На главную сайта   Все о Ружанах

РАКЕТНЫЕ ВОЙСКА СТРАТЕГИЧЕСКОГО НАЗНАЧЕНИЯ

29-я ГВАРДЕЙСКАЯ РАКЕТНАЯ ВИТЕБСКАЯ ОРДЕНА ЛЕНИНА
КРАСНОЗНАМЕННАЯ ДИВИЗИЯ (Исторический очерк)

ЦИПК. 2008

При перепечатке ссылка на данную страницу обязательна.

САВЧУК Иван Васильевич

КОГДА ЗА ТОБОЮ ПОЛК...

Назад

Оглавление

Далее

Командир 344-го ракетного полка (г. Приекуле, 1975-1981 гг.)

 

 

В мае 1975 года в ходе подведения итогов за зимний период обучения в 32-й ракетной дивизии в один из перерывов командир дивизии полковник А.С. Лапшин подозвал меня к себе и сообщил, что меня направляют на уборку урожая, так как ранее назначенный кандидат заболел. Так, по воле случая я был назначен командиром автомобильной роты и направлен на выполнение правительственного задания. Уборку урожая мы осуществляли в Пензенской области. Год был неурожайный - возили все, что поручали, а оформляли сельхозпродукцией.

Тот, кто прошел через это, знает, какие трудности, какие проблемы решает командир роты. Было тяжело, но сейчас, вспоминая этот этап своей службы, делаю вывод, что он многому меня научил. Рота с поставленными задачами справилась, мои заслуги были оценены командованием: было доложено военному совету 50 РА, лично командующему, после чего я был назначен командиром 344-го ракетного полка в 29-й ракетной дивизии.

Вечером 27 ноября 1975 года начальник штаба дивизии полковник И.Л. Тягнибок (до выдвижения он командовал 344 рп) представил меня личному составу полка.

344-й гвардейский ракетный Краснознаменный имени 50-летия образования СССР полк (одно название уже поставило передо мной вопрос: «А справлюсь ли я с этим высоким назначением?») имел славные боевые традиции и в составе дивизии пользовался большим авторитетом. В ходе Великой Отечественной войны 6 человек из состава полка за совершенные подвиги были удостоены высокого звания Героя Советского Союза, а один из них, старший сержант А.Ф. Луцевич, был навечно зачислен в списки личного состава 2-й стартовой батареи.

Полк трехдивизионного состава, вооруженный ракетой Р-14, причем в полку были использованы все возможные варианты построения боевого порядка. Наземный дивизион: две пусковые установки (первая и вторая стартовые батареи) имели стационарные средства заправки, а две другие (третья и четвертая стартовые батареи) - подвижные средства заправки. Во 2-м и 3-м шахтных дивизионах было по три шахтных пусковых установки в каждом. Все три типа ракетного комплекса имели свои особенности в составе наземного оборудования и свои технологические графики подготовки ракет к пуску, что требовало большого объема знаний при боевом управлении.

Офицеры, прапорщики и их семьи размещались в двух гарнизонах: поселок городского типа Приекуле (основная часть) и примерно 90 семей в местечке Паплака (в 10 км от Приекуле). Две средних русских школы, два детских сада, два гарнизона, а в последующем, после расформирования 79 рп, прибавился еще один гарнизон - в г. Плунге. Все это требовало немалых усилий, чтобы жизнь и быт людей были организованы достойно и комфортно. Меня волновал вопрос, сумею ли я наладить, в первую очередь, контакт со своими заместителями. Я был «чужак». Должен сказать, что мои заместители были опытными, знали свое дело:

подполковник Ф.Ф. Пономаренко - заместитель командира полка по политической части, грамотный политработник;

подполковник К.В. Панов - заместитель командира полка, прибыл с полигона Капустин Яр (инженер-испытатель);

подполковник В.М. Казак - начальник штаба полка;

подполковник М.Ф. Грачев - заместитель командира полка по ракетному вооружению, старожил полка. Благодаря ему я постиг многое. Прекрасный инженер. В тонкостях знал вооружение и требовал этого от своих подчиненных. На этапе моего становления он оказал мне огромнейшую помощь.

Должность заместителя командира полка по тылу была вакантной. Вскоре на нее назначили майора В.Е. Михайлюка (из учебного центра, расположенного в г. Переславль-Залесский).

