На главную сайта   Все о Ружанах

ИСТОРИЯ 50-й РАКЕТНОЙ АРМИИ
IV. ПЕРЕВООРУЖЕНИЕ И РАЗВЕРТЫВАНИЕ
МОБИЛЬНОЙ РАКЕТНОЙ ГРУППИРОВКИ (1977-1985 гг.)

Назад.

Оглавление.

Далее.

Глава 8. Политорганы, партийные и комсомольские организации в период перевооружения 50-й РА.

В соответствии с Положением о политических органах СА и ВМФ политический отдел армии, политотделы ракетных дивизий и учебных центров наравне с командованием армией и командирами ракетных дивизий, начальниками учебных центров отвечали за состояние боевой и мобилизационной готовности войск армии, высокую воинскую дисциплину, идейно-политический уровень и морально-психологическое состояние всего личного состава частей и подразделений. Главными направлениями их деятельности являлось последовательное проведение в жизнь политики КПСС, осуществление ленинских идей о защите социалистического Отечества, организация партийно-политической работы, направленной на повышение политической бдительности при несении боевого дежурства и поддержании боевой готовности, освоение новой ракетной и специальной техники, идейная закалка личного состава, укрепление воинской дисциплины.

Исследуя работу политорганов армии в эти годы, доктор исторических наук, профессор, член-корреспондент Академии военных наук и Академии проблем безопасности, обороны и правопорядка генерал-майор в отставке Н.Т. Таловеров пишет63: «...В этот период ракетная армия решала ряд крупных государственных задач, направленных на повышение боевой готовности и наращивания своей боевой мощи. Эти задачи требовали огромного напряжения всего командно-политического и инженерного состава управления армии, соединений и частей. Наряду с участием армии в серии учений, которые проводились Министром обороны и Главнокомандующим Ракетными войсками генералом армии В.Ф. Толубко, в дивизиях с ракетами средней дальности с 1970 года начинает выполняться широкомасштабная программа по продлению сроков эксплуатации ракетного вооружения, восстановлению технического ресурса, обеспечению необходимой надежности техники путем проведения доработок ракет и стартового, наземно-проверочного оборудования, технических ревизий шахтных БРК, войскового и заводского ремонта ракетной техники.

В 7-й ракетной дивизии с межконтинентальными ракетами, которая была принята в боевой состав 50-й РА в 1970 году, завершается ее развертывание постановкой на боевое дежурство двух последних ракетных полков «ОС» с ракетами УР-100 главного конструктора В.П. Челомея. В ее боевом составе к концу 1970 года — 14 ракетных полков с 128 пусковыми установками МКР. А с 1974 года в дивизии начала реализовыватъся государственная программа по ее перевооружению на новый ракетный комплекс МР-УР-100 главного конструктора В.Ф. Уткина, рассчитанная на 4 года. В результате реализации этой программы боевая мощь дивизии по боевым блокам возросла в 4 раза. Удалось добиться, чтобы развитие инфраструктуры дивизии не отставало от постановки на боевое дежурство новых ракетных систем, чтобы параллельно решались проблемы улучшения жизни и быта ракетчиков и членов их семей. Расширялся и благоустраивался жилой городок в сосновом бору, были возведены дом культуры, солдатский клуб, стадион, спортивный клуб, бассейн, две школы, детские сады, поликлиника и военный госпиталь, КЭО, поссовет, милиция, магазины, столовые, кафе и др. И я безмерно счастлив, что в течение пяти лет служил заместителем командира полка по политчасти в 5-ом БРК (войсковая часть 52641) и полк, начиная с 1970 года по 1976 год, добивался лучших результатов в боевой подготовке в дивизии, был удостоен звания «отличного полка» и занесен в Книгу почета. Следовательно, частица и моего труда есть в истории 7-й ракетной дивизии, самой мощной дивизии того времени в РВСН.

В 1977 году в армии начинается освоение нового ракетного комплекса с самоходными пусковыми установками «Пионер», сначала в 32-й ракетной дивизии по 1982-й год, а затем и в 49-й рд. Параллельно с этим начинают переформировываться под комплекс «Пионер» полки 23-й (Валга) и 29-й (Шяуляй) ракетных дивизий с изменением места дислокации в восточной части Советского Союза.

В ряду многочисленных учений с войсками нашей армии особое место занимает учение «Запад-81», проводившееся Министром обороны СССР Маршалом Советского Союза Д.Ф. Устиновым на базе 32-и ракетной дивизии (командир полковник В.Я. Шаварин, начальник политотдела подполковник Н.Н. Попыванов) 50-й РА РВСН. На это учение был приглашен не только руководящий состав Советских Вооруженных Сил, но и ответственные работники ЦК КПСС и Советского правительства, а также руководство Вооруженных Сил стран Варшавского договора. Готовили учение: начальник Генерального штаба Маршал Советского Союза Н.В. Огарков, Главнокомандующий Ракетными войсками Главный маршал артиллерии В.Ф. Толубко, член военного совета начальник Политуправления РВ генерал-полковник П.А. Горчаков, командующий 50-й ракетной армией генерал-полковник Н.Н. Котловцев, член военного совета начальник политотдела армии генерал-майор И.И. Куринной, начальник штаба армии генерал-майор А.П. Волков, службы боевой подготовки, вооружения, тыла и др. Руководил учением член Политбюро ЦК КПСС, Министр обороны СССР Маршал Советского Союза Д.Ф. Устинов.

На этом учении впервые были продемонстрированы высокие боевые характеристики нового подвижного ракетного комплекса РСД-10 «Пионер», его маневренность при смене боевых стартовых позиций, а также проведена имитация пуска. На всех участников учение произвело огромное впечатление и значительно повысило авторитет РВСН и 50-й ракетной армии. Учение прошло блестяще, все присутствующие были восхищены новым вооружением, ходом и результатами учения. 50-я ракетная армия и ее руководство получили высокую оценку за организацию учения и благодарность от Министра обороны СССР Маршала Советского Союза Д.Ф. Устинова.

Оценивая пройденное, теперь можно сказать, что эти грандиозные задачи по своему накалу, масштабу и объему были сопоставимыми с первым периодом формирования и становления армии в 1960-1965 гг., а по результатам повышения боевой мощи — значительно их превосходили. И они были успешно выполнены.

На этом этапе развития армии огромная нагрузка легла и ни политический отдел армии во главе с его начальником генерал-майором И.И. Куринным. Деятельность политического отдела армии была направлена на всестороннюю напряженную работу по освоению ракетной техники при переходе на новые ракетные комплексы, на решение задач боевого дежурства, участие в учебно-боевых пусках ракет, на усиление влияния партийных организаций на все стороны жизни и деятельности соединений, частей и подразделений. Политические работники частей и соединений были в первых рядах, своим примером воодушевляя личный состав боевых расчетов, получая наравне со всеми допуск к несению боевого дежурства с хорошими и отличными оценками. Не отставали от них и политработники политотдела армии. Это позволяло им более конкретно и квалифицировано решать стоящие задачи, на высоком профессиональном уровне работать в войсках, оказывая помощь по всему спектру деятельности войск.

Особое внимание уделялось вопросам укрепления сознательной воинской дисциплины, основанной на глубоком понимании каждым ракетчиком своего патриотического долга перед Советской Родиной и возросшего значения дисциплины в войсках постоянной боевой готовности — РВСН. Более целенаправленно организовывалась и проводилась идеологическая работа, воинское воспитание личного состава, партийно-политическая работа по повышению боевой готовности и улучшению качества боевой подготовки частей и соединений, успешному освоению ракетной техники, оружия и способов его применения в условиях ведения ракетно-ядерной войны, по укреплению политико-морального состояния личного состава, воспитанию у ракетчиков верности военной присяге, мужества, отваги, стойкости, выносливости и решительности при выполнении своего воинского долга.

Политический отдел армии постоянно совершенствовал стиль и методы своей работы, сосредотачивая основные усилия политотделов дивизий, их начальников, партийных и комсомольских организаций на живой организаторской деятельности в массах военнослужащих, многое делая для того, чтобы со знанием дела, повседневно и конкретно вникать во все стороны боевой и политической подготовки, объективно и принципиально оценивать состояние дел в частях, вести борьбу с приукрашиванием действительности, зазнайством, беспечностью и благодушием, с упрощенчеством и послаблениями в обучении личного состава, оказывать помощь командирам в устранении недостатков, мешающих повышению боевой готовности.

Генерал-майор Куринной И.И. настоятельно требовал от работников политотдела, командиров и начальников политотделов ракетных дивизий, партийно-политического аппарата частей в работе с кадрами добиваться сочетания доверия и уважения к людям с принципиальной требовательностью к ним, создания в воинских коллективах деловой, товарищеской обстановки, способствующей проявлению активности и творческой инициативы каждого военнослужащего...».

Подполковник И.И. Куринной, будучи начальником политотдела 50-й рд (г. Белокоровичи), получил назначение в 1976 году на должность заместителя начальника политотдела 50-й РА в самый разгар начального периода ее перевооружения на ракетные комплексы третьего поколения. К тому времени за годы службы в Ракетных войсках он уже имел значительный опыт организации политической работы, в том числе и в предбоевой обстановке, принимая в 1962 году активное участие в непосредственной защите Кубинской революции от американской агрессии. В 1978 году полковник И.И. Куринной становится начальником политотдела — членом Военного совета армии.

В своих воспоминаниях об этом периоде в истории 50-й ракетной армии он пишет64: «...Первоочередной и главной задачей своей и политотдела армии я видел во всемерном усилении политического влияния на все сферы армейской жизни в рамках «Положения о политических органах в СА и ВМФ», в активизации партийно-политической работы с целью придания динамизма дальнейшего развития армии, процессам освоения новых ракетных комплексов, совершенствования боевого дежурства и боевого управления, форм и методов боевой подготовки, политико-воспитательной работы.

Я, как член Военного совета армии и начальник политотдела, руководствуясь установками Главного Политического управления СА и ВМФ, Политуправления ракетных войск и данных мне полномочий, постоянно убеждал командующего, Военный совет армии и требовал от командиров и начальников политорганов соединений больше внимания уделять ленинскому стилю в партийной работе, дальнейшему усилению влияния партийных организаций на решение задач боевой и политической подготовки, на повышение организованности и порядка, улучшения воинского воспитания ракетчиков. Первостепенными при этом оставались задачи, связанные с организацией боевого дежурства, как основной формы боевой деятельности армии.

Вместе с командующим мы выносили на Военный совет наиболее важные и принципиальные на данный момент вопросы, связанные с решением поставленных перед армией задач и перспективой ее развития, с анализом состояния дел на различных участках деятельности и в различных соединениях. Заседания Военного совета всегда проводились в принципиальной и требовательной обстановке и строгого спроса за промахи и недостатки. В то же время своей задачей я видел, чтобы предъявляемая нами требовательность строилась на принципе убеждения и доверия, побуждая командиров и начальников к активизации их служебной деятельности.

Каждый Военный совет тщательно готовился, на его заседание представлялись соответствующие аналитические материалы, подготовленные политотделом, штабом или соответствующей службой, отрабатывался проект решения, который заранее согласовывался с членами Военного совета. Этот проект корректировался по ходу заседания Военного совета и затем доводился до войск в виде директивы или приказа командующего. Мы старались, чтобы каждое заседание носило воспитательный характер, являлось серьезной школой для каждого командира и начальника, приглашенного на Военный совет. Первостепенное внимание мы уделяли контролю за выполнением принятого решения, организовывая работу непосредственно в войсках по проверке состояния дела.

В армии, начиная с 1977 года, началась реализация государственной программы ввода в боевой состав новых подвижных ракетных комплексов «Пионер», имевших прекрасные боевые качества и отличные технические характеристики. Это наполнило новым содержанием работу командования и политотдела, штабов и служб армии и дивизий.

Предстояло в течение 3-4 лет перевооружить на этот ракетный комплекс 32-ю ракетную дивизию, а затем приступить к перевооружению 49-й ракетной дивизии. Это была серьезная задача, решение которой находилось под неослабным вниманием ЦК КПСС, министра обороны Д.Ф. Устинова, Главного политуправления СА и ВМФ, Главнокомандующего ракетными войсками В.Ф. Толубко и Политуправления РВСН. Необходимо было не только обеспечить ускоренное капитальное строительство всей инфраструктуры этих дивизий, а организованно провести переформирование ракетных полков, формирование новых специальных частей и подразделений, уделив особое внимание тщательному подбору офицерского состава, командного звена, создать десятки новых партийных и комсомольских организаций, спланировать и провести мероприятия по сколачиванию воинских коллективов, по их мобилизации на освоение нового ракетного и специального вооружения.

Нужно сказать, что этот первоначальный этап для каждого ракетного полка был пройден очень организованно и с высокой ответственностью, что позволило успешно пройти переподготовку в составе дивизионов на полигоне Капустин Яр, качественно провести прием боевой техники, завершив эту работу учебно-боевыми пусками с хорошими и отличными результатами.

Политработники соединений и частей находились в боевых порядках полков, мобилизуя и вдохновляя личный состав боевых расчетов на успешное овладение своей боевой специальностью, новой техникой, системами управления ракетно-ядерным оружием и средствами связи. В ходе освоения самоходных пусковых установок «Пионер» выделилась еще одна важнейшая ракетная специальность — механиков-водителей СПУ. Подбору, изучению их моральных и деловых качеств, усилению партийного влияния на уровень их профессиональной и психологической подготовки и воспитания была уделено неослабное внимание со стороны командовании и политорганов.

Эти новые важные задачи потребовали и повышения уровня подготовки самих политработников.

Я всегда стремился к тому, чтобы политработник, если он хочет добиться успеха в работе, хорошо знал ракетную технику и способы ее боевого применения, шел впереди, был ракетчиком. Поэтому почти все политработники имели классную ракетную квалификацию, вместе со всеми сдавали экзамены на допуск к самостоятельной работе, несли боевое дежурство на командных пунктах командирами дежурных сил. И тогда, со знанием дела, они могли вести действенную политико-воспитательную работу и иметь соответствующий авторитет в воинских коллективах. На всех итоговых проверках они сдавали, и при том с неплохими результатами, зачеты, успевая не только отчитываться за свою профессиональную деятельность, но и активно воздействовать на ход сдачи проверки. Они вместе с личным составом, в едином строю, проходили переподготовку на полигонах, осваивая новые ракетные комплексы, и проводили активную работу по получению высоких результатов на завершающем этапе — на тактико-специальных учениях и пусков ракет. Политотдел армии систематически проводил сборы с политработники по изучению ракетного вооружения, систем боевого управления и связи, основ оперативного применения с целью повышения живучести. На эти сборы привлекались лучшие профессиональные специалисты армии, что позволяло поддерживать высокую степень подготовки партийно-политического состава.

Перевооружение 32-й (г. Поставы) и 49-й (г. Лида) ракетных дивизий на мобильный ракетный комплекс «Пионер», в результате чего значительно повысилась боевая мощь ракетной армии и сократилось в разы время для проведения пуска, изменило общую стратегическую обстановку в Европе, в которой НАТО продолжало активное наращивание вооруженных сил, реализовывало все новые концепции и доктрины. Важно было совершенствовать формы и способы боевого применения СПУ на что было направлено внимание командования армии, РВСН и Министерства оборона.

