На главную сайта   Все о Ружанах

ИСТОРИЯ 50-й РАКЕТНОЙ АРМИИ
IV. ПЕРЕВООРУЖЕНИЕ И РАЗВЕРТЫВАНИЕ
МОБИЛЬНОЙ РАКЕТНОЙ ГРУППИРОВКИ (1977-1985 гг.)

Назад.

Оглавление.

Далее.

Глава 9. Организация и совершенствование боевой подготовки.

С перевооружением войск 50-й РА на ракетные комплексы третьего поколения менялись содержание и методы боевой подготовки, как ракетных полков, так и частей специально-технического обеспечения. Это было продиктовано, прежде всего, появлением в составе ракетных комплексов разделяющихся головных частей, бортовых цифровых вычислительных машин, сложных систем и уникального оборудования в шахтных пусковых установках с повышенной защитой.

Особенности организации боевой подготовки в этот период в 7-й ракетной дивизии «ОС» подробно описаны в предыдущем томе «Истории 50-й РА».71

Для боевых расчетов пуска, специалистов частей ракетно-технического и других видов обеспечения ведущим предметом обучения стала специальная подготовка. Переподготовка ракетных полков, трб, ртб и других частей проводилась в учебных центрах, на полигонах и предприятиях промышленности, а также в боевых частях.

Из-за невозможности обучения боевых расчетов непосредственно на ракетном комплексе «ОС» коренным образом изменился состав учебно-материальной базы и, в первую очередь, для подготовки дежурных смен пуска. Она позволяла осуществлять одновременную подготовку к заступлению на боевое дежурство всех очередных боевых расчетов пуска дивизии. Для этого в учебном корпусе дивизии были созданы классы по количеству ракетных полков «ОС», оснащенные тренажерами промышленного и собственного изготовления, являвшимися аналогом оборудования боевых постов, объединенные системой связи. Были развернуты классы для подготовки и других специалистов дежурных смен.

Основу подготовки личного состава технических ракетных баз составляли тактико-специальные занятия по отработке всех технологических операций по вводу и приведению БРК в боевую готовность, по проведению технического обслуживания и устранению неисправностей на ракетном вооружении. Учебно-материальная база трб дополнялась учебно-боевой стартовой позицией, позволявшей проводить весь цикл технологии приведения ракетного комплекса в боевую готовность и осуществлять подготовку расчетов и специалистов трб, ртб, ракетных полков. Подготовка специалистов связи велась поэтапно, основное внимание уделялось практической работе на аппаратуре и выполнению функциональных обязанностей номеров дежурных расчетов.

Особое внимание уделялось стабильности состава боевых расчетов, что способствовало их боевому слеживанию и поддержанию высокого уровня подготовки дежурных сил. Обучение по наиболее сложным специальностям проводили инструкторские группы соединений и объединения.

Составной частью боевой подготовки являлась командирская подготовка, организация которой находилась в постоянном поле зрения командиров соединений и частей, отдела боевой подготовки армии. Планы командирской подготовки на каждый год составлялись с учетом решаемых задач и требований Организационных указаний по боевой подготовке Главнокомандующего ракетными войсками на каждый учебный год. Организация командирской подготовки и методика ее проведения, а также уровень подготовки офицеров контролировались в ходе итоговых и частных проверок частей и соединений.

 

Отдел боевой подготовки и инструкторская группа армии в этот период была укомплектована квалифицированными офицерами, имевшими значительный многолетний опыт работы, как на ракетных комплексах средней дальности Р-12 и Р-14 наземного и шахтного базирования, так и на БРК с межконтинентальными ракетами третьего поколения 15А15, 15А16.

В состав отдела и инструкторской группы входили: подполковники Балудин Л.И., Пятков Н.М., Рябов Н.П., Овечкин С.Ф., Жевнерев С.Н., майоры Безуглый Л.Н., Римонис М.И., Муханов П.И., Киселев В.Ф., Авдеев В.И., Никитин М.Л., капитаны Корепанов А.П., Кондратенко В.А., Пруцков Е.Е., Евтюхин И.Ф. и др. Начальником инструкторской группы стал подполковник Разумов Б.К. Заместителем начальника отдела являлся полковник Зубович М.А. Отдел возглавил назначенный в 1977 году заместителем командующего по боевой подготовке генерал-майор А.С. Лапшин, бывший командир 32-й ракетной дивизии.

 

Организация боевой подготовка в частях в подразделениях СПУ. Перед отделом, помимо задач по совершенствованию боевой выучки .частей и подразделений дивизии «ОС» и дивизий с групповыми ПУ, в этот период встала задача организации в армии процесса переучивания ракетных полков на новую технику, боевой подготовки частей и подразделений СПУ по мере перевооружения на РК «Пионер». Основным ее содержанием на начальном этапе стало поддержание высокого уровня подготовки боевых расчетов пуска (1-х и 2-х номеров) для работы на аппаратуре боевого управления и системе дистанционного управления, а также обучение расчетов пусковых установок, дизель-электрических станций, механиков-водителей многоосных шасси, в том числе пусковых установок, расчетов охраны и обороны и других специалистов.

Необходимо было организовать с использованием учебно-материальной базы непрерывный и эффективный процесс обучения и поддержания высоких практических навыков личного состава, боевого слаживания расчетов и подразделений с помощью системы проведения тактико-специальных занятий и учений, органично внедрить в систему подготовки инженерную, химическую, огневую и физическую подготовку, как основных элементов высокой полевой выучки. Предстояло в короткие сроки обобщить накапливаемый опыт в этом процессе и активно работать над совершенствованием соответствующих наставлений, инструкций, курсов и программ боевой подготовки.

