На главную сайта   Все о Ружанах

РАКЕТНЫЕ ВОЙСКА СТРАТЕГИЧЕСКОГО НАЗНАЧЕНИЯ

29-я ГВАРДЕЙСКАЯ РАКЕТНАЯ ВИТЕБСКАЯ ОРДЕНА ЛЕНИНА
КРАСНОЗНАМЕННАЯ ДИВИЗИЯ (Исторический очерк)

ЦИПК. 2008

При перепечатке ссылка на данную страницу обязательна.

ЧАМАНСКИЙ Владимир Николаевич

Воспоминания без размышлений

Назад

Оглавление

Далее

Один из первых офицеров 54-й бригады особого назначения РВГК (Капустин Яр, 1952 г.), ветеран 85-й инженерной бригады РВГК и 637-го инженерного и ракетного полка (г. Таураге. по 1961 г.).

 

 

После окончания 1-го гвардейского Краснознаменного Калининградского минометно-артиллерийского ордена Красной Звезды училища им. Л.Б. Красина в 1951 году я был направлен в войсковую часть 15644 (4 ГЦП МО Капустин Яр). По прибытии в часть был определен на 10-месячные курсы усовершенствования и переподготовки офицерского состава, а в ноябре 1951 года переведен на ускоренный курс обучения, после окончания которого 18 мая 1952 года назначен в войсковую часть 77992, вновь формируемую 54-ю бригаду особого назначения РВГК. Утром 19 мая мы, лейтенанты В. Бессарабов, Б. Григорьев. В. Крылов и В. Чаманский, пришли в финский домик напротив знаменитой «шестерки» (столовая № 6), где находились начальник штаба бригады подполковник А.П. Коваленко и начальник строевого отделения капитан Полынько. После недолгого знакомства получили команду «Приходите завтра».

На третий день нас представили врио командира бригады полковнику Т.Н. Небоженко, а через день мы встретились с генерал-майором артиллерии в полевой форме, в сапогах со шпорами. Это был командир бригады П.В. Колесников. Тут же получили задачу подать заявки в автомобильный батальон полигона на три автомашины ЗИЛ-130, в отделы тыла и инженерной службы на получение 35 лагерных палаток, 3 полевых кухонь, 200 лопат, 250 наматрасников и наволочек, сена и дров. Все это имущество свозили в степной лагерь на правом фланге бригады полковника М.Г. Григорьева. Ночью 26 мая на станции Капустин Яр встречали пополнение в бригаду - 176 солдат и сержантов второго и третьего годов службы из разных родов войск. Началась организация быта, распределение личного состава по подразделениям, строительство одноэтажной типовой казармы для штаба. Стали прибывать офицеры из бригад В.П. Иванова и М.Г. Григорьева.

29 мая 1952 года в степном лагере состоялось построение бригады в составе батареи управления (командир капитан Сазыкин) и трех дивизионов (командиры подполковники В.И. Юрин, Фрадкин, П.С. Ожеренков). В командование бригады входили: заместитель командира бригады подполковник В. Серегин, начальник штаба подполковник А.П. Коваленко, главный инженер подполковник С.П. Титов, начальник политотдела полковник В.И. Дорохин, заместитель по тылу подполковник Колесников, начальник оперативного отделения подполковник Дергачев и его заместитель майор С.С. Зайцев (будущий начальник оперативного отделения штаба 29-й ракетной дивизии).

Я был определен старшим техником стартового отделения 6-й стартовой батареи 3-го дивизиона (начальник штаба дивизиона майор С.Т. Генералов, заместитель по спецвооружению подполковник Остроумов, заместитель по политчасти майор Бойко). В состав 6-й стартовой батареи вошли: командир подполковник П. Кириленко, заместитель капитан Кизим, начальник стартового отделения лейтенант Н. Валдаев, старший техник лейтенант В. Чаманский, начальник двигательного отделения старший лейтенант Мурзик, техники-лаборанты В. Бессарабов, Крапивенцев, начальник электроогневого отделения лейтенант А. Мишин, оператор лейтенант В. Томашевич, техники лейтенанты А. Козырев и Н. Чередник; начальник заправочного отделения капитан Р.И. Климов, техники лейтенанты Н. Кондусов и В. Бобыкин.

