На главную сайта   Все о Ружанах

В. П. Титаренко

Записки шофёра заправщика

© Copyright: В.П.Титаренко, 2011.
Свидетельство о публикации.

При перепечатке ссылка данную страницу обязательна.

Командование и службы полка

 

Долго и нудно всё это описывал, что помню, а теперь время сказать, кто командовал «большим полком» (сразу скажу, что инициалов не знаю, как ни горько).

4 ИУ. Полковники Щербаков П.П -
начальник управления,
Илькаев В.С. – начальник политотдела,
Субботин В.В. - начальник отдела планирования.

 командир полка – гвардии полковник Гуща[013], ему тогда, на мой взгляд, было лет 48-50, он тоже выходец из Костромской дивизии;

 зам. командира полка – подполковник Косарев, этот моложе, ему лет 42-48;

 зам. командира полка по политчасти – подполковник Илькаев, не то чуваш, не то мордвин, розовощекий с постоянной улыбкой, настоящий замполит, тоже лет 42-45;

 зам. командира полка по тылу – подполковник Клейко, этот наоборот хмурый, серьезный мужик, ему на взгляд можно было дать 52-55 лет;

Епифанов В.И.,
с 1970 по 1976 гг. -
начальник штаба
в/ч 63551.

 начальник штаба полка – подполковник Палкин, рост – метр с кепкой, под носом усики, въедливый мужик, которому угодить совсем не просто, а просто невозможно; лет 45-47;

 зам. начальника штаба – майор Епифанов[015], сказать ничего не могу, он как то мало был виден, лет 40-43;

Молотков Г.П. - начальник
группы режима секретности
среди офицеров штаба полигона.
Август 1977 года.

 нач. оперативного отдела – капитан Молотков[015б], лет 40, как говорили в народе «гебист». Все кто попадался с нарушением секретности при переписке с домом (письма) все проходили через этого капитана – угрозы были, но серьезных последствий нет;

 нач. строевой части – капитан Гвоздев, лет 35-37;

 нач. автотракторной службы – капитан Богданов, тоже 35-37; круглолицый, «морда красная»;

 нач. продовольственной службы – капитан Баталов, какой-то замученный мужик с нервным лицом, хмурый на вид, от всех прячется как будто боится чего-то, лет 40-42;

 нач. химической службы – капитан Широков, высокий, широкоплечий мужик лет 45;

 инженер полка – капитан Максимов; я его видел раза 1,5 – он был ответственным дежурным, и видимо плохо знал площадку и попал в район пилорамы и скотного двора, а выйти оттуда не знал как, так его скотник – солдат и вывел оттуда. Говорили, что у него кабинет в штабе полка, а на какой-то из площадок 24-й или 25; думаю, что скорее всего на 25-й; а вот какая его функция я не знаю, но после реформирования полка его не стало, во всяком случае в в/ч 44141 (я имею ввиду не человека, а должность).

К сожалению руководителей других служб полка (да и служб тоже) не знаю и не помню.