Это совпало с назначением в 1979 году командующим армией генерал-лейтенанта Ю.А. Яшина, сменившего генерал-полковника К.В. Герчика, уволенного в запас. Он очень энергично вошел в обстановку, и мы быстро нашли с ним взаимопонимание. Имея за плечами большой опыт полигонной работы и отработки твердотопливных ракет, умело используя налаженные личные связи с научными и конструкторскими организациями, Ю.А. Яшин начал активно реализовывать высокие тактико-технические возможности полков с самоходными пусковыми установками, поставив во главу угла высокую боевую готовность, маневренность и маскировку как главные условия живучести.

Это потребовало кардинальных изменений в полевой выучке войск и маршевой подготовке. Возросла интенсивность отработки задач в полевых условиях и организации боевого дежурства на полевых стартовых позициях. Политотделы армии и соединений принимают меры по совершенствованию партийно-политической работы по мобилизации личного состава для решения новых сложных задач, решаемых подразделениями и частями в ходе их проведения, овладению приемами и методами ведения непрерывного идейно-политического и морально-психологического воспитания ракетчиков при совершении маршей и в полевых условиях. Об интенсивности проведения этих учений свидетельствуют следующие цифры: в армии проведено в 1978 г. более 20 командно-штабных учений и тренировок с дивизиями, на учебные стартовые позиции выводилось 27 дивизионов и 346-й полк СПУ в полном составе. В основу разработки замыслов учений были положены рекомендации оперативного сбора Главного штаба РВ и требование Министра обороны СССР: «учить войска выполнению задач в самых трудных условиях, которые могут создаваться на войне». В ходе этих учений и тренировок в полном объеме отрабатывались вопросы управления соединениями, частями и подразделениями на всех этапах подготовки и ведения боевых действий (угрожаемый период, безъядерный период ведения боевых действий, подготовка и проведение 1-го пуска, восстановление боевой готовности и проведение последующих пусков ракет), стала практиковаться передача управления с одного пункта на другой.

В эти годы, учитывая наращивание боевой мощи, сил и средств вероятного противника, особое внимание командования и политотдела армии уделяется отработке вопросов управления войсками, а также повышению живучести и боеготовности войск по выполнению боевых задач в условиях войны, начавшейся обычными средствами поражения и с неограниченным применением ядерного оружия.

В Вооруженных Силах осуществляется переход к новой системе боевых готовностей (постоянная, повышенная, военной опасности, полная), что потребовало проведения большого комплекса мероприятий в боевой и мобилизационной подготовке соединений и частей армии, освоении методов управления войсками в сложных условиях боевой обстановки, обеспечению скрытности приведения частей и подразделений в высшие степени боевой готовности и организации боевого дежурства в них. В связи с этим возросла интенсивность проведения тренировок и учений с выводом сил и средств в полевые районы с целью повышения живучести. Только за 1979 год в армии был проведен вывод на полевые позиции 36 ракетных дивизионов (144 стартовых батареи с ракетами Р-12) и 100% дивизионов СПУ 32-й ракетной дивизии. Политорганы армии настойчиво осваивают формы и способы организации партийно-политической работы в условиях быстро меняющейся обстановки, при совершении маршей и организации боевого дежурства на полевых боевых стартовых позициях.

Конец 70-х и начало 80-х годов характеризуется серией учений Министра обороны и Главнокомандующего РВСН, на которых проверяются и шлифуются новые воззрения военного руководства на характер и способы боевого применения мобильных ракетных комплексов на театре военных действий.

Летом 1979 года Главнокомандующий ракетными войсками генерал армии В.Ф. Толубко и начальник Политуправления РВСН генерал-полковник П.А. Горчаков провели учебно-методический сбор с руководящим составом РВСН (принимало участие свыше 230 генералов и офицеров) и большое опытно-исследовательское учение с 32-й ракетной дивизией на тему: «Подготовка и ведение боевых действий ракетной дивизией в условиях войны, начавшейся с применением обычных средств поражения». На учениях присутствовали Министр обороны Маршал Советского Союза Д.Ф. Устинов и начальник Главного Политуправления СА и ВМФ генерал армии А.Н. Епишев.

Главнокомандующий РВСН генерал армии В.Ф. Толубко выразил благодарность Военному совету 50 РА за большую и плодотворную работу, обеспечившую качественное проведение учения и сборов, а также выразил большую признательность всему личному составу 32-й ракетной дивизии, принимавшему участие в опытном учении. Особо отметил старание личного состава, солдат, сержантов, прапорщиков и офицеров за трудолюбие в выполнении поставленных задач, за высокую дисциплину и поддержание порядка и всему личному составу 1 и 3 дивизионов 346 ракетного полка объявил благодарность.

Значительную долю в теорию и практику боевых действий соединений и частей СПУ вложил командующий армией генерал-полковник Н.Н. Котловцев, который вступил в командование в 1981 году.

Характерным в этом плане явилось учение «Запад-81», которое проводилось под руководством Министра обороны Маршала Советского Союза Д. Ф. Устинова. На это учение был приглашен руководящий состав Министерства обороны, командующие военными округами, руководящий состав армий Варшавского договора. От РВСН принимал участие 402-й рп (п. Ветрино) — командир полка полковник Куликовский И.Ю., заместитель по политчасти подполковник Гелетин Н.Ф. и 428-й рп (г. Сморгонь) — командир полка подполковник Чеботарев А.А. 32-й ракетной дивизии (командир дивизии полковник Шаварин В.Я., начальник политотдела подполковник Попыванов Н.Н.). Один из дивизионов полка совершил марш в полевой район, развертывание и занятие боевой готовности на полевой стартовой позиции и имитацию пуска с подъемом в вертикальное положение транспортно-пускового контейнера на одной из пусковых установок.

Динамичные и слаженные действия личного состава 402-го ракетного полка вызвали восхищение гостей и удовлетворение руководства учением. Министр обороны тепло поблагодарил участников учения и сфотографировался с боевым расчетом дивизиона.

Стоит ли говорить, какую огромную подготовительную работу провели командиры и начальники, партийно-политические работники, что привело к положительному результату этого ответственного учения, которое повысило авторитет не только армии и РВСН, но и всего нашего государства, ракетостроительной отрасли страны в глазах наших союзников.

Накануне учения я зашел в казарму дивизиона. Ракетчики, закончив тщательную подготовку техники и поужинав, отдыхали, занимаясь своими делами. Кто-то был в Ленинской комнате, многие собрались у телевизора. Завязалась непринужденная беседа, к ней присоединились остальные. Настрой у всех без исключения оказался боевой, хороший. Чувствовалась хорошая подготовка и уверенность в завтрашних делах. Я поделился с ними своими воспоминаниями о напряженной ночи на Кубе у подготовленной пусковой установки в ожидании боевого приказа, об обостренном чувстве исключительной ответственности перед народом, которое испытывали мы в те часы, о решимости выполнить боевую задачу. Входе беседы внутренне я почувствовал твердую уверенность в этих ребятах, в их выучке и сноровке, в том, что все пройдет как надо. Я пожелал им успеха. И они не подвели.

Опыт работы партполитаппарата полка и дивизии по политико-воспитательной и морально-психологической подготовке личного состава к выполнению боевой задачи мы обобщили, и он пригодился в дальнейшем.

Много разных учений и мероприятий приходилось проводить в армии, в том числе опытно-исследовательские учения в резко меняющейся оперативной обстановке, совершение многодневных маршей в новый район дислокации, по радиоэлектронной борьбе и защите пусковых установок от высокоточного оружия, по преодолению водной преграды с помощью понтонно-мостового батальона — в 49-й ракетной дивизии (командир полковник Жарко В.Х., начальник политотдела подполковник Батанов Г.Н.), проведение пусков ракет и подготовка последующих пусков с перезарядкой пусковых установок в полевых условиях — в 32-й ракетной дивизии и т.д.

На одном из учений, которое проводил Министр обороны, командование армии во главе с генерал-полковником Котловцевым Н.Н. заслушивалось начальником Генерального штаба Маршалом Советского Союза Огарковым Н.В. в присутствии Министра обороны Маршала Советского Союза Устинова Д.Ф. и получило высокую оценку.

Лучшими ракетными дивизиями являлись 7-я ракетная дивизия, командир генерал-майор Иванов Е.С. (его сменил генерал-майор Храмченков В.П.), начальник политотдела полковник Хаипов Е.Н. (затем подполковник Жильцов Н.А.); 49-я ракетная дивизия, командир генерал-майор Муравьев В.А., начальник политотдела полковник Науджюнас А.И. (затем подполковник Батанов Г.Н.); 58-я ракетная дивизия, командир генерал-майор Скворцов В.Е. (его сменил полковник Ермак С.Н.), начальник политотдела подполковник Путилин В.Н.; 32-я ракетная дивизия, командир генерал-майор Шаварин В.Я., начальник политотдела подполковник Попыванов Н.Н...».

Одним из лучших в 50-й РА являлся политотдел 58-й рд, который последовательно возглавляли полковники И.А. Линкин (1974-1980 гг.) и Путилин В.Н. (1980-1985 гг.). Они, работая в тесном контакте с командованием дивизии, многое сделали для того, чтобы эта дивизия, вооруженная ракетными комплексами с наземными ракетами Р-12, образца начала 60-х годов, по многим параметрам боевой готовности занимала лидирующие позиции в армии. Генерал-майор Линкин И.А. вспоминает65: « ...Политотделу дивизии приходилось в полном объеме решать все вопросы через призму работы партийных и комсомольских организаций, обеспечивающих передовую роль, примерность и высокий профессионализм каждого воина-ракетчика.

На каждом этапе выделялось главное направление, на котором сосредотачивались усилия офицерского состава, партийного и комсомольского актива.

Итоговую проверку 1974 года дивизия сдала на «хорошо», однако командирам и политработникам был сделан серьезный упрек за состояние воинской дисциплины.

Особенно беспокоили факты неуставных взаимоотношений, пьянство среди части офицерского состава и прапорщиков, автопроисшествия с гибелью людей.

1974 год дивизия по происшествиям закончила неутешительно — их у нас было 13 или 14 и, конечно же, на партийных активах в армии, фамилии комдива, ныне покойного генерал-майора Абрашкевича В.А., и моя сразу же начиналась после известного абзаца — «вместе с тем, или «однако» с последующим перечислением негативных количественных и качественных показателей.

Именно этой проблеме и было посвящено собрание партийного и комсомольского актива в декабре 1974 года, на котором шел предметный разговор о роли и месте каждого офицера в решении этой проблемы, о совместной работе командиров и политработников.

Мы расчленили эту проблему на несколько составляющих.

К примеру. От местных советских и партийных органов власти я получил информацию, что в «день ракетчика», т.е. получки, в городах Укмерге, Ионаве и пос. Кармелаве часть офицеров и прапорщиков заполняло питейные заведения и вела себя в них довольно шумно, шокируя сравнительно спокойных литовцев.

Вместе с вновь назначенным командиром дивизии полковником Скворцовым В.Е. мы приняли непопулярное решение — проведение общеплановых вечерних проверок согласно Уставу внутренней службы в день получения денежного довольствия.

Вполне естественно, пока эта процедура продолжалась и плюс время нахождения в пути, все злачные места закрывались, и деньги без особых потерь пополняли семейный бюджет, что вызвало активную поддержку и одобрение женсоветов.

Через 5-6 месяцев эта практика была прекращена, и особых рецидивов не последовало, зато в традицию вошло коллективное проведение праздников — встреч Нового года, Дней Победы, Великого Октября, что способствовало сплочению офицерских коллективов.

Немалый вклад в оздоровление обстановки внесли офицерские суды чести, где основной упор делался на воспитание, а не жесткое наказание. Достаточно отметить.что ни один офицер не был понижен в должности или воинском звании, и это сыграло большую положительную роль.

Несколько сложнее пришлось бороться с неуставными взаимоотношениями. И вновь упор был сделан на расширение сферы воздействия на носителей этого явления. Совместно с прокуратурой и военным трибуналом в 1974 и 1975 годах был проведен ряд показательных процессов с приглашением на них родственников как пострадавших воинов, так и тех, кто выступал в роли их обидчиков.

Как правило, эти процессы проходили в Доме офицеров или помещениях солдатских клубов, куда из всех гарнизонов доставлялись потенциальные «деды». Весь этот процесс фотографировался, а затем направлялся в каждое воинское подразделение — батареи, бригады, роты и т.д. После объявления приговора здесь же в зале осужденного под конвоем отправляли, как правило, в дисбат. Психологическое воздействие на участников процесса было весьма ощутимым.

Немало сделали для предотвращения автопроисшествий офицеры автослужбы дивизии, возглавляемой подполковником Сплендером К.А. Конкурсы на звание лучшего водителя, регулярные скрупулезные техосмотры, жесткие наказания за нарушение правил дорожного движения положительно сказались на состоянии дел. В 1975 году в дивизии более чем наполовину сократилось количество происшествий, а с 1976 по 1980 год мы вообще проходили без них.

Особое внимание политотдел обращал на укрепление боеготовности и обеспечение примерности коммунистов и комсомольцев в боевой и политической подготовке. Именно с этими повестками дня проходило подавляющее большинство партийных и комсомольских собраний в первичных организациях и активах.

Период 1973-1974 гг. и далее характеризовался серьезным омоложением или, как его называли, «озеленением» армии. Процесс этот вполне естественный, однако, в это время он насаждался особенно интенсивно и по-кампанейски, что не всегда вызывало у офицерского состава однозначную поддержку и понимание, ибо на должности командиров батарей и дивизионов назначались, как правило, офицеры, имеющие достаточно высокую теоретическую подготовку, но небольшой, 4-5 летний стаж службы в войсках.

Именно в этот период родилась известная формула — «молодой командир дивизиона или батареи и опытные начальники отделений и заместители командиров дивизионов, имеющие 10-15 летний стаж службы в этих должностях». В это время большую роль сыграла поддержка молодых командиров со стороны партийных организаций, помогавших им в командирском становлении и укреплении единоначалия. В то же время коммунисты давали острую оценку кое-где имевшим фактам единоличия, подменявшим единоначалие. Приходилось по партийному и товарищески беседовать с потерявшими ориентировку офицерами, что, как правило, приводило к положительным результатам.

В целом следует отметить, что многие офицеры дивизии в последующем заняли очень высокие посты в РВСН.

Так, командир дивизии генерал-полковник Скворцов В.Е. возглавил в Генштабе ВС направление РВСН. Командир 637-го рп полковник Ермак С.Н. последовательно прошел ступени командира полка, дивизии и завершил службу генерал-лейтенантом, начальником штаба Космических войск, стал профессором, доктором технических наук, передающим в настоящее время свои опыт и знания в военной Академии им. Петра Великого. Начальником управления кадров РВСН стал генерал-майор Хохлачев Н.М., генерал-лейтенант Дегтеренко П.Г. возглавлял в свое время полигон Капустин Яр, Заметный вклад в дело поддержания высокой боеготовности внесли заместители по политчасти полков Борисов Н.Н., Кравченко П., Ланцевич В.М., заместители по политчасти ртб Тишков С.Е. и Горошевский И.А.

Следует отметить, что немало времени мною уделялось установлению и поддержанию конструктивных связей с партайными и советскими органами Литвы. Руководители Литовской ССР первый секретарь ЦК КН Латвии Гришкявичус П.П., председатель Президиума Верховного Совета Литовский ССР Шумаускас М.Ю., председатель Совмина республики были частыми гостями дивизии, выступая перед личным составом с рассказами о достижениях республики.

