На главную сайта   Все о Ружанах

Ракетные войска стратегического назначения

Геннадий Дубровин
(редактор-составитель)

867 ракетный полк

(Часть вторая)

Читайте также 1-ю часть книги

2011
© Геннадий Дубровин, 2011-2013.

При перепечатке ссылка на данную страницу обязательна.

ОГЛАВЛЕНИЕ

Ветераны вспоминают.

 А.А.  Александров

 П.М. Ануфриенко

 В.М. Белов

 Я.Б. Бух

 В.А. Ганин

 Г.П. Грязнов

 Л.Г.Дрогин

 А.С. Костюченко

 В.Г. Котляров

 Г.М.Козлов

 Шахтная пусковая установка «Двина»

 В.П. Михайлюк

 Е.В. Песков

 А.П. Платков

 А. Пустовалова

 В.Е. Рушев

 В.А. Рылов

 Г.С. Тарабан

 В.П. Чебаков

Приложения.

 Боевой путь от Армении до Прибалтики

 Биография ракеты Р-12 (8К63)

 Там, где мы выполняли боевые задачи

 

 

Ветераны вспоминают!

 

Друзья!

 

Не забыли мы время,

Далёкую юность свою,

Когда наше юное племя

Росло и мужало в строю.

Мы денно и ношно дерзали,

Наук сокрушая гранит,

А после в стране создавали

Ракетно-космический щит!

 

 

 

Александров Анатолий Андреевич
(Первый командир второго дивизиона 867 рп)

 

Родился 29 ноября 1929 года, гор. Смоленск. В 1948 году поступил и в 1950 году окончил «с отличием» Казанское военное авиационно-техническое училище Дальней авиации и был оставлен в нём в качестве инструктора эксплуатационной цикла. В 1952 году поступил и в 1957 года окончил Рижское военное инженерно-авиационное училище ВВС им. Ворошилова. В 1957 — 1958г. был инженером авиаэскадрильи Дальней авиации в гор. Хороль Приморского края. С января по октябрь 1959 года был слушателем специального 4-го курса (по ракетной технике) Монинской военно-воздушной академии ВВС. Вместе со мной на курсе обучалось 30 человек, в том числе капитан Н.А. Трунов, старший лейтенант В.Е. Рушев и Бухтияров.

В октябре, сразу после окончания, я был назначен командиром 2-го дивизиона 867 ракетного полка (войсковая часть 23460, гор. Добеле), куда я прибыл 17 октября.

Вместе со мной прибыл на должность зам. командира полка Н.А. Трунов. Уже были на месте: командир полка подполковник В.Д. Корунчиков, зам полит подполковник Попов, начальник штаба майор К.И. Майоров, главный инженер капитан О.А. Степанов. Чуть раньше прибыли: на должность командира 1-го дивизиона старший лейтенант В.Е. Рушев и в дивизион подвоза Бухтияров. Во втором дивизионе уже были: начальник штаба майор Д.А. Щербаков и замполит капитан Н.Т. Тимофеев. Через неделю, после окончания инженерной академии им. Н.Е. Жуковского, прибыл командир стартовой батареи старший лейтенант Л.Н. Столяров и группа молодых лейтенантов, окончивших Серпуховское военное авиационно-техническое училище спецслужб ВВС. Из них запомнились Овсянников, Емасов и Любас. Они были назначены на должности специалистов операторов. Почти ежедневно прибывал сержантский и рядовой состав. Начала прибывать автомобильная техника и учебная литература по ракете Р-2 (8Ж38).

По началу в первом и во втором дивизионах было сформировано по две батареи. Командиром одной из батарей 2-го дивизиона был назначен старший лейтенант Л.Н. Столяров.

Полк располагался в городке (Добеле–2) на фондах расформированной учебной танковой дивизии. Исправно действовали все службы коммунального хозяйства: ухоженный штабной корпус, две добротные солдатские казармы, просторная солдатская столовая с подсобными помещениями, баня с прачечной. Всё находилось в удовлетворительном состоянии. Городок надёжно охранялся подразделениями танковой дивизии.

Постепенно, по мере отъезда офицеров-танкистов полку передавался их жилищный фонд, но с жильём для офицеров и их семей была напряжёнка. Офицеры–танкисты, попавшие в разряд уволенных, занимали прежние квартиры, не торопясь куда-то уезжать. В одну квартиру поселяли несколько семей, по количеству комнат в ней. Прибывающие семьи временно расселялись в гарнизонном клубе, там было создано импровизированное офицерское общежитие. Офицеры — холостяки жили в казарме и в 2-х этажном здании напротив КПП (по-видимому, имеется в виду здание школы). В последствии появился «Зелёный змей».

С середины ноября приступили к плановым занятиям, в ноябре начались занятия по изучению ракетной техники по схемам и плакатам. Занятия проводили: зам. командира полка капитан Н.А. Трунов, главный инженер капитан О.А. Степанов, командиры дивизионов и командир стартовой батареи старший лейтенант Л.Н. Столяров.

В декабре командир полка, его заместители, командиры дивизионов и батарей выезжали на рекогносцировку элементов позиционного района полка и БСП дивизионов.

Везде уже шли строительные работы. Позиционный район второго дивизиона находился в 40 км от военного городка

Добеле-2 и в 5 км от гор. Жагаре Литовской ССР. Стартовые площадки на БСП 1-го дивизиона располагались ромбом, а во 2-ом — в линию. Директивный угол стрельбы в обоих случаях был назначен в 45 градусов.

В конце января 1960 года, после укомплектования боевых расчётов, личный состав полка выезжал в город Хаапсалу Эстонской ССР, в родственную часть. Жили в палатках. Тренировались на ракете Р-2 в качестве дублёров номеров расчётов местного полка, уже освоивших это изделие. В феврале боевые расчёты вернулись в Добеле-2 и продолжали заниматься на учебной позиции, оборудованной в лесу не далеко от боксов. К этому времени уже был получен комплект наземного оборудования и одно учебное изделие Р-2. Полк имел в Добеле-2 три бокса. В одном — поместили ракету Р-2. В другом — специальные автомобили и автономные электростанции. В третьем — была развёрнута техническая позиция для горизонтальных испытаний. Штабом полка был разработан плотный график теоретических занятий и практических тренировок на наземном оборудовании, приборах наведениях ракеты, заправочных агрегатах и другом вспомогательном оборудовании.