С конца 1976 года офицеры отдела боевой подготовки приступили к переучиванию на новый ракетный комплекс. Одним из первых прошел переподготовку заместитель начальника отдела полковник М.А. Зубович. В 1976-1978 годах прошли переучивание совместно с полками на полигоне Капустин Яр и получили допуск к самостоятельной работе в качестве инструкторов офицеры отдела и инструкторской группы подполковник Балудин Л.И., Пятков Н.М., майоры Безуглый Л.Н.. Римонис М.И., Муханов П.И., Киселев В.Ф., капитаны Евтюхин И.Ф. и Кондратенко В.А. и др. Осенью 1978 года на Государственном полигоне состоялись первые сборы инструкторских групп объединений по комплексу 15П645.

С началом освоения в армии мобильных ракетных комплексов РСД-10 («Пионер») потребовались значительные изменения прежней системы боевой подготовки в ракетных дивизиях средней дальности, разработка новых методов обучения личного состава, обусловленных спецификой эксплуатации и боевого применения нового ракетного оружия.

В первую очередь эти изменения должны были коснуться методики подготовки боевых расчетов пуска — совершенно новых основных специалистов, способных нести непрерывное боевое дежурство в машинах подготовки и пуска, используя новейшие технические средства связи и систему боевого управления оружием. Необходимо было также обучить боевые расчеты четким и грамотным действиям, по развертыванию пусковых установок и приведению их в боевую готовность, их маскировке, свертыванию при смене боевых стартовых позиций.

Особенно остро встали проблемы маршевой подготовки механиков-водителей СПУ и боевых агрегатов на многоосных шасси, полевой выучки военнослужащих, организации охраны и обороны ракетных дивизионов на марше и полевых позициях. Это потребовало огромных усилий по коренной перестройке всей учебно-материальной базы в полках, созданию своими усилиями тренажной аппаратуры, переоборудованию учебных классов, подготовке учебных маршрутов и автодромов для тренировки механиков-водителей и навыков движения дивизионов в составе колонн, тактических полей для обучения личного состава.

 

Процесс переподготовки каждого полка проходил в несколько этапов.

1-й этап — формирование боевых расчетов и подразделений по новой штатной структуре, развертывание работы по созданию учебно-материальной базы, начало заблаговременной подготовки личного состава;

2-й этап — подготовка полка к убытию на полигон, совершение марша по железной дороге, организация боевой и политической подготовки в пути следования.

3-й этап — обучение и освоение боевой техники, ее прием в эксплуатацию и получение допуска к самостоятельной работе на ней. Это наиболее ответственный и сложный этап, который требовал мобилизации всех моральных и деловых качеств людей, преодоления неимоверных трудностей в учебе, работе на технике и бытовых условиях. В то же время, это был этап закалки каждого военнослужащего, его подготовки к действиям в экстремальных условиях, окончательного формирования и сплачивания воинских коллективов;

4-й этап возвращение полка в район постоянной дислокации, приведение ракетного комплекса в боевую готовность, сдача зачетов комиссии командующего армией на допуск к несению опытно-боевого дежурства и комиссии Главнокомандующего РВ — на допуск к несению боевого дежурства.

Этот этап характеризовался высокой интенсивностью проведения теоретических и практических занятий в учебных классах, на учебных полях и полигонах, на стрельбищах и автодромах, постепенным наращиванием сложности отрабатываемых задач на тактико-специальных занятиях и тактико-специальных учениях сначала внутри боевой стартовой позиции, а затем с выходом на учебно-боевые стартовые позиции. Это создавало исключительно высокую нагрузку на весь командный и инженерный состав, автомобильную службу, на инструкторские группы дивизии и армии с целью обеспечения правильных действий боевых расчетов в рамках установленных временных нормативов, недопущения нарушения мер безопасности и поломок ракетной техники.

С целью совершенствования тактико-специальной подготовки в частях развернулась работа по созданию и оборудованию тактических полей, на которых личный состав обучался борьбе с низколетящими целями, разведывательно-диверсионными группами противника, отработке методов поиска и уничтожения фугасов на полевых позициях, тушения пожаров, оказания первой медицинской помощи пострадавшим. Отделом боевой подготовки было рекомендовано проводить занятия на тактическом поле один раз в неделю с каждым дивизионом, причем дивизион привлекался на занятия со 100% привлечением личного состава.

Усложнялись задачи огневой подготовки подразделений охраны и обороны, для чего в дивизиях было переоборудовано часть стрельбищ для ведения огня из крупнокалиберных пулеметов с применением приборов ночного видения и из личного оружия.

Большую роль в совершенствовании системы боевой подготовки полков СПУ сыграло опытное учение в апреле 1978 года в 32-й рд с выводом (впервые) на полевые БСП 346-го полка в полном составе. Цель учения состояла не только в проверке способности полка к выполнению боевых задач с полевых позиций и реальности плана боевых действий, но и в корректировке процесса обучения расчетов и подразделений по всему многообразию вопросов, связанных с выходом полка, выполнением боевых задач с полевых позиций и всесторонним обеспечением боевых действий.

Динамику одного из тактико-специальных учений описывает бывший заместитель командира дивизиона по ракетному вооружению 170-го ракетного полка майор в отставке Ю.В. Ганин72: «...Жизнь любого ракетчика на «Пионере» во время боевой службы делилась на два этапа. Первым этапом было несение боевого дежурства и боевая подготовка, вторым — непродолжительный сон во время этапа первого в дневное или ночное время суток — кому как повезет.

Треть года полк проводил на природе — в дремучих белорусских лесах. Уровень полевой выучки на то время был достаточно высок...

В инструкторской группе дивизии, а это были подполковник Головин, старшие лейтенанты Хохлов, Федоткин и другие офицеры и прапорщики, все имели классную квалификацию «мастер». Именно они занимались молодым офицерским пополнением, начиная с организации учебного процесса и до приема зачетов к несению боевого дежурства, и имели достаточное представление об уровне подготовленности того или иного инженера-оператора боевого расчета пуска в масштабах всей дивизии.