С 1976 по 1980 гг. дивизия постоянно удерживала переходящее Красное Знамя ЦК КП Литвы и Совмина Литовской ССР, учрежденное для ракетных частей, дислоцированных на территории республики.

Практически все командиры полков и ряд политработников входили в состав местных и партийных органов, оказывали посильную помощь местным колхозам и совхозам в уборке урожая, участвовали в совместном проведении праздников, обменивались коллективами художественной самодеятельности.

Все это способствовало укреплению связей с местным населением и повышению авторитета наших Вооруженных Сил.

За этот период никаких эксцессов, а тем более происшествий в отношении местного населения в дивизии не имелось и, встречаясь в постсоветское время с бывшими партийными и советскими работниками, мы по-доброму вспоминаем то замечательное советское время...».

Характерным для 50-й РА в рассматриваемый период являлся высокий динамизм партийно-политической работы, ее конкретная направленность и, даже можно сказать, точная прицельность по месту и времени, расширение и поиск новых форм и методов ее проведения, широкое использование опыта организации партийно-политической работы в годы Великой Отечественной войны.

Каждый политработник считал своим долгом находиться в самом центре событий — в эшелоне с людьми, на полигоне среди боевых расчетов в ходе обучения и приема техники, на марше и на полевой боевой стартовой позиции, на боевом дежурстве и регламенте.

Размышляя о роли политработника в боевой деятельности войск, начальник Политуправления РВСН, Герой Советского Союза генерал-полковник П.А.Горчаков писал: «Перед моим мысленным взором проходят парторги рот, батарей и батальонов. Их было много. Я видел их зимой и летом, в белых маскировочных халатах и зеленых плащ-палатках. Видел раненными, обмороженными и обожженными, но никогда не видел растерянными, безвольными, нерешительными. Они последними покидали оборону под натиском превосходящих сил врага, а если требовалось — стояли насмерть. Они первыми поднимались в атаку, увлекая за собой бойцов, учили их мужеству, бесстрашию, вдохновляли на подвиг. Даже те редкие минуты, которые выпадали фронтовику на отдых, парторг посвящал работе, людям, нес в массы идеи партия ее пламенные призывы. Если бы я был скульптором, то изваял бы парторга военной поры таким, каким видится он мне и по сей день — волевым и устремленным, шагающим с автоматом во главе атакующих рот».

Непосредственно участвуя в формировании подразделений и боевых расчетов при переходе на новую технику, заместитель командира по политической части руководил созданием партийных и комсомольских организаций в подразделениях, формировал вокруг себя партийно-комсомольский актив, обучал его и ставил конкретные задачи по развертыванию партийно-политической работы на каждом этапе жизнедеятельности полка.

Рассказ о начальном этапе освоения ракетного комплекса «Пионер» личным составом 402-го рп (пос. Ветрино) 32-й рд, а также об опыте организации партийно-политической работы в этот ответственный период, без чего было бы невозможным успешное решение этой задачи, ведет бывший заместитель командира 402-го ракетного полка по политической часта подполковник в отставке Н.Ф. Гелетин66: «В 1978-1979 гг. наш 402-й Краснознаменный, ордена Кутузова, гвардейский ракетный полк, в списках которого был навечно зачислен Герой Советского Союза А. Космодемьянский, начал переформироваться по штату ракетного полка СПУ «Пионер». После переформирования он был укомплектован в основном молодыми офицерами, средний возраст которых составлял около 30 лет. Командование полка и дивизионов имело средний возраст 33 года. 78% офицеров и прапорщиков боевых расчетов являлись членами КПСС, среди механиков-водителей — 35%. Это составляло хорошую основу для организации партийно-политической работы, направленной на идеологическое и морально-психологическое воспитание личного состава полка.

Перевооружение полка проходило в 4 этапа, которые и определяли направленность всей воспитательной работы.

На 1—м этапе — этапе укомплектования офицерами и прапорщиками были созданы партийные и комсомольские организации в управлении и во всех подразделениях полка. Основное внимание в партийной работе было направлено на изучение морально-деловых и психологических качеств, формирование и сплочение здоровых воинских коллективов.

В идеологической работе, учитывая важность стоящих перед полком задач,, пропагандист полка майор Черкасов В.Д. основное внимание уделил политической учебе, подготовке наглядной агитации, созданию системы обучения идеологического актива. С ними еженедельно проводились занятия, обобщался опыт работы, разрабатывались методические рекомендации и инструкции

Активно работал партийный комитет части. Секретарь парткома Беляков А.В. выносил на заседания вопросы обеспечения примерности коммунистов в изучении новой техники, в службе и дисциплине. На выполнение этих задач были мобилизованы первичные партийные организации дивизионов, которые возглавляли майоры Сковпень В.М., Федолетный А.Ф., Корягин В.А., Чупахин Г.В., а также 12 цеховых партийных организаций. На заседаниях парткома с докладами выступали начальник штаба полка подполковник Лата В.Ф., главный инженер подполковник Павлов Е.С. и др. Партком особое внимание уделял работе цеховых парторганизаций в группах пуска.

Секретарь комитета ВЛКСМ Закоблучный А.Т. направлял работу комитета на обеспечение примерности комсомольского актива в учебе и дисциплине, а также на сплочение воинских коллективов, недопущение неуставных взаимоотношений. В полку действовало 7 первичных и 15 цеховых комсомольских организаций.

В переформированном полку по новой штатной структуре остро встал вопрос учебной базы. К решению этой задачи подключился не только руководящий состав полка, но и партком. По его рекомендации во всех партийных организациях обсудили меры по ее созданию: изысканию материальных средств, подбору грамотных офицеров, прапорщиков, сержантов и солдат, склонных к этой работе. По инициативе парторганизации 1-го дивизиона (секретарь майор Сковпень) была создана группа молодых офицеров (капитан Лисовецкий В.С., братья Шикас Николай и Энгельс, Астахов В.Н.), которую возглавил опытный офицер-коммунист В.А. Проняев. В короткий срок они создали аппаратуру для подготовки боевых расчетов пуска, которая имитировала работу заводских систем. Это позволило приступить к заблаговременной подготовки не только своих расчетов, но и соседнего, Полоцкого полка. Учебная база полка была признана лучшей в дивизии.

В ходе социалистического соревнования право называться лучшим завоевал 1-й дивизион (командир — майор Тарасов А.К., заместитель по политчасти майор Ладунин А.С., секретарь партбюро Сковпень В.И.). Среди групп пуска — 1 группа, в списках которой был навечно занесен А. Космодемьянский. Командир группы — капитан Гончаров В.Н., секретарь цеховой организации лейтенант Матвеев. 1-й боевой расчет 1-й группы пуска, возглавляемый майором Заико К.Ф. и лейтенантом Матвеевым был признан лучшим в полку. Опыт их работы был изучен, обобщен и доведен до остальных. На заседании парткома был утвержден переходящий вымпел «Лучшему боевому расчету пуска», который вручался победителям при ежемесячном подведении итогов социалистического соревнования.

Учитывая, что в полку было более 400 молодых семей и то, что их мужчинам предстояло убыть в длительную командировку на полгода на полигон, необходимо было организовать работу и среди их жен. Партком назначил коммунистов для организации и проведения работы с женсоветом и с молодыми семьями.

Продуманная и целенаправленная работа заместителей командиров по политической части майора Ладунина А.С., (1-й рдн), ст. лейтенанта Гуглина Е.С. (2-й рдн), майора Кравченко А.С. (3-й рдн) совместно с секретарями партийных бюро дивизионов Сковпепь В.И., Федолетным А.Ф., Корягиным В.А. по обеспечению примерности коммунистов и комсомольцев в учебе и дисциплине позволили на первом этапе решить задачи по первоначальному изучению ракетной техники, подготовке боевых расчетов, созданию учебной базы, сплочению воинских коллективов.

2-й этап — этап подготовки и совершение марша полка по железной дороге на полигон Капустин Яр. В ходе подготовки был изучен опыт двух предыдущих полков дивизии — Поставского и Сморгонского, которые уже прошли обучение на полигоне. Политработниками полка Черкасовым В.Д., Закоблучным А.Т., Беляковым А.В. была подготовлена необходимая документация, наглядная агитация, рекомендации по проведению партийно-политической работы в период следования по железной дороге. Составлены планы работы, мероприятия которых были включены в распорядок дня. Им предусматривалось ежедневно:

— 9-11 часов — проведение политических занятии;

— 11-14 часов—специальная подготовка;

— 15-16 часов — самостоятельная подготовка по темам политзанятий и специальной подготовки;

— 16-17 часов — проведение воспитательных мероприятий (общих и комсомольских собраний, бесед и т.д.);

— 16-18.30 — культурно-массовые мероприятия (смотры художественной самодеятельности, соревнования по знанию специальной техники и т.д.).

Планировались и другие мероприятия по соблюдению режима секретности, соблюдению мер безопасности, изучению боевой техники.

Организовано проведя погрузку личного состава и техники, полк убыл на полигон. С первых часов движения по железной дороге в эшелоне была налажена внутренняя служба, организована плановая учеба, проводилась активная партийно-политическая работа.

Решением парткома за каждой группой пуска были закреплены коммунисты управления полка, которые несли ответственность, как за организацию учебного процесса, так и за проведение культурно-массовых мероприятий в подразделениях. Из них особенно хорошо себя зарекомендовали соревнования на лучшего специалиста, смотры художественной самодеятельности. По инициативе комсомольской организации 2-го дивизиона (секретарь прапорщик Лионтовский В.) были проведены смотры художественной самодеятельности среди расчетов и групп. Комсомольские организации проявили инициативу проведения смотра художественной самодеятельности среды дивизионов. В этих мероприятиях принимали активное участие и офицеры, прапорщики. Все это проходило с большим энтузиазмом, желанием, находчивостью и смекалкой. По итогам смотра лучшая самодеятельность была признана во 2-м дивизионе капитана Соловкина. По итогам смотра был издан приказ о награждении победителей.

Благодаря продуманной и четко спланированной партийно-политической работе 7-ми дневный марш по железной дороге прошел исключительно организованно и без нарушений. В ходе передвижения изучались морально-деловые качества личного состава, так как в необычной и сложной обстановке человек ярче раскрывает и проявляет себя, выявляются его положительные качества и отрицательные стороны. С учетом этого в эшелоне проводилась непрерывная работа по сплочению воинских коллективов.

3-й этап — этап обучения и освоения боевой техники, ее прием в эксплуатацию и получение допуска к самостоятельной работе на ней. Это наиболее ответственный и сложный этап, который требовал мобилизации всех моральных и деловых качеств людей, преодоления неимоверных трудностей в учебе, работе на технике и бытовых условиях. В то же время, это был этап закалки каждого военнослужащего, его подготовки к действиям в экстремальных условиях, окончательного формирования и сплачивания воинских коллективов.

Вместе с тем, нахождение личного состава на полигоне требовало особого подхода к каждому военнослужащему, будь то солдат, прапорщик или офицер. Строгие порядки, исключительная требовательность, а иногда и предвзятость командования учебного центра обязывало командиров и политработников прикладывать ежедневные усилия по безукоризненному выполнению поставленных задач, по освоению новой ракетной техники. Нужно было больше внимания уделять расчетам и группам, приходить на помощь ослабшим и отстающим, поддерживать их морально и личным примером, мобилизовывать их на преодоление трудностей.

Занятия по изучению специальной техники проходили в сложных условиях. На начальном этапе обучения технику видели только на картинках, не хватало литературы и тренажеров. По отдельным предметам приходилось заниматься в казармах и общежитиях вечерами. Было принято решение при изучении техники не ограничиваться временем, отведенным распорядком дня, а продлить занятия до 23-х часов. Все понимали необходимость этого и не роптали, а старательно познавали ракетное дело. По мере обучения дивизионы последовательно начали получать учебную технику, что позволило повысить интенсивность учебного процесса.

Подготовка на полигоне проходила в сложных климатических и бытовых условиях. Сильные морозы зимы 1978-1979 года принесли большие неприятности. Было разморожено отопление во многих казармах, отсутствовала горячая вода. Личный состав (и солдаты, и офицеры) практически целый месяц не мылись в бане. Через три-четыре месяца начал действовать и моральный фактор. Планировавшаяся последовательная отправка офицеров и прапорщиков на побывку к семьям самолетом армейской эскадрильи сорвалась из-за длительной нелетной погоды. Это накладывало свой отрицательный отпечаток на настроения личного состава, на проведение конкретной политико-воспитательной работы, особого подхода к каждому офицеру и прапорщику.

Политработники полка постоянно находились с личным составом в учебных классах, на технике, в казармах, столовой. Знали обстановку и своевременно принимали оперативные меры по решению стоящих задач. Все политработники сами лично входили в боевые расчеты пуска и боевые смены, серьезно готовились к сдаче на допуск к самостоятельной работе. Все они в основном показывали хорошую специальную подготовку и личным примером мобилизовывали личный состав на более качественное освоение боевой техники и вооружения. И я, как заместитель командира полка по политической части, поставил перед собой задачу ни в чем не отставать от других офицеров и показывал на всех занятиях только отличные результаты. Пропагандист полка майор Черкасов В.Д. тоже в совершенстве освоил боевую работу, и многие из командиров дежурных сил хотели бы видеть его в своем боевом расчете. Высокую специальную выучку показывали и политработники и секретари партбюро дивизионов.

Сразу после нового года полк приступал к приему штатной техники на комплектовочно-испытатепьной базе (КИБ) полигона. Первым направлялся на КИБ 1-й дивизион. Для организации этих работ на полигон прибыла группа офицеров из управления армии и нашей дивизии, которая входила в состав комиссии по приему техники, председателем комиссии являлся полковник Смирнов Г.И., начальник отдела эксплуатации службы главного инженера армии. По прибытии была проведена встреча членов комиссии с офицерами и прапорщиками полка, в ходе которой были уточнены конкретные задачи по приему ракетной техники и сроки выполнения, членами комиссии даны рекомендации по осмотру принимаемой техники, проверки комплектации и документации, разъяснен порядок подготовки к испытаниям и организации контроля правильности выполнения операций. Подробно были рассмотрены организационные и технические меры по обеспечению безопасности., В дальнейшем мы провели заседание парткома, на котором председатель комиссии полковник Смирнов Г.И. подробно осветил роль и значение участка работы каждого коммуниста-руководителя по обеспечению успешного и качественного приема ракетного вооружения.

Учитывая необходимость оперативного влияния на весь технологический процесс приема и испытания систем и агрегатов, на обучение и освоение техники еженедельно подводились итоги со всем личным составом, определялись лучшие специалисты, расчеты, дивизионы. Результаты работы по приему техники на КИБе рассматривались на заседании комиссии ежедневно, выявлялись причины невыполнения плана или низкого качества работы, по которым принимались соответствующие меры, ставились конкретные задачи на следующие сутки.

Ежедневные оценки работы расчетов полка, находящихся на КИБе, позволяли очень оперативно и целенаправленно строить партийно-политическую работу с личным составом, использовать в этих целях боевые листки, передачи по клубному радио и др.

На всем протяжении этого этапа пребывания на полигоне право называться лучшим постоянно завоевывал 1-й дивизион (командир майор Тарасов А.К. заместитель по политической части майор Ладунин А.С., секретарь партбюро майор Сковпенъ В.И.). В этом дивизионе проводилась конкретная работа по сплочению воинского коллектива, воспитанию личного состава на боевых традициях, с учетом того, что в 1-й группе пуска в списки был навечно зачислен Герой Советского Союза А. Космодемьянский.

