На главную сайта   Все о Ружанах

РАКЕТНЫЕ ВОЙСКА СТРАТЕГИЧЕСКОГО НАЗНАЧЕНИЯ

29-я ГВАРДЕЙСКАЯ РАКЕТНАЯ ВИТЕБСКАЯ ОРДЕНА ЛЕНИНА
КРАСНОЗНАМЕННАЯ ДИВИЗИЯ (Исторический очерк)

ЦИПК. 2008

При перепечатке ссылка на данную страницу обязательна.

Есин Виктор Иванович

Исторический путь
79-го гвардейского ракетного Севастопольского Краснознаменного полка

Назад

Оглавление

Далее

Ветеран 79-го ракетного полка (г. Плунге, 1961 – 1965 гг.), управления 29-й ракетной дивизии (г. Шяуляй, 1965 – 1976 гг.) и Оперативного управления ГШ РВСН (1976 – 1994 гг.). Начальник Главного штаба РВСН (1994 – 1996 гг.)

 

 

История 79-го гвардейского ракетного Севастопольского Краснознаменного полка берет свое начало с конца лета 1958 года. Тогда еще не было правительственного решения о создании нового вида Вооруженных Сил СССР – Ракетных войск стратегического назначения, а на вооружение Советской Армии уже стали поступать ракетные комплексы с управляемыми баллистическими ракетами. Таким оружием оснащались инженерные бригады РВГК, напрямую подчиненные Штабу реактивных частей Советской Армии, и авиационные полки Дальней авиации – рода войск Военно-воздушных сил СССР.

22 августа 1958 года командующий 43-й воздушной армией Дальней авиации во исполнение организационной директивы заместителя министра обороны СССР от 25 июня 1958 года № орг/4/23867 подписал свою директиву за № 57/001737 о формировании 122-го авиационного полка, вооруженного ракетной техникой, в составе 83-й авиационной дивизии. Полк как войсковая часть 18278 формировался в сентябре-декабре 1958 года в г. Умань Черкасской области на фондах расформированных воинских частей 271-й школы воздушных стрелков-радистов ВВС и 531-го отдельного батальона аэродромно-технического обеспечения. Его основой стал личный состав 906-го бомбардировочного авиационного полка 205-й тяжелой бомбардировочной авиационной дивизии, вооруженной дальними бомбардировщиками Ту-4. Именно из этой авиационной дивизии 22 сентября 1958 года прибыл в Умань инженер-подполковник Владимир Николаевич Колесниченко, назначенный приказом главнокомандующего ВВС командиром 122-го авиационного полка, и вступил в должность. Эта дата приказом министра обороны СССР от 14 марта 1959 года № 040 определена как годовой праздник полка.

Формирование командования полка было завершено к концу сентября 1958 года. Заместителем командира полка стал капитан Владимир Иванович Ермак, начальником штаба полка майор Леонид Петрович Клюжев, заместителем командира полка по политической части подполковник Павел Маркович Цева, заместителем командира полка главным инженером инженер-майор Яков Федорович Апасов, заместителем командира полка по тылу майор Роман Филиппович Кравец. Полностью же полк был сформирован в декабре 1958 года.

С января 1959 года личный состав полка приступил к теоретическому изучению ракетного комплекса с управляемой баллистической ракетой Р-2 (8Ж38) оперативно-тактического класса (максимальная дальность стрельбы – 600 км), а 15 февраля того же года стартовые эскадрильи начали практическое освоение ракетной техники путем проведения на ней комплексных занятий по подготовке и имитации пуска ракет. Такие занятия проводились в темное время суток, чтобы скрыть от местного населения факт перевооружения авиационного полка на ракетную технику.

В апреле 1959 года 122-й авиационный полк переименовывается в 122-й инженерный полк РВГК с переформированием на новую организационно-штатную структуру (директива Генерального штаба Вооруженных Сил СССР от 4 апреля 1959 года № орг/4/71510). В составе полка формируются два стартовых дивизиона, состоящие каждый из четырех стартовых батарей, и дивизион транспортировки ракет и заправки компонентами ракетного топлива.

