На главную сайта   Все о Ружанах
   


Ракетный комплекс РС-14, «Темп-2С»
(15Ж42, SS-16 Sinner)

Содержание

1. 403-й ракетный полк

2. 23-й батальон РЭБ

3. Ракетные комплексы

SS-4 «Sandal» - Р-12 (863)

SS-16 «Sinner» - РС-14 «Темп-2С»

SS-20 «Saber» - РСД-10 «Пионер»

SS-25 «Sickle» - РС-12М «Тополь»

4. Они служили в Ружанах

5. К истории РВСН

6. У нас в гостях


Большинство рисунков можно просмотреть в полном масштабе, кликнув на них мышкой.

SS-16 «Sinner» РС-14 «Темп-2С» (15Ж42)
   © А.В. Королёв, «Ружаны стратегические»,2007-2016

Оглавление

Комплекс «Темп-2С»

От составителя

Предыстория

Разработка

Ракета 15Ж42

Испытания

Развертывание и «хранение»

Ликвидация

ТТХ комплекса «Темп-2С»

Принятые сокращения

Источники

 

См.также приложения:

Карягин Ю.В. К вопросу о неядерном отрезвлении (фрагмент)

К 60-летию МИТ. На стратегическом направлении (фрагмент)

Бухштаб В. Ударные “Темпы” конструктора Надирадзе

Информация ЦРУ. Советская мобильная МБР: подтверждение разработки (TCS 889100-74, октябрь 1974)

 

Подвижный грунтовой ракетный комплекс 15П642 «Темп-2С»
с межконтинентальной баллистической ракетой 15Ж42.

Индекс заказчика: комплекса 15П642
Индекс заказчика: ракеты 15Ж42
Обозначение по договору СНВ-1 РС-14
Обозначение DIA SS-16
Обозначение NATO Sinner
Изготовитель ракеты: Воткинский машиностроительный завод, РСФСР
Разработчик комплекса: ОКБ А.Д.Надирадзе (МИТ).
Изготовитель пусковой установки: Завод «Баррикады», Волгоград, РСФСР.

«Темп-2С» - подвижный грунтовый ракетный комплекс стратегического назначения, с МБР третьего поколения, предназначался для нанесения ударов по объектам, сильно защищенным средствами ПВО и расположенным в глубине территории противника.

Состояние: состоял на вооружении РВСН СССР с 1976 по 1985 годы. В эксплуатации по Программе длительного хранения с 21.02.1976 г., развернуто 42 ракеты, снят с эксплуатации в 1985 г. в порядке выполнения договора ОСВ-2 от 1979 г.

 

От составителя

При составлении данной подборки (заметьте, не статьи, а именно подборки материалов), автор столкнулся с различной трактовкой этого этапа истории развития ракетного вооружения РВСН. Основываясь в первую очередь на сборнике, выпущенном к 60-летию МИТ, я постараюсь дать также отдельные версии и различные мнения. Одно несомненно, ракетный комплекс «Темп-2С» явился этапным и в этом заслуга его разработчиков.

Огромное спасибо ветеранам РВСН, своими воспоминаниями или фотографиями участвовавшим в создании данной страницы.

Новый комплекс «Темп-2С», получивший на западе наименование SS-16 «Sinner» (Грешник), был настолько серьёзно и эффективно засекречен, что только сейчас появляются сведения о том как, когда и в каком количестве он был развёрнут. Как рассказывают очевидцы тех событий, эксплуатация комплексов «Темп-2С» проходила в условиях сверхсекретности. Офицерам было запрещено употреблять словосочетания «боевое дежурство» и «командный пункт». Считалось, что ракеты находятся на длительном хранении. По некоторым «легендам», которые передают друг другу ракетчики, при выезде ракетовоза из гаражного укрытия все находящиеся поблизости солдаты обязаны были по команде повернуться спиной к гаражу и стоять по стойке «смирно» до тех пор, пока ракетовоз не скроется в тайге. Выезд ракетовозов из гаражей осуществлялся в перерывах между пролетами американских спутников над Плесецком. Бывали ошибки, но в этих случаях вышедшие из гаражей ракетовозы тут же возвращались обратно. В отношении развёртывания комплекса «Темп-2С» данные западных и российских источников заметно расходятся. Российские источники утверждают, что первые два ракетных полка заступили на боевое дежурство 21 февраля 1976 года (г. Плесецк, командиры Лев Вениаминович Форсов (в/ч 07395), Владимир Васильевич Рунов (в/ч 68543)), в то время как западные утверждают, что возможно реальное развёртывание комплекса началось только в 1978 году и к середине года возможно было развернуто до 50 ракет. По договору ОСВ-2 подписанному в июне 1979 года, Советский Союз брал на себя обязательства не производить, не испытывать и не развертывать этот ракетный комплекс. Однако, американские эксперты утверждали, что несмотря на обязательства, СССР возможно продолжал развёртывать комплекс и после 1979 года, доведя их количество до 100 шт. И это могло быть вполне вероятным, учитывая что «Темп-2С» и РСД-10, построенный на его базе имели множество общих элементов, что затрудняло контроль, а внешняя схожесть затрудняла идентификацию обнаруженных разведкой комплексов. Но ни одного фактического подтверждения этому найти не удалось. «Темп-2С» был снят с эксплуатации по программе длительного хранения (читай - снят с боевого дежурства) в 1985 году и ликвидирован в течение 1986-1987 гг.  [Russian Arms Forum. Автор - БСП23 с исправлениями УГР и моими - Ред.]

 

Предистория

«Массовое» строительство шахтных пусковых установок, проводившееся в 60-х годах как советской, так и американской сторонами на некоторое время значительно увеличило живучесть стратегических ракетных комплексов. Однако эта иллюзия безопасности продолжалась очень недолго. Хотя степень инженерной защищенности ракетных шахт постоянно увеличивалась, но и СССР, и США достаточно быстро пришли к выводу, что какой бы защищенной не была шахта, но с увеличением точности попадания вновь создаваемых изделий она не может быть достаточно защищенной от прямого, маломощного,  как теперь принято говорить «точечного» ядерного удара. Возможных выходов из создавшейся ситуации было не много. Наращивание средств ПРО не могло привести к желаемым результатам. Слишком высокой была вероятность «провала» в обороне. Оставалось только одно - «оторвать» ракетный комплекс от неподвижной точки пуска, сделать его как можно более мобильным. Мобильным настолько, чтобы он мог как можно чаще менять дислокацию. Особенно привлекательным это выглядело учитывая огромные территории Советского Союза. Однако - по порядку.


LGM-30A/B «Minuteman-1»

 «Minuteman» — так в свое время называли солдат народной милиции, или ополчения. Так были названы и первые в США твердотопливные МБР, с разделяющимися боеголовками индивидуального наведения. Впервые на них применена также полностью автономная инерциальная система управления. Их дальнейшее развитие приостановилось только лишь после наступления разрядки, прекращения «холодной войны» и развала СССР. В США в начале шестидесятых годов был также разработан проект размещения ракет «Минитмен» в составе боевых железнодорожных ракетных комплексов (БЖРК), от 50 до 150 ракет. С 20 июня 1960 года специально переоборудованный опытный поезд, размещавшийся на ВВБ «Хилл» в Юте, начал курсировать по западной и центральной части США. Из последней поездки он вернулся 27 августа 1960 года, и ВВС США объявили об «успешном завершении программы испытания концепции мобильного ракетного комплекса «Минитмен». Таким образом, идея использовать железную дорогу для базирования МБР впервые родилась в США, но практически была реализована лишь в СССР. Но мобильному «Минитмену» не повезло, ВВС предпочли сосредоточить все усилия на шахтной модификации, и 7 декабря 1961 года министр обороны Роберт Макнамара закрыл работы по мобильному «Минитмену».

Вверху - Стратегический ракетный комплекс 15П699 с МБР РТ-20П (8К99).

Внизу - Американский проект подвижного грунтового ракетного комплекса
для МБР MGM-134A «Midgetman» так и остался проектом

«Миджетмен» в Национальном музее ВВС США

Уже значительно позднее, в 1985 г. были выполнены проектные проработки по предельно легкой 15-и тонной межконтинентальной ракете «Миджитмен» для пусковой установки на автомобильном шасси. По замыслу американцев, в случае обострения обстановки и возникновения угрозы нанесения по США ядерного удара ПГРК «Миджетмен» (Midgetman, «карлик») с малогабаритной и легкой МБР должны были покидать места базирования и выходить на автострады и проселочные дороги, «расползаясь», словно сороконожки, по всей территории страны. После получения команды машина останавливалась, сгружала прицеп с ПУ на землю, затем тягач тянул ее вперед, и она благодаря наличию особого плугоподобного устройства самозакапывалась, обеспечивая дополнительную защиту от поражающих факторов ядерного взрыва. Мобильная ПУ могла в течение всего 10 минут «затеряться» на площади до 200 тыс. км2, а затем нанести вместе с уцелевшими МБР шахтного базирования и стратегическими подводными ракетоносцами ответный ядерный удар. В конце 1986 года компания «Мартин-Мариетта» получила контракт на выполнение работ по проектированию мобильного РК MGM-134A «Миджетмен» и сборку первого прототипа. Конструктивно, МБР MGM-134A «Миджетмен» — трехступенчатая твердотопливная ракета. Тип старта «холодный»: газы под сильным давлением выбрасывали ракету из ТПК, а собственный двигатель МБР включался лишь тогда, когда она окончательно покидала «контейнер». Несмотря на свое «карликовое» название, новая МБР имела совсем «не детскую» дальность пуска — около 11 тысяч километров — и несла термоядерную боеголовку мощностью 475 килотонн. В отличие от советских комплексов «Темп-2С» и «Тополь» американская ПУ имела шасси типа «трейлер»: четырехосный автомобиль-тягач возил на трехосном прицепе контейнер с одной МБР. На испытаниях мобильная ПУ показала скорость 48 км/час на пересеченной местности и 97 км/час по шоссе. Однако в 1991 году президент Джордж Буш (старший) объявил о прекращении работ по мобильной ПУ — продолжили создавать лишь «шахтный» вариант. Начальной оперативной готовности «Миджетмен» должен был достичь в 1997 году (первоначально — 1992 год), однако в январе 1992-го программу «Миджетмен» закрыли окончательно. Единственную ПУ ПГРК «Миджетмен» передали на бывшую ВВБ «Райт—Паттерсон» — для расположенного там Национального музея ВВС США (Детройт, шт. Огайо), где она находится и сейчас. 


А.Д.Надирадзе

Попытки решить проблему мобильности существующих наземных РК предпринимались и в СССР. Начали с регулярных выездов Р-12 на заранее выверенные полевые позиции. Но использовавшиеся в жидкостных ракетах весьма агрессивные компоненты топлива делали такие выезды весьма опасными, а главное - очень сложными технологически - ведь жидкостную ракету должны были сопровождать специальные агрегаты - топливозаправщики, тягачи и т.д. Иногда такая колонна растягивалась на километры. Кстати, в Советском Союзе значительно позднее тоже создавали своего «карлика» — 21 июня 1983 года вышло Постановление ЦК КПСС и СМ СССР, которым МИТу поручалось создать ПГРК «Курьер» (RSS-40 /SS-X-26) с малогабаритной МБР. Инициатива его разработки принадлежала Главкому РВСН В.Ф. Толубко. Но в рамках Договора СНВ-1: дальнейшие работы по «Курьеру», как и по «Миджетмену» были прекращены.


МБР РТ-20

Но вернемся по времени немного назад. Разработка подвижного грунтового ракетного комплекса, оснащенного межконтинентальной баллистической ракетой (МБР), началась в ОКБ-586 (КБ «Южное» - г.Днепропетровск) в 1964 году. Первый вариант МБР РТ-20 (8К99 - SS-X-15 - Scrooge) представлял из себя трехступенчатую твердотопливную ракету. Позднее, на основании постановления СМ СССР от 24 августа 1965 г. ОКБ-586 М.К. Янгеля была предложена «гибридная» ракета РТ-20П на подвижной гусеничной самоходной установке на базе танка Т-10М (обьект 821). «Гибридная», так как первая ступень у нее была оснащенной твердотопливным ракетным двигателем (ТРД), и вторая - жидкостным (ЖРД). Такое решение было принято вследствие того, что ракетная установка на базе танка Т-10М не могла транспортировать ракету массой более 30 т. Лётные испытания ракеты, начатые в октябре 1967 года в Плесецке (технический руководитель испытаний В.С.Будник) пошли неудачно: твердотопливный двигатель первой ступени оказался недостаточно надежным. Корпус двигателя 15Д15 прогорал во многих местах. И после проведения девяти пусков работы были приостановлены, а затем в октябре 1969 года после 12 пусков и вовсе прекращены, о чем вышло соответствующее постановление СМ СССР. Неудачным было и решение транспортировки ракеты РТ-20П в контейнере, установленном на танке. Опыты такой транспортировки с имитаторами компонентов жидкого топлива второй ступени показали образование небольших трещин на внутрибаковых перегородках-успокоителях жидкости. В тоже время впервые в мире был разработан минометный старт с выталкиванием ракеты из контейнера газами порохового аккумулятора давлением (ПАД). Впоследствии это было использовано на многих системах баллистических ракет как в ОКБ Янгеля, так и в других конструкторских бюро. Один из редчайших случаев - комплекс РТ-20П был показан на параде в Москве в октябре 1965 г., т.е. задолго до начала летных испытаний. Что называется - на испуг врагу.