В деятельности командира полка подполковника Макарова В.И., а затем и подполковника Кривова А.Е., командиров дивизионов и групп большое внимание уделялось повышению живучести подразделений. Наши действия по сигналам оповещения были доведены до автоматизма, так как отрабатывались по 2-3 раза в месяц и оставались неизменными на протяжении длительного времени.

Ракетные дивизионы и подвижный командный пункт ПКП полка свертывались силами дежурной смены при участии личного состава срочной службы, и ими же выводились на полевые позиции.

При свертывании дивизиона одним из достаточно тяжелых нормативов было проведение подготовительных операций на пусковых установках, выполнявшихся оператором машины подготовки еще до прибытия всего состава дежурных сил, не находящегося на боевых постах. Эта работа по насыщенности операций и быстроты исполнения оператором с личным составом дежурного боевого расчета была сродни преодолению полосы препятствий и обеспечивала сокращение общего времени свертывания СПУ.

Не менее сложная задача стояла перед 30-м номером — третьим оператором боевого расчета пуска, находившимся в казарме жилой зоны полка. Он персонально отвечая за выполнение нормативного времени по прибытию солдат и сержантов, входивших в состав дежурной смены дивизиона. Норматив предусматривал подъем по тревоге, получение оружия и преодоление расстояния (для нашего дивизиона около километра) от казармы до сооружения 505. Грамотно руководили этим процессом старший лейтенант Колесов, лейтенанты Масюков, Корнилов Г.А., Беликов В., Ковалев К.Б. и др.

Вообще-то тридцатым номером заступать на боевое дежурство было тяжелее всего: в короткую смену с вторника на среду и с четверга на пятницу в ночное время ему приходилось бодрствовать, выполняя обязанности дежурного по дивизиону («ДД»), а в ночь со среды на четверг зачастую приходилось работать на тактико-строевом занятии ТСЗ (замятие боевых постов и развертываниея дивизиона на учебной позиции внутри боевой стартовой позиции). Спать ему все три ночи было просто некогда, а сутки к отпуску ему не начислялись, потому что он не нес дежурство в специальном сооружении. Вдобавок он испытывал большие психологические нагрузки во время исполнения обязанностей дежурного по дивизиону...

Вспоминая своих первых командиров и сослуживцев — командира дивизиона подполковника Лобанова А.М., майоров Журавского А.., капитана Шушкевича и многих других, хочется отметить старшину нашего дивизиона старшего прапорщика А.А. Шипуль. В среде офицеров и прапорщиков он пользовался бесспорным авторитетом, а солдаты и боялись его, и уважали. Полностью обеспеченный в тыловом отношении полевой выход, вовремя развернутый лагерь обеспечения (так называемый «Спутник»), организация качественного питания — это, поверьте, много значит.

Легендарная автомобильная кухня ПАК-200, ужин в лагере у догорающего костра, тихо падающий снег в свете автомобильных фар и ожидание возвращения домой... Многие ракетчики видели эту картину и вряд ли когда ее забудут.

Свертывание агрегатов комплекса проводилось в строгом соответствии с технологическими графиками и временными нормативами, нарушение которых каралось жесточайшим образом на всех должностных уровнях. После свертывания СПУ в, так называемом СУПРе (сооружение 15У111, или «Кроне», где размещалась пусковая установка) гасили свет и открывали ворота. Старший расчета — командир агрегата, на борту которого находилась твердотопливная ракета с тремя ядерными боеголовками, сведенными в один боевой блок, отправив номеров расчета по агрегатам обеспечения, ожидал начало выстраивания колонны. Он визуально дожидался в ней разрыва и руководил действиями механика-водителя по занятию каждой пусковой установкой своего места в колонне. Маневр был очень ответственным, так как никаких задержек в построении колонны не допускалось.

Дивизионы совершали марш в режиме радиомолчания с использованием всех элементом светомаскировки на максимально возможной скорости. Движение с включенными фарами и снятой светозащитой было категорически запрещено.

Возглавлял колонну командирский БТР с системой навигации, а замыкал ее агрегат МДСОО-К (машина дежурной смены охраны и обороны — караула) — четырехосный МАЗ с башенно-пулеметной установкой на корме.

Помимо формирований комендантской службы и группы разведки, готовивших маршрут движения и полевую позицию, впереди колонны на небольшом удалении на мотоцикле с коляской передвигалась подвижная группа разведки, возглавляемая командиром батареи боевого обеспечения дивизиона.

Комендантская служба перекрывала движение на магистралях в общей сложности на 5-6 часов. С введением в штат дивизии подразделения спецмилиции, всю нагрузку по организации службы регулирования стали нести ее сотрудники.

Во время движения колонны при возникновении неисправностей на технике, в работу включались специалисты технического замыкания, а в более серьезных случаях к их устранению привлекались представители технической ракетной базы, автослужбы и промышленности. Общее руководство работами возлагалось на заместителей командиров, дивизионов по ракетному вооружению (в нашем дивизионе это был майор Жукевич), полка (майор Сак К.В.) а иногда и дивизии (полковник Малахов П.П.).

По прибытии колонны на позицию командир агрегата выпрыгивал из машины и бежал впереди, помогая механику-водителю в обеспечении безопасности движения по лесному массиву, зачастую по колено в грязи и снегу, в дождь и пронизывающий ветер до своего «кармана» в чаще леса, где вместе с командиром дивизиона устанавливал СПУ на точку старта. К тому времени стартовая площадка была уже в первом приближении подготовлена группой разведки. Таким образом, общее время развертывания дивизиона напрямую зависело от инженерных навыков разведчиков. Отлично в этом вопросе были подготовлены разведчики командира батареи старшего лейтенанта Шкрылева С., а по организации охраны и отражения диверсионных разведгрупп — солдаты старшего прапорщика С. Куркова.

