На главную сайта   Все о Ружанах

В. П. Титаренко

Записки шофёра заправщика

© Copyright: В.П.Титаренко, 2011.
Свидетельство о публикации.

При перепечатке ссылка данную страницу обязательна.

Маскировка

 

Несколько слов о маскировке. Маскировкой занималось специальное подразделение, созданное при штабе соединения. Обновлялось оно – раз в году, с наступлением весны (видимо это подразделение работало по графику и в/ч 44141 обслуживалась примерно в период с 20 марта и до 20-25 апреля). В указанное время в часть приезжает бригада человек 508. В зависимости от объема работ (от подразделений им в помощь выделяются люди, примерно столько же. В качестве маскировки применялись сети с крупной ячеей, примерно 20х20 см (сеть из крученной нити, чтобы не соврать, диаметром 5-6 мм) и привязанных к ней проволокой по краям ячейки кусков полихлорвинила зеленого цвета (куски ПХВ разной формы – прямоугольные, треугольные, неправильной конфигурации проколоты и привязаны медной проволокой, бывает и крупной ниткой, но тонкой). Такие сети длиной, чтобы и здесь не соврать, длиной от 5-10-20 м на специальных кронштейнах натягивались над зданиями или объектами. В зависимости от изношенности сети менялись полностью или частично. Снятые сети маскировщики увозили в ремонт, а «новой» сетью восстанавливалась маскировка. Насколько я помню, маскировались следующие объекты (имеется ввиду маскировочными сетями): хранилище и МИК, командный пункт и хранилища топлива (последние – это объекты подземные, но тем не менее над ними натянуты сети), находящиеся между стартами (на фото Д-15), а также стоянка азотных станций АДС-50 в аппарелях (Д-16), компрессорная станция (примерно Ж-15, внизу). Еще на технической зоне два здания, точно не помню какие – это в районе хранилищ ракет – одно из них это склад запчастей к ракетам и пусковым столам (я лично там видел шарик подшипника пускового стола) ну, наверное, и другого оборудования для стартового комплекса. Второе здание – это гараж тягачей МАЗ-535 их на балансе каждого старта по два: один для установщика, другой для транспортировки ракеты из хранилища на старт (на фото эти здания в квадрате И-15,16). Вне технической зоны сетками были накрыты здания стоянки заправочных агрегатов ракетными топливом (3 здания, стоящие треугольником, на фото К, Л-10,11). Пространство вокруг пускового стола обоих стартов маскировались специально изготовленными «саночками», изготовленными из уголка 10х10 мм или 15х15 мм в виде прямоугольника длиной 80-100 мм, высотой 50 см; по углам этой «саночки» приварены четыре трубки, высотой 25-300 мм и диаметром трубы 50-60 мм, в которые вставляются настоящие, срубленные ёлочки, сосны, пихты и т.п. нужного диаметра. Часть таких ёлочек маскировщиками изготовлялись искусственно: обыкновенная палка нужного диаметра, крестообразно набитые на неё поперечные «ветки» разных размеров и на эти «ветки» способом навивки накручивается нитевой шнур с кусочками полихлорвинила (получилась ёлочка). Вот эти маскировочные саночки хаотично устанавливаются вокруг стола и прилегающей зоне, т.е. в диаметре метров 20 (в общем столько, чтобы открытая бетонка вокруг пускового стола и подъездных к нему путей была замаскирована. Зимой это делается сравнительно быстро – санки катаются по снегу легко, а летом тащить «санку» по бетонке не совсем удобно, но тем не менее стартовики (а это их работа) этим занимались успешно. На жилой зоне никакой маскировки не было, кроме дизельной станции (сетка на крыше здания). Сергей Александрович, я тебе говорил и подтверждаю сейчас, что при обследовании нашего объекта (в/ч13991), кем не знаю, было определено, что маскировочный материал – ПХВ дает сильное световое отражение (от солнца) и тем самым демаскирует объект. Было принято решение (руководством объекта) о замене ПХВ, не дающего отражение, а пока заменять его по мере износа естественным материалом – еловым, сосновым и другим природным лапником или порослью хвойных деревьев. При мне новых маскировочных материалов найдено не было.