ПУ ОТР повышенной дальности Темп-С

Значительно ближе к реальным возможностям техники шестидесятых годов были проработки по варианту твердотопливной МБР, проводившиеся во второй половине 60-х годов в НИИ-1 [позднее он получил название - Московский институт теплотехники. - Ред.] с использованием опыта поисковых проектно-конструкторских и экспериментальных работ, накопленного при успешном создании в 1965 году ракеты «Темп-С».

Однако, вышло так, что в 1965 году в результате реорганизации в промышленности после Октябрьского пленума ЦК КПСС вновь образованное Министерство оборонной промышленности (МОП) и НИИ-1 были фактически отстранены от разработки вооружения для РВСН, так как это министерство было предназначено для «обеспечения» сухопутных войск, а тему стратегических ракет для РВСН отдали организациям Министерства общего машиностроения. И тогда министр оборонной промышленности С.А.Зверев издает «самовольный» приказ от 15 апреля № 24 1965 г. которым поручил вверенным ему предприятиям во главе с НИИ-1 начать разработку под лозунгом «усовершенствованного» комплекса типа «Темп-С» — комплекс «Темп-СМ2» с межконтинентальной твердотопливной ракетой. В те годы, когда в составе МОП оставались предприятия-разработчики и производители твердого топлива, приказ министра предписывал не просто проектные изыскания, а изготовление и наземную отработку полноразмерных двигателей! Разработку топливных зарядов двух первых ступеней поручили НИИ-125, а III ступени — НИИ-6. Так фактически был дан старт разработке будущему «Темп-2С».


Вспоминает начальник отделения 6 — заместитель генерального конструктора Л.С. Соломонов:

«Началом видимо стоит считать события, которые происходили в истории развития института после 1965 года. Это был период, когда мы закончили создавать ракетный комплекс для сухопутных войск «Темп-С», который длительное время находился на боевом дежурстве и в ракетных войсках стратегического назначения, и сухопутных войсках. Это было большое инженерное достижение своего времени, это была реакция нашего военного мышления на появление в Европе американской группировки ракетных комплексов класса «Першинг». И вот, с появлением в составе наших вооруженных сил этой системы оружия стало ясно, что задачи, стоящие перед головной проектной организацией, это уже не только задачи создания ракеты, как летательного аппарата, это задачи создания целиком системы оружия в том виде, в котором она должна эффективно эксплуатироваться в войсках».

«На стратегическом направлении...»
(См. фрагмент книги)

Для объективности попутно вспомним и ракету РТ-15 грунтового базирования (8К96), которая создавалась коллективами С.П.Королева и П.А.Тюрина, успешно прошла летные испытания и в 1968 г. была предъявлена для принятия на вооружение. Однако Министерство обороны, мотивируя необходимостью слишком большого количества самоходных шасси для обеспечения функционирования подвижного ракетного комплекса (?!!!), отказалось принять ее на вооружение. Ракета представляла собой 2-ю и 3-ю ступень РТ-2 и была рассчитана на дальность 2000-2500 км.

Работы по твердотопливной тематике проходили с большими трудностями. Так, например, в КБ «Южное» в период с 1966 по 1973 гг. неоднократно, по причинам высокой стоимости ракетного комплекса, отклонялись эскизные проекты ракет РТ-21 (15Ж41) с тремя вариантами базирования и РТ-22 (15Ж43) с железнодорожным и шахтным типом старта. Временные неудачи при летно-конструкторских испытаниях послужили поводом для остановки серийного изготовления и прекращения всех работ по ракетному комплексу РТ-20П с ракетой 8К99. Вся рабочая документация, проектно-методические и отчетные материалы КБ «Южное» были переданы Московскому институту теплотехники, разрабатывавшему в то время ракету «Темп-2С» (15Ж42) по аналогичным ТТТ. Неоднократно менялись требования и к ракетам РТ-23 (15Ж44 и 15Ж52), так и не принятым на вооружение, несмотря на проведение полного цикла отработки и летно-конструкторских испытаний с положительными результатами.[17]

Вообще, говорить об исключительно МИТовской заслуге в том, что «Темп-2С» «получился», не приходится. Заслуга Надирадзе, как и Королева, в умении организовать разработки, сконцентрировать достижения науки и технологий различных институтов и КБ, собрать все в единое целое.

 

Разработка

Одной из главных проблем при разработке комплекса была минимизация веса ракеты. Первые проработки показали, что обеспечение заданных характеристик достигалось при использовании трехступенчатой ракеты весом 32 тонны. Длина ракеты достигала 19 м, ее максимальный диаметр корпуса — 1,8 м. Ракета несла моноблочную головную часть на межконтинентальную дальность. Она была снабжена газовыми и аэродинамическими решетчатыми рулями и аэродинамическими решетчатыми стабилизаторами. Ракета должна была находиться в транспортно-пусковом контейнере, из которого могла стартовать с помощью порохового аккумулятора давления.


МАЗ-547А. Это позднейшая модификация шасси с колесной формулой 12х12.
На СПУ 15У67 третья ось была пассивной, хотя и поворотной.
К сожалению, реальных фотографий СПУ «Темпа-2С», обнаружить пока не удалось.

По результатам дальнейших проектных работ по комплексу из-за роста веса системы управления и некоторых других элементов ракеты стартовый вес возрос до 37 т, что потребовало провести работы по поиску более мощного шасси для СПУ.


Объект 825

Первоначально для самоходной пусковой установки комплекса в СКБ МАЗ разрабатывалось пятиосное колесное шасси МАЗ-547 на базе семейства тяжелых колесных тягачей МАЗ-535, МАЗ-543 и МАЗ-537. В 1965 г. ВНИИ-100 (ВНИИ Трансмаш), по заданию НИИ-1, совместно с другими организациями министерства обороной промышленности прорабатывал несколько вариантов гусеничных шасси СПУ для комплекса «Темп-С2М» на базе различных образцов бронетехники: четырехгусеничная СПУ на базе шасси танка «объект 432» (Т-64) и тягача «объект 429»; четырехгусеничная СПУ на базе шасси танка «объект 432» и ракетного танка «объект 775»; двухгусеничная СПУ на базе шасси СПУ ракетного комплекса РТ-20П; сочлененная СПУ на базе шасси танка «объект 432» и тягача «объект 429»; сочлененная СПУ — гусеничный тягач на базе шасси «объект 821» с колесным полуприцепом на базе шасси автомобиля МАЗ-537. В заключении ВНИИ-100 говорилось, что создание гусеничного шасси с заданными параметрами при ограничении веса СПУ 65 тоннами невозможно. Для дальнейших работ предлагалось четырехгусеничное шасси с полным весом около 70 тонн. Для проведения работ, связанных с отработкой ракетного комплекса, первоначально было рекомендовано для экономии времени создать макетный образец СПУ на базе двухгусеничного «объекта 821».

«На стратегическом направлении...» (См. фрагмент книги)

На приведенных здесь кадрах из фильма показаны испытания «объекта 825», гусеничного тягача того же типа, что и упоминаемый «объект 821».


ПГРК «Темп-2СМ» (сочлененное гусеничное шасси),
вариант с отводом головного тягача
при установке ТПК в рабочее положение

Официально разработка «Темп-2С» началась после Постановления ЦК КПСС и Совета Министров СССР от 6 марта 1966 г. № 185-60, по которому была задана разработка эскизных проектов ракет «Темп-2С» (головной разработчик комплекса - Московский институт теплотехники - МИТ) и «Гном» (КБМ, г. Коломна) для стационарных шахтных и подвижных комплексов. После выпуска эскизных проектов в конце 1966 г. намечалось их совместное рассмотрение вместе с результатами проработки твердотопливного варианта ракеты РТ-20 (КБ «Южное»).

При разработке межконтинентальной ракеты потребовалось применение совершенно новых технических решений, резко отличных от принятых при разработке оперативно-тактической «Темп-С». Дело в том, что межконтинентальная ракета с уже отработанными конструктивно-схемными решениями, применяемыми материалами и топливами весила бы не менее 50 тонн, что исключало ее размещение на мобильной пусковой установке. Для обеспечения приемлемого стартового веса нужно было примерно в полтора раза снизить относительную массу конструкции и поднять удельный импульс двигательных установок на 15-20%, то есть добиться прироста совершенства, достигнутого, например, в период перехода от двигателей «катюш» к двигательным установкам оперативно-тактических ракет.

Эскизный проект «Темп-2С» был рассмотрен на заседании межведомственной экспертной комиссии, состоявшемся на территории НИИ-1. Согласно принятому на этом заседании решению, работы по программе «Темп-2С» были продолжены.

КООПЕРАЦИЯ РАЗРАБОТЧИКОВ

Наименование систем  Организация Руководители
Ракета, ракетный комплекс Московский институт теплотехники Александр Давидович Надирадзе, Борис Николаевич Лагутин
Изготовление ракеты Воткинский машиностроительный завод (Удмуртия) Владимир Геннадиевич Садовников, Александр Иванович Пальянов
Система управления НПО автоматики и приборостроения (Москва) Владимир Лаврентьевич Лапыгин,
Пилюгин Н.А.
Система прицеливания Киевский завод «Арсенал» Серафим Платонович Парняков
Рулевые гидроприводы ракеты, гидроприводы пусковой установки ЦНИИ автоматики и гидравлики (Москва)  
Семиосное колесное шасси СКБ МАЗ,
Минский завод колесных тягачей
Борис Львович Шапошников
Двигатель шасси Ярославский моторный завод  
Пусковая установка ОКБ ПО «Баррикады» главный конструктор Сергеев Г.И.
Системы электропитания и электроснабжения ГОКБ «Прожектор» главный конструктор Окунев В.А.
Топливные заряды Люберецкое НПО «Союз» главный конструктор Жуков Б.П.

Таблица из статьи Н. Троицкого «С «Темпом» - к «Тополю-М»!»,
«Военно-промышленный курьер», №35 (151) 13 - 19 сентября 2006 года, с моими дополнениями [Ред.]

В дальнейшем Комиссия Президиума Совета Министров СССР по Военно-промышленным вопросам (ВПК) своим Решением от 17 июля 1967 г. № 156 несколько уточнила требования к ракете. Это потребовало от института выпуска в конце 1967 г. дополнения к эскизному проекту. Тогда же МИТ был определен головным по разработке и производству подвижных ракетных комплексов и межконтинентальных баллистических ракет (МБР) на твердом топливе.

По результатам рассмотрения эскизного проекта и дополнения к нему, в соответствии с Постановлением ЦК КПСС и СМ СССР от 24 мая 1968 г. № 374-142 коллективу института была задана разработка рабочего проекта твердотопливной ракеты и подвижного грунтового комплекса в двух вариантах комплектации пусковых установок — на семикатковом гусеничном (15У68) - «объект 825» и колесном (15У67) шасси. Оба варианта ПУ разрабатывались в ОКБ-221 при волгоградском заводе «Барикады». При этом вес пусковых установок ограничивался 60 и 70 тоннами для гусеничного и колесного вариантов, соответственно.

СПУ на гусеничном ходу — «объект 825» (шифр «Темп-2С») [см. вышеприведенные фотографии, Ред.] разрабатывалась КБ-3 Ленинградского Кировского завода (ЛКЗ), а СПУ на колесной базе специального шестиосного автомобиля МАЗ-547А — в СКВ Минского автомобильного завода. По теме «Темп-2С» в КБ-3 ЛКЗ к 1970 г. было разработано, а на ЛКЗ собраны опытные образцы СПУ:

— «объект 825Сп2» с опорными катками и гусеницами тяжелого танка Т-10;

— «объект 825СпЗ» с опорными катками и гусеницами основного танка Т-80.

Однако руководство МИТ отвергло проекты гусеничных СПУ, хотя изначально именно на танковых шасси предполагалось базировать прежние варианты мобильных комплексов. Справедливо полагая, что приборы систем управления баллистических ракет не смогут выдержать вибрационных нагрузок, создаваемых танковыми шасси при движении, предпочтение было отдано колесным шасси.

Один из эпизодов такого выбора вспоминает зам. генерального конструктора Л.С. Соломонов: «Во время одной из командировок в Капустин Яр для пуска «Темп-С» на совещании главных конструкторов в связи с работами по комплексу «Темп-2С» А.Д. Надирадзе, которому показали испытывавшуюся там гусеничную пусковую установку ракетного комплекса средней дальности 8К96, попросил меня «покататься» на ней и оценить возможность использования гусеничной танковой базы для транспортирования ракеты «Темт-2С».

