На главную сайта   Все о Ружанах

А.В. Королёв

 

Полковник Пеньковский:
Архивные документы
разведки США.

 

На основе рассекреченных документов

 

 

© А.В. Королёв: перевод, оформление

 

Наш адрес: ruzhany@narod.ru

Оглавление

1. От автора сайта

2. Основные сведения о Пенковском, Досье
    [Меморандум директору ЦРУ. Ноябрь 1962 ]

3. Письмо Пенковского от 19 июля 1960 года

4. Письмо Пенковского от 14 августа 1960 года

5. Перечень посылаемых материалов и документов

6. Приложения. Донесения Пеньковского

6.1. Управляемая ракета "Р-1" (или "8А11")

6.2. Управляемая ракета "Р-2" (8Ж38)

6.3. Управляемая ракета "Р-11" (8А61)

6.4. Наземное вспомогательное оборудование и
       техническая подготовка запуска управляемых ракет (Р-2 и Р-11)

6.5. Разное (Различная информация об управляемых ракетах Р-1, Р-2, Р-11)

6.6. Подготовка к боевым действиям полка, вооруженного ракетами Р-12

6.7. Некоторые вопросы маскировки основных районов базирования
       ракетных войск

От автора сайта

 

 

22 октября 1962 года по дороге на работу арестован полковник ГРУ, Олег Владимирович Пеньковский. Много воды с тех пор утекло, но до сих пор не утихают споры: кем на самом деле он был, предателем, оказавшим неоценимые услуги британской и американской разведкам, или подставным агентом ГРУ.

На мой взгляд, Пеньковский не играл по сценарию ГРУ, он на самом деле был по собственному желанию завербован ЦРУ и МИ-6, приложив для этого не малые усилия. Не уверен я и в том, что сведения, им переданные, были такими уж сверхсекретными, хотя они все же составляли государственную тайну. Основание для таких рассуждений простое — основную часть первоначально переданной информации составляли описания фактически уже снятых с вооружения, старых ракет. Да и сам массив информации о них сильно напоминал конспект лекций, прослушанных им, видимо, во время учебы в 1958-1960 гг. на Высших инженерно-артиллерийских курсах Военной академии РВСН имени Ф. Э. Дзержинского. Хотя это и звучит громко, но на самом деле это были курсы переподготовки, на которых бывших артиллеристов обучали ракетному делу. Вполне понятно, что о более совершенных на то время ракетах они могли услышать что-то лишь вскользь.

   

Позднее Пеньковский получил доступ в библиотеку ГРАУ Генштаба ВС СССР и ГРУ, откуда мог выносить журнал «Военная мысль» и ряд других. Журнал не был совершенно секретным, но имел гриф «Для служебного пользования» и достаточно ограниченный круг читателей. Гораздо больший интерес представлял ведомственный (РВСН) «Информационный бюллетень ракетных войск», издание которого было начато в 1961 году. По информации ФСБ, распространенной уже после 1992 года, на самом деле «работа» Пеньковского была недолгой — уже в декабре 1961 года Пеньковский был "под колпаком" советских спецслужб.

Как бы то ни было, но одним из документов, переданных Пеньковским в самом начале иностранным разведкам был и «Список слушателей Военно-дипломатической академии, приема 1960г.» (Пеньковский в то время являлся членом приемной комиссии), в которой получали образование в том числе и будущие военные атташе, да и разведчики.

 

Собственно, дальше я не хочу уподобляться иным авторам и придумывать «заслуги» или «вину» Пеньковского за деяния, порой приписываемые ему, но к которым он не имел никакого отношения. Например, он никак не мог сообщить о «ракетном десанте» на Кубу, поскольку в то время уже был под наблюдением и круг его общения был ограничен. И таких «заслуг» ему приписывали немало.

Предлагаю просто пролистать некоторые приведенные здесь документы, начиная от небольшой докладной записки, подготовленной для Директора разведки США и разосланной по американским разведподразделениям в связи с полученной информацией об аресте Пеньковского, двух его писем, написанных очень образным стилем и несколькими переведенными мной теми самыми «конспектами», содержащими описания уже на то время устаревших, хотя и секретных ракетных систем. Ограничился только темами, близкими к Ракетным войскам стратегического назначения.

