На главную сайта   Все о Ружанах

 

Владимир Платонов

 

ИЗБРАННЫЕ
СТАТЬИ

После катастрофы

 

© «Зеркало недели. Украина»
Публикуется с разрешения редакции Zn.ua

 

Наш адрес: ruzhany@narod.ru

 

ПОСЛЕ КАТАСТРОФЫ

«ZN.UA». Зеркало недели. Украина. 2000 г. №45

 

Как ни старались наши вожди сохранить в тайне катастрофу 24 октября 1960 года, ее масштабы и последствия, информация о ней все же просочилась «за бугор» — западные радиостанции сообщили об этом событии.

Там, конечно, не поверили сообщению Центрального комитета КПСС и Совета Министров СССР об «авиационной катастрофе», ставшей причиной гибели заместителя министра обороны, Главнокомандующего Ракетными войсками СССР главного маршала артиллерии Митрофана Неделина. У западных аналитиков на то были основательные причины.

В октябре 1960 года Ракетным войскам СССР исполнилось всего десять месяцев. Боевое дежурство несли два ракетных полка, оснащенных ракетами Р-5М с дальностью стрельбы 1200 километров, и пять полков с ракетными комплексами Р-12 (дальность стрельбы 2000 километров). Принятая на вооружение межконтинентальная ракета Р-7А (январь 1960 г.) имела дальность стрельбы восемь тысяч километров, но из ракетного полигона Тюра-Там она «не дотягивала» до Америки, поэтому в строжайшей тайне на севере страны в районе города Плесецка Архангельской области для нее построили четыре боевых старта. Но и это не решало проблему обороны страны, так как королевская «семерка» (Р-7А) приводилась в боевую готовность минимум за девять часов, а в заправленном состоянии могла находиться считанные часы...

Страна остро нуждалась в настоящем боевом стратегическом оружии. В ОКБ Михаила Янгеля создавалась новая межконтинентальная ракета Р-16 (проектная дальность — 13 тысяч километров, время приведения в боевую готовность исчислялось минутами). Именно поэтому руководство страны так торопило конструкторов и изготовителей с отработкой ракеты Р-16. Постановлением правительства 8 марта 1960 года (строго секретно, особая папка) председателем Государственной комиссии по испытаниям ракеты Р-16 (8К64) назначили Главкома РВСН главного маршала артиллерии Митрофана Неделина.

Никогда до этого первые лица — министры, председатели госкомитетов, главкомы — не возглавляли госкомиссии по испытаниям новых образцов оружия. Подобного не было даже при испытании первой водородной бомбы (август 1953 г.) или во время запуска первого в мире искусственного спутника Земли (исторические события!).

Для чего понадобилось обремененного массой проблем главкома только что созданных Ракетных войск назначать еще и председателем Госкомиссии по испытаниям ракеты Р-16? Вроде бы все было логично: ракета стратегического назначения нужна стране как воздух, в обороне страны ей придавали исключительное значение, и кому, как не главкому, решать ее судьбу. В роли председателя Госкомиссии вес и авторитет Неделина сыграли свою роль...

Среди многих причин катастрофы 24 октября 1960 года (технических, политических, субъективных) была еще одна, на мой взгляд, весьма существенная — ошибка в назначении председателя Госкомиссии. Неожиданно и парадоксально? Но в той критической ситуации, если бы председателем Госкомиссии был не главком М.Неделин, мне кажется, по-иному вели бы себя заместители председателя М.Янгель, Л.Гришин, К.Герчик и другие члены Госкомиссии. Все они в известной степени зависели или подчинялись главкому, исполняли его приказы. С главкомом не спорили, ему не могли возражать подчиненные, он находился возле заправленной ракеты, подавая пример бесстрашия окружавшей его свите военных. Главком требовал решительных действий — он сам выполнял персональное поручение Первого секретаря ЦК, а Первый был первым не только в партии, он возглавлял Совет Министров СССР, был Главнокомандующим Вооруженными силами СССР, председателем Совета обороны страны — словом первым лицом государства.