На этом этапе подготовки основная нагрузка легла на инженерный состав дивизии, полка, командиров дивизионов и батарей. Занятия по истории создания управляемых ракет, объёму проверок и испытаний для всех стартовых расчётов проводили «академики»: главный инженер дивизии майор В.А. Гуров, инженер полка капитан О.А. Степанов, командир стартовой батареи старший лейтенант Л.Н. Столяров. Занятия по назначению и боевым свойствам ракет средней дальности проводил командир 2-го дивизиона капитан А.А. Александров. Раздел технических возможностей ракет взял на себя командир 1-го дивизиона старший лейтенант В.Е. Рушев. Назначение наземного оборудования читал заместитель командира полка капитан Трунов. Заправочное оборудование, компоненты ракет топлив докладывал Бухтияров. Организационную структуру полка — командир полка подполковник В.Д. Корунчиков. Каждый руководитель особо подчёркивал, что овладение таким оружием с дальностью стрельбы свыше 600-км — это лишь первый шаг к настоящей профессии ракетчика.

В марте 1960 года, я уехал на переподготовку в Москву, на ракетный факультет артиллерийской академии им Дзержинского. Командир стартовой батареи Столяров — в Ростовское высшее артиллерийское училище. Когда я, в начале июля, вернулся из Москвы, подполковник Корунчиков поручил мне подготовить практическое занятие с командным составом полка непосредственно на стартовой позиции. Был осуществлён весь комплекс технических проверок с подготовкой ракеты к учебному пуску.

В августе дивизион выезжал в Плунгенский и Таурагский полки для совершенствования практических навыков и окончательного завершения освоения ракетного комплекса.

Личный состав размещался в лесу, недалеко от одного из позиционных районов. Жили в палатках, в полевых условиях. В середине сентября наступила пора зачётных занятий. Они проводились командиром полка и его инструкторской группой. Эти комплексные занятия всё чаще посещал командир дивизии полковник А.А. Колесов. Это был знающий и требовательный военачальник. Нередко он справедливо вмешивался в ход занятий и справедливо поправлял нас, молодых командиров. Но всегда оставался резким и непосредственным человеком.

С завершением сборки первой щитовой казармы в жилом городке 2-го дивизиона, где-то в сентябре 1960г., командир дивизии распорядился о выдвижении подразделений 2-го дивизиона в позиционный район. На БСП заканчивалось оборудование стартовых площадок, хранилищ для ракет и гаражной группы. Условия же жизнедеятельности были неудовлетворительные. Батарея Столярова была размещена вместе со штабом дивизиона в казарме, остальные — в армейских палатках.

Питание личного состава осуществлялось из походных кухонь, в три очереди, а иногда пища подвозилась из гарнизона (Добела-2), в термосах. Питьевая вода тоже доставлялась в автоцистернах. Офицерский состав питался солдатским пайком из общего котла. Помывка личного состава осуществлялась в бане посёлка Жагаре на договорной основе. Всё сильней нарастало недовольство среди офицерского состава, прибывшего из сухопутных войск, авиационных и военно-морских частей. При направлении в РВ кадровые органы сулили им досрочное присвоение воинских званий, продвижение по службе, повышение денежного содержания. Были не единичные случаи, когда офицеры просто отказывались выполнять свои обязанности и требовали возвращения на прежние места службы. Да и месячное дежурство их не прельщало. Нарастало количество нарушений воинской дисциплины среди личного состава, участились самовольные отлучки и даже оставление расположения части. Негативно сказалось совместное проживание личного состава дивизиона с военными строителями. Появились случаи мародёрства по отношению к местному населению.

Проанализировав обстановку я обратился к командиру дивизии:

— Товарищ полковник, занятие комплекса не подготовлено тыловой службой и наносит ущерб боевой и политической подготовки личного состава. Я считаю занятия комплекса в таком состоянии дивизионом явно преждевременным.

— Почему вы так считаете, товарищ капитан? — жёсткий взгляд полковника Колесова упёрся в строптивого подчинённого.

— Окончательное строительство щитовых казарм для личного состава, в лучшем случае, можно ожидать только к исходу 1960г.. Военные строители не справляются со строительством плановых объектов. В дивизионе дезорганизована планомерная учёба личного состава на технике. Среди солдат участились самовольные отлучки, которых не было в гарнизоне (Добеле-2). Участились болезни.

— Не учите меня, что делать, товарищ капитан. Много на себя берёте, — отрезал Колесов. — Выполняйте мой последний приказ!

Я понял, что дальнейшие препирательства с полковником Колесовым бесполезны. Командир дивизии торопился отрапортовать в штаб армии о выдвижении дивизионов полка на не готовые позиции. Там всё ещё находилось в разоре. Я написал рапорт на имя командующего армией, где высказал принципиальное несогласие с действиями командира дивизии. Но рапорт где-то затерялся в штабных коридорах.

Одновременно с нерешёнными вопросами жизнедеятельности в позиционных районах, командованию полка пришлось решать и социальные вопросы в военном городке Добеле-2. Начался новый учебный год. Надо было решать вопрос о доставке учеников в Добельскую среднюю школу. Раньше этой проблемой занималось командование танковой дивизией, для школьников выделялся автобус. Теперь этот вопрос лёг на плечи командования полка. Опять же спасибо танкистам — выручили. Необходимо было решать вопрос с детским садиком. Да и с обустройством семей офицеров вопрос ещё не был разрешён. Жилищного фонда не хватало. Перепланировка помещений под офицерские общежития требовала материальных затрат, а в бюджете полка не было предусмотрено целевых средств для этих работ. Требовал решения вопрос трудоустройства офицерских жён. Жизнь продолжалась.

Планомерная учёба личного состава дивизиона по освоению одноступенчатой ракеты Р-2 ещё продолжалась, когда наступил новый этап в совершенствовании ракетной техники, а значит и знаний по ней. На вооружение поступал новый ракетный комплекс Р-12. Личный состав 1-го дивизиона летом 1960 года уже переучился на этот комплекс на полигоне Капустин Яр. Нам же пришлось постегать азы на БСП. Каждой батареи отводилось по 3 дня в неделю для организации самостоятельной подготовки.

Комплексные занятия на БСП проводились днём и ночью.

К ноябрю шестидесятого года, в позиционном районе дивизиона в Жагаре произошли разительные перемены. Строители возвели еще две щитовых казармы, одна из которых, по решению подполковника Корунчикова, сразу была перепланирована внутри под учебные классы для каждого отделения стартовой батареи по специальностям: стартовики, двигателисты, компрессорщики, электроогневики, дизелисты, заправщики.

В 1-ом дивизионе старшего лейтенанта Рушева в щитовой пристройке к солдатской казарме разместилась мастерская для изготовления действующих макетов и индивидуальных тренажеров для номеров боевых расчетов. В дело пошли узлы и детали от списанных самолетов и ракет первых поколений. Часть тренажерного оборудования поступила с ремонтных заводов ракетных войск.

На торжественном собрании полка, посвященном 43-й годовщине Великого Октября, я и мой замполит, капитан Тимофеев, были награждены медалями «За безупречную службу». Командиру стартовой батареи старшему лейтенанту Столярову была объявлена благодарность за успешную сдачу контрольных зачетов. В тот же день подполковник Корунчиков пообещал мне, наконец, первый очередной отпуск за три года. Но в полночь, командир полка позвонил мне на квартиру и отменил свое обещание. Объяснил:

— Поторопился я, Анатолий Андреевич, пообещать тебе отпуск.