Несколько лет назад мной на сайте была также опубликована одна из статей из «Информационного бюллетеня ракетных войск» № 1 за 1961 год — «Подготовка к боевым действиям полка, вооруженного ракетами Р-12 (на основе опыта, полученного в учениях)». Это выпуск также был передан Пеньковским западным спецслужбам. Чтобы закрыть тему, планирую перевести еще одну интересную, на мой взгляд статью — «Некоторые проблемы камуфляжа основных мест дислокации ракетных войск» из 2-го выпуска «бюллетеня» за 1961 год.

А выводы делайте уже сами...

Источник представленных здесь документов: CIA. FOIA Electronic Reading Room

Александр Королёв

 

Основные сведения о Пенковском, Досье

SECRET

HR70-14

МЕМОРАНДУМ: Директору Центральной разведки71

 

1. В связи с недавней оглаской дела Пенковского, в значительной степени искаженной или вводящей в заблуждение, мы приводим прилагаемые к делу основные сведения о Пеньковском и его связях в качестве справочной информации для тех, кто отслеживал его донесения и тех, кто изучает возможные последствия этого дела в сфере советской политики.

Ричард Хелмс, заместитель директора (планирование)

_________________________

Замечаний.

1. В базе рассекреченных документов ЦРУ в названии этого документа указана дата "31 May 1963", но в контрольном листе, сопровождающем строго секретные документы, первой датой стоит "8 Nov 1962". Как мне кажется, это ближе к истине.

2. Меморандум можно перевести и как "докладная записка"...

3. Псевдонимы Пеньковского: Ironbark, Chickadee, Rupee, Arnica.

4. Документа подписан, Ричардом Хелмсом [Richard Helms], в 1962 году являвшимся заместителем директора Центральной разведки по планированию и руководителем Директората планирования [Deputy Director of Central Intelligence for Plans].

 

   

1. Дело Пенковского охватывает период с августа 1960 года по август 1962 года и составляет более 8 000 страниц переведенных донесений, большая часть которых составляла строго секретные документы Министерства обороны СССР. Пеньковский был весьма мотивирован работать против нынешнего режима. По итогам проверок и перепроверок исходя из познаний в методах и целях советских контропераций мы пришли к выводу, что нет доказательств того, что этот случай представляет собой планируемый подлог, подготовку подлога, фальсификации или внедрения двойного агента. Скорее, он представляет собой самый серьезный провал советских служб и то, что причинит им ущерб на долгие годы. Ниже мы приводим основные факты о Пеньковском и его окружении в качестве справочной информации для тех, кто отслеживал его донесения и тех, кто изучает возможные последствия этого дела в сфере советской политики.

2. Полковник Олег Владимирович Пеньковский успешно служил советским артиллеристом во время Второй мировой войны. После войны он обучался в Академии Фрунзе в течение двух лет, а затем четыре года в Военно-дипломатической академии. Затем он поступил в Главное разведывательное управление (ГРУ) Генерального штаба, служил офицером штаба в штаб-квартире, а затем в качестве помощника военного атташе в Турции в 1955 и 1956 годах. Из-за разногласий со своим начальником в Анкаре он был переведен в Москву в отдел Ближнего и Дальнего Востока. Впоследствии он посещал в 1958-1959 гг. ракетные курсы переподготовки для артиллерийских офицеров в Дзержинской артиллерийской академии, являясь старостой класса. В 1960 году он был назначен ГРУ в Государственный научно-технический комитет (ГНТК) для выполнения функций сбора разведывательных данных. К моменту его ареста в сентябре 1962 года он перешел на должность заместителя начальника отдела внешних связей Управления внешних связей ГККНР (Государственный комитет по координации научно-исследовательской работы, организация-преемник ГНТК).