Командирами дивизионов были подполковник Р.Ш. Аблязов, майор В. Поликарпов и капитан Н.А. Попов.
Партийно-политический аппарат полка был также бывалый: секретарь парткома майор И.И. Трувкин, пропагандист полка майор Фильченков, заместители командиров дивизионов по политической части майоры Сухарев, Мурашко, старший лейтенант В.С. Поздняков.

 

Командир полка... Более сложной работы непосредственно с людьми в условиях нашей армии - нет. Партийность офицера, его ответственность, самобытность, воля и профессиональная подготовка по-настоящему проверяются делом именно на полку. Кто такой командир? Хозяин в доме, глава полковой семьи. И вот я приступил к изучению этого дома и руководству им.

Боевые расчеты пуска, стартовые батареи стали объектом моего изучения. И я, анализируя сейчас свои первые шаги, считаю, что это было правильно, ибо в дальнейшем на этом участке почти не было ошибок и промахов. Укомплектованность боевых расчетов обеспечивала высокий уровень боевой готовности. Офицеры, большинство из которых уже длительное время пребывали в занимаемых должностях, выполняли свои обязанности старательно. Боевая выучка, профессионализм для них были на первом месте. Поддержание ракетного вооружения в исправности на этапе становления для меня не было трудным, потому что там был подполковник М.Ф. Грачев. Вызывал у меня тревогу тыл: заместитель командира полка по тылу был новый человек, а его начальники служб - офицеры-ракетчики не были профессиональными тыловиками.

Знакомство с офицерским составом состоялось быстро, я увидел среди них своих помощников и единомышленников. Хороший костяк в управлении полка составляли офицеры штаба, начальники служб:
майор В.В. Волков - начальник связи полка, майор В.М. Ройзман - начальник отделения подготовки данных, контроля прицеливания и астрономо-геодезического обеспечения. майор М.Ф. Левченко -начальник автослужбы полка и многие другие, которые успешно решали поставленные задачи. Знакомство с дивизионами вызвало у меня тревогу и беспокойство. Казарменно-жилищный фонд старый, 100% казарм - сборно-щитовые, требовали ремонта и ухода.

Особенно хотел бы остановиться на пунктах управления. КП полка и дивизионов были в хорошем состоянии. Штатный состав офицеров был подобран удачно, и за все время командования полком они меня ни разу не подвели (майор В.Г. Абалтусов, майор А.Г. Гаврилов, капитан Л.И. Поляков и многие другие).

Организация боевой и политической подготовки также особых тревог не вызывала. Но я, как новый человек, видел упущения и недостатки, потому что прибыл из точно такого же полка и мог сравнивать. Я выделил для себя ряд вопросов, над которыми предстояло работать.

Уставной порядок и дисциплина. Этот участок работы потребовал много сил и стараний, чтобы привести его в соответствие с требованиями общевоинских уставов. Воинская дисциплина была одним из основных критериев оценки деятельности командира полка, и ее состояние определяло все. Больше всего бед я получил на этом участке. В течение почти двух лет пришлось держать удары. Происшествия буквально следовали одно за другим (замерз солдат, утонул солдат, утонул прапорщик, убило солдата электротоком). А происшествие -это приезд очередной комиссии, разбирательства, выводы, отчет командира полка на партийной комиссии с очередным партийным взысканием. Иногда закрадывалась мысль - написать рапорт и уйти на другую, низшую должность, чтобы избавиться от этой напасти. Но никогда не забуду слова одного авторитетного политработника из политотдела 50 РА. Пригласил он меня с заместителем по политической части подполковником Ф.Ф. Пономаренко и доброжелательно сказал: «Проверили мы состояние дел, делаете вы вроде все так, как надо, а результата нет. Я вам так скажу, у вас будто развязался мешок с сыпучим грузом. Вы его своевременно не завязали, подставляете руки, а груз сыплется сквозь пальцы, и пока он не вытечет, успеха не будет». И его слова сбылись: два года мы вплотную занимались вопросами дисциплины и воинского порядка. Наступил 1978 год - техническая ревизия БРК в полку. Это масса опасных работ, десятки представителей промышленности, с которыми контактировал личный состав полка в ходе выполнения работ. Все это требовало организовать работу так, чтобы не допустить никаких происшествий. И мы смогли, мобилизовав руководство полка и дивизионов, организовав политико-воспитательную работу со всеми категориями военнослужащих, выполнить эту ответственную задачу.