После освоения личным составом ракетного комплекса с ракетой Р-2 полк в полном составе вместе с ракетной техникой 25 мая 1959 года убывает на 4-й Государственный центральный полигон Капустин Яр (Астраханская область). Там личный состав полка подготовил и провел шесть учебно-боевых пусков ракеты Р-2 (первый пуск был проведен 3 июля 1959 года). Все пуски были успешными.

В начале августа 1959 года 122-й инженерный полк РВГК переименовывается в 79-й инженерный полк РВГК (директива Главного штаба ВВС от 5 августа 1959 года № 341401) с одновременной передачей его из состава 43-й воздушной армии Дальней авиации в 25-ю авиационную дивизию 50-й воздушной армии Дальней авиации (штаб армии в г. Смоленск). Командованием 50-й воздушной армии принимается решение о перевооружении 79-го инженерного полка РВГК на новый ракетный комплекс с ракетой средней дальности Р-12 (8К63). Максимальная дальность стрельбы этой ракеты составляла 2000 км.

В течение августа-сентября 1959 года личный состав полка принимает поставленную от предприятий промышленности новую ракетную технику, изучает т осваивает ее с помощью специалистов 4 ГЦП. Завершающим этапом переучивания полка на новую ракетную технику стало успешное проведение 25 сентября 1959 года учебно-боевого пуска ракеты Р-12.

В сентябре-октябре 1959 года 79-й инженерный полк РВГК в полном составе перебазируется на новое место дислокации – г. Плунге Литовской ССР. По прибытии в Плунге личный состав полка в течение оставшихся месяцев 1959 года обустраивается на построенных к тому времени позициях стартовых дивизионов, а также так называемых «зимних квартирах», представляющих из себя казармы с автопарком и бараки для проживания семей офицерского состава (эти фонды достались полку от расформированной воинской части войск связи). Чтобы скрыть от местного населения предназначение полка, воинская часть была залегендирована под окружной склад техники связи ВВС. Но придуманная в Москве легенда не сработала. Вскоре все жители небольшого городка Плунге (население около 10 тыс. Человек) знали, что здесь разместилась ракетная часть. Однако органы военной контрразведки («особисты») еще долго преследовали жен офицеров, которые в разговорах со своими подругами ненароком проговаривались, что их мужья сегодня дома ночевать не будут, так как у них комплексное занятие на ракетной технике в стартовом дивизионе. В частности, за «разглашение» моей женой одной из таких общеизвестных тайн в конце 1961 года я был «профилактирован» «особистом» полка.

С 1 января 1960 года полк начал подготовку к заступлению на боевое дежурство – и это событие состоялось 16 мая 1960 года (в эти майские дни в РВСН на боевое дежурство заступили первые пять инженерных полков РВГК, вооруженных ракетным комплексом с ракетой Р-12). Одновременно с полком на боевое дежурство заступила и 1018-я подвижная ремонтно-техническая база (в/ч 23487), начальник инженер-подполковник И.В.Шищенко, которая обеспечивала полк ядерными головными частями к ракетам Р-12.

К этому времени 79-й инженерный полк РВГК согласно приказу министра обороны СССР был исключен из состава 25-й авиационной дивизии и передан в состав РВСН – в 85-ю инженерную бригаду РВГК (штаб бригады в г. Таураге Литовской ССР). Вскоре 85-я инженерная бригада РВГК переименовывается в 29-ю гвардейскую ракетную дивизию, а 79-й инженерный полк РВГК – в 78-й ракетный полк (директива главнокомандующего РВСН от 4 июля 1960 года № 866394).

Осенью 1960 года 4, 5 и 6 стартовые батареи полка вместе с ракетной техникой убывают на 4 ГЦП, где успешным проведением трех учебно-боевых пусков ракеты Р-12 подтверждают высокий уровень своей боевой выучки. По итогам 1960 учебного года 79-й ракетный полк занимает в дивизии второе место (всего в составе 29-й гвардейской ракетной дивизии к тому времени было пять ракетных полков).

В марте-апреле 1961 года 3, 7 и 8-я стартовые батареи полка вместе с ракетной техникой убывают на 4 ГЦП, где успешно справляются с задачей проведения учебно-боевых пусков ракеты Р-12. Причем, 7-я стартовая батарея провела три учебно-боевых пуска – 29 марта, 3 и 6 апреля с общей оценкой «отлично».

