионы (два шахтных и один наземный) 344 рп (г. Приекуле). К 1 декабря 1983 года полк был переформирован на штат полка с ракетным комплексом «Пионер» (командир полка Г.П.Ершов), а со 2 декабря 1985 года – на МКР «Тополь» и передислоцирован в г. Иркутск, войдя в состав 53 РА. 9 августа 1988 года полк заступил на боевое дежурство.

5 июля 1983 года командиром дивизии вместо генерал-майора Г.Ф. Ерисковского был назначен полковник Тонких Вячеслав Константинович.

1 декабря 1983 года в г. Елгава Латвийской ССР в составе дивизии был сформирован новый 778 рп с ракетным комплексом «Пионер», который 16 июня 1984 года был выведен из состава дивизии и передислоцирован.

По итогам 1983 года военной школе младших специалистов дивизии (г. Елгава, начальник вшмс подполковник В.И.Куплайс) было вручено переходящее Красное Знамя ЦК КП Латвии, Президиума Верховного Совета и Совета Министров Латвийской ССР.

Управление 29-й ракетной дивизии, выполнив под руководством командира дивизии генерал-майора В.К.Тонких демонтаж ракетных комплексов Р-12 и Р-14 и переформировав ракетные полки на штат полков с ракетным комплексом «Пионер», а 344 рп – «Тополь», было передислоцировано в г. Иркутск и приступило к формированию боевого состава с новым ракетно-ядерным оружием.

С 1 февраля 1986 года на основании директивы главнокомандующего РВСН №432/3/00846 от 3 декабря 1985 года на базе передислоцированного управления 29-й ракетной дивизии, получившего новое условное наименование – в/ч 59968, в г. Иркутск началось формирование нового состава ракетного соединения:

– к 25 мая 1987 года из Орловско-Берлинского соединения (г.Канск) прибыл первый ракетный полк (в/ч 48409);

– к 1 июля 1987 года прибыл второй ракетный полк – 344-й гвардейский Краснознаменный имени 50-летия образования СССР (в/ч 52933);

– к 1 декабря 1987 года прибывает третий ракетный полк – гвардейский Свирский ордена Богдана Хмельницкого 2-й степени (в/ч 52009), ранее входивший в состав Смоленской ракетной армии;

– к 1 мая 1988 года в боевой состав ракетной дивизии передается четвертый ракетный полк (в/ч 40883), передислоцированный из Хабаровского ракетного соединения (пос. Дровяная).

Пройдя обучение на государственном полигоне Плесецк, каждый из ракетных полков принял на вооружение мобильный ракетный комплекс «Тополь» с ракетой РТ-2ПМ (дальность стрельбы свыше 10000 км) и усовершенствованным подвижным командным пунктом полка.

Ракетная дивизия в новом качестве заступила на боевое дежурство в апреле 1989 года. 27 мая 1988 года заступила на боевое дежурство войсковая часть 48409 (командир части подполковник Г.Н.Семенов), став первой среди аналогичных войсковых частей в освоении ракетного комплекса «Тополь». 9 августа 1988 года на боевое дежурство заступила в/ч 52933, 11 ноября 1988 года – в/ч 52009 и в апреле 1989 года – в/ч 40833.

* * *

Вернуться к оглавлению.

29-я гвардейская ракетная Витебская ордена Ленина Краснознаменная дивизия (г. Иркутск) – одно из двух соединений расформированной 50 РА, которое сохранило свое Боевое Знамя и, неся боевое дежурство на мобильных пусковых установках «Тополь», продолжает славные боевые традиции 51-й гвардейской стрелковой дивизии, 54-й бригады особого назначения РВГК, 85-й инженерной бригады РВГК и Шяуляйской ракетной дивизии. Личный состав дивизии, как отметил министр обороны Российской Федерации С.Б.Иванов, посетивший дивизию в январе 2004 года, с высоким профессионализмом выполняет свои обязанности, свой долг перед Родиной.

По итогам 2005 и 2006 учебных годов 29 рд признана лучшей в РВСН среди соединений, вооруженных ракетным комплексом «Тополь».

