На главную сайта   Все о Ружанах

Владимир Бухштаб

 

Ударные "Темпы"
конструктора Надирадзе

 

 

Опубликовано:
«Независимое военное обозрение»
17.09.2004.

 

Об авторе: Владимир Игоревич Бухштаб - после окончания Ленинградского электротехнического института имени В.И. Ульянова (Ленина) работал в танковом КБ Кировского завода в Ленинграде, с 1970 г. - в Московском институте теплотехники, с 1976 г. - ведущий конструктор по комплексу "Пионер-К", затем - заместитель ведущего конструктора по комплексу "Тополь", в 1987-2000 гг. - заместитель начальника отдела боевого управления и защиты от несанкционированных пусков ракет.

 

Важнейшими элементами стратегического сдерживания в ядерной триаде России являются мобильные ракетные комплексы "Тополь". Но выросли "тополя" не за один день, а дорогу к ним проложил конструкторский коллектив во главе с Александром Надирадзе. Первым шагом на этом пути стали комплексы "Темп-С" и "Темп-2С".

 

НОВЫЙ КЛАСС ВООРУЖЕНИЯ

Александр Давидович Надирадзе родился 20 августа 1914 г. в городе Гори (Грузия), но вся его жизнь неразрывно связана с Россией. После завершения учебы в Московском авиационном институте он трудился в различных оборонных КБ. В 1958 году по рекомендации Сергея Павловича Королева он был переведен из КБ Владимира Челомея в КБ-1 и назначен главным конструктором НИИ-1.

НИИ-1 создано в 1946 году на окраине города Москва (на Березовой аллее) на базе каких-то ремонтных мастерских в структуре Министерства сельскохозяйственного машиностроения во исполнение ныне широко известного постановления Совета Министров СССР "Вопросы реактивного вооружения" от 13 мая 1946 года.

Занималось НИИ-1 разработкой относительно мелких боеприпасов: авиационных бомб, мин, торпед и т. п. Должности главного конструктора до прихода Надирадзе в структуре НИИ-1 не было.

Возглавлял НИИ-1 директор, разработку каждого боеприпаса возглавлял (курировал, координировал) ведущий конструктор. Кстати, широко известно в оборонных кругах НИИ-1 было потому, что его директором с момента основания до смерти в 1961 г. был Сергей Бодров, снятый до этого с должности заместителя министра сельскохозяйственного машиностроения личным приказом Иосифа Сталина.

В 1961 году Александр Надирадзе был назначен директором - главным конструктором НИИ-1 (в 1965 году переименованном в Московский институт теплотехники, ныне ФГУП "Московский институт теплотехники) и возглавлял его на протяжении 26 лет, до смерти в 1987 году.

С момента прихода в КБ-1 и особенно после 1961 года Александр Надирадзе сосредоточил усилия возглавляемого им коллектива на создании остро требовавшегося Советской Армии нового класса вооружения - мобильных оперативно-тактических ракет фронтового назначения как средства доставки ядерных боеприпасов на соответствующих театрах военных действий.

Естественно, что такие ракеты не могли по определению быть жидкостными из-за их низких боевых и эксплуатационных характеристик - большой срок подготовки к пуску, ограниченное время дежурства в заправленном состоянии, необходимость доставки к местам дислокации ракет и хранения там компонентов топлива. С другой стороны, твердотопливных пороховых зарядов требуемой мощности тогда ни в СССР, ни в мире не существовало.

Самоотверженно работавшему под руководством Бориса Жукова коллективу Люберецкого КБ "Союз" удалось создать требуемые пороховые заряды, однако большие сомнение вызывало даже теоретическая возможность сохранения стабильности характеристик, особенно при массовом серийном производстве.

В таких условиях была начата и пошла быстрыми темпами разработка ракетного комплекса "Темп". В этих условиях проявилась первая гениальная черта характера Александра Давидовича.

Не впадая в эйфорию от первых удачных пусков, не втирая очки военным заказчикам и руководству страны, он настоял на необходимости уточнения направления работ - переходу на смесевое топливо. Вообще, надежность, высокое качество предполетной наземной отработки, способность противостоять при этом любому административному нажиму типа "А чем мы встретим Первомай?", "Как прикажите доложить в ЦК (президенту)?" является до сих является "изюминкой" коллектива Московского института теплотехники.

В кратчайшие сроки был разработан и прошел летные испытания подвижный ракетный комплекс "Темп-С". Всего было изготовлено и находилось на вооружении Советской Армии с 1966 по 1987 годы более 1200 ракет.

Второй характерной чертой Александра Надирадзе было отсутствие боязни закладки в начале разработки предельных характеристик по всем параметрам не только ракет, ее зарядов, но и всех компонентов комплекса. А о его способности "выжимать" из смежников в процессе дальнейших работ все возможные и невозможные "соки" до сих пор ходят легенды.

Приведу только один пример. Для комплекса "Темп-С" коллективом КБ Минского автозавода под руководством Бориса Львовича Шапошника было специально создано 4-осное автомобильное шасси МАЗ-543. При собственной массе 20 тонн оно имело такую же грузоподъемность (соотношение 1:1).