С 1 июня 1961 года полк переходит на новую организационно-штатную структуру, с формированием дополнительно 3-го стартового дивизиона в варианте «В» - с шахтными пусковыми установками ракеты Р-12У (8К63У). Именно в этот стартовый дивизион на должность начальника отделения проверки ракет (штатная категория «инженер-капитан») и был назначен я по окончании в июне 1961 года Военной инженерной артиллерийской академии им. Ф.Э.Дзержинского с присвоением воинского звания инженер-лейтенант. В полк я прибыл в начале августа 1961 года и после представления командованию полка поступил в распоряжение командира 3-го стартового дивизиона капитана третьего ранга Михаила Васильевича Белова. Он незадолго до моего прибытия в полк был переведен из ВМФ в РВСН и еще не успел сменить ни погоны, ни форму одежды. Правда, вскоре М.В.Белов превратился из моряка в авиатора: ему было присвоено воинское звание инженер-майор и выдано обмундирование старшего офицера ВВС. Мне, кстати, тоже пришлось переодеваться – по выпуску из академии я носил форму офицера-артиллериста, а теперь стал авиатором.

В 3-м стартовом дивизионе я прослужил недолго – до октября 1961 года. В этот период строительство стартового комплекса шахтного типа только разворачивалось, и вся моя служба сводилась к тому, чтобы нести караульную службу по охране строящегося объекта (через два дня на третий я заступал в караул в качестве начальника караула по охране объекта). Командование полка поняло, что такое использование специалиста-ракетчика, окончившего ракетную академию, нецелесообразно, и определило меня в 5-ю стартовую батарею на инженерную должность начальника электроогневого отделения (штатная категория «инженер-капитан»). Командир 5-й стартовой батареи майор Николай Петрович Хлебников, который до перевода в РВСН служил в Дальней авиации техником в авиационной эскадрилье и являлся участником Великой Отечественной войны, по отечески отнесся к молодому лейтенанту и всячески способствовал моему становлению как офицера-воспитателя подчиненных солдат, сержантов и офицеров. И за это я весьма признателен Николаю Петровичу. Его уроки (как надо работать с людьми) очень пригодились мне в дальнейшей военной службе.

В течение 1961 года полк неоднократно подвергался проверкам боевой готовности со стороны командования 29-й гвардейской ракетной дивизии и 50-й ракетной армии (1 сентября 1960 года 50-я воздушная армия Дальней авиации была переформирована в 50-ю ракетную армию с сохранением командующего армией генерал-лейтенанта авиации Федора Ивановича Добыша). С полком в октябре 1961 года впервые было проведено тактико-специальное учение под руководством командира 29-й гвардейской ракетной дивизии генерал-майора Александра Александровича Колесова. По результатам учения полк был оценен на «хорошо».

В ноябре 1961 года 79-му ракетному полку по преемственности вручается Боевое Знамя 198-го гвардейского бомбардировочного Севастопольского Краснознаменного авиационного полка, и полк получает новое наименование – 79-й гвардейский ракетный Севастопольский Краснознаменный полк.

В конце 1961 года управление 29-й гвардейской ракетной дивизии скрытно передислоцируется из г. Таураге в г. Шяуляй Литовской ССР. Весь личный состав управления дивизии, до этого носивший артиллерийскую форму одежды, переодевается в авиационную форму, поскольку штаб дивизии располагается на фондах базирующейся в г. Шяуляй авиационной дивизии.

1962 год стал знаменательной вехой в истории 79-го гвардейского ракетного полка. Он принял участие в стратегической операции «Анадырь» с передислокацией на остров Куба (под прикрытием стратегического учения, проводимого министром обороны СССР).

