На главную сайта   Все о Ружанах

ИСТОРИЯ 50-й РАКЕТНОЙ АРМИИ
I. СОЗДАНИЕ И СТАНОВЛЕНИЕ (1959-1964 гг.)

Назад.

Оглавление.

Далее.

Организация боевого обеспечения.

Вопросы боевого обеспечения войск являются неотъемлемой частью заблаговременной подготовки к решению боевых задач, организуются и проводятся в соответствии с требованиями Боевого Устава РВСН командирами, штабами, службами и частями боевого обеспечения.

В ракетных частях к середине 1960 года уже был накоплен определенный опыт этой работы. С созданием управления 50-й ракетной армии начинается новый этап совершенствования организации всех видов боевого обеспечения

Один из традиционных видов обеспечения — разведка. Основная ее задача — добывание сведений о противнике. Эта задача была возложена на отдел разведки, который возглавил полковник В.А. Савин. В его подчинении были офицеры А.Я. Дроздецкий и В.С. Хомяков, а после завершения Карибского кризиса в отдел прибыл подполковник Верховцев, побывавший на Кубе в составе группы войск. Полковник В.А. Савин и подполковник А.Я. Дроздецкий пришли в отдел из 50-й Воздушной армии, где они проходили службу в аналогичном отделе и имели уже большой опыт разведработы. Однако функции нового отдела в значительной мере отличались от тех задач, которые приходилось решать ранее.

Подполковник А.Я. Дроздецкий рассказывает: «Отдел разведки в штабе Воздушной армии Дальней авиации должен был обеспечивать необходимые разведсведения о конкретных стратегических объектах, подлежащих поражению авиационными ударами, их особенностях, демаскирующих признаков целей, дислокации средств ПВО, маршрутах скрытного подхода к рубежам бомбометания и другие данные, необходимые для решения боевой задачи. В подчинении штаба Воздушной армии имелся отдельный разведывательный полк, на вооружении которого находились самолеты дальнего действия Ту-16, оснащенные соответствующим оборудованием для аэрофотосъемки и ведения радиоразведки. Разведывательные полеты вдоль границ СССР и в нейтральных водах выполнялись в соответствии с планом разведки и заданиям, которые поступали из Штаба Дальней авиации. Добываемая информация после расшифровки аэрофотосъемки и радиотехнической разведки стекалась в отделы разведки и там тщательно анализировалась.

Это была кропотливая аналитическая работа по накоплению сведений о важных стратегических объектах в полосе действия воздушной армии, сопоставлению получаемых данных об их характере и предназначении, средствах обнаружения и возможностях ПВО вероятного противника на различных направлениях и способах их боевого применения.

В штабе ракетной армии эти функции отпали, поскольку планирование целей для пусковых установок проводилось Главным штабом Ракетных войск, исходя из задач, поставленных Генеральным штабом, разведка объектов поражения силами ракетной армии не проводилась, специальных разведывательных частей и подразделений штатом не предусматривалась.

Поэтому отдел разведки занимался сбором и анализом получаемых из вышестоящих штабов разведданных о военно-политической обстановке в отдельных странах и коалициях государств вероятного противника, его вооруженных силах и военно-экономическом потенциале, составе, положении, состоянии, характере действий и намерений группировок войск (сил), а также о театре военных действий, о проводимых им мероприятиях по повышению своей боевой готовности, о ходе проводимых учений и др.

Одной из главных задач отдела являлось выявление степени готовности противника к нанесению ядерных ударов, а также вскрытие начала непосредственной подготовки к ядерному нападению.

Начальник штаба армии генерал-майор авиации В.А. Новиков сохранил порядок, по которому каждый рабочий день он начинал с заслушивания офицера разведки по состоянию группировок войск вероятного противника на соответствующих театрах военных действий и происшедших в них изменениях. В отделе разведки велась для этих целей оперативная карта, на которой мы ежедневно отражали все разведданные, полученные из разведотделов Прибалтийского, Белорусского, Киевского военных округов и Балтийского флота.