Хочу сказать, что кроме вышеперечисленных служб полка были и другие. Так, были, автовзвод (сюда входили водители транспортных средств, ремонтной службы), хозяйственный взвод (повара солдатской столовой, кладовщики продовольственной и вещевой служб, скотник), инженерный взвод (уборка дорог от снега техникой – трактор ДТ-54 – один, один С-100, грейдер и др., пилорама для распиловки строительного леса). Командир хозвзвода и автовзвода не помню (один – ст. л-нт, другой – капитан); командир инженерного взвода – капитан Якунин. В части был музыкальный взвод, другие службы клуба, библиотека, фотолаборатория. На территории 5-й площадки было офицерское общежитие – для дежурной смены дивизиона, общежитие женщин (их было человек 20, призвавшихся где-то в марте 63 года). Женщины служили, в основном, в узле связи (призывались они тогда сроком на два года, по желанию могли оставаться на сверхсрочную службу; кстати, человек 5-6 из них вышли замуж за офицеров). В части была санчасть с медицинским персоналом человек 8-10. Командовал ею капитан – фамилия вроде бы не сложная, но память не зафиксировала. Офицерская столовая обслуживалась вольнонаемными и сверхсрочниками, наряд из солдат ежедневно выделялся из 2-х человек для уборки помещения и прилегающей территории. При въезде в расположение 5-й площадки и при въезде на техническую зону имелись два КПП. Пропуск по специальным пропускам – такая синяя картонка без фото (фото в военном билете) с фамилией и инициалами, кодом подразделения и штампиками – один разрешает въезд в жилую зону, другой – на техническую зону (естественно, второй штамп был только для боевых подразделений). Ну, и ещё немалое подразделение – это подразделение, обслуживающее котельную, её коммуникации, углеподачу, а также производящее ремонт котлов и тепловых сетей. В эту роту входили также водонапорная башня и все водяные системы и канализация. Называлось это подразделением ЭТР (энерготехническая рота). Командовал ею майор – фамилию не помню, но он не русский, из Средней Азии (узбек, таджик, киргиз) и мне казалось, что ему лет 60, такой он на лицо казался и ходил, как говорят, пятками вперед, а ступни в разные стороны. Дизельная мотор-генераторная – я не знаю к какому подразделению она относилась, сколько и кто её обслуживал, да и за всю мою службу она раза два работала, видимо, в холостом режиме – перебоев с подачей электроэнергии на 5-ю площадку я не помню, да их и не было (тогда РВСН для страны были важны нужны).

 

«5-я площадка»

 

Теперь постараюсь описать 5-ю пусковую площадку, как самостоятельный полк – войсковая часть 44141 после 01 июля 64 года.

В состав этого полка входили следующие подразделения:

 левый старт под командованием капитана Чекина; в это подразделение входили все стартовые расчеты: стартовики, двигателисты, электрики, наводчики и др. (всех не знал и вдобавок забыл);

 правый старт – командир капитан Груздев; боевые расчеты такие же как и в левом старте; помню, почему-то, капитанов Суслопарова и Шмарева из правого старта (наверное, потому что они были уже в возрасте и казались «дедами»);

1-й слева - м-р Груздев Александр Александрович;
3-й слева - к-н Чекин Евгений Захарович.
Уже в качестве проверяющих
на итоговой проверке БСП-5 в/ч 68543,
Где-то 1970-1971 гг. [см. прим. 15в]

 группа заправки, состоящая из двух отделений до 01.07.64 г., а после даты из трех отделений ( я выше писал, что после реорганизации «технической роты» в состав группы заправки вошли расчеты хранения топлива, воздушной компрессорной и азотной станции и образовали третье по счету отделение; руководил этим отделением ст. лейтенант Лопахин; было в этом отделении ещё два офицеров, фамилии их я не запомнил).

 +) Первое отделение группы – отделение «окислителя» объединяет 6 расчетов (или экипажей) по три на каждый старт. Экипаж – это три человека (оператор заправки, заправщик и шофер-заправщик); командир отделения до 01.07.64 г. лейтенант Шишмарев Юрий Владимирович, зам. по технической части лейтенант Мухаметзянов, позднее появился третий офицер в отделении, я точно не помню должность, но примерно, как оператор пульта заправки на командном пункте стартовой площадки – это был лейтенант Грицина П.В.

После 01.07.64 г. примерно в сентябре этого года Шишмарев Ю.В. ушел из группы заправки (оказывается, он давно мечтал уйти вообще из армии, ссылаясь га здоровье; правда, здоровяком он не выглядел – небольшого роста, тщедушный мужичок; со слов у него отец – генерал и служил в Москве) и был переведен в группу ЭТР (котельная).