3. По своей натуре полковник Пеньковский был очень умным, весьма изобретательным и в высшей степени, возможно, даже смертельно, самоуверенным. Он никогда не мог удовлетворится просто адекватным пониманием необходимых ему навыков или исполнением обязанностей, возложенных на него. Он был верен своей жене, дочери покойного генерала Д. А. Гапоновича и двум дочерям (одна из них еще ребенок). Он также поддерживал связь с молодой женщиной в Москве и давал себе волю в либеральных утехах в Лондоне и Париже [indulged in broadminded enjoyment of the pleasures of London and Paris]. Давнишнее ощущение, что его способности не были признаны советской властью после достижения им звания полковника (в возрасте 31 года), озлобляло его и, несомненно, способствовало его готовности работать против советской власти.

4. Полковник Пеньковский выходец из известной и уважаемой семьи. Его выдающийся дядя, генерал армии В. А. Пеньковский, был командующим Белорусским военным округом; однако оба офицера редко встречались. На карьеру своего сына бросил тень отец полковника, служивший в Белой армии во время революции. Возможно, этот фон был одной из причин того, что полковника Пеньковского дальше не продвинули.

5. Полковник Пеньковский сотрудничал с Западными разведками с августа 1960 года по август 1962 года. В течение этого периода с ним за пределами Советского Союза проводились три серии длительных бесед и инструктажей. За это время им был даны ответы на все запросы западной разведки любой [степени] важности, и были изучены все аспекты его осведомленности и доступа. Более 90 процентов из примерно 5000 страниц документарной информации на русском языке, переданной им, касались военной тематики. Примерно половина этой информации поступала из Библиотеки ГРУ, а остальная часть была получена им неофициально либо в ракетно-артиллерийском штабе Маршала Варенцова, либо в Дзержинской академии. Документальная информация по другим темам, таким как письма сторон и экономические вопросы, поступала из ГККНР. Полковник Пеньковский отвечал каким-то образом на все запросы разведки, поступающие к нему.

6. В социальные и официальные контакты полковника Пеньковского было вовлечено множество высокопоставленных советских персон, но, вопреки статьям в прессе, нет явных оснований для того, чтобы связать его с маршалом Захаровым или секретарем партии Козловым. Ниже перечислены наиболее важные советские чиновники, с которыми он был тесно связан:

Генерал армии Серов. В одной из поездок полковника Пеньковского в 1961 году Серов поручил ему присмотреть за госпожой Серовой и дочерью, которая, как оказалось, летела из Внуково на том же самолете, что и полковник. Полковник Пеньковский очень подружился с дочерью Серова, а сотрудники западной разведки выполнили список покупок Серова как будто это сделал полковник; для Серова был добавлен небольшой презент. Когда полковник Пеньковский вернулся в Москву, он был приглашен в дом Серова, чтобы получить благодарность генерала, и провел с последним некоторое время в беседе.

Главный маршал артиллерии Варенцов был близким другом полковника Пеньковского с начала Второй мировой войны, когда они служили вместе. Полковник Пеньковский бывал в доме Варенцова несколько раз в неделю, и был вхож в кабинет Варенцова.

У полковника Пеньковского было много друзей среди старших артиллерийских офицеров, таких как генерал-полковник. Г.С. Кариофилли, начальник штаба Варенцова; полковник В.М. Бузинов, адъютант Варенцова; генерал-майор И.В. Купин, вначале в ГСФГ [Группа советских войск в Германии], а затем командующий артиллерией Московского военного округа; полковник И.А. Грызлов, в артиллерийском управлении ГСФГ; полковник В.И. Федоров, командир бригады неуправляемых ракет [free rocket brigade] в ГСФГ и бывший адъютант Варенцова; генерал-майор А.Р. Позовный, начальник Политического управления ПВО; а также другие генералы, полковникы и младшие офицеры, с которыми он служил или учился.

Среди приятелей и близких друзей полковника Пеньковского в ГККНР были Д.М. Гвишиани, — его непосредственный начальник и зять первого заместителя премьер-министра Косыгина, Гвишиани перешел в состав Комитета в августе 1962 года и был заменен В.В. Петроченко.

