На главную сайта   Все о Ружанах

РАКЕТНЫЕ ВОЙСКА СТРАТЕГИЧЕСКОГО НАЗНАЧЕНИЯ

29-я ГВАРДЕЙСКАЯ РАКЕТНАЯ ВИТЕБСКАЯ ОРДЕНА ЛЕНИНА
КРАСНОЗНАМЕННАЯ ДИВИЗИЯ (Исторический очерк)

ЦИПК. 2008

При перепечатке ссылка на данную страницу обязательна.

ГУРОВ Виктор Александрович

У ИСТОКОВ СОЗДАНИЯ РАКЕТНЫХ СОЕДИНЕНИЙ

Назад

Оглавление

Далее

Ветеран 85-й инженерной бригады РВГК (1956-1959 гг.), главный инженер бригады и 29-й ракетной дивизии (1959-1964 гг.)

 

 

10 октября 1948 года на полигоне Капустин Яр был осуществлен успешный пуск первой отечественной ракеты Р-1 (индекс по заводской документации 8А11), а 28 ноября 1950 года ракетный комплекс с ракетой Р-1 был принят па вооружение. С этого времени началось формирование боевых частей и освоение ими нового вида оружия - баллистических управляемых ракет.

В первой половине 1952 года на полигоне Капустин Яр формируется третья по счету в Вооруженных Силах СССР бригада особого назначения РВГК - 54-я. В марте 1953 года эта бригада переименовывается в 85-ю инженерную бригаду РВГК. Вот в нее в начале 1956 года я после окончания факультета реактивного вооружения Военной артиллерийской инженерной академии им. Ф.Э. Дзержинского получил назначение на должность помощника начальника отдела спецвооружения по аппаратуре автономной системы управления, окунувшись с первых же дней своей службы в горячие будни практического освоения ракетной техники.

Полигон Капустин Яр занимает особое место в жизни большинства ракетчиков первого поколения, впрочем как и в истории освоения первых баллистических управляемых ракет. Для многих молодых офицеров и солдат он был первой в их самостоятельной жизни проверкой на прочность, где не только происходило познание военного и ракетного дела, но и закалялась их воля и характер. Морозы и жара, степные ураганы и привозная вода, армейская жизнь в палатках, вспышки дизентерии соседствовали с токсичными компонентами ракетного топлива (КРТ), вынуждавшими в этих условиях находиться в противогазах и защитной прорезиненной одежде. И над всем этим царил жесткий «Его Величество» норматив: все должно было совершаться в точно заданное время в незыблемой последовательности, объединяя усилия и устремления десятков людей на стартовой позиции во имя одной задачи - пуска ракеты. Сюда многие годы прибывали на учебу и пуски ракет люди, расставленные кадровиками и «мобистами» по штатным клеткам, а убывали сплоченные боевые расчеты пуска, способные самостоятельно выполнить боевую задачу по подготовке ракеты к пуску.

Бригадой в то время командовал полковник Леонид Стефанович Гарбуз, сменивший в августе 1954 года генерал-майора артиллерии П.В. Колесникова. Л.С. Гарбуз отличался энергичностью характера, высокой эрудицией, чутким и справедливым отношением к подчиненным. Офицеры бригады восхищались красивым, богатырского вида командиром. Он обладал отменным здоровьем, зимой мог искупаться в проруби. Любил проводить отдых вместе с офицерами и их семьями. Запомнился один майский отдых на берегу реки Ахтуба, в весеннее половодье затопившей пойму и соединившейся с Волгой. Раздевшись, Леонид Стефанович вошел в почти ледяную воду и сделал заплыв на приличное расстояние. За ним никто не смог последовать.