С уходом генерала В.А. Новикова заведенный им порядок постепенно стал нарушаться, офицеры разведки стали заслушиваться руководителями штаба в повседневной обстановке от случая к случаю.

Однако отдел продолжал отслеживать общую стратегическую обстановку, а в кризисных ситуациях тщательно анализировал ход боевых действий противоборствующих сторон и развитие конфликтов (Китай-Индия, Кубинский кризис, события в зоне Персидского залива, в Чехословакии и др.), вырабатывая предложения командованию по повышению бдительности и боевой готовности.

Отличными аналитическими способностями по оценке противника обладал подполковник В.Г. Кавкаев, заместитель начальника оперативного отдела (в последующем начальник отдела, заместитель начальника штаба армии). Он прекрасно знал тактико-технические характеристики стратегических вооружений НАТО, их возможностей и способов боевого применения, систему и сроки приведения в боевую готовность сил и средств».

Отделом по сведениям, добытым из различных источников, готовились для штабов соединений и частей анализы складывающейся обстановки и информационные бюллетени. В ходе учений и командно-штабных тренировок офицер разведки докладывал добытую и проанализированную информацию о противнике для выработки решения командующего армией. После него заслушивались начальник оперативного отдела, начальники служб по конкретной обстановке и доклады с предложениями по проведению соответствующих мероприятий для выполнения поставленной задачи.

Отдел оказывал помощь соединениям и частям в организации войсковой разведки путем проведения методических и показных занятий на различного вида сборах, обобщал опыт ведения разведки в различных степенях боевой готовности, при организации выполнения боевых задач из полевых районов, приемы и способы ее ведения.

С расформированием отдела в апреле 1963 года его функции вместе с офицерами отдела были переданы в отдел боевой готовности и стрельбы армии.

Астрономо-геодезическое обеспечение. К середине 1960 года в ракетных частях уже был накоплен определенный опыт работ по геодезической привязке пусковых установок к государственной геодезической сети.

В преддверии развертывания ракетных полков в западной части СССР силами топографической службы Вооруженных Сил были проведены работы по сгущению в этих районах государственной геодезической сети, чтобы обеспечить получение исходных данных для расчета полетных заданий для каждой пусковой установки с необходимой точностью.

К этому времени уже были отработаны методы и определены необходимые средства для выполнения астрономо-геодезических измерений, в ракетных полках при их формировании создавались в составе батареи управления (позже в составе батареи боевого обеспечения) геодезические взвода для решения задач геодезического обеспечения. Организация геодезических работ в штабах полков и дивизий была возложена на офицера геодезической службы, входившего в состав отделения подготовки данных.

Созданный в штабе армии отдел геодезического и метеорологического обеспечения должен был, с учетом продолжавшегося развертывания группировки войск, организовать проведение необходимого объема геодезических работ, обучить специалистов-геодезистов, осуществлять должный контроль их работы, добиваясь повышения их квалификации.

Отдел геодезического и метеорологического обеспечения возглавил полковник Ю.Д. Мангуби, бывший Главный штурман 50-й Воздушной армии, хорошо знавший особенности астрономической работы и работы с геодезическими гироприборами, хороший организатор дела. В состав отдела входили подполковники П.И. Ляхушин, который руководил метеослужбой армии, офицеры Б.И. Палагин, А.И. Красильников, А. Гусев, В.А. Шмаринов, Г.И. Мельников.

В последующем отдел возглавляли Р.Э. Килессо, В.В. Кремков, А.Е. Барышев, С.С. Нырков. В отделе работали офицеры, пришедшие из дивизий: Э.М. Чеботаренко, В.П. Юшенков, В.А. Михайленко, С.В. Казекин, А.П. Маслак и др.

На геодезическую службу армии возлагались ответственные задачи по обеспечению пусковых установок исходными данными для расчета полетных заданий на пуск ракет и их прицеливание. С этой целью проводился целый комплекс астрономо-геодезических и гравиметрических работ. Изучалось состояние и проводился анализ топографической обеспеченности позиционных районов ракетных дивизий и полков, формировались заявки на развитие и сгущение Государственной геодезической сети, на обеспечение топографическими картами и каталогами геодезических, гравиметрических и астрономических данных.