В июне-июле 1952 года стали получать спецтехнику комплекта ракеты Р-1 (8А11). Техническую и стартовую позиции оборудовали в «балке Смыслина», рядом со 2-й площадкой и поочередно все стартовые и технические батареи стали проводить там занятия. Зимой 1952-1953 гг. офицеры батареи привлекались к работе «из-за плеча» у стартовой команды полигона (М.В. Терещенко) на 4-й старой (4С) площадке. Весной 1953 года за степным лагерем были установлены мачты с натянутой маскировочной сетью, что дало возможность проводить комплексные занятия в дневное время. Осенью 1953 года шестая батарея провела «прожиг» двигателя ракеты Р-1, а затем и несколько ее пусков. В это же время стала поступать документация: описания, инструкции (знаменитые ИН), формуляры. Батарея пополнилась отделением БРК (лейтенант Замай) и радиовзводом (лейтенант Аношкин).

Зимой 1953-1954 гг. привлекались для проведения учебных и комплексных занятий для группы старших офицеров, назначенных советниками для штабов военных округов и групп войск. Летом 1954 года шло освоение подготовки и пуска ракеты Р-2 (8Ж38), а впоследствии и проведение учебно-боевых пусков. В это же лето получили задачу подготовить роту почетного караула, как потом оказалось, для встречи на аэродроме полигона министра обороны СССР Маршала Советского Союза Г.К. Жукова. Рота была сборной из разных подразделений, командиром был назначен старший лейтенант В.И. Чаманский. В состав роты вошли лейтенанты Бобыкин, Егорычев и другие. Подготовкой роты руководил заместитель начальника ВИД им. Дзержинского Герой Советского Союза генерал-майор М.П. Михайличенко.

 

Осенью 1954 года бригада подверглась инспекторской проверке, возглавляемой генерал-лейтенантом Дегтяревым, по общевойсковым дисциплинам, в том числе и по стрелковой подготовке. При выполнении упражнения по стрельбе из карабина на 100 м в противогазе привлекались все шесть стартовых батарей. Наша шестая батарея стреляла последней. Перед стрельбой пришел генерал П.В. Колесников и пообещал, что если батарея отстреляется на «хорошо», то бригада получит удовлетворительную оценку, а солдатам и сержантам, выполнившим упражнение на «отлично», будет предоставлен отпуск с выездом на родину. В стреляющей смене было по 10 человек, последние две смены состояли из офицеров. Не было допущено ни одного промаха, и 10 солдат и сержантов, получивших лучшие результаты, уехали в отпуск.

Осенью 1954 года личный состав бригады и весь бортовой автотранспорт под руководством командира бригады полковника Л.С. Гарбуза принимал участие в течение 1,5-2 месяцев в уборке урожая в Сталинградской области. В этом же году 1-й дивизион бригады был передан полигону. Был сформирован новый дивизион. Командир дивизиона подполковник Субботин, заместитель командира майор Г.Д. Гаврилов, начальник штаба подполковник П.В. Трущелев; командир первой батареи капитан В.Н. Кабанов, заместитель капитан Мудрый; начальники отделений: стартового - старший лейтенант В.Н. Чаманский, двигательного - лейтенант И.А. Чубаев, электроогневого - лейтенант Щербак, БРК - лейтенант Замай, такелажного - старший лейтенант Н.С. Ипатов; командир взвода связи - лейтенант Аношкин, командир второй батареи - старшин лейтенант Б.Д. Григорьев.

Летом 1956 года вторая стартовая батарея, топографический взвод, инженерный взвод, отделение горизонтальных проверок, ОПД, такелажное отделение с полуторным комплектом оборудования и двумя ракетами Р-2, с техникой и материалами для подготовки стартовой позиции были отправлены железнодорожным транспортом на ст. Сагиз в Казахстан для проведения пусков ракет с востока на запад, так как на 4 ГЦП МО проводили пуски только с запада на восток. После прибытия и совершения марша на выбранную позицию (в 25 км от железнодорожной станции) был разбит лагерь, развернута стартовая позиция и установлена радиосвязь с полигоном. Проверку хода работ и подготовку к пуску осуществлял полковник Л.С. Гарбуз. После проведения успешных пусков все подразделения вернулись на полигон Капустин Яр. При проведении этих пусков мне пришлось участвовать в качестве заместителя командира второй батареи (эту должность я исполнял и в первой батарее, совмещая ее с должностью начальника стартового отделения, так как капитан Мудрый убыл на 10-месячные курсы в Ростовское ВВИУ и не вернулся).