Я никогда в жизни не ездил на гусеничных шасси, а вот в минские шасси и 4-х и 5-осные (6-тиосные родились позже) был буквально влюблен: настолько они двигались плавно, без вибраций, были очень маневренны, несмотря на большие размеры.

И вот, по договоренности с командованием полигона, я  —  в гусеничной пусковой установке участвую в марше по гладкой капустиноярской степи. И если относительно поперечной оси агрегат раскачивался довольно плавно, то относительно продольной оси, уровень вибрации был таков, что я едва вытерпел часовую поездку. По окончании марша доложил о своих ощущениях А.Д. Надирадзе и высказался решительно в пользу колесной базы. Директор согласился. Больше этот вопрос не возникал».

Выбор был сделан в пользу КБ спецпроизводства колесных тягачей Минского автозавода. На основе проекта этого КБ (главный конструктор Б.Л. Шапошник) было создано пятиосное, а затем шестиосное колесное шасси МАЗ-547, способное по бездорожью транспортировать груз заданной массы. При этом надо учесть, что, несмотря на высокое конструктивное совершенство специально разрабатывавшегося для комплекса шасси МАЗ-547, только часть его грузоподъемности можно было выделить на ракету — на СПУ нужно было также разместить агрегаты, обеспечивающие предстартовую подготовку и пуск ракеты, а также ее эксплуатацию.

«На стратегическом направлении...» (См. фрагмент книги)

 


Жозеф Котин

Следует напомнить, что гусеничный вариант пусковой установки разрабатывался под руководством знаменитого Жозефа Котина (Кировский завод). Под его руководством разрабатывалась упоминавшаяся раннее пусковая установка комплекса РТ-20П (та самая «железная дева»). Но на этот раз звезда Ж.Котина закатилась... После отказа в использовании гусеничного хода для «Темп-2С», в том же 1968 году генерал-полковника инженерно-технической службы Ж.Котина из главного конструктора Кировского завода назначают заместителем министра оборонной промышленности СССР...[19]

В 1966 году к разработке наземного оборудования мобильного комплекса для межконтинентальной баллистической ракеты «Темп-2С» приступило ЦКБ «Титан», а в 1968 г.  началось сотрудничество ЦКБ «Титан» с космодромом «Плесецк» по развёртыванию работ по мобильному комплексу «Темп-2С». И уже в 1969 году на полигоне была организована постоянно действующая экспедиция предприятия.


Самоходная пусковая установка ракетного комплекса 15П642 «Темп-2С» с межконтинентальной ракетой 15Ж42 на шасси МАЗ-547А, 1972 г.
Рисунок из ж-ла Минобороны Беларуси «Армия» № 4, 2007.

В 1968 году ведущим предприятием по производству ракет «Темп-2С» был назначен Воткинский завод. В 1974 году после окончания летно-конструкторских испытаний новая трехступенчатая ракета «Темп-2С» с дальностью стрельбы до 10000 км была запущена в серийное производство.


Одна из редких фотографий, сопоставляемых с СПУ комплекса 15П642 «Темп-2С».
Возможно это - фотомонтаж. Источник - www.kapyar.ru

14 июня 1969 г. по совету Д.Ф. Устинова руководитель МИТ направил письмо на имя Генерального секретаря КПСС Л.И. Брежнева. А.Д. Надирадзе постарался убедительно раскрыть гибельность для страны ставки исключительно на стационарные шахтные комплексы МБР.

Академик Пилюгин сказал в одной из бесед:

«Челомей с Янгелем спорят, чья ракета лучше. А мы с Надирадзе делаем не ракету, а новую систему оружия. Были и раньше предложения по мобильным ракетам, но с Надирадзе работать интересно, потому что у него комплексный подход, которого многим нашим военным не хватает».

И в этом была сущая правда — они создавали новый «подвид» ракетно-ядерного оружия. Действительно, в те годы пусковые установки наиболее массовых типов советских МБР обладали низкой защищенностью и, в большинстве своем, были бы выведены из строя в случае внезапного удара вероятного противника. Введение в группировку РВСН подвижных комплексов радикально повышало ее устойчивость и возможность нанесения мощного ответного удара.

Вернуться к оглавлению...

Ракета 15Ж42

Ракета 15Ж42 представляла собой трехступенчатую твердотопливную ракету с моноблочной головной частью, предназначенную для запуска из транспортно-пускового контейнера, в котором поддерживался необходимый температурно-влажностный режим. Ступени изготавливались на Воткинском машиностроительном заводе. Контейнер монтировался на мобильной пусковой установке на колесном шасси. При стартовой массе 44 т ракета должна была обеспечивать доставку полезной нагрузки массой 940 кг на дальность до 9000 км. При мощности боезаряда 0.65-1.5 Мт предельное отклонение составляло 1.2-1.6 км.

Энерго-баллистическая эффективность ракеты была достигнута за счет применения прочноскрепленой конструкции зарядов маршевых ДУ с корпусами ракетных двигателей. Межконтинентальную дальность при твердотопливной технике тех лет могла обеспечить только схема ракеты с тремя разгонными ступенями. Более того, ракета «Темп-2С» имела «три с половиной» ступени — после окончания работы третьей разгонной ступени задействовалась так называемая «боевая ступень». Этим «Темп-2С» существенно отличался от известных в те годы отечественных конструктивных схем.

В конструкции ракеты применен ряд принципиальных новинок. Решетчатые, раскрываемые в полете аэродинамические рули и газовые рули из тугоплавкого вольфрама, используемые на начальном участке полета для управления первой ступенью, центральные управляющие сопла, стеклопластиковые управляющие сопла, стеклопластиковые высокопрочные корпуса двигательных установок.

Разработана холодная схема разделения ступеней, при которой последующие ступени запускались только после отхода предыдущих на безопасное расстояние. Боевая ступень впервые оснащена твердотопливной двигательной установкой. Сама ракета весь период эксплуатации находилась в герметизированном ТПК, выполненном из стеклопластика с толстым слоем теплоизолирующего пенопласта. Минометный старт осуществлялся непосредственно из контейнера с помощью специального ПАД. Маршевые двигатели включались уже на высоте, благодаря чему ПУ сохраняла работоспособное состояние.


«Решетчатые крылья» - вот как они выглядят...

Система управления построена на базе цифровой вычислительной машины высокой надежности, точности и быстродействия, и имела два автономных блока: бортовой и наземной СУ.

Наземная СУ решала задачи управления автоматикой СПУ , подготовки исходных данных и расчета полетного задания.

Бортовая СУ имела гиростабилизированную платформу с высокоточными акселерометрами, ориентированными по трем направлениям при оптической связи с наземной системой прицеливания, а также БЦВМ.

И все же ввиду недостаточной надежности элементной базы БЦВМ в СУ было реализовано «троирование» каналов, что, естественно привело к утяжелению бортовой аппаратуры. Для снижения массы приборы были выполнены в негерметичном исполнении и размещались в герметичном приборном отсеке. Для упрощения расчета полетного задания при функциональном методе наведения для всего диапазона дальностей использовали единую систему семейства гибких программ угла тангажа. Дальность пуска регулировалось отсечкой тяги посредством поперечной рубки корпуса двигателя третьей ступени.


Головная часть ракеты «Темп-2С»
Фото из книги Завалишин Ю.К.
«Создание промышленности
ядерных боеприпасов»[18]
Впрочем, в некоторых источниках говорят,
что это ГЧ «Темп-С»

В каждой из маршевых двигательных установок (разработчик - Люберецкое НПО «Союз», гл.конструктор Жуков Б.П.) использовались по два твердотопливных заряда: большой крепился к цилиндрической части корпуса, малый к переднему днищу , чтобы корпус большую часть времени был защищен от нагрева несгоревшим топливом. Для органов управления по крену на верхних ступенях, было создано специальное безметальное твердое топливо в состав которого входит гексоген, так как конденсированные окислы аллюминия, входящего в состав основного топлива, могли засорить клапаны вдува.

Разработчик самоходной пусковой установки - КБСМ (гл.конструктор Б.Г.Бочков), твердотопливный двигатель первой ступени разрабатывался в КБ машиностроения (гл.конструктор Цирюльников М.Ю.), разработчик заряда - НИИ-130 (гл.конструктор Л.Н.Козлов). Параллельно основному варианту размещения ракет в КБСМ прорабатывалось несколько шахтных вариантов базирования МБР РТ-20П.

При создании ракеты использовались композиционные материалы. Так, цилиндрическая часть корпусов маршевых двигателей была изготовлена из стеклопластика, что позволило снизить пассивную массу конструкции.

Серийное производство ракеты развернуто на Воткинском машиностроительном заводе.

 

Вернуться к оглавлению...

 

Испытания

Новый комплекс испытывали на полигоне «Плесецк» (4-е управление Северного полигона - 53 НИИП МО СССР). Как уже указывалось раннее, ОКБ Волгоградского завода «Баррикады» (ныне ЦКБ «Титан»), еще в 1968 г. начало сотрудничество с космодромом «Плесецк» по развёртыванию работ по мобильному комплексу «Темп-2С». И уже в 1969 году на полигоне была организована постоянно действующая экспедиция предприятия. То были испытания не только «мобильной» части комплекса, пусковых установок и машин обеспечения. Еще задолго до начала испытаний по программе ЛКИ, зимой 1971 - весной 1972 г. происходили так называемые «бросковые испытания» для проверки наружного и части бортового оборудования СПУ. ИРС (испытательный реактивный снаряд) - ракета с минимумом топлива взлетала на 30 - 40 метров и падала. Место - площадка Цветочная полигона «Плесецк». Вот что пишет полковник Беспалов Дмитрия Григорьевича - командир части в 1987-1994 годах,  в 1972-1974 гг. участвовавший во всех ЛКИ в качестве инженера-оператора машина подготовки и пуска 15В56 (система СДУК):

«На 1971*1 год пришлось начало интенсивного процесса испытаний комплекса «Темп-2С». С июня 1971 года все боевые расчёты готовились к первому пуску и работали в две смены. Доставка необходимых блоков и систем к ракете производилась с помощью авиации, выявленные неисправности устранялись боевым расчётом в течение 2-3-х часов. Каждый из нас понимал, какой груз ответственности возлагается на его плечи.

Первый пуск ракеты комплекса «Темп-2С» состоялся в августе 1971 года с площадки «Токовище» через три месяца после начала подготовки ракеты. Три месяца её готовили. Выполнялся полный цикл подготовки, потом шёл так называемый «сухой» пуск, в ходе которого «выскакивала» неисправность… Ракету опять завозили в МИК, опять разбирали и всё по новой… С выполнением первого успешного пуска личный состав части поздравил начальник 53 НИИП генерал-лейтенант Алпаидзе Г.Е.».

 

[Примечание.

*1 Даная информация была напечатана в юбилейной книге «Северный космодром России» [16], и в ней присутствуют неточности, вот что в письме от 25.04.2012 г. сообщил сам Дмитрий Григорьевич Беспалов:

«Дата подготовки и пуска - опечатка - исправлять [при издании книги...] уже было поздно. Всё это происходило в феврале - марте 1972 [!!!] года. Две шахты и один командный пункт были построены на площадке «Токовище». Увидел их в первые в сентябре 1971 года - они были полузатопленны , без оборудования, кабельная сеть отсутствовала.»

- Автор сайта.]

 

С октября 1971 года на испытательный полигон Плесецк начали поступать опытные образцы техники ракетного комплекса «Темп-2С» на шасси МАЗ-547А, МАЗ-543А и МАЗ-543В.

Водители-испытатели первых «самоходок»: Алексей Скворцов, Павел Низовец, Евгений Шаготский, Владимир Копылов, Виктор Зиновенко, Виктор Лавренчук, Михаил Страхов, Александр Дубов, Акжол Абдурахманов, Борис Скаченко и др.

На полигоне «Плесецк» осуществлялся и завершающий этап отработки - межведомственные (государственные) испытания. На этом этапе проводилась всесторонняя отработка агрегатов наземного оборудования совместными боевыми расчётами (полигон и промышленность) на соответствие техническому заданию, оценка работы Государственной комиссией и выдача заключения о возможности принятия комплекса на вооружение.

Задача по испытаниям ракет со стороны полигона была возложена на в/ч 30107 (площадка Лисицино, 4-е испытательное управление) под командованием майора  Николая Васильевича Мазяркина, воспитанника Белорусского военного округа (начинал здесь службу командиром минометного взвода) и 31-й гвардейской ракетной дивизии в Пружанах. Днем образования части считается 1 февраля 1970 года, когда был издан приказ №1 о вступлении в должность командира в/ч 30107.