— Значит, приказ об отпуске не будете подписывать?

— Не буду. Только что мне позвонил Майоров и сообщил, что поступила шифровка из штаба дивизии, чтобы ты 9 ноября утром прибыл в Таураге. Причина вызова в шифровке не указана.

— К кому конкретно я должен явиться, товарищ подполковник?

— К кому явиться, тоже не указано, но телеграмму подписал полковник Колесов. К нему и обращайся.

Полковник Колесов принял меня доброжелательно. Поздравив личный состав моего дивизиона с успешным «зачетным марафоном», командир дивизии предложил мне возглавить инструкторскую группу соединения по ракетному комплексу с ракетой Р-12, которую мне довелось изучать во время переучивания на ракетном факультете академии им. Дзержинского. Он был уверен, что я приму его предложение. Но я отказался, мотивируя отказ тем, что мне нравится командирская работа, и я еще хочу поработать со своим личным составом при перевооружении полка на ракету Р-12. И все же командир дивизии предложил мне задержаться на пару часов в штабе соединения.

Полковник Колесов, по всей видимости, связался со штабом армии и при встрече после обеда предложил мне должность заместителя начальника Учебного центра переподготовки в Острове, который требовалось еще развернуть и оснастить тренажёрной аппаратурой. Но я отказался и от этого предложения. Когда я вернулся из Таураге, подполковник Корунчиков подписал мой рапорт на отпуск. В полк начали поступать ракеты Р-12, и я через две недели был отозван из отпуска.

Давно известно, что командирское счастье переменчиво. В середине последней декады ноября 1960г. на железнодорожную станцию Гардене поступило сразу четыре новых изделия. Командир полка распорядился оттранспортировать по две ракеты в каждый дивизион. Выполнять транспортировку ночью, по раскисшей от дождей в низких местах дороге, было нелегко. Транспортировали изделия с особой предосторожностью. Впереди первой колонны двигалась машина командира 1-го дивизиона, вместе с главным инженером полка капитаном О.А. Степановым. Вторую колонну возглавлял командир 2 го дивизиона, вместе с начальником штаба полка майором К.И. Майоровым. Замыкал колонны заместитель командира полка майор Н.А.Трунов. Командир полка находился в штабе полка (Добеле-2), поддерживал связь с колоннами по радиостанции и отслеживал по времени ход транспортной операции.

В полночь начался нудный осенний дождь, который ещё более осложнил условия транспортировки. Колонна 1-го дивизиона прошла успешно, а с колонной 2-го дивизиона произошло ЧП. На последнем повороте с большака во 2-ой дивизион автопоезд с ракетой не вписался в поворот, и заднее колесо тележки соскользнуло в глубокий придорожный кювет. Случилось непредвиденное… Транспортировочная тележка вместе с ракетой перевернулась в кювет, но не отцепилась от тягача. Колонна замерла в оцепенении. Ничего подобного за всё время существования полка ещё не случалось. Пять или семь минут все стояли у перевёрнутой ракеты молча, как на похоронах. Расторопность проявил командир дивизиона транспортировки, он подогнал к месту аварии спецкран, следовавший в колонне, и медленно, соблюдая повышенную предосторожность, поднял ракету вместе с тележкой на дорогу. При беглом осмотре повреждений не обнаружили.

И только в хранилище, при нормальном освещении, были обнаружены порыв чехла справа и повреждение четвёртого стабилизатора. При падении ракета ударилась о большой булыжник… Суровые взыскания грянули в полк через месяц, в канун Нового года. Подполковник Корунчиков и капитан Степанов получили «предупреждение о неполном служебном соответствии» в приказе главнокомандующего РВ. Командующий армией наказал своей властью всех остальных. Этот случай ещё не раз вспоминали на служебных совещаниях армейского руководящего состава.

В конце января 1961 года, во время плановых комплексных занятий на БСП, я простудился и попал в окружной госпиталь. Дал согласие на увольнение по болезни. Уволился в марте 1961 года. Вернулся в Смоленск, работал на ряде ведущих предприятий города. На авиационном заводе являлся ведущим инженером-технологом по изготовлению сварных контейнеров «КАС-2» для передвижных пусковых установок ракеты (прообраз контейнеров нынешних «Тополей»). Одновременно, по рекомендации обкома партии, заочно поступил учиться в ВПШ при ЦК КПСС. Закончив ее в 1969г., сразу приступил к написанию кандидатской диссертации, которую защитил в 1975г. на историческом факультете МГУ имени Ломоносова. В 1986г. на Ученом совете Московского государственного педагогического института имени Ленина я защитил докторскую диссертацию.

С сентября 1976 года я работал в Смоленском филиале Московского энергетического института (технического университета), в котором прошел путь от ассистента кафедры общественных наук до профессора, заведующего кафедрой. Ныне являюсь просто профессором этой кафедры.

Литературным трудом занимаюсь с 1959 года. Мною написаны и изданы: документально-художественный сериал «ДВЕ СТАВКИ» в 6-ти томах. Каждому году Великой Отечественной войны посвящена книга, а 1945 — две. Этот труд в 2001 году был удостоен Всероссийской литературной премии «Сталинград».

Роман «ПРИКАЗАНО ПОБЕДИТЬ» в 5-ти томах удостоен премии имени А.Т. Твардовского. Затем был подготовлен сборник стихов смоленских поэтов за целый век: «Смоленская лира. Антология XX век». Эта работа была удостоена Почетного диплома премии Александра Прокофьева «Ладога».

Следующими моими произведениями стали: «Великая победа на Дальнем Востоке», «Путь к звездам», «Выстояли и победили». В последние пятнадцать лет я много внимания уделяю публицистике, связанной с историей Великой Отечественной войны и освоением космического пространства. Публикации по этим темам в 2006 году были отмечены премией «СЛОВО К НАРОДУ», учрежденной редакцией газеты «Советская Россия».

2009 год — юбилейный для 867-го Добельского ракетного полка. Поэтому, мои самые искренние поздравления его ветеранам, полной мерой хлебнувшим тяжелую чашу службы в ракетных войсках. Всем нам, безусловно, есть, что вспоминать из своей военной биографии.

 

Ануфриенко Пётр Михайлович

Вернуться к оглавлению.

Ануфриенко Пётр Михайлович, начальник штаба 867 ракетного полка (декабрь 1963 — июль 1969г.) Участник ВОВ, парадов 1945г. — майского, ноябрьского и Парада Победы — 24 июня 1945г. До перевода в РВСН службу проходил в 96-ом танковом полку (командир полка полковник Б.И. Минеев) 51 механизированной дивизии (местечко Паплака Латвийской ССР).