Многие известные в РВСН военачальники и командиры в разные годы служили в 54-й бригаде особого назначения, 85-й инженерной бригаде РВГК, 29-й ракетной дивизии. Впоследствии они командовали дивизиями, армиями, занимали высокие командные должности в РВСН, стали начальниками полигонов, преподавателями в высших военных учебных заведениях, докторами наук и профессорами:

– генерал-полковник Есин Виктор Иванович (начальник отделения стартовой батареи 79 рп, г. Плунге), начальник Главного штаба РВСН, кандидат военных наук, профессор Академии военных наук;

– генерал-полковник Дремов Виктор Васильевич (командир дивизии, г. Иркутск), заместитель командующего РВСН;

– генерал-лейтенант Гагарин Владимир Григорьевич (начальник штаба дивизии, г. Иркутск), заместитель командующего РВСН;

– генерал-лейтенант Егоров Вячеслав Федорович (помощник начальника оперативного отделения штаба бригады), начальник штаба – первый заместитель начальника 1 ГУ МО СССР;

– генерал-лейтенант Жуков Юрий Аверкиевич (старший помощник главного инженера 115 рп, пос. Паплака), начальник полигона Байконур, почетный гражданин г. Байконур;

– генерал-лейтенант Тонких Вячеслав Константинович (заместитель командира дивизии, г. Шяуляй). Начальник полигона Капустин Яр;

– генерал-лейтенант Дегтеренко Павел Григорьевич (начальник штаба 79 рп, г. Плунге), начальник полигона Капустин Яр;

– генерал-лейтенант Колесов Александр Александрович (первый командир 29 рд, г. Таураге), старший преподаватель Военной академии генерального штаба Вооруженных Сил СССР;

– генерал-лейтенант Логачев Анатолий Григорьевич (начальник политотдела дивизии, г. Шяуляй), начальник политотдела Военно-космических сил СССР;

– генерал-майор Бутылкин Виктор Васильевич, Герой Советского Союза (заместитель командира оидн по спецвооружению), начальник кафедры Военной академии РВСН им. Дзержинского, доктор военных наук, профессор, заслуженный деятель науки РФ, почетный академик Российской академии ракетных и артиллерийских наук (РАРАН);

– генерал-майор Гарбуз Леонид Стефанович (командир 54 БОН РВГК), в период Карибского кризиса 1962 года – заместитель командующего Группой советских войск на Кубе, руководитель ракетной группировки;

– генерал-майор Краснов Анатолий Дмитриевич (начальник отделения стартовой батареи 867 рп, г. Добеле), начальник штаба объединения Военно-космических сил СССР;

– генерал-майор Бессонов Александр Николаевич (старший помощник главного инженера дивизии, г. Шяуляй), первый заместитель начальника Семипалатинского ядерного полигона;

– генерал-майор Воронич Глеб Борисович (начальник штаба 307 рп, г. Елгава), начальник Серпуховского высшего военного командно-инженерного училища;

– полковник Монахов Николай Константинович (командир технической батареи 1-го дивизиона 25-го инженерного полка, г. Советск, заместитель начальника кафедры оперативно-тактической подготовки Ракетных войск в Военной гуманитарной академии, кандидат военных наук, профессор, член-корреспондент РАРАН;

– полковник Сафонов Георгий Сергеевич (начальник отделения системы БРК), преподаватель Рижского высшего Краснознаменного военно-политического училища, кандидат технических наук, доцент;

– полковник Рылов Владимир Александрович (начальник отделения стартовой батареи Таурагского полка), старший преподаватель Военной академии РВСН Ф.Э. Дзержинского, кандидат военных наук.