Начальником штаба был Р.И.Садретдинов, начальником испытательного отдела в 4 ИУ - Г.А.Ясинский, его заместителем - М.Д.Жолудев. Отдельная инженерно-испытательная часть (войсковая часть 30107) сформирована на основании Директивы Главного штаба Ракетных войск стратегического назначения от 7 января 1970 года и приказа командира войсковой части 13991 № 9 от 17 января 1970 года на базе 3-й и 4-й групп войсковой части 01349. В её состав вошли:

стартовая группа № 1;

техническая группа № 2;

клуб;

медицинский пункт;

эксплуатационно-техническая рота;

автомобильный взвод;

ремонтная мастерская;

хозяйственный взвод;

взвод охраны;

склады ракетного вооружения;

пожарная команда.

От Воткинского завода техническим руководителем был зам.главного конструктора А.В.Григорович, руководителем экспедиции В.П.Варзин. И вот в 1972 году Воткинский завод стал поставлять на полигон «Плесецк» первые ракеты «Темп-2С» для проведения первого этапа лётных испытаний.


Слева - Валентин Варзин, руководитель Воткинской экспедиции в Мирном.
Снимок сделан примерно в 1976-77 гг.

12 марта 1972 года Григорий Кениг (заместитель главного конструктора МЗКТ Б.Л.Шапошника по шасси) подписал разрешение на выдвижение агрегатов комплекса к месту старта и поздно вечером (все передвижения в целях маскировки осуществлялись только ночью) колонна, состоявшая из машины подготовки и пуска 15В56 (на шасси МАЗ-543А), машины дизель-электростанции МДЭС 15Н1061 (на шасси МАЗ-543А), самоходной пусковой установки (на шасси МАЗ-547А), которой управлял водитель-испытатель И. Чиликин, и других машин сопровождения и обеспечения, тронулась в путь.

Принимая во внимание значение, которое придавалось развитию этого ракетного комплекса, была составлена и государственная комиссия: 37 человек, из них 17 генералов, в том числе 7 генерал-лейтенантов, 2 заместителя министра, 6 начальников главков, почти все главные конструкторы основных систем и агрегатов РК. На первый пуск приехало высокопоставленное начальство министр оборонной промышленности С.А.Зверев, заместитель председателя ВПК Б.А.Комиссаров, заместитель заведующего оборонным отделом ЦК КПСС, два генерала из Генштаба, генерал из Главного штаба РВСН, представитель оборонного отдела Академии наук СССР.

Генерал лейтенант Алпаидзе Г.Е. рассказал о практике со здания и испытаний на полигоне ракетных и космических комплексов:

«Произвольно изменять программу испытаний мы не допускали и никому не позволяли. Комплексы разрабатывались и испытывались согласно постановлениям Правительства и решениям Военно-промышленной комиссии, сроки лётных испытаний определялись директивными указаниями: когда начать и закончить лётные испытания, сколько ракет израсходовать и так далее. По тактико-техническим требованиям МО на основе директивы составлялась программа испытаний и потом неукоснительно выполнялась. Программа составлялась совместно с промышленностью при обязательном учёте мнения полигона.

Промышленность, конечно, всегда хочет сдать побыстрее, но если как положено не получается – никто меня не сдвинет с места. Были у нас принципиальные вопросы, но таких резких взаимных претензий, скандалов с промышленностью на моей памяти не было.

Лишь однажды была конфликтная ситуация между председателем Госкомиссии генерал-лейтенантом Герчиком К.В. и главным конструктором по «Темп-2С», когда мне пришлось обратиться к Устинову Д.Ф. [К началу ЛКИ комплекса председателем Госкомиссии был назначен генерал лейтенант Бровцын А.Н. ред.]».

Из текста сложно понять, что за разговор произошел. Отметим, что несмотря на конфликт с Г.Е. Алпаидзе начальник штаба 50-й (Смоленской) ракетной армии Константин Васильевич Герчик именно в 1972 г. становится командующим этой армией, но вот от председательства Госкомиссией отстраняется. Напомним также, что К.В.Герчик был начальником полигона НИИАП-5 (в народе - космодром Байконур) 24 октября 1960 года, когда при аварии во время испытания новой ракеты Р-16 (конструктор - М.К. Янгель - Южмаш) погиб гл.маршал артиллерии М.И.Неделин. Да и сам Константин Васильевич получил тяжелые ожоги. Позднее, уже у себя в 50-й армии К.В.Герчик будет руководить работами по развертыванию грунтового комплекса «Пионер».

 

Летные испытания межконтинентальной баллистической ракеты 15Ж42 первого в мире подвижного грунтового ракетного комплекса 15П642 «Темп-2С» после трехмесячной подготовки начались первым пуском 14 марта 1972 г. в 21 час 00 минут с полигона «Плесецк» (площадка Токовище) в направлении Камчатки. (По некоторым данным пуск производился с площадки, с которой раннее - 20 октября 1967 г. проводился пуск ракеты РТ-20П).

Нужно отметить, что на этот раз «генеральский эффект» не сработал: пуск прошёл с положительными результатами. Все присутствовавшие при этом событии люди бросились поздравлять Надирадзе, Шапошника, Сергеева с выдающейся победой: Советский Союз получил мощное оружие, которое в одночасье свело на нет все преимущества заокеанских ракетно-ядерных стратегов.

Как вспоминает В.Л.Лапыгин, бывший генеральный конструктор и генеральный директор НПО автоматики и приборостроения:

«На первый пуск «Темп-2С» съехалась тьма народа... Перед самым пуском подошел А.Д. Надирадзе к пусковой установке, к колесам, «освятил» на удачу. Пустили. Пуск был прекрасным по всем параметрам, в том числе и по точности».

Несколько позже бывший министр оборонной промышленности Б.М. Белоусов так оценил первый пуск ракеты «Темп-2С»:

«Мне довелось бывать... на полигоне на первых пусках новых стратегических ракет. Все работы проводились в режиме особой секретности. Первый же пуск показал отличные результаты...».

Первые пуски проводились по схеме полуоткрытого старта, что приводило к возгоранию контейнера, колес шасси и большому воздействию газовой струи двигателя ракеты на бункера, кабельную сеть и оборудование пусковой установки. В последующем МИТом была разработана минометная схема старта ракеты с помощью порохового аккумулятора давления, что исключало газодинамическое воздействие стартующей ракеты на пусковую установку. В дальнейшем испытания проводились более двух с половиной лет, до конца декабря 1974 года. Впечатляет и частота пусков ракет «Темп-2С» этапа лётных испытаний - один, два в месяц, а в июле 1974 года - четыре.

Руководители Воткинского завода, принимавшие участие в пусках и другие специалисты работающие на полигоне отмечали высокую техническую грамотность и огромный вклад в освоение новой техники офицеров - испытателей полигона. Учились «стрелять» и те и другие. Но, как говорят заводчане - у военных инженеров получалось лучше. На малейший отказ в какой-либо системе на технической или стартовой позициях они реагировали мгновенно, быстро находили неисправность и устраняли вместе с бригадами завода. Специалисты высокого класса, офицеры - испытатели полигона входили в состав всех рабочих групп подготовки ракет к стартам, в Государственные и межведомственные комиссии по испытаниям систем и агрегатов ракет.

Огромную работу вели научно-исследовательские отделы полигона. Вспоминает заместитель начальника полигона по НИОИР в 1974-1984 годах генерал-майор Д.И.Анисимов:


Анисимов Д.И.

«Львиная доля замечаний и предложений, предлагаемых нами, представителями промышленности принималась. Наша задача состояла в том, чтобы «довернуть» промышленность, осуществлять эффективный контроль в процессе работ, проверять достаточность предусмотренных промышленностью испытаний на полигоне.

<...>

Что же касается испытаний подвижных комплексов (комплекс «Темп 2С» КБ Надирадзе), <...> необходимо было отрабатывать взаимодействие различных машин: самоходных пусковых установок, подвижных командных пунктов, оценивать работу систем боевого управления. Этот объём не был оговорен в «РК» и в других документах. Такие же проблемы возникали и при испытаниях шахтных комплексов.

Обработкой результатов лётных испытаний занимались отдел баллистики и отдел анализа и отдел оценки ЛТХ (летно-технических характеристик) ракет и ракет носителей, которые в 1974 году возглавляли подполковники Воропаев А.П. и Толстов А.С. Они оценивали, считали характеристики, представляли отчёт по этим данным. Испытательное управление отрабатывало вопросы эксплуатации».

«Северный космодром России» [16]

Всего за время испытаний было произведено 30 запусков (иногда указывают цифры 33 и 35, но в данный момент мне кажется наиболее достоверной цифра 30; возможно остальные пуски проводились уже после окончания испытаний), по результатам которых ракету приняли на вооружение. Но были и неудачи...

Летно-конструкторский этап в 1972 году проходил достаточно сложно: 2 пуска (второй и четвертый) из 5 были неудачными.

В ходе второго пуска 18 апреля 1972 г. произошедшая на 22-й секунде полета поломка штока рулевой машинки привела к аварии. При третьем пуске 26 июля 1972 г. полет шел успешно до 20-й секунды работы третьей ступени, когда в результате засорения газового тракта рулевого привода жидкой фазой продуктов сгорания заряда газогенератора произошло превышение допустимого уровня давления в этой системе с потерей работоспособности рулевого привода.

Наиболее драматично развивались события 3 августа 1972 г. в ходе четвертого пуска. После старта от ракеты не отделился опорно-ведущий пояс ОВП-1. На 27-й секунде он был сброшен скоростным напором и снес четвертый аэродинамический руль вместе с первым стабилизатором. Ракета потеряла управляемость и система управления выработала команду на аварийное прекращение полета, по которой предусматривалось вскрытие отсечных отверстий на всех разгонных ДУ и разрыв механической связи между ступенями. Однако, для обеспечения безопасности стартовой позиции была предусмотрена задержка в реализации этой команды на начальном участке полета. До того, как после 30 секунды блокировка была снята, под действием нерасчетных нагрузок боевая ступень успела оторваться от разгонных ступеней. Обезглавленная же ракета «бодро» продолжала полет до полного выгорания топлива первой ступени и упала в 50 км от старта и 3 км от города Мирный.

Начиная с пятого пуска 28 сентября 1972 г. большинство испытаний прошло успешно, хотя случались и серьезные аварии. Десятый пуск 29 сентября 1973 г. закончился аварией из-за отсутствия герметичности газового тракта рулевого привода второй ступени. На заводе-изготовителе газового двигателя рулевого привода второй ступени при сборке перепутали прецизионно подогнанные детали и при одиннадцатом пуске 3 ноября шестой поршень заклинился в «чужом» пятом цилиндре, погубив ракету. Несчастливым оказался и тринадцатый пуск — сломавшийся телеметрический датчик нарушил кинематическую связь рулевой машинки с клапаном вдува двигательной установки второй ступени.

Последней неудачей стал девятнадцатый пуск 28 июня 1974 г., когда причиной аварии стал разгар блока вдува второй ступени.

Эти неудачи поставили под сомнение существование подвижных комплексов, разрабатываемых МИТ.

Вот одна из иллюстраций нештатных ситуаций, о которой вспоминает Д.Г.Беспалов:


Д.Г.Беспалов

«Вообще, трудностей и героизма хватало на всех: не забуду один случай. Это было уже в 1973 году. Всё шло как обычно. Агрегаты стояли на своих местах, мы запускаем циклограмму и ждём, когда заработает двигатель пусковой установки для запуска гидравлического устройства подъёма контейнера. Это был первый признак, что всё идет по плану, но время прошло, двигатель не запустился. Циклограмма «зависла», и мы не знали, на каком этапе и что случилось. Судя по индикации на аппаратуре - всё нормально, должен быть пуск. Ситуация не из лёгких. Мы ввели команду «Стоп» - никакой реакции. Что делать? Контейнер не поднят, все разрешающие пуск ракеты коды уже введены и пуск или взрыв мог произойти в любой момент. Проанализировав ситуацию, приняли решение - устранить неисправность. Выполнить техническое решение вызвался прапорщик А. В. Скворцов. Двигатель заработал, пуск прошёл удачно. Комплекс РС-14 прошёл Государственные испытания во многом благодаря мужеству и самоотверженности людей, которые испытывали его и доводили до требуемых характеристик». В двух словах сказано о технике-водителе Леше Скворцове. Просто запустил ХД. А что думал, чем рисковал? Ведь это уникальный сбой в такой экстремальной ситуации, кто и за что мог поручиться?».

«Северный космодром России» [16]

Но испытывались не только сами ракеты или пусковые установки.

 
Водитель-испытатель
первых СПУшек 15У67
Алексей Скворцов.

«Упомяну тех, кто «ставил на ход» пращуров нынешних Тополей при проведении испытаний Темп-2С в войсковой части 30107 доброй памяти подполковника Мазяркина Николая Васильевича. Часть из них после образования 5 Управления была переведена туда для дальнейшего прохождения службы. А остальные продолжали катать новые самоходки для новых поколений ПГРК. Это Алексей Скворцов, Павел Низовец, Женя Шаготский, Володя Копылов, Виктор Зиновенко, Виктор Лавренчук, Миша Страхов, Саша Дубов, Акжол Абдурахманов, Боря Скаченко. Не всех назвал, но этих ребят знал лично и очень этим горжусь.