 

Распорядок дня

 

Попробую вспомнить как проходил учебный процесс за время моей службы. Согласно расписанию занятий:

 подъем 7-00, с 7-00 – 7-30 утренняя гимнастика (летом, а зимой, как правило, вместо неё уборка снега, которого в тех краях в избытке), далее 7-30 – 8-00 личная гигиена (умывание, обливание, заправка постели, чистка обуви, обмундирования, воротнички и т.д.). 8-00 – 8-30 завтрак. Далее занятия:

 8-30 – 9-00 понедельник и четверг – политинформация

вторник, пятница, суббота – строевой тренаж (выше ногу, шире шаг)

среда – химтренаж (понятно – противогаз одеть, противогаз снять и т.п.)

 9-00 – 14-00 занятия по классам (помню, что во вторник и пятницу – политзанятия по 2 часа, среда – 2 часа занятия по ОМП и ХЗ (оружие массового поражения и химическая защита), остальное – занятия по материальной части.

 14-30 – 15-00 обед (в армии это самое приятное, правда, не только обед, но завтрак и ужин; кстати, я уже тогда получал сливочное масло – 10 г на завтрак, но в нашей части давали его через день по 20 г, два раза в неделю – среда и суббота в обед кисель и гороховый суп и среда – суббота и воскресенье – кино; если это все совпадало – это праздник).

 15-30 – 19-30 – работа на технике – чистка, мойка, ремонт, регулировка и т.п.) под руководством зам.по теха нач. отделения (кстати, это я так обозвал эту должность, а формально она называлась по иному, я не помню как, но по смыслу эта должность именно зампотех) и двух сержантов (я забыл сказать, что в каждом отделении группы имеется по штату 2 сержанта: один из них руководил расчетом шоферов, другой – расчетом операторов и заправщиков).

Четверг после завтрака с 9-00 до 11-00 полковой развод и смена боевого дежурства; с 11-00 до 14-00 – занятия по материальной части. После обеда с 15-00 до 20-00 комплексные занятия на старте с выездом техники на боевую позицию (четный четверг – левый старт, правый – по нечетным дням). Один раз в три месяца – комплексное занятие на обеих стартах.

 20-30 – 21-00 ужин

 21-00 – 23-00 личное время

 23-00 – отбой (как говорится в присказке: «бог создал отбой и тишину, а черт – подъем и старшину»).

Кстати, о старшине. При мне старшиной был срочник – это в нашей группе, в группе левого и правого старта – тоже. Два человека в нашей группе, заканчивая второй год службы в 64 году, подали рапорт для перевода их на сверхсрочную службу на этих же должностях – оператор заправки (просьба их была удовлетворена и они с казарменного положения, получив оба звания мл. сержанта, перешли жить в офицерское общежитие при в/ч). А вообще сверхсрочников в части было мало – наших двое, да человека четыре зав. складами (вещ. и прод.), вольнонаемные – несколько женщин – это в офицерской столовой и в санчасти. Это было отступление, продолжу про занятия.

 

Комплексные занятия

 

Комплексные занятия – это взаимодействие всех служб, готовящих ракетный комплекс к пуску, т.е. совместные действия всех профессий стартовых служб и службы заправки. Комплексные занятия идут планово, поэтому выдвижение личного состава и техники ведется по отдельному графику, командование осуществляется командирами задействованных подразделений. Ракета вывозится (из хранилища) на старт, устанавливается в боевое положение без головной части. Дальше всё по расписанию подготовки изделия к пуску стартовыми службами, потом по команде подаются заправочные средства на позицию (до этого они стояли вне старта), производится заправка ракеты, если нужно – дозаправка её. По окончании этих операций, заправочные агрегаты удаляются с позиции. Вот примерно такой порядок учений при проведении занятий на позиции одного старта. Сразу оговорюсь, что все указанные выше работы проводятся согласно установленного регламента и фиксируются по докладам всех исполнителей, т.е. такое учение проходит как «сухой тренаж», т.е. выполняется по времени и продолжительности любой операции, но без выполнения настоящих действий. Так, скажу про группу заправки: заправочные средства с места стоянки (три корпуса в квадрате К,Л-10,11) доставляются к месту заправки их из хранилищ (квадрат Е-15 верхний угол – это для окислителя, и Д-15 для горючего), выдерживается время залива 3-х заправщиков одновременно, включая сборку шлангов и подключение их к заливным стоякам и обратно разборку после заполнения (это время не должно превышать не более 30 мин.). Потом после въезда заправщиков на позицию фиксируется время сборки и подсоединения шлангов к ракете, время заправки, дозаправки, откачки топлива из шлангов и разборки их (это время не должно превышать 20 мин.). Естественно, что всё это хорошо и красиво на бумаге, в действительности всё более банально.

