На главную сайта   Все о Ружанах

РАКЕТНЫЕ ВОЙСКА СТРАТЕГИЧЕСКОГО НАЗНАЧЕНИЯ

29-я ГВАРДЕЙСКАЯ РАКЕТНАЯ ВИТЕБСКАЯ ОРДЕНА ЛЕНИНА
КРАСНОЗНАМЕННАЯ ДИВИЗИЯ (Исторический очерк)

ЦИПК. 2008

При перепечатке ссылка на данную страницу обязательна.

СОЧНЕВ Юрий Федорович

ОТДЕЛ КАПИТАЛЬНОГО СТРОИТЕЛЬСТВА

Назад

Оглавление

Далее

Заместитель начальника отдела, начальник отдела капитального строительства 29-й ракетной дивизии (г. Шяуляй, 1962-1977 гг.)

 

 

В 29-ю ракетную дивизию я прибыл в мае 1962 года на должность заместителя начальника отдела капитального строительства (ОКС). Это было время бурного строительства одновременно наземных и шахтных боевых ракетных комплексов (БРК) практически во всех полках дивизии, кроме Таурагского и Паплакского, в которых велись работы по благоустройству казарменных городков.

ЦК КПСС была поставлена задача - в кратчайшие сроки построить БРК и поставить на боевое дежурство ракетные полки. Министром обороны СССР были утверждены директивные сроки строительных и монтажных работ, пусконаладочных, автономных и комплексных испытаний оборудования, постановки на боевое дежурство каждого ракетного дивизиона. Сроки исполнения контролировали представители ЦК КПСС и Генерального штаба ВС СССР, находившиеся непосредственно на объектах (их именовали полномочными представителями).

Под особым контролем ход строительства находился у заместителя министра обороны по строительству и расквартированию войск, который периодически проводил совещания непосредственно на объектах, принимая на месте решения по обеспечению строек необходимыми специалистами, материалами, механизмами и оборудованием.

Работы велись практически круглосуточно, и на объектах были сосредоточены тысячи человек личного состава: строителей, высококвалифицированных специалистов монтажных и наладочных организаций. Огромный объем работ, сложность вводимых сооружений, не имеющих аналогов в практике военного строительства, сжатые сроки строительства и высокие требования к качеству определили основные направления в работе офицеров ОКС и инспекции.

При таком напряженном, поистине «сумасшедшем» ритме строительства главнейшей задачей офицеров ОКС и инспекции был непрерывный контроль за качеством выполненных работ и их приемка. Особое внимание уделялось обеспечению прочности и устойчивости сооружений, гидроизоляции обвалованных сооружений, соответствию конструктивных элементов проектным решениям.

Приказом командира дивизии офицеры ОКС и инспекции были закреплены за объектами с местом пребывания непосредственно в полках, и для обеспечения оперативности в работе им (по указанию командующего армией) выделялся транспорт, хотя не все командиры полков это выполняли с желанием.

За объектом 89 (в/ч 18278) был закреплен Юрий Иванович Зязев, а за шахтным комплексом - Сергей Павлович Листовский, который в дальнейшем оказывал практическую помощь всем инспекторам при строительстве шахтных БРК.

 

За объект 529 (в/ч 23460) отвечал Юрий Дмитриевич Лесников, за объект 654 (в/ч 54117) - Геннадий Парфенович Бужинский и Геннадий Викторович Дергунов, за объект 655 (в/ч 44008) - Юрий Евгеньевич Емельянов, за объект 54 (в/ч 18282) - Евгений Семенович Нейштубе. За строительством объектов управления дивизии был закреплен я, как заместитель начальника ОКС.

Все офицеры имели высшее специальное образование, практический опыт работы, ответственно относились к порученному делу, грамотно и по-деловому строили взаимоотношения с подрядными организациями. Это С.П. Листовский, Ю.Е. Емельян Г.П Бужинский, Г.В. Дергунов, который до призыва из запаса участвовали в строительстве Котласского целлюлозно-бумажного комбинат в качестве производителя работ, и другие.

Начальником ОКС был Василий Николаевич Макаров, грамотный специалист, умный, требовательный, справедливый руководитель, имевший богатый жизненный опыт. Участник Великой Отечественной войны, он до поступления в академию занимал ответственные должности в аэродромно-строительном полку ЦУКАС - самой мощной строительной организации в Министерстве обороны СССР.

В 1961 году В.Н. Макаров окончил Ленинградскую Краснознаменную Военно-воздушную инженерную академию имени А.Ф. Можайского. Это был первый выпуск специалистов по строительству боевых ракетных комплексов. За короткий срок он заслужил авторитет и уважение как в управлении дивизии, так и в подчиненных воинских частях.