Особая благодарность за работу моим заместителям подполковникам А.П. Копаневу, М.Ф. Грачеву, А.В. Тищенко, командирам дивизионов подполковникам Г.С. Короткову, Ю.В. Варламову, майору Н.А. Попову и другим. В ходе технической ревизии БРК весомую помощь полк получил от руководства дивизии, особенно в лице главного инженера дивизии полковника В.А. Рылова. На подведении итогов за 1978 год полк получил высокую оценку - занял первое место в дивизии. Я и мой заместитель по политической части были награждены ценными подарками. Приказом по полку были отмечены многие офицеры, прапорщики, сержанты и солдаты за самоотверженный труд на этом этапе. Так, 1978 год оказался переломным в моей служебной деятельности в должности командира полка. Я твердо стоял на ногах, знал каждую шахту, сооружение, казарму, каждый закуток хозяйственного двора.

Вся деятельность полка подчинена решению главной задачи - качественное несение боевого дежурства и готовность боевых расчетов провести пуск ракет в установленное боевыми графиками время. Система несения боевого дежурства была налажена, необходимо ее только совершенствовать. Контроль за подготовкой и уровнем знаний офицеров, прапорщиков, сержантов и солдат составлял основу деятельности. Особое внимание я, как командир полка, уделял подготовке сержантов и солдат к работе за офицеров в составе боевых расчетов пуска. Эту категорию я знал не только пофамильно, но и поименно. Знакомство проходило при проверке готовности дежурных смен перед заступлением на боевое дежурство. Перед зачиткой боевого приказа проверялась готовность личного состава к несению боевого дежурства (внешний вид, знание временных нормативов, положений Боевого устава РВСН и требований нормативных документов). Как раз тогда я лицом к лицу встречался с этими людьми и хорошо запоминал. Стоит перед тобой сержант, ефрейтор, солдат - на груди все знаки доблести (это его паспорт), проникаешься к нему уважением Практически командир полка по два-три раза в месяц в каждом дивизионе руководил сменой с боевого дежурства. Несение боевого дежурства на пунктах управления более детально отслеживали начальник штаба полка, начальник связи полка. Получая от них доклады знал, да и сам, когда заступал КДС полка, вникал во все вопросы детально и делал все, чтобы жизнь, быт личного состава дежурных смен связи, офицеров командного пункта полка и дивизионов были организованы надлежащим образом.

Поделюсь некоторыми воспоминаниями о подготовке стартовых батарей наземного дивизиона, особенно о проведении комплексных занятий со стартовыми батареями. Пристальное внимание я уделял комплексным занятиям с заправкой ракеты боевыми КРТ, памятуя о том, что непосредственное соприкосновение двух компонентов топлива друг с другом приводит неотвратимо к самовоспламенению и взрыву. Это была очень ответственная операция. В каждом полугодии такое занятие проводилось с каждой стартовой батареей (один раз днем и один раз ночью). Этим занятиям предшествовала большая организаторская работа. Подготовить технику, изучить и усвоить требования мер безопасности, мобилизовать людей здесь особую роль играл партийно-политический аппарат полка. График занятий составлялся так, что каждый раз этот цикл начинала новая батарея. К примеру, если зимой первую заправку начинала первая стартовая батарея, то летом начинала третья. Очень важно - как стартует эта работа. Ведь первопроходцам всегда тяжелее, а остальные батареи стараются не повторить ошибок. От занятия к занятию качество работы боевых расчетов улучшалось. Комплексное занятие с заправкой УТР проводится под руководством командира полка, и я с инструкторской группой полка это занятие контролировал и оценивал. Ответственная работа, к ней тщательно готовились. К примеру, начинает работу первая батарея. Обязательно на стартовой позиции (на подступах к ней) находятся и наблюдают сержанты и солдаты других батарей (особенно заправочных отделений). После каждого такого занятия проводился тщательный разбор в каждом отделении стартовой батареи инструкторами, которые оценивали действия номеров расчетов, особо отмечая тех, кто проявляет инициативу и старание. Я подводил итог занятия и тут же, на стартовой позиции, поощрял отличившихся. Особенно было весомо, когда из моих уст звучало: «За проявленное старание и мастерство при выполнении учебно-боевой задачи предоставить отпуск с выездом на родину...». Как правило, это были представители от каждого подразделения стартовой батареи. В течение недели занятия с реальной заправкой УТР заканчивались, и жизнь в дивизионе входила в русло повседневной боевой учебы.