Осенью 1957 года 1-й дивизион перешел на штат ракеты Р-5 (8К51), в то же время в дивизионе оставался комплект техники для ракеты Р-2 (8Ж38). Через некоторое время офицеров дивизиона вызвал полковник Л.С. Гарбуз и спросил, смогут ли они провести пуск ракеты Р-2 сокращенным составом. Все согласились. В пуске участвовало 8 офицеров вместо 22 по штату: начальник такелажного отделения, он же за командира батареи старший лейтенант Н.С. Ипатов; начальник стартового отделения, он же за заместителя командира батареи старший лейтенант В.И. Чаманский; начальник двигательного отделения старший лейтенант И.А. Чубаев, без техников; начальник электроогневого отделения лейтенант Щербак с оператором; техник отделения БРК лейтенант Белоусов; командир радиовзвода лейтенант Аношкин; начальник заправочного отделения старший лейтенант Кондусов. Пуск прошел успешно.

В 1957 году по штату в бригаде формируются полевые ртб. Первыми начальниками пртб были подполковники Гладков, Галкин, Подкидышев. После убытия командира первой батареи майора В.П. Кабанова на должность начальника штаба ртб я был назначен на должность командира первой батареи.

После четырех пусков ракеты Р-5М первая батарея первой приступила к пускам ракеты Р-12 (8К63) во время летно-конструкторских испытаний. На полигоне продолжала существовать практика - помимо сдачи зачетов по очередной ракете, знанию инструкций и функционирования наземной техники привлекать боевые расчеты к работе «из-за плеча». Так мы поработали «из-за плеча» у стартовой команды легендарного капитана А.Т. Кубасова, затем приняли новую площадку 4Н со всеми сооружениями и аппаратурой. Получили новый комплект наземного оборудования Р-12 и были готовы к проведению пусков. В момент поступления ракет Р-12 для пуска прибыла государственная комиссия во главе с генерал-майором А.И. Семеновым, представителями промышленности и УПР.

Перерыв в пусках был только на период подготовки показа ракетной техники высшему руководству государства 13 сентября 1958 года.

Всего было оборудовано 12 точек, на четырех из них принимали участие боевые расчеты бригады. Так, на 9-й точке стартовое отделение второй батареи (начальник отделения старший лейтенант Дорофеев) демонстрировало установку ракеты на стол, на 10-й показывали стыковку головной части к ракете, на 11-й в палатке 8Ю12 было развернуто отделение горизонтальных испытаний ракеты, на 12-й ракета Р-5М была установлена на стол и развернуто все наземное оборудование. Докладчиком на 12-й точке был командир бригады полка А.А. Колесов, здесь же была показана так называемая «генеральная проверка» на ракете. После показа технику ракеты Р-5М вернули на «зимние квартиры» и продолжили пуски ракет Р-12. Последний пуск в ходе летно-конструкторских испытаний был проведен 31 декабря 1958 года в 12 ч 02 мин, а в 12 ч 40 мин была получена «квитанция» о попадании головной части в квадрат. Государственная комиссия завершила свою работу. Первая стартовая батарея продолжала оставаться на площадке 4Н.

В начале 1959 года получили новый комплект наземного оборудования для ракеты Р-12 и перед принятием ее на вооружение провели первый учебно-боевой пуск. После пуска свернули все наземное оборудование, сдали площадку 4Н полигону и эшелоном (начальник эшелона капитан В.П. Чаманский) в конце апреля убыли в г. Таураге Литовской ССР. По прибытии на станцию Таураге выгрузились и совершили ночной марш в военный городок. Всю эту работу провели заместитель командира батареи капитан Копылев, начальники отделении старшие лейтенанты И.А. Чубаев, Кондусов, лейтенанты Мамин, Будко, начальник монтажного отделения капитан Ипатов, старшина батареи старшина Резчиков.

После майских праздников 1959 года из командировки прибыли полковник А.А. Колесов и подполковник Г.Д. Гаврилов. Сразу после прибытия подполковник Г.Д. Гаврилов собрал в штабе командиров подразделений и довел до сведения, что в РВСН будет образовано несколько ракетных дивизий, в том числе и на базе нашей бригады (командиром дивизии назначен полковник А.А. Колесов), и 24 ракетных полка. Один из полков в составе двух ракетных дивизионов и дивизиона подвоза будет сформирован на базе нашего дивизиона. Командиром полка назначен подполковник Г.Д. Гаврилов, командиром 1-го дивизиона капитан В.Н. Чаманский, командиром 2-го дивизиона майор И.И. Кочкин.