Непосредственное определение исходных геодезических данных для составления полетных заданий и прицеливания ракет выполнялось в два этапа. На первом этапе проводились полевые и вычислительные работы по определению координат, высот и ускорение силы тяжести пусковых установок.

Данные первого этапа использовались для составления полетных заданий и должны были быть определены за три месяца до постановки пусковых установок на боевое дежурство.

На втором этапе проводились высокоточные астрономо-геодезические работы по определению азимутов исходных направлений непосредственно для прицеливания ракет каждой пусковой установки.

Для выполнения этих работ требовались геодезисты высокой квалификации. В начальный период становления армии высшее военное учебное заведение СА было не в состоянии обеспечить в сжатые сроки необходимое количество нужных специалистов. Поэтому правительством было принято решение о призыве на военную службу гражданских специалистов. Только в 1959 году из трех гражданских ВУЗов было призвано более 50 выпускников, треть из которых получили назначение в 50-ю ракетную армию. В последующие два года в ракетные войска было призвано еще такое же количество выпускников-геодезистов. Таким образом, вся тяжесть развертывания ракетных соединений и частей легла на их плечи, а уровень их профессиональной подготовки полностью обеспечил решение поставленных задач.

Вспоминает подполковник Г.И. Мельников: «О той поре, когда мы, выпускники-геодезисты гражданских институтов, получили назначение в неведомые нам ракетные соединения и полки, остались впечатления постоянной срочности и занятости, необходимость залезать ежедневно в потрепанный Газ-69 с брезентовым верхом или какую другую машину, грузить геодезические приборы, продукты питания, запас воды, палатку, шанцевый инструмент, рассаживать подчиненных солдат и ехать по лесным дорогам, продираясь по тропам, объезжая и обходя топи и заболоченные участки, растаскивая завалы из бурелома. Запомнилось мне, сколько сил и энергии пришлось затратить на получение штативов вех, без которых труд геодезистов был крайне непроизводителен, страдала точность привязки геодезических приборов.

Полевая работа войсковых геодезистов носила всегда напряженный характер, ее нужно было выполнить обязательно к какому-то определенному сроку. Условия работы, быта, питания были суровыми, особенно в осенне-зимний период, в ненастье, зачастую при недостаточном внимании со стороны ряда командиров и начальников служб, поглощенных заботами о формировании боевых подразделений и вводе их в строй, строительными и другими делами.

Главной задачей была работа по определению исходных данных для расчета полетных заданий: географических координат точек старта с заданной точностью, высот, ускорения силы тяжести, а также определения исходного направления для каждой стартовой позиции.

Применение различных способов геопривязки требовало проведение больших предварительных работ в лесных массивах и заболоченных местах, сочетавших в себе тяжелый физический труд по прокладке просек и устройству подходов и мест установки геодезических приборов с ювелирной работой на них.

Зачастую, чтобы не терять время короткого светового дня, приходилось ночевать в палатке, греясь у костерка, развесив вокруг мокрую одежду и обувь, и хлебать из котелка незатейливую солдатскую снедь. Иногда можно было разжиться припасами у сердобольных белорусских хозяек в соседних деревнях.

Проводимые работы были покрыты завесой строгой секретности под прикрытием заранее разработанных легенд и подготовленных соответствующим образом документов.

На строящихся стартовых позициях в пределах заданного сектора (-13º +23º относительно основного направления стрельбы) определялись точки стояния теодолитов наводки, а также точки установки электровех основного и контрольного ориентирных направлений прицеливания.

Геодезисты также не реже 1 раза в год проверяли стабильность исходных направлений для прицеливания.

В отдельных случаях возникала необходимость увеличения сектора стрельбы, который ограничивался возможностью поворота пускового стола из-за закрепленного на нем кожуха ПЩС (пневмощитка стартового), который упирался на предельных углах в раму установщика и длины кабелей, подходящих к ракете, а также ухода перископического угломера, установленного в приборном отсеке ракеты, с верхней площадки обслуживания.