После отдачи распоряжения расчету СПУ на подготовку площадок под опоры, на которых вывешивалась СПУ, командир агрегата засовывал в карман буссоль БШ-1, цеплял на себя страховочный пояс и бежал на построение к машине подготовки и пуска МПП. Там он получал приказ от командира дежурных сил на развертывание: «К бою! Развернуть агрегаты!» и устремлялся к своему расчету.

Работы выполнялись в кромешной тьме при свете фар-искателей и фар соседних агрегатов. Все офицеры и прапорщики, а также сержанты имели карманные фонари. Гул моторов, клубы выхлопных газов, лучи света и мелькание фонарей представляли собой фантастическое зрелище. Непосвященному человеку это могло показаться неразберихой и суматохой, однако действия нескольких десятков человек носили осознанный и организованный характер и подчинялись единому ритму, задаваемому стрелкой секундомера.

Командир СПУ забирался по приставкой лестнице на бункер агрегата, осматривал крепление контейнера с ракетой к стреле, измерял с помощью буссоли и вводил в аппаратуру угол грубого ориентирования. В это же время номера расчета заканчивали выравнивание площадок под опоры, снимали их с агрегата (они перевозились сзади, попарно вставляясь одна в одну и весили около 70 кг) и выставляли их под шаровые опоры гидродомкратов. Готовился также блок автоматического гирокомпаса АГК, который переводился в рабочее положение для установки на грунт (Операция «Задавливание»).

После запуска ходового двигателя командир агрегата с помощью выносного пульта устанавливал АГК на грунт и вывешивал пусковую установку на опорах. Начиналась трудоемкая и ответственная операция по развертыванию маскировочной сети (КМП — комплект маск-перекрытия). До подстыковки наземной кабельной сети ходовой двигатель продолжал работать, и под сетью скапливалось достаточно плотное облако выхлопных газов. Впоследствии от всех участников работы на СПУ разило горелым мазутом, а лицо и руки операторы были усеяны черными точками, потому что выносной пульт, который доставал оператор для работы, хранился в нише рядом с выхлопной трубой.

Развертывание СПУ требовало физических усилий, и чем проворнее работал расчет, тем быстрее она была готова к началу режимов по постановке на боевое дежурство.

В большинстве случаев самые «трудные» из старослужащих солдаты в одиночку ворочали маскировочную сеть, побивая временные нормативы, что среди солдат считалось высшим шиком.

Серьезной помехой при работе с КМП являлся автомат АКМ, который находился в положении «за спину» Представьте себе зимнюю ночь, кромешная тьма. На солдате теплое обмундирование, противогаз, страховочный пояс, высота порядка трех метров и постоянно цепляющийся за сеть стволом или прикладом автомат. Затем этот автомат заменили на более компактный АКМС-74У, что было встречено с восторгом.

После проведения из машины подготовки постановочных режимов, расчеты с уже более спокойном темпе приступали к приведению техники дивизиона в исходное положение для несения боевого дежурства. В обязанности операторов боевого расчета пуска входило наращивание маскировки. В комплект МДСОО-К входили мотобуры на базе мотопилы «Дружба». Два лейтенанта с их помощью сверлили в земле отверстия и в них вставляли спиленные ели для маскировки следов заезда СПУ. После этих «посадок» у них еще дня два была легкая «контузия» от треска и вибрации.

В дивизионах применялось также создание ложных позиций СПУ с применением маскировочных сетей, стоек-подпорок уголковых отражателей против радиолокационной разведки и других «прибамбасов». В противодействие диверсионным разведывательным группам противника выставлялись секреты, вынесенные в места наиболее вероятного их появления. Применялись агентурные меры — «свой» человек в близлежащей деревне сообщал на ПКП дивизиона о всех подозрительных лицах, появившихся в позиционном районе.

Вокруг позиции устанавливались минно-взрывные заграждения и малозаметные препятствия, использовались различные электронные и неэлектронные устройства натяжного действия, в том числе и образца 1914 года — натянутые нити с подвязанными к ним консервными банками с камнями. Самый изощренный диверсант, обойдя технические средства обнаружения, должен был попасться на это нехитрое устройство... ».

 

Уже к середине 1978 года в 32-й ракетной дивизии начала действовать стройная и отработанная система организации и проведения занятий по боевой подготовки, обеспечившая активное участие полков дивизии в серии насыщенных многообразными задачами учений, проводимых командованием армии, Главнокомандующим ракетными войсками и Министром обороны («Запад-81», «Запад-84» и др.).

В ходе учений «Запад-81» личный состав 402-го рп (п. Ветрино, командир подполковник Куликовский И.Ю.) показал высокое мастерство, хорошую тактико-специальную и специальную подготовку и был награжден вымпелом «За мужество и воинскую доблесть».

Накопленный в 1978-1980 гг. опыт организации боевой подготовки подразделений и частей СПУ позволил с высоким качеством осуществлять постановку на боевое дежурство всех полков 32-й и 49-й рд, а также обучение высокоманевренным и эффективным действиям подразделений, максимально приближенным к боевой обстановке. Армейская инструкторская группа и инструктора 32-й и 49-й рд с каждым ракетным полком выезжали на полигон Капустин Яр и принимали непосредственное участие в теоретическом и практическом обучении боевых расчетов и, особенно, при проведении тактико-специальных занятий (ТСЗ) и учений (ТСУ), оказывая заметное влияние на качество учебы.

В 1981-1982 годах офицеры отдела боевой подготовки подполковники Пятков Н.М., Рябов Н.П.. Овечкин С.Ф. и инструкторская группа во главе с начальником подполковником Разумовым Б.К. непосредственно участвовали в организации занятий в подразделениях полков, готовящихся к заступлению на боевое дежурство, с целью повышения эффективности и качества учебного процесса, обучали офицеров дивизионов методическому мастерству проведения занятий. В этом принимали участие офицеры инструкторской группы В.В. Прудников, Д.С. Ганган, Макаров, Евтюхин И.Ф.

