На главную сайта   Все о Ружанах

1964 год

В 1964 г. продолжались мероприятия по изменению оргштатной структуры полка:

в наземных дивизионах были сокращены технические батареи, имевшие в своём составе по два отделения проверок ракет. Вместо технических батарей в каждом наземном дивизионе было сформировано по одному отделению регламентных работ (ОРР), помимо них было ещё одно ОРР в 3-ем дивизионе. ОРР возглавляли: 1-Демьяненко, 2 — В. Агапов, 3 — Мазай. В 1966 г. ОРР второго дивизиона в полном составе убыло в Ужур (к Данильченко). В полку на два наземных дивизиона осталось одно единственное отделение (Демьяненко, Ю. Смирнов). Оно вошло в службу главного инженера полка. Сокращение технических батарей, а затем и ОРР второго дивизиона увеличило нагрузку на офицеров, так как объём проверок остался прежним.

в марте 1964 г., с целью обеспечения надёжной охраны БСП, в штаты каждого дивизиона вводится рота электротехнических заграждений и минирования (рэзм), в составе трёх взводов каждая. Командиры рэзм: 1 — Абдулин, 2 — Сизов, 3 — Андреасян. На рэзм были возложены функции непосредственной охраны и обороны, включая установку и обслуживания технических средств охраны и мино-взрывных заграждений. С этой целью в штате рэзм были специалисты по эксплуатации и регламенту технических средств охраны.

От традиционных способов охраны, с назначением караулов от стартовых батарей, перешли к охране караулами, назначаемыми от рэзм. Изменилась и сама система охраны. Если в первые годы в качестве ограждения по периметру БСП были установлены обычные заборы из 12 нитей колючей проволоки, а затем и система «Сосна», то в 1964 г. проводились многочисленные мероприятия по качественному усилению охраны и обороны БСП. Караульные помещения были приспособлены к ведению боя, появились стационарные убежища для личного состава, созданы инженерные заграждения с техническими средствами поражения.

В штабах были составлены планы охраны и обороны, намечены рубежи обороны, определён состав сил и средств. По периметру БСП, в пределах видимости друг друга (по секторам), были оборудованы огневые точки, которые занимались личным составом батарей при занятии высших степеней боевой готовности. На подступах к БСП выставлялись дозоры и патрули. Во всяком случае, так было на бумаге. Надо признаться и в том, что такая чёткая система предполагалась только на БСП. Жилая же зона практически не охранялась, разве только была огорожена ржавой колючкой — заходи, не бойся. Даже в ночное время жилая зона не патрулировалась, если только добросовестный дежурный по части пройдёт один раз. В случае необходимости, отделение «дебильных диверсантов» могло запросто вывести из строя весь дивизион. С одной стороны серьёзные войска и задачи соответствующие, а с другой стороны непонятное отношение к охране жилой зоны.

Элементы системы технических средств охраны и обороны:

 
 

малозаметное препятствие (МЗП, «сетка Карбышева») это несколько метров тонкой проволоки, уложенной на землю таким образом, что в ней образовывались петли, которые затягивались при попытке пройти через неё;

забор из колючей проволоки в 12 нитей с предупредительными табличками;

техническое средство слежения — система К-55 «Сосна».

Визуально это просто забор из колючей проволоки в 32 нити, с козырьком, установленный на изоляторах на 2-х метровых бетонных столбах. Забор был подключен к пульту в караульном помещении. При касании проволоки руками — выдавался сигнал с указанием зоны (сектора) нарушения;

сигнальные системы «Графит» и «Тантал».

«Графит» — это сигнальная система обрывного действия из тонкой медной проволоки с датчиками, которая рвалась от любого прикосновения, тем самым сигнализируя зону срабатывания. Фактически проволока постоянно рвалась от падающих веток, чем вызывало напряжение в караулах.

Система «Тантал» — это отталкивающее напряжение, которое не убьёт, но будет больно.

 

высоковольтная сетка П-5 (в последующем П-100), которая формировала шаговое напряжение, от которого шансов выжить не было даже лосю.

П-100 — обычная сетка «рабица», напоминающая рыболовную сеть из стальной оцинкованной проволоки с ячейками100х100. Сетка устанавливалась на столбах высотой 2 метра, была наклонена вовнутрь градусов на 30, и не доставала до земли 40-50см. (некоторые, не сталкивающиеся с шаговым напряжением, пытались под ней пролезть). По всей длине сетка была заземлена специальными заземляющими электродами, длиной 1 метр.

В начальный период электрическое заграждение в постоянной боевой готовности работало в дежурном режиме с напряжением 220 в. Перевод в боевой режим (1700-1830в.) предусматривался в высших степенях боевой готовности или при нападении на БСП. По обеим сторонам сетки, на расстоянии 5 метров (общая зона в 10 метров) от неё

— забор обычной колючки на малых колышках для защиты караулов от случайного попадания на сетку;

мино-взрывное заграждение «Кактус».

Надо отметить, что в мирное время использовались только сигнальные ракеты.

Все системы работали чётко, исправно, регистрируя все нарушения. Был и печальный случай: 20 сентября 1973 г. на сетке погиб рядовой Кулий (УС полка), возвращающийся из самовольной отлучки.

25 апреля в 3-ем дивизионе, в целях повышения готовности каждой пусковой установки, особенно при подготовке второго пуска ракет, а так же для более чёткой организации боевого дежурства, были реорганизованы три стартовые группы и сформированы четыре группы подготовки и пуска (ГПП).

Командирами ГПП были назначены:

1 — Ф. Жуковский (он же считался замом командира дивизиона),

2 — Фарафонов,

3 — В. Малышев,

4 — А.Краснов (начальник 3-го отделения 4-ой батареи).

В 1964 г. в период завершения строительства БСП, в дивизионах было развёрнуто интенсивное строительство зданий и сооружений жилищного предназначения. Интенсивное строительство объектов дало возможность ввести в строй котельные, дизельные, теплотрассы, водопроводы, артскважены, канализационные сети, обеспечить электроснабжением жилые городки. В жилых зонах дивизионов было начато строительство капитальных кирпичных казарм, было завершено строительство солдатских и офицерских столовых, бань, офицерских общежитий, во 2-ом дивизионе — здания штаба полка. На БСП 3-го дивизиона, в пределах спецограждения был построен домик для отдыха свободного дежурного расчёта. В Добеле-2 шло строительство домов для офицерского состава.

В будущем, не малую роль в строительстве несложных, но необходимых, зданий сыграл хозяйственный способ ведения работ. Это — солдатские чайные, спортивные залы, складские помещения, пристартовые домики, плацы, свинарники и теплицы. Благоустраивались временные (ставшие постоянными) сборно-щитовые казармы, освобождённые строителями. Их обкладывали кирпичом. Благоустраивались и внутренние помещения казарм, КП, учебных классов, общежитий и кабинетов. В этом большая заслуга командования полка и дивизионов, которые смогли найти общий язык с местными властями. Из Риги везли ДСП, фанеру, вагонное оборудование, мебель, радиодетали и т.д. Из Акмене — кирпич и цемент. На местных пилорамах производили распиловку леса (хотя это категорически запрещалось). Находили взаимопонимание и с автохозяйствами, от них удавалось получить списанные автобусы. Налаживались деловые связи с колхозными хозяйствами, где заготовляли сельхозпродукцию на зиму. Конечно, всё это предоставлялось не за красивые глазки: где-то использовали шефские связи, но в большинстве случаев — рабочую силу военнослужащих и, безусловно, дружеские отношения. В Ригу дорожку проторили офицеры-связисты и в первую очередь — Г. Емикеев.