Геодезистами совместно с боевыми расчетами были отработаны методы прицеливания на запредельных углах: изменение точки состояния теодолита, отвод установщика и проведение прицеливания с площадки обслуживания автовышки и др., что обеспечивало выполнение столь неординарной задачи.

Нагрузка на геодезические взвода и офицеров геодезической службы еще более возросла, когда, начиная с середины 1961 года, стали разворачиваться работы по выбору и подготовке запасных позиционных районов (ЗПР) для действия ракетных дивизионов с полевых стартовых позиций.

Важно было не только выполнить привязку, но и обеспечить сохранность и маскировку точек привязки, возможность их отыскания на местности в любое время года.

Мой приход в армейский отдел практически совпал по времени с организационными изменениями, когда из отдела ушли специалисты-метеорологи в метеорологическую службу, а на отдел были возложены дополнительные обязанности по обеспечению точности прицеливания. Отдел стал называться отделом контроля прицеливания и астрономо-геодезического обеспечения. Расширение функций отдела потребовало реорганизации его работы. Усилились контрольные функции отдела непосредственно на местах, оказание методической и практической помощи в обучении не только войсковых геодезистов, но и специалистов-наводчиков стартовых батарей.

Был налажен периодический контроль точностных характеристик (КТХ) приборов и систем прицеливания, отработаны предложения по созданию документов для проведения регламентов основного и контрольного ориентирных направлений, геодезических приборов и приборов прицеливания. С поступлением в эксплуатацию гиротеодолитов, позволявших с высокой точностью определять исходные направления прицеливания, была организована система их эталонирования с необходимой степенью точности.

Мы провели серию сборов в дивизиях и полках по подготовке офицеров штабов и служб дивизионов и полков, по их обучению практике инструментального контроля прицеливания ракет в ходе предстартовой подготовки, 3-х-5-ти дневные сборы со специалистами ОПД и геодезических взводов, подготовили ряд методических пособий по работе с приборами прицеливания, по выполнению регламента основных и контрольных ориентирных направлений. Необходимость этой работы диктовалась и тем, что в стартовых батареях в ходе совершенствования штатной структуры была сокращена должность старшего техника по прицеливанию.

В ходе контрольных и итоговых проверок офицеры-геодезисты армии проверяли уровень подготовки номеров боевых расчетов, работающих с геодезическими приборами, умение и культуру работы вычислителей по выполнению необходимых расчетов, контролировали состояние опорных геодезических точек, состояние приборов прицеливания и умение обслуживать и проверять их исправность.

С серьезными проблемами прицеливания мы столкнулись с постановкой на боевое дежурство шахтных ракетных комплексов. Они были вызваны эллиптичностью верхнего среза стакана шахты, на котором устанавливались приборы для проведения прицеливания, его разновысотность и недостаточная жесткость конструкции, что приводило к нестабильности выполняемых измерений.

Это потребовало долгого поиска причин создавшегося положения и проведения соответствующих доработок металлоконструкции стакана».

Работа, проделанная отделом в период развертывания ракетной армии по геодезическому обеспечению, полностью исключила ошибки в определении исходных данных для прицеливания ракет, обеспечила решение всего круга задач по расширению боевых возможностей армии, позволила значительно поднять мастерство наводчиков в боевых расчетах, улучшить эксплуатацию геодезической техники.

Инженерное обеспечение имеет своей целью создание необходимых условий для поддержания ракетных частей в установленной степени боевой готовности, обеспечение их своевременного и скрытного рассредоточения и маневра, повышение защиты войск и объектов от всех средств поражения, затруднение действий противника и нанесение ему потерь, восстановление боеспособности частей и ликвидации воздействий противника.

Для решения этих задач в управлении 50-й ракетной армии была создана инженерная служба, которой руководил длительное время полковник В.С. Веселов.