Офицеры ОКС и инспекции постоянно жили на строящихся объектах, их рабочее время составляло 12-16 часов в сутки практически без выходных дней.

При устройстве силовой обделки шахт процесс бетонирования непрерывно шел несколько суток. На бетонных заводах и местах укладки его организовывались постоянные посты контроля качества приготовления бетонной смеси и укладки ее в конструкции. Совместно с руководителями строительных организаций проводились комплексные проверки качества работ, дни качества и другие мероприятия, направленные на исключение брака. Были случаи отклонения сотрудниками ОКС оплаты некачественно выполненных работ и тем самым они добивались их переделки. Личным составом ОКС и инспекции было внесено много ценных предложений по повышению качества, снижению стоимости и улучшению эксплуатации зданий и сооружений.

Существенный вклад в обеспечение качества монтажа технологических систем и специального оборудования внесли офицеры службы главного инженера, связи дивизии и другие, участвовавшие в монтаже, наладке, автономных и комплексных испытаниях оборудования.

Были случаи, когда полномочные представители вмешивались не в свой круг обязанностей и принимали безграмотные решения. Так, по докладу инженера ОКС Ю.Е. Емельянова с объекта 655-Н представитель Генштаба генерал Жуков, якобы с целью ускорения строительства, отменил проектное решение по защите гидроизоляции хранилищ ракет кирпичной обкладкой. Выполнение его указаний могло привести к разрушению гидроизоляции при обваловке сооружения и в дальнейшем к нарушению условий хранения ракет. На объект немедленно выехал начальник ОКС В.Н. Макаров и отменил решение генерала. Этот пример показывает, что некоторые высокопоставленные лица действовали по принципу - цель оправдывает средства.

Серьезное влияние на ход работ оказывали гидрогеологические условия в районе строительства. При проходке шахты на объекте 655 (в/ч 44008) бытовым давлением грунта и большим притоком грунтовых вод сдавило временную тюбинговую крепь. Работы на шахте были прекращены, и встал вопрос - переносить строительство в другое место, что практически невозможно по стратегическим соображениям, или искать неординарные проектные решения по продолжению строительства.

Специалисты проектной организации (Донецкшахтпроходки и НИИ) тщательно обследовали состояние крепи и ее геометрические размеры, неоднократно спускались на глубину более 30 метров по временной стремянке с большим риском для жизни, так как крепь под напором плавунов трещала, вела себя непредсказуемо. В работе комиссии активное участие принимал Сергей Павлович Лисовский. В конце концов проектное решение было найдено и строительство продолжено.

Благодаря самоотверженной и слаженной работе всех участников строительства - строителей, монтажников, наладчиков, проектировщиков, представителей заказчика и эксплуатации все БРК были приняты государственной комиссией и введены в эксплуатацию в установленные сроки, а некоторые и досрочно с оценками «хорошо» и «отлично».

 

Иногда, хотя и очень редко, выпадали выходные дни. Летом командиром дивизии предоставлялись автобусы для выезда семей военнослужащих на природу. Излюбленным местом отдыха было озеро Пагелаву, расположенное в 15 км от Шяуляя в живописном лесном массиве, с уютными красивыми полянами, усыпанными благоухающими цветами и разнотравьем. Целый день над озером не смолкали детские голоса и песни родителей, плеск и визг купающихся, спортивные соревнования между отдыхающими.

Василий Николаевич Макаров непременно брал гармонь и вокруг него собирался народ - песни военных лет сменялись веселыми, залихватскими прибаутками, кружились хороводы.

Все это благотворно сказывалось на самочувствии людей, снимало нервное и физическое напряжение, сплачивало коллектив. Люди возвращались домой отдохнувшими, веселыми и жизнерадостными.

Несколько опережая события, скажу, как сложилась дальнейшая служба офицеров ОКС:

Макаров Василий Николаевич в начале 1963 года был назначен начальником инженерно-технического отдела армии, создавал инженерно-технические службы по эксплуатации зданий, сооружений и инженерных сетей в дивизиях и воинских частях. Службу закончил в должности помощника командующего армией по строительству и расквартированию войск - начальником ИТС армии.

Лисовский Сергей Павлович в 1965 году был назначен начальником технического отделения ОКС армии, службу закончил заместителем начальника ОКС армии;

Емельянов Юрий Евгеньевич в 1968 году назначен начальником Гражданской обороны Горьковской области и убыл в город Горький;

Дергунов Геннадий Викторович по рекомендации помощника командующего армией полковника Л.А. Дроздовского был переведен в УНР (управление начальника работ) в Смоленск и «строил» смоленский Дом офицеров.

Меня в мае 1963 года назначили начальником ОКС дивизии, а в 1970 году перевели на должность заместителя начальника ОКС армии. Службу закончил помощником командующего армией по строительству. Остальные офицеры ОКС и инспекции были переведены в другие воинские части на различные должности.

