На главную сайта   Все о Ружанах

РАКЕТНЫЕ ВОЙСКА СТРАТЕГИЧЕСКОГО НАЗНАЧЕНИЯ

29-я ГВАРДЕЙСКАЯ РАКЕТНАЯ ВИТЕБСКАЯ ОРДЕНА ЛЕНИНА
КРАСНОЗНАМЕННАЯ ДИВИЗИЯ (Исторический очерк)

ЦИПК. 2008

При перепечатке ссылка на данную страницу обязательна.

ЧИСТЯКОВ Юрий Михайлович

ОРГАНИЗАЦИЯ СВЯЗИ В 85-й ИНЖЕНЕРНОЙ БРИГАДЕ РВГК

Назад

Оглавление

Далее

Ветеран 85-й инженерной бригады РВГК с 1954 года, начальник связи 637-го инженерного и ракетного полка (г. Таураге, 1959 - 1963 гг.).

 

 

После окончания Ульяновского военного училища связи я был направлен в 85-ю инженерную бригаду РВГК (в/ч 77925), которая дислоцировалась на территории жилого городка полигона Капустин Яр.

В бригаду я прибыл в августе 1954 года и был назначен командиром радиовзвода батареи управления 1-го дивизиона, который вновь формировался в связи с передачей ранее сформированного 1-го дивизиона в подчинение начальнику полигона.

Бригадой командовал полковник Л.С. Гарбуз. Командиром 1-го дивизиона был подполковник Субботин, начальником штаба подполковник П.В. Трушелев, заместителем командира дивизиона по политической части майор Е. Евстратов. Начальником связи бригады был подполковник Усенко. Связист с большим опытом, участник Великой Отечественной войны, хороший организатор, требовательный начальник, он умело, с отеческой заботой учил нас, молодых офицеров. Его заместитель по радио капитан Граница был отличным радистом, мог работать на всех типах радиостанций, находящихся на оснащении бригады. Начальником связи дивизиона был старший лейтенант Васильев. Батареей управления 1-го дивизиона, в состав которой входили взводы радио- и проводной связи, топогеодезический взвод и отделение боковой радиокоррекции, командовал капитан Б.В. Гавря.

Подразделения связи бригады были оснащены средствами связи старого образца: в батарее связи при управлении бригады радиостанции РАФ и РСБ; в батареях управления дивизионов радиостанции РСБ на шасси автомобиля ГАЗ-66 и переносные РБМ. В качестве проводных средств связи использовались коммутаторы П-194 и П-193, полевые кабели ПТФ-7. П-274 и ПТГ-19. В дальнейшем стала поступать новая техника: радиостанции Р-103, Р-104 и Р-109; подвижный узел связи П-299.

По завершении формирования и укомплектования техникой 1-й дивизион был выведен в зимне-весенний период 1955 года на учебную площадку, а летом - в полевой лагерь, в нескольких километрах от жилого городка.

Личный состав на учебной площадке размещался в заглубленных многоместных землянках, офицеры - в щитовых деревянных домиках. В выходные дни офицеры выезжали в жилой городок на крытых брезентом бортовых ГАЗ-66. Передвигались, в основном, по проселочным дорогам, весной - по грязи, а летом - в клубах пыли, как в тумане. В лагере летом - невыносимая жара, гнус, дизентерия. Никакие профилактические мероприятия не помогали. Стоило заболеть одному солдату, как на следующий день все проживающие с ним в палатке заболевали и направлялись на длительный срок в инфекционное отделение госпиталя, размещающегося в летний период в степи, в нескольких километрах от военного городка.

Это был самый напряженный период в жизни дивизиона. Но несмотря на неустроенность быта, тяжелые климатические условия, у всего личного состава было стремление выполнить поставленную командованием задачу - освоить ракетную технику в кратчайшие сроки. Вся воспитательная работа была направлена на выполнение главной задачи - укрепление воинской дисциплины, воспитание патриотизма и преданности Родине.

 

Большая заслуга в организации воспитательной работы принадлежала заместителю командира дивизиона по политической части майору Е. Евстратову. Это настоящий политработник, таких я за свою службу больше не встречал. Не знаю, как в дальнейшем сложилась его служба, но в моей памяти он остался добрым, отзывчивым, справедливым, заботливым по отношению к подчиненным и в то же время требовательным к нарушителям дисциплины, нерадивым в службе. Очень требовательно к соблюдению дисциплины подходила комендатура гарнизона. То, что я сейчас наблюдаю, находясь в отставке, не поддается никакому сравнению с тем, что мы встретили в гарнизоне Капустин Яр и в нашей бригаде.

Первые годы моей офицерской службы проходили в тот период, когда министром обороны был Маршал Советского Союза Г.К. Жуков. Тогда ко всем категориям военнослужащих предъявлялись жесткие требования по соблюдению уставов и воинской дисциплины. За малейшие нарушения строго наказывали, проступки офицеров рас сматривались на судах чести, были случаи увольнения из армии, снижения в воинском звании или должности. Для офицеров были введены ежедневная физическая подготовка и еженедельный многокилометровый кросс, в том числе и в составе подразделений.