 

После назначения на должность заместителя начальника штаба части 10 июня 1960г., я прибыл для прохождения службы в войсковую часть 54117 город Елгава Латвийская ССР. По информации начальника КЭЧ Елгавского района и военного коменданта железнодорожной станции Елгава такой части не только в Елгаве, но и в ближайших военных гарнизонах не значилось, но я знал, что такая часть, входящая в состав РВСН, в Елгаве будет. Имея некоторый опыт квартирьера, занялся вопросом изучения свободных зданий военных городков, расположенных на территории города Елгава.

22 июня 1960 г. в войсковую часть 54117 прибыла первая команда военнослужащих в составе: офицеров — 12 чел., сверхсрочнослужащих — 9 чел., сержантов и рядовых 1-го и 2-го годов службы — 202 чел. Всего — 223 чел. Старший команды подполковник П.И. Глотов. Я у него спросил: «А где же техника и имущество?». На что он ответил: «Никакой техники и имущества нет. Личный состав прибыл из расформирующихся частей». А перед прибытием этой команды в городе и в расположении военного городка побывал начальник связи соединения подполковник Н.Г. Лесанин, у которого я спросил: «Где же эта часть?», на что он ответил: «Ты и есть эта часть — 54117».

Я, как имеющий опыт по службе в штабе полка, подготовил проект приказа по части за номером 1 от 22.06.1960 года, в котором были назначены и.о. командира части подполковник П.И. Глотов и и.о. начальника штаба майор П.М. Ануфриенко. Прибывший личный состав был зачислен на все виды довольствия. Так началась моя служба в полку РВСН.

В войсковой части 54117 я получил большой опыт и практику в приёме и комплектовании подразделений личным составом, в организации и планировании боевой и политической подготовки, в организации административно-хозяйственной деятельности, ведь всё начиналось на голом месте, с нуля.

В решении вопросов и, прежде всего в формировании части, большую помощь оказали: командир соединения полковник А.А. Колесов, его зам. по тылу полковник И.П. Шелуханский, пом. начальника штаба соединения капитан Яковлев, начальник связи соединения подполковник Н.Г. Лесанин, начальник финансовой службы майор Валеев. Но самую главную помощь в решении хозяйственно-бытовых вопросов в первые дни прибытия личного состава в часть оказал командир части ВВС подполковник Д.М. Бухаринов, который после расформирования части был переведён в РВСН на должность начальника РТБ (гор. Елгава).

В октябре 1960г., после окончания расформирования частей в полк прибыло командование части, в том числе и командир полка полковник Б.И. Минеев, начальники служб. Я приступил к исполнению своих служебных обязанностей — заместителя начальника штаба полка. О своём служебном росте я не думал — стаж в выслуге лет свыше 20 лет, возраст под 40 лет. Переподготовку по изучению ракетного вооружения проходил в Рижском ВИКУ, армейской школе по подготовке младших специалистов гор. Остров, академии им. А.Ф. Можайского гор. Ленинград.

В начале декабря 1963 года меня вызвали на заседание Военного совета 50 РА в гор. Смоленск, на котором рассматривались и кадровые вопросы. После окончания заседания меня вызвал начальник штаба армии К.А. Герчик, который, можно сказать, принял от меня экзамен по знанию ракетного вооружения, боевому управлению, уставов (службе войск). Дал характеристику полка, в который я должен быть назначен начальником штаба полка, указал на какие вопросы уделить особое внимание в своей работе.

К новому месту службы, на должность начальника штаба 867-го ракетного полка (войсковая часть 23460, гор. Добеле Латвийская ССР), я прибыл во второй половине декабря 1963 года. Командир полка полковник М.П. Данильченко. Он дал подробную характеристику полка, представил личному составу штаба и подразделениям полка. Изучив историю полка, документы по боевой и политической подготовке за три года его существования, мне стало ясно, что полк имеет богатые традиции и хорошие успехи.

867-й ракетный полк был сформирован на базе полка фронтовой авиации и 156-го механизированного полка 51-й механизированной дивизии, чьё наименование получил по преемственности и стал именоваться — 867-й гвардейский ракетный Полоцкий ордена Кутузова 3-й степени полк (войсковая часть 23460).

Первое командование полка:

— командир полка — подполковник В.Д. Корунчиков;

— заместитель командира полка — капитан Н.А. Трунов;

— заместитель командира полка по политчасти — подполковник Попов;

— начальник штаба полка — майор К.И. Майоров;

— заместитель командира полка по ракетному вооружению — главный инженер полка капитан О.А.Степанов;

— заместитель командира полка по тылу — майор Евстигнеев.

Командир 1-го дивизиона — капитан А.А. Александров.

Командир 2-го дивизиона — старший лейтенант В.Е. Рушев

Командир дивизиона транспортировки и заправки — майор Дмитриев.

Место дислокации полка — военный городок Добеле-2, в 5 км западнее от районного центра гор. Добеле Латвийской ССР. На территории военного городка Добеле-2 располагались подразделения и техника 24-й учебной танковой дивизии ПрибВО.

Формирование полка началось во второй половине 1959г. Параллельно с укомплектованием подразделений в полк начала поступать техника, наземное оборудование, аппаратура связи. Шло строительство БСП 2-х наземных дивизионов. С января 1960 года полк приступил к плановым занятиям по боевой и политической подготовке, а также к освоению строящихся объектов ракетного комплекса с ракетой Р-12. С января 1960 года началось строительство и монтаж технологического оборудования шахтного ракетного комплекса (3-го ракетного дивизиона). В мае 1960 года на Государственный полигон Капустин Яр убывает первый ракетный дивизион, где все четыре стартовые батареи успешно проводят пуски ракет Р-2, переучиваются на ракетный комплекс Р-12 и получают допуск к самостоятельной работе по подготовке и проведению пуска ракеты Р-12. С апреля 1961 года первый ракетный дивизион приступил к несению боевого дежурства на БСП всеми четырьмя пусковыми установками в постоянной боевой готовности. В начале 1961 года на ГЦП убывает второй дивизион, где также успешно проводит четыре пуска ракет Р-12 и получает допуск к самостоятельной работе. 10 декабря 1961 года второй дивизион заступил на боевое дежурство. В июле 1963 года с полком проводилось учение под руководством командующего армии с выводом всех 8-и пусковых установок в ЗПР (запасный позиционный район) и несением там боевого дежурства в течение 10 дней. Полк с задачей справился успешно, получив хорошую оценку. В этом же году — 30 сентября на боевое дежурство заступил 3-й шахтный дивизион. В 1963 году сразу же после июльского учения полк подвергся новому испытанию. На ГЦП был отправлен 1-й дивизион в полном составе. Командир дивизиона майор Марков. Дивизиону была поставлена задача: трём пусковым установкам поочерёдно отработать на одой боевой ракете заправку и последующий слив КРТ, а четвёртой — провести учебно-боевой пуск этой же ракеты. Дивизион с поставленной задачей справился.