 
 

В период с 16 сентября по 8 октября в армии работала комиссия Главной инспекции Министерства обороны, Главного политического управления СА и ВМФ, Генерального штаба Вооружённых Сил и Главного управления кадров. Комиссию возглавлял главный инспектор МО Маршал Советского Союза К.С. Москаленко (с 1960 г. по 1962 г. — главком РВСН), лично посетивший 867 ракетный полк в период с 22 по 25 сентября.

 

 

В ходе инспекции проверялось состояние боевой готовности полка: выполнение учебно-боевых задач по проведению первого и последующего пусков на БСП; вывод дивизиона и сборочной бригады в УЗПР (организация марша, занятие УЗПР, оборудование полевых стартовых позиций с установкой СП-6, приведение дивизиона в установленную степень боевой готовности, выполнение мероприятий по видам боевого обеспечения); организация боевого дежурства в третьем дивизионе.

Инспекцией было отмечено: «В полку ракетное и специальное вооружение, техника обеспечивают выполнение боевых задач и имеют удовлетворительное состояние. Боевое дежурство и эксплуатация вооружения и техники организована в соответствии с требованиями Боевых уставов, наставлений и приказов. Боевая выучка находится на должном уровне. Морально-политическое состояние военнослужащих и воинская дисциплина — удовлетворительны».

Вывод: 867-ой ракетный полк (командир полка полковник М.П. Данильченко) и 1054-ая ремонтно-техническая база (начальник ртб полковник М.Е. Репин) боеспособны и готовы к выполнению боевых задач.

22-го сентября полк посетил командующий войсками ПрибВО генерал-полковник И.И. Гусаковский.

 

В конце года, в результате реализации предложений комиссии ГКРВ, сделанных в 1963 г. в ходе проведения на 4 ГЦП испытаний по многократной заправке боевой ракеты (в этом испытании принимал участие первый дивизион нашего полка) в войска поступила учебно-тренировочная ракета (УТР) Р-12Д, которая, по сути, являлась имитатором ракеты Р-12, позволяющая проводить многократные заправки и сливы КРТ. После проведённых главкомом РВСН Маршалом Советского Союза Н.И. Крыловым сборов руководящего состава Ракетных войск на базе Елгавского полка с показом реальной заправки ракеты КРТ, с 1965 г. начались регулярные плановые комплексные занятия (КЗ) с заправкой КРТ. Планировалось по 2 комплексного занятия в год на каждую стартовую батарею. Одно КЗ — летом, второе — зимой, одно — ночное, другое — дневное.

 

 

1965 год

 

12 января главнокомандующим РВСН был введён Боевой устав Ракетных войск (для полка МКР и дивизиона рсд с наземными пусковыми установками). Он определил предназначение РВ, основы их боевого применения, порядок подготовки и ведения боевых действий, требования к организации боевого управления и всестороннего обеспечения.

В полку началась кропотливая работа по практической отработке и внедрению в жизнь положений Боевого устава, разработке документации, переходу к несению боевого дежурства дежурными сменами, способными самостоятельно решать задачи до прибытия офицерского состава из жилых городков. С этой целью в наземных дивизионах из офицерского состава четырёх стартовых батарей, солдат и сержантов, подготовленных к работе за офицеров, создавалась дежурная смена, способная вместе с остальным личным составом батареей подготовить и провести пуск ракет из постоянной боевой готовности.

Разрабатывался состав дежурных смен КП и УС в постоянной боевой готовности, определялся порядок приёма и сдачи боевого дежурства, осмотров и проверок ракетного и специального вооружения, технических систем. Определялся объём и содержание работы командиров и штабов по контролю несения боевого дежурства. На КП проводилась работа по подготовке командиров дежурных сил и номеров боевого расчёта КП к несению боевого дежурства.

Весной в наземных дивизионах произвели забор КРТ в подвижные ёмкости. В связи с изменением в исходном состоянии личного состава и техники перешли на режим несения боевого дежурства по новым графикам. Время пуска из постоянной боевой готовности устанавливается 4 часа 27 минут.

Боевые готовности

Наземные пусковые установки

Шахтные пусковые установки

Исходное
положение л/с,
ракетного и
специального
вооружения

Время пуска (час)

Исходное
положение л/с,
ракетного и
специального
 вооружения

Время пуска (час)

Р-12Н

Р-14Н

Р-12В

Р-14В

Постоянная

В ПР находятся дежурные смены б/расчетов рдн. Ракеты без ГЧ — в хранилищах рдн. ГЧ в СГ-5 — в хранилищах ртб. КРТ - в стационарных емкостях.

4,27

4,12

В ПР находится дежурная смены б/расчетов рдн. Ракеты с пристыкованными ГЧ — в СГ-5 установлены в ШПУ, наведены на цель и подготовлены к заправке.

0,48

0,40

Повышенная

Весь л/с рдн и сббр ртб находится в ПР. ГЧ пристыкованы к ракетам и подготовлены к транспортировке на ПУ.

1,55

2,11

Весь л/с рдн и сббр ртб находится в ПР, дежурные смены — на рабочих местах. Положение ракет и ГЧ — без изменения.

0,28

0,24

Повышенная
1-й степени

Ракеты установлены на пусковые столы, наведены на цель и подготовлены к заправке. КРТ — в подвижных емкостях у пусковых столов.

0,33-0,35

0,28-0,30

Полная

Ракеты заправлены и приведены в максимальную степень готовности к пуску.

0,20-0,22

0,20-0,22

Ракеты заправлены и приведены в максимальную степень готовности к пуску.

0,20

0,20

 

В период с мая по декабрь боевые расчёты наземных и группы подготовки и пуска шахтного дивизионов освоили заправку УТР боевыми КРТ.

9 мая 1965 г. полк достойно встретил 20-ую годовщину Победы над фашистской Германией.

В целях воспитания героических и боевых традиций воинского прошлого приказом министра обороны №55 от 3 05 1965 г. в списки 8-ой стартовой батареи навечно зачислен Герой Советского Союза гвардии ст. сержант Алексей Иванович Красильников, пулемётчик 156-го гвардейского стрелкового полка 51-ой гвардейской стрелковой дивизии.

 

В июле перед полком была поставлена новая задача — первому ракетному дивизиону занять полевой район и организовать там 30-ти суточное экспериментальное боевое дежурство с боевыми ракетами и полным комплектом заправочных средств. В процессе боевого дежурства отработать новые графики подготовки и пуска ракет из различных степеней боевой готовности. В УЗПР были оборудованы стартовые позиции с использованием СП-6, развёрнута техника, оборудованы сооружения для её укрытия. Боевые ракеты размещались в полевых палатках. Осуществлялся жёсткий контроль состояния КРТ. В ходе дежурства проводились учебные занятия, обслуживание техники, отрабатывались вопросы организации охраны и обороны, борьбы с ДРГ противника, действия по сигналам оповещения. Отрабатывались вопросы всестороннего боевого и тылового обеспечения (см. Рылова).