Или вот такие воспоминания о ходовых испытаниях (каждой машине надо было дать пройти по пересеченной местности 18 тысяч километров):

«Для каждой машины была своя программа транспортных испытаний. Машины проверялись на проходимость, на износостойкость, на защищённость. Где их только не гоняли! Все эти испытания проходили, в основном, в ночное время суток. Ездить приходилось в хоккейных шлемах и самодельных защитных щитках, так как кабины водителя и командира агрегата не отличались комфортностью. Но помимо всего прочего, во время испытаний стали появляться галлюцинации, резко обострялось чувство голода. Назначенные медико-биологические исследования выявили, что это влияние резонансных низкочастотных колебаний. Кроме этого, после отдыха в машине-общежитии люди выходили на улицу и замечали, что всё кругом - и снег, и лес казались красными. Сказывалось влияние повышенного содержания углекислого газа. Вот тогда и начали думать об эргономических требованиях к испытываемой технике. А как выдерживали всё это механики - водители А. В. Скворцов, В.В. Зиновенко. Я только удивляюсь, как им удалось откатать всю программу». В ходе полигонных проверок РС-14 выявился и такой конструктивный недостаток, как возможность опрокидывания пусковой установки во время движения из-за плохого обзора механиком-водителем дороги, особенно в тёмное время суток.»

[Д.Г.Беспалов]

Это сейчас известно о пагубном влиянии низкочастотных колебаний на психофизическое состояние человека. На этой основе разработаны образцы ОМП. А тогда просто давали передышку и ... вперед. Мне рассказывали, что одним из исследований было установлено количество налипающей грязи на самоходку, утяжеляющей вес агрегата. Когда ее взвесили, оказалось, по-моему, около 2-х тонн.»

«...»

 

В период с 1970 по 1976 годы непосредственное участие в испытаниях мобильного ракетного комплекса «Темп-2С» принимали и офицеры отдела связи полигона. Управление мобильным комплексом при нахождении его на полевых позициях должно было обеспечиваться за счёт использования только радиосредств, в данном комплексе использовались радиосредства всех диапазонов. С началом испытаний остро стал вопрос об обеспечении электромагнитной совместимости радиосредств. Существовавшие на то время методики расчёта радиоданных не подходили к данному комплексу. Для решения проблемы на полигоне была сформирована подкомиссия по испытанию радиосредств комплекса с задачей разработки методики обеспечения электромагнитной совместимости. В подкомиссию были включены представители центрального аппарата РВСН, 4 ЦНИИ МО, службы РЭБ полигона. От отдела связи в группу вошёл Сапогов Э.П. В кратчайшие сроки подкомиссия разработала и практически отработала методики обеспечения электромагнитной совместимости и разработки радиоданных. В дальнейшем, Сапогов Э.П., совместно с одним из офицеров вычислительного центра, разработал программу для ЭВМ, позволяющую автоматически производить разработку радиоданных по заложенным исходным данным. После практической проверки программы на полигоне ею заинтересовался начальник войск связи РВСН, и она была отправлена на ЦВЦ РВСН. Разработанная на полигоне программа долгое время использовалась в РВСН при разработке радиоданных.

Большая работа проведена и отделом контроля прицеливания и астрономогеодезического обеспечения полигона (КП и АГО). С 1969 по 1972 год отдел провел геодезическую подготовку стартовых позиций, корпусов регламентных работ и трассы испытаний системы наземной навигации для комплекса «Темп-2С». Впоследствии, после постановки на боевое дежурство этого комплекса, служба КП и АГО полигона выполняла весь комплекс работ по обеспечению боевого дежурства 7 полков 5-го испытательного управления.

На завершающем этапе испытаний 13 декабря 1974 г. были осуществлены двадцать восьмой и двадцать девятый пуски на полигонную дальность с падением боевых блоков в заданном районе.

Были также пуски и в акваторию Тихого океана. «Испытания комплекса ... закончившись пуском с полевой позиции сразу двух ракет с пусковых установок № 6 и № 7, на полную дальность в 10500 км по учебным целям в акватории Тихого океана» [21].

Пуск выполнен в штатном режиме и после него был подписан государственный акт приёма комплекса на вооружения. При этом размещение ПУ было следующим: первая ПУ находилась на расстоянии 110 метров от машины 15В56, вторая 90 метров, интервал пуска 20 секунд. Состав боевого расчёта: командир расчета - командир части подполковник Мазяркин Н.И. Номера расчета: начальник отделения капитан Резепов Е.И., инженер - оператор Беспалов Д.Г., представитель почтового ящика 1001 Герасимов Г.Н. Председатель государственной комиссии - начальник генерального штаба генерал армии Куликов.

Последний, тридцатый пуск провели 29 декабря 1974 г. Из семи неудачных пусков пять были связаны с отказами элементов впервые примененного дискретного рулевого привода.

30 декабря 1975 г. за № 1066-357 вышло Постановление ЦК КПСС и Совета Министров СССР о принятии первого в мире грунтового ракетного подвижного стратегического комплекса «Темп-2С» на вооружение.

За создание комплекса МИТ был награжден вторым орденом Ленина. Александру Надирадзе было присвоено звания Героя Социалистического Труда.

Двум другим работникам МИТ - А.Виноградову и Н.Нефедову, а также главному конструктору Минского автозавода Б.Л.Шапошнику, первому заместителю главного конструктора ОКБ Волгоградского завода «Баррикады» (в момент присвоения звания уже главному конструктору - начальнику ОКБ-1) В.Соболеву, заместителю главного конструктора по испытаниям НИИ автоматики и приборостроения И.Зотову, а также председателю Государственной комиссии по проведению совместных летных испытаний комплекса генерал-лейтенанту А.Бровцину были присвоены звания лауреатов Ленинской премии.

За работу по принятию на вооружение ракетного комплекса «Темп-2С» и обеспечение Программы длительного хранения техники начальнику 53 НИИП МО генерал лейтенанту Яшину Ю.А., сменившему на посту начальника полигона Алпаидзе, была присуждена Государственная премия СССР.

Мнение

С марта 1972 года проводились совместные летные испытания подвижного грунтового ракетного комплекса «Темп-2С». Испытания шли успешно, но сам комплекс «Темп-2С» энтузиазма у Министерства обороны не вызывал. Серийное производство если и планировалось, то в минимальных объемах. Рекогносцировка позиционных районов развертывания, без которой невозможно приступать к их подготовке, из года в год переносилась под любыми предлогами. Не разрабатывалась система эксплуатации подвижных комплексов, военные учебные заведения к подготовке специалистов не приступали. Учитывая только что подписанный с американцами договор по ограничению количества пусковых установок (ПУ), вместо каждой поставленной на боевое дежурство подвижной ПУ с ракетой небольшой массы необходимо было уничтожать шахтную ПУ существенно более мощной ракеты.

В. И. Бухштаб - конструктор ракетных комплексов.

Семейство «Пионеров», Независимая газета, 23.03.2007

 

Хронология пусков

 

Восстановить хронологию пусков «Темп-2С» оказалось весьма непросто. Следующая таблица составлена на основании четырех источников (плюс воспоминания участников событий, в частности Д.Г.Беспалова): 

  • На стратегическом направлении. ФГУП «МИТ» - 60 лет. [2]

  • Северный космодром России. [16]

  • Soviet Strategic Offensive Systems (1977, 22 April). [23]

  • Участие 43 ОНИС в обеспечении опытно-испытательных работ. 1971-1979 годы. [24]

Большинство документов и свидетельств говорят именно о 35 пусках, при этом 6 пусков признаются неудачными. И всё равно, остались вопросы, на которые в будущем надеюсь найти ответы.

Вероятно, сама ракета испытывалась на площадке «Токовище» еще ранее - возможно летом 1971 года. С этой целю использовались две законсервированные ШПУ и командный пункт. Косвенно подтверждается это и в книге «На стратегическом направлении. ФГУП «МИТ» - 60 лет»:  

«Первые пять экспериментальных пусков упрощенных макетов ракеты без системы управления и двигателей верхней ступени, с уменьшенным топливным зарядом первой ступени показали <...> В результате была принята минометная схема старта, известная за рубежом как «холодный старт».» [2]

«Бросковые» испытания для проверки наружного и части бортового оборудования СПУ по-видимому проходили зимой 1971 - весной 1972 года на площадке «Цветочная» с использованием ИРС (испытательный реактивный снаряд) - ракеты с минимумом топлива взлетали на 30 - 40 метров и падали.

И только после этого пошли испытания самого комплекса Темп-2С.

 

1972 г.

1. 14
марта
20:40
Пуск осуществлен в направлении Камчатки (полигон Кура). Это первый пуск именно с мобильной ПУ!
2. 18
апреля
20:32
Произошедшая на 22-й секунде полета поломка штока рулевой машинки привела к аварии.
3. 2
июня
15:00
Частично успешный - до 20-й секунды работы третьей ступени, но на полигон Кура ГЧ не прибыла.
4. 3
августа
07:00
Упала в 50 км от старта, не долетев 3 километров до города Мирный.
5. 28
сентября
22:40
По данным ЦРУ далее следует 8-месячный перерыв в испытаниях.
     

Примечания.

 На полигоне Кура «работали» по 5 пускам.

 ЦРУ зафиксировало всего 4 пуска (легко объяснимо, учитывая результаты 4-го пуска).

 Пуски с 1 по 5 проводились в ручном режиме, т.е. с использованием переносного пульта дистанционного управления.

1973 г.

6. 22
мая
21:45

7. 8
июня
16:30

8.
5 июля
01:00
Головная часть доставлена на Камчатку, хотя и с большой погрешностью…
9. 29
августа
16:10

     

Примечания.

 Пуски с 6 по 9 проводились в ручном режиме, т.е. с использованием переносного пульта дистанционного управления.

 
10. 29
сентября
17:27
Авария из-за отсутствия герметичности газового тракта рулевого привода второй ступени. На заводе-изготовителе газового двигателя рулевого привода второй ступени при сборке перепутали прецизионно подогнанные детали.

Первый пуск с применением радиосредств боевого управления, а не ручного пульта. Где-то в 1973 году вошел в строй также экспериментальный командный пункт низших звеньев управления комплекса Темп-2С для проведения совместных испытаний с высшими звеньями управления РВСН по программе 2-го этапа гос.испытаний системы боевого управления. Возможно, он и использовался начиная с 10-го пуска. Это подтверждает и Беспалов, говоря, что пусками управляли с ЦКП РВСН.
11. 3
ноября
17:50
Шестой поршень заклинился в «чужом» пятом цилиндре, погубив ракету.
12. 23
декабря
01:03

1974 г.

13. 30
января
20:15
Сломавшийся телеметрический датчик нарушил кинематическую связь рулевой машинки с клапаном вдува двигательной установки второй ступени.
     

Примечания.

 ЦРУ также один из 2-х пусков 1 кв. 1974 г. ЦРУ посчитало неудачным.  

14. 1
марта
02:00

15. 7
мая
23:40

16. 7
июня
23:30

17. 19
июня
00:10

18. 25
июня
23:40

19. 28
июня
22:55
Последний неудачный пуск в серии испытаний, причина аварии - разгар блока вдува второй ступени. Это подтверждает и информация ЦРУ, согласно которой один из 5 пусков 2-го квартала был неудачен.
20. 24
июля
02:10

21. 27
августа
23:00

22. 30
августа
22:30

23. 30
сентября
13:20
По некоторым неподтвержденным данным пуск был неудачным... ???
24. 04
ноября
22:27

25. 15
ноября
23:40

26. 29
ноября
23:45
и
23:46
Залповый на полигонную дальность с падением боевых блоков в заданном районе.

По Беспалову, дивизион тогда по штату имел всего две ракеты.


При этом размещение ПУ было следующее: первая ПУ находилась на расстоянии 110 метров от машины 15В56, вторая 90 метров, интервал пуска 20 секунд. Время пусков - 23:45 и 23:46.


Состав боевого расчёта: командир расчета - командир части подполковник Мазяркин Н И. Номера расчета: начальник отделения капитан Резепов Е И, инженер - оператор Беспалов Д Г, представитель почтового ящика 1001 Герасимов Г Н. Председатель государственной комиссии - начальник генерального штаба генерал армии Куликов.
29.
28. 13
декабря
03:00
и
06:00
Пуски на полную дальность в район "Акватория". Пуски состоялись в 03:00 и 06:00.
29.
30. 29
декабря
09:00
Последний [испытательный] пуск. По полигону или "Акватории"?.
      Цикл испытаний завершен…
     

Примечания.

 На полигоне Кура «работали» по 14 пускам из 17 (вероятно пуски по Тихому океану там не отслеживались, вероятно для этого использовались научные суда) - проверить по "Сообщениям ТАСС"...

 ЦРУ за 1974 год зафиксировало все 17 пусков.

1975 г.