Всех трудно перечислить. Помимо вышеуказанных из рядов нашей дивизии вышли генералы: М.П.Вишневский, В.П.Глуховский, В.Н.Гонтаренко, А.А.Дмитриев, В.А. Евстратов, Г.Ф.Ерисковский, А.А.Кокин, Л.И.Кокин, П.В.Колесников, Е.И.Пароль, В.Н.Малашенков, Л.С.Придатко, Н.И.Паутов, И.Ф.Николаев, Г.М.Поленков, Л.В.Орехов, Б.К.Тырцев, Г.Д.Гаврилов, А.Н.Копейкин, М.П.Данильченко, А.С.Лапшин, К.В.Свидерский, В.Я.Шаварин, В.В.Анциферов и другие. В 1973-1975 годах после окончания Ленинградского электротехнического института (1970 г.) в дивизии проходил службу в составе офицеров-двухгодичников лейтенант, а ныне полковник запаса, бессменный (с октября 1996 г.) губернатор Вологодской области Позгалев Вячеслав Евгеньевич.

К великому сожалению, многих ветеранов дивизии, стоявших у истоков и становления РВСН, нет среди нас. Список, к большому огорчению, уже слишком велик. Ушли из жизни: Л.С.Гарбуз, Л.И.Кокин, А.А.Колесов, А.Г.Логачев, В.В.Бутылкин, В.П.Глуховский, Г.Д.Гаврилов, С.Г.Чистяков, И.В.Шищенко, И.П.Шелуханский, М.П.Данильченко, М.П.Вишневский, А.Д.Краснов, С.С.Зайцев, И.Т.Ларионов, В.Н.Лихолетов, В.А.Немытов, И.С.Сидоров, Ю.В.Торопов, Ю.В.Потапов, Б.К.Тырцев, А.А.Дмитриев, В.Е.Галинский, М.А.Клочков и другие. Вечная им память!

Время стремительно идет вперед, годы уходят в прошлое, но не стареют душой ветераны. Память об их вкладе в становление и развитие 29-й гвардейской ракетной дивизии продолжает жить.

21 декабря 1996 года в ознаменование 45-летия со дня создания третьего ракетного соединения Вооруженных Сил СССР – 54-й бригады особого назначения РВГК состоялась юбилейная встреча ветеранов соединения. Присутствовало более 100 человек, в их числе: начальник Главного штаба РВСН генерал-полковник В.И.Есин, генералы – Герой Советского Союза В.В.Бутылкин, И.Ф.Николаев, Е.И.Пароль, В.Н.Малашенков, Н.И.Паутов, А.А.Кокин, первый командир 344 рп (г. Приекуле_ полковник С.Г.Чистяков, первый главный инженер дивизии полковник В.А.Гуров, первый начальник Плунгенской ртб полковник И.В.Шищенко, начальник политотдела бригады полковник В.А.Немытов, начальник электроогневого отделения стартовой батареи бригады Н.М.Киселев. Основную часть участников встречи составили ветераны 29-й ракетной дивизии. С приветствием от имени командования РВСН выступил генерал-полковник В.И.Есин. Он зачитал обращение главнокомандующего РВСН генерала армии И.Д.Сергеева к ветеранам дивизии:

 

«УВАЖАЕМЫЕ ВЕТЕРАНЫ!

Исполняется 45 лет со дня создания третьего ракетного соединения наших Вооруженных Сил.

54-я бригада особого назначения (с марта 1953 года – 85-я инженерная бригада РВГК) является одним из пионеров ракетного дела. Она внесла достойный вклад в создание и строительство Ракетных войск стратегического назначения. Бригада дислоцировалась на полигоне Капустин Яр и в течение 7 лет успешно совершенствовала свое боевое мастерство при проведении учебно-боевых пусков ракет и участвуя в учениях, проводимых Министерством обороны и Штабом реактивных частей. Первым командиром бригады был генерал-майор Колесников Петр Васильевич, затем бригадой командовали генерал-майор Гарбуз Леонид Стефанович (с августа 1954 года) и полковник Колесов Александр Александрович (с сентября 1958 года).

С созданием Ракетных войск на базе бригады была сформирована ракетная дивизия, которая по преемственности получила наименование «гвардейская ракетная Витебская ордена Ленина Краснознаменная дивизия». Дивизия формировалась в г. Таураге (Литва), затем была передислоцирована в г. Шяуляй, а позднее в связи с перевооружением на ракетный комплекс «Тополь» в г. Иркутск. Первым командиром дивизии стал генерал-майор Колесов Александр Александрович.