Бригада подчинялась по вопросам службы Штабу реактивных частей, а начальнику полигона - только как начальнику гарнизона, и генерал-лейтенант артиллерии В.И. Вознюк (начальник полигона) не нес непосредственной ответственности за уровень боевой подготовки бригады. А начальник он был требовательный, жестко наводил порядок в гарнизоне, уделяя большое внимание благоустройству жилого городка. Его заслуга в том, что военный городок превратился в оазис в голых, засушливых заволжских степях. Кроме того, нужно было постоянно поддерживать в порядке кюветы многокилометровых межплощадочных дорог и очищать их, особенно к приезду высоких начальников. Многие из этих работ в значительной степени выполнялись по распоряжению начальника гарнизона личным составом бригады. Л.С. Гарбуз болезненно переносил большой отрыв личного состава от боевой подготовки на хозяйственные работы, принципиально отстаивал интересы бригады, его отношения с начальником гарнизона нередко бывали напряженными.

В 1958 году Л.С. Гарбуз убыл на учебу в Военную академию Генерального штаба Вооруженных Сил. Впоследствии он занимал должности заместителя командующего ракетной армией по боевой подготовке (г. Винница), заместителя начальника Боевой подготовки РВСН, в период Карибского кризиса заместителя главнокомандующего советскими войсками на Кубе. Закончил военную службу заместителем начальника Военной инженерной академии им. Ф.Э. Дзержинского.

Главным инженером бригады был Герой Советского Союза подполковник Виктор Васильевич Бутылкин, сменивший на этой должности полковника С.П. Титова. Начинал он службу в бригаде с момента ее создания в должности сначала заместителя командира дивизиона по спецвооружению, затем руководил отделом спецвооружения. Его глубокие профессиональные знания, большая работоспособность служили примером для офицеров бригады. Большое внимание он уделял технической подготовке своих подчиненных. Требовал, чтобы офицер службы по своему направлению работы был самым грамотным специалистом в бригаде.

После убытия в конце 1956 года В.В. Бутылкина в НИИ-4 главным инженером был назначен инженер-полковник Евгений Павлович Шумилов.

Высоким профессионализмом отличался и начальник отдела спецвооружения и спецтоплив бригады подполковник Михаил Абрамович Фалькович.

Большим авторитетом среди инженеров и техников отделений боковой радиокоррекции (БРК) пользовался начальник отдела по радиоуправляемым системам старший инженер-лейтенант Георгий Сергеевич Сафонов.

Начальником политотдела бригады был полковник Валериан Алексеевич Немытов, сменивший на этой должности подполковника Г.Р. Данилевича. Главные черты его характера внимание к людям, справедливость, неиссякаемая энергия и заражающий оптимизм.

 

Штабом бригады руководил полковник Анатолий Петрович Коваленко. В должности помощника начальника оперативного отделения штаба бригады начал службу в Ракетных войсках капитан В.М. Егоров. Через некоторое время он был назначен начальником штаба 2-го дивизиона. Впоследствии В.М. Егоров стал командующим ракетной армией, а затем начальником штаба - первым заместителем начальника 12 ГУ МО СССР.

Бригада жила напряженной жизнью, отрабатывая методики применения ракет и шлифуя тактическую слаженность подразделений. На учебной площадке № 6, в 30 км от жилого городка, проводились комплексные занятия по подготовке ракет Р-1 (8А11) и Р-2 (8Ж38) к пуску, «прожиги» с выводом двигательной установки ракеты на режим предварительной ступени.

В этот начальный период становления ракетных соединений разрабатывались и основы их боевого применения. Тактические учения являлись при этом наиболее эффективным методом проверки разрабатываемых в штабах планов. Серьезных исследований требовала надежность наземного оборудования в полевых условиях при интенсивной его эксплуатации. Большой школой являлись тактические учения, проводимые Штабом реактивных частей. Это тактическое учение «Запад», проводившееся летом 1956 года, тактическое учение, проводившееся зимой 1957-1958 гг., в ходе которого проверялись возможности и временные нормативы последующих пусков ракет с одного пускового стола, а также учение, проведенное под руководством начальника Штаба реактивных частей генерал-лейтенанта артиллерии М.А. Никольского. Нам, офицерам бригады, участвующим в этом учении, запомнилась его высокая интеллигентность, отсутствие высокомерия, стремление глубоко вникнуть во все вопросы боевого применения нового вида оружия, уважительное отношение к подчиненным и справедливость.