Это учение положило начало дальнейшим периодическим выходам наземных дивизионов на УБСП в полном составе на 3-4 дня, как в летний, так и в зимний периоды обучения. При выходах в полевой район отрабатывались учебно-боевые задачи из различных степеней боевой готовности и решались вопросы всестороннего боевого и тылового обеспечения. Вот далеко не полный перечень сроков выходов дивизионов.

1 дивизион — август 1969 г., март 1970 г., апрель 1973 г., 1977 г.

2 дивизион — июнь 1967 г., зима 1969 г., март 1971 г., июнь 1972 г., зима 1978 г.

Выходы дивизионов в полевой район и организация там боевого дежурства в течение 3-4 суток были одной из наиболее сложных задач для полка.

Во-первых. При свёртывании наземного оборудования необходимо было свернуть наземную кабельную сеть (НКС), а её можно было сворачивать только после того как будет погружен пусковой стол на установщик и отключены генераторы. Вся НКС, это многожильный, в резиновой изоляции кабель длиной более 100 метров, который требовалось вручную намотать на несколько металлических катушек (барабанов), имеющих до 1-го метра в диаметре. При этом необходимо было соблюдать осторожность, чтобы не расколоть крышки штепсельных разъёмов, т. к. трещина или скол на них — ЧП, кабель не допускался к эксплуатации. А такие случаи были (см. Рылова). Одновремённо с укладкой НКС переводились в походное положение, укладывались и закреплялись все агрегаты наземного оборудования. Даже боевые ракеты боезапаса, которые, как правило, в полевые районы не вывозились, готовились к транспортировке. Ведь с боевого дежурства батареи не снимались, только снижалась готовность их к пуску, за счёт увеличения времени на доставку ракет. Дивизион должен был быть готов к выполнению боевых задач в любой ситуации. Это накладывало на всех дополнительную ответственность. В полевой район вывозили учебную ракету, всё остальное оборудование и снаряжение, в том числе и боевые КРТ. Вот только остаётся открытым вопрос — производили ли в полевом районе реальную заправку ракет? Точного ответа я ни от кого не получил, говорят, что такую ответственность на себя никто не брал.

Во-вторых. Совершение марша. Дорога в полевые районы проходила через населённые пункты, через железнодорожный переезд. И на каждом маломальском перекрёстке, в населённых пунктах надо было выставлять регулировщиков и дозоры. Мощная техника создавала много шума. Жители хуторов не спали и наблюдали из окон (что не поощрялось) за этим передвижением. Последняя колонна — ракеты. А так как ночи короткие, то колонна с ракетами шла на рассвете. Женщины приступали к дойке коров, выпускали скот на выпас. Вот тебе и легенда прикрытия. К тому же дорога в полевой район была на всех — одна, как и выезд из ОПР, хотя второй, запасной, выезд во всех документах фигурировал. На дороге развернуться до самого Добеле было негде. Любое происшествие на дороге (например, мост Шкаликова), останавливало все колонны. Да и перемещение колонн по единственной дороге было чревато последствиями в случае нападения ДРГ противника или одного сумасшедшего. К сожалению, других дорог не было. Так и ездили в вечном ожидании чего-то не предсказуемого.

В-третьих. В самом полевом районе не разбежишься. Должна была быть чёткая регулировка заезда автотранспорта и расстановка техники.

 

Ну и может быть последнее — это то, что оставлять полевой район необходимо было в первозданном виде. Земля ведь была не отчуждённая, и требовалось было соблюдать все установленные нормы экологии.

В ноябре 1965 г. вместо полковника М.П. Данильченко командиром полка был назначен подполковник Леонид Васильевич Орехов.

М.П.Данильченко довелось командовать в самое сложное время — время становления полка и постановки его на боевое дежурство. Он имел уравновешенный характер, обладал хорошими организаторскими способностями, был коммуникабелен, остроумен, строг и справедлив по отношению к подчинённым, корректен в обращении со старшими.

С полка он был назначен заместителем командиром дивизии МКР в Домбаровский, а с 25. 10. 69 по 20. 05. 75 гг. командовал дивизией МКР в Алейске, где и получил звание генерал-майор. В дальнейшем он был начальником ЗЦКП РВСН. Очень жаль, что его уже нет среди нас.

Проводы М.П.Данильченко,
Ноябрь 1965 года

Первый ряд: л-т Ефремов — ст. оператор 3 отд. 8 сбатр, м-р Милованов — командир 6 сбатр, м-р Пармон — командир 2 д-на, полковник М.П. Данильченко — командир полка, м-р Жуковский — нач. 1 отд 5 сбатр, м-р Тимофеев — зпч 2 д-на, м-р Жаворонков — нач. связи полка, к-н Пискунов — командир ЭРР 2 д-на.

Второй ряд: л-т Глухих — ст. оператор 3 отд 8 сбатр, ст. л-т Соловьёв — ? к-н Денисов — нач. авто службы д-на, к-н Котляров — нач 3 отд 6 сбатр, ст.л-т Воронин — нач. 1 отд 7 сбатр, ст. л-т Ященко — нач. ОПД 2 д-на, ст. л-т Чумаченко — ст. оператор 3 отд 7 сбатр, м-р Усольцев — нач УС, ?, ?, л-т Шапошников — врач д-на.

Третий ряд: ст. л-т Бункевич — нач 2 отд. 7 сбатр, ст. л-т Дрогин — нач 2отд. 5 сбатр, ст. л-т Арсеев — оператор 3 отд, к-н Ермолин — ст. Инженер 2 д-на по заправке, ст. л-т Арапов — нач 2 отд 6 сбатр, ст. л-т Севрук — нач 1 отд 6 сбатр, ст. л-т Скульбеда — зам командира ЭРР, ст. л-т Рузанков — ст. оператор 4 отд 6 сбатр, ? ,ст. л-т Махмудов — нач связи д-на, ? , к-н Сизов нач. 4 отд 5 сбатр, к-н Поддубный — нач 1 отд 5 сбатр, к-н Татаринов ст. инж д-на по двигательному отделению.

 

 

1966 год

 

В 1966 г. продолжались работы по совершенствованию организации боевого дежурства, освоению и внедрению в практическую деятельность требований и положений Боевых уставов и наставлений. Отрабатывались вопросы боевого дежурства в полевых районах, вопросы боевого и тылового обеспечения. При проведении ТСЗ и КЗ больше стало уделяться внимания решению тактических задач, тренировкам в условиях радиационного, химического заражения. Решались вводные по устранению технических неисправностей и повреждений специального вооружения. В боевых расчётах отрабатывались задачи сокращённым составом. Отрабатывались приёмы скрытого управления с применением документов СУВ.