С формированием в дивизии инженерно-технической службы (ИТС) и завершением строительства БРК в управлении дивизии ОКС расформировали, а в состав ИТС ввели должность инженера по строительству. Эксплуатация БРК показала надежность зданий, сооружений и технических систем. Даже пролив азотной кислоты в шахту объекта 89 не причинил заметного разрушения бетонной силовой обделке шахты. Естественно, стальные конструкции были выведены из строя.

Вместе с тем нельзя сказать, что все было благополучно. Так, из-за отсутствия отработанной технологии сварки трубопроводов систем заправки с агрессивными и токсичными компонентами ракетных топлив в экстремальных условиях их эксплуатации сварные швы не обеспечивали надежности, образовывались так называемые «свищи».

Была проведена ревизия систем заправки и 100% сварных швов выполнено по новой технологии, что обеспечило их герметичность в дальнейшем.

В процессе эксплуатации были доработаны ворота в хранилищах ракет, так как из-за значительных размеров и большого веса открывали их на некоторых объектах с помощью тягачей, петли не выдерживали и ворота срывались.

В период строительства БРК, и особенно после его завершения, было развернуто интенсивное строительство зданий и сооружений жилищного и культурно-бытового назначения, началось обустройство казарменного фонда военных городков, создание нормальных условий для несения боевого дежурства, обеспечение жильем семей военнослужащих. За вводом в эксплуатацию боевых ракетных комплексов не упускались и вопросы обеспечения боевого дежурства, улучшения жизни и быта ракетчиков, особенно дежурных сил, хотя строительных мощностей для этого и недоставало.

На всех шахтных боевых позициях в пределах спецограждений были построены домики для отдыха свободной смены дежурных сил. В казарменных зонах вошли в строй капитальные казармы, общежития для офицерского состава, здания штабов полков и дивизионов, солдатских и офицерских столовых, солдатские клубы и другие здания культуры, бытового назначения. Построены жилые дома для семей военнослужащих в городах Елгава, Добеле, Плунге, Элея, Приекуле и Шяуляй. Практически все семьи были обеспечены отдельными благоустроенными квартирами. Для управления дивизии было построено трехэтажное здание штаба, солдатская казарма на 208 человек с медицинским пунктом, клуб, магазин с чайной и многое другое.

Немалую роль в строительстве несложных, но крайне необходимых для нормальной жизни личного состава зданий сыграл хозяйственный способ ведения работ. Это - солдатские чайные, летние пионерские лагеря для детей военнослужащих, клубы, спортивные залы, складские помещения.

На командном пункте дивизии был построен прекрасный крытый плавательный бассейн на четыре дорожки длиной двадцать пять метров. На крутом берегу замечательного озера, находившегося в двадцати километрах от Шяуляя, был построен пионерский лагерь с двумя спальными корпусами для детей, столовой, домиком отдыха для обслуживающего персонала и приезжающих родителей.

В полках также было много построено хозяйственным способом нужных сооружений. Для их строительства, в основном, использовались временные сборно-щитовые казармы, освобождаемые личным составом военно-строительных отрядов. До передачи объектов от строителей ракетчикам командиром дивизии Л.И. Кокиным было принято решение разобрать несколько казарм и использовать их конструкции при строительстве пионерских лагерей, что и было сделано. Узнав об этом, командующий ПрибВО доложил в Генштаб ВС СССР. Начальник Генерального штаба Маршал Советского Союза Захаров лично позвонил командиру дивизии и приказал в течение недели все восстановить. Генерал-майор Л.И. Кокин направил меня на объект, где уже успели разобрать одну казарму. Я организовал работу и за две недели казармы вновь собрали с добавлением 30% нового материала. На этом инцидент был исчерпан.

С расформированием Паплакского полка начался грустный период ликвидации ракетных полков с ракетами средней дальности, с разрушением сооружений боевых ракетных комплексов. Нашему поколению достались и радость созидания, и горечь разрушения того, что было создано на благо укрепления оборонного могущества нашей Родины.

За самоотверженный труд, большой личный вклад в освоение новой техники многие офицеры ОКС и инспекции были награждены орденами и медалями нашей Родины. Так, полковник В.Н. Макаров был награжден орденами Красной Звезды, «За службу Родине в Вооруженных Силах СССР» 3-й степени, медалью «За трудовую доблесть», подполковник С.П. Листовский - орденом «Знак Почета» и медалью «За трудовую доблесть»; я награжден орденами Красной Звезды, «За службу Родине в Вооруженных Силах СССР» 3-й степени и медалью «За трудовое отличие».

 

Назад

Оглавление

Далее

 

*  *  *

Яндекс.Метрика