Особенно большая помощь была оказана командованию 428-го рп (командир части подполковник Куранков НI.В.) в 1981 году в связи с перевооружением и постановкой на боевое дежурство нового ракетного комплекса 15П653 («Пионер»-УТТХ).

В этот период отдел боевой подготовки делает упор на тактико-специальную подготовку подразделений и частей, отработку приемов построения в походный порядок с места, без предварительного выстраивания колонн, а также развертывания подразделений в боевой порядок на полевых позициях с марша.

В методическом плане отделу боевой подготовке удалось перенести весь накопленный опыт освоения ракетных комплексов СПУ в 49-ю ракетную дивизию, приступившую к перевооружению в 1980 году. Положительный опыт обучения передавался командному составу дивизий и полков на учебно-методических сборах перед началом каждого учебного года, которые проводились под руководством командования 50-й ракетной армии.

В боевой подготовке полков с групповыми пусковыми установками офицеры отдела руководствовались требованием — приближать обучение войск к условиям ведения боевых действий в современной войне, совершенствовать тактическую подготовку соединений, частей и подразделений, Одной из форм совершенствования боевой учебы стали 2-х суточные тактико-специальные учения со стартовыми батареями, введенные в 1978 году директивой Главнокомандующего РВ. Эта форма открыла широкие возможности для обучения людей, но одновременно потребовала тщательной разработки методических основ и большой заблаговременной подготовки. С целью повышения полевой выучки боевых расчетов отрабатывались сокращенные графики по свертыванию оборудования для совершения марша и при приведении в боевую готовность в полевых районах, сокращению нормативов при выполнении боевых задач с полевых позиций.

В течение года с каждой стартовой батареей проводилось по 22—23 комплексных занятия, из них по два с реальной заправкой компонентами ракетных топлив, до 50% занятий — составом дежурных сил.

Отдел боевой подготовки большое внимание, как и в прежние годы, уделял совершенствованию учебно-материальной базы, особенно в 7-й, 32-й и 49-й рд, находящихся на этапе освоения ракетных комплексов нового поколения. Сложность в ее создании и совершенствовании для полков РСД-10 была в том, что заводская гренажная аппаратура отсутствовала, и армейским рационализаторам основную массу тренажеров, учебных классов приходилось разрабатывать своими силами. Эта задача была решена, и созданная учебно-материальная база способствовала дальнейшему качественному росту боевой подготовки частей и подразделений РСД-10, что получило высокую . оценку при посещении войск Министром обороны СССР, Главнокомандующим РВ.

В 346-м рп (г. Поставы) был введен в строй новый учебный корпус, начались поставки комплексных тренажеров 15К91 и 15К229 для подготовки боевых расчетов пуска СПУ.

Продолжалось наращивание учебно-материальной базы и в других соединениях с целью обеспечения комплексной подготовки дежурных сил, создание тактических полей, городков практического обучения, маршрутов для совершенствования маршевой подготовки водителей.

Для более качественной подготовки боевых расчетов пуска началась поставка более совершенных тренажеров и учебно-тренировочных комплексов 15К266, 15К332,15К233.

Наглядными пособиями, макетами, разрезами агрегатов и схемами по боевой подготовке части и подразделения были оснащены в среднем на 85—90%, тренажной аппаратурой на 80%. Заметную роль в развитии учебно-материальной базы сыграло проведение отделом боевой подготовки смотров-конкурсов на лучшую УМБ соединения. В программу смотра-конкурса входила не только оценка состояния учебных классов и тренажной аппаратуры и их использования в учебном процессе, но наличие и оборудование тактических, полей, стрельбищ, автодромов, химических и спортивных городков. В 1979 году победителем смотра-конкурса стала 7-я рд, а 29-я и 31-я рд заняли соответственно 2-е и 3-е места.

В повышении эффективности процесса обучения военнослужащих соответствующее место занимали занятия в военно-технических кружках. Наиболее успешно эта работа традиционно проводилась в 31-й рд (г. Пружаны, командир полковник Журавлев Ю.М.). Здесь было создано 42 военно-технических кружка, руководителями которых являлись офицеры службы РВО, 12 кружков рационализаторской работы, 3 радиотехнических кружка на узлах связи, 7 кружков автодела.

Для решения задачи совершенствования методического мастерства офицеров в 1979 году в управлении армии (впервые в Ракетных войсках) был создан Методический совет.

Председателем совета был назначен первый заместитель командующего генерал-майор Жуков Ю.А., его заместителем начальник отдела боевой подготовке генерал-майор Лапшин А.С.

Методический Совет состоял из пяти секций:

1. «Идеологической, политико-воспитательной работы, дисциплины и службы войск», председатель — заместитель начальника политического отдела полковник Бурцев А.С.

2. «Оперативная работа и службы штаба», председатель — заместитель начальника штаба полковник Воронич Г.Б.

3. «Боевая подготовка», председатель — заместитель начальника отдела боевой подготовки полковник Зубович М.А.

4. «Вооружение и техника», председатель — заместитель начальника управления Главного инженера полковник Абрамов С.А.

5. «Тыловое обеспечение и быт войск», председатель — заместитель начальника тыла полковник Погосов В.В.

Основной задачей Методического Совета являлась координация деятельности отделов, служб и управлений армии по совершенствованию методики обучения, воспитания и слаживания подразделений и частей, повышение качества полевой выучки войск.

За 1983-1984 годы офицерами отдела боевой подготовки разработано 10 методических пособий по различной тематике, методические указания по планированию, проведению ТСУ, действиям командира дивизиона при свертывании (развертывании) агрегатов комплекса.

Дальнейшую разработку получили вопросы: — организации и методики проведения тактико-строевых занятий с батареей (группой), дивизионом, полком;

— развития учебно-материальной базы для полевой и маршевой выучки личного составе;

— организации и качества проведения занятий по общевойсковым дисциплинам.