Действия ракетных частей и подразделений с самого начала их появления были неразрывно связаны с проведением комплекса инженерных мероприятий по подготовке боевых стартовых позиций и маршрутов выдвижения к ним. В полевых районах с помощью инженерной техники оборудовались места установки пусковых столов, расчищались и планировались площадки для расстановки установщиков, заправочных средств, наземного оборудования, отрывались укрытия для электропреобразовательных агрегатов, машин подготовки, электростанций, пультов пуска, 6ти баллонных батарей, возводились укрытия и убежища для боевого расчета. На стартовой позиции готовились пути движения автопоездов с заправочными средствами, агрегатов наземного оборудования, транспортировки ракет на грунтовых тележках. Необходимо было также вырубать просеки и проходы для проведения привязки стартовых площадок к опорной геодезической сети.

В ходе строительства боевых стартовых позиций инженерные взвода ракетных полков выполняли большие работы в интересах форсирования строительства, проводили подготовку дорожной сети к перемещению крупногабаритных грузов и техники, оборудовали станции выгрузки ракет, головных частей, компонентов ракетного топлива.

По мере развертывания ракетных соединений и частей, постановки их на боевое дежурство, совершенствовались способы их боевого применения, широко начал применяться маневр, как средство повышения живучести пусковых установок. С этой целью в армии разворачивается работа по выбору и заблаговременной инженерной подготовки сначала запасных полевых районов (ЗПР), а позже учебных боевых стартовых позиций (УБСП) и секретных полевых боевых стартовых позиций (ПБСП). Это потребовало значительного напряжения усилий личного состава ракетных дивизионов и инженерных подразделений полков.

Для обеспечения защиты личного состава и техники от воздействия противника в армии составляется перспективный план возведения фортификационных сооружений, который начал реализовываться с середины 1961 года. В первую очередь возводятся простейшие щели и убежища. Затем начинают поступать стандартные металлоконструкции типа «Пакет», «Панцирь» и др., оборудованные герметичными люками, дверьми и фильтровентиляционными установками.

К концу 1967 года в армии для каждой стартовой батареи было сооружено по 2 стандартных убежища, создан некоторый запас конструкций убежищ для их сборки при занятии полевых районов.

В войсках организуется обучение боевых расчетов сборке перевозимых конструкций СП-6 для установки пускового стола при занятии ПБСП, в каждый дивизион придается по два стреловых грузоподъемных крана для сборки СП-6. Инженерной службой разрабатываются и вводятся нормативы времени по инженерной подготовке точки старта.

С целью поддержания исправности дорожной сети в позиционных районах инженерные подразделения производили заблаговременную подготовку маршрутов для обеспечения выдвижения ракетных дивизионов на полевые стартовые позиции: расширяли в нужных местах проезжую часть, увеличивали радиусы поворотов, усиливали мосты, оборудовали съезды с дорог, улучшали лесные и грунтовые дороги.

Первоначально инженерные взвода полков были укомплектованы инженерной техникой недостаточно высокой производительности.

Постепенно начинают поступать по заявкам инженерной службы армии более совершенные землеройные и дорожные машины: грейдеры, путепрокладчики БАТ и ПКТ, котлованные машины МДК, экскаваторы на базе КРАЗ-255, грузоподъемные краны, роторные снегоуборочные машины и механизмы и др.

Инженерная служба организует грамотную эксплуатацию инженерной техники и ее ремонт, решает вопросы подготовки специалистов (крановщиков, механиков и водителей инженерных машин, других специалистов) в учебных центрах ракетных войск и их практическое обучение в частях.

Таким образом, в ходе развертывания 50-й ракетной армии инженерные подразделения частей были укомплектованы инженерной техникой и личным составом, получили большой опыт ведения инженерных работ и полностью обеспечивали выполнение всех боевых задач перед войсками армии.

Большую роль в успешном решении задач инженерного обеспечения сыграли офицеры инженерной службы армии Халиков, С.П. Зайченко, Г.В. Лукиянов, А.В. Морозов и др.

Маскировка является в ракетных войсках одним из важных видов боевого обеспечения. Имея своей целью скрытие месторасположения ракетных частей, стартовых площадок стационарных и полевых позиций и их количества, а также мероприятий по изменению исходного положения ракетной техники, она велась непрерывно, начиная со строительства БСП и в течение всего периода несения боевого дежурства.

Формы и способы маскировки постоянно совершенствовались с учетом повышения возможностей разведки вероятного противника и поступления в войска табельных маскировочных средств и средств противодействия.