В июне 1956 года на вооружение была принята ракета Р-5М (8К51), 2-й и 3-й дивизионы бригады начинают перевооружаться на ракетный комплекс с ракетой Р-5М, теоретически и практически осваивая его.

В мае 1958 года 2-й дивизион бригады, первым освоивший новый ракетный комплекс, был передислоцирован в Крым, на постоянное место дислокации (с. Перевальное), где уже 10 мая 1959 года первым из ракетных частей заступил на боевое дежурство. На полигоне была оставлена одна стартовая батарея майора В.Ф. Сергеева, которой была поставлена задача по отработке степеней боевой готовности № 1, 2, 3 и их временных нормативов. В ходе отработки боевых готовностей с мая по август 1958 года были проведены шесть учебно-боевых пусков ракеты Р-5М. В довершение всего была проведена изнуряющая проверка возможностей и временных нормативов по проведению последующих пусков ракет с одного пускового стола, в ходе которой были проведены подряд три учебно-боевых пуска ракеты.

Новую ракетную технику нужно было не только осваивать, но и доказывать ее право на существование, то есть показывать ее возможности. Такую задачу пришлось решать нашей бригаде в 1958 году, готовясь к посещению полигона Капустин Яр высшим политическим руководством государства во главе с Н.С. Хрущевым и командованием Вооруженных Сил. Был разработан сценарий показа ракетной техники, выбраны наиболее характерные моменты из цикла подготовки ракеты к пуску, оборудовались соответствующие точки показа. Показ должен был завершиться пуском ракет.

Насколько большое значение придавалось этому показу, свидетельствует эпопея по подготовке смотровых площадок, которую можно отнести к разряду армейских курьезов. Место показа было выбрано в степи между 2-й и 4-й площадками полигона. В разгар весны степь преобразилась - вокруг полыхали красные маки, создавая неповторимый степной ландшафт. Но время показа откладывалось, зеленая весенняя трава поникла, появились сухие песчаные кочки, устланные верблюжьей колючкой и поросшие острой, точно иглы, травой; под натиском сухих ветров начали гулять по степи клубки перекати-поля.

Командование приняло решение снять верхний слой земли, чтобы выровнять смотровые площадки. Над площадками поднялись густые облака пыли. После этого начали поливать землю из водообмывщиков 8Т311 водой, которую возили за несколько десятков километров из реки Ахтуба. От жары и воды земля покрылась паутиной глубоких трещин. Но требования начальника полигона генерала В.И. Вознюка оставались неизменными: «Чтобы и дамский каблучок не застрял в трещине». И мы подчинялись, продолжая латать эти трещины. Уже и лето было на исходе, а «борьба с природой» все продолжалась. В конце концов технику убрали. И только 13 сентября 1958 года показ ракетной техники все же состоялся.

В сентябре 1958 года командиром бригады был назначен полковник Александр Александрович Колесов, до этого - заместитель командира бригады. Впоследствии с формированием 29-й ракетной дивизии он становится ее первым командиром. В июле 1963 года генерал-майор А.А. Колесов убывает на учебу в Военную академию Генерального штаба Вооруженных Сил и после ее окончания в июне 1965 года назначается командиром вновь формируемого ракетного корпуса (г. Джусалы Казахской ССР). В 1970 году в звании генерал-лейтенант он назначается на должность старшего прегюдавателя в Военную академию Генерального штаба Вооруженных Сил СССР.

В первой половине 1958 года я был назначен заместителем командира 1-го дивизиона по спецвооружению, сменив на этой должности подполковника Пильева. Командиром дивизиона был подполковник Субботин, вскоре его сменил подполковник Г.Д. Гаврилов, бывший до этого заместителем командира, а заместителем назначается майор И.И. Кочкин. Заместителем командира по политической части был опытный политработник майор Е. Евстратов, начальником штаба -майор П.В. Трущелев. Подразделениями командовали опытные офицеры, прошедшие суровую школу полигона: 1-й стартовой батареей -майор В.Н. Кабанов, 2-й - капитан Григорьев, технической батареей - капитан Макеев, батареей управления - капитан Б.В. Гавря, батареей заправки и подвоза - майор Сазоненко.