Позже на шасси семейства МАЗ-543 (МАЗ-543А, МАЗ-543В, МАЗ-543М) были смонтированы десятки образцов вооружения и сегодня находящегося на вооружении в составе Сухопутных войск, войск ПВО, Ракетных войск и других. Широкое применение нашло это шасси и в народном хозяйстве. "Расплачивался" Александр Надирадзе с коллективом Бориса Шапошника, не выговорами или орденами, а квартирами, жилыми домами, умело выбиваемыми им из ЦК Компартии Белоруссии.

За создание комплекса "Темп-С" Московский институт теплотехники был награжден орденом Ленина. Александру Давидовичу, а также его первому заместителю Вячеславу Гоголеву и заместителю директора института по научной части и проектированию Борису Лагутину были присвоены звания лауреатов Ленинской премии.

Так уж случилось, что в дальнейшем Московский институт теплотехники далее тематикой по ракетам класса занимался только на бумаге, поскольку комплексу "Темп-С" так и не потребовалась замена в войсках. Продление гарантийных сроков комплекса обеспечило его длительную жизнедеятельность.

В дальнейшем разработку подвижных ракетных комплексов для Сухопутных войск меньшей, армейской дальности взяло на себя Коломенское КБ под руководством Сергея Непобедимого, создавшего в дальнейшем ракетные комплекса "Ока", "Искандер".

 

КОМПЛЕКС "ТЕМП-2С"

В 1965 году после снятия Никиты Хрущева была, как известно, восстановлена отраслевая система управления народным хозяйством. Также хорошо известно, что при этом была создана так называемая "девятка" - комплекс отраслевых оборонных министерств. Менее известно о закреплении функций этих министерств.

Не претендуя на полный анализ, автор позволит себе затронуть только один аспект, имеющий отношение непосредственное к теме настоящей статьи - создание подвижных ракетных комплексов стратегического назначения. С одной стороны, космическая и боевая ракетная тематика отошли к вновь созданному Министерству общего машиностроения, с другой - все коллективы, имеющие хоть какой-нибудь опыт в создании подвижных ракетных комплексов, вошли в воссозданное Министерство оборонной промышленности.

Как говорится, круг замкнулся.

Нельзя сказать, что Минобщемаш не пытался заняться твердотопливной и подвижной ракетной тематикой. Был разработан и в конце 60-х годов на полигоне Капустин Яр успешно прошел испытания комплекс 8К96 с твердотопливной ракетой средней дальности (индекс пусковой установки - 15У15), разработанной в КБ "Арсенал" (главный конструктор - Петр Тюрин).

Без объяснения причин на вооружение Советской Армии комплекс не был принят. Примерно в те же сроки на полигоне Плесецк проходил летные испытания комплекс 8К99 с межконтинентальной ракетой, разработанной в КБ "Южное" под руководством Михаила Янгеля.

В отличие от ракеты 8К96 ракета 8К99 (индекс пусковой установки 15У21) имела смешанную комплектацию - первая ступень ракеты была твердотопливной, вторая - жидкостной. Начальный период летных испытаний был отмечен целым рядом неудач, в связи с чем соответствующим правительственным решением летные испытания были прекращены.

Михаилу Янгелю было разрешено дострелять оставшиеся ракеты, однако, несмотря на то что еще около 10 пусков прошли успешно, судьба комплекса была предрешена.

В те же сроки Сергей Павлович Королев, принципиально отказавшийся в отличие от КБ Михаила Янгеля и КБ Владимира Челомея от перехода в жидкостной ракетной технике на гептил и прочую "отраву", сделал попытку соревноваться с ними в боевой ракетной тематике.

Был разработан шахтный ракетный комплекс 8К98 (8К98П) с трехступенчатой твердотопливной ракетой межконтинентальной дальности (стартовая масса - 51 тонна). Пусть и с некоторыми трудностями, комплекс прошел летные испытания на полигоне Плесецк в испытательном управлении под командованием полковника Петра Щербакова.

Далее, поскольку не являлся непосредственным участником событий, цитирую по книге "Полигон особой важности" (Москва, изд. "Согласие", 1997 г.).

"4 ноября 1966 года в 11 часов по московскому времени боевым расчетом Отдельной инженерно-испытательной части под командованием Ю.А. Яшина, при техническом руководстве инженеров-испытателей и главных специалистов Полигона был осуществлен пуск ракеты РС-12. Это был первый испытательный пуск на полигоне…

Летные испытания ракеты РС-12 после модернизации продолжались до января 1972 года, был проведен пятьдесят один пуск. В течение экспериментального дежурства испытательным управлением было осуществлено сто сорок два учебно-боевых пуска ракет этого класса".

Комплекс 8К98П был принят на вооружение Советской армии и развернут в основном в ракетной дивизии в районе г. Йошкар-Ола.

Однако серийное производство ракет 8К98П было минимально - около 60 ракет. Дальнейших попыток вернуться к твердотопливной (до конца 70-х годов) и подвижной (грунтовой) тематике предприятия Минобщемаша не делали.

И вот при полном скептицизме Минобщемаша ("много таких") и нейтральном равнодушии Миноборонпрома ("не наш профиль") Александр Надирадзе ставит перед собой и коллективом задачу: "Создание подвижного грунтового комплекса с твердотопливной ракетой межконтинентальной дальности с моноблочной головной частью".

Назад Оглавление Далее

 

Яндекс.Метрика