Три боевых расчёта (1-ая ГПП — в феврале, 8-ая батарея — в июне и 1-ая батарея — в сентябре) успешно провели учебно-боевые пуски ракет на ГЦП, где проверялясь готовность к пуску ракет по сокращённым графикам, отрабатывалась методика обучения солдат и сержантов работе за офицеров.

 

 

1967 год

 

С 1-го января Ракетные войска перешли к несению боевого дежурства по новым боевым графикам.

Время подготовки к пуску:

из постоянной боевой готовности — 3 ч. 15мин.;

из повышенной — 2 ч.;

из повышенной 1-ой степени — 1 ч.;

из полной — 22мин.

Время на оповещение, сбор и доставку офицеров с зимних квартир устанавливалось 1час 30мин.

В начале 1967 г. стало известно о предстоящем сокращении сроков службы солдат и сержантов срочной службы до двух лет. Встала проблема ускоренной и качественной подготовки специалистов-ракетчиков. А её можно было решать только при наличии соответствующей учебно-материальной базы (УМБ), которая бы обеспечивала всестороннюю подготовку личного состава с учётом сокращения сроков службы по призывам. Не снимался вопрос и об организации подготовки солдат и сержантов к работе за офицеров.

В 1967 г. с целью совершенствования возможностей технических средств управления войсками и оружием в ракетных войсках началось внедрение автоматизированных систем управления.

Ракетно-ядерное оружие в Вооружённых Силах может быть применено только с санкции первого лица государства. Тогда как в период Карибского кризиса (1962 г.), в случае полномасштабного вторжения США на Кубу, полномочия на применение ядерного оружия имел командующий Группировкой советских войск на Кубе генерал армии И.А. Плиев, не являющийся первым лицом в государстве. И, возможно, это событие и поставило вопрос о создании надёжной системы боевого управления в РВ, обеспечивающей надёжное доведение боевых приказов и проведение только санкционированных пусков ракет.

 

Такой системой стала — автоматизированная система боевого управления «Сигнал» (АСБУ «Сигнал»).

В полку работы по монтажу АСБУ на всех КП начались в январе 1967 г., а с июня 1967 г. по январь 1968 г. прошли её испытания. В феврале 1968 г. система была поставлена на опытную эксплуатацию. Началось практическое её освоение. К испытанию АСБУ привлекались только офицеры КП и УС, отданные приказом по части, во главе с начальником штаба подполковником П.М. Ануфриенко. Испытания проходили по определённым методикам и таблицам.

30 июля 1969 г. АСБУ «Сигнал» была поставлена на боевое дежурство, а в июне 1970 г. было введено Наставление по боевому применению АСБУ «Сигнал».

Одновременно с АСБУ «Сигнал» на КП были введены:

— аппаратура централизованного громкоговорящего оповещения РВ «Яблоня»;

— аппаратура коммуникации телеграфных каналов связи «Гриф»;

— аппаратура командно-диспетчерской связи «Радиус».

В 1975 г. на КП всех степеней на боевое дежурство была поставлена дублирующая система боевого управления «Вьюга», обеспечивающая доведение приказов до КП по радио.

Большой вклад в дело эффективного внедрения средств боевого управления в полку внесли: начальник штаба полка П.М. Ануфриенко, офицеры КП и офицеры связи — начальник связи В.Е.Жаворонков, начальник УС Ю.В. Усольцев, зам. начальника УС по технической части И.П. Сузанский, начальник приёмного центра Соболевский, начальник КП Г. Чеботарь. Особо надо выделить начальника отделения АСУ Г.П. Емикеева.

В 1967 г. по инициативе ГУЭРВ в масштабе РВ было принято решение провести на шахтных комплексах «малую техническую ревизию» систем заправок Дело в том, что при эксплуатации шахтного комплекса начали проявляться недостатки, связанные с низким качеством строительно-монтажных работ. В первую очередь это относилось к заправочному оборудованию, системе промстоков, лифтовому хозяйству, вентиляции. Из-за отсутствия при монтажных работах отработанной технологии сварки трубопроводов систем заправки, сварные швы не обеспечивали надёжности — образовывались «свищи» и трещины, что могло привести к разрыву трубопроводов, проливу топлива, заливу ими шахт. В процессе ревизии 100% сварных швов необходимо было выполнить по новой технологии с использованием аргонодуговой сварки с рентгеноскопическим просвечиванием каждого сварного шва. Работы выполнялись с понижением боевой готовности всего ракетного комплекса по разработанным службой РВО сетевым графикам с привлечением специалистов монтажных бригад промышленности.

В наземных дивизионах были доработаны ворота в хранилищах ракет, т.к. из-за значительных их размеров и большого веса, они открывались с трудом. Порой не выдерживали петли. В аварийной ситуации двери предполагалось открывать с помощью тягачей. Доработки заключались в установке на нижнюю кромку дверей дополнительных катков.

Проведённые технические ревизии указали на необходимость решения ряда организационно-технических задач:

— увеличение объёма регламентных и профилактических работ на ракетном вооружении;

— продление гарантированных и технических ресурсов ракетной техники;

— внедрение системы планово-предупредительного ремонта;

— совершенствование работ ремонтных подразделений;

— организация периодических технических ревизий оборудования шахтного комплекса и систем заправки.

Из этих задач вытекали и основные направления в работе офицеров службы главного инженера полка и дивизионов.

В июне, приказом министра обороны была введена в действие директива главкома РВСН Маршала Советского Союза Н.И. Крылова по боевым готовностям, устанавливающая три степени боевой готовности — постоянная, повышенная, полная.

В сентябре четвёртая стартовая батарея (капитан В.С. Кукарин) в канун 50-летия Октябрьской революции успешно провела на 4 ГЦП учебно-боевой пуск УТР полка с оценкой «отлично». УТР (после многократной её заправки КРТ в полку) везли с собой.

17 октября 1967 г. в РВ был введён единый для ракетных подразделений, вооружённых ракетами средней дальности, Боевой устав (дивизион рсд и сборочная бригада). Была определена единая система организации и несения боевого дежурства, были созданы дежурные силы полка и дивизиона, руководство которыми осуществлял командир дежурных сил (КДС) и его заместитель. Был разработан ритуал заступления на боевое дежурство. Дежурные расчёты КП получили наименование «дежурные смены КП». В состав дежурных сил дивизионов была введена дежурная смена охраны и обороны — караул (ДСОО — караул), которая должна была перейти с суточного на недельное боевое дежурства. На недельное дежурство перешли и другие дежурные смены.

В штаты наземных дивизионов были введены КП в составе начальника КП и 3-х дежурных по КП. В полку начальниками КП дивизионов были назначены:

— 1 дивизион — майор Г.С. Тарабан (командир 1-ой батареи);

— 2 дивизион — майор А.М. Платков (командир 5-ой батареи).

В октябре, приказом министра обороны № 0230 от 5-го октября 1967 г., полку по преемственности, было передано почётное наименование 156-го гвардейского стрелкового Полоцкого ордена Кутузова полка. С этого времени 867 ракетный полк стал именоваться 867 гвардейский ракетный Полоцкий ордена Кутузова полк.

