На главную сайта   Все о Ружанах

РАКЕТНЫЕ ВОЙСКА СТРАТЕГИЧЕСКОГО НАЗНАЧЕНИЯ

29-я ГВАРДЕЙСКАЯ РАКЕТНАЯ ВИТЕБСКАЯ ОРДЕНА ЛЕНИНА
КРАСНОЗНАМЕННАЯ ДИВИЗИЯ (Исторический очерк)

ЦИПК. 2008

При перепечатке ссылка на данную страницу обязательна.

САФОНОВ Георгий Сергеевич

ДЕРЖАТЬ ЗОНУ!..

Назад

Оглавление

Далее

Ветеран 85-й инженерной бригады РВГК (Капустин Яр, 1954-1959 гг.)

 

 

Мои воспоминания относятся к периоду 1954-1959 гг., когда были сформированы первые инженерные бригады РВГК. Это было время, когда создаваемым ракетным частям катастрофически не хватало подготовленных ракетчиков, многие подразделения бригад были неукомплектованы соответствующими специалистами-инженерами. Ими оказались выпускники Военной инженерной академии им. Ф.Э. Дзержинского, призванные из гражданских вузов и окончившие академию по ускоренной программе - так называемый «золотой фонд".

К этой группе специалистов. назначенных на должности начальников отделений стартовых и технических батарей, батарей управления и не имеющих никакого опыта работы со специальной техникой и личным составом, относился и я.

Суровые будни армейской жизни, тяжелые бытовые условия в первые месяцы самостоятельной работы негативно влияли на наше моральное состояние. Но чувство долга, личной ответственности за доверие, которое нам оказало государство, позволило преодолеть трудности и в дальнейшем стать специалистами высокой квалификации. Многие из нас, приобретя опыт работы в воинских частях, стали учеными НИИ, преподавателями военных учебных заведений, специалистами военной приемки, главными инженерами полков.

О том, как мы становились настоящими специалистами, как мы вместе с другими опытными офицерами добивались мастерства в освоении новой сложной техники, и хочу рассказать.

Прошло более 50 лет с тех пор. Ушли в забвение отдельные события, фамилии и имена коллег и сослуживцев. Но о некоторых из тех, кто неразрывно связан с жизнью 85-й инженерной бригады РВГК, мне хочется вспомнить.

Решением Государственного Комитета Обороны от 27 февраля 1953 года были призваны в кадры Советской Армии с 5-х курсов ряда гражданских вузов страны студенты различных специальностей (радисты, электрики, прибористы, механики). После 15-месячного обучения значительная часть молодых инженеров-лейтенантов была направлена на инженерные должности в воинские части пяти бригад РВГК.

Первое пополнение молодых инженеров для 85-й инженерной бригады в количестве 10 человек в конце июля 1954 года прибыло на станцию Капустин Яр. Одновременно с нами прибыла и большая группа офицеров нашего академического выпуска непосредственно в распоряжение полигона. Их встречали представители штаба полигона, а о нас никто ничего не знал. Все мы были в военной форме, и после проверки документов нас вместе со всеми довезли до штаба полигона.

 

Тех, кто был направлен для прохождения службы на полигон, сразу разместили в гостинице, а нам пришлось еще долго ждать, пока дежурный по штабу уточнял, кто мы такие и связывался с командованием бригады. Только к вечеру нас с вещами привезли в расположение части, которая стояла полевым лагерем. После короткой беседы с начальником штаба бригады подполковником А.П. Коваленко мы получили трое суток отпуска на самостоятельное жилищное устройство в селе Капустин Яр.

Наша группа состояла из холостяков, и мы предпочли жить у своих товарищей, которых разместили в гостинице, на свободных койках, без ведома администрации гостиницы.

В таких условиях нам пришлось жить достаточно долго, пока не приехали представители Министерства обороны и Центрального Комитета КПСС по нашему письму, в котором были описаны условия проживания «золотого фонда», и не решили эту «сложную задачу». После чего всем нам, холостякам, предоставили официальные места проживания в гостинице.

Этот маленький житейский эпизод я описал для того, чтобы подчеркнуть, что проявление заботы о молодых офицерских кадрах, а особенно о тех, кто не имеет еще понятия об армейской жизни, является основным условием добросовестного выполнения ими служебных обязанностей, укрепления воинской дисциплины, а в дальнейшем и мужественного преодоления возможных тягостей военной службы.