Первый состав командования:

ракетный полк: командир полка подполковник Г.Д. Гаврилов, заместитель подполковник М.П. Данильченко, начальник штаба майор Гатауллин, заместитель по РВО капитан В.А. Гуров, заместитель по политчасти подполковник Бирюков;

1-й дивизион:

командир дивизиона капитан В.Н. Чаманский, начальник штаба капитан Лысенков, командир первой батареи капитан И.С. Ипатов, командир второй батареи капитан Пармон, командир третьей батареи капитан Лысиков, командир четвертой батареи капитан Матросов.

Начался период формирования полка и строительства БСП. Для строительства БСП 1-го дивизиона (в одном километре от р. Неман) прибыл батальон Балтвоенморстроя и в первую очередь приступил к строительству в 0,5 км от основной БСП позиции ртб, что вызвало недоумение. Строительство велось по чертежам ЦПИ-20, расположенного в Ленинграде. Чертежи требовали корректировки на местности. Большую помощь в строительстве оказывал заместитель командира дивизии полковник М.П. Вишневский.

 

Для обучения и слаживания новых, по сути, стартовых батарей при участии офицеров 1-го дивизиона прямо в лесу была выбрана УБСП, на которой были оборудованы стартовая и техническая позиции, размещена техника, установлена палатка 8Ю12 для учебной ракеты 8К63. «Корабельные» сосны, растущие вокруг УБСП, позволяли проводить комплексные занятия в дневное время. Помимо обучения и слаживания своих боевых расчетов ставилась задача подготовки «цепочек» других формируемых ракетных полков дивизии. Офицеры и ведущие номера боевых расчетов 1-го дивизиона принимали активное участие в составлении различных пособий и наставлений, в том числе по огневой службе, в которых подробно описывалось все, вплоть до того, каким инструментом и какой рукой пользоваться по определенным командам. В этом процессе стал возможен хронометраж операций и их совмещение, что привело к сокращению временных нормативов по подготовке ракеты к пуску. Кроме того, освоение смежных специальностей, особенно офицерами, позволило сократить количество личного состава дежурных смен. Все это быстро поняли, когда в одной батарее в дежурную смену входило 2-3 офицера, а в других вынуждены заступать 4-5.

В конце февраля 1960 года около 10 часов утра я получил команду от командира полка убрать со строящейся боевой стартовой позиции дивизиона весь личный состав, включая строителей, и до особого распоряжения прекратить все работы и передвижения, что и было выполнено. Около 12 часов мне поступил доклад с КПП дивизиона, что «к воротам идут какие-то гражданские». Подойдя к воротам, я увидел группу гражданских лиц из 8 человек и среди них главного маршала артиллерии М.И. Неделина, которого знал по встречам на полигоне. Я подошел к нему с докладом, а он показывает на соседа, идущего рядом, но я доложил все-таки маршалу. Он сказал: «Веди, показывай». Все прошли, поздоровавшись со мной за руку, последний себя назвал: «Первый секретарь Калининградского обкома Коновалов». Группа проследовала на стартовую позицию второй батареи, затем через хранилище для ракет, с плоской крышей и без ворот, на бетонную площадку первой батареи и через уже обозначившийся склад КРТ к воротам КПП, где ждал заместитель командира бригады полковник М.П. Вишневский с двумя ЗИМами и ГАЗ-69А. Все пояснения в ходе осмотра БСП давал главный маршал артиллерии М.И. Неделин. Стали садиться в машины, кто-то спросил: «А где Леонид Ильич?» Неделин сразу: «Найдите Брежнева». Он оказался в казарме строителей, которые лежали на нарах, а он с ними курил. Я ему сказал, что его ждут, он попрощался и вышел. Все сели в машины и уехали. Как потом выяснилось, первоначально прибытие группы ожидали в штабе бригады в г. Таураге, а полковник Вишневский должен был встретить их в г. Советск. В Советске Неделин пересадил Вишневского в свой ЗИМ, спросил маршруты движения на БСП через Таураге и по кратчайшему пути. Решили ехать кратчайшим путем, свернули на Каунас, а затем съехали с асфальта на лесную дорогу, где ЗИМы «сели» и поэтому пришлось идти пешком до КПП БСП. Вот такова история посещения Л.И. Брежневым строящейся БСП 1-го дивизиона.