 

Вершиной боевого мастерства для ракетчика было проведение учебно-боевого пуска ракеты с полигона Капустин Яр. Ответственный этап и для полка, и для меня, как командира. Приказ приходил из штаба армии, где был конкретно указан номер стартовой батареи, и никто не мог ничего изменить. Это происходило, как правило, осенью, в сентябре-октябре. Эту задачу в полку выполняли две стартовые батареи - третья и четвертая, в которых средства заправки были подвижными. Батареи чередовались: то одна, то другая. И на полигоне инструкторская группа знала всех офицеров в лицо. Произвести замену в составе боевого расчета практически было невозможно.

Мне пришлось четыре раза осуществлять это мероприятие, и надо было детально все продумать. Начиналась кропотливая работа по подготовке стартовой батареи к выполнению поставленной задачи. Фронт работы был для всех. Одним словом, подготовка шла по всем направлениям. Определенные трудности были в том, что стартовая батарея осуществляла марш на полигон железнодорожным транспортом, а это 3-4 суток, а то и более. Марш - это только первый этап. В ходе марша в вагонах продолжалась боевая учеба личного состава. Второй этап - это получение техники на полигоне, подготовка ее к боевой работе, допуск боевого расчета к выполнению учебно-боевого пуска инструкторской группой полигона. Третий этап -- учебно-боевой пуск. Я вспоминаю, с каким старанием весь личный состав «цепочки» (так называли на полигоне прибывший боевой расчет для пуска ракеты) трудился в этот период. Мы сами доставляли ракету на стартовую площадку с технической позиции, осуществляли забор и доставку КРТ в емкостях на стартовую площадку. Каждый имел свою задачу и стремился выполнить ее как можно лучше. В ходе комплексных занятий в полку ракета готовится к пуску, но остается на пусковом столе, а тут - нажал кнопку «Пуск», гул ракетного двигателя - и через мгновения пусковое устройство одиноко осталось на стартовой площадке...

В моей памяти еще и сейчас возбужденные, с улыбками лица людей, совершивших пуск стратегической ракеты. Радости не было предела. Все бежали к пусковому устройству, пальцем брали сажу и тыкали друг другу в лоб, щеки, а то и в военный билет. «Теперь ты стреляный». - говорили друг другу. Через 30 минут боевому расчету пуска объявляли, что головная часть прибыла в заданный район. Цель уничтожена. Но оценка расчету ставилась несколько позже. На этом работа не заканчивалась, надо было обслужить технику, сдать ее представителям полигона, привести в порядок стартовую площадку, осуществить погрузку и совершить марш в позиционный район полка. Только прибыв в полк, можно было перевести дух и сказать: «Задача выполнена. Оценка «отлично». Но впереди были новые задачи, и отдыхать было некогда.

Учебно-боевой пуск, его оценка существенно влияли на результаты полка по итогам года. Все четыре пуска ракеты на полигоне личным составом полка, в мою бытность командиром полка, были выполнены на оценку «отлично». Командир полка издавал приказ, где вклад каждого был достойно оценен, а особо отличившиеся получали свои награды. Незабываемое торжественное мероприятие!..

Не забуду 1979 год. Я стоял уверенно на ногах, шла планомерная боевая учеба, в голове рождалось много планов, которые разделяли со мной мои заместители. Шли ремонтные работы по благоустройству городков 3-го ракетного дивизиона, частично 1-го дивизиона, солдатских столовых. Я регулярно посещал солдатские столовые, где давал оценку качеству приготовленной пищи. Как-то в беседе с офицерами тыла я предложил ежедневно оценивать каждого повара и ставить ему оценку. Месяц готовит отлично - получай отпускной билет прямо в столовой на виду у всего личного состава. И качество приготовления пищи резко улучшилось, повара стали помогать друг другу, но самое главное - личный состав был доволен качеством пищи. Был такой случай. Одним из поваров был узбек. Хороший повар, но дело идет к увольнению в запас. Однажды в столовой он подходит ко мне и спрашивает: «Товарищ подполковник, разрешите мне отслужить два года за брата». Я объяснил ему, что это невозможно и забыл об этом разговоре. Началось увольнение в запас. Это мероприятие было хорошо отработано в полку. Не покривлю душой, если скажу, что каждую команду, убывающую из полка, я инструктировал лично, если в этот день находился в полку. Моим помощником в этом вопросе был помощник начальника штаба по строевой части капитан В.И. Волос.