Более 35 лет дивизия несет боевое дежурство по обеспечению безопасности нашей Родины, является одним из ведущих соединений Ракетных войск стратегического назначения. В конце 1980-х годов дивизия прошла перевооружение на новую ракетную технику и продолжает совершенствовать свое мастерство.

Поздравляю вас, дорогие ветераны, и весь личный состав гвардейского ракетного соединения со знаменательной датой и желаю крепкого здоровья, долгих лет жизни, активного участия в поддержании боеготовности ракетных войск стратегического назначения».

 

Присутствующий на встрече заместитель командира дивизии по воспитательной работе полковник Н.В.Серегин сообщил, что 29-я гвардейская ракетная дивизия (г. Иркутск) занимает достойное место в РВСН по защите государственных интересов России и личный состав гордится ее славной историей. В ходе проведения торжественного собрания было принято решение о создании ветеранской организации. Был избран Совет ветеранов в составе: председатель – Е.И.Пароль, заместитель – А.Л.Русинов, секретарь – Г.Ф.Дубровин. Куратором ветеранского движения 29 рд от Совета ветеранов РВСН назначен Н.К.Монахов, являющийся членом президиума этого Совета. Была одобрена инициатива организаторов встречи о ежегодной встрече ветеранов дивизии 9 мая в Центральном парке культуры и отдыха им. Горького в Москве.

24 декабря 2004 года в связи с 45-летием РВСН была организована вторая встреча ветеранов дивизии в Военной академии РВСН им. Петра Великого. Присутствовало 54 человека. Особенностью было то, что в рядах ветеранов появились представители Иркутской дивизии: командиры дивизии генерал-лейтенанты В.В.Дремов и В.К.Тонких, начальник штаба полковник И.Е.Абросимов, начальник политотдела В.А.Евстратов и другие. На встрече присутствовал один из первых офицеров 54-й бригады особого назначения РВГК В.Н.Чаманский. Встреча прошла в дружеской и теплой обстановке, «...бойцы вспоминали минувшие дни...». Ветеранам были вручены удостоверения и значки «Союз ветеранов-ракетчиков»; ряд ветеранов от имени командующего РВСН были награждены знаками отличия Министерства обороны РФ «За службу в РВСН» и «За боевое дежурство в РВСН». На торжественном собрании было принято решение о подготовке и издании исторического очерка о 2й гвардейской ракетной Витебской ордена Ленина Краснознаменной дивизии.

Исторический путь 29-й ракетной дивизии продолжается. Сегодня на смену ветеранам-первопроходцам приходит новое поколение офицеров, которые успешно несут боевое дежурство, выполняют другие сложные задачи повседневной деятельности войск, достойно продолжают лучшие традиции своих предшественников и помнят, что есть такая профессия – Родину защищать.

 

Воспоминания ветеранов

Вернуться к оглавлению.

 

ЛЮБИМАЯ ПЕСНЯ ВЕТЕРАНОВ
ГВАРДЕЙСКОЙ РАКЕТНОЙ ВИТЕБСКОЙ
ОРДЕНА ЛЕНИНА КРАСНОЗНАМЕННОЙ ДИВИЗИИ

 

Помни однополчан...

 

Встречались мы с грозой и вьюгами,

Огонь и воды вместе мы прошли.

Товарищ мой, ты помнишь – раньше друг без друга мы

И дня прожить, бывало, не могли.

 

А вот теперь другими стали мы,

И жизнь своя у каждого идет.

Товарищ мой, с друзьями редко вижусь старыми,

Лишь телеграммы шлю на Новый год.

 

Но руку друга рядом чувствую,

Не разлучат нас ни версты, ни года.

Товарищ мой, и в праздник и в минуту трудную

Со мною ты, и я с тобой всегда.

 

Так значит, молодость жива еще,

И легче жить, в душе ее храня,

Стакан вина я пью за старого товарища,

И ты, дружище, выпей за меня.

 

Оглавление

Далее

 

* *  *

Яндекс.Метрика