Так как БСП 1-го дивизиона строилась быстрее остальных, посещения участились, были министр обороны Маршал Советского Союза Р.Я. Малиновский, начальники Главного штаба РВСН генерал-полковник М.А. Никольский и генерал-лейтенант М.А. Ловков, командующий войсками Прибалтийского военного округа, Герой Советского Союза генерал армии П.И. Батов, из управления РВСН - генералы и офицеры А.Н. Назаров, Н.А. Бажан, Л.М. Гайдуков, А.Я. Попов, С.А. Стариков, Герой Советского Союза А.Т. Макаров и другие. Весной 1961 года для уточнения возможности строительства ШПУ Р-12 побывал на БСП 1-го дивизиона первый заместитель главнокомандующего РВСН генерал-полковник В.Ф. Толубко.

Весной 1960 года первая и вторая стартовые батареи (командиры капитан Н.С. Ипатов и майор Пронин) 1-го дивизиона первыми заступили на боевое дежурство. В это же время в дивизионе проходили стажировку слушатели ВПА им. Ленина и Рижского ВВИУ.

В сентябре 1960 года полк получил задачу сформировать парадную группу из пяти поездов (тягач АТТ и грунтовая тележка с ракетой Р-12), из них один резервный, и отправить в Москву для участия в ноябрьском параде на Красной площади. Командиром парадной группы (около 100 человек) был назначен командир 1-го дивизиона капитан В.Н. Чаманский. Погрузив на платформы пять АТТ, четыре ГАЗ-69А и стыковочную машину, эшелоном двинулись в Москву, где, разгрузившись на разъезде Красная Пресня, прибыли на Ходынское поле. Нахождение в парадной группе - совсем неувлекательная поездка. После размещения личного состава в казармах, организовав стоянку и охрану техники, начали получать палатки 8Ю12, грунтовые тележки с ракетами Р-12, макеты головных частей, чехлы для свернутого брезента, стойки для установки знамен в ГАЗ-69А и знамена.

Сразу после получения техники начались тренировки на Ходынском поле. Наша колонна была замыкающей и невольно все внимание сосредоточилось на ней. После проезда всех колонн командиры частей строились перед трибуной, и начинался разбор каждого проезда. От РВСН на каждой тренировке (2-3 раза в неделю) на трибуне находился генерал-полковник В.Ф. Толубко. Колонны Таурагского и Симферопольского полков за все время тренировок и проезда на параде не получили ни одного замечания. В то же время проводилась подготовка и перекраска всей техники (тележек с ракетами, АТТ, ГАЗ-69А) под утвержденный парадный стиль. Ближе к ноябрю появились сотрудники управления КГБ по Москве и Министерства обороны со своими вопросами по состоянию техники, ее заправке, содержанию стрелкового оружия, а накануне парада вся техника ими была опломбирована. Для прохождения на параде во главе нашей колонны прибыл командир полка подполковник Г.Д. Гаврилов. После парада сдали имущество, погрузились в железнодорожный эшелон, прибавив пять новых АТТ и четыре ГАЗ-69А, полученных для парада. По прибытии в г. Таураге сдали начальникам штабов полка и дивизии полученные два Боевых Знамени с формулярами, подписанными Председателем Верховного Совета СССР Л.И. Брежневым: гвардейского ракетного Краснознаменного Полоцкого полка и гвардейской ракетной Краснознаменной Витебской ордена Ленина дивизии.

Вспоминая о службе в Таурагском полку, я не могу не упомянуть о тех достойных офицерах, которые вложили много сил, ума и энергии в его становление. Среди них генералы и офицеры: А.А. Колесов, Г.Д. Гаврилов, А.Г. Логачев, М.П. Вишневский, В.А. Немытов, С.С. Зайцев, И.П. Шелуханский, Усенко, И.С. Сидоров, И.И. Кочкин, Борисов, Б.В. Гавря, Трушников, Л.Л. Луговой, Гатауллин, Колинько, Сазоненко, Лысиков, Кубузов, Н.С. Ипатов, Пармон, Пронин, Лысенков, Матросов, Назаренко, А.Соколов, Гусаков, В.Н. Кириллов, Мамин, Волков, И.А. Чубаев, В.А. Рылов, Давыдов, Лифанов, А. Зеленков, Н. Чередник, А.А. Кокин, В.А. Гуров, Шулин, Кузнецов, В. Будко, Н. Кондусов, Н. Киселев, Беликов, М.П. Данильченко.

 

Назад

Оглавление

Далее

 

*  *  *

Яндекс.Метрика