Полковник Пеньковский был тесно связан с начальниками отделов, ответственных за несколько ближневосточных стран, а также за контакты в Военно-дипломатической академии, в том числе с библиотекарем Долгих.

Среди других важных лиц, с которыми полковник Пеньковский имел контакты, были маршал Малиновский и кандидат в члены ЦК В.М. Чураев.

 

Письмо Пеньковского от 19 июля 1960 года

Document Number (FOIA) /ESDN (CREST): 0000012266

 

Мой, дорогой Господин!

 

Прошу довести до соответствующих компетентных лиц Соединенных Штатов Америки следующее.

 

   

К Вам обращается Ваш большой друг, ставший теперь уже и Вашим солдатом-бойцом за дело Правды, за идеалы истинного свободного Мира и Демократии для Человека, которым Ваш /а, теперь и мой/ ПРЕЗИДЕНТ, ПРАВИТЕЛЬСТВО и НАРОД отдают так много сил.

На этот путь борьбы я стал сознательно. Этому способствовало многое. Последние три года явились в моей жизни очень переломными, как в образе мышления, так и в других вопросах, о чем доложу после.

Я долго и много думал. В настоящее время принял зрелое и для себя окончательное и правильное решение, которое и побудило меня обратиться к Вам.

Прошу поверить в искренность моих мыслей и желаний быть полезным Вам. Я хочу внести свой, может быть скромный, но, на мой взгляд важный вклад в наше общее Дело, и впредь, как Ваш солдат, выполнять все, что мне будет порученно.

Можете не сомневаться — этому новому долгу я буду отдавать все свои силы, знания, жизнь.

Обращаясь с вышеизложенным, хочу сказать, что работу за новое Дело я начинаю не с пустыми руками. Я отлично понимаю и полностью отдаю себе отчет в том, что к правильным словам и мыслям необходимо приложить и конкретные доказательства, подтверждающие эти слова. Определенные возможности для этого у меня были и есть.

В настоящее время я располагаю очень ценными материалами по ряду вопроcов, предстовляющих исключительно большой интерес и государственную важность.

Эти материалы я хочу срочно передать Вам для их изучения, анализа и последующего использования. Сделать это необходимо как можно быстрее. Форму передачи этих материалов определите Вы сами. Желательно передачу осуществить не через личный контакт, а через тайник.

Еще раз прошу — как можно скорее "освободите" меня от подготовленных материалов; это целесообразно сделать по многим деловым соображениям.

Ваш ответ: о порядке, форме, времени и месте передачи указанных материалов прошу сообщить мне /желательно на русском языке/ через мой тайник №1 — /см. его описание и порядок использования/.

Если Вы определите мне для передачи свой тайник, то прошу учесть, чтобы размеры последнего позволяли вместить материалы, размером с книгу — "Вэн Клайберн" — С.Хентова, 1959 года издания.

После того, как Вы получите от меня материалы, желательно организовать во второй половине августа с/г личную встречу с Вашим представителем. Нужно подробно поговорить о многом. Прошу для этого 4-6 часов. Для меня удобно с субботы на воскресенье. Место и порядок проведения этого мероприятия определите Вы сами.

По всем поднятым вопросам жду Ваших указаний через тайник №1 начиная с 9 /девятого/ августа 1960 г. /— с 9 /девятого /августа/.

Прошу в работе со мною проявлять полную конспиративность, осторожность и не допускать никаких условностей. Берегите меня.

Да помогут нам в будущей совместной работе справедливые идеи и цели, которым я и посвящаю отныне себя.

Всегда Ваш ..........................................................

19.7.60

P.S. Большой, большой привет моему первому, хорошему другу — полковнику Charles Maclean Peeke и его жене. Мысленно шлю приветы моим знакомым: Cotter, Koehler, Ditta, Beckett, Daniel, Glassbrook и др.

Я с чувством большого удовлетворения вспоминаю время, проведенное с ними.

Планировал до 9.8.60. встретить Вашего представителя и вручить настоящее письмо, но из этого ничего не вышло.

Приходится пока сделать перенос на 15 августа.