Коммунисты и комсомольцы ракетного полка успешно справлялись с поставленными задачами и показывали пример всему личному составу. На ночном итоговом занятии в 3 группе 1-го дивизиона проявил себя лейтенант Князев, который накануне отморозил руки и был освобожден по медицинским показаниям. Но он не бросил свой боевой пост и с обмороженными руками продолжая работу. Расчет, возглавляемый лейтенантом Князевым, получил отличную оценку. Мужественный поступок коммуниста вдохновил весь личный состав. На всех занятиях, несмотря на холод, показывались высокие результаты. На завершающем этапе после получения штатной боевой техники каждый дивизион проходил в течение нескольких суток боевое слаживание, неоднократно меняя боевую позицию, проводил развертывание после марша, маскировку агрегатов и приведение в боевую готовность в установленные боевыми документами нормативы. Затем тактико-специальное учение, в ходе которого отрабатывались различные вводные по отражению противника, устранение неисправностей и т.д. заканчивалось условным пуском, сворачиванием и возвращение к месту размещения техники. ТСУ с первым дивизионом должно было завершиться учебно-боевым пуском. В 1-м дивизионе среди личного состава было развернуто социалистическое соревнование за право участия в учебно-боевом пуске. Это право завоевала 1 группа пуска капитана Гончарова В.Н. Пуск был назначен на 18 февраля 1979 года.

Накануне пуска 1-й дивизион майора Тарасова А.К. (начальник штаба капитан Падалко В.К., заместитель по политчасти майор Ладунин А.С., секретарь партбюро майор Сковпень В.И.), завершая тактико-специальное учение совершил марш с полевой позиции на боевую для проведения пуска. В ходе марша машина боевого обеспечения провалилась и ушла под лед. Необходимо было спасти машину. Секретарь цеховой партийной организации капитан Кот Г.И. в 30 градусный мороз вызвался нырнуть в ледяную воду, чтобы подцепить буксировочный трос. Три его попытки оказались безрезультатными. Но его пример уже заразил других. Очередным был майор Заико В.Ф., который со второй попытки зацепил трос. За одну ночь и день машина была приведена в исправное состояние и участвовала в обеспечении пуска.

Таким образом, хорошо продуманная и спланированная партийно-политическая работа по моральному и психологическому воспитанию, обеспечению примерности коммунистов и комсомольцев на всем протяжении обучения, приема техники и получения допуска к самостоятельной работе, в чрезвычайно сложных и тяжелых условиях, связанных с огромной моральной и психологической нагрузкой на ракетчиков, обеспечила успешное выполнение задач 3-го этапа перевооружения полка.

 

4-й этап — этап совершения марша по железной дороге в район постоянной дислокации и заступление на боевое дежурство. При возвращении домой важно было не допустить расслабления личного состава после перенесенных испытаний и обеспечить качественное решение всего комплекса заданию погрузке и разгрузке эшелонов с техникой, соблюдение скрытности и секретности передислокации полученной боевой техники полка, строгое выполнение мер безопасности, соблюдение высокой воинской дисциплины. Упор в организации партийно-политической работы был снова сделан на партийный и комсомольский актив, каждый активист получал индивидуальное поручение. Таким образом, были охвачены все стороны деятельности личного состава на этом этапе. Поскольку боевая техника (пусковые установки, другие боевые агрегаты) шли отдельными эшелонами, пристальное внимание было уделено правильному подбору и подготовке караулов сопровождения. В них были отобраны лучшие коммунисты и комсомольцы, имеющие высокие морально-психологические качества, способные надежно выполнить задачу транспортировки боевой техники, ее сохранность и режим секретности в целях противодействия иностранным разведкам.

Возвращение полка прошло организовано, что позволило немедленно приступить к подготовке для заступления на боевое дежурство. Этот период с апреля по июль 1979 года был чрезвычайно напряженным, так как нужно было решать в короткие сроки весь комплекс задач, связанный как с завершением монтажа оборудования, испытаниями и приведением ракетной техники в боевую готовность, так и боевой учебой, с хозяйственной деятельностью, гарнизонной и внутренней службой и т.д. Силами личного состава нужно было готовить помещения, сооружения и хранилища для размещения техники, заниматься специальной подготовкой, готовить полевые позиции. Были созданы специальные бригады по сборке «Крон» для пусковых установок, по оборудованию сооружений 505 для размещения машин подготовки и пуска и машин дизельных электростанций, по реконструкции командного пункта полка. Рабочий день офицерам и прапорщикам был установлен до 20.00. Успешному решению всех этих задач способствовала четко поставленная партийно-политическая работа, в которой широко использовался опыт ее организации на первых трех этапах перевооружения полка. Полк заступил на боевое дежурство 30 июля 1979 года с оценкой «хорошо» и удерживал эти оценки в дальнейшем. Он принял участив в стратегическом учении «Запад-81» и был удостоен вымпела Министерства обороны СССР».

 

О роли политорганов в решении стоявших перед ракетной армией задач пишет начальник отделения партийно-организационной работы полковник в отставке В.И. Балуцкий67: «Организационно-штатная структура политического отдела в полной мере соответствовала тем задачам и масштабам, которые решала армия. Возглавлял политический отдел член Военного совета — начальник политотдела. Ему непосредственно подчинялся первый заместитель начальника политотдела, который одновременно являлся и начальником отделения агитации и пропаганды.

Кроме того, в состав политотдела входили отделения: организационно-партийной работы, кадров, комсомольской работы и культурно-массовой работы. Каждое из этих звеньев выполняло свои задачи, определенные руководящими документами, в соответствии с реально складывающейся обстановкой. Естественно, что самая главная цель для всех политотдельцев всегда была четкой и конкретной — высокий уровень боевой готовности и крепкая воинская дисциплина.

При политическом отделе работала партийная комиссия. Это чисто партийный орган. Она, согласно Уставу КПСС, избиралась коммунистами армии на партийной конференции из числа коммунистов-командиров, политаппарата соединений и частей сроком на 2-3 года. При этом строго соблюдался принцип обновления и преемственности руководства.

Основную работу, направленную на обеспечение авангардной роли коммунистов в несении боевого дежурства, в социалистическом соревновании, в поддержании вооружения и техники в готовности к боевому применению выполняло отделение организационно-партийной работы. Это был небольшой коллектив, состоящий из пяти человек: начальник отделения и четыре инспектора.

Длительное время (более 10 лет) его возглавлял полковник Н.В. Гудков. По оценке Политического управления Ракетных войск, это отделение было лучшим в РВСН. Оно выполняло любую, самую сложную задачу, поставленную руководством, ответственно и с высоким качеством. Это был слаженный и работоспособный коллектив единомышленников.

Полковник Н.В. Гудков досконально зная состояние дел в партийных организациях частей и подразделений, постоянно вносил деловые предложения по совершенствованию партийно-политической работы, работал инициативно и целенаправленно. Он — исключительно эрудированный и грамотный офицер-политработник, умелый организатор, наставник и педагог, душа и совесть коллектива. Николай Васильевич пользовался и пользуется непререкаемым авторитетом. Его уважали и любили в войсках. Работать под его руководством было легко и интересно. Высокая культура поведения, выдержка, вежливость и скромность были эталоном коммуниста-руководителя, являлись примером для подражания. Всю ответственность за недоработки офицеров отделения он брал на себя, никогда не ссылаясь на трудности и дефицит времени.

После увольнения в запас в 1984 году Н.В. Гудков был избран председателем Объединенного территориального комитета профсоюза рабочих и служащих армии. И здесь он вел активную работу, защищая интересы людей.

После Гудкова Н.В. на должность начальника отделения был назначен я, полковник В.И. Балуцкий. До этого я возглавлял партийный комитет управления. Затем начальниками отделения были последовательно подполковники Кротов Л.В. и Кобяков Б.А.

На всех этапах становления и развития армии отделение организационно-партийной работы особое внимание уделяло утверждению активной жизненной позиции коммунистов, добиваясь их примерности в боевой и политической подготовке.

Все офицеры отделения несли на себе большую нагрузку, выполняя возложенные на них задачи. По-видимому, не было ни одной проблемы, которая могла пройти мимо поля их деятельности. Ведь основное ее направление — организационно-партийная работа. Это и разработка, в соответствии с «Положением о политорганах в СА и ВМФ», основополагающих документов, регламентирующих деятельность партийно-политического аппарата частей. Это и определение злободневных вопросов внутрипартийной работы. Это и соблюдение коммунистами норм партийной жизни. В центре этой многогранной деятельности были вопросы партийного влияния на решение задач боевого дежурства.

Актуальность этой проблемы была обусловлена необходимостью уточнения и совершенствования работы партгруп-поргов в дежурных боевых сменах пуска (связи, охраны), более активному участию коммунистов в выполнении ими партийных поручений в ходе несения боевого дежурства.

Важнейшим направлением оставалась работа по сплочению воинских коллективов, укреплению дружбы и войскового товарищества.

В разработке материалов, их обобщении активное участие принимали инспекторы отделения Белоцерковец А.Г., Ворник Д.Ф., Кузнецов И.Е., Сиваков И.П., Пекарский А.Г., Холодов А.С. и др.

Отделением велась большая работа по повышению партийной прослойки среди основных категорий военнослужащих, несущих боевое дежурство. В 1986 г., например, после ряда реорганизаций штатной структуры подразделений и полков в армии было 9,5 тыс. членов КПСС. Их работу организовывали 12 политорганов, 60 парткомов и партийных бюро полков, ртб и трб. Коммунисты были объединены в 381 первичную, 657 цеховых парторганизаций и 88 партгрупп.

Партийная прослойка составляла среди офицеров и генералов — 83%, среди прапорщиков — 29%, среди сержантов — 1,1%, среди солдат — 0,5%.

Еще выше этот показатель был среди ведущих специалистов. Так, среди командиров батарей (групп пуска, рот РЭЗМ) коммунистов было 100%, среди офицеров командных пунктов дивизий — 96%, полков — 90%,. дивизионов — около 50%, среди офицеров службы ракетного вооружения — 90%, связистов — 79%, механиков-водителей СПУ— 27%, первых номеров боевых расчетов пуска (офицеров) — 99,7%, среди вторых номеров — 88%.

Благодаря повседневной и кропотливой работе коммунистов, утверждению у них партийной ответственности за несение боевого дежурства, а также тому вниманию, которое уделялось им со стороны политического отдела армии, офицеры отделения организационно-партийной работы постоянно повышали качественный состав боевых расчетов. И как результат — все части объединения по организации и несению боевого дежурства комиссиями Главкома РВСН и командующего армией оценивались хорошо.

Отделение организационно-партийной работы ежегодно выступало с предложением перед руководством политотдела о рассмотрении задач по мобилизации коммунистов и всего личного состава на повышение качества несения боевого дежурства. Ход выполнения принятых на собраниях постановлений контролировался офицерами отделения при работе в частях.

Подобные вопросы также всесторонне обсуждались на сборах и совещаниях с начальниками политорганов соединений, с заместителями командиров частей по политчасти. Как правило, этим сборам предшествовала особо тщательная подготовка всех материалов. В них глубоко раскрывались и анализировались недостатки в партийной работе, предлагались конкретные мероприятия по их преодолению.

Нередко в проведении сборов и семинаров принимала участие представители Политического управления РВ, а также местных партийных органов. Так, в июне 1980 г. на сборах руководящего состава политорганов и партполитаппарата частей обсуждался вопрос «О состоянии и мерах политического влияния на решение конкретных задач боевой готовности в свете требований XXV съезда КПСС».

Принимавшие участие в сборах кандидат в члены ЦК КПСС, первый секретарь Смоленского обкома КПСС Клименко И.Е. и начальник Политического управления РВСН генерал-полковник Горчаков П.А. дали высокую оценку проводимой партийно-политической работе в войсках армии, наметили рубежи ее дальнейшего совершенствования. В выступлении генерал-полковника Горчакова П.А. были детально проанализированы деятельность политотдела армии, политорганов соединений по пропаганде и изучению материалов XXV съезда КПСС, нового Боевого устава РВ, других документов, закреплявших единые основы несения боевого дежурства.

Выступавший на сборах командующий армией генерал-лейтенант Яшин Ю.А. дал принципиальную оценку состояния боевой готовности армии, подверг резкой критике те части и соединения, где ослаблено внимание к воспитательной работе, что сказалось на состоянии воинской дисциплины.

Начальники политорганов, политработники делились своим опытом работы, вносили свои предложения, которые затем были обобщены отделением, проанализированы и, таким образом, стали основой для принятия развернутых рекомендаций по обсуждаемым вопросам.

Постоянную помощь отделению в проведении этих и других мероприятий оказывали работники Политуправления РВ генералы Боровиков П.К., Локтев В.Н., Уколов В.Г. (все они в свое время служили в 50-й РА и хорошо знали людей и обстановку в армии), Штаненко В.В. и др.

Проявляя заботу об утверждении активной жизненной позиции коммунистов, офицеры отделения принимали непосредственное участие в подготовке и проведении различных сборов с другими категориями ответственных работников армии: инженерным составом объединения, офицерами кадровых органов, инструкторских групп отдела боевой подготовки, тыловых работников. Непосредственными участниками этих сборов являлись члены Военного совета — начальники политического отдела армии генералы Куринной И.И., Березов В.П., их заместители полковники Линкин И.А., Путилин В.Н., Бурцев А.С., Корнилов А.В., инспекторы отделенияВорник Д.Ф., Кузнецов И.Е., Сиваков И.П. и другие.

Такое внимание ко всем категориям специалистов значительно способствовало повышению уровня боевой готовности, морально-политическому и психологическому климату в воинских коллективах.

Важнейшим направлением в работе отделения была пропаганда передового опыта работы. Немало положительного, например, имелось в деятельности командования и политического отдела 58-й ракетной дивизии (командир — генерал-майор Ермак С.Н., начальник политотдела полковник Линкин И.А.). Как известно, длительное время (1981-1983 гг.) дивизия являлась передовой не только в составе 50-й ракетной армии, но и в РВСН. Перед отделением была поставлена задача — обобщить накопленный опыт, максимально распространить его в каждой части и подразделении объединения.

Офицеры отделения Балуцкий В.И., Холодов А.С., комсомольские работники Калинин С.А., Долинин А.И., лекторы Николайчук В.Д., Щесняк А.С. в течение нескольких дней работали в частях соединения, встречались с командирами, политрабатниками, выступали перед личным составом, подмечали ростки всего нового, передового, что проявлялось в делах и поступках воинов дивизии. Работа в подразделениях, как правило, заканчивалась собранием коммунистов партгруппы, а затем, по итогам работы в части — и заседанием парткома.

Материалы обобщенного опыта, подготовленные отделением, по решению члена Военного совета — начальника политотдела Куринного И.И. были направлены в войска. О конкретной работе коммунистов дивизии подробно неоднократно рассказывал начальник политического отдела дивизии полковник Линкин И.А. на семинаре секретарей партийных комитетов (бюро), на собрании комсомольского актива армии, на совещании молодых офицеров. Этот опыт позволил более целенаправленно проводить партийно-политическую работу на местах. Он использовался в армии вплоть до ее расформирования.