По итогам 1967 г. за достигнутые успехи в боевой и политической подготовке полк был награждён Почётной грамотой ЦК КП Латвии.

 

 

1968 год

 

 

В январе 1968 г. командиром полка вместо полковника Л.В. Орехова был назначен подполковник Всеволод Андреевич Ганин (заместитель командира полка с мая 1965 г.).

Л.В. Орехов много сделал для поддержания боевой готовности, для улучшения быта личного состава. Энергичный, требовательный, настойчив и инициативен, но чрезмерно грубоват, любитель русского «фольклора». Командовал дивизией в Валге (1969-1975), где и получил звание генерал-майор. Был зам. командующего 50 ракетной армии по боевой подготовке, зам. начальника боевой подготовки Ракетных войск.

С 12 октября 1967 г. на основании «Закона о всеобщей воинской обязанности» срок действительной воинской службы для солдат и сержантов Советской Армии устанавливался 2 года. Призывной возраст для рядового состава снижался до 18 лет. Перед командованием полка стояла задача: в течение 2-х лет перейти с 3-х годичного на 2-х годичный срок службы личного состава срочной службы. Надо было за 2 года уволить и принять 1500 человек.

Осенью 1968 г. увольнялся призыв 1965 г. (3 года службы) и летний призыв 1966 г. (2,5 года службы).

Летом 1969 г. увольнялся осенне-зимний призыв 1966 г. (2,5 года службы) и летний призыв 1967 г. (2 года службы).

Осенью 1969 г. увольнялся летний призыв 1967 г. (2,5года службы) и осенне-зимний призыв 1967 г. (2 года службы).

Весной 1970 г. увольнялся весенний призыв 1968 г.

На этом переход на 2-х годичный срок службы должен быть закончен.

Самой уязвимой стала подготовка солдат и сержантов к работе за офицеров. До 1968 г. наиболее прочную часть боеготовности полка создавали именно те из них, кто уже отслужил 2 года.

В 1968году с дежурными сменами КП и УС стали практиковать проведение учений и тренировок с несением боевого дежурства в повышенной боевой готовности в режиме полной изоляции сооружений КП.

В период с 20 августа по 2 сентября в связи с событиями в Чехословакии полк, в составе РВСН, был приведён в повышенную боевую готовность (с некоторыми ограничениями). Личный состав находился в позиционном районе, дежурные смены на БСП. Офицерский состав был переведён на казарменное положение. Были усилены дежурные смены КП и УС. Командный состав полка и ртб, дивизионов круглосуточно находился на КП, поочерёдно неся боевое дежурство. Вся ракетная техника на стартах, ракеты 1-го пуска расчехлены, боевые ГЧ пристыкованы.

Началось это с того, что 20 августа 1968 г. в 22часа 15 минут по сигналу «Влтава-666» началась операция «Дунай». Войска пяти стран Варшавского Договора — СССР, ГДР, Венгрии, Польши и Болгарии вошли на территорию Чехословакии.

 

     

 

     

А за 5 часов до сигнала «Влтава» в частях РВСН был получен приказ: «К 22.00 занять повышенную боеготовую готовность с боевыми изделиями и боевыми головными частями. Боевые пакеты не вскрывать».

Вот как это выглядело глазами участника тех событий:

«БОЕВАЯ ТРЕВОГА! Первой батарее занять повышенную боевую готовность. Да, да — с боевыми изделиями! Ещё раз повторяю — боевая тревога!».

Комбат отдаёт приказ. Бежим к хранилищу. К чему бы всё это? В хранилище не пустили, вернули на «пятак» (пятаками называли стартовые площадки). Все чего-то ждут. Дальнейших команд нет. Прибывает техника. Объявляют построение, зачитывают приказ: «К 22. 00 дивизиону занять повышенную боевую готовность. Головные части стыковать по очереди». И понеслось.

Вроде бы всё как всегда, но некоторые, впервые, за 3 года вошли в хранилище и увидели боевую ракету. Да и само хранилище, наверное, после сдачи в эксплуатацию, никогда не видело столько кирзовых сапог. Выкатили изделие на свет, расчехлили. Краска — как будто только покрасили — не выцветшая, без царапинок. Расчехляли под строгим присмотром офицеров — не дай бог, что-нибудь поцарапать, сорвать или согнуть.

Головную часть стыковали по расписанию, каждая батарея стыковала ГЧ по очереди, в присутствии командира полка и начальника ртб, главных инженеров. На стыковку уходило в каждой батарее примерно по полчаса.

После проведения всех работ, ракету с пристыкованной головной частью поставили в хранилище и регулярно производили замер уровня радиации. Перед началом работы всем офицерам и основным номерам расчётов, из числа рядовых и сержантов, были выданы карандаши-дозиметры.ы.

Итак, изделие в хранилище, как и положено по повышенной боевой готовности, а вот техника — осталась на старте, а это не по правилам. После занятия повышенной боевой готовности часть техники должна была убыть в автопарк, заправщики — на склады КРТ. На этот раз всё осталось на площадке, да мало того — на старт привезли ТГ-02! Наши офицеры ужаснулись (никто ещё не знал, чем вызван приказ занять повышенную боевую готовность) — неужели война? Ведь на Кубе (это говорили те, кто там был) боевые ГЧ на площадку привозили, но не пристыковывали, и ТГ-02 не было.

Площадка была безлюдна, все, выполнив свои обязанности, тут же от стола подальше. Ни при каких учениях, командир батареи не мог заставить всех не работающих, покинуть площадку — всё равно бродили рядом. А тут — все как один, сидели по убежищам.

К 22 00 повышенная боевая готовность была занята.

Спустя некоторое время опять всех построили и объявили: «Дежурной смене находиться на БСП, всем остальным в столовую». Потом, подменив, покормили и их. Дежурная смена расположилась на отдых в спецпомещении, разрешили снять только сапоги. Оружие (автоматы) было приказано разместить в этом же помещении. Обычно автоматы во время проведения КЗ находились на боевых постах: у одних — в кунгах, у других — в сооружениях, у водителей — в кабинах или за спинкой сидения. Был выставлен наряд по охране стартовой площадки. Остальной личный состав убыл в казарму, разрешили отдыхать, сняв только сапоги и ремни.

Для нас всё было впервые. Одно дело пускать на полигоне, другое, ждать команду на пуск по живым мишеням с другой стороны. И думать — успеют ли нам дать команду или нет? Вопросы были без ответа. Но молодость брала своё — начали засыпать. И тут команда: «Подъём! Строится!». Что за построение в 2 часа ночи? Заставили встать поплотней, в центр вышел командир дивизиона и его зам. по политчасти. Замполит начал читать: … «Сообщение ТАСС. Сегодня, 21 августа 1968 г. в 00.00 часов по Московскому времени, войска варшавского Договора, перешли границу с Чехословакией для оказания братской помощи….. и т.д.» Так вот, значит, в чём дело! Мы взяли свои стрелы и натянули луки, пока наши танкисты в очередной раз брали Прагу! И если бы им помешали это сделать, мы бы свои стрелы выпустили.