Офицеры отдела боевой подготовки постоянно участвовали в подготовке учебных точек и показных занятий при проведении инструкторско-методических сборов с командирами частей, дивизионов, сборов с руководящим составом перед началом учебного года (полугодия) в частях и соединениях.

 

С целью осуществления непрерывного контроля за ходом боевой подготовки в армии и дивизиях в 1978 году были оборудованы оперативные пункты контроля боевой подготовки (ОПКБП), задача которых состояла в ежедневном оперативном сборе информации от соединений и частей о ходе боевой подготовки, контроле хода учебного процесса и исполнении в войсках армии приказов и директив по боевой подготовке, ведении соответствующей учетной документации. Первым нештатным начальником ОПКБ армии был назначен по совместительству майор Рябов Н.П., который внес значительный вклад в разработку стройной системы непрерывного контроля качества боевой подготовки в соединениях и частях.

 

С 1977 года в армии, а затем и в ракетных войсках стали широко проводиться состязания и смотры-конкурсы на лучшую стартовую батарею, лучшую группу подготовки и пуска, лучший боевой расчет. Это потребовало значительных усилий отдела по их организации и проведению, так как на смотр-конкурс представлялось свыше десятка боевых подразделений, подготовку каждого из которых нужно было изучить и оценить.

По итогам смотра-конкурса в 1977 году в армии среди стартовых батарей завоевали:

— 1-е место — 1-я батарея (командир майор Павлов В.А.) 30-го рп (г. Алуксне) 23-й рд;

— 2-е место — 1-я батарея (командир майор Алиферов Ю.А.) 637-го рп (г. Таураге) 58-й рд;

— 3-е место — 2-я батарея (командир ст. лейтенант Изобов С.П.) 867-го рп (г. Добеле) 29-й рд.

Среди групп подготовки и пуска шахтных БРК 1-е место заняла 10-я ГПП (командир майор Симонович Л.Н.) 846-го рп (г. Валга) 23-й рд.

Среди расчетов прицеливания 1-е место занял расчет старшего лейтенанта Бачинского В.Н. (1-я батарея майора Алиферов Ю.А. 637-го рп, г. Таураге).

Победители армейского смотра-конкурса были представлены комиссии Главнокомандующего РВ, в результате чего 1-я батарея 30-го рп заняла 1-е место, а 10-я ГПП 846-го рп — 3-е место в Ракетных войсках.

В 1978 году в смотр-конкурс помимо стартовых батарей и групп подготовки и пуска шахтных ПУ, включились группы подготовки и пуска полков «ОС». Победителем среди боевых расчетов пуска полков «ОС» стал 9-й БРП (начальник расчета подполковник Кендюшенко Н.М.) 129-го рп 7-й рд. Среди стартовых батарей 1-е место заняла 2-я батарея (командир майор Стасюк Б.Т.) 647-го рп (г. Остров) 40-й рд; среди групп подготовки и пуска шахтных ПУ — 10-я ГПП (командир майор Симонович Л.Н.) 846-го рп (г. Валга) 23-й рд.

В смотре-конкурсе Ракетных войск 9-й БРП 129-го рп 7-й рд занял 2-е место среди БРП «ОС», а 10-я ГПП 846-го рп — 1-е место среди групп подготовки и пуска шахтных БРК с ракетами Р-12В.

Эти традиции продолжались, и в 1979 году победителями армейского смотра-конкурса на лучшую стартовую батарею и группу подготовки и пуска стали:

— 1-я стартовая батарея (командир ст. лейтенант Лопатин Ф.Н.) 637-го рп (г. Таураге) 58-й рд и 9-й боевой расчет пуска (начальник расчета — заместитель командира части по боевому управлению майор Дрожжин И.П.) 272-го рп 7-й рд, занявшие в последующем первые места среди аналогичных расчетов в Ракетных войсках.

— 10-я группа подготовки и пуска (командир капитан Халтурин С.С.) 846-го рп (г. Валга) 23-й рд, трехкратный победитель армейского конкурса, заняла 2-е место в Ракетных войсках.

В 1982 году по итогам смотра-конкурса передовые места в армии завоевали:

— среди групп пуска полков «ОС» —1-я группа (командир майор Рыжковский В.М.) 272-го рп 7-й рд;

— среди групп подготовки и пуска полков СПУ — 1-я группа (командир капитан Ворожбитов А.Н.) 428-го рп (г. Сморгонь) 32-й рд;

— среди стартовых батарей — 1-я батарея (командир ст. лейтенант Харитонов В.В.) 637-го рп (г. Таураге) 58-й рд;

— среди групп подготовки и пуска полков с шахтными ПУ — 1-я групп подготовки и пуска (командир майор Чернов А.В.) 24-го рп (п. Кица) 40-й рд.

В состязаниях в масштабе Ракетных войск первое место завоевала 1-я группа подготовки и пуска 24-го рп, второе место — 1-я батарея 637-го рп, третье место — 1-я группа пуска 272-го рп.

В 1984 году по результатам смотра-конкурса первые места заняли:

— среди групп подготовки и пуска полков СПУ — 1-я группа (командир капитан Давидовский В.Н.) 428-го рп (г. Сморгонь) 32-й рд;

— среди стартовых батарей с групповыми ПУ — 1-я стартовая батарея (командир капитан Лысенко А.Н.) 42-го рп (г. Кармелава) 58-й рд;

— среди групп пуска полков «ОС» — 2-я группа (командир майор Стекольников С.Б.) 320-го рп 7-й рд.