Эффективность избранного направления в работе отделения подтверждают реальные показатели, достигнутые боевыми расчетами при проведении учебно-боевых пусков на полигоне Капустин Яр. Так, за период 1981-1985 годы было проведено 63 пуска, из них оценено: «отлично» — 49 пусков (78%), «хорошо» — 13 пусков (21%)у «неудовлетворительно» — всего 1 пуск.

Так на практике утверждалась активная жизненная позиция коммунистов — в их конкретных делах и делах подчиненного им личного состава.

На отделение возлагалась большая работа по развитию социалистического соревнования и стимулированию его выполнения. Офицеры отделения хорошо понимали, что роль и значение соревнования в армии трудно переоценить. Особенно широкий размах оно получило в период подготовки к XXVI и XXVII съездам КПСС, 25-й годовщине Ракетных войск и другим значимым датам.

В целях пропаганды передовиков социалистического соревнования отделение использовало различные формы и методы. Непосредственно ход его выполнения, учет были возложены на инспекторов отделения подполковника Холодова А.С. а затем на подполковника Меньшова С.Г. Они совместно с коммунистами отдела боевой подготовки уточняли критерии соревнования, вели борьбу с проявлениями формализма в его организации, помогали преодолеть их на местах. Широкое признание в пропаганде передовиков соревнования получили демонстрационные схемы и диаграммы, фотовитрины и фотомонтажи. Большое внимание придавалось моральному стимулированию победителей соревнования. Это и награждение знаком «Отличник Советской Армии», и занесение в Книгу почета, и фотографирование у развернутого Знамени части.

Весьма показательны и убедительны конечные результаты этой повседневной работы. По итоговым данным за 1983 год в армии было выращено 19 (22%) отличных частей, 30% дивизионов и им равных подразделений, 31% батарей (групп пуска, рот), 36% боевых расчетов. Более 25% личного состава являлись отличниками боевой и политической подготовки.

В совершенствовании боевой выучки расчетов огромную роль играло соревнование за повышение классной квалификации, что способствовало высокой взаимозаменяемости номеров боевых расчетов, которая, например, к концу 1988 года составляла 60-70%. Росла классность среди всех категорий военнослужащих. В преддверии 70-летия Советской Армии и ВМФ классность среди офицеров армии составляла 100% (из тех, кому это было положено), в том числе «мастер» — 25%, специалист 1-го класса — 37%, 2-го класса — 23%.

Было также поддержано движение коммунистов некоторых частей, которые выступили с инициативой «От батареи повышенной классности к батарее классных специалистов». В результате этого движения почти 15% боевых расчетов имели в своем составе 2-3 мастера и до 40% специалистов 1-го и 2-го класса.

Много внимания офицеры отделения уделяли подготовке к учениям и командно-штабным тренировкам, на которых отрабатывались различные формы партийно-политической работы и нередко ставились исследовательские темы и вопросы. Так, в ходе командно-штабного учения «Запад-81», на котором впервые были продемонстрированы боевые возможности ракетного комплекса «Пионер» для всего военного руководства стран-участниц Варшавского Договора, политотделом вместе с партполитаппаратом 402-го ракетного полка (командир полковник Куликовский И.Ю.. заместитель по политчасти подполковник Гелетин И.Ф.) изучался вопрос, насколько реальностью каждого дня является живое партийное слово и как оно сказывается на действиях номеров расчета.

Офицеры отделения полковник Гудков Н.В., подполковник Холодов А.С., политотдел дивизии (начальник политотдела полковник Попыванов Н.Н.) сделали убедительный вывод, что коммунисты-участники учения были именно той организующей силой, которая сплачивала людей, вела их за собой, решающим образом влияла на их действия и настроение.

На партийных и комсомольских собраниях полка, на митингах и встречах с ветеранами, с помощью наглядной агитации у воинов-ракетчиков аккумулировалась та энергия, которую они до конца использовали в ходе учения. Примечателен тот факт, что в каждом боевом расчете был коммунист.

Действия личного состава полка были высоко оценены военным руководством социалистических стран, а также Министром обороны СССР Маршалом Советского Союза Д.Ф. Устиновым. За высокие показатели в боевой и политической подготовке полк был награжден Вымпелом Министра обороны.

Каждое учение и тренировка, в которых принимало участие отделение, начиналось с уяснения поставленных задач и составлением плана работы, который утверждался членом Военного совета — начальником политотдела или его заместителем, с подбора необходимой справочной литературы.

По инициативе инспектора отделения подполковника Меньшова С.Г. был разработан «Журнал боевых действий», где были учтены все необходимые справочные данные по каждой дивизии. За каждый полк были по-фамильно внесены коммунисты-руководители, командиры батарей и партгрупорги, общие оценки, показанные расчетами на итоговых проверках, боевые графики пуска ракет и время их реального выполнения.

На КП армии имелся боевой пост, где несли (с занятием боевых постов боевым расчетом КП) боевое дежурство офицеры политотдела. В состав боевого расчета входили полковники Н.В. Гудков, А.С. Бурцев, подполковники И.Е. Кузнецов, Д.Ф. Ворник, В.И. Балуцкий, М.М. Мозговой, В.А. Синицын и др., назначаемые руководством политотдела. Этот список в каждом конкретном случае уточнялся распоряжением начальника политотдела. 1-2 офицера с началом учений выезжали для работы в части и подразделения, реально привлекаемые на учения.

Офицеры боевого расчета КП анализировали обстановку, накапливали фактический материал, обобщали его. В установленное Политическим управлением РВ время, а это, как правило, было 7.00, готовили и представляли итоговое донесение за прошедшие сутки. Трудность заключалась в том, что штаб не мог предоставить приоритетность использования закрытой телефонной связи для получения необходимой информации и уточнения действий личного состава. Особенно это чувствовалось в условиях реального развертывания частей и подразделений в позиционных районах на полевых позициях.

Через секретаря парткома управления армии офицеры политотдела активно влияли на работу партийных организаций управления в ходе учения. Как правило, непосредственно на КП проходило заседания парткома, на которых обсуждались конкретные задачи обеспечения авангардной роли коммунистов в ходе учения, командно-штабной тренировки (КШТ), анализировался ход выполнения партийных поручений. Особый интерес вызывал у всего боевого расчета КП выпуск «Боевого листка», «Листка-молнии», листовок, оперативное политическое информирование о событиях в стране и за рубежом.

Разнообразная партийно-политическая работа проводилась и на запасном командном пункте (ЗКП), который находился в горячем резерве, и где также велась напряжённая боевая работа. Здесь на боевом посту политического отдела обычно находились полковники Д.Ф. Ворник, И.П. Сиваков, другие офицеры политотдела.

Не вдаваясь в детали всей работы, можно с уверенностью сказать, что накопленные в ходе учений и тренировок данные, их анализ и выводы являлись существенным вкладом в развитие военной науки.

Следующим важнейшим направлением в работе отделения была непосредственная работа в партийных организациях на местах — в частях и подразделениях Она всегда носила конкретный и целенаправленный характер. Выезд в часть для работы планировался на 7-10 дней и охватывал весь аспект многогранной деятельности коммунистов. Работа заканчивалась или заседанием парткома, или общим собранием коммунистов, с докладами на которых выступали представители политотдела.

Принятые постановления ставились на контроль, согласовывались детали их выполнения. Нередко по итогам работы планировалось заслушивание секретаря парткома в политическом отделе армии, что имело важное значение для профессионального роста партийного руководителя и утверждения активной жизненной позиции коммунистов.

Всегда ответственным этапом в работе отделения являлась отчетно-выборная кампания. В соответствии с Уставом КПСС, в первичных и цеховых партийных организациях отчетные собрания проводились ежегодно. Для их подготовки, оказания помощи и участия в работе этих собраний заранее планировался выезд офицеров в части армии. Согласованные даты проведения собраний всегда были на рабочем столе инспекторов отделения.

Существовала четкая система информирования политорганов о ходе отчетов и выборов, о положительных моментах и недостатках в их проведении, намеченных конкретных рекомендаций по устранению вскрытых негативных явлений.

Итоги отчетно-выборной компании всесторонне и детально рассматривались на сборах секретарей. Продолжительность сборов была 4-5 дней.

В установленные Уставом КПСС сроки (один раз в 2-3 года) проводились партийные конференции объединения. Всего с 1960 г. по 1990 г. было проведено 14 армейских партийных и 14 комсомольских конференций. В период между конференциями проводились собрания партийного и комсомольского актива. К их подготовке привлекались все офицеры политотдела, но основная нагрузка ложилась на отделение партийно-организационной работы. Здесь продумывались все детали их проведения. Нельзя было упустить даже малейших подробностей, начиная от встречи делегаций, размещениям питания, организации культурного досуга, развертывания выставки рационализаторов и изобретателей армии и т.д.

Глубокий отпечаток на работу конференций (активов) накладывало участие в них руководителей РВСН, представителей Политического управления РВ, местных партийных органов. Встречи Главнокомандующих РВСН Н.И. Крылова, В.Ф. Толубко, Ю.П. Максимова с партийным и комсомольским активом армии были доброй традицией и создавали особую атмосферу единения и доверия в их проведении. Постоянным делегатом партийных конференций армии был Первый секретарь Смоленского обкома КПСС И.Е. Клименко. Он всегда щедро делился опытом работы партийных организаций области, достигнутыми успехами, нацеливал коммунистов объединения на бдительное несение боевого дежурства, на бережное хранение и приумножение боевых традиций.

Всегда актуальные вопросы партийного строительства поднимал член Военного совета — начальник Политуправления РВ генерал-полковник П.А. Горчаков. Надолго в памяти коммунистов и комсомольцев армии осталось выступление на XII комсомольской конференции (1983 г.) Первого секретаря ЦК ВЛКСМ Б.Н. Пастухова, принимавшего участие в ее работе. Его эмоциональное выступление, круг поднятых им злободневных вопросов имело большое воспитательное воздействие.

70-80-е годы были самыми плодотворными и самыми насыщенными событиями в развитии и совершенствовании армии, а, соответственно, и в использовании различных форм партийно-политической работы. Был накоплен огромный фактический материал, составлявший богатый опыт, который внедрялся как в войсках, так и использовался в высших учебных заведениях в виде учебных пособий, а также при подготовке и защите диссертаций. Этот опыт неоднократно обобщался Политическим управлением ракетных войск...».

 

Партийно-политическая работа по выполнению задач боевой готовности, несения боевого дежурства, освоения техники и укрепления воинской дисциплины. Выполнение поставленных перед армией, соединениями и частями задач потребовало от Военного совета, командиров и политорганов значительной активизации партийно-политической работы.

В 1977—1985 годах главное внимание в деятельности командиров, политорганов. партийных и комсомольских организаций сосредотачивалось на повышении идейно-политического уровня личного состава войск армии, разъяснении ему сложности военно-политической обстановки в мире, возрастания опасности внезапного ракетно-ядерного нападения со стороны империалистических государств, и, прежде всего, США и блока НАТО, необходимости в связи с этим высокой бдительности и постоянной боевой готовности соединений, частей и подразделений, дежурных сил объединения.

В этот период политический отдел армии, политорганы, партийные и комсомольские организации соединений и частей стали значительно глубже анализировать состояние партийно-политической работы, изыскивать более эффективные формы и методы мобилизации личного состава на качественное решение стоящих задач, освоение новой ракетной техники, бдительное несение боевого дежурства.

Состояние и меры дальнейшего улучшения организаторской и политической работы командиров, политорганов, штабов по мобилизации личного состава на качественное изучение новой боевой техники постоянно обсуждались на заседаниях Военного совета, на совещаниях в политорганах, в партийных и комсомольских организациях. С этой целью широко практиковалось заслушивание политработников, членов партийного актива о повышении уровня и действенности партийно-политической работы, направленной на глубокое изучение и умелую эксплуатацию ракетных комплексов.

Об эффективности проводимой работы свидетельствует неуклонный рост классной квалификации номеров боевых расчетов в соединениях РСД-10. Так, в 32-й и 49-й рд (командиры и начальники политорганов генерал-майор Шаварин В.Я. и полковник Поливанов И.Н., генерал-майор Новиков В.И. и полковник Науджюнас А.Я.) за 1982—1983 годы заметно увеличилось количество мастеров ракетного дела и специалистов 1 и 2 класса. К концу 1982 года 70% командиров соединений, около 65% командиров ракетных полков и командиров трб, почти 100% командиров ртб, более 50% командиров ракетных дивизионов и свыше 1/3 командиров стартовых батарей, групп подготовки и пуска являлись мастерами военного дела.

Значительно повысились уровень и действенность партийно-политической работы при Подготовке и проведении регламентов, технических ревизий на всех видах ракетного вооружения, 40% которых оценивались отлично, остальные хорошо.

Почти в 3 раза сокращены неплановые понижения боевой готовности для полков «ОС», более чем на 20% — для полков РСД-10. Не было неплановых понижений на комплексах с групповыми ПУ.

Под руководством Военного совета и политического отдела армии шел процесс дальнейшего совершенствования партийно-политической работы на боевом дежурстве и при переводе частей в высшие степени боевой готовности.

В 1981 году оказана значительная практическая помощь командованию и политическому отделу 32-й рд в подготовке и проведении опытно-исследовательского учения «Запад-81» по вопросу организации боевого дежурства в полевых условиях, при частой смене боевых позиций и управления подразделениями с подвижных командных пунктов.

 

Впервые на таком учении подразделения дивизии успешно совершили 500-километровый марш ночью в сложных погодных условиях. На основе данного учения был обобщен опыт партийно-политической работы, разработаны рекомендаций и обсуждены на сборах с партполитаппаратом частей, имеющих однотипные комплексы.

Это во многом способствовало своевременному перевооружению частей 49-й рд. На полгода ранее установленного срока дивизия 3-мя полками заступила на боевое дежурство.

В этот период в соединениях и частях была полностью внедрена система мер, определенных требованиями директивы Главнокомандующего и члена Военного совета — начальника политического управления РВ по повышению качества и эффективности политической работы в дежурных силах.

Закрепилась практика регулярного проведения методических конференций с командно-политическим составом и партийным активом дежурных сил по содержанию, формам и методам партийно-политической работы на боевом дежурстве. Усилилось партийное влияние на основные номера боевых расчетов и, прежде всего, в органах боевого управления и связи. Партийная прослойка среди первых номеров составила 100%. среди вторых — 35%, среди начальников .дежурных смей связи — 60%.

Более конкретно стала проводиться партийно-политическая работа в дни предварительной и непосредственной подготовки к заступлению на боевое дежурство. В соединениях и частях регулярно проводились обзоры, в активную партийно-политическую работу вовлекалось все большее число коммунистов, командно-политического состава.

Принимались меры по усилению партийного влияния в дежурных боевых сменах пуска, дежурных сменах охраны и обороны — караулах. Изыскивались новые пути улучшения работы партийных организаций групп пуска и РЭЗМ, укрепления партийных организаций в подразделениях за счет подготовки и приема в партию передовых офицеров, прапорщиков, сержантов и солдат.

Благодаря повседневной и кропотливой работе с номерами боевых расчетов в большинстве частей значительно улучшилось качество подготовки к несению боевого дежурства. По итогам проверок все части и соединения по организации и несению боевого дежурства оценивались «хорошо» и «отлично».