Процесс увольнения тщательно планировался, чтобы не нанести урон боевой готовности. Есть замена - увольняешься. Так вот, пришел черед увольняться повару, о котором я рассказал выше. Ему была вручена грамота, поблагодарил я его за службу, и автобус эту команду повез на вокзал. Каково же было мое удивление, когда через пару дней заместитель по тылу докладывает, что повар вернулся и на смене в столовой. И это несмотря на то, что мы с этим солдатом говорили не один раз о том, что нельзя за брата служить. Где-то неделю длился этот казус. Я был вынужден назначить офицера для сопровождения этого солдата в Ригу, там посадить в самолет и отправить в Ташкент.

Итоговая проверка полка командующим армией была спланирована на август-сентябрь 1979 года. Время для отчета очень удачное. Боевые расчеты укомплектованы, все сержанты и солдаты введены в строй, приобретены хорошие практические навыки, настрой в полку был таким, чтобы отчитаться, как можно лучше. Все шло по плану. И наконец, завтра во второй половине дня прилетает самолет с членами комиссии. Утром, прибыв в полк, получаю доклад, что из Добельского полка к нам прибыла команда в количестве 20 человек из расформированного дивизиона в Элеи. Я встретился с личным составом этой команды, рассказал историю полка и что полк сдает итоговую проверку, к сдаче которой они не привлекаются, но будут оказывать посильную помощь, если потребуется. Развезли их по дивизионам. Прибыла комиссия, и вечером началось учение. Все шло по плану, на вторые сутки подполковник Ю.В. Варламов, командир 2-го дивизиона, который проверке не подвергался, докладывает, что у него нет трех человек из команды, присланной в дивизион (ложка дегтя в бочку меда). Я доложил председателю комиссии о данном происшествии, 2-й дивизион начал поиск этих солдат. Ясно, что хорошего будет мало. Учение, а потом проверка личного состава по предметам боевой подготовки продолжались. Солдаты были найдены, но, к сожалению, результат был не тот. Спрашивается, нужна была такая помощь со стороны дивизии полку? Хотя я не снимаю вины с командования 2-го дивизиона, которое не сумело принять этих солдат и обеспечить уставной порядок.

В декабре 1980 года мне было присвоено воинское звание полковник, и я еще один год продолжал командовать полком. Хочу поблагодарить всех, кто были моими помощниками и единомышленниками: заместителей командира полка Ф.Ф. Пономаренко, А.П. Копанева, А.Н. Павлычева, В.М. Казака, В.Н. Судиловского, А.В. Тищенко, А.Е. Руднева; секретаря партийного комитета полка О.Ф. Молоковского; пропагандиста полка Ю.М. Щебета; секретаря комитета комсомола полка Н.И. Шахова; офицеров штаба Ю.С. Дереза, В.Г. Абалтусова, А.С. Зазулина, В.И. Волоса, В.С. Жилина, Ю. Шинкаренко; начальников служб В.В. Волкова, В.М. Ройзмана, М.Ф. Левченко, В.И. Матвеева; офицеров службы ракетного вооружения И.Н. Афанасьева, А.П. Подойникова, В.И. Андриевского, А. Лопарева, Филимонова, В.П. Сытилина; офицеров тыла Бабкина, Коренева, Л.П. Лещика.

Кроме того мои слова благодарности офицерам дивизии: начальникам политотдела генерал-майору Е.И. Паролю и В.А. Евстратову, офицерам политотдела дивизии, начальнику штаба дивизии полковнику И.Л. Тягнибоку, офицерам штаба дивизии подполковникам Г.Ф. Дубровину, П.С. Михальченко, Э. Саватееву, В.П. Козлову, заместителям командира дивизии по ракетному вооружению полковникам В.А. Рылову и О.П. Яценко, заместителю командира дивизии по тылу И.А. Микуличу, врачу-эпидемиологу В.С. Сабонееву, начальнику отдела кадров дивизии подполковнику Ю.С. Филатову и другим офицерам.

В заключение хочется сказать, что та закалка, знания, опыт, что я приобрел в должности командира полка, помогли мне в моей дальнейшей службе. Я всегда уважительно относился к офицеру, прапорщику, любил солдат, и они мне отвечали также добром. Для меня честь мундира, служба были на первом месте. За шесть лет командования полком я не допустил ни одного нарушения в личном плане. 27 ноября 1981 года был представлен новый командир полка, а я после сдачи дел в должности убыл к новому месту службы в штаб 50-й ракетной армии (г. Смоленск).

 

Назад

Оглавление

Далее

 

*  *  *

Яндекс.Метрика