19 июня 1961 года командующий 50-й ракетной армией генерал-полковник Ф.И.Добыш лично поставил командованию полка задачу по подготовке к стратегическому учению, проводимому министром обороны СССР. Подготовка началась с переформирования полка и управлений 1-го и 2-го стартовых дивизионов, формирование полковой роты охраны и обороны и одновременно исключение из штата полка 3-го стартового дивизиона (с шахтными пусковыми установками), а также расформирование дивизиона транспортировки ракет и заправки компонентами ракетного топлива. Высвободившиеся при расформировании этого дивизиона батареи транспортировки ракет были переданы в 1-й и 2-й стартовые дивизионы, а расчеты заправки компонентами ракетного топлива влились в состав стартовых батарей полка в качестве отделения заправки.

Я был назначен на должность помощника начальника инженерно-ракетной службы 2-го стартового дивизиона. Такая служба впервые была создана в каждом дивизионе, принимавшем участие в стратегическом учении. Она состояла из заместителя командира дивизиона по вооружению – начальника инженерно-ракетной службы и двух его помощников (штатная категория «инженер-капитан»).

К 10 июля 1962 года переформирование полка на новый штат было завершено. При этом по различным причинам в полку было заменено до 300 офицеров, сержантов и солдат, что составляло почти 40% от списочного состава полка. Несколько позднее, 8 августа 1962 года был заменен и командир полка. Вместо В.Н.Колесниченко, которому в 1959 году было присвоено воинское звание инженер-полковник, командиром полка стал полковник Иван Силантьевич Сидоров, до этого командир Таурагского ракетного полка.

В июле 1962 года согласно директиве начальника Главного штаба РВСН от 13 июля 1962 года № 4/249 полк передается в состав вновь сформированной 51-й ракетной дивизии (командир генерал-майор Игорь Демьянович Стаценко). Эта дивизия формировалась на базе 43-й ракетной дивизии (штаб в г. Ромны Сумской области) для последующей передислокации и развертывания на Кубе. Она включала в себя пять ракетных полков и пять подвижных ремонтно-технических баз. Три полка были вооружены ракетным комплексом с ракетой Р-12 и два полка – ракетным комплексом с ракетой Р-14 (8К65).

При передаче в состав 51-й ракетной дивизии 79-й гвардейский ракетный полк был переименован в 514-й гвардейский ракетный полк (условное наименование – войсковая часть 10804). К этому времени в состав руководства полка помимо его командира входили: заместитель командира полка подполковник Феликс Захарович Хачатуров, начальник штаба полка подполковник Леонид Петрович Клюжев, заместитель командира полка по политической части майор Николай Степанович Новиков, заместитель командира полка по вооружению – начальник инженерно-ракетной службы инженер-капитан Иван Григорьевич Алипченков, заместитель командира полка по тылу подполковник Роман Филиппович Кравец, командир 1-го стартового дивизиона подполковник Иван Иванович Рудев и командир 2-го стартового дивизиона инженер-капитан Вячеслав Дмитриевич Алпеев.

В середине июля 1962 года инженер-капитан Виктор Гецелев (его отчество я запамятовал), будучи заместителем командира 2-го стартового дивизиона по вооружению, убыл к месту передислокации полка (как потом выяснилось, на Кубу) в составе рекогносцировочной группы полка, возглавляемой начальником штаба полка подполковником Л.П.Клюжевым. И я, совершенно неожиданно для себя, остался за начальника инженерно-ракетной службы 2-го стартового дивизиона. Мне пришлось возглавить подготовку боезапаса (шесть боевых и одна учебно-боевая ракета Р-12) и ракетной техники дивизиона к передислокации на новое место. Не хватало не только опыта, но и необходимых знаний. Я не стеснялся обращаться к командирам стартовых батарей, которые были значительно опытнее меня, они в большинстве своем прошли Великую Отечественную войну. Мне была оказана поддержка также со стороны инженерно-ракетной службы полка. С поставленными задачами, по оценке командира дивизиона инженер-капитана В.Д.Алпеева, я справился вполне успешно.

В период с 10 августа по 6 сентября 1962 года полк в полном составе вместе с ракетной техникой и имуществом на 15 железнодорожных эшелонах переместился в г. Севастополь для последующей погрузки на морские суда.