После этого командиром отделения стал л-нт Мухаметзянов, зампотех Грицина, а третий, новенький, лейтенант Карбышев (наверное соотечественники Мухаметзянова). Заправочный агрегат 8Г-139 транспортировался тягачом МАЗ-537; геометрический объем заправочной бочки 25 м3 (плотность окислителя АК-27И 1,78-1,80 кГ/дм3), рабочий объем – 23 м3, окислитель в ракету качается центробежным насосом ДПМК-100 (производительность 100м3/ч)4 имеется в агрегате и вспомогательный поршневой насос ПВН-4 для откачки продукта из шлангов по окончании заправки. Два агрегата качают окислитель в первую ступень, один – во вторую. Время основной заправки 10-12 мин. одновременно в обе ступени; время дозаправки 3-4 мин (время дозаправки определяется на командном пункте в зависимости от различных параметров: дальности полета, ветра, давления и др. атмосферных данных на период полета, точно сказать не могу, но могу сказать, что дозаправки может и не быть). В отделении есть две нейтрализационных машины (на каждый старт одна) – бочка 5м3 с щелочным генератором на базе ЗИЛ-157.

МАЗ-535

 +) Второе отделение группы заправки – «отделение горючего» аналогично первому. Шесть агрегатов заправки 8Г-140 (по три на каждый старт) транспортируется тягачом МАЗ-529. Геометрический объем бочки – 18 м3, рабочей – 16 м3 (плотность гептила (диметилгидрозина) – 0,790 – 0,793 кг/дм3); по времени заправки – так же как сказано выше; также 2 агрегата на первую ступень, один – на вторую. Заправочные агрегаты как окислителя, так и горючего в местах их дислоцирования (стоянки) стоят порожними; при получении сигнала «тревога» агрегаты перемещаются к заправочным стоякам (3 шт.) на технической зоне (я уже писал выше) – место между стартами, на восток стояки окислителя, на запад – горючего и заправляются компонентами горючего одновременно из соответствующих хранилищ. Во втором отделении также две нейтрализационных машины, аналогичные выше сказанным, только в этом случае щелочь не нужна, т.к. гептил просто растворяется в воде. Командир 2-го отделения сначала был ст. лейтенант Белый (примерно в мае 64 г. он демобилизовался по здоровью), зам.потехом у него был ст. лейтенант Масалыга Виталий Павлович, заодно учившийся в военно-политической академии (в 1966 г. он должен был её закончить); после ухода Белого он стал командиром отделения, лейтенант Бегишев стал зампотехом, а лейтенант, фамилию которого не помню, пультистом заправки горючим.

МАЗ-537Г

 +) Третье отделение группы после его передачи из технической роты майора Товкеса вошло в состав после 01.07.64 г.

Командовал группой подвоза и заправки горючего с 15.04.63 г. и до конца моей службы – о6.04.65 г., сначала, капитан Жулдыбин Юрий Карпович, а с 23.02.1965 г. – майор Деловой, спокойный, доброжелательный офицер, если не сказать, что имевший большой авторитет, но что авторитетный человек и среди офицеров, и среди солдат. Он уже был в возрасте тогда (50-52 года) и наверное, вскорости, из армии ушел, ну, это мое предположение (он говорил постоянно, Вы – солдаты – всё моложе, а я всё старею – надо не задерживаться, пока не поздно; ему дали звание «майор», а у него не было никакого военного образования, просто человек после войны остался в армии).

 Отделение регламентных работ, отдельное подразделение, занимающееся обслуживанием ракет; командир Лебедев – капитан;

МАЗ-529

 Энерготехническая рота полка под командованием капитана Якунина (он ранее был командиром технического взвода и теперь этот взвод влился в ЭТР); занималась обслуживанием и ремонтом котельной;

 Автохозвзвод полка – командиров не помню – занимался автоперевозками грузов, а также обслуживанием личного состава полка;

 Узел связи сам за себя говорит, командиров не помню;

 Другие службы те же, что перечислены были выше, то есть существовавшие до перестройки в 1-м дивизионе. Да и вообще, если посмотреть, то реформировались боевые подразделения того «большого» полка, а вся обслуга существовала отдельно в каждом дивизионе.