Это очень короткая трёхгодичная история 867-го ракетного полка, в который я был назначен начальником штаба полка. Мне повезло служить в таком прославленном полку. Полк несёт боевое дежурство всеми штатными пусковыми установками. Имеет богатейший опыт в выезде на полигон Капустин Яр, где проводил как опытные, так и плановые занятия по подготовке и пуску учебно-боевых ракет. Одновременно, с участием обоих штатных дивизионов с наземными пусковыми установками, выводился в ЗПР, где в течение десяти суток выполнял поставленные боевые задачи. Ежегодно подвергался проверкам организации несения боевого дежурства, боевой и политической подготовки. Действия командования полка и подразделений оценивались только положительно. Строительство основных объектов и сооружений окончено. Подразделения полка, за исключением батареи подвоза ракет и КРТ, постоянно находятся в основных позиционных районах. Члены семей офицеров и сверхсрочников, в зависимости от мест прохождения службы, размещались в военном городке Добеле-2 и посёлке Элея. Обслуживание жилой зоны членов семей проводилось службой КЭЧ Елгавского района.

Командование полка и начальники служб полка:

— командир полка полковник М.П. Данильченко,

— зам. командира полка — подполковник П.Н. Дрембич,

— зам. по политчасти — подполковник Ю.П. Рачковский,

— главный инженер — капитан О.А. Степанов,

— зам по тылу — подполковник И.Г. Трубачёв,

— зам. начальника штаба — майор Б.И. Смирнов,

— начальник КП полка — майор Г. Чеботарь,

— секретарь парткома — подполковник И.Я. Бортников,

— начальник связи полка — майор В.Е. Жаворонков,

— начальник инженерной службы — майор А.И. Николаев,

— начальник автослужбы — майор Г.И. Зеленский,

— начальник КП и АГО — майор Г Козлов,

— войсковой инженер — майор Н.И. Леонов и другие.

После представления меня личному составу и короткого знакомства с расположением позиционных районов, мы с командиром полка прибыли в штаб полка, где мне был определён кабинет на 2-ом этаже здания штаба, напротив кабинета командира (дверь в дверь). Первым делом я ознакомился с условиями работы секретного делопроизводства и основными документами, регламентирующими деятельность полка.

Вечером, после окончания рабочего дня, ко мне зашли зам. командира полка по политчасти подполковник Ю.П. Рачковский и секретарь парткома подполковник И.Я. Бортников, официально познакомились. Они дали полную и объективную характеристику полку и командирам, включительно до командиров батарей. Их информация мне очень пригодилась и я им благодарен за это. После их ухода я начал планировать свою работу на первые дни своей службы. Время года — вторая половина декабря — пора корректировки и внесения изменений в «План приведения полка в боевую готовность», составление отчёта по боевой и политической подготовке за прошедший учебный год и разработка проекта на новый год, оказание помощи в создании УМБ, текущая работа, а её не переделать.

Но, как бы, ни было трудно, в первую очередь я решил познакомиться с организацией и несением боевого дежурства на командном пункте и узла связи полка.

Начальник КП — майор Г. Чеботарь.

Начальник связи полка — майор В.Е. Жаворонков.

Начальник УС — капитан Ю.В. Усольцев.

Зам. начальника УС по политчасти — лейтенант А. Романов.

Зам. начальника УС по техчасти — капитан И.П. Сузанский.

Начальник приёмного центра — ст. лейтенант Соболевский.

Командный пункт был расположен на территории 2-го дивизиона в одноэтажном обвалованном сооружении, построенном по типовому проекту. Рядом, в бывших жилых домах, освобождённых в начале строительства объекта, был размещён приёмный центр и учебные классы УС. Всё рядом, но уюта в помещениях, особенно в главном зале КП, где несли боевое дежурство оперативный дежурный (436) и дежурный командир полка, назначаемый из числа руководящего состава полка (505), никакого. Стены серо-белые и т. д. Порекомендовал начальникам КП, связи и УС продумать вопрос об оборудовании боевых постов, наведении соответствующего порядка и создания уюта. Тем более, что в ближайшее время Боевые знамена полка и УС планировалось хранить в главном зале КП. Боевая документация соответствовала предъявляемым требованиям. В то же время на КП проводились работы по установке, монтажу и настройке некоторого оборудования электронной системы управления. Освоение её специалистами велось в ходе монтажа, а вот оперативным составом — непосредственно по прилагаемым руководствам по эксплуатации.

Оперативные дежурные на КП полка подготовлены были хорошо, знали состав дежурных смен, технологию подготовки ракеты к пуску, организацию охраны и обороны ракетных комплексов, грамотно руководили и осуществляли контроль несения боевого дежурства дежурными сменами. Главным на КП являлся дежурный командир полка, которому было предоставлено право, принимать решение на выполнение поставленных задач до прибытия на КП командира полка. На КП полка и в дивизионах дежурство осуществлялось круглосуточно, в полку — штатными оперативными дежурными, в дивизионах — из числа подготовленных офицеров штаба дивизиона и стартовых батарей. Связь между КП полка и дивизионами осуществлялась по подземным каналам связи — открытая, с вышестоящими штабами — открытая и закрытая телефонная и телеграфная. Радиосвязь — в режиме приёма. Если связь с подразделениями полка, несущих боевое дежурство в основном позиционном районе не вызывала особой тревоги, то при выходе дивизионов в запасный позиционный район связь желала быть лучшей. В этом случае связь осуществлялась через коммутатор, расположенный в Добеле-2, по арендованному одному каналу воздушной гражданской линии связи, что усложняло управление. Тем более, один раз в летнее время года, на территории ЗПР первого дивизиона разворачивался полевой лагерь одной из частей ПрибВО, что также надо было учитывать и согласовывать со штабом ПрибВО.

Многое в вопросах организации связи, подготовке связистов к несению боевого дежурства, оборудовании боевых постов делали начальник связи полка майор В.Е. Жаворонков и заместитель начальника УС капитан И.П. Сузанский. Для подготовки специалистов-связистов была создана хорошая УМБ.