В конце 1958 - начале 1959 года штаб бригады вместе с управлением и частью подразделений 1-го дивизиона убывает к новому месту дислокации (г. Таураге Литовской ССР). На полигоне для проведения пусков ракет Р-12 на заключительном этапе государственных испытаний осталась оперативная группа дивизиона, командовать которой поручено было мне.

Раньше нам часто приходилось выполнять задачи полигонных команд по пуску серийных ракет Р-1, Р-2, Р-5М из-за их загруженности или по каким-либо другим причинам. Но это был первый случай на полигоне, когда пуски новой ракеты Р-12 на ответственном этапе ее испытаний были доверены боевому подразделению. Мы рассматривали этот факт как признание авторитета личного состава дивизиона, успешно освоившего ракету Р-12. Нами было проведено три успешных пуска этой ракеты. Стартовая и техническая батареи первыми среди ракетных частей получили допуск к самостоятельному пуску ракеты Р-12. Сразу же после проведения последнего пуска ракеты оперативная группа 1-го дивизиона убыла с полигона в г. Таураге Литовской ССР.

 

Закончился сложный, напряженный период жизни и боевой учебы бригады на полигоне Капустин Яр. Впереди вставали новые большие и ответственные задачи по освоению боевых ракетных комплексов и организации несения боевого дежурства на них, используя богатейший опыт, накопленный на полигоне.

Трудно переоценить значение первых бригад особого назначения РВГК для последующего становления и развития Ракетных войск. На их опыте отрабатывались способы эксплуатации и боевого применения нового оружия, разрабатывались вопросы тактики и боевого управления. Они явились школой подготовки командных и инженерных кадров для будущих ракетных соединений, объединений и центральных управлений. Многие офицеры этих бригад стали видными военачальниками в Ракетных войсках.

85-й инженерной бригаде, переформированной затем в 29-ю гвардейскую ракетную Витебскую ордена Ленина Краснознаменную дивизию, суждено было стать одним из центров формирования и обучения в общей сложности 15 ракетных полков, из которых впоследствии были сформированы три ракетных дивизии.

Дивизионы бригады явились основой при формировании новых частей и соединений в разных районах СССР:

еще в 1954 году личный состав 1-го дивизиона был передан Кальярскому полигону для укомплектования его подразделений пуска и обслуживания. Вместо него был сформирован новый 1-й дивизион;

в 1957 году из состава бригады убыл на Дальний Восток (под г. Ворошилово-Уссурийск) 3-й дивизион (командир подполковник С.Т.Генералов). Впоследствии квалифицированные кадры дивизиона были использованы для комплектования полка, а затем и дивизии;

второй дивизион, первым среди ракетных частей освоивший на Капьярском полигоне ракету Р-5М, был передислоцирован в Крым (с. Перевальное).

В середине 1959 года дивизионы бригады были переведены на полковые штаты, и 1-й дивизион получил новое наименование «гвардейский Полоцкий Краснознаменный ракетный полк». Позже за успехи в боевой подготовке в наименование полка было дополнительно включено «имени 50-летия ВЛКСМ». Командиром полка утверждается полковник Г.Д. Гаврилов, впоследствии командовавший ракетной дивизией. Был он и заместителем командующего ракетной армией по боевой подготовке (г. Владимир).

В середине 1959 года я был назначен главным инженером бригады, а затем и дивизии при переводе управления бригады на штат ракетной дивизии.

Выполнение всех ответственных задач, возлагаемых на 29-ю ракетную дивизию, требовало огромного напряжения сил, исключительной добросовестности, высокого профессионального уровня офицеров управления. Большой объем работы выполняли все отделы и службы. В то время в высших штабах дискуссировался вопрос о разделении ответственности между службами в эксплуатации техники и боевой подготовке личного состава, его технической учебы. В дивизии этот вопрос был решен однозначно. Организация эксплуатации и техническая учеба были под контролем службы главного инженера.