Пошли дальше досыпать. Стало ясно чего ждать — реакции НАТО. Появилась надежда, что они, как и Америка в 1962 г., испугаются. День прошёл в тревоге. Там, где были телевизоры, люди не вылезали из «Новостей». НАТО кричало, но в драку не лезло. К вечеру стало понятно, что НАТО уже поздно вмешиваться. Ожидание спало. 22-го августа технику с площадок убрали, начались занятия. Дату снятия с дежурства — не помню, но точно, стояли меньше недели. ГЧ отстыковали быстро и не заметно …».

Уходила в сторону Чехословакии и 24 учебная танковая дивизия, расположенная в Добеле.

 

По итогам 1968 года:

867 ракетный полк (командир полка подполковник В.А. Ганин) за успехи в боевой и политической подготовке был награждён переходящим Красным Знаменем военного совета 50 ракетной армии.

 

3-ий дивизион (командир дивизиона подполковник Ю.В. Потапов) занесён в Книгу почёта Военного совета РВСН.

4-ая стартовая батарея (командиром батареи вместо В.С. Кукарина, был назначен капитан М. С. Бочкарёв) была объявлена лучшей в 50 ракетной армии.

 

 

 

1969 год

 

В 1969 г. основное усилие в деятельности командования полка и дивизионов было направлено на поддержание и совершенствование всех степеней боевой готовности, на отработку вопросов по надёжному проведению 1-го залпа всеми пусковыми установками точно в назначенное время и последующего пуска в установленные сроки.

В феврале полк подвергся проверке министерства обороны по вопросам работы с офицерскими кадрами. Возглавлял комиссию генерал-лейтенант Леонтьев.

С 19 мая, по результатам опытного боевого дежурства, проводимого с 20 июля по 10 августа 1968 г. (в котором участвовал и 3-ий ракетный дивизион 867 ракетного полка), ГКРВ принял решение перейти на шахтных пусковых установках к несению боевого дежурства сокращённым составом дежурных расчётов (50% ГПП и расчёт электросилового оборудования) и с сокращением времени на подготовку ракеты 8К63У к пуску до 14-18 минут.

20 июня приказом министра обороны СССР № 0075 от 20.06.69 г. был введён в действие новый Боевой устав РВСН (дивизия — полк). Он оставался основным руководящим документом в РВСН на протяжении 10 лет. Одним из основных положений устава было создание дежурных сил дивизии, куда вошёл личный состав полка, находящийся на боевом дежурстве.

В августе в полку работала комиссия ГКРВ, которую возглавлял заместитель ГКРВ по боевой подготовке генерал-полковник П.Б. Данкевич. Первый дивизион (капитан Н.И. Хлюпин) выполнял задачу с выходом на УБСП, шестая стартовая батарея (майор Милованов) проводила заправку УТР. В лучшую сторону был отмечен второй дивизион (майор А.М. Баталов).

В сентябре на базе полка проходила войсковая практика слушателей академии Генерального штаба. В первом и третьем дивизионах для них были проведены показные комплексные занятия.

Среди слушателей был бывший командир 85-ой инженерной бригады РВГК (1954-1958 г.г.) генерал-майор Л.С.Гарбуз.

 

В декабре в полку прошли торжества по случаю 10-летия Ракетных войск стратегического назначения.

 

 

1970 год

 

На 1970 г. главнокомандующим РВСН Маршалом Советского Союза Н.К. Крыловым были поставлены задачи: отработать организацию пуска ракет составом дежурной смены; отработать вопросы организации последующих пусков ракет, в том числе с шахтных пусковых установок; отработать переприцеливание ракет на новые объекты; повысить внимание к наведению уставного порядка.

 

10 января 867-му полку, по преемственности, были вручены: гвардейское Боевое Знамя 156-го стрелкового полка и орден Кутузова 3-ей степени.

Знамя командиру полка полковнику В.А.Ганину вручил командующий 50 армии генерал-полковник Ф.И. Добыш в присутствии члена военного совета армии генерал-лейтенанта Н.В. Павельева и командира дивизии генерал-майора Л.И. Кокина.

В апреле в полку, согласно штатного расписания, была создана группа регламента (ГР), предназначенная для выполнения наиболее сложных и трудоёмких операций регламента, для проведения мелкого, среднего и планово-предупредительного ремонта ракетной техники, технических систем и систем энергоснабжения.

В группу регламента вошли: ремонтная мастерская (РМ-61); отделение регламентных работ (ОРР); отделение подвоза ракет из батареи подвоза, в которой осталось отделение подвоза КРТ (в подчинении начальника тыла полка). Организационно ГР входила в службу главного инженера полка.

Состав группы регламента:

— первое отделение — 4-е расчёта (электрики борта, двигателисты, специалисты аппаратуры 8Н65 и 8Н68, специалисты наземно-пускового электрооборудования);

— второе отделение — расчёт транспортировки ракет, расчёт проверки приборов прицеливания, расчёт регламента установочного оборудования;

— третье отделение — 4-е ремонтно-регламентные группы (окислителя, горючего, перекиси, воздушно-коммуникационных систем);

— электроэнергетический расчёт;

— расчёт ремонта и обслуживания стрелкового оружия;

— ремонтная мастерская РМ-61(стационарная и подвижная).

 

 

 

 

 

 

 

Командирами группы регламентов в разное время были: Мартыненко, Терсков, Ю. Смирнов, Новосельцев, Бриф, Бондаренко. Длительное время исполнял обязанности Штукатуров.

Июнь. 50-я годовщина полка, если считать с момента его образования, а вообще-то — годовой праздник установлен 22 июня в 1921 г. В полку прошли торжественные мероприятия, на которые были приглашены ветераны полка.

 

     

В торжественной обстановке во 2-ом и 3-ем дивизионах были открыты обелиски-памятники, посвящённые Героям 156-го гвардейского стрелкового полка. В торжественных мероприятиях приняли участие: Герой Советского Союза Г.Г. Миронов; почётный комсомолец 3-го ракетного дивизиона В. Бумонис, который в 1918 году отвечал за безопасность В.И. Ленина; командир дивизии генерал-майор Л.И. Кокин. В полку был создан Музей Славы.

Справка. Герои 156 гвардейского стрелкового полка:

 

Красильников Алексей Иванович (01 04 1903 г. — 12 12 1943 г.) гв. ст. сержант, пулемётчик. Участник ВОВ с 1941 г., наводчик станкового пулемёта, участник боёв под Москвой. С 1943 г. пулемётчик 156-го стрелкового полка. Особо отличился в боях при освобождении Невельского района Псковской обл. в ноябре — декабре 1943 г.. Звание Героя присвоено (посмертно) Указом от 4 июня 1944 г. за образцовое выполнение боевых заданий командования и проявленные при этом отвагу и геройство. Награждён орденом Ленина. Приказом МО СССР №55 от 9 мая 1965 г. навечно зачислен в списки личного состава 8 стартовой батареи 867 ракетного полка.