 

Высшая форма подготовки боевых расчетов — это учебно-боевые пуски ракет на Государственном полигоне, а полученная оценка — свидетельство уровня и качества боевой подготовки, проводимой в дивизионе, полку, соединении. Результаты пусков ракет в учебном центре на полигоне боевыми расчетами дивизии с групповыми ПУ 50-й РА сведены в таблицу:

Год отлично хорошо удовлетворительно неудовлетворительно

1977

21

1

-

-

1978

14

1

-

-

1979

20

3

-

-

1981

6

3

-

-

1982

10

3

-

-

1983

16

3

-

-

1984

12

1

-

-

1985

5

1

-

-

Всего пусков: 121

104

16

-

1

Результаты пусков ракет боевыми расчетами СПУ:

— 1977 г.: 346-й рп (г. Поставы) — хорошо;

— 1978 г.: 428-й рп (г. Сморгонь) — отлично;

— 1979 г.: 402-й рп (п. Ветрино) — отлично;

— 1981 г.: 428-й рп (г. Сморгонь) — хорошо;

638-й рп (г. Слоним) — отлично;

— 1986 г.: 402-й рп (п. Ветрино) — хорошо.

Большая работа офицерами отдела боевой подготовки проводилась в ходе итоговых проверок дивизий и при проведении учений. При этом на них возлагалась:

— проверка уровня подготовки боевых расчетов, групп подготовки и пуска, отделений и стартовых батарей при выполнении различных боевых задач в ходе комплексных и тактико-специальных занятий и учений;

— проверка и индивидуальная оценка личного состава боевых подразделений по всем видам боевой подготовки (специальной, тактической, огневой, строевой и физической);

— проверка уровня организации и качества проведения занятий по боевой подготовке, методического мастерства руководителей занятий;

— проверка состояния учебно-материальной базы и организации работы по ее совершенствованию;

— изучение опыта организации социалистического соревнования между военнослужащими, боевыми расчетами и подразделениями;

— прием зачетов на классную квалификацию.

В ходе этой работы проверялось, как правило, от 50% до 70% боевых расчетов, что позволяло достаточно объективно оценивать организацию и состояние боевой выучки в полку.

Результаты итоговых проверок показывали, что состояние боевой и политической подготовки во многом зависит от правильной организации учебного процесса. Поэтому повседневная деятельность офицеров отдела боевой подготовки была направлена на изыскание путей дальнейшего совершенствования боевой готовности частей и подразделений, форм и способов ведения боевых действий, маршевой и полевой выучки личного состава. Изучение и обобщение опыта организации занятий и достижения высоких результатов в боевой выучке частей и подразделений, в освоении новой техники и вооружения и способов их боевого применения проводилось офицерами отдела подполковниками Н.П. Рябовым, Н.М. Пятковым, Л.И. Балудиным, и инструкторской группы. Эту работу возглавил полковник М.А. Зубович. Большую помощь при этом оказывал методический совет объединения.

В течение года каждая ракетная дивизия подвергалась итоговой проверке командующим армией или Главнокомандующим ракетными войсками, что создавало высокий динамизм хода боевой учебы. Только в 1977 году подверглись итоговым проверкам шесть ракетных дивизий комиссиями командующего армией, комиссиями ГК РВ проведены итоговые проверки 7-й рд (п. Выползово), 24-й рд (г. Гвардейск) и 29-й рд (г. Шяуляй) и двух учебных центров (47-й уц — г. Остров и 98-й уц — п. Мышанка), а также управления ракетной армии. Кроме этого, еще два соединения (49-я рд — г. Лида и 31-я рд — г. Пружаны) были проверены по отдельным вопросам (состояние боевого дежурства, ход боевой и политической подготовки, состояние воинской дисциплины).

В 1978 году итоговым проверкам Главнокомандующим РВ подверглись две ракетные дивизии — 58-я рд (г. Кармелава) и 31-я рд (г. Пружаны) и управление армии, а по отдельным вопросам — 31-я рд, 23-я рд (г. Валга) и 32-я рд (г. Поставы). Во всех этих проверках участвовали и офицеры отдела боевой подготовки и инструкторской группы армии.

В последующие годы эта практика проверок соединений и частей армии сохранялась. Все они подтвердили высокую боевую готовность и способность частей и подразделений выполнить поставленные задачи в любых условиях обстановки.

 

Большое внимание отделом боевой подготовки уделялось качественному и быстрому вводу в боевые расчеты офицеров выпускников ВВУЗов и сержантов-выпускников ВШМС. С этой целью старшим офицером отдела подполковником Пятковым Н.М. был разработан проект «Методики подготовки выпускников ВВУЗов для полков «ОС», который был взят за основу методического документа, изданного отделом боевой подготовки Ракетных войск в 1980 году, в котором излагалась программа подготовки офицеров и система поэтапной подготовки специалистов, порядок их допуска в состав боевого расчета, рекомендована тематика теоретической подготовки.

Старшим офицером отдела подполковником Овечкиным С.Ф. были разработаны «Предложения по совершенствованию обучения курсантов в учебных центрах и военных школах младших специалистов», предлагалось ввести новый предмет обучения «Привитие командно-методических навыков» для курсантов — будущих сержантов и единое тематическое пособие для всех учебных центров и ВШМС по воспитанию будущих специалистов, рассматривался ряд мероприятий по повышению эффективности стажировки курсантов в качестве младших командиров, намечались конкретные этапы овладения командными качествами.

В соответствии с директивой Главнокомандующего РВ с 1977 года строевая подготовка стала основной дисциплиной, что в значительной степени повысило внимание командования к строевой выучке личного состава и подразделений в целом. Выполняя требования Организационных указаний, в подразделениях и частях были созданы строевые группы (10x10), начали проводиться смотры-конкурсы по строевой подготовке. В этом же году строевая группа 47-го уц (г. Остров — начальник учебного центра генерал-майор Максимов А.С.) заняла второе место, а в 1978 году 1-е место в Ракетных войсках.

В смотре-конкурсе Ракетных войск на лучший полк СПУ по строевой подготовке 638-й рп (г. Слоним, командир подполковник Бирюков В.С.) 49-й рд занял второе место, а 320-й рп (командир подполковник Лосев А.Н.) 7-й рд — 2-е место среди полков «ОС».