После убытия полка в Севастополь из Сибири (г. Омск) в Плунге прибыл 343-й ракетный полк (в/ч 44180). На основе личного состава этого полка и оставшегося 3-го стартового дивизиона с шахтными пусковыми установками формируется обновленный 79-й гвардейский ракетный Севастопольский Краснознаменный полк (командир полка полковник Владимир Порфирьевич Ящук). Личный состав этого полка обеспечил постановку на боевое дежурство первого в РВСН стартового дивизиона с шахтными пусковыми установками с ракетой Р-12У. Это событие произошло 1 января 1963 года.

514-й гвардейский ракетный полк с 25 августа по 21 сентября 1962 года на шести морских судах (пять океанских сухогрузов и одно пассажирское судно) убыл на Кубу. О том, как это было, подробно рассказано командиром полка полковником И.С.Сидоровым в его воспоминаниях, опубликованных в широко известном военно-историческом труде «Стратегическая операция «Анадырь». Как это было». Поэтому я ограничусь только констатацией основных событий, связанных с передислокацией полка на Кубу, его пребывания там и возвращением в Советский Союз.

 

После прибытия судов в кубинские порты и их разгрузки полк 12 октября 1962 года в полном составе сосредоточился в отрекогносцированном полевом позиционном районе (вблизи г. Сагуа-ла-Гранде, провинция Санта-Клара). Командир 51-й ракетной дивизии генерал-майор И.Д.Стаценко поставил полку боевую задачу: в минимально короткий срок оборудовать полевой позиционный район, проверить боезапас и ракетную технику на функционирование, провести в темное время суток по одному-двум комплексных занятия с каждой стартовой батареей и не позднее 22 октября 1962 года заступить на боевое дежурство.

Поставленная перед полком задача была выполнена успешно, и полк 20 октября 1962 года первым в 51-й ракетной дивизии заступил на боевое дежурство в установленной боевой готовности в составе восьми наземных пусковых установок с ракетами Р-12.

Личный состав полка при перебазировании морским транспортом, сосредоточении в полевом позиционном районе и приведении в установленную боевую готовность проявил исключительно большое трудолюбие, выносливость, слаженность в работе и высокую воинскую дисциплину. Командование полка так организовало работу и настроило личный состав, что в полку не было ни одного чрезвычайного происшествия, которых, к сожалению, не удалось избежать другим полкам 51-й ракетной дивизии.

После самой острой фазы Карибского кризиса, наступившей в ночь с 27 на 28 октября 1962 года, когда политическому руководству СССР и США удалось достигнуть компромисса и в буквальном смысле отступить от края пропасти, отделявший мир от ядерной войны, 514-й гвардейский ракетный полк получил задачу: к исходу 31 октября 1962 года демонтировать стартовые и технические позиции, а боезапас до 7 ноября 1962 года вывезти в порт погрузки Касильда и отправить в Советский Союз. Вслед за этим надлежало перебазировать и ракетную технику полка.

Эта задача личным составом полка была решена в установленные сроки. В период с 7 ноября по 30 декабря 1962 года полк на девяти морских судах перебазировался в Советский Союз (порты выгрузки – Балтийск на Балтийском море и Николаев на Черном море). Уже 3 января 1963 года полк в полном составе был сосредоточен в прежнем месте постоянной дислокации – г. Плунге Литовской ССР.

И вновь личный состав полка проявил высокую организованность, все мероприятия по перебазированию и сосредоточению полка в Плунге прошли без нарушений мер безопасности и при поддержании высокой дисциплины. Был приобретен ценнейший опыт в перебазировании полка на огромные расстояния с использованием железнодорожного и морского транспорта, оборудовании в сжатые сроки полевого позиционного района с приведением вооружения и техники в готовность к боевому применению в условиях тропической жары и повышенной влажности.

Лично мне участие в стратегической операции «Анадырь» позволило приобрести неоценимый опыт, который в последующем способствовал моему успешному продвижению по службе.

За успешное выполнение правительственного задания личный состав 514-го гвардейского ракетного полка был достойно поощрен. В частности, командир полка полковник И.С.Сидоров награжден орденом Красного Знамени. Правительственные награды получили в общей сложности более 10 человек. Мне приказом командующего Группой советских войск на Кубе генерала Армии И.А.Плиева в ноябре 1962 года было присвоено очередное воинское звание инженер-старший лейтенант.