 

Кутрухин Константин Прокофьевич (01 02 1916 г. — 27 06 44 г.) гв. сержант, командир стрелкового отделения. В Красной Армии с 1937 г. по 1940 г. и с июля 1941 г. С 15 апреля 1942 г. неоднократно проявлял мужество и находчивость в боях с врагом. В числе первых 25 июля 1944 г. в ходе Полоцкой операции у деревни Ходакова Витебской обл. преодолел р. Западную Двину, участвовал в захвате плацдарма и отражении вражеских атак. Повторил подвиг А. Матросова — закрыл своим телом амбразуру вражеского дзота. Звание Героя присвоено (посмертно) Указом от 24 марта 1945 г.. Награждён орденом Ленина.

 

Миронов Григорий Григорьевич (1922 г. — 1995 г.) гв. ст. сержант, комсорг батальона. С декабря 1941 г. по август 1944 г. воевал на Западном, Сталинградском, Центральном, 1-ом Прибалтийском фронтах. Принимал участие в Сталинградской и Курской битвах, в освобождении Белоруссии, Литвы, Польши. Отличился при освобождении Витебской обл. Звание Героя присвоено за отвагу, героизм и готовность к самопожертвованию, проявленных в боях за освобождение гор. Полоцк. 27-го июня 1944 г. штурмовая группа, в которую входил и Миронов, первой вышла к мосту через р. Западная Двина, форсировала реку и в последний момент предотвратила взрыв моста, тем самым обеспечив продвижение наших войск. Звание Героя присвоено Указом от 24 марта 1945 г.. Награждён орденами Ленина, Красной войны, Отечественной войны 2-ой степени.

 

Товстухо Василий Иванович (20 12 1920 — 14 03 1944 г.) гв. ст. лейтенант, комсорг полка. На фронтах ВОВ с июля 1941 г. Сражался на Юго-Западном, Западном, Калининском фронтах. Боевой путь начал с кавалерии в составе кавалерийского корпуса генерала Белова. С ноября 1943 г. — комсорг 156 гв. стрелкового полка. 13 марта 1944 г. в бою за село Подберезье Псковской обл., будучи ранен, заменил вышедшего из строя командира и повёл роту вперёд, умело организовав отражение контратак врага. Звание Героя присвоено Указом от 24 марта 1945 г. (посмертно). Награждён орденом Ленина, двумя орденами Красной Звезды (27 03 и 25 09 1943 г.).

Исаев Иван Дмитриевич — полный кавалер орденов Славы. (28 12 1922 г. — ? ) гв. ефрейтор, разведчик. На фронтах ВОВ с октября 1941 г. Награждён тремя орденами Славы: 3-ей степени — 16 08 1944 г. за форсирование р. Западная Двина (огнём пулемёта надёжно прикрыл переправу); 2-ой степени — 30 09 1944 г. Литва; 1-ой степени — 24 03 1945 г. Латвия. Всего за время действий в разведке он захватил 13 «языков». Награждён орденами Отечественной войны 1 степени и Красного Знамени.

В 1970 году в полку отрабатывались вопросы повышения живучести, скрытого приведения дивизионов в повышенную и полную боевые готовности, восстановления боевой готовности после нанесения противником ядерного удара. Для каждого дивизиона, помимо уже имеющегося ЗПР, были выбраны ещё 2 (два), так называемых секретных (скрытых) полевых района (ПБСП). На них было проведено полное топографическое обеспечение и частичное инженерное оборудование подъездных путей и мостов на маршруте выдвижения. Одновременно с проведением организационных мероприятий особое внимание уделялось вопросам по повышению уровня тактической подготовки и полевой выучки личного состава. Отрабатывались приемы скрытого управления, особое внимание уделялось повышению навыков боевого управления с использованием радиосвязи в уловиях элетронного подавления радиочастот.

Начиная с 70-х годов, и на протяжении многих лет, подразделения полка принимали участие в выполнении задания государственной важности по уборке урожая.

 

Ежегодно в полку формировался автомобильный взвод в составе около 50 человек и 15-20 единиц автотехники, в основном бортовых машин, оборудованных под перевозку зерна и другой сельскохозяйственной продукции. Автовзвод организационно входил в состав сводной автороты, формируемой в дивизии. Автовзводами командовали офицеры с высоким чувством ответственности. Так, например: 1970 г. — ст. лейтенант Бельчик (16 машин), 1971 г. — ст. лейтенант Терегулов (28 машин), 1972 г. — капитан Шевелёв, 1973 г. — ст. лейтенант Гульбас. Кроме выделения автовзвода, от полка в состав управления автороты назначались офицеры-руководители. Все они честно выполняли возложенные на них обязательства и неоднократно были награждены государственными наградами.

Многие наши однополчане, за успешное выполнение задания правительства СССР при перевозке селькохозяйственных продуктов, за трудовой вклад на уборке урожая были награждены Указами Президиума Верховного Совета СССР.

 

Орденом Знак Почёта:

1973 г. — подполковник Толкачёв,

1980 г. — майоры Ю. Храбров, П. Журин, Ю.Шаров,

 

1982 г. — подполковник В. Берендяев.

Орденом Трудового Красного Знамени:

1977 г. — майор В. Берендяев.

Золотой медалью ВДНХ в 1982 г. был награждён подполковник В. Берендяев.

Естественно, это далеко не полный список и наверняка его можно (нужно) продолжить. Но, увы, информации нет.

В октябре на ГЦП провела учебно-боевой пуск 2-я стартовая батарея.

 

 

 

 
 

 

1971 год

 

В 1971 г., отрабатывая мероприятия по повышению живучести, приступили к отработке вопросов ликвидации последствий ядерного нападения противника и восстановления боевой готовности пусковых установок.

В полку за счёт перераспределения сил и средств были созданы нештатные подвижные формирования:

— отряд по восстановлению боевой готовности (ОВБГ), с входящей в него группой восстановления специального вооружения;

— отряд по борьбе с диверсионными группами (ОВБГ);

— аварийно-спасательный отряд (АСО);

— отряд по восстановлению ракетного вооружения с резервом техники (предполагалось даже вывозить ракеты второго пуска).

Руководил подвижными формированиями заместитель командира полка. Были выбраны полевые районы для размещения этих формирований. Районы выбирались, как правило, в районах ПБСП одного из дивизионов.

Для повышения живучести системы управления и управлениями отрядами в полку был создан подвижный вспомогательный пункт управления (ПКП), который привлекался и при плановых выходах дивизионов в УЗПР.

Одно время в ходе проведения КШТ на территории КП полка размещался нештатный ПКП дивизии. Боевой расчёт ПКП дивизии возглавлял заместитель командира дивизии полковник И.Ф. Николаев.

В течение года:

А) Полк дважды подвергался проверкам:

— в марте, комиссия командующего армии, возглавляемая Буровым, проверила боевую готовность полка. Были задействованы 1,5,6,батареи, 2-й дивизион выводился на УБСП. Полк «боеготов»;

— июль, группа офицеров дивизии под руководством начальника штаба дивизии полковника Ю.В. Торопова и главного инженера дивизии майора В.А. Рылова проверила полк по общим вопросам, особое внимание было уделено 3-му дивизиону.

Б) Произошли очередные кадровые изменения:

— в начале года сменился командир 1-го дивизиона. Вместо майора А.И. Хлюпина прибыл майор И.Д. Агафонов;

— в феврале командиром 2-го дивизиона, вместо майора А.М. Баталова был назначен майор В.Е. Заровный.