По мере становления и укрепления соединений и частей РСД-10 последовательно накапливался опыт партийно-политической работы по обеспечению несения боевого дежурства. Политорганы стали глубже вникать в подготовку боевых расчетов, обеспечение надежного боевого управления и организации боевого дежурства, повысили требовательность к коммунистам за соблюдение требований Боевого Устава РВСН. Члены партийных комитетов и бюро стали активнее принимать участие в подготовке личного состава к несению боевого дежурства, организовывать разъяснение требований Боевого устава, директив, заниматься инструктированием партийного и комсомольского актива, вместе с партгруппоргами и комсгруппоргами . дежурных смен регулярно составлять и реализовывать планы политико-воспитательной работы.

В ходе несения боевого дежурства партийные комитеты и бюро основное внимание сосредотачивали на воспитании высокой ответственности каждого номера расчета за четкое выполнение боевой задачи, своевременное проведение пусков ракет.

В партийно-политической работе стала больше учитываться необходимость овладения коммунистами, комсомольцами новыми способами боевого применения ракетной техники, повышения выучки личного состава четким и организованным действиям в условиях применения противником оружия массового поражения и высокоточных систем обычного оружия. При этом особое внимание уделялось, прежде всего, обеспечению тактико-специальной подготовки командиров и партийно-политического аппарата частей, организации конкретной политической работы как при подготовке к ведению боевых действий, так и в условиях начавшейся войны.

Богатый опыт этой работы в объединении был накоплен в ходе исследовательского учения, проведенного Министром обороны СССР и Главнокомандующим РВ в июле 1983 года, и оперативно-стратегического командно-штабного учения «Запад-84», проведенного под руководством Министра обороны СССР Маршала Советского Союза Д.Ф. Устинова. Введение в действие в 1984 году новой директивы Главнокомандующего и члена Военного совета — начальника политического управления РВ содержало принципиально новые установки на организацию партийно-политической работы при подготовке и ведении боевых действий, которые легли в основу практической деятельности командиров, политорганов, партийных организаций на проводимых учения.

По результатам этих учений был обобщен опыт партийно-политической работы по выполнению таких важных задач, как отработка маневра дивизии СПУ в скрытый запасной позиционный район с реальным совершением марша ракетным полком, преодоление полком СПУ водной преграды, маскировка на полевых позициях, организация длительного несения боевого дежурства в высших степенях боевой готовности.

На учении впервые проведено исследование методики оценки морально-политического состояния своих войск; изучены основные направления, пути и средства укрепления морального потенциала и определены наиболее оптимальные критерии оценки морально-политических качеств личного состава частей и подразделений армии.

В ходе учения командиры и политработники приобрели опыт проведения политической работы с личным составом в условиях, максимально приближенных к ведению современного боя с применением противником высокоточных систем обычного оружия.

Политическим отделом армии опыт учения широко обсужден на сборах, семинарах, военно-научных конференциях со всеми категориями командно-политического состава и партийного актива.

В армии систематически проводили армейские партийные и комсомольские конференции и активы, слеты отличников, механиков-водителей СПУ и др., на которые выносили наиболее важные и животрепещущие вопросы, задачи, связанные с выполнением решений партийных як комсомольских органов. Это позволяло не только оперативно довести до низового партийно-комсомольского актива, до каждого воинского коллектива стоящие задачи и проблемы, но и мобилизовать участников на их решение. Этим мероприятиям придавалось большое значение, и в их проведении принимали обязательное, участие все члены Военного совета армии, в них многократно участвовали Главнокомандующий ракетными войсками генерал армии В.Ф. Толубко, Начальник Политуправления генерал-полковник П.А. Горчаков, политработники из Главпура, представители ЦК КПСС. Непременным участником являлся и член ЦК КПСС, Первый секретарь Смоленского обкома партии И.Е. Клименко.

Уделялось большое внимание обучению секретарей партийных организаций и парткомов, пропагандистов, с которыми проводили семинары и совещания по обмену опытом партийно-политической работы. На совещания и семинары приглашались идеологические работники высших партийных органов с лекциями о международном положении, о состоянии народного хозяйства, вооруженных сил страны, разъяснялись в практическом плане принятые партийные решения. В ходе этих мероприятий проводились встречи с передовиками промышленности и сельского хозяйства, устраивались поездки на предприятия и в передовые колхозы. Предусматривалась культурная программа. Все это давало партийному активу насыщенный массив информации для повседневной работы.

Характеризуя этот период деятельности политотдела армии первый заместитель начальника политотдела в 1980-1985 годах И.А. Линкин пишет68: « ...Главные усилия политотдел армии сосредотачивал на осуществлении ленинских принципов партийно-политической работы, норм партийной жизни, которые предусматривали:

— проведение партполитработы со строго партийных, классовых позиций в духе коммунистической идейности;

— тесную связь политической работы с практикой коммунистического строительства, с жизнью страны Советов, с задачами, решаемыми Вооруженными Силами;

— ее конкретность и целеустремленность, непрерывность и оперативность, плановость;

— единство идеологической и организаторской работы.

Сердцевиной всей партполитработы было формирование у воинов-ракетчиков коммунистического мировоззрения, воспитание их в духе советского патриотизма, высокой дисциплины, строгого выполнения военной присяги и уставов, поддержание высокой боевой готовности частей и подразделений, повышение роли социалистического соревнования.

50-я ракетная армия — это многотысячный коллектив солдат, сержантов, прапорщиков, офицеров и генералов 46 национальностей СССР.

На 1 января 1984 года работу среди личного состава, рабочих и служащих Советской Армии проводили 11 политорга-нов, 60 партийных комитетов и бюро частей, 381 первичная организация, 657 цеховых (батарей, групп, рот) организаций и 88 партгрупп, которые объединяли 8964 члена КПСС и 591 кандидатов в партию.

Благодаря непрерывной и настойчивой работе политор-ганов, партийных организаций по регулированию качественного состава партии, была достигнута высокая партийная прослойка среди личного состава объединения. Все это позволяло военному совету армии обеспечить высокое партийное влияние на качественное решение задач, поставленных ЦК КПСС, Министром обороны и Главнокомандующим РВСН.

Этот период был характерен становлением 32-й и 49-й ракетных дивизий, которые перевооружались на ракетный комплекс «Пионер», продолжалось совершенствование боевой готовности остальных дивизий, на вооружении продолжали находиться устаревающие комплексы с ракетами 8К63.

Политотдел армии постоянно проводил большую аналитическую работу, обобщал и внедрял передовые формы партийно-политической работы, направленной на то, чтобы части и соединения армии были единым боевым организмом, способным выполнять поставленные перед ними боевые задачи.

Особого внимания заслуживала военно-техническая и тактическая подготовки офицеров-политработников дивизий, вооруженных подвижным комплексом «Пионер».

Практически все офицеры-политработники до назначения на эти комплексы несли службу в полках, укомплектованных ракетами 8К63, и их маневр в ходе повседневной боевой учебы ограничивался маршем на хорошо изученную учебно-боевую стартовую позицию по уже подготовленным и известным маршрутам.

Конечно же, боевое применение мобильного комплекса «Пионер» предусматривало широкую географию маневра, что требовало от всего офицерского состава знаний основ общевойскового боя, топографии, радиосвязи и других элементов, которыми они не обладали и, скажем прямо, этот курс в ракетных училищах был в тот период упрощенным.

По инициативе члена военного совета генерал-майора Куринного И.И. было принято решение о проведении 4-х дневных сборов заместителей командиров полков и дивизионов по политической части на базе 402-го рп (п. Ветрино), где заместителем по политчасти был подполковник Гелетин Н.Ф.). Руководить этими сборами было поручено мне. Необходимо отметить, что в проведении этих сборов самое активное и конкретное участие принял начальник оперативного отдела штаба 50-й РА полковник Носков Вячеслав Александрович, который с самого начала постановки на боевое дежурство мобильных комплексов, т.е. с 1977 года принимал непосредственное участие в отработке тактики их применения с учетом всего спектра проблем: повышение выучки расчетов, отработка маршрутов движения, создание ложных объектов маскировки и т.д.

Являясь непосредственным участником и разработчиком ежегодно проводимых оперативных и учебно-методических сборов с руководящим составом РА, полковник Носков В.А. был одним из идеологов разработки оперативных документов для командного состава армии и, конечно же, его помощь была очень необходимой.

К проведению сборов офицеров-политработников были привлечены высококвалифицированные офицеры практически всех отделов штаба, что позволило провести их на высоком методическом уровне, с использованием штатной техники. Это способствовало значительному повышению оперативно-тактического уровня участников.

В дальнейшем такие сборы проводились ежегодно, и в ходе проверок этих дивизий отмечался возросший уровень технической и оперативно-тактической подготовки офицеров-политработников.

Проходя в дальнейшем службу в Сухопутных войсках хочу отметить что профессиональная подготовка офицеров-ракетчиков штаба, отделов оперативной, боевой подготовки, главного инженера и ряда других был на голову выше, чем в аналогичных объединениях Сухопутных войск.

Очень много уделял политотдел армии партийно-политическому обеспечению боевого дежурства. С целью оперативного воздействия и оказания практической помощи партийному и комсомольскому активу дежурных сил армии в политотделе был создан центр управления партийно-политической работой в дежурных силах.

С помощью отделов оперативной, боевой подготовки и связи центр был укомплектован необходимыми средствами связи, регламентирующими боевыми документами, графиками, что позволило иметь постоянную информацию о политико-моральном состоянии личного состава дежурных сил, обобщать передовой опыт партийно-политической работы, оперативно доводить военно-политическую оперативную обстановку.

Опыт работы этого центра был обобщен политуправлением РВСН, и аналогичные центры были созданы и в других объединениях. Очень много сил и энергии в его создание и организацию работы вложили политотдельцы Гудков Н.В., Валуцкий В.И., ВорникД.Ф., Кузнецов И.Е., Сиваков И.П., Свеженцев В.И.

... На учениях проводимых Главнокомандующим РВСН в июне 1984 года этот боевой расчет оправдал свое назначение, защитил честь и достоинство политотдела объединения. На разборе учения 19 июня инспектор Политуправления генерал-майор Лукин В.П. дал положительную оценку нашей работы.

Политотдел армии вел постоянную работу по обучению всех категорий партийно-политического аппарата и комсомольских работников соединений и частей армейского подчинения в системе проводимых сборов с замполитами частей, пропагандистами, помощниками по комсомольской работе. Как правило, эти сборы проводились на базе управления ракетной армии или в одном из соединений под руководство члена Военного Совета генерал-майора Куринного И.И.

Наряду о изучением опыта работы лучших политработников на сборах постоянно выступали командующие Яшин Ю.А. и Котловцев Н.Н., главный инженер армии Прокопеня В.А. или его заместитель Смирнов Г.И., начальник оперативного отдела Носков В.А., другие представители ведущих отделов армии, что способствовало высокому качеству подготовки офицеров-политработников.

В целом хочется отметить, что в этот период в политотделе армии была здоровая морально-нравственная атмосфера, взаимное уважение, учет мнений практически каждого офицера при принятии решения начальником политотдела Куринным И.И...».

 

Идейно—воспитательная работа. В 1981-1986 годах идейно-воспитательная работа в основном направлялась на изучение и разъяснение марксистско-ленинской теории, идейно-теоретического наследия В.И. Ленина, материалов XXVI и XXVII съездов партии, Пленумов ЦК КПСС, документов, посвященных 40-летию Победы советского народа в Великой Отечественной войне.

После XXVI съезда партии заметно улучшилась политико-воспитательная работа в частях армии. Шел активный процесс перестройки ее многих участков и сфер в свете требований постановлений ЦК КПСС от 26.04.80 г. и 26.05.81 г.

На собраниях, партийных активах объединения и соединений, в партийных и комсомольских организациях частей подробно обсуждались итоги работы XXVI съезда КПСС и задачи по выполнению его решений. Ход изучения и пропаганды документов съезда в мае 1981 года обсужден на Военном совете. Большую работу по пропаганде материалов съезда провели его делегаты, которые выступили во всех гарнизонах армии, а также руководящий состав, начальники отделов и служб объединения.

Значительно расширена тематика выступлений, в которых раскрывается руководящая роль партии, причины осложнения международной обстановки, задачи по повышению бдительности боевой готовности. Этому посвящено свыше 27 тыс. лекций, докладов, политинформаций и бесед. Еще больше активизировалась идеологическая работа в 1982 году в связи с широко развернувшейся в соединениях и частях подготовкой к 60-летию образования СССР.

После выхода в свет постановления ЦК КПСС «О 60-й годовщине образования Союза Советских Социалистических республик», было проведено ряд инструктивно-методических сборов штатных пропагандистов, начальников и преподавателей университетов марксизма-ленинизма, работников культпро-светучреждений. Регулярно проводились сборы с руководителями групп основных форм политической учебы, членами агит-пропколлективов и групп, всеми категориями актива подразделений. В честь 60-летия образования СССР в объединении прошли смотры-конкурсы культурно-просветительных учреждений, библиотек, ленинских комнат, музеев и комнат боевой славы, коллективов художественной самодеятельности.

Большую помощь в становлении коллективов самодеятельности оказывал ансамбль песни и пляски армии «Мы небо Родины храним».

Огромной популярностью в войсках пользовался женский ансамбль «Боевые подруги», состоящий из участниц Великой Отечественной войны. Его создателем и бессменным руководителем в течение нескольких десятков лет была участник войны старший сержант Хилинская В.Ф., жена полковника Xилинского В.Т. Этот коллектив был частым гостем в воинских гарнизонах, являлся дипломантом и лауреатом в Ракетных войсках стратегического назначения, неоднократно выступал по центральному и белорусскому телевидению.

За высокое исполнительское мастерство самодеятельному хору при Доме офицеров 32-й рд (г. Поставы) было присвоено звание «народный».

В период подготовки к 40-летию Победы советского народа в Великой Отечественной войне еще больше обогатилось содержание и формы идеологической работы. Была разработана и направлена в войска тематика лекций, докладов, тематических вечеров, вечеров встреч, методических рекомендаций и пособий по организации героико-патриотического воспитания военнослужащих и членов их семей, над реализацией которой непрерывно работали все политорганы соединений и партполитаппарат частей. В помощь командирам и политработникам было подготовлено около 20 пропагандистских материалов.

Широко использовались для пропаганды подвигов советских воинов в годы войны тематические показы кинофильмов, радио и телепередачи, встречи с ветеранами войны, проводились походы и экскурсии по местам героических сражений. Активно участвовали в этой работе 30 музеев и комнат боевой славы соединений и частей.

Вся работа по героико-патриотическому воспитанию тесно увязывалась с практическими задачами, решаемыми войсками. Особое внимание уделялась претворению в жизнь требований партии: повышать бдительность и боеготовность, крепить организованность и дисциплину, настойчиво овладеть боевой техникой и оружием.

Военный совет, политотдел армии, политорганы дивизий приняли все меры по закреплению уровня идеологической работы, достигнутого в период подготовки к 40-летию Победы. Главное внимание обращалось на дальнейшее ее содержание и повышение действенности.

Развертываемая в войсках работа по подготовке XXVII съезду партии была направлена на раскрытие руководящей роли КПСС во всех областях Коммунистического строительства, ее деятельности по укреплению обороноспособности страны, влияния на мобилизацию личного состава на успешное решение задач повышения боевой готовности соединений и частей.

Эти вопросы, наряду с углубленным изучением ленинского идейно-теоретического наследия составляли основное содержание всех форм политической учебы личного состава в 1985-1986 годах.