12 января 1963 года 514-й гвардейский ракетный полк во исполнение директивы главнокомандующего РВСН от 19 декабря 1962 года № 4/701 вновь был переименован в 79-й гвардейский ракетный Севастопольский Краснознаменный полк с возвращением его в состав 29-й гвардейской ракетной дивизии. В состав полка дополнительно был включен 3-й стартовый дивизион с шахтными пусковыми установками, который, как уже было отмечено, с 1 января 1963 года нес боевое дежурство, а полковая рота охраны была расформирована. Одновременно был расформирован и базировавшийся в Плунге полк во главе с командиром полковником В.П.Ящуком. Личный состав этого полка пошел на доукомплектования ракетных полков не только 29-й гвардейской ракетной дивизии, но и других ракетных дивизий 50-й ракетной армии.

С 1 февраля 1963 года 1-й и 2-й стартовые дивизионы полка приступили к несению боевого дежурства. Вскоре я был отправлен на переподготовку в учебный центр при 4 ГЦП для углубленного освоения шахтного ракетного комплекса с ракетой Р-12, а по возвращении назначен на должность помощника начальника инженерно-ракетной службы полка.

С 25 марта по 15 апреля 1963 года 79-й гвардейский ракетный полк во исполнение организационной директивы Генерального штаба Вооруженных Сил СССР от 4 марта 1963 года № орг/9/47701 перешел на новые штаты. Структуру полка составили управление полка, 1-й и 2-й ракетные дивизионы с наземными пусковыми установками с ракетами Р-12 и 3-й ракетный дивизион с шахтными пусковыми установками с ракетами Р-12У. Всего в боевом составе полка было 12 пусковых установок.

В течение 1963 года личный состав 3-го ракетного дивизиона дважды выезжал на 4 ГЦП для проведения пусков ракеты Р-12У. За выполнение учебно-боевой задачи по пуску ракеты боевые расчеты дивизиона оба раза были оценены на «хорошо».

В последующие годы, вплоть до 21 августа 1978 года, 79-й гвардейский ракетный полк нес боевое дежурство по защите нашей Родины в месте постоянной дислокации (г. Плунге Литовской ССР). В апреле 1965 года я был переведен из 79-го гвардейского ракетного полка в управление 29-й гвардейской ракетной дивизии на должность помощника начальника инженерно-ракетной службы дивизии. На этом завершилась моя служба в славном 79-м гвардейском ракетном Севастопольском Краснознаменном полку.

С 1 января 1966 года по 21 августа 1978 года в 79-м гвардейском ракетном полку сменилось пять командиров полка. В феврале 1966 года полковник И.С.Сидоров по состоянию здоровья переводится на должность начальника оперативного отделения – заместителя начальника штаба Лидской ракетной дивизии. Вместо него командиром полка становится подполковник Михаил Иванович Романюк, который прокомандовал полком 4,5 года. В августе 1970 года он в воинском звании полковник выдвинут на должность начальника штаба Гвардейской ракетной дивизии. Его сменил инженер-подполковник Николай Иванович Солоха, который прокомандовал полком 5 лет. В феврале 1975 года ему было присвоено воинское звание полковник, а в августе того же года в связи с резким ухудшением здоровья он переводится на военную кафедру Рижского медицинского института. Вместо него командиром полка назначается подполковник Иван Юльянович Куликовский, который прокомандовал полком до июня 1978 года, пока не был переведен на вышестоящую должность. Его сменил майор Жан Николаевич Будилов.

В этот период в РВСН начинают интенсивно сниматься с боевого дежурства ракетные полки, вооруженные устаревшими к тому времени ракетными комплексами с ракетами Р-12 и Р-14. Взамен развертывается новый подвижный ракетный комплекс РСД-10 («Пионер»). Дальность пуска ракеты 15Ж45, которой был оснащен этот ракетный комплекс, достигала 4500 км.