1995 год для 1-го дивизиона стал годом становления. Вновь сформированные подразделения осваивали ракетную технику, отрабатывали нормативы подготовки ракет к пуску, проводили «прожиги» двигателей ракет и учебно-боевые пуски. Связисты при проведении комплексных занятий на учебной площадке обеспечивали подразделения дивизиона телефонной и радиосвязью. Одновременно проводилось обучение и совершенствование подготовки радистов и телефонистов, освоение вновь поступающей новой техники связи, постоянные тренировки по развертыванию средств связи в полевых условиях.

Серьезной проверкой готовности подразделений связи к выполнению боевых задач являлись тактико-специальные учения, которые проводились довольно часто под руководством командира бригады или командира дивизиона. Бригада неоднократно участвовала в учениях, проводимых Штабом реактивных частей. Во всех случаях связисты обеспечивали командиру и штабу дивизиона управление подчиненными подразделениями в ходе совершения марша и при подготовке ракет к пуску. Мне приходилось принимать участие и в обеспечении радиосвязи при проведении учебно-боевых пусков ракет.

Летом 1955 года я со своим взводом, с четырьмя радиостанциями РСБ, совместно с топогеодезическим взводом был направлен в ближайший квадрат полей падения головных частей. Мы обеспечивали радиосвязь со стартовой позицией и между радиостанциями, расположенными по углам квадрата, с целью определения азимутов мест падения головных частей. После нахождения места падения собирали осколки и осуществляли подрыв воронок.

Летом 1956 года наш дивизион участвовал в тактическом учении «Запад». Дивизион был передислоцирован в восточный район Казахстана железнодорожным эшелоном по маршруту Баскунчак - Урбах -Актюбинск, затем на Аральск до железнодорожной станции Челкар. Разгрузив технику, дивизион совершил марш на несколько километров в степь, где и была оборудована в короткие сроки стартовая позиция. Пуски ракет были проведены в западном направлении в сторону полей падения головных частей полигона Капустин Яр. Связь во время передислокации и в ходе подготовки и пуска ракет осуществлялась по штатным радио- и проводным средствам связи батареи управления дивизиона, а для организации связи со штабом бригады (Капустин Яр) дивизиону был придан расчет с радиостанцией РАФ от батареи связи бригады. Общее руководство по организации и обеспечению связи осуществлял капитан Граница. Задача, поставленная на учении, была выполнена успешно, действия личного состава получили высокую оценку, дивизион возвратился на место постоянной дислокации.

Осенью 1958 года наш дивизион готовился к показу ракетной техники высшему политическому и военному руководству нашей страны во главе с Н.С. Хрущевым и другими высокопоставленными должностными лицами страны. По окончании показа техники в Доме офицеров гарнизона подводились итоги. Место подъезда и остановки машин было оцеплено цепочкой солдат и офицеров частей гарнизона. Жители военного городка, расположившись вокруг, могли свободно находиться поблизости и наблюдать прибытие руководителей КПСС и Правительства, прославленных маршалов, высшего командного состава родов войск. Последним прибыл Н.С. Хрущев, вышел из машины, снял шляпу, помахал стоящим вокруг людям и, окруженный плотным кольцом военачальников, прошел в Дом офицеров. Не было больших групп охранников и эскорта то, что мы сейчас наблюдаем у руководящих товарищей всех рангов. Поражала его доступность и простота.

Осенью 1958 года 1-й дивизион вместе с управлением бригады был передислоцирован в Прибалтику, в военный городок бывшего артиллерийского полка (в 3-4 км от г. Таураге Литовской ССР). Штаб дивизиона размещался на территории военного городка, а управление бригады - в г. Таураге. Семьи офицеров и сверхсрочнослужащих размещались в домах военного городка без всяких удобств. Офицеры-холостяки, в основном, жили на частных квартирах в г. Таураге. Техника размещалась в лесу.

 

Перед связистами дивизиона были поставлены задачи: обеспечить штабу дивизиона связь с подразделениями, телефонизировать элементы штаба, установить телефоны на квартирах руководящего состава.

Связь была организована по полевым кабелям связи, часто повреждалась, и ее приходилось восстанавливать в любое время суток.

В мае 1959 года на базе 1-го дивизиона формируется 637-й инженерный полк (в/ч 74321). Командиром полка был назначен подполковник Г.Д. Гаврилов, а я - начальником связи полка.

Формируются подразделения связи:

при управлении полка - батарея связи, командир старший лейтенант В.Н. Иванов;

в дивизионах - взводы связи. Начальники связи дивизионов старший лейтенант Л.Ф. Локтин и лейтенант Н.И. Бурлака;

в дивизионе транспортировки и заправки - отделение радиосвязи.