Отстающим частям оказана помощь в совершенствовании учебного процесса, повышении действенности политической подготовки. При этом основное внимание уделялось подбору, воспитанию и методической подготовке руководителей групп политической учебы. Продолжалось совершенствование материальной базы идеологической работы. В частях армии проведен ремонт и переоформлены в соответствии с требованиями Политуправления РВ ленинские комнаты, культурно-просветительных учреждений и библиотеки, музеи и комнаты боевой славы, развернута очаговая наглядная агитация.

Лучшая материальная база идейно-воспитательной работы была создана в соединениях и учебном центре, где начальниками политотделов Г.Н. Батанов, В.Т. Климчук, Е.А. Петровский.

Все это способствовало улучшению деятельности культпросветучреждений по выполнению постановления ЦК КПСС «Об улучшении использования клубных учреждений и спортивных сооружений, организации досуга военнослужащих и членов их семей». Для них стало больше и качественнее проводиться устных журналов, тематических утренников и вечеров, чествование победителей социалистического соревнования, мастеров военного дела, офицеров, прапорщиков длительно несущих боевое дежурство.

 

Организация социалистического соревнования. Важным средством мобилизации личного состава на успешное решение задач боевой готовности, боевой и политической подготовки, неотъемлемой частью учебно-воспитательного процесса являлось социалистическое соревнование. Оно постоянно обогащалось новым содержанием, расширялась сфера действий, возрастала роль в политическом, воинском, трудовом, нравственном воспитании личного состава. На жизнь, боевую, и политическую подготовку соединений и частей армии большое влияние оказали решения XXVI и XXVII съездов партии, подготовка к 60-летию образования СССР, 40-летию Победы Советского народа в Великой Отечественной войне.

В течение рассматриваемого периода политический отдел армии, политорганы соединений, собрания коммунистов и комсомольцев регулярно обсуждали вопросы, связанные с подготовкой к этим знаменательным датам.

В 1980-1981 гг. в ходе подготовки к XXVI съезду КПСС заметно усилилось влияние партийно-политической работы на социалистическое соревнование. Главный упор был сделан на достижение высоких качественных показателей в боевой и политической подготовке, выучке боевых расчетов. В ходе подготовки к съезду каждый второй коммунист отчитался о выполнении обязательств на партийных собраниях, парткомах и бюро.

В социалистическом соревнований (1982 г.) за достойную встречу 60-летия образования СССР под девизом: «Мирному труду советского народа — надежную защиту» политическим отделом армии поддержано патриотическое движение коммунистов — рапортовать VI Всеармейскому совещанию секретарей партийных организаций о выполнении решений XXVI съезда КПСС и достигнутых успехах в боевой и политической подготовке. В этом движении приняли участие 447 первичных и около 700 парторганизаций подразделений. Победителями в соревновании сталиа 90 парторганизаций групп (батарей) и 15 дивизионов и им равных.

Успешно выполнены социалистические обязательства в соединениях и учебных центрах, где командирами и начальниками политорганов тт. Ермак С.Н. и Путилин В.Н., Храмченков В.Н. и Хаипов Е.Н., Воронич Г.Б. и Петровский Е.Л., Сонин А.П. и Стрельцов В.С.

Большую помощь командирам и политработникам соединений и частей в 1984-1985 гг. в организации работы по подготовке к достойной встрече 40-летия Победы советского народа в Великой Отечественной войне и XXVII съезда КПСС оказали Военный совет и политический отдел армии. В соединениях и частях широко развернулось социалистическое соревнование под девизом «40-летию Великой Победы, XXVII съезду КПСС — наш самоотверженный ратных труд!», за лучшую группу подготовки и пуска, лучший боевой расчет и сборочную бригаду ртб, лучшего механика-водителя. Проведены смотры-конкурсы на лучшую учебно-материальную базу, жилой городок, автопарк, казарму, столовую, ленинскую комнату. Идя навстречу этой знаменательной дате, комсомольцы соединений и частей включились в патриотическое движение — ударную вахту под девизом: «40-летию Победы — ратный труд, достойный ее героев!» и организовали соревнование за право подписать рапорт комсомол ьской организации XXVII съезду КПСС.

Комсомольские организации добились активного участия подавляющего большинства членов ВЛКСМ в глубоком изучении ленинского идейно-теоретического наследия, повышении качества занятий в кружках по изучению истории КПСС, проведения тематических вечеров «Подвигам героев жить в веках», «От съезда к съезду».

В 1985-1986 гг. политорганы и партийные организации проделали большую работу по мобилизации личного состава на достойную встречу XXVII съезда КПСС и выполнение его решений. Во всех частях были взяты повышенные социалистические обязательства. 25 частей, в том числе 4 ракетных полка, где командирами и заместителями по политической части: 320-й рп (подполковники Лосев А.Н. и Косенко М.П.) и 129-й рп (подполковники Ливинский И.И. и Лебедев Ю.Н.) 7-й рд, 638-й рп 49-й (подполковники Чернышев В.П. и Поздняков В.А.), 428-й рп 32-й рд (подполковники Тарасов А.К. и Бондарев В.С.); 36 дивизионов, 70 групп пуска и стартовых батарей включились в борьбу за отличные показатели в честь XXVII съезда партии. В авангарде соревнования шли коммунисты. Более половины из них стали отличниками учебы, каждый третий — мастер, около 60% — специалисты повышенной классности.

Выполняя требования апрельского (1985 года) Пленума ЦК КПСС, Политотдел стал более предметно оказывать помощь частям, взявшим обязательства стать отличными, распространил опыт ракетного полка СПУ, впервые завоевавшего это звание среди однотипных полков Ракетных войск.

Социалистические обязательства, взятые подразделениями и частями на 1985 год, в основном были выполнены. Лучших результатов в соревновании добились соединения, где командирами и начальниками политотделов Хохлачев Н.М. и Путилин В.Н. (58-я рд); Храмченков В.П. и Жильцов Н.А. (7-я рд); Поленков Г.Н. и Климчук В.Т. (24-я рд), учебный центр — Фомин В.И. и Петровский Е.А.

Отстающая в 1984 году дивизия, где командиром и начальником политотдела соответственно были полковники Журавлев Ю.М. и Шаров В.Ф. (31-я рд). в предсъездовском соревновании значительно повысила свои результаты по всем показателям.

Подготовка к 40-летию Победы советского народа в Великой Отечественной войне и XXVII съезду партии заметно активизировала деятельность командиров, политорганов, партийных и комсомольских организаций по перестройке социалистического соревнования в целях усиления его влияния на повышение боевой готовности, качественное выполнение планов боевой и политической подготовки, формирование у личного состава идейной убежденности и высоких морально-боевых качеств.

 

Партийный комитет управлении 50-й РА и партийная комиссия при политотделе армии. В управлении армии, в соответствии с Уставом партии и Инструкции ЦК КПСС партийным организациям в СА и ВМФ, в каждом отделе и службе функционировали первичные партийные организации, которые организационно объединял партком. На учете в них состояло более 450 членов и кандидатов в члены КПСС.

Огромный масштаб, особенности и сложность, важность и динамичность задач, решаемых коммунистами управления, постоянно требовали повышения качества и действенности работы парткома, партийных организаций отделов и служб по мобилизации коммунистов и обеспечению их примерности в решении этих задач.

Партийные организации оперативно реагировали на изменение задач, стоящих перед управлением армии. В конце 70-х — начале 80-х годов 32-я ракетная дивизия заканчивала перевооружение на ракетный комплекс «Пионер» с самоходными пусковыми установками, а 49-я рд приступала к этой задаче. Важность и особенность этого процесса требовали новых форм работы коммунистов управления в этих дивизиях. В партийных организациях политического отдела, штаба, управления Главного инженера, АТС, инженерной службы, отдела капитального строительства, управления тыла обсуждались свои задачи в этот период. В связи со строжайшими требованиями о сохранении в тайне всех мер по перевооружению, общего собрания и заседания парткома не проводилось, хотя многие члены парткома, непосредственно участвуя в этой работе, практически оказывали положительное влияние на работу коммунистов соответствующих отделов. Секретарь парткома, знавший основные задачи, обсуждал вопросы организации партийной работы с этими членами парткома и секретарями соответствующих партийных организаций.

О работе парткома управления рассказывает секретарь партийного комитета 50-й РА в 1981-1983 гг. полковник в отставке И.Е. Кузнецов69: «... Хотелось, чтобы партком был задающим генератором партийных форм и методов работы, при этом, чтобы бумаги не подменяли дело. Это оказалось сложнее, чем думалось на первый взгляд. За помощью обратился к Члену Военного совета — начальнику политотдела И.И. Куринному, его первому заместителю И.А. Линкину, начальнику отделения организационно-партийной работы Н.В. Гудкову, Т.В. Слепову — старейшему и опытному политработнику, ранее бывшему секретарем парткома и парткомиссии.

На учете я состоял в партийной организации политического отдела, где на собраниях постоянно обсуждалась партийная работа, ее особенности в данной сложившейся обстановке. Это для меня было хорошими уроками. Стало ясно: начинать надо с улучшения планирования работы парткома. Прежде всего, месячные планы были сокращены до 15-20 мероприятий. Сокращение менее значимых из них давало парткому больше возможности для работы непосредственно в первичных партийных организациях, оказывать больше помощи их секретарям на местах и семинарах с ними.

Однако, в ходе итоговой проверки инспектор политуправления РВСН А.А. Федоров, увидев в планах такое сокращение, подверг их критике. И только глубже проанализировав цель сокращения количества мероприятий, их содержание и необходимое время на их выполнение (оказалось, что дней в месяце мало), обещал обобщить опыт работы нашего парткома. (Своего обещания он не сдержал). Планы парткома и впредь были конкретными, что повышало качество и действенность проводимых мероприятий. Прежде всего, это относится к общим собраниям коммунистов управления, которые стали готовиться тщательнее и лучше. На них обсуждались меры парткома, партийных организаций по повышению ответственности коммунистов за выполнение ими своих партийных и служебных обязанностей, по улучшению стиля и эффективности их работы в войсках, по обеспечению примерности коммунистов управления в несении боевого дежурства, в ходе учений и проверок и др.

С докладами на собраниях выступали командующие армией Ю.А. Яшин, Н.Н. Котловцев, Член Военного совета — начальник политотдела И.И. Куринный, начальник штаба А.П. Волков, другие руководители. В обсуждении повестки дня партком рекомендовал выступать, как правило, коммунистам-начальникам отделов и служб, секретарям первичных партийных организаций. Фамилии и темы выступлений заранее должны были доводиться до всех коммунистов отдела или службы, чтобы они могли добавить и конкретизировать эти выступления таким образом, чтобы это выступление было отражением коллективного мнения. Вместе с тем, каждый коммунист при желании мог выступить и сам. На каждом собрании вместе с отчетом секретаря парткома о ходе выполнения предыдущего решения собрания доводилась информация о проведенных заседаниях парткома, принятых на них постановлениях и ходом их выполнения. После собраний с секретарями партийных организаций обсуждалось, что удалось сделать в подготовке и проведении собрания и на что необходимо впредь обратить внимание.

Эти и другие меры позволяли собраниям быть мобильными по времени, выступлениям — более содержательными и целенаправленными и, главное, с большим анализом роли партийной работы в обсуждаемом вопросе, а не самоотчетами.

Полезными и зрелыми были выступления коммунистов А.Е. Андреенко, А.С. Бурцева, Н.В. Гудкова, М.А. Зубовича, В.А. Зубова, Ю.А. Жукова, Н.А. Канюки, В.С. Кузнецова, Н.И. Кириленко, В.В. Мороза, Г.В. Медведского, В.А. Носкова. В.А. Прокопени, Г.Н. Сеннова, Г.И. Смирнова, Ю.Ф. Сочнева, Н.А. Шеливерста, С.И. Шевцова, Р.А. Щадрина, Б.И. Южанина и др.

Чтобы лучше знать жизнь первичных партийных организаций, партком стал практиковать участие членов парткома в их работе. Чаще это делать приходилось мне, так как я располагал для этого большим временем, чем другие члены парткома, и считал это важнейшей своей обязанностью. Особенно плодотворным считаю работу в течение двух-трех полных дней. Главным при этом было оказание помощи секретарям в планировании работы, в подготовке постановлений.

Как и на общих собраниях, в первичных парторганизациях основное внимание уделялось анализу партийной работы и примерности коммунистов, отражению в постановлениях только партийных форм работы.

За три года члены парткома участвовали в работе парторганизаций всех отделов и служб.

В лучшую сторону выделялись партийные организации политического отдела (секретарь В.И. Балуцкий), штаба (А.Е. Барышев, В.С. Кузнецов), управления Главного инженера (Б.Д. Молодцов), отдела кадров (В.А. Павлов, Н.В. Тилиженко), отдела ртб (В.И. Титов), вычислительного центра (Г.Б. Перетятько), командного пункта (А.Д. Тарантин, В.Ф. Киселев).

Однако, в полной мере желаемого результата в улучшении стиля работы всех парторганизаций парткому добиться не удалось. Сказывалось стремление отдельных коммунистов использовать собрания в тоне накачки, разговор на них вести с позиций Уставов Вооруженных Сил, командирским лексиконом.

Не всегда выполнялись все мероприятия планов и постановлений.

Партийный комитет своевременно реагировал на проблемы и озабоченность партийных организаций отделов и служб. Приведу два примера. На собрании партийной организации штаба (секретарь Кузнецов В.С.) коммунистом Волковым А.П. были высказаны претензии к коммунистам управления за нарушения режима секретности. Партком этот вопрос вынес для обсуждения на общее собрание, на котором с анализом состояния режима секретности выступил А.П. Волков. Несколько позже он же выступил с докладом на расширенном заседании парткома при обсуждении вопроса улучшения взаимоотношений между коммунистами отделов и служб. О необходимости этого говорили в первичных партийных организациях. Это позволило вскрыть недостатки в обсуждаемых вопросах, наметить и осуществить меры по их устранению. Позже этих недостатков стало меньше.

В этот период управление армии участвовало во многих проводившихся учений с войсками армии, неоднократно подвергалось итоговым и внезапным проверкам. Поэтому приоритетным направлением работы парткома было особое внимание к коммунистам командных пунктов армии и боевых расчетов по выполнению ими своих обязанностей в ходе проведения этих мероприятий. Партком и партийные организации находили свое место и формы работы в ходе этих учений и проверок. При инструктаже секретарей партийных организаций и партгрупоргов дежурных сил обращалось внимание на особенности каждого учения (например, «Запад-81»), на пропаганду передового опыта, на обеспечение материально-бытовых условий смен КП и ЗКП. Важная роль в мобилизации коммунистов в этот период принадлежала социалистическому соревнованию. Некоторые коммунисты негативно относились к нему. Прежде всего, это объяснялось недопониманием ими важности и положительной роли соревновании, а также имевший место формализм, в том числе и по вине критикующих.

Каждый номер боевого расчета (поста) соответствующего пункта управления добровольно брал на себя обязательство быть примером, сократить нормативы (там, где они были), оказать помощь, не имеющим опыта номерам боевого поста. В чем же здесь ненужность и формализм?

Для обобщения и популяризации передового опыта использовались боевые листки, листовки и радиогазеты. Доброе слово, сказанное коммунисту, уставшему за несколько суток учений, давало ему дополнительную силу и, главное, он знал, что его знания, умение, труд, бескорыстная помощь замечены, нужны коллективу поста, смены и руководству.