До сих пор ракетчики считают Митрофана Неделина лучшим главкомом Ракетных войск из всех, кто впоследствии занимал этот пост, хотя он и был в должности всего десять месяцев.

 

 

Похороны Митрофана Неделина состоялись на Красной площади 27 октября.

Из репортажа ТАСС. «Правда». 28 октября 1960 г.

«От Центрального комитета КПСС и Совета Министров СССР на траурном митинге выступил Фрол Козлов, член Президиума ЦК КПСС:

— Провожая сегодня в последний путь своего героического сына, Коммунистическая партия, наш народ, воины Советской армии и флота непоколебимо уверены в том, что великое строительство коммунизма, укрепления могущества нашей советской держава, постоянного совершенствования Вооруженных сил, которому товарищ Неделин отдал всю свою яркую, кипучую жизнь, одержит новые победы.

Петр Демичев, первый секретарь Московского городского комитета КПСС:

— Сейчас мощным трудовым порывом охвачена вся наша страна, готовясь достойно встретить 43-ю годовщину Великого Октября. Множатся ряды передовых борцов за коммунизм — бригад и ударников коммунистического труда. И каждый новый трудовой подвиг, новое открытие в науке и технике будут памятью о славном борце, павшем на боевом посту, маршале Неделине.

Родион Малиновский, министр обороны СССР, маршал Советского Союза:

— Вся жизнь и деятельность Митрофана Ивановича Неделина — образец беззаветного служения Родине, великим идеалам коммунизма. В ярчайших успехах советского народа, создающего материально-техническую базу коммунизма, он видел залог дальнейшего неуклонного повышения оборонной мощи Родины... Безвременная смерть вырвала из наших рядов боевого соратника, крупного военного деятеля, воина-гражданина, беззаветно преданного великому делу коммунизма.

Под звуки траурного марша урна с прахом М.И.Неделина замуровывается в Кремлевской стене. На мраморной доске золотыми буквами высечена надпись: «Митрофан Иванович Неделин. 9.XI.1902 — 24.Х.1960.» Звучит Государственный гимн СССР. Раздаются залпы артиллерийского салюта».

 

 

На похоронах М.Неделина присутствовали все члены президиума ЦК, кроме Н.Хрущева. Почему «ракетчик номер один» отсутствовал — неизвестно, сам Никита Сергеевич в своих «Воспоминаниях» эту щепетильную тему обошел стороной... На похоронах не было и Леонида Брежнева, недавно избранного председателем президиума Верховного Совета СССР (май 1960 г.), который еще продолжал курировать «оборонку» и лично опекал Ракетные войска СССР. Ключевой фигурой в создании ракетного оружия был председатель Военно-промышленной комиссии (ВПК) Дмитрий Устинов, но и его на похоронах не было...

Полагаю, западные аналитики, анализируя этот феномен, пришли к выводу, что троица «идеологов» ракетного вооружения (Н.Хрущев, Л.Брежнев, Д.Устинов) отсутствовала не случайно — за «авиационной катастрофой» скрывалась очередная кремлевская тайна. Так и было на самом деле...

Строго секретно
(особая папка).

№П308/22
тт.Брежневу и Козлову.

Выписка из протокола №308 заседания Президиума ЦК от 25 октября 1960 года.

Вопрос Министерства обороны.

Утвердить комиссию в составе тт.Брежнева, Гречко, Устинова, Руднева, Калмыкова, Сербина, Гуськова, Табакова и Тюлина для расследования причин катастрофы и принятия мер в воинской части 11284.

Секретарь ЦК.

 

Документ был оформлен, когда члены Государственной комиссии уже прилетели в Тюра-Там и приступили к расследованию причин катастрофы.

 


Яндекс.Метрика