 

Значительное место в работе отдела занимала организация социалистического соревнования, отслеживание его хода по периодам учебного года, оказание методической помощи командирам в достижении намеченных результатов, подведение итогов в конце года с подготовкой материалов к заседанию Военного совета и итогового приказа командующего армией.

В 1977 году лучших результатов добились:

Среди дивизий:

— 24-я рд — командир генерал-майор Субботин В.В.,

— 7-я рд — командир полковник Иванов Е.С.;

— 32-я рд — командир полковник Михтюк В.А. Среди полков:

— 129-й рп 7-й рд — командир подполковник Тонких В.К.;

— 320-й рп 7-й рд — командир майор Злобин Н.В.;

— 330-й рп (г. Знаменск) 24-й рд — командир подполковник Журавлев Ю.М;

— 637-й рп (г. Таураге) 58-й рд — командир подполковник Хохлачев Н.М.

Завоевали звание отличных:

— 129-й рп 7-й рд — командир подполковник Тонких В.К.;

— 818-й рп 7-й рд — командир подполковник Аистов В.С.;

— 342-й рп 7-й рд — командир подполковник Клокун В.И.;

— 24-й рп (п. Кица) — командир подполковник Заровный В.С.;

— 30-й рп (г. Алуксне) — командир подполковник Поленков Г.М.;

— 637-й рп (г. Таураге) — командир подполковник Хохлачев Н.М.

Стали отличными шесть военных школ младших специалистов дивизий (в 40-й, 23-й, 24-й, 58-й, 32-й и 49-й рд). Увеличилось количество отличных дивизионов и боевых расчетов пуска, количество отличников боевой и политической подготовки. 16 февраля 1978 года в городе Смоленске был проведен армейских слет отличников боевой и политической подготовки, в котором приняло участие свыше 300 человек.

Инициатор соревнования в РВСН «За передовое соединение» — 24-я рд (командир генерал-майор Субботин В.В.) подверглась целенаправленной проверке Главкома РВ по программе смотра-конкурса за передовое соединение в Ракетных войсках.

Вместе с тем, следует отметить, что в отдельных частях и подразделениях желание добиться отличных показателей к конкретной юбилейной дате, не обеспечивалось соответствующей стабильной организационной и политической работой командно-политического состава по всем составляющим боевой готовности, в политико-воспитательной работе и укреплении воинской дисциплины. Поэтому в последующие годы командование и Военный совет армии, командование и Военный совет РВСН усиливают требования к организации социалистического соревнования в соединениях и частях и подведении итогов соревнования, к достижению устойчивых показателей в боевой и политической подготовке и воинской дисциплине.

В 1978 году количество отличных ракетных полков сократилось до четырех. Сохранили звание отличных полков: 129-й рп (командир подполковник Тонких В.К.) 7-й рд; 637-й рп (г. Таураге, командир подполковник Хохлачев Н.М.) 58-й рд, завоевали звание отличных: 320-й рп (командир майор Злобин Н.В.) 7-й рд; и 330-й рп (г. Знаменск, командир подполковник Журавлев Ю.М.) 24-й рд. Утратили звание отличных полков: 818-й рп и 342-й рп 7-й рд, 24-й рп 40-й рд и 30-й рп 23-й рд. Произошли изменения и в числе отличных дивизионов.

В 1979 году стали отличными оба учебных центра: 47-й уц (г. Остров) — начальник генерал-майор Максимов А.С. и 98-й уц (п. Мышанка) — начальник генерал-майор Рыбалко П.П.

В лучшую сторону среди дивизий были отмечены; 24-я рд генерал-майора Субботин В.В. и 7-я рд полковника Иванов Е.С.

В 1981 году высоких результатов в боевой и политической подготовке добились 58-я рд полковника Ермака С.Н., 32-я рд полковника Шаварина В.Я.., 47-й уц генерал-майора Максимова А.С. и 98-й уц генерал-майора Рыбалко П.П.

В 1981 году генерал-майор А.С. Лапшин получает назначение в ВА им. Ф.Э. Дзержинского. В период с 1981 по 1985 гг. заместителями командующего армией по боевой подготовке — начальниками отдела боевой подготовки были генерал-майоры В.В. Субботин, Г.А. Колесников, В.В. Мороз, Г.Б. Воронич, В.И. Новиков. Все они имели большой опыт командования соединениями, досконально знали жизнь войск и прекрасно разбирались во всех тонкостях организации боевой и политической подготовки.

Сохранение преемственности в руководстве отделом боевой подготовки все эти годы обеспечивалось деятельностью заместителя начальника отдела полковника Зубовича М.А., исключительно опытного, квалифицированного и авторитетного руководителя.

В 1982 году в числе лучших отмечались 58-я рд полковника Ермака С.Н., 7-я рд полковника Храмченкова В.П. и 98-й уц полковника Воронича Г.Б.

В 1983 году лучшие результаты в боевой и политической подготовке показали 58-я рд полковника Хохлачева Н.М. и 98-й учебный центр генерал-майора Воронича Г.Б., а в 1984 году 49-я рд полковника Новикова В.И. и опять же 98-й учебный центр генерал-майора Воронича Г.Б.

Таким образом, направленность и качество боевой подготовки в 50-й ракетной армии обеспечивало поддержание высокой боевой готовности и боевой выучки соединений, частей и подразделений, освоение и динамичный ввод в ракетную группировку новых боевых ракетных комплексов третьего поколения.

______________________

71. «Истории 50-й РА. т.3. Наращивание боевой мощи. (1979-1976 гг.)». г. Смоленск. 2005 г.

72. «50-я ракетная армия. кн. 6. О времени и о себе. Сборник воспоминания ветеранов-ракетчиков» г. Смоленск. 2005 г.

* * *

 

Назад.

Оглавление.

Далее.

 

* * *
Яндекс.Метрика