Лучше и оперативно эти вопросы решались на боевых постах политического отдела и в отделах, где начальниками были И.В. Савчук, С.И. Шевцов и на ЗКП, которое возглавлял Ю.А. Жуков (Д.Ф. Ворник, А.Д Тарантин).

Сложность задач учений, их длительность и насыщенность вводными, безусловно, ограничивали возможности соревнования. Но именно то, что оно было в этой обстановке и способствовало обеспечению примерности коммунистов, есть его положительная роль.

В ходе учений и проверок заслушивались отчеты коммунистов о выполнении ими своих обязанностей и обязательств. На заседании парткома традиционно был отчет начальника войск связи, отвечающий за качественный прием и своевременное доведение до войск сигналов и распоряжений боевого управления.

Постоянная связь с коммунистами оперативного отдела, как концентрированного мозгового центра учений, и, прежде всего с В.А. Носковым, позволяла парткому знать обстановку и доводить ее до секретарей партийных организаций в части их касающейся.

Коммунисты управления тыла (В.В. Погосов, позже В.А. Котов) много внимания уделяли улучшению размещения дежурных смен КП и ЗКП, организации основного и дополнительного питания. Особую остроту этих вопросов все прочувствовали, когда по решению Главкома РВСН В.Ф. Толубко на командном пункте нашей армии отрабатывались задачи, связанные с пребыванием дежурных смен на боевых постах без права выхода из сооружения в течение нескольких суток.

Партком, партийные организации отделов и служб неизменно получали положительные оценки политотдела армии и Политуправления РВСН на всех учениях и проверках.

Отчеты коммунистов имели место и в повседневной жизни. Главным было не наказание его, а оказание помощи в устранении недостатков. Так, например, на заседании парткома заслушивался отчет коммуниста начальника автомобильной службы Н.А. Шеливерста о его работе по предупреждению аварий при эксплуатации автотранспорта, в нем он проявлял инициативу и настойчивость. Это было оценено членами парткома. Вместе с тем, ему было указано на недопустимость его действий по запрещению эксплуатации всех машин в ряде частей из-за недостатков в организации парковой службы. Эти действия привели в частности к срыву подвоза хлеба, других продуктов на узел связи армии.

Коммунисту В.В. Погосову при заслушивании было указано на его неуставные действия по наведению порядка в кладовых для хранения личных вещей солдат и сержантов.

Эти коммунисты сделали правильные выводы, учли советы и пожелания членов парткома и больше не допускали подобных случаев.

Парткому приходилось заниматься и персональными делами. Их было всего два. В Управлении армии в абсолютном большинстве служили высокопрофессиональные лично ответственные за порученный участок коммунисты, с большим партийным стажем. Поэтому эти персональные дела для нашей парторганизации являлись исключением. Они носили разный характер, и партком по-разному подошел к их рассмотрению...

...Нет необходимости рассматривать всю работу парткома. Уже выше перечисленного достаточно, чтобы сказать, что партийная организация управления жила одной жизнью с руководящим составом армии, отделами и службами и задачами, решаемыми ими. Армия и в эти годы была одной из лучших в РВСН. Несомненно, есть определенный вклад в это и партийных организаций управления.

Работу парткома в значительной мере облегчало то, что в это время командующими армией были в те годы Ю.А. Яшин, Н.Н. Котловцев, которые информировали партком о предстоящих задачах и поддерживали его предложения.

Постоянное руководство, участие в работе парткома и помощь Члена Военного совета — начальника политотдела И.И. Куринного, его внимание по повышению авторитета партийной организации управления позволяли ей совершенствовать стиль и содержание своей работы, выполнять запланированные мероприятия.

Деловые отношения постоянно поддерживались с начальниками штабов А.П. Волковым, Г.В. Козловым, первым заместителем командующего Ю.А. Жуковым, заместителями командующего по ракетному вооружению — начальниками управления В.А. Прокопеней и В.А. Никитиным, заместителем командующего по боевой подготовке В.В. Морозом, помощником командующего по строительству Ю.Ф. Сочневым, начальником инженерной службы Г.К. Лукияновым.

Все они с вниманием относились к парткому и содействовали улучшению его работы. Партком опирался на первичные партийные организации, их секретарей, которые будучи не освобожденными находили время, проявляли желание и старание, чтобы улучшить работу своих организаций. Часть из них выше были названы. Им и абсолютному большинству коммунистов управления я признателен за помощь и совместную работу.

В состав парткома (с учетом ротации) избирались С.А. Абрамов, А.Е. Андреенко, В.И. Балуцкий, Д.Ф. Ворник, Г.Б. Воронин, М.А. Зубович, Н.И. Кириленко, Г.Н. Сеннов, И.П. Сиваков, С.И. Шевцов, Н.А. Шеливерст, Б.И. Южанин и др. Партком — орган коллективного руководства, и эти коммунисты внесли свой весомый вклад в это... ».

 

Партийная комиссия при политотделе армия состояла из 9 членов и 5 кандидатов в члены комиссии: В ее состав входили офицеры политотдела и управления армии, прокурор и заместитель начальника особого отдела армии, секретарь парткома управления, некоторые коммунисты-руководители дивизий и частей непосредственного подчинения.

Она в своей работе руководствовалась основополагающими документами, которыми, были «Положение о политорганах в СА и ВМФ» и «Инструкция организациям КПСС в СА и ВМФ».

Главное в работе парткомиссии являлось обеспечение чистоты партийных рядов, личной примерности коммунистов в службе, дисциплине, в быту. Независимо от занимаемой должности, воинского звания парткомиссия предъявляла одинаково высокие требование к деловым, политическим и моральным качествам коммунистов.

Фактически партийная комиссия через примерность коммунистов оказывала влияние на все составляющие боевой и мобилизационной готовности войск армии: организацию боевой и политической подготовки, боевого дежурства, воспитательной работы, укрепление воинской дисциплины, материальное обеспечение и т.д.

Наряду с приемом в партию и рассмотрением персональных дел коммунистов частей непосредственного подчинения, партийная комиссия рассматривала апелляции коммунистов, проводила работу с письмами и жалобами на действия коммунистов-руководителей.

Каждая апелляция или жалоба тщательно проверялась с выездом непосредственно в часть. Зачастую, это делалось в ходе итоговых и инспекторских проверок, а также при работе в партийных организациях по отдельным вопросам.

В срочных случаях, когда касалось вопросов боевой готовности или недостойного поведения коммуниста-руководителя секретарь парткомиссии по решению начальника политотдела выезжал в дивизию или непосредственно в часть немедленно. Привлекались к работе и другие члены парткомиссии.

Решение о привлечении к ответственности коммуниста-руководителя непосредственно в партийной комиссии армии принимал член Военного совета — начальник политотдела. В этом случае парткомиссия была обязана рассмотреть персональное дело, предварительно проведя партийное расследование. Степень вины коммуниста и меру его наказания парткомиссия определяла самостоятельно.

Широко использовалась такая форма индивидуальной работы с коммунистами, как заслушивание на заседании партко-миссии. В некоторых случаях по итогам заслушивания принималось решение об изучении и обобщении опыта работы коммуниста в том или ином вопросе. Часто группа офицеров политотдела армии выезжала в части для изучения работы партийных организаций по конкретным вопросам партийно-политической работы. Как правило, в эту группу входил и секретарь партийной комиссии, который основное внимание уделял изучению стиля работы коммунистов-руководителей части и подразделений.

Вспоминая о своей работе секретарем партийной комиссии при политотделе 7-й рд, а затем — при политотделе 50-й РА полковник в отставке И.П. Сиваков пишет70: «..По своему опыту могу сказать, что из более сотни пусковых установок «ОС», из более десятка командных пунктов полков, нет ни одной и не одного, где бы я не побывал по различным вопросам: постановка на боевое дежурство, контроль операций регламента, проверка организации несения боевого дежурства личным составом караулов.

Это давало возможность более конкретно решать вопросы приема в партию и оценивать работу каждого коммуниста.

К примеру, в дивизии было свыше сотни караулов в составе 5 военнослужащих срочной службы, которые во главе с сержантом несли боевое дежурство по охране ПУ.

Партийная комиссия вместе с парткомами полков вела активную работу по подготовке и приему в партию этих категорий военнослужащих. Во многих караулах, особенно удаленных от КП полков, были коммунисты среди солдат и сержантов.

Естественно, с ними проводилась постоянная работа. Для этого в каждой части были созданы и активно работали школы или кружки молодых коммунистов. Не помню ни одного случая, чтобы партийным организациям приходилось в дальнейшем привлекать их к партийной ответственности.

Проводилась целенаправленная работа по усилению партайного влияния во всех боевых расчетах, где была высокая партийная прослойка, а командиры групп пуска и рот охраны — все были коммунисты. В этих подразделениях были сформированы партийные организации, которые активно влияли на положение дел, боевую готовность и воинскую дисциплину.

Личный пример коммуниста в службе, его авторитет в воинском коллективе — важнейшее направление в работе партийной комиссии. Поэтому к коммунистам, как средство воспитания, применялись, при необходимости, различные по строгости партийные взыскания.

В партийную комиссию из партийных организаций поступали только те персональные дела коммунистов, по которым были приняты решения о взысканиях с занесением в учетную карточку или об исключении их из партии. Понятно, что подобные взыскания оказывали вредное влияние на дальнейшую службу офицера. Поэтому каждое персональное дело коммуниста, поступавшее в партийную комиссию, тщательно изучалось, при необходимости проводилось дополнительное расследование проступка. Делалось все, чтобы исключить возможность даже малейшей несправедливости, унижения личного достоинства человека.

Нужно подчеркнуть, что подавляющее большинство коммунистов, привлеченных однажды к партийной ответственности, делали правильные выводы из критики, изменяли в лучшую сторону свое отношение к службе и личному поведению, в последующем добивались хороших результатов в службе...

В 1983 году я был избран секретарем партийной комиссии при политическом отделе армии.

Должен отметить, что с первых шагов работы в политическом отделе армии я оказался в коллективе людей, обладающих глубокими профессиональными знаниями и большим опытом партийно-политической работы, доброжелательных, но требовательных товарищей, готовых в любую минуту придти на помощь. Всегда с чувством благодарности я вспоминаю своего непосредственного начальника, удивительного человека, сочетающего в себе высокую требовательность и щедрую доброту к людям, начальника отделения организационно-партийной работы полковника Николая Васильевича Гудкова, а также товарищей по отделению А.Г. Белоцерковца, Д.Ф. Ворника, В.И. Балуцкого, И.Е. Кузнецова, А.С. Холодова...

...По сложившейся практике секретарь партийной комиссии, как офицер политотдела, непосредственно занимался вопросами воинской дисциплины. В его обязанности входили учет и анализ нарушений воинской дисциплины, происшествий и преступлений по дивизиям и за армию в целом, подготовку различных справок, докладов, директив, методических указаний. Эта бюрократическая сторона деятельности занимала много времени и отрывала от живой работы с людьми...».

 

Работа с семьями военнослужащих. Значительно активизировалась в соединениях и частях работа женских советов. Стало ежегодной традицией проведение смотров-конкурсов на лучший женсовет по работе с семьями военнослужащих. Особенно интересно прошли также смотры в 1982 году, посвященный 60-летию образования СССР, в 1983 году — 65-й годовщине Советских Вооруженных Сил, 1985 году — в честь 40-летия Победы советского народа в Великой Отечественной войне и XXVII съезда КПСС. Победителями в этих смотрах стали женсоветы войсковых частей 83463, 78424, 25585, где председателями женсоветов тт. Бережная А.Ф., Каныгина С.В., Шевченко Л.Н.

Политическим отделом соединений обобщено 11 передовых опытов работы женсоветов, в которых нашли отражение наиболее интересные мероприятия с членами семей военнослужащих.

Начиная с 1985 года в соединениях и учебном центре, где начальниками политотделов полковники Батанов Г.Н., Жильцов Н.А., Вербенко В.И., Петровский Е.Д. в практику работы женсоветов совместно с культпросветучреждениями прочно входит создание и внедрение новых социалистических обрядов, ритуалов, традиций, способствующих формированию трезвого образа жизни, сплочению воинских коллективов и членов семей военнослужащих. Большой популярностью среди военнослужащих и членов их семей пользуются в этих соединениях такие клубы по интересам, как «Алые паруса», «Журавушка», «Хозяюшка», «Верность», «Ярославна» и другие.

В связи с активизацией работы женсоветов в объединении на 605 сократились случаи бытового пьянства среди офицеров, прапорщиков и членов их семей, на 27% количество разводов среди семей военнослужащих и на 75% число детей, ранее состоящих на учете в детских комнатах милиции.

Таким образом, в первой половине 80-х годов в объединении шло дальнейшее углубление содержания и совершенствование формы и методов работы командиров, политорганов, партийных организаций по формированию воинов-ракетчиков, марксистско-ленинского мировоззрения, высоких морально-политических и боевых качеств, добросовестного выполнения воинского долга.

 

* * *

 

Политический отдел 50-й ракетной армии являлся одним из лучших не только в ракетных войсках, но и в Вооруженных Силах СССР, а член Военного совета армии — начальник политического отдела генерал-майор Игорь Иванович Куринной — перспективным политическим руководителем. Весной 1984 года генерал-майор Куринной И.И. был утвержден в политбюро ЦК КПСС и приказом Министра обороны СССР назначен членом Военного совета — начальником Политического управления Космических войск, где вскоре получил воинское звание генерал-лейтенант.

Весной 1984 года членом Военного совета начальником политического отдела 50-й ракетной армии был назначен первый заместитель начальника политотдела 31-й ракетной армии (г. Оренбург) полковник Березов Владимир Прокофьевич.

В.П. Березов с отличием закончил ракетный факультет Военно-политической академии имени В.И. Ленина, прошел все ступени политработника и имел большой войсковой опыт организации партийно-политической работы.

 

____________________________

.63. «50-я ракетная армия. кн. 8 Время выбрало нас. Сборник воспоминаний ветеранов-ракетчиков», г. Смоленск. 2007 г.

64. «50-я ракетная армия. кн. 8. Время выбрало нас. Сборник воспоминаний ветеранов-ракетчиков», г. Смоленск. 2007 г.

65. «50-я ракетная армия. кн. 8. Время выбрало нас. Сборник воспоминания ветеранов-ракетчиков», г. Смоленск. 2007 г.

66. «50-я ракетная армия. кн. 8. Время выбрало нас. Сборник воспоминаний ветеранов-ракетчиков», г. Смоленск. 2007 г.

67. «50-я ракетная армия. кн. 8. Время выбрало нас. Сборник воспоминаний ветеранов-ракетчиков», г. Смоленск. 2007 г.

68. «50-я ракетная армия. кн. 8. Время выбрало нас. Сборник воспоминаний ветеранов-ракетчиков», г. Смоленск. 2007 г

69. «50-я ракетная армия. кн. 8. Время выбрало нас. Сборник воспоминаний ветеранов-ракетчиков», г. Смоленск. 2007 г.

70. «50-я ракетная армии. кн. 8. Время выбрало нас. Сборник воспоминании ветеранов-ракетчиков», г. Смоленск. 2007 г.

* * *

 

Назад.

Оглавление.

Далее.

 

* * *
Яндекс.Метрика