Укомплектование личным составом осуществлялось из различных воинских частей родов войск, которые в то время сокращались.

Из авиационных частей прибыли: на должность командира батареи связи капитан В.П. Ожиганов; на должность заместителя начальника связи полка по радио старший лейтенант В.А. Шелуханов. После окончания военных училищ прибыли лейтенанты С.И. Лигонов, А.В. Куриленко, А.Т. Федотов, П.Т. Щегелев, В.П. Невсков.

Одновременно с укомплектованием подразделений полка начались работы по строительству боевых стартовых позиций (БСП) 1-го и 2-го дивизионов и командного пункта (КП) полка, находящегося в двух километрах от БСП 2-го дивизиона. Для связи со строящимися объектами были построены постоянные воздушные линии связи. Началось строительство кабельных линий связи между узлом связи Министерства связи в г. Таураге и КП полка, между КП полка и КП дивизионов, а также телефонизация внутри стартовых позиций дивизионов. Мне, как начальнику связи полка, офицерам батареи связи и начальникам связи дивизионов пришлось столкнуться с серьезными трудностями по контролю за качеством строительства. Специалистов-кабельщиков по строительству кабельных линий связи в полку не было (в то время в военных училищах связи офицерам давали знания по прокладке линий связи полевыми кабелями), приходилось обучать своих специалистов «из-за плеча» строителей. Кроме того, в тот период не было и приборов для измерения технических характеристик кабельных линий связи, что негативно сказывалось на качестве принимаемых в эксплуатацию кабелей. Многое пришлось перемонтировать заново. Большая нагрузка в выполнении этой задачи легла на командира телефонного взвода старшего лейтенанта В.Е. Ефимова и его подчиненных. И они обеспечили качественную работу телефонной связи.

В связи с постановкой полка на боевое дежурство основной задачей связистов становится обеспечение своевременного приема сигналов и распоряжений от вышестоящих штабов и доведение их до командования полка, дивизионов и стартовых батарей в кратчайшие сроки. Было организовано дежурство в радиосетях системы «Монолит» с использованием радиоприемников Р-250 и Р-311, а в радиосетях военного округа, армии и дивизии - на радиостанциях Р-102 и Р-118. В связи с режимом «радиомолчания» радиостанции Р-102 и Р-118 на передачу не включались, радиопередатчик радиостанции Р-102 был развернут на расстоянии до 30 км от КП полка в районе населенных пунктов Шиляле, затем Пагегяй. В качестве линий управления использовалась радиорелейная и телеграфная связь через аппаратуру ЗАС. На защищенном КП полка оборудуются боевые посты с развертыванием средств телефонной, телеграфной и радиосвязи.

Большую помощь в этот период нам оказывал начальник связи дивизии подполковник Н.Г. Лесанин, который осуществлял постоянный контроль за ходом строительства, проводил методические занятия с начальниками связи полков по вопросам организации связи.

В связи с развертыванием 29-й ракетной дивизии осуществлялся прием в ее состав новых ракетных полков. На нашем базовом полку командование дивизии проводило различные занятия и учения. Я хорошо помню учение, проведенное летом 1960 года во 2-м дивизионе, на котором присутствовали генералы и офицеры Главного штаба РВСН. На учении присутствовал начальник войск связи РВСН генерал-майор войск связи А.И. Белов с группой офицеров. Он досконально осмотрел все элементы узла связи, вникая во все вопросы организации боевого дежурства. Интересовался качеством специальной подготовки личного состава, внимательно выслушивал доклады офицеров связи по всем вопросам, беседовал с каждым номером расчета боевого поста. Он же поставил задачу получить у моряков аппаратуру «Лепесток», позволяющую передавать кодированную информацию с отображением ее на табло при приеме. Аппаратура была развернута специалистами ВМФ, но работала неустойчиво и после окончания учения была отправлена на ЦУС РВСН. О ее дальнейшем применении в Ракетных войсках мне неизвестно.

С созданием войск связи в РВСН и формированием аппарата начальника войск связи в войска начала поступать усовершенствованная техника связи. Основными задачами офицеров-связистов в этот период стали: обеспечение изучения новой техники, ее монтаж и развертывание на узлах связи; организация правильной технической эксплуатации; организация и несение боевого дежурства; слаживание действий номеров дежурных расчетов; обучение и воспитание личного состава; поддержание высокой воинской дисциплины.

Благодаря самоотверженному труду связистов - солдат, сержантов, старшин и офицеров мы обеспечили устойчивую связь со всеми подразделениями ракетного полка и гарантированное доведение сигналов до стартовых комплексов в установленные сроки.

В октябре 1962 года наш Таурагский ракетный полк был передан в состав 58-й ракетной дивизии (г. Каунас Литовской ССР), а в начале марта 1963 года я убыл к новому месту службы.

 

Назад

Оглавление

Далее

 

*  *  *

Яндекс.Метрика