 

В феврале 1963 года в Вооружённых Силах был организован приём на военную службу женского контингента. В полк прибыли около 70 женщин в возрасте 19-23 года из военкоматов Латвийской и Литовской ССР. Разместили их, как военнослужащих срочной службы — в казарме военного городка Добеле-2, провели обучение по курсу молодого солдата, приняли присягу, и распределили по подразделениям — в штабы, медпункты, тыловые службы и пункты связи. Основная часть женщин проходила службу на УС полка. Размещались они в жилой зоне второго дивизиона в отдельном помещении, в комнатах на 3-5 человек, а те, кто обслуживал коммутатор в Добеле-2 — в офицерском общежитии. Из их числа были подготовлены специалисты связи, многие стали отличниками боевой и политической подготовки. Правда, и хлопот с их появлением прибавилось, особенно политработникам. Службу они несли исправно. За всю свою службу в полку я не помню, чтобы личный состав дежурной смены УС не принял контрольный сигнал, передаваемый в радиосетях «Монолит». Правда, я поставил одно условие, тот, кто два раза подряд примет первым сигнал и положительно характеризуется по службе, получает отпуск. Отпускной билет и проездные документы с выездом на Родину вручались сразу же при подведении итогов в конце смены. Своё обещание я выполнял.

В мае 1965 года вместо уволенного в запас подполковника П.Н. Дрембича, на должность заместителя командира полка прибыл подполковник В.А. Ганин, до этого проходивший службу в подразделениях РТБ Елгавского полка. Он прошёл переподготовку на полигоне Капустин Яр, где принимал участие на комплексных занятиях в качестве номеров расчета, работая «из-за плеча», освоил несколько специальностей. В полку он не пропустил ни одного комплексного занятия, проводимого днём или ночью, с заправкой или без неё, в ОПР или ЗПР, в дивизионах с наземными или шахтными пусковыми установками. Он хорошо изучил и знал не только уровень подготовки каждой батареи, но и каждого специалиста до техника отделения, а то и номера расчёта. Пытался разработать инструкцию по работе на ракете номеров расчёта, не получилось, очень большой объем.

В ноябре 1965г. командир полка полковник М.П. Данильченко ушёл на зам. командира дивизии МКР, вместо его был назначен подполковник Л.В. Орехов. Очень тяжело мне было расставаться с ним, как с командиром и как с человеком честным и добросовестным с открытой душой. За короткий мой срок службы в РВСН Л.В. Орехов был уже третьим командиром полка — полковник Б.И. Минеев, полковник М.П. Данильченко Объединяло их одно — поддержание в постоянной боевой готовности подразделений полка к выполнению поставленных задач.

Полк за 1965год по итогам БиПП полк получил общую оценку хорошо, а 3-ий ракетный дивизион — вторично подтвердил звание «отличного».

Подполковник Л.В. Орехов начал свою службу в полку с изучения «Плана приведения полка в боевую готовность», с ознакомлением организации несения боевого дежурства дежурной сменой КП полка. Меня к этой работе не привлекал, а вот у начальника КП майора Г.Чеботаря и начальника связи полка майора В.Е. Жаворонкова он уточнял нужные ему вопросы. Свои замечания и предложения высказал мне. КП к тому времени был уже благоустроен. В дальнейшем продолжал знакомиться, не как обычно делают командиры — с боевой позицией, а с изучения расположения объектов и их предназначением в дивизионах, с организацией несения боевого дежурства. В штаб полка возвращался поздно вечером, знакомился с текущими документами, отдавал необходимые распоряжения и на следующий день службу начинал с посещения какого-то подразделения. Связь со мной поддерживал постоянно, я знал, где он находится, и какие вопросы там решает. С ним было работать очень легко.

Если 1965 учебный год был более спокойным, кроме вывода 1-го дивизиона в ЗПР (тридцати суточное дежурство) и проведение комплексных занятий с заправкой ракеты боевыми КРТ, то 1966 год начался с выезда боевых расчётов на полигон Капустин Яр. Началось с выезда в феврале боевого расчёта 1-ой ГПП шахтного дивизиона, командир расчёта майор Фарафонов, с ним уехал командир полка подполковник Л.В. Орехов. Не успел вернутся командир полка с полигона, как в мае, во главе с зам. командира полка подполковником В.А. Ганиным, на полигон выехала 8-я стартовая батарея, командир батареи В.Н. Лихолетов. В сентябре выезжала на полигон 1-я батарея, командир батареи майор Г.С. Тарабан во главе с командиром полка. На полигоне проверялась готовность боевых расчётов к пуску ракеты по сокращённым графикам, а также методы обучения солдат и сержантов работе за офицеров. Все пуски ракет прошли успешно.

Цель выезда короткая, но вот какую работу выполняли штаб полка и штабы дивизионов, начальники служб полка при подготовке к выезду на полигон или выходу в ЗПР, некоторые не представляли. Она очень многогранна и ответственная. Прежде всего, надо было рассчитать время на снижение боевой готовности подразделений, обеспечить управление и несение боевого дежурства без убывших подразделений, подготовить уйму документов и распоряжений. Каждый выезд на полигон, выход в ЗПР — это проверка каждого военнослужащего полка на готовность его к выполнению поставленных боевых задач.

1967 год. Период становления полка давным-давно закончился. Новые требования, предъявляемые к БиПП, к боевым расчётам, изучению ракетной техники требовали совершенствования УМБ. Пора было от схем и плакатов переходить к действующим макетам и тренажёрам. Да и срок службы военнослужащими срочной службы сокращался до двух лет. Ранее созданная УМБ не отвечала современным требованиям. Изучив состояние УМБ, возможности по её усовершенствованию в каждом дивизионе, заручившись поддержкой командования дивизии, мы составили конкретный план и приступили к его реализации. К его реализации привлекались все службы полка и в первую очередь служба ракетного вооружения. Общее руководство было возложено на заместителя командира полка подполковника В.А. Ганина.

В каждом наземном дивизионе: в 1-ом — в старом кирпичном учебном корпусе, во 2-ом — в освободившемся сооружении № 2 оборудовали тренажёры, громкоговорящую связь. Были установлены тренажёры для практического обучения расчётов прицеливания, обновили и имеющиеся классы. Происходили и казусы. Во втором дивизионе оборудовали новый класс ОПД (начальник ОПД капитан Ященко), заменили на новые образцы вычислительную технику. В этом классе занимался только личный состав ОПД, класс был расположен в жилой зоне дивизиона. Через некоторое время из класса пропали вычислительные машины, техника по тем временам очень дорогая и востребованная. Об этом мне доложил начальник штаба дивизиона майор В.Н. Перескоков, я — соответствующим органам, в том числе в военную прокуратуру, ОВД Добельского района. Состав преступления был раскрыт, виновные были наказаны в судебном порядке.

Я давно вынашивал мысль о стрельбище для стрельбы из штатного стрелкового оружия. Сделал намёк Всеволоду Андреевичу, он призадумался, а я уже предварительно осмотрел почти все карьеры в районе 2-го дивизиона и присмотрел один из песчаных карьеров, из которого военные строители в своё время брали песок. Дело стоило, чтобы его решать. Тир был построен и первым подразделением, которое его опробовало, был — узел связи полка.