 

1-й дивизион

 

Сергей Александрович, я забыл сказать раннее о командовании 1-го дивизиона (т.е. до 01.07.64 г.):

 командир дивизиона майор Воротников, лет 48-50, сухопарый мужчина с четким, зычным приказным голосом, взгляд тяжелый, исподлобья;

Генерал-майор
Василий Васильевич
Курбатов.
2009 г.

 зам. командира дивизиона майор Курбатов[015a], лет 40-42, с зычным голосом, всё время с палкой ходил и постоянно появлялся в местах, где его не ждут; говорил, что я Ростовский, т.е. это сейчас был бы земляком, а тогда я был с Кубани;

 замполит дивизиона, фамилию не запомнил, но звание было капитан, лицо помню отлично, а с фамилией не повезло;

 нач. штаба дивизиона майор Литманович;

 зам. нач. штаба майор Семенов )этой должности не было, но когда реформировали, вернее расформировали «батарею заправки», то ее командира майора Семенова надо было куда-то деть, так и появилась эта должность).

Других офицеров дивизиона я не помню, а о некоторых упоминал раннее.

 

 

Командование полка с июля 1964 г.

 

Теперь командиры «нового» полка.

П-к Булычев
Федор Александрович.

 Командир полка полковник Булычев[016] (звали Федор, отчество забыл), раннее работал в штабе соединения, не знаю кем, и учился в академии генерального штаба; чтобы получить дальнейшее продвижение по службе (звание и должность) ему был необходим двухгодичный стаж работы в качестве командира полка; возраст у него был примерно 42-45, неудобно говорить, но выправки армейской вообще не было, такой, знаешь, председатель колхоза, как в старых фильмах и разговор ему соответствующий – колхозный. Полковник Гуща на его фоне выглядел намного «полковнистей», такой, толстоватый, но бравый, четкий и авторитетный.

 Зам. командира полка подполковник Курбатов (очередное звание получил после 23.02.65 г.)

 Зам. командира полка по политчасти майор Сверкаев, новый в полку человек, лет 38-40 от роду; запомнился тем, что по любому поводу проводил митинги (например, полетел в космос корабль в 64 году из трех человек – Комаров, Егоров, Феоктистов – митинг, прилетел тоже митинг, сняли Хрущева (64 г.) – митинг, ну, 7-е ноября и бог велел. Митинги проводил на «лобном» месте – на площадке перед клубом; кстати все полковые сборы и смены дежурства происходили здесь же (раннее всё это, кроме митингов, конечно, было на площадке перед штабом 1-го дивизиона (на фото – квадрат К12)).

 Зам. командира полка по тылу майор Шестаков;

 Нач. штаба полка – подполковник Воротников (звание получил сразу после назначения на эту должность; кстати сразу после назначения, примерно, с октября 64 года и до самого моего дембеля его на службе не было, говорили что заболел и слег в госпиталь, потом говорили, что его послали на учебу какую-то).

 Зам. нач. штаба полка был назначен с 01.07.64 г. капитан Молотков, раннее в «большом» полку – нач. оперативного отдела; во всё время отсутствия на службе Воротникова, он был назначен ВРИО нач. штаба.

 Начальником оперативного отдела назначили нового офицера части – капитан Папин, лысый дядька, рыжий, лет 43, замученный на вид.

 Начальников финансовой службы был назначен майор Финников, раннее служивший в финчасти «большого» полка финансистом. Кстати, майор Финников был избран после реформации «большого» полка, секретарем парткома полка.

 Поменялся нач. продслужбы; вместо Баталова стал тоже капитан – фамилию не помню, но человек новый. Остались при своих должностях: Богданов – нач. автотракторной службы и к-н Гвоздев – нач. строевой части; других изменений в кадровом составе не помню.