— осенью уволился командир 3-го дивизиона подполковник Ю.В. Потапов. Дивизион принял майор А.Д. Краснов, выпускник Военной академии им Ф.Э. Дзержинского, ранее служивший в этом дивизионе командиром 4-ой ГПП.

По итогам года, за достигнутые успехи в боевой и политической подготовке в 1971 г. занесены в Книги почёта:

Военного Совета РВСН — вторая сборочная бригада ртб (начальник сборочной бригады подполковник В.П. Виноградов);

военного совета 50-ой армии — узел связи полка (начальник УС майор А.С. Джумыга).

 

 

1972 год

 

С 1-го января вступил в силу Указ Президиума Верховного Совета СССР от 18 11 1971 г. о введении в Вооружённых Силах СССР института прапорщиков и мичманов. В полку на начало года должно было быть 180 прапорщиков и 37 сверхсрочнослужащих, предстояла большая работа по их подбору.

Справка. Звание старший прапорщик было введено с 1981 г. С начала 2009 г. в Вооружённых Силах началась поэтапная ликвидация института прапорщиков. Предполагалось, что их заменят сержанты-контрактники. Были перепрофилированы школы прапорщиков, они начали готовить контрактников. Однако, к концу 2010 г. звание прапорщик не было упразднено, а все прапорщики, да и некоторые офицеры, продолжали выполнять свои повседневные обязанности и были переведены на сержантские (менее оплачиваемые) должности. В 2011 г. есть решение вновь вернутся к институту прапорщиков. Вот такая чехарда.

В начале 1972 г. в основу практических действий частей и подразделений РВСН по повышению живучести легли требования Указания по повышению живучести и восстановлению боеспособности после нанесения ядерного удара противника, введённого в действие приказом ГКРВ.

Поиски путей повышения защиты пусковых установок, защиты наземных стартов от авиационных ударов и действий ДРГ противника, привели к решению о создании в пунктах постоянной дислокации защитных земляных валов вокруг пусковых установок, складов КРТ, элементов связи и т. д.

Справка. Вспомнили израильско-арабскую (шестидневную) войну с 5-го по 10-ое июня 1967 г., когда в начальный период, в первые дни, Израиль получил преимущество в воздухе и на земле. Наступление израильской армии началось в 7 час. 45 мин. 5-го июня 1967 г. нанесением ударов ВВС Израиля по 10-ти египетским военным аэродромам. К концу второго дня войны авиация Египта потеряла 309 самолётов и вертолётов, в том числе все 30 бомбардировщиков дальнего действия ТУ-16. В пунктах постоянной дислокации было уничтожено до 500 танков.

Земляные работы по возведению валов проводились в течение 2-х лет, почти круглосуточно. Был задействован весь грузовой автотранспорт, сожжена не одна тонна горючего, перевезено сотни (а может быть и тысячи) кубов грунта (и где его только брали?). Результаты каждый день докладывались по линии КП в вышестоящие штабы.

Проводилось рассредоточение техники на БСП — техника убиралась с открытых площадок, отдельные машины и агрегаты на стартовых площадках укрывались в аппарелях.

По периметру БСП устанавливались дополнительные инженерные заграждения, сигнальные ракеты. В районах стартовых площадок были установлены вышки для часовых. Электризуемые заграждения (сетка П-100) были переведены в круглосуточный боевой режим работы.

 

Наращивались элементы маскировки. Полк принимал участие в опытном учении ГШ РВСН по организации маскировки наземных дивизионов на УБСП и 3-го дивизиона на БСП.

Качество маскировки проверялось с привлечением разведывательной авиации. Организовывалась практическая отработка взаимодействия подразделениями войск ПВО и частями прикрытия от ПрибВО.

Отрабатывались вопросы скрытия степеней боеготовности пусковых установок. Работы на технике (на открытых площадках), на средствах связи проводились с учётом данных о пролётах ИСЗ (фото и радио разведки) вероятного противника над территорией боевой позиции.

В стартовых батареях разрабатывались графики по переменному укрытию личного состава, с учётом его занятости в операциях по подготовке ракет к пуску. Эти графики отрабатывались в ходе проведения КЗ и ТСЗ.

В 1972 г. с мая по сентябрь в 3-ем дивизионе (командир дивизиона майор А.Д. Краснов) была проведена техническая ревизия всего ракетного комплекса. Сложность была в том, что работы на шахтных пусковых установках проводились без снятия их с боевого дежурства (ПУ находились в пониженной боевой готовности). Был выполнен большой объём работ: отстыкованы ГЧ; изъяты из шахт ракеты; слиты КРТ из стационарных ёмкостей-хранилищ; проведена нейтрализация заправочных систем; разобраны все агрегаты и системы ракетных компонентов, продефектованы и отремонтированы. После окончания этих работ необходимо было всё привести в исходное состояние, привести ракетный комплекс в боевую готовность и организовать боевое дежурство. Одновременно проводилась ревизия на средствах боевого управления и связи. Ревизия прошла без происшествий и была закончена в установленный срок. 11-го сентября 1972 г. третий дивизион был приведён в постоянную боевую готовность. По завершению технической ревизии были продлены гарантийные сроки эксплуатации шахтных пусковых установок.

За успешное проведение технической ревизии командир дивизиона майор А.Д. Краснов был выдвинут на вышестоящую должность — заместителя командира полка. Главный инженер дивизиона С.П. Косулин был награждён медалью «За трудовое отличие». Ещё нужно отметить то, что ревизия в 3-ем дивизионе полка была проведена первой среди 5-ти шахтных дивизионов в дивизии, а это налагало свои особенности.

Проведение ревизии находилось под пристальным вниманием командования. В июне ход проведения ревизии проверяла группа офицеров армии под руководством полковника В.А. Гурова

В 1972 г. в РВСН прошли мероприятия организационного плана: по субботам был введён парко-хозяйственный день (ПХД), смена боевого дежурства перенесена на пятницу.

 

В июне — 2-ой дивизион (командир дивизиона майор Заровный) отрабатывал задачи по выходу на УБСП, где находился в течение десяти дней.

Первый ряд: Геращенко, Мочалов, Перескоков — начальник штаба, Ройзман, Заровный — командир дивизиона.

Второй ряд: ? , Бакун, Борисов, Куплайс — командир 8, ? , Татаринов — командир 5, ? Зудилин, ? .

Стоят: Артюхин, Яковенко, Бункевич, Пинин, Котляров, Арсеев, Лукьянов,?,?.

Четвёртый ряд: Чернобаб — командир 6, Петров — командир 7.

 

 

     

В сентябре в полку прошло учение по мобразвёртыванию. С 29-го сентября по 28-ое октября на основе химотделения полка была развёрнута химрота с призывом военнообязанных из народного хозяйства. Руководитель — начальник химической службы полка майор Светличный.

По итогам года в Книгу почёта Военного Совета РВСН была занесена 1054 ртб. Начальник ртб полковник М.Е. Репин.

 

 

 

* * *

Яндекс.Метрика