Таким образом, в полку была создана хорошая УМБ, способствующая качественно проводить подготовку личного состава. Развивалась и спортивная база, как на открытых площадках, так и в закрытых помещениях.

По итогам БиПП за 1967 год полк был награждён Почётной Грамотой ЦК КП Латвии. Грамоту вручал Председатель Президиума Верховного Совета Латвийской ССР Я. Э. Калнберзин. Это всем известно. А вот какую подготовку к вручению грамоты провёл подполковник Л.В. Орехов, мало кому известно. За одну ночь строевой плац 2-го дивизиона был заасфальтирован и установлена трибуна. Об этом хорошо знал только командир дивизиона майор Б.К. Тырцев и командир ББО майор Апельсинов.

1968 год. Вновь смена командования полка. В январе вместо Орехова, командиром полка был назначен подполковник В.А. Ганин, бывший заместитель командира полка. Времени на ознакомление с полком не потребовалось. Я хорошо знал Всеволода Андреевича как зам. командира полка, но с назначением его командиром полка, в первые месяцы его службы в этой должности, я, как начальник штаба полка, очень часто от руководителей штаба дивизии получал нарекания за низкую исполнительность. Разбираюсь, виноватых нет. Подполковник Ганин, ознакомившись с документом, не указывал конкретного исполнителя или ответственного за исполнение, ставил только дату и подпись. Ответственный за хранение данного документа, просмотрев резолюцию, подшивал его в дело. Я не оправдывался перед руководством штаба дивизии, особенно перед начальником штаба полковником Ю.В. Тороповым, тот, кто с ним служил, хорошо знал его характер. Собрал подобные документы и официально пошёл к командиру, показал документы с просроченными сроками исполнения, объяснил причину. Он принял мои замечания к сведению, и в дальнейшей нашей службе претензий друг к другу не возникало.

Главными задачами, стоящими перед полком, были:

— проведение регламента технологического оборудования в шахтном дивизионе;

— переход на двухлетний срок службы солдатами и сержантами срочной службы без снижения боевой готовности подразделений полка;

— организация боевого дежурства личным составом РЭЗМ, вошедших в состав дежурных сил дивизионов;

— подготовка солдат и сержантов к работе за офицеров при подготовке ракету к пуску;

— монтаж, наладка и освоение на командных пунктах аппаратуры АСБУ «Сигнал» и другие.

Главным было — проведение регламента на оборудовании 3-го дивизиона. А это было связано с понижением боевой готовности дивизиона. Командир дежурных сил полка, оперативный дежурный должны были постоянно, по разработанному сетевому графику, следить за своевременным выполнением операций и об их выполнении представлять доклады на КП дивизии. Были сложности в допуске гражданских лиц на территорию объекта. Работы по проведению ревизии были закончены в установленные сроки. С личным составом дивизиона было проведено ТСУ, руководил — зам. командира дивизии полковник И.Ф. Николаев с привлечением инструкторской группы дивизии. Дивизион с задачами справился, оценка отлично. Дивизион был занесён в Книгу почёта Военного совета РВСН, командир дивизиона подполковник Ю.В. Потапов получил правительственную награду.

Август 1968 года, обычный рабочий день. Я был на КП полка, телефонных звонков с вышестоящих пунктов управления мало, в дежурных радиосетях — почти без помех. Командир полка в своём кабинете. Кажется, после обеденного перерыва на КП, на имя командира полка приходит шифртелеграмма с приказом «Занять повышенную боевую готовность». Командир полка подтвердил на вышестоящий КП дату и время получения приказа и, не дожидаясь дополнительных указаний, объявил полку боевую тревогу. Все офицеры, находящиеся на зимних квартирах, были вызваны в свои подразделения. Так начался самый ответственный момент в период Чехословацких событий. Если подполковник В.А. Ганин действовал решительно, то начальник РТБ полковник М.Е.Репин долго сомневался — как поступать? Пошли доклады на КП дивизии о ходе выполнения боевой задачи. Кроме Репина, видно, были ещё командиры, которые засомневались, так как, где-то часа через 2-3, прошло сообщение:

«Командира такого-то ракетного полка за не своевременное принятия мер по приведению полка в боевую готовность отстранить от занимаемой должности». Пошли распоряжения — проверить установку КБУ, строго соблюдать температурно-влажностный режим в сооружениях №2, проверить наличие и исправность средств заземления, проверить готовность к работе автономные дизельные электростанции, усилить охрану и оборону боевых позиций и т.д.Сроки исполнения — немедленно. Август, как никогда, на улице высокая температура, кондиционеры работают без выключения, в помещениях температура доходит до +30, а в аппаратной ЗАС — больше.

Задача была выполнена. Несмотря на временные неудобства, личный состав полка проявил высокую организованность, дисциплинированность и готовность к выполнению поставленных задач. В этот период была проведена большая работа партийно-политического аппарата полка во главе с зам. командира полка по политчасти подполковником Н.Н. Стуликовым.

Одним из важных вопросов в поддержании полка в боевой готовности являлось геодезическое обеспечение. В полку было такое подразделение, как геодезический взвод, входящий в состав батареи боевого обеспечения. Ответственность за его подготовку нёс капитан В.Ф.Дунин. Они прокладывали полигонометрические и угловые хода, выбирали специальные ориентирные пункты и закладывали их на местности, с высокой точностью определяли координаты и исходные азимуты для прицеливания ракет. Зная требования, предъявляемые к личному составу ОПД и геодезического взвода, их ответственность за выполнение служебных заданий, я капитану В.Ф. Дудину разрешал из числа, прибывшего по призыву личного состава подбирать людей для прохождения службы в этих подразделениях с резервом. Он очень редко в этом вопросе допускал ошибки.

Полку, как правило, ежегодно ставилась задача по проверке геодезических исходных пунктов опорной геодезической сети, сохранности геодезических знаков, проведение других различных работ. Начало этих работ — май, окончание — ноябрь. Военные геодезисты, переодетые в гражданскую одежду и обувь, машина с гражданским номером. Легенда — студенты учебных заведений проходят практику. Но, где набрать такой одежды и обувь на 12-15 человек? Работать приходилось в лесу, болотистых участках местности, преодолевать ручьи и речки, в любую погоду. Надо было поддерживать воинскую дисциплину, заниматься материально-техническим обеспечением. Помимо всего этого геодезисты совместно с расчётами прицеливания выполняли еженедельные, ежемесячные, полугодовые и годовые геодезические проверки. Взвод с поставленными задачами справлялся успешно и почти ежегодно считался одним из лучших в дивизии и в армии. В этом большая заслуга капитана В.Ф. Дунина, опытного специалиста и умелого воспитателя.