 

Служба на 5-й площадке

 

Теперь попробую описать распорядок, режим службы на 5-й площадке в/ч 44141. Как раньше я писал, что служил я на ней с 21.01.63 по 06.04.65 г. с перерывом на учебу в г. Котовск[032] (всю службу учился то на сборах по месту, то вот в Котовске с 25.05.63 по 27.11.63) и считался в командировке, поэтому мне зачелся этот период при определении срока службы при работе с агрессивными жидкостями; согласно приказа № 00101 от 19.08.63 такой срок устанавливался 2-мя годами, они у меня истекли 6 апреля 63 г. (кстати, это был первый дембель после приказа 00101 т.к. призыв 1961 г. хотя и попадал в эту льготу, но не мог быть демобилизован из-за отсутствия замены, но надо сказать, что этот набор, служивший в группе заправки, был демобилизован в сентябре-октябре 1964 года именно по льготному приказу, т.е. до общего приказа Министра по увольнению, который выходил где-то в ноябре каждого года).

Итак, почти полгода я не был в в/ч 44141; что произошло за это время? Еще в Котовске, помню, перед фильмом (основным) нам показали документальный о предательстве Пеньковского[024]. Естественно, в этом кино конкретно, что предал этот господин не было сказано. Я конечно и не догадывался, что наш объект (ракетное соединение 13991) тоже попал в список сданных врагу. Узнал это по приезде, вернее, по возвращении. Уезжал просто из площадки №5 – секретного объекта, а приехал в поселок «Стройдеталь»[018]. Правда, было сказано, что секретность объекта остается, мы продолжаем вести боевое дежурство, но объект в/ч 13991 превращается в третий ракетный полигон[019] (первые два, если я не ошибаюсь – Тюритам[020] и Копьяры[021]). Табличка с названием поселка (вернее указатель) «Стройдеталь» был установлен непосредственно перед въездом в в/ч, перед КПП. Других изменений не было, маскировка соблюдалась в том же порядке и на тех же объектах. В подтверждение того, что хотя объект остался военным, но уже и не совсем совершенно секретным. В июле-августе 63 г. (точно я не помню) со стартовой площадки № 24 был осуществлен запуск ракеты в район Тихого океана[022]. Об этом я узнал в Котовске из письма моего товарища (он был тогда в батарее транспортировки), который написал, что читай газету, по моему «Правда» от такого-то числа (раньше, о пусках, во всех центральных газетах писалось короткое сообщение примерно следующего содержания: «Правительство СССР сообщает, что в связи с такой-то договоренностью с территории СССР такого-то числа будут осуществлены запуски РСН дальнего действия в район Тихого океана с такими-то параметрами. Правительство СССР предупреждает о невозможности нахождения в этом районе любых плавсредств и пролета авиасредств».

Пуск ракеты 8К64У из шахтной ПУ

Вот такое сообщение и было в этой газете и относилось оно непосредственно вот к пуску ракеты Р-16У из 24 площадки. Опять же, по словам, после пуска через полчаса пришла радиограмма из Генерального штаба или из штаба РВСН, не знаю, что поставленная задача выполнена на хорошо и коллективу объекта 13991 объявлена благодарность.

И еще небольшая деталь, летом 63 года пущена в эксплуатацию солдатская столовая, кирпичная, светлая, чистая (до этого столовая располагалась в одной из казарм барачного типа (на фото – это квадрат Л-05); к ней перпендикулярно пристроена кочегарка, отапливаемая дровами. В новой столовой (квадрат К-06) необходимость в кочегарке исчезла, т.к. котлы (типа автоклава) нержавеющие, с паровым обогревом (в старой столовой котлы – обычные казаны, закрываемые большой крышкой вручную, по-моему их было пять). В новой столовой имелась посудомойка электрическая (правда, часто ломалась и тогда, простите, рукомойка), в овощном цехе была картофелечистка, овощерезка и другая утварь столовая, да и тот факт, что объект новый, просторный, светлый, пол кафельный (а не дощатый, как в старой) вызывало приятные ощущения как работающих в ней (повара были солдаты срочной службы, да и сам наряд по кухне тоже), так и посещающих её.