На этапе становления ракетных полков важно было скрыть демаскирующие признаки, характерные для ракетных подразделений и связанные с подготовкой стартовых площадок и других элементов боевого порядка, не допускать накопления на крупных железнодорожных станциях специфических строительных материалов (полуарок сооружений, крупных металлоконструкций и т.д.), обеспечить скрытность приема боезапаса ракет, головных частей, компонентов ракетных топлив.

В этих целях в период проектирования было принято несколько вариантов размещения стартовых и других сооружений дивизиона, совмещение с БСП дивизионов или раздельное расположение зон сборочных бригад, штабов, командных пунктов и узлов связи полков, сооружений для хранения ракет последующих пусков.

В полках, где были предусмотрены передающие радиоцентры, они выносились на расстояние 25-30 км от БСП ракетного полка.

Многие маскировочные мероприятия требовали кропотливого труда, выдумки, больших материальных средств. Однако они не всегда приносили должный эффект, а иногда создавали помехи выполнению боевой задачи. Такова, например, была идея одернования бетона стартовых площадок и бетонных дорог. Для ее претворения был снят дерн со многих гектаров сельскохозяйственных угодий и пастбищ, затрачено большое количество моторесурса и бензина, десятки военнослужащих оторваны от боевой учебы. Уложенный дерн подсыхал и резко терял естественную окраску. На одернованных площадках затруднялся подвод тележек с ракетами к пусковым столам, ограничивался маневр техникой, под колесами тяжелых машин травяное покрытие быстро превращалось в месиво, грязь, которая переносилась на площадки и платформы установщиков и пусковых столов, в кузова специальных машин с оборудованием.

В конце концов, все бетонные площадки и дороги были очищены, а завезенный грунт использовался для восстановления травяного покрова одежды крутостей и прогалин, а также восстановления обваловки боевых сооружений.

Для маскировки в летнее время применялись переносные ящики с деревьями и кустарниками, конструкции, свитые из проволоки и покрытые лентами из ткани или пленки.

Для скрытия боевого порядка от визуального наблюдения на БСП широко применялись горизонтальные и вертикальные (на просеках) маскировочные сети, которые использовались для маскировки агрегатов наземного оборудования, складов с окислителем, отдельных участков дорог. В последующем все стартовые позиции были оборудованы раздвижными средствами маскировки, которые устанавливались на металлические опоры и натягивались с помощью специальных тросов.

С развитием средств космической разведки на каждом командном пункте дивизиона и полка велось отслеживание пролета разведывательных искусственных спутников земли (ИСЗ), а при проведении мероприятий — учитывалось время их пролета над разведываемой территории. На командных пунктах использовалась также информация о пролете самолетов иностранных авиакомпаний по международным трассам, пролегавших над позиционным районом полка.

Все комплексные занятия с установкой ракеты на пусковой стол проводились, как правило, в темное время суток, а перемещения учебных и боевых ракет — глубокой ночью.

Для искажения боевого порядка на БСП и скрытия факта изменения исходного положения техники практиковалось строительство навесов или установка горизонтальных масок. В некоторых полках были изготовлены переносные и передвижные макеты агрегатов наземного оборудования, создавались ложные боевые позиции в сочетании с установкой уголковых радиолокационных отражателей.

В полевом районе к рассвету вся техника должна была быть укрытой и замаскированной табельными маскировочными сетями и подручными материалами. Следы съездов на грунтовые и лесные дороги тщательно заметались.

Для защиты от агентурной разведки применялось легендирование планируемых мероприятий, в ходе выполнения учебно-боевых задач усиливалась охрана, выставлялось боевое охранение, назначались дозоры и засады.

С появлением в войсках армии вертолетной авиации была внедрена практика воздушного визуального и фотоконтроля маскировки, особенно в ходе проведения учений с выводом подразделений в полевые районы. Это позволяло достигнуть объективности контроля и повысить эффективность выполнения маскировочных работ.