31. 14
апреля
21:30

32. 15
апреля
22:15

33. 19
мая
22:30

34. 26
августа
23:00

      Комплекс принят на вооружение…
     

Примечания.

 Тут - без разночтений. И ЦРУ и ИПы на Куре отмечают по 4 пуска.

1976 г.

35. 28
апреля
23:30
Этот пуск по данным ЦРУ неудачен. Причина такого вывода мне неизвестна... ???
     

Примечания.

 На полигоне Кура «работали» по одному пуску.

 ЦРУ зафиксировало 1 пуск, который был по их мнению неудачным.

 

Вернуться к оглавлению...

Состав комплекса

Основной единицей комплекса являлся ракетный полк.

В состав полка входили 3 дивизиона и подвижный командный пункт полка.

В составе каждого дивизиона 9 машин:

2 самоходные пусковые установки 15У67 на 6-осном автомобильном шасси МАЗ-547А,

машина подготовки и пуска 15В56 на шасси МАЗ-543А,

2 машины-дизель-электростанции (МДЭС) 15Н1061 (в каждой по 4 дизель-агрегата мощностью по 30 квт) на шасси МАЗ-543А,

2 машины бытового обеспечения (машина-столовая, машина-общежитие) на шасси МАЗ-543В,

2 машины охраны (машина дежурной смены охраны на шасси МАЗ-543А и машина боевого поста на базе шасси БТР-60).

В составе подвижного командного пункта полка также 9 машин:

машина боевого управления (15В55) на шасси МАЗ-543А;

машина связи МС-1 (15В57) на шасси МАЗ-543А;

машина тропосферной связи МС-2 (Р-133 «Корвет») на шасси Урал-375;

2 машины-дизель-электростанции;

2 машины бытового обеспечения (машина-столовая 15Т117, машина-общежитие 15Т118) на шасси МАЗ-543В;

2 машины охраны (машина дежурной смены охраныи обороны - караула МДСОО-К 15Я55 на шасси МАЗ-543А и машина боевого поста 15Я56 на базе шасси БТР-60ПБ).

Все машины были разработаны в рамках единой опытно-конструкторской работы «Создание ракетного комплекса , прошли совместные летные испытания в его составе и были приняты на вооружение Советской армии единым постановление ЦК КПСС и Совета Министров СССР.

В состав комплекса входило также оборудование, обеспечивающее жизненный цикл ракет и агрегатов наземного оборудования: средства транспортировки и перегрузки ракет (транспортно-заряжающая машина на базе шасси МАЗ-547А), их хранения на арсеналах, регламентные и учебно-тренировочные средства.

Пусковая установка имела в кормовой части устройства, предназначенные для приведения транспортно-пускового контейнера из походного положения в боевое и обратно. Дополнительно машина оборудовалась специальными гидравлическими домкратами, использовавшимися для разгрузки ходовой части, горизонтирования и обеспечения устойчивости пусковой установки при производстве пуска ракеты.

В передней части машины монтировался силовой агрегат большой мощности. По обеим сторонам от него устанавливались две неметаллические кабины. Машина имела двенадцать односкатных колес, оснащенных широкопрофильными шинами. Десять из двенадцати колес были ведущими. Управляемыми были сделаны колеса первых трех осей. Основное внешнее отличие пусковой установки от СПУ более известных «Пионеров» – две зеркально расположенные впереди по продольной оси МАЗ-547А кабины командира и водителя, между которыми перед радиатором охлаждения дизеля, за бампером, располагался АГК – автоматический гирокомпас. У СПУ на базе МАЗ-547В этот агрегат находился за сдвинутой назад «горбатой» кабиной командира, по правому борту шасси. Соответственно у МАЗ-547В кабина стала на полметра выше, изменена конструкция рамы, компоновка коммуникаций двигателя и радиатора.

Вернуться к оглавлению...

 

Развертывание  и «хранение»

 

Если подготовка к производству ракет на Воткинском заводе была начата в 1971 г., то серийное производство МБР на этом же заводе развернулось уже в 1974 г. Пусковые установки и машины обеспечения поступали от их разработчиков - ОКБ Волгоградского завода «Баррикады».

Пришло время развертывания ракетных комплексов. Решено было начать развертывание комплексов там же где их испытывали - в Плесецке. Почему здесь? По словам генерал-майора В.Артеменко изначально, еще в 1957 году, место для полигона подбиралось таким образом, «чтобы оттуда достать Америку». Именно поэтому - Плесецк, Архангельская область. Но если испытания велись составом 4-го управления полигона, то для управления вновь создаваемыми ракетными комплексами в 1976 году (площадка «Карьер») было создано 5-е управление  53 НИИП (в/ч 29512), как называли его служившие офицеры - 5-я страна.

Из воспоминаний В.Ю.Тышецкого, впоследствии в 1997-2003 гг. ставшего заместителем начальника полигона по НИИР:


Тышецкий В.Ю.

«Когда я пришёл в 1973 году на космодром, основной приоритет был отдан космической тематике. Тогда действительно космодром был самым работающим космодромом на планете. Боевая тематика заключалась в выполнении не менее важной задачи - несение боевого дежурства на ракетных комплексах: это «64-й» [Р-16У], «75-й» [Р-9А], на котором мне пришлось служить в лейтенантские годы. В 1975 году БД закончилось, когда приступили к формированию на полигоне легендарного 5-го управления. В этот период огромная роль придавалась испытаниям первого прототипа подвижного комплекса «42-го» [«Темп-2С»], который заложил основу и «Пионеру», и «Тополю с точкой», и «Тополю» нынешнему, и «Тополю М».

«Северный космодром России» [16]

Первым командиром (начальником) знаменитого 5-го управления стал Ж.И.Базылюк (1976-1979). Позднее им командовали Н.В.Мазяркин  (19791981), В.Н.Артёменко  (19811983) и Е.С.Бородунов  (19831986). Зам.командира: Мазяркин Н.В. (1976-1979), Ковальчук Е.Д. (?-?), Юрьев В.П.(?-?); нач.штаба: Пальчиков А.И. (19761982), Садретдинов Р.И. (1982-1986); нач.политотдела: Седых В.П., Адамич И.М.; гл.инженеры (зам.начальника по вооружению): Шабаршин В.Н., Медведев О.П.; нач.тыла: Клюшник В.П.

Н.В.Мазяркин,
зам. командира (1976-1979),  а затем командир (1979-1981)
5-го управления 53 НИИП
В.Н.Шабаршин
зам.начальника по вооружению

Об особых условиях эксплуатации комплекса «Темп-2С» на и значении деятельности 5-го управления вспоминает его начальник генерал-майор Ж.И.Базылюк :


Ж.И.Базылюк

«Пятое управление, созданное в 70-х годах, функционировало в условиях очень высокой секретности и скрытности. И, тем не менее, именно оно, на мой взгляд, значительно повлияло на развитие инфраструктуры не только космодрома, но и Плесецкого района, способствовало оживлённой работе железнодорожной станции Плесецкая, повлекло за собой строительство сетей автомобильных дорог и связи. По неписанному правилу интересоваться делами в 5-м управлении представителям других частей было непозволительно. О ситуации, об обеспечении, и тем более о ходе испытаний ракетного вооружения, которым было оснащено наше управление, был информирован только очень узкий круг офицеров полигона. Начальниками 5-го управления назначались полковники Базылюк Ж.И., Мазяркин Н.В., Артёменко В.Н., генерал-майор Бородунов Е.С.

Главная задача, которая была возложена на наше управление - войсковые испытания, подготовка боевых расчётов, оценка и анализ войсковой документации ракетного комплекса «Темп-2С». О важности нашей работы говорит хотя бы тот факт, что нас дважды посещал министр обороны Устинов Д.Ф. Одной из самых сложных задач было обеспечение условий секретности во время испытаний комплекса «Темп-2С», у которого я до сих пор помню все характеристики и все его возможности. Видимо, на нас так давили условия секретности, а это и радиационный фон, и особые условия обеспечения связи, что мы стремились к тому, чтобы как можно больше информации хранить в памяти.»

«Северный космодром России» [16]

[Начав службу матросом северного флота в 1954 г., Жан Иосифович был свидетелем и участником становления РВСН, пройдя путь от начальника отделения, до начальника управления ГУРВО. А с 24.06.1987 г. по 05.04.1991 г. уже в звании генерал-майора Базылюк принимал ГЧ на Камчатском полигоне, будучи начальником 43 ОНИС. - Автор сайта.]

После образования 5-го Управления в это управление была переведена для дальнейшего прохождения службы часть персонала в/ч 30107 (пп Н.В.Мазяркина), раннее выполнявшая испытательные пуски «Темп-2С». Первыми на тематику «Темп-2С» еще в 1975 году были переведены два боевые полка, ранее эти части в составе 1-го боевого управления несли боевое дежурство на комплексах МБР Р-9А (Десна-Н) и Р-16У (Шексна-Н, Шексна-В). Вот эти полки:

в/ч 07395 (63 рп) площадки «Стройдеталь» и «М.Усово», командир Лев Вениаминович Форсов;

в/ч 68543 (220 рп) площадки «Лисицино» и «Лесорубов», командир Владимир Васильевич Рунов.

Получив новые наименования и номера, эти 2 части хранили свои первые полковые Боевые знамена на ПУИ (пунктах управления испытаниями - полных аналогах командных пунктов) до конца своего существования, как зеницу ока.

Каждый из полков состоял из двух дивизионов (площадок). В последующем эти полки получили статус ОИИЧ (Отдельная инженерно-испытательная часть), сохранив при этом свои номера в/ч, но стали соответственно 54 и 57 ОИИЧ, а их вторые дивизионы были выделены в самостоятельные полки, соответственно в/ч 29487 и в/ч 49506. Несколько позднее в составе 5-го управления были сформированы в/ч 30042 (1976 г.), в/ч 25932 (1976 г.), в/ч 40258 (1977 г.). Таким образом число ОИИЧ достигло семи, каждая ОИИЧ состояла из 3-х групп (дивизионов после этого не стало, командиры групп по категории являлись майорами, а не подполковниками) по две пусковые установки. Общее число ПУ достигло 42.


Л.В. Форсов

«Приказом Главнокомандующего РВСН от 6 февраля 1976 года с 18.00 21 февраля 1976 года к выполнению Программы длительного хранения техники комплекса «Темп-2С» первой приступила 54 ОИИЧ (командир подполковник Форсов Л.В.), а с 18.00 22 июля 1976 года – 57 ОИИЧ (командир подполковник Рунов В.В.).»

«Северный космодром России» [16]


В.В.Рунов

Даты начала работ по программе длительного хранения: в/ч 07395 - 21 февраля 1976 г.; в/ч 29487 - 21 февраля 1976 г.; в/ч 68543 - 22 июля 1976 г.; в/ч 49506 - 22 июля 1976 г.; в/ч 30042 - 25 марта 1977 г.; в/ч 25932 - 28 июня 1977 г.; в/ч 40258 - 20 декабря 1977 г.


Вручение Боевого Знамени в/ч 25932

Итоговая проверка 5-го управления.
На снимке Яшин Ю.А., Беда В.С.,
Базылюк Ж.И. 1978 год
 

Также из состава 1-го боевого управления в 5-е была переведена отдельная ремонтно-техническая база (ОРТБ) - в/ч 14083, и заново сформирована техническая ракетная база (ТРБ) - в/ч 49563 (1976 г.), выполнявшие задачи боевого обеспечения.


Места дислокации частей, вооруженных комплексами «Темп-2С» на Плесецком полигоне по состоянию на конец 1977 года. 

Войсковыми частями (ОИИЧ) 5-го управления в разное время командовали: в/ч 07395: Форсов Л.В., Каравайцев Н.Г., Верняковский Б.Э.; в/ч 68543: Рунов В.В., Куренков А.С., Щуцкий М.И.; в/ч 29487: Садретдинов Р.И., Хмелев Н.И.; в/ч 49506: Григорьев А.В., Клюс Б.П.; в/ч 30042: Ковальчук Е.Д., Соловьев В.В.; в/ч 25932: Юрьев В.П., Ковалёв В.А., Матвеев В.А.; в/ч 40258: Бицкий В.Н., Тýпица А.М.; в/ч 49563: Коровин П.А., Михушкин О.Н.; в/ч 14083: Саинов А.З., Загнет В.Н.


Слева направо - верху:
1.?, 2. А.Таранов, 3. В.В.Рунов,
4. И.М.Адамич, 5. В.Бицкий;
внизу:1.Е.Д.Ковальчук, 2. А.З.Саинов,
3. Л.В.Форсов, 4. В.П.Седых,
5. Р.И.Садретдинов, 6. Н.В.Колчанов. 

Командиры 5-й испытательного управления
В.А.Матвеев (в/ч 25932), Б.П.Клюс (в/ч 49506),
А.М.Тỳпица (в/ч 40258), В.В.Соловьев (в/ч 30042),
В.И.Страдаев (секр. парткомиссии 5 Управления),
М.И.Щуцкий (в/ч 68543),
В.П.Юрьев (зам. нач. 5 Управления).