На переднем плане:
начальник 1-го отделения
заправщиков окислителем
группы заправки 593 рп (в/ч 44141)
л-нт Мухаметзянов Амир Хакимзянович

Как раньше писал, полковые разводы происходили каждый четверг на пятачке перед штабом дивизиона, и на дороге, ведущей на техническую зону и пятачке перед караульным помещением. Правильнее сказать, что по сути это был дивизионный развод и смена боевого дежурства, но т.к. на 5-й площадке находился штаб всего полка, то и их называли полковыми. Командовал разводом командир дивизиона, принимал рапорт кто-то из руководства полка (то ли командир полка, или его заместители, то ли нач. штаба или его заместитель; ни разу не был на разводе зам. по тылу под-к Клейко, он чисто какой-то гражданский, в полном смысле завхоз). Далее шла формальная процедура смены части офицерского состава от каждого боевого подразделения, заступают на боевое дежурство и в течение недели не имеют права выезда из расположения, живут в офицерском общежитии, являются ответственными дежурными в своих подразделениях круглосуточно.

Рядовой и сержантский состав в полном объеме (формально) заступал на боевое дежурство каждый четверг, при этом здесь же на разводе производилась перекличка каждого (как на вечерней поверке). Официальная часть полкового развода заканчивалась тем, что комполка или кто-то от него говорил: «Дежурной смене полка на боевое дежурство заступить» (видимо, издавался приказ еженедельно на это и к нему прикладывались списки солдат, сержантов и офицеров, заступивших на дежурство в какой-то период времени. После официальной части развода далее шло, так сказать, разное и в первую очередь о нарушении правил переписки, правил поведения, нарушения устава и т.п. Перед праздниками зачитывались приказы о награждениях, поощрениях, вручались значки, дипломы, удостоверения и прочее. Здесь же на разводах зачитывались приказы по ракетным войскам, а также выдавались сведения конфиденциального порядка. Кстати, о конфиденциальности и секретности. Товарищ, служивший со мной в одном отделении (окислителя), правда на год меньше в 64 году написал домой, что «мы 19 ноября отметили свой праздник – день артиллерии и ракетных войск». Не знаю через день или два после отправки, его вызывают в оперотдел, показывают письмо (нач. этого отдела был к-н Папин) слова в кавычках подчеркнуты красным карандашом. Дальше, правда без последствий, проведена работа, разъяснения и отдано в приказ по части. Но бдительность в этом плане не терялась, поражался тому, что тысячи писем проверялись всё-таки цензурой – в общем это и правильно, хотя и затратно.

Генерал-майор В.В.Курбатов.
50 лет Плесецкому полигону.

Я отвлекся, по окончании развода – прохождение торжественным маршем мимо больших командиров и даже по второму кругу – прохождение с песней (правда это не всегда, если на разводе был Гуща – он этим не страдал, сразу после официальной части развода уезжал, но если был Палкин, то всё – по полной программе и по несколько раз – уж очень он любил командовать). После формирования нового полка на всех разводах практически был сам командир полка Булычев и его зам. Курбатов при этом. Курбатов тоже очень любил покомандовать и помуштровать людей. Как я уже указывал теперь лобным местом стал «пятачок» у солдатского клуба. Там проходили не только разводы, но и митинги по случаю, проверка и смена внутреннего караула и даже первое время – вечерние проверки полка и потом с песней, как говорится по домам (длились вечерние поверки – в теплое время с 01.07.64 примерно месяца три, а потом постепенно сошли на нет, а разводы и смена караулов продолжались и далее).

 

*  *  *

Яндекс.Метрика