Инженерно-техническое обеспечение полка проводилось инженерно-техническим взводом, командир взвода ст. лейтенант Бородич, входившим в состав батареи боевого обеспечения. Непосредственный начальник — войсковой инженер полка майор Н.И. Леонов, который ставил задачи на подготовку дорог в ЗПР, на станцию выгрузки, при необходимости — расчистку местности для размещения техники на стартовых позициях, расчистку снега в зимних условиях.

С окончанием строительства сооружений на территории боевых ракетных комплексов, помещений в жилых зонах, подразделения полка, из помещений жилой зоны военного городка Добеле-2, выводились в район позиционного района полка, где приступали к их освоению и благоустройства. С 1961 года в каждом дивизионе было создано нештатное подразделение, занимающееся обслуживанием систем сигнализации, МЗП в предупредительной зоне и патрулированием по внешнему периметру боевого ракетного комплекса. На БСП охрану ракетного комплекса нёс личный состав стартовых и технических батарей. В 1964 году в штат ракетных дивизионов были введены рэзм. Личный состав стартовых батарей к охране уже не привлекался, кроме случаев усиления обороны при ведении боевых действий и в ЗПР. Приходилось заниматься и отлавливанием «шпионов». Почти ежегодно, особенно в летний период, распространялся слух о том, что выпускники некоторых специальных учебных заведений в конце учёбы обязаны были пройти практику по проникновению на важные военные объекты, провести там «диверсию» и представить руководству отчёт в виде фотографий. Нас это не коснулось, никаких копий фото мы не получали. Была ли такая практика — не знаю. А вот случай, когда в лесах 2-го дивизиона появилась рысь — был. Она была найдена на охранном ограждении — «Сетка», погибшей под напряжением. Из шкуры рыси один из умельцев во 2-ом дивизионе сделал коврик на память.

Разгрузкой боевых ракет, КРТ на станции выгрузки Гардене, перевоз учебно-тренировочной ракеты из одного дивизиона в другой занимался личный состав батареи транспортировки ракет и КРТ, командир батареи майор В.Т. Тучков. Дорожная сеть, в основном, была с твёрдым асфальтовым покрытием, расстояние до комплексов от 30 до 60 км, техника — крупногабаритная и тяжёлая. Но, всё, же дороги на некоторых участках, при неблагоприятных погодных условиях (гололёд и весенняя распутица) представляли опасность. Хотя, как говорил командир батареи майор Тучков, что он знал каждый кв. см. этих дорог, предусмотреть всё не возможно.

Был случай. Я был ответственным за разгрузку и транспортировку боевой ракеты. Зима. Закончили разгрузку, колонна машин сопровождения начала марш. На одном из участков дороги колонна остановилась. Уточняю причину. Командир батареи докладывает: «Этот участок дороги имеет большой уклон и весь покрыт сплошным гололёдом». Чтобы избежать опрокидывания тележки с ракетой, тележку взяли на растяжки и со скоростью 1 км в час начали транспортировку. Благодаря умелым действиям и знанию обстановки Тучковым груз был доставлен в назначенное место в полной сохранности.

Другой случай. В районе расположения 2-го дивизиона один участок дороги был покрыт щебнем без асфальта и имел очень высокие грунтовые воды. Для легкового и обычного грузового транспорта он не представлял опасности. В этот период года получили КРТ. При транспортировке колонна на одном перекрёстке остановилась. Командир батареи, зная этот участок, с целью проведения разведки проезжей части дороги, направил машину КрАЗ, она застряла, да так, что из дивизиона пришлось вызывать АТТ. Совершили марш по объездным дорогам. Весна, дороги узкие, хорошо, что не было мостов. И таких случаев в жизни командира батареи майора В.Т. Тучкова было не мало.

Не менее важным вопросом в работе штаба полка была подготовка водителей из числа прибывших по призыву. Доподготовка водителей в полку заканчивалась совершением 500-км. маршем. Маршрут выбирали с учётом приобретения навыков в вождении машин, как по дорогам с асфальтовым твёрдым покрытием, так и по грунтовым, лесным и полузаболоченным. Марш проходил круглосуточно.

Личный состав, убывающий на уборку урожая, с честью выполнял поставленные задания. В подготовке техники, убывающей на уборку урожая, большая заслуга начальника автомобильной службы полка майора Г.И. Зеленского.

Огромную помощь в организации БиПП, подготовке полка к несению боевого дежурства, боевом и материально-техническом обеспечении оказывало нам командование дивизии — полковник А.А. Колесов, полковник В.А. Торопов, майор А.А.Гуров, полковник И.П. Шелуханский. С приходом на должность заместителем командира дивизии и полковник И.Ф.Николаев, о котором можно целую книгу написать. Неоценимую помощь оказали офицеры инструкторской группы дивизии, возглавляемой полковником С.С. Зайцевым, офицеры тыла и другие.

За успехи в боевой и политической подготовке полк награждался:

— Почётной Грамотой ЦК КП Латвии,

— Переходящим Красным Знаменам Военного совета 50 ракетной армии.

В Книгу почёта Военного совета РВСН занесён третий дивизион, командир дивизиона Ю. В. Потапов, а в Книгу почёта Военного совета армии — УС полка, начальник УС капитан А.С. Джумыга.

Из офицеров, проходивших службу в полку, на вышестоящие должности были назначены:

— командир полка полковник М.П. Данильченко — командиром дивизии;

— командир полка полковник Л.В. Орехов — командиром дивизии;

— командир дивизиона майор Б.К. Тырцев — командиром дивизии;

— начальник отделения А.Д. Краснов — начальником штаба объединения ВКС;

— замполит подполковник Ю.П.Рачковский — начальником политического училища;

— зам по РВО дивизиона капитан В.А.Рылов — главным инженером дивизии;

— командир батареи капитан В.Н. Лихолетов — зам. начальника штаба армии;

— командир дивизиона майор В.В Марков — начальником отдела кадров военного института им. А.Ф. Можайского;

— начальник штаба полка майор В.Е.Жаворонков — начальником связи одной из дивизий;

— помощник начальника штаба дивизиона ст. лейтенант Г.Ф.Дубровин — ст. офицером оперативного направления ЦКП РВСН;

— зам. командира батареи капитан В.С.Кукарин — старшим офицером службы войск Генерального штаба ВС, и другие.

Уволен из рядов Вооружённых Сил я был в июле 1969года по выслуге установленных сроков действительной службы. При командовании полком полковником В.А.Ганиным и подполковником А.Д. Красновым ежегодно, и не раз, приглашали на встречи с личным составом, а после их убытия связь прекратилась.

После увольнения устроился на работу на одно из предприятий гор. Елгава на должность инженера по научно-технической информации. В дальнейшем работал в штабе гражданской обороны города. И в те времена и сегодня занимаюсь общественной работой, в основном, по военно-патриотическим вопросам.

Благодарен всем, кто меня помнит.

 

 

Оглавление

Далее

 

 

Вернуться к оглавлению.

 

* * *

Яндекс.Метрика