21 августа 1978 года 79-й гвардейский ракетный полк снимается с боевого дежурства и переформировывается в штат 79-го гвардейского полка с ракетным комплексом РСД-10 (в/ч 19970). Его численность составляла 24 офицера, 91 прапорщик, 22 сержанта, 131 солдат и 9 рабочих и служащих. Спустя некоторое время 79-й гвардейский ракетный полк передается в состав 8-й ракетной дивизии (пгт Юрья Кировской области), входящей в 27-ю ракетную армию (штаб армии в г. Владимир).

После передислокации в пгт Юрья 79-й гвардейский ракетный полк во исполнение директивы Генерального штаба Вооруженных Сил СССР от 12 января 1979 года № 314/6/00133 переводится на штат численностью 826 военнослужащих и 15 рабочих и служащих. Завершив к 1 июня 1979 года комплектование личным составом, 79-й гвардейский ракетный полк вновь становится полнокровной ракетной частью. В тот период полком продолжал командовать майор Ж.Н.Будилов, а начальником штаба полка был подполковник Г.В.Сочнев. В ноябре 1979 года майор Ж.Н.Будилов назначается на должность преподавателя Пермского высшего военно-командного училища РВСН и в командование полком вступает подполковник Альберт Степанович Чащин.

3 декабря 1979 года личный состав полка убывает на переподготовку на 4 ГЦП, где осваивает новый подвижный ракетный комплекс РСД-10. Во второй половине марта 1980 года с полком на 4 ГЦП под руководством командира 8-й ракетной дивизии проводится тактико-специальное учение с проведением учебно-боевого пуска ракеты 15Ж45. Пуск ракет осуществил 21 марта 1980 года боевой расчет 2-го ракетного дивизиона (командир дивизиона майор В.В.Ковригин), который за действия на учении был оценен «отлично».

9 апреля 1980 года личный состав полка возвращается в пункт постоянной дислокации и приступает к подготовке к несению боевого дежурства. Одновременно с учебой офицеры, прапорщики, сержанты и солдаты полка участвуют в обустройстве стационарной стартовой позиции полка, помогая военным строителям.

10 сентября 1980 года, после проверки уровня боевой готовности подразделений полка комиссией командующего 27-й ракетной армией, полк допускается к несению опытно-боевого дежурства. По результатам несения опытно-боевого дежурства и проведенного с полком во второй половине сентября 1980 года тактико-специального учения (под руководством начальника направления на войска РСД Оперативного управления Главного штаба РВСН генерал-майора Григория Иосифовича Казыдуба) 79-й гвардейский ракетный полк заступил на боевое дежурство. Это произошло 30 сентября 1980 года (приказ главнокомандующего РВСН от 22 сентября 1980 года № 0055). В это время полком продолжал командовать подполковник А.С.Чащин, а его заместителями по боевому управлению были подполковники Анатолий Михайлович Долженко, Александр Демьянович Кашюров, Фаат Гафурович Хакамов и майор Анатолий Александрович Антонов.

С 1981 года по июль 1984 года полк нес боевое дежурство в пункте постоянной дислокации, периодически занимая для несения боевого дежурства полевые учебно-боевые стартовые позиции (как правило, два раза в год – в зимний и летний периоды обучения). Все эти годы полк подвергался итоговым проверкам вышестоящим командованием и неизменно оценивался «хорошо». В апреле 1982 года вместо подполковника А.С.Чащина командиром полка назначается подполковник Василий Николаевич Долгополый.

В 1984 году на вооружение РВСН начал поступать подвижный грунтовый ракетный комплекс «Тополь» межконтинентальной дальности (максимальная дальность пуска ракеты РТ-2ПМ 10 тыс. Км). Командование РВСН принимает решение для развертывания этого ракетного комплекса в войсках перевооружить ряд ракетных полков, оснащенных подвижным ракетным комплексом РСД-10. В число таких полков попадает 79-й гвардейский ракетный полк. В соответствии с директивой главнокомандующего РВСН от 9 марта 1984 года № 432/3/00162 с 15 июля 1984 года 79-й гвардейский ракетный полк снимается с боевого дежурства и переводится на новый штат численностью 957 военнослужащих и 15 рабочих и служащих.