 
 
Комплекс Р-14У (8К65У). Прибытие "заправщиков"
на стартовую позицию. Так это было и на Р-16У...

Комплексное занятие не обеих стартах (раз в три месяца) с вывозом, установкой двух ракет с пристыкованными к ним головными частями. Головки доставлялись из в/ч 14083 на спецмашинах МАЗ-501 в термочехлах[023]. Пристыковку головок производили с помощью специального гидравлического крана – последовательно сначала для левого старта, потом правого (левый старт находится дальше от хранилища ракет, поэтому вывоз ракет по стартам сдвинут минут на 15-20). Далее подготовка ракет к пуску на обоих стартах идет по расписанному раннее графику (заправка заправщиков для левого старта таким образом опережает заправку для правого старта). Эти занятия тоже плановые.

Головная часть Р-16У в спецмашине.

На площадке 5 имелись следующие средства оповещения: сигнальное устройство типа «сирена», установленное где-то в районе штаба полка (на фото – это квадрат М-8, нижняя левая часть его). Кстати, о «сирене»; примерно до лета 63 г., то есть до времени, когда стало ясно, что объект сдан Пеньковским[024], сиреной как средством объявления тревоги на объекте пользовались, после этого объявлять тревогу сиреной было запрещено (объяснялось, что её звук – а она действительно мощная была – в тихом морозном воздухе слышен очень далеко – примерно в 45-50 км от площадки 5 располагались деревни, я это знаю точно, потому что мой земляк, из автовзвода из одной из них возил молочные продукты и другие для офицерской столовой; вторая простая причина – это то что теперь поселок «Стройдеталь», фактически леспромхоз и зачем ему «сирена»). Для объявления «тревоги» до конца моей службы существовала «оперативная связь», которая находилась в распоряжении оперативного дежурного из состава дежурной смены полка и , динамики которой, установлены в каждом подразделении. Третье устройство связи – телефон; аппараты в каждой казарме, у дежурного и дневального по подразделению. Да ещё – посыльный у дежурного по штабу дивизиона или полка.

Средства связи и оповещения на стартах: шлемофонная связь солдата со своим командиром, командира со своим вышестоящим начальником и т.д.; «громкая» связь через динамики, установленные на стартах; ну и мегафонная связь у наблюдающих и высоких начальников. Забыл – дополню, о применении «сирены»; пользоваться ею только в экстренных случаях и особой опасности, угрожающей площадке (нападении, возможно, резких изменений погоды и т.п.) – это не я придумал, кстати, а кто управлял сиреной ? Я не знаю.

Оперативный дежурный (находится на командном пункте стартовой площадки в бункере) объявляет тревогу, естественно, в любое время суток, произносит такие слова: «Говорит оперативный дежурный – тревога, всем занять боевые посты!» И вот тут, интересно, так было до создания «Стройдетали», а когда она появилась стала команда: «Занять рабочие места!» Снова объяснялось леспромхозом, если кто-то, где-то, когда-то услышит, то подумает: после перекура рабочие леспромхоза пошли включать деревообрабатывающие станки. И эта команда была до реформации полка – «нового» полка, а после снова стала как была до этого. Я не знаю, что переменилось в этом плане, если поменялось руководство полка, то руководство выше – вроде бы нет. Но тем не менее.

Итак, каждый солдат, услышав команду «тревога» и «занять посты», в спешке поднимается (если спал), одевается, получает личное оружие (автомат) у дежурного по подразделению и противогаз. Сержанты строят людей и бегом направляют их (сами тоже) на свои боевые посты. У каждого они свои. Примечательно, что заправщикам это недалеко метров 400 от казармы, а вот например «левому старту» от казармы метров 950 до технической зоны, правому – чуть меньше. Транспорта при этом нет, этот вопрос постоянно поднимался, но так и не решался. Заправщики, добежав до места стоянки техники, раскрыв ворота и прогрев двигатели 5-7 мин. (хотя по инструкции прогрев двигателя должен быть до температуры воды не менее 60°С) направляются на техническую зону и устанавливают заправщики под заливные штуцера топливом из хранилищ. Дальше – уже описывалось выше. Забыл вот что «тревога» объявляется, когда действительно экстренное, или опасное состояние на площадке, и когда может быть, руководство хочет проверить как в этой ситуации действует личный состав. Когда проводятся плановые учения (то ли на одном старте, то ли на двух) таких сообщений не делается, всё идет по отдельно утвержденному графику.