 

Письмо Пеньковского от 14 августа 1960 года

Document Number (FOIA) /ESDN (CREST): 0000012385

 

КОРОЛЕВЕ ВЕЛИКОБРИТАНИИ ЕЛИЗАВЕТЕ 2.   Совершенно секретно.
ГОСПОДИНУ МАКМИЛЛАНУ    
  ГОСПОДИНУ КЕННЕДИ ГОСПОДИНУ ЭЙЗЕНХАУЭРУ
  ГОСПОДИНУ ДЖОНСОНУ ГОСПОДИНУ НИКСОНУ
  ГОСПОДИНУ РАСК ГОСПОДИНУ ГЕРТЕРУ
  ГОСПОДИНУ МАКНАМАРА ГОСПОДИНУ ГЕЙТСУ
    ГОСПОДИНУ БРАКЕРУ
    ГОСПОДИНУ А.ДАЛЛЕСУ

Моя дорогая КОРОЛЕВА!

Мой дорогой ГОСПОДИН ПРЕЗИДЕНТ!

Мои дорогие ГОСПОДА!

 

 

   

В своем первом письме от 19.7.60. я уже сообщал о том, что по-новому осознал свое место в жизни, о своем решении, и готовности посвятить себя Делу борьбы за настоящий, правдивый и свободный Мир для Человека. За это дело я буду бороться до конца.

Я прошу Вас считать и меня своим солдатом. Пусть отныне Ваши Вооруженные Силы увеличатся на одного человека. В моей преданности, твердости, самоотверженности и решительности в борьбе за Ваше /теперь и мое/ Дело — можете не сомневаться. Вы не раз будете довольны мною, не раз вспомните меня добрым словом. Ваше признание — я завоюю. Для этого не потребуется много времени.

У меня несколько личных просьб.

1. Прошу рассмотреть вопрос о предоставлении мне со временем гражданства США, или Великобритании. Прошу также присвоить мне по Вашему усмотрению воинское звание армии США. Я имею достаточные знания и опыт, и не только сейчас, но и в будущем могу принести определенную пользу, работая непосредственно в США, о чем очень мечтаю.

2. Прошу Ваших указаний об осторожной, продуманной, конспиративной работе со мной со стороны Ваших работников.

3. В настоящее время я вручаю ряд материалов, собранных за последний год. Прошу Вашего указания об оценке их и об определении положенной суммы за эти труды, т.к. особых накоплений а меня, нет, а деньги в будущем потребуются. Положенные мне суммы прошу поместить в один из банков США.

Таковы мои личные просьбы.

Еще раз заверяю Вас о своей безграничной любви и уважении к Вам, к Американскому Народу и ко всем тем, кто находится под Вашим Знаменем. Я верю в Ваше Дело. Готов выполнять любые Ваши приказы. Я жду их.

Остаюсь, всегда Ваш . . . . . . . . . . . . .

14.8.60.
9.4.61.

/см.н/об./

 

ПЕРЕЧЕНЬ
посылаемых материалов и документов:

 

1. Список слушателей ВДА, приема 1960г.   1 лист + 2л.
2. Оперативный код   2 листа.
3. Описание ракеты "ЗР1"   2 листа.
4. Ракеты "3Р2" и "ЗРЗ"   2 листа.
5. Ракета "3Р7"   1 лист.
6. Устройство пусковой установки "2П2"   6 листов и
4 фотокопии.
7. Устройство "2П5"   2 листа.
8. Устройство "2П6"   4 листа.
9. Разное к Т.Р.А.   2 листа.
10. Описание ракеты "Р-1"   3 листа
/не полный/.
11. Ракета "Р-2"   11 листов.
12. Ракета "Р-11"   7 листов.
13. Ракета "В-75"   8 листов. отпр,
14. Наземное оборудование управляемых ракет   12 листов.
15. Разное к управляемым ракетам   6 листов.
16. Некоторые факты о неблаговидной деятельности Хрущева   1 лист+1 лист
и 2 приложения
о Мелехе+1 лист
17. Личное письмо от 25.12.60 — на 1 листе.    
18. Настоящее письмо — 1 лист.    

 


Яндекс.Метрика