По завершении переформирования на новый штат полк 3 сентября 1984 года убывает для переподготовки в 3-й учебный центр РВСН, расположенный на территории 1-го Государственного испытательного космодрома Плесецк (Архангельская область). Успешно закончив переучивание личного состава (с общей оценкой «хорошо»), полк 28 октября 1984 года возвращается в пункт постоянной дислокации и приступает к проведению мероприятий по переоборудованию стационарной стартовой позиции под вооружение и технику нового ракетного комплекса «Тополь».

Прием новых вооружений и техники личный состав полка осуществил в апреле-июне 1985 года на контрольно-испытательной базе 1-го ГИК. В новом качестве полк заступил на боевое дежурство 30 июня 1985 года (приказ главнокомандующего РВСН от 19 июня 1985 года № 0047).

Все последующие годы, вплоть до 1 августа 2004 года, полк нес боевое дежурство по защите нашей Родины в пункте постоянной дислокации (пгт Юрья Кировской области). Периодически ракетные дивизионы поочередно либо полк в полном составе выводились на полевые учебно-стартовые позиции для несения боевого дежурства и повышения полевой выучки в ходе проводимых учений.

А этот период в 79-м гвардейском ракетном полку сменилось семь командиров полков. В августе 1985 года вместо подполковника В.Н.Долгополого командиром полка назначен подполковник Евгений Иванович Кокорин. Его в 1990 году сменил подполковник Иван Яковлевич Колосов. В 1991 году командиром полка стал подполковник Вадим Анатольевич Васильев, которого в начале 1994 года сменил подполковник Владимир Константинович Бесфамильный, прокомандовавший полком 3,5 года. В июне 1997 года в командование полком вступил полковник Сергей Иванович Кириенко, которого в декабре 1998 года сменил майор Анатолий Григорьевич Кулай. Он прокомандовал полком 3,5 года и в воинском звании полковник в июне 2002 года был переведен на вышестоящую должность. Вместо А.Г.Кулая командиром полка был назначен полковник Олег Николаевич Бабич.

В связи с вступлением в силу 1 июня 2003 года Договора между Российской Федерацией и Соединенными Штатами Америки о сокращении стратегических наступательных потенциалов в РВСН начались мероприятия по сокращению боевого состава. И 79-й гвардейский ракетный полк попал под сокращение в связи с выработкой продленного эксплуатационного ресурса подвижного грунтового ракетного комплекса «Тополь». Напомню, что на этот ракетный комплекс полк был перевооружен в 1985 году, а гарантийный срок его эксплуатации составлял 10 лет. Так что к моменту снятия 79-го гвардейского ракетного полка с боевого дежурства, а произошло это 1 августа 2004 года, вооружение и техника полка выработали почти двойной гарантийный ресурс.

22 сентября 2004 года в полку были завершены все работы по снятию с боевого дежурства, вооружение и техника сданы в арсеналы РВСН для последующей утилизации.

1 декабря 2004 года 79-й гвардейский ракетный Севастопольский Краснознаменный полк во исполнение приказа командующего РВСН от 11 июня 2004 года № 030 был расформирован и прекратил свое существование. Боевое Знамя этого полка хранится в Центральном музее Вооруженных Сил РФ (г. Москва, улица Советской Армии, дом 2).

На момент расформирования полка им командовал полковник О.Н.Бабич, заместителем командира полка был подполковник Игорь Альбертович Зосимов, начальником штаба полка – подполковник Григорий Николаевич Почтарь, заместителем командира полка по воспитательной работе – подполковник Глеб Владимирович Молчанов, заместителем командира полка по вооружению – подполковник Михаил Николаевич Головкин, заместителем командира полка по тылу – подполковник Александр Иванович Пояркин.

Оценивая в целом исторический путь, пройденный 79-м гвардейским ракетным Севастопольским Краснознаменным полком за 46 с лишним лет его существования, можно утверждать, что на всех этапах личный состав полка беззаветно служил делу обеспечения обороноспособности страны, а в 1962 году выполнил свой интернациональный долг по защите Республики Куба от американской агрессии. Я глубоко признателен всем моим однополчанам за совместную службу в 79-м гвардейском ракетном полку и сохраню эту признательность до конца своей жизни.

 

Назад

Оглавление

Далее

 

*  *  *

Яндекс.Метрика