Несмотря на то, что эксплуатация ракетных комплексов «Темп-2С» проводилась в обстановке строжайшей секретности, тайну сохранить не удалось, запад активно пытался отслеживать все изменения, происходившие под Плесецком, и по данным, опубликованным в США, в период с 1978 по 1985 годов здесь было развернуто от 50 до 100 МБР «Темп-2С». Опять же по западным данным, всего на Воткинском заводе было произведено до 200 ракет, около 60 из которых были складированы на испытательном полигоне в Плесецке. В то же время МИТ заявляет о том, что серийно было изготовлено около 70 ракет. Впрочем, в отношении количества изготовленных ракет данные одной из сторон могут быть неточными, а другой - намеренно искаженными, а в отношении количества развернутых ракет - как уже выше говорилось, 7 полков х 6 ПУ = 42 ракеты (это при условии, что Темп-2С был развернут только под Плесецком, но каких-либо других данных не приводят даже США)...


Митинг, посвященный началу годового регламента Темп-2С на пл.31, в/ч 29487.

О непростой судьбе ракетного комплекса «Темп-2С» на 53 НИИП вспоминает Пальчиков А.И. - начальник штаба 5-го управления в 19761982 гг.:


А.И.Пальчиков

«В конце 1975 года по результатам испытаний комплекс «Темп-2С» был принят на вооружение и в период с 1976 по 1986 год нёс дежурство по Программе длительного хранения техники. Работы по выполнению Программы были возложены на семь инженерно-испытательных частей и две части боевого обеспечения. На личный состав ОИИЧ распространялись льготы военнослужащих РВСН, нёсших дежурство. Для руководства этими частями в 1976 году было сформировано 5-е управление (войсковая часть 29512).

<...>

Ход выполнения Программы требовал от личного состава частей управления, особенно руководящего состава управления и частей, неимоверного напряжения физических и духовных сил, глубоких технических знаний, знаний руководящих документов, обеспечения их строжайшего и грамотного выполнения под постоянным и жёстким контролем со стороны высших органов военного управления.

Опыт эксплуатации комплекса «Темп-2С», накопленный за десятилетие личным составом 5-го Управления, лёг в основу организации и несения боевого дежурства на ракетных комплексах новых поколений».

«Северный космодром России» [16]

И снова вернемся к воспоминаниям Ж.И.Базылюка :


1978 г. в/ч 29487 - 1 группа
(ком. группы м-р Голидонов)

«Помню, например, что нам необходимо было испытать командный пункт комплекса на все виды дальности боевого управления. Для этого мы выезжали почти до Каргополя, так как испытания командного пункта, согласно тактико-техническим характеристикам, необходимо было провести на расстоянии почти 250 км от самого ракетного комплекса. Но в реальности нам это сделать так и не удалось, так как помешала река Вашка в том месте, где она впадает в Онегу: просто зимой мы побоялись рисковать такой уникальной техникой и перевозить её на другой берег по льду. У нас не было гарантий, что лёд такую махину выдержит. Поэтому находились другие методики испытаний – не такие рискованные. Сейчас, спустя столько лет, можно говорить, что наше испытательное управление полностью выполнило свою историческую миссию.

Во-первых, был получен достаточный опыт войсковой эксплуатации первого подвижного ракетного комплекса «Темп-2С». Правда, подвижность у него была очень ограниченная – он мог проводить пуски только с подготовленных в геофизическом отношении стартовых позиций (нынешний «Тополь», его последователь, может производить пуск с любой точки маршрута). На комплексе «Темп-2С» танковое шасси, применявшееся на предыдущем поколении ракет, было заменено на колёсную пусковую установку, которая обеспечивала высокую проходимость и скорость, была удобнее в эксплуатации и более надёжной. Комплекс обладал высокими боевыми возможностями и высокой живучестью.

Во-вторых, этот комплекс значительно продвинул советское ракетостроение, так как для того времени «Темп-2С» был самым передовым комплексом, вобравшим в себя все новейшие достижения науки, техники и технологии 70-х годов в области информатики и машиностроения. Нам приходилось учиться на ходу, изучать конструкторскую документацию и сразу применять знания на практике.

<...>

В-третьих, ракетный комплекс «Темп-2С» -  родоначальник современного комплекса «Тополь-М», в котором реализованы лучшие идеи конструкторов. Для того чтобы «Темп-2С» стал лучшим на то время комплексом, испытателям полигона пришлось вложить в него душу, знания и опыт. Для многих офицеров 5-го управления именно этот комплекс стал вершиной их военной карьеры. Но, знаете, иногда даже один такой значительный, как говорят сейчас, проект стоит того, чтобы на него положить свою жизнь».

«Северный космодром России» [16]

 



«Вот такие сказочные поездки мы начали предпринимать на исходе Программы ДХ. Маршруты проходили вдоль Онеги, в диких местах. СГА не везде мог пройти и тогда мы шагали пёхом по грязи километров по 10, не укладываясь в светлое время. И учились находить монолиты с командирами групп. И не всегда это получалось. Повсюду брошенные часовни старого обряда и деревни вокруг них. Очень было печально видеть эту величественную картину бесконечной тайги, таежной реки, красивейших, но забытых мест и разрушающихся Храмов.

Тут я с группой офицеров штаба части и 3-й группы в/ч 29487, назову их, пока еще при памяти (по снимку у часовенки): стоят правей Саша Дубов - водитель-техник 3-й группы, Саша (?) Пель – мой ПНШ по КПиАГО, Володя Куцумакин (был командиром 3-й группы, затем стал заместителем командира части) и в приседе Гена Ларкин - замполит 3-й группы и просто хороший мужик.

Напомню, что группа на Темп-2С соответствовала дивизиону, только состояла из 2-х самоходок.

И еще, отдельно, про Сашу Дубова. Это водитель от Бога. Надо сказать, считаю абсолютно незаслуженно забытым их подвиг, водителей-испытателей наших первых самоходок. Саша из них. Дай ему Бог здоровья. Многие, кого я знал, уже ушли. Не хочется, чтобы их имена канули в лету.»

«...»

 

Откуда появилось такое стыдливо-дипломатическое определение: «Программа длительного хранения техники комплекса Темп-2С»? Ведь если комплекс принят МО СССР, то нужно было ставить его на «Боевое дежурство»! Вмешалась большая политика. Возможность постановки комплексов на боевое дежурство блокировалась заявлением о том, что США будет рассматривать развертывание стартовых позиций подвижных грунтовых комплексов как нарушение «Временного соглашения об ограничении наступательных стратегических вооружений» (ОСВ-1).

Временное соглашение
между Союзом Советских Социалистических Республик
и Соединенными Штатами Америки
О некоторых мерах в области ограничения стратегических наступательных вооружений

 

26 мая 1972 г.

(извлечение)

 

«Статья I Стороны обязуются не начинать строительство дополнительных стационарных пусковых установок межконтинентальных баллистических ракет (МБР) наземного базирования с 1 июля 1972 г.

Статья II Стороны обязуются не переоборудовать пусковые установки легких МБР наземного базирования, а также МБР наземного базирования старых типов, развернутых до 1964 г., в пусковые установки тяжёлых МБР наземного базирования типов, развернутых после этого времени.

Статья IV С соблюдением положения настоящего Временного соглашения могут производиться модернизация и замена стратегических наступательных баллистических ракет и пусковых установок, на которые распространяется настоящее Временное соглашение.

Статья V 1. В целях обеспечения уверенности в соблюдении положений настоящего Временного соглашения каждая из сторон использует имеющиеся в её распоряжении национальные технические средства контроля таким образом, чтобы это соответствовало общепризнанным принципам международного права.»

Американцы мотивировали свое заявление невозможностью контроля численности таких комплексов национальными техническими средствами. А ведь таки не могли! А еще было обещание Л.И.Брежнева Д.Форду, которое он дал на встрече во Владивостоке в ноябре 1974 г. - не развертывать этот комплекс.

По словам Ж.И.Базылюка :

 

«Ракетный комплекс «Темп-2С» намного опережал и американские технологии. Именно поэтому американцы сделали всё возможное, чтобы запретить его развёртывание и пошли на подписание в 1979 году Договора об ОСВ-2 - так они боялись, что теперь в случае войны не избегнут возмездия, понесут непоправимый ущерб от своего потенциального противника.»

«Северный космодром России» [16]

Как писал один из ветеранов РВСН :

«Темп-2С после договора Брежнев-Форд (ОСВ-1, 1974 г.) запрещено было вслух произносить, так как дальность (говорили вроде то ли 12000, то ли 10000) была больше договоренной 5000 км.»

«...»

 

В качестве небольшого «лирического» отступления расскажем о судьбе комплекса глобальных (орбитальных) ракет, дислоцировавшийся под Байконуром. Разработка его началась на основании Постановления ЦК КПСС и Совета Министров СССР от 12 мая 1962 г. За основу была взята Янгелевская МБР Р-36 (8К67), и в результате был создан комплекс Р-36орб (8К69). В августе 1969 года на боевое дежурство с шестью МБР Р-36орб заступил 794 рп. Позднее заступили на боевое дежурство 157 и 353 рп. Все три полка, плюс техническая ремонтная база (ТРБ) составляли 98-ю ракетную бригаду, подчиненную позднее Оренбургской армии. Боевой комплекс каждого полка состоял из шести боевых стартовых позиций типа «отдельный старт» (ОС), расположенных на расстоянии в 10-15 км друг от друга. Бригада дислоцировалась на нескольких площадках космодрома Байконур.

«На протяжении всего своего существования, особенно в первые годы после формирования, бригада была головной болью для вероятного противника. Так как схема полета ракеты предусматривала выведение головной части на орбиту искусственного спутника Земли, появлялась возможность сбросить орбитальную головную часть (ОГЧ) на любую точку земного шара с любого направления. Учитывая то, что Соединенные Штаты создавали свою противоракетную оборону с расчетом на то, что советские ракеты полетят к ним по самому короткому пути – через Северный полюс, для первого обезоруживающего удара лучшего оружия было не найти. Предполагалось, что глобальные ракеты будут атаковать Соединенные Штаты через Южный полюс, где у США в то время не было даже радиолокационных станций, способных обнаружить летящие к их территории головные блоки ракет с ядерными зарядами.»

««Космосы» для штурма Америки.» [22]

Далее, как и в случае с «Темп-2С» свою роль сыграла дипломатия. Согласно договору ОСВ-2 (1979 г.) орбитальные ракеты были запрещены. Договор предусматривал ликвидацию 12 ШПУ, а остальные 6 разрешалось использовать в испытательных целях. Кстати, тем же договором были введены ограничения и на размещение на испытательных полигонах войсковых частей с боевыми ракетами (статья 7). Впрочем, договор не был ратифицирован, хотя основные его пункты де-факто соблюдались. С орбитальными же ракетами в СССР поступили очень просто: ракетная бригада была вновь передана в состав полигона, а вот боевое дежурство было переименовано в «опытно-боевое». Снят с боевого дежурства комплекс был только в 1983 году. Части, входившие в состав ракетной бригады, были расформированы, а шахты орбитальных ракет - подорваны. Правда стоит отметить, что никакого фактического преимущества использование глобальных ракет к тому времени уже не давало: в 1972 году в США была введена спутниковая система раннего оповещения, фиксировавшая ракеты не на подлете, а в момент пуска...

 

За инициативную и плодотворную службу в Управлении были выдвинуты на вышестоящие руководящие должности:

генерал-майор Базылюк Ж.И. – начальником управления в ГУРВО РВСН;

генерал-лейтенант Мазяркин Н.В. – начальником 4 ГЦП МО СССР;

генерал-майор Артёменко В.Н. – начальником штаба 53 НИИП МО СССР;

генерал-майор Бородунов Е.С. – начальником ЗЦКП РВСН;

полковник Пальчиков А.И. – начальником штаба 4 ГЦП МО СССР;

генерал-майор Ковальчук Е.Д. – заместителем начальника 53 НИИП МО СССР;

полковник Садретдинов Р.И. – начальником управления 53 НИИП МО СССР;

полковник Седых В.П. – инспектором политического управления РВСН;

полковник Адамич И.М. – заместителем начальника факультета академии по политчасти.

 

Стоит добавить, что начальник полигона в Плесецке генерал-лейтенант Герой Советского Союза Галактион Алпаидзе после ухода в 1975 году в отставку около 20 лет был заместителем директора Московского института теплотехники по гарантийному надзору, внес достойный вклад в обеспечение развертывания и эксплуатации комплексов «Пионер» и «Тополь».

Вернуться к оглавлению...