После формирования нового полка, в сентябре – октябре 64 г.[022] проводилась инспекторская проверка. Руководством (каким? не знаю) было решено произвести боевую заправку ракеты обеими компонентами топлива на левом старте. Учения эти считались плановыми и были проведены, точно не помню, но по-моему в декабре 64 г. (мороз были ~ 20-21*С). В общем, признали работы с оценкой хорошо. Заправка гептилом прошла действительно нормально, а вот при заправке окислителем приключился конфуз. Заправку 1-й ступени производят от двух заправщиков через специальный штуцер-тройник, центральный штуцер которого присоединяется к ракете, а два других соединены шлангами с заправщиками; оба эти соединения имеют обратный клапан, который не допускает слива жидкости обратно в заправщик при остановке насоса.

Я сейчас не помню, да, в общем, я и не мог знать, почему один заправщик включился в работу раньше, чем второй (хотя это и не противозаконно), а не штуцере от неработающего заправщика оказался неисправный обратный клапан; соответственно азотная кислота (вернее, какая-то часть её обратным ходом (давление от работающего заправщика) через неплотность обратного устройства перетекала в емкость неработающего заправщика, заполнила свободное пространство (рабочий объем меньше чем геометрический ~ 2-3 м3) и через разрывную пластину на емкости стала вытекать из неё и по сферическому боку (емкости) попадала на крышку открытого шкафа ЗИПа на заправщике, а из горизонтально расположенной крышки стекать на бетонку старта.

Надо ж такому случиться, оператор этого же заправщика оказался под крышкой и на шлем ему (шлемофонная связь) попала кислота, а из шлема несколько капель на щеку. Он, правда, сразу среагировал, рядом была нейтрализационная машина (щелочью она не заправлялась) и он смыванием водой смыл кислоту и этим предотвратил сильный ожог (впоследствии, слабые следы химического ожога остались и, наверное, навсегда). Заправку ракеты остановили, определили неисправность, заменили штуцер (на каждом заправщике он имеется в ЗИПе). Далее заправку продолжили, т.е. комплексное занятие проведено было до конца и полностью. Потом процедура слива топлива из ракеты по тому же тракту, что и залив её с принудительным подрывом обратных устройств. Инцидент, описанный выше, широкой огласки не получил; просто случай был детально разобран со всеми операторами и заправщиками обеих отделений, указаны не доработки при подготовке оборудования к работе (кстати, этот злосчастный штуцер вообще никогда не проверялся, да и вообще он был как деталь, которая нужна при заправке, а что с ней надо делать никто и инструкций не читал). Какова далее судьба ракеты, которую заливали компонентами топлива, я не знаю[025]. Как её нейтрализовали, сушили? Скажу только, что заправочные коммуникации (шланги, в основном штуцеры) в случае работы с топливом, после промываются водой обильно и потом подвергаются сушке горячим воздухом (в отделении было четыре воздушных компрессора с паровым калорифером; привод компрессора от бензинового двигателя, кстати, «Волговского»; вся эта установка – передвижная).

 

Наша работа

 

Я не помню, писал или нет, экипаж заправочного агрегата окислителем (горючим тоже) состоит из 3-х человек: оператор заправки (кстати, ефрейторская должность), далее заправщик (рядовой) и шофер-заправщик (рядовой), который обязан участвовать в подготовке коммуникаций к заправке, т.е. помогать заправщику собирать шланги, злосчастные штуцера и прочее. Заправочные шланги металлические герметичные (СРГС-100мм, есть и других диаметров) стыкуются между собой фланцевыми соединениями с фторопластовой прокладкой (кислотостойкой, марку не помню) и стягиваемых четырьмя болтами. Прокладка разового пользования, т.е. если она побывала в контакте с топливом, её следует выбросить.

 
 
Комплекс Р-14У (8К65У). Заправка ракеты.