Офицеры отделения боевой готовности и боевой стрельбы штаба дивизии принимали в этом активное участие в меру своей профессиональной подготовки. Так, большую помощь нам оказывал старший лейтенант Н.К. Монахов, впоследствии ставший профессором, кандидатом военных наук.

Естественно, что, имея богатый опыт, только что сформированная дивизия с самого начала являлась своеобразным полигоном проверки и доработки строительных проектов боевых стартовых позиций, практической отработки системы и документации боевого дежурства ракет средней дальности. В этот период дивизию посещали высокие политические и военные руководители: Л.И. Брежнев, главный маршал артиллерии М.И. Неделин и другие. Для министра обороны Маршала Советского Союза Р.Я. Малиновского на одной из боевых стартовых позиции был проведен показ ракетной техники и демонстрация наиболее характерных операций, выполняемых боевым расчетом при подготовке ракеты Р-12 к пуску.

На базе дивизии в начале 1960-х годов проводились показные учения для руководящего состава высших штабов и командования вновь формируемых соединений РВСН. Полки дивизии, вооруженные ракетами Р-12, Р-12У, Р-14 и Р-14У, были в числе первых, заступивших на боевое дежурство. Все это требовало от личного состава и командования полков и дивизии большого напряжения и полной отдачи сил в выполнении поставленных задач в условиях жестких директивных сроков.

Напряженная боевая учеба и большая школа практического опыта боевого использования ракетной техники, постоянный контакт с военными испытателями полигона и представителями промышленности позволили создать в бригаде, а потом и в дивизии обстановку, при которой, прежде всего, ценились профессионализм, добросовестность и самоотверженность в выполнении воинского долга. Этому в немалой степени способствовали высокая требовательность к себе и подчиненным, профессиональные знания и организаторские способности командира бригады, а затем и дивизии генерал-майора Александра Александровича Колесова. Он принимал смелые решения при выдвижении офицеров на должности, не придавая особого значения воинскому званию и относительной молодости.

Мне, назначенному в звании капитан главным инженером бригады, генерал А.А. Колесов оказал неоценимую помощь в становлении как руководителя большого коллектива инженеров.

Старший лейтенант Юрий Аверкович Жуков, отличавшийся высокой грамотностью и целиком посвятивший себя военной службе, был назначен главным инженером самого неблагополучного в дивизии полка, на счету которого было наибольшее количество поломок техники. В короткий срок полк по состоянию техники вышел в число передовых. В последующем генерал-лейтенант Ю.А. Жуков был начальником космодрома Байконур.

Старшего лейтенанта Виктора Ивановича Есина отличали глубокие знания, исключительное трудолюбие, энциклопедичность ума, подкупающая скромность и отсутствие показного эффекта в работе. Он за короткий срок прошел в дивизии путь от начальника отделения до ведущего специалиста службы ракетного вооружения дивизии, в последующем В.И. Есин - генерал-полковник, начальник Главного штаба РВСН.

Помощник главного инженера дивизии по двигательной установке ракет старший лейтенант А.А. Кокин стал командиром дивизии, а закончил военную службу в звании генерал-майор, в должности первого заместителя начальника Серпуховского ВВКИУ.

Старший помощник главного инженера дивизии по электрооборудованию старший лейтенант Л.Л. Бессонов вырос до начальника одного из ядерных арсеналов, а закончил военную службу генерал-майором, заместителем начальника Семипалатинского ядерного полигона.

Не менее удачно сложилась военная служба многих других офицеров. получивших воспитание и закалку в 29-й ракетной дивизии.

Мы благодарны судьбе, которая проложила наш ратный пугь по неизвестной дороге становления и развития Ракетных войск стратегического назначения, наполнив его глубоким смыслом и содержанием, что оставило неизгладимый след во всей нашей жизни.

 

Назад

Оглавление

Далее

 

*  *  *

Яндекс.Метрика