После повторной беседы с начальником штаба бригады нас распределили по дивизионам. Меня направили во 2-й дивизион, где командиром был подполковник Глушич, а начальником штаба майор Пастух.

Первоначально я должен был быть начальником системы радиоконтроля точности (РКТ). Комплекта системы РКТ в дивизионе не было, а формировалось одно из двух отделений боковой радиокоррекции (БРК), поэтому я был назначен начальником этого отделения. По штатной структуре отделение БРК входило в состав батареи управления дивизиона, которой командовал капитан Андрианов - опытный, грамотный командир, пользующийся большим авторитетом у личного состава.

К 1954 году бригада была еще не полностью укомплектована системами БРК. В каждом дивизионе было только по одному комплекту вместо двух по штатному расписанию. Наиболее подготовленными к работе были отделение БРК 3-го дивизиона, где начальником отделения был капитан Б.В. Гавря, и отделение БРК 2-го дивизиона во главе со старшим лейтенантом В. Кривцовым.

Среди первой группы молодых офицеров я был единственный радист, остальные были электрики и механики, которые сразу получили боевую технику и подготовленный личный состав. Поэтому они сразу влились в боевые подразделения и начали осваивать технику. В этот период дивизионы работали с ракетами Р-1 и Р-2, комплекты оборудования для которых были, в основном, унифицированы. Система управления ракеты Р-1 автономная, а ракеты Р-2 в полете корректировалась по боковому направлению с помощью системы БРК-1. Из-за недокомплекта системы БРК-1 бригада в этот период не была полностью боеготова. В сентябре 1954 года она получила недостающие три комплекта системы БРК-1.

Перед командованием дивизионов стояла задача ускоренной подготовки к боевой работе расчетов отделений БРК-1. К концу 1954 года пришло новое пополнение молодых офицеров из Военной артиллерийской инженерной академии им. Дзержинского, Ростовского высшего артиллерийского инженерного училища, и инженерные должности начальников отделений БРК были заполнены. Новые начальники отделений БРК не имели опыта работы, часть из них вместе со своей техникой были прикомандированы к расчетам отделений БРК полигона в качестве дублирующих.

Командованием бригады была поставлена задача - отделениям БРК быть готовыми к самостоятельной работе со своими стартовыми батареями. Следует заметить, что отделения БРК входили в состав батареи управления дивизионов и их подготовка с расчетами стартовых батарей проходила раздельно. Это могло сказаться на слаженности проведения боевых работ. Впоследствии отделения БРК вошли в состав стартовых батарей, что позволило повысить их слаженность и, в конечном счете, боеготовность.

Боевая готовность отделений БРК зависела от надежности (безотказности работы) самой техники. К сожалению, были серьезные отказы, которые в реальных боевых условиях могли бы привести к срыву боевых пусков. Например, при подготовке к работе системы БРК отделения старшего лейтенанта Кривцова после занятия новой позиции на одной из рабочих частот обнаружилась несогласованность волновых сопротивлений антенн с волновым сопротивлением силового высокочастотного кабеля, а имеющиеся в комплекте согласующие шлейфы не дали положительного результата. Этот дефект не мог быть устранен силами расчета, и была вызвана заводская бригада.

Были случаи, когда неисправности возникали в блоках, вероятность выхода из строя которых была невелика. Так, например, во время подготовки ракеты Р-2 к пуску в системе БРК-1 2-го дивизиона возник отказ в антенном коммутаторе. Пуск обеспечивало мое отделение БРК. На стартовой позиции присутствовал маршал артиллерии М.И. Неделин. Пуск ракеты намечался на ночное время, но после сильной грозы был перенесен на утро. По трехчасовой готовности система БРК была проверена, равносигнальная зона (РСЗ) выставлена в плоскости стрельбы. В 30-минутной готовности последовали целый ряд задержек пуска, а станция все это время согласно инструкции находилась в непрерывной работе на эквивалент. Задержки пуска были и после объявления 15-минутной готовности. В таком предельно тяжелом (более часа) режиме работала станция. Это могло в любой момент привести к аварийной ситуации, что и случилось. После объявления 5-минутной готовности прекратилась телефонная связь со стартовой позицией (СП) по «шестовке». Станция по этой готовности работает на излучении не более 10 минут. Команда «Пуск» с СП не поступала. Мы находились в большом напряжении. Связь с СП через коммутатор 10-й площадки (военный городок) установить быстро не представилось возможным.