Ликвидация

И вот, в июне 1979 г., договор ОСВ-2 напрямую запретил дальнейшее развертывание ракеты «Темп-2С» заявленной в нем советской стороной под наименованием PC-14. Исходя из исключительной важности поддержания процесса ограничения и сокращения стратегических ядерных вооружений, руководство страны с середины семидесятых годов ограничило работы по созданию подвижных ракетных комплексов межконтинентальной дальности рамками испытательного полигона Плесецк.Косвенным подтверждением этому является и то, что в 1980 г., сборочная бригада 5-го управления (в/ч 14083) переведена в состав 4-го управления, впрочем, у этой бригады появился новый фронт работ.

По договору ОСВ-2 руководителями СССР и США, Советский Союз брал на себя обязательства не производить, не испытывать и не развертывать ракетный комплекс «Темп-2С» и не производить его третью ступень. По словам П.Л.Подвига, запрет на производство третьей ступени был связан с тем, что на основе первых двух ступеней ракеты комплекса «Темп-2С» была создана ракета средней дальности «Пионер» (SS-20) и производство третьих ступеней теоретически могло позволить Советскому Союзу быстро переоборудовать двухступенчатые SS-20 в ракеты с межконтинентальной дальностью.

 

«

Договор
между СССР и США
об ограничении стратегических наступательных вооружений

***

Согласованные заявления и общие понимания в связи с Договором

***

К пункту 8 статьи IV Договора

Общее понимание. В течение срока действия Договора СССР не будет производить, испытывать и развёртывать МБР типа, именуемого в СССР «PC-14» и известного в США как «СС-16»,— легкие МБР, впервые прошедшие летные испытания после 1970 года и прошедшие летные испытания только с моноблочной головной частью; настоящее общее понимание означает также, что СССР не будет производить третью ступень этой ракеты, головную часть этой ракеты и соответствующее устройство для наведения головной части этой ракеты.

***

Совершено в Вене

18 июня 1979 года.

За СССР Л. Брежнев, Генеральный секретарь ЦК КПСС,

Председатель Президиума Верховного Совета СССР

За США Д. Картер, Президент Соединённых Штатов Америки»

 

Что же происходило далее? Вот как рассказывает о дальнейшей судьбе комплекса «Темп-2С» и частей, на вооружении у которых комплекс находился один из участников тогдашних событий:

 

«Еще в марте 1985 года начали очень осторожно муссироваться слухи о каких-то оргмероприятиях.

<...>

... по приезде в часть май 1985? г., - Ред.] я узнал, что наша часть первой в 5ИУ снята с ПДХ и начаты разоружение и расформирование. Часть мероприятий уже реализована, техника готовится к транспортировке и отгрузке на арсеналы. Люди ошарашены полной неизвестностью. А от кадровиков полигона у нас в 5ИУ работает выездная рабочая комиссия по переназначению офицеров и прапорщиков в соединения и части РВСН по всему СССР. Мерзость происходящего кулуарно комментировали так, как будто выполняется распоряжение президента Горбачева о срочном и полном прекращении ПДХ техники Темп-2С в связи с его обещанием президенту Рейгану разобраться, что это за соединение стоит в Плесецке на БД. ... [Горбачев] просто предал нас, когда незадолго до этих событий посетил Рейгана с официальным визитом и не был подготовлен к острым вопросам. То есть, нас раскидали, чтобы минеральный секретарь не потерял лица. Типа, какое такое соединение? А не было никакого соединения!

Все эти обстоятельства я привожу для иллюстрации обстановки, в которой проводилось сокращение целого соединения МБР на ПГРК. Быстро, тихой сапой и без проволочек. Режимные меры были очень жесткими. »

«...»

В 1985 г. все вспомогательное оборудование было выведено с территории полигона и в Договоре РСМД было зафиксировано, что комплекс является неразвернутым. В книге «Северный космодром России» на стр. 68 говорится, что комплекс был снят с Программы длительного хранения техники и ликвидирован, а 5-е управление и входящие в него воинские части были расформированы 10 июля 1986 года . В то же время в другом месте книги читаем, что 5-е управление было расформировано в 1985 году.

 

«Что это за дата 10 июля 1986 года? Возможно, что это всего-навсего дата приказа об исключении из боевого состава РВСН нашего 5 ИУ, или в/ч 29512. Ведь надо было после нас расформировать еще 8 частей и «трудоустроить» массу служилого люда, сдать в архивы МО массу документации и боевых знамен за все соединение. Хоть многие мероприятия шли параллельно, но это – процесс не одноактный. И делопроизводство штаба соединения работало до последнего.

<...>

... на базе нашей площадки №31 Малое Усово*) после расформирования базировавшихся там в/ч 29487 и 30042 была организована специально для хранения выведенной с боевого состава техники воинская часть с обиходным названием «База …». Ею командовали полковники Переходченко, а затем Е. Бутенко (позднее – генерал-майор).»

«...»

Для ликвидации РС-14 в составе в/ч 30107 была создана группа по утилизации, входившая в состав 6 ИУ с октября 1985 года по февраль 1987 года.  Начальник группы - подполковник Жабров. Лаборатория подполковника Еникеева И.Б.) осуществляла инженерые сопровождения ликвидации. Ликвидация проводилась методом разборки ракет в сооружении 1А (красный МИК) площадки «Ледяная-А». Посему именно 1985 год примем годом снятия комплекса из эксплуатации. Д.Г. Беспалов уточняет :

 

«Для ликвидации РС-14 в 1985-1987 годах в составе в/ч 30107 была создана группа по утилизации, начальник группы - подполковник Жабров. А лаборатория подполковника Еникеева осуществляла инженерное сопровождения»

[Из письма Д.Г. Беспалова от 25.04.2012 г.]

.

К этому времени постепенно начала поступать и замена - 23 июля 1985 года на боевое дежурство заступил первый ракетный полк с ракетным комплексом «Тополь» (г. Йошкар-Ола, командир подполковник Дремов В.В.).

.


Ильдар Бакирович Еникеев,
начальник лаборатории ликвидации 15Ж42.
Снимок 30 марта 1975 г.

Вернуться к оглавлению...

 

 

Вернуться к оглавлению...

Тактико-технические характеристики РС-14*
Главный конструктор А.Д.Надирадзе
Изготовитель ракеты Воткинский МЗ
Код НАТО SS-16 “Sinner”.
Наименование по РСМД РС-14
Тип комплекса Подвижный грунтовый ракетный комплекс С МБР, третьего поколения
Состояние Снят с вооружения
   
 РАКЕТА 15Ж42:
Тип ракеты: 3-х ступенчатая твердотопливная баллистическая ракета
Тип ГЧ и мощность заряда  моноблочная термоядерная, мощность по некоторым данным от 650 до 1450 кт.
Система управления: инерциальная с БЦВМ
Разработчик системы управления НИИАП
Главный конструктор системы управления Пилюгин Н.А.
Рулевые приводы (тип) Гидравлические
Разработчик рулевых приводов ЦНИИАГ
Органы управления и стабилизации  
1 ступени Газовые из тугоплавкого вольфрама и аэродинамические решетчатые рули, решетчатые стабилизаторы
2 ступени По крену - газовые сопла с газогенератором; по тангажу и рысканию - вдув в закритическую часть сопла горячих газов
3 ступени По крену - газовые сопла с газогенератором; по тангажу и рысканию - вдув в закритическую часть сопла горячих газов
Тип старта: «минометный» из ТПК с помощью ПАД.
Скорость ракеты (макс.),

 

Дальность стрельбы (15Ж42), км: 10500
Точность стрельбы (КВО), м: 450-1640
Количество боевых блоков ГЧ

 

Мощность ядерного заряда, кт

 

Длина, м:

- 1 ступени:

8,58

- 2 ступени:

4,4

- 3 ступени:

3,9

- ракеты полная:

18,5

- ракеты без ГЧ:

16,9
Диаметр, м:

- 1 ступени:

1,79

- 2 ступени:

1,47

- 3 ступени:

1,3

- ракеты максимальный:

1,79

 

 

Вес, т:

- ракеты в ТПК (в контейнере):

 

- стартовый:

41,5 - 44,2

- 1 ступени:

26,63

- 2 ступени:

8,7

- 3 ступени:

8,7

- ТПК (контейнера)

 

Масса полезной нагрузки, кг

 

Тип топлива Смесевое твёрдое
Двигатели 1 - 3 ступеней:

- тип:

однокамерный РДТТ

- число сопел:

1
Боевая часть
Тип Моноблочная термоядерная
Мощность заряда, Мт   по некоторым данным от 650 до 1450 кт.
длина, м 1,6?
система отделения четыре РДТТ малой тяги
ПУСКОВАЯ УСТАНОВКА (ПУ) 15У67:
Тип Грунтовая подвижная
Число ракет на пусковой установке 1
Тип шасси: Колёсное МАЗ-547А.
Число осей – 6 (12х10)
Разработчик ЦКБ «Титан»
Изготовитель завод «Баррикады»
Главный конструктор

 

Тип привода подъёма ТПК с ракетой Гидравлический, разработки ЦНИИАГ
Габаритные размеры, м

- длина:

 

- ширина:

 

- высота (на колёсах):

 

- высота (без ТПК):

 

- высота (вывешенного):

 

- высота (без ТПК):

 
Масса, т:  

- СПУ (без ТПК):

 

- СПУ (с ТПК):

 
Точность горизонтирования СКГ, мин. +
Двигатель дизельный, жидкостного охл. мощность 746 л.с.
Скорость максимальная, км/ч 40
Преодолеваемые препятствия Подъем – 15 град, брод – 1,0 м.
Радиус разворота, м 21
Расчет (экипаж), чел  
ТРАНСПОРТНО-ПОГРУЗОЧНОЕ СРЕДСТВО (ТПС)
Разработчик  
Изготовитель  
Тип шасси:  
Количество ракет на ТХМ  
Вес,  (без ТПК): т:  
Габаритные размеры, м

- длина:

 

- ширина:

 

- высота:

 
Двигатель  
Скорость, км/ч  
Преодолеваемые препятствия  
Расчет (экипаж), чел  

 

 

ТРАНСПОРТНО-ПУСКОВОЙ КОНТЕЙНЕР (ТПК)
Габаритные размеры, м

- длина, м:

 

- диаметр, м:

 
Масса, т  

* Тактико-технические данные часто имеют оценочный характер и не подтверждены в достаточной степени.

Вернуться к оглавлению...

Принятые сокращения

АГК

Автоматический гирокомпас

АПУ

Автономная пусковая установка

Вернуться к оглавлению...

 

Источники:

1. Колесников С.Г., Стратегическое ракетно-ядерное оружие. Москва, Арсенал-Пресс, 1996 г.

2. На стратегическом направлении. ФГУП «Московский институт теплотехники» - 60 лет. -
Москва., ИД «Интервестник», 2006 - 174 с., ISBN 5-9900745-1-4

3. Соратник Королева и Янгеля – В.С. Будник отметил свой 93-й день рождения. Аэрокосмический портал Украины

4. Ю.В.Карягин, К вопросу о неядерном «отрезвлении».

5. Белоцеровский С. М. Решетчатые крылья 1985 год

6. Первов М. А. Ракетные комплексы ракетных войск стратегического назначения 'Тип новости' 1999 год.

7. Карпенко А.В. Отечественные стратегические ракетные комплексы 1996 год.

8. Карпенко А.В., Уткин А.Ф., Попов А.Д. Отечественные стратегические ракетные комплексы. СПб, Невский бастион-Гангут 1999 год.

9. Военные автомобили СССР.

10. Стратегический ракетный комплекс 15П699 с МБР РТ-20П (8К99). Информационная система «Ракетная техника».

11. Подвижный грунтовый комплекс «Темп-2С» с МБР 15Ж42

12. Н.Троицкий. С «Темпом» - к «Тополю»!, «Военно-промышленный курьер», №35 (151) 13 - 19 сентября 2006 года

13. Стратегическое ядерное вооружение России. Под редакцией П. Л. Подвига

14. Щербаков В., «Дубинки» межконтинентального значения, «Вокруг света», №4 (2799) 2007 г.

15. Mark Wade, Encyclopedia Astronautica» Temp-2S.

16. Северный космодром России. В 2-х томах / Под общ. ред. А.А.Башлакова. Мирный: космодром «Плесецк», 2007.

17. Боевые ракеты. Сайт КБ «Южное».

18. Завалишин Ю.К. Создание промышленности ядерных боеприпасов. Саров Саранск «Красный Октябрь» , 2007.

19. Платонов В. Жозеф Котин: создание оружия - битва умов.

20. Широкорад А.А. Энциклопедия отечественного ракетного оружия. Москва, «АСТ», Минск, «Харвест», 2003.

21. Качук Н., Чехута В. Крепя ракетно-ядерный щит отечества. Минск, Журнал «Армия» 2007 №1,2,4-6.

22. «Космосы» для штурма Америки.. Москва, Журнал «Новости космонавтики» 2000 №7-8.

23. SR M 77-10058JX - CIA - Memorandum - Soviet Strategic Offensive Systems (1977, 22 April).

24. Участие 43 ОНИС в обеспечении опытно-испытательных работ. 1971-1979 годы.

 

Вернуться к оглавлению...

Яндекс.Метрика