Как я уже говорил, по окончании заправки, рукава нейтрализуются, сушатся и после этого укладываются в ЗИПе заправщика. Водитель подогнав заправщик на позицию, обязан подключить его к электроснабжению – или от генератора, имеющегося на тягаче (привод через коробку отбора мощности от главного двигателя тягача, или от сети электроснабжения всей технической зоны от ЛЭП энергосистемы страны. Кстати, генератором практически никогда не пользовались, почему не знаю, не было команды (руководил зампотех). Поэтому, поставив агрегат на позицию (на старте имелась разметка установки заправщика, правда зимой она закатана снегом и льдом), водитель достает из специального колодца (на старте их три для окислителей и три для горючников) кабель трехфазного напряжения 380 В и с помощью штекера подсоединяет его к электроколонке заправщика, а далее идет на подмогу заправщику.

Вот это участие шофера в подготовке к заправке ракеты и дает ему право на льготную демобилизацию (2 года). Вот когда срок службы стал 2 года, как тогда с этим делом? не знаю. Или ракеты на жидком топливе себя изжили? или и срок льготного стажа стал ниже не 2 может 1,5 г. Сергей Александрович, во время моей службы, находясь в коридоре, так сказать главного штаба полка (это где кабинеты ком. полка, его заместителей, нач. штаба) я видел плакаты, на которых изображены закордонные ракеты с технической характеристикой каждой; так вот, помню, что ракета США «Атлас» (стартовый вес 150 тонн, дальность стрельбы – 10 тыс. км – я подумал, что это равная нашей Р-16), ракета США «Титан» (дальность стрельбы тоже 10 тыс. км, стартовый вес или 140 или 145 т, снабжена как и «Атлас» жидкостным двигателем, тоже по весу родня нам но у нас дальность 12,5 тыс. км), ракета «Минитмен» Великобритании, не помню её характеристик, помню только, что дальность намного меньше – 6-8 тыс. и что она снабжена твердотопливным ракетным двигателем. Видимо, тогда уже были веяния, что ракеты дальнего действия (как наша) не очень себя оправдывают, один раз их рассекретив, имею ввиду их местоположение, они постоянно будут под прицелом, да ещё, жидкое топливо привязывает к себе весь комплекс. Меня всё время тогда интересовал вопрос: для чего нужны заправщики – техника, люди и лишние заботы, когда хранилища рядом, на стартовой зоне – да проложи трубы и заправляй прямо из хранилища. Мне отвечали офицеры (наши) что такая технология разработана выше, она общая для всех используемых в то время ракетных систем и хранилища топлива не везде рядом[026]. На вопрос о твердом топливе, ответ был таков: говорить об этом рано, т.к. такой вид топлива ещё разрабатывается и получив его нужного качества, возможно будет внедряться в такое вооружение как у нас, а пока это дело будущего.

Как я уже писал в отделении окислителя – шесть заправщиков, значит шесть тягачей МАЗ-537. 5-я площадка в/ч 44141 стала на боевое дежурство если я не ошибаюсь в начале 1962 года[027] и была снабжена тягачами МАЗ-537 1960 года выпуска (это я видел на табличке кабины; правда не в курсе, их получали новыми, или уже где-то эксплуатировавшиеся). Ну и представь, боевая машина, сколько она наездила или сколько отработала моточасов? Но как бы там ни было в 1964 году примерно в марте месяце прибыли на площадку 5-б шесть МАЗ-537, совершенно новеньких. Через месяц примерно, после оформления, проверки и обслуживания эти машины были введены в строй, а «старую» технику также отправили на 5-б и там они стояли примерно до октября – ноября месяца, к ним добавилось ещё шесть с 24-й площадки, 12 машин были погружены (нашими силами) на ж/д платформы (2 шт. на каждой) и отправлены в Минск, прямо на МАЗ (сопровождали груз – нач. отделения Шишмерев и два солдата-шофера). Новые тягачи имели идентичную со старыми техническую характеристику, единственно, что между первым ÷ вторым мостами и третьим ÷ четвертым на новых имелась площадка для удобства обслуживания генератора, вообще, удобно подниматься к стыковочному узлу тягача. В общем, в замене техники, я лично видел и чувствовал заботу государства о РВСН.

 

*  *  *

Яндекс.Метрика