Команду «Пуск» приняли тогда, когда показался трассер поднимающейся ракеты. В этот момент РСЗ резко уходит вправо, что могло бы вызвать в системе управления ракетой ложный сигнал на коррекцию по боку полета ракеты. К нашему изумлению, после скачка РСЗ вернулась в нулевое положение. Это произошло до 14-й секунды полета ракеты, т.е. до момента расшунтирования бортового приемного устройства (БГ1У), что и не вызвало аварийного полета. Потерю связи СП с системой БРК оказывается никто не проконтролировал, хотя команда «Пуск» была, якобы, передана.

 

Радиосвязь с СП никогда не использовалась, а резервной телефонной связи не было. Этот случай, к сожалению, на разборе не был оглашен, и я. как начальник отделения, отвечающий за работу системы БРК, не был приглашен. Такое отношение к расчетам систем БРК было нередким, пока не была введена в отдел спецвооружения бригады должность помощника начальника отдела по радиосредствам. На эту должность в 1956 году я и был назначен в звании старший инженер-лейтенант.

Зная о своей большой ответственности за боевую готовность радиотехнических систем, я в меру своей компетенции делал все необходимое, иногда приходилось даже обходить отдельные положения руководящих документов. В частности, поддержание радиотехнических систем в рабочем состоянии на этапе их освоения нередко обеспечивалось благодаря прямым контактам с заводом-изготовителем этих систем и военной приемкой. Это я отмечаю потому, что на первых этапах разработки и создания этих систем эксплуатационным вопросам уделялось еще недостаточное внимание. Также вопросы связи стартовых позиции с системами БРК, удаленными до 50 км от СП, практически были не решены. В комплект системы БРК непосредственно радиостанция не входила, а связь с СП должна обеспечиваться, по идее, радиовзводом батареи управления, а это никогда не проигрывалось.

В полигонных условиях радиосвязь не использовалась. Это накладывало отпечаток на совместную боевую подготовку расчетов стартовых батарей и систем БРК. Впоследствии при реальном боевом дежурстве эти недоразумения были устранены.

Навыки эксплуатации систем БРК и РКТ офицерами и расчетами приобретались благодаря участию в работах с испытательными командами полигона. Хороший опыт самостоятельной работы приобрели офицеры Замай, Ягунов, Манкевич, Баринов и другие. Это хорошо подтвердилось на учении «Запад» в 1956 году.

Особенностью работы отделения БРК на учении «Запад» явилось то, что начальнику отделения БРК совместно с топографами дивизиона пришлось самостоятельно выбирать боевую позицию и своими силами проводить инженерные работы. Условия местности не позволяли выбрать позицию, полностью соответствующую нормативам. При выборе позиции контрольно-выносного пункта (КВП) был допущен элемент отклонения от требований инструкции. На результатах пуска допущенное отклонение не сказалось. Впоследствии в инструкцию по выбору позиций была внесена корректива.

С принятием на вооружение ракеты Р-5М произошла замена системы непрерывного излучения БРК-1 на импульсную систему БРК-2 Начался период самостоятельного изучения сложного комплекса с последующим приобретением опыта эксплуатации. Большую помощь в изучении оказали специалисты войсковой части 15644.

Эксплуатация новой системы БРК-2 в зимнее время позволила выявить ряд существенных конструктивных недостатков - изменение формы волноводов антенны КВП из-за попадания влаги в колена антенны. Эта и другие недоработки по нашим рекламациям заводом-изготовителем были устранены. Это стало возможным благодаря тому, что начальники отделений БРК были уже не новичками, а грамотными инженерами с высоким уровнем знаний и накопленным опытом работы за небольшой промежуток времени.

Студенты стали боевыми инженерами-командирами. Жизнь ракеты Р-5М была относительно недолгой, так как «хвост» системы БРК не позволял мобильно менять направления стрельбы с одной СП, кроме того, они были подвержены влиянию возможных радиопомех.

В конце 1950-х годов на смену приходит новая автономная ракета Р-12, и специалисты по данным радиосистемам уже были не нужны. Начался период переквалификации и переназначений инженеров-радистов.

 

Назад

Оглавление

Далее

 

*  *  *

Яндекс.Метрика