Накопленный опыт организации маскировки при совершении маневра и при занятии полевых районов, отработанные приемы и способы маскировки стартовых позиций и ракетной техники позволили эффективно использовать их в дальнейшем, особенно с поступлением на вооружение армии ракетных комплексов с самоходными пусковыми установками. Опыт выполнения маскировочных работ обобщался инженерной службой, оперативным отделом и другими службами армии и доводился в виде указаний, методических пособий до войск.

Химическое обеспечение и защита от оружия массового поражения. Ракетное оружие с момента его зарождения всегда вызывало необходимость принимать особые меры предосторожности с целью исключения поражения ракетчиков от воздействия агрессивных ракетных топлив: АК-27И, ТГ-02, 80% перекись водорода, несимметричный диметилгидразин и др., которые относятся к сильнодействующим ядовитым веществам и требуют строгого выполнения правил химической защиты органов дыхания и кожных покровов от них при заполнении заправочных подвижных емкостей и проведении комплексных занятий с заправкой КРТ.

Поэтому химическая подготовка личного состава организовывалась командирами подразделений с самых первых дней освоения ракетной техники без каких-либо условностей и с полным напряжением сил личного состава. В программах боевой подготовки конкретизировались особенности защиты от боевых отравляющих веществ противника и отрабатывались на практических занятиях.

Для оказания помощи в обучении личного состава в каждом дивизионе имелся химик-инструктор, который привлекался к проведению всех практических занятий. Для организации химического обеспечения в полку и дивизии имелись химические службы, которые возглавлялись офицерами в звании по штатной категории майор и подполковник соответственно. Химическая служба имела своей задачей подготовку подразделений и частей к защите от отравляющих, радиоактивных и биологических средств, обеспечение личного состава табельными средствами защиты, комплектование и обучение химических подразделений для проведения разведки и мероприятий по ослаблению воздействия химического оружия на личный состав, технику и вооружение.

В ракетных полках в составе батареи боевого обеспечения имелось отделение химразведки с автомашиной ГАЗ-69, оснащенной приборами химической и радиационной разведки и дозиметрического контроля (войсковой прибор химической разведки ВПХР, прибор радиационной и химической разведки ПРХР, газоанализатор ГСА-1, измерители мощности дозы гамма-излучения типа ИМД и ДП, измерители поглощенных доз гамма — и гамманейтронного излучения ИД-1 и др.). В дивизии имелся отдельный взвод химической защиты, который состоял из двух отделений разведки, отделения дегазации и мастерская по ремонту химической аппаратуры. Кроме того, по мобилизационному плану в каждом полку разворачивалась рота химической защиты, которая должна была обеспечить действия ракетного полка в боевой обстановке.

Для организации химического обеспечения войск армии в управлении армии была сформирована химическая служба, которую возглавил полковник Кожевников. В 1963 году его сменил полковник Б.С. Панфилов, который в 1962 году в составе советских войск на Кубе являлся начальником химической службы группы войск. В химической службе армии работали офицеры, как окончившие Военную академию химзащиты им. В.В. Куйбышева, так и познавшие практику работы в войсках: П.И. Поросков, Ерохин, Ю.П. Гостев, Кравчук, А.П. Астапенко и др.

Основной упор химическая служба сделала на повышение практической выучки подразделений и частей защите от оружия массового поражения и подготовки химических подразделений действиям в условиях реального заражения, на обеспечение войск армии индивидуальными и коллективными средствами защиты. На практических занятиях, в ходе комплексных занятий и учений отрабатывались мероприятия по защите от воздействия противника. Офицеры службы совместно с боевой подготовкой разработали графики попеременного укрытия личного состава для снижения доз радиации при подготовке ракеты к пуску в условиях радиоактивного заражения. Непрерывное пребывание личного состава в средствах защиты было доведено до 4-5 часов.

В организации боевого обеспечения придавалось большое значение и вопросам охраны и обороны боевых порядков ракетных дивизионов и частей, различных дивизионных и армейских объектов. Первоначально охрана боевых стартовых позиций осуществлялась внутренними караулами, наряжаемыми от различных подразделений дивизиона. Применялись технические средства сигнализации типа «Сосна» с контролем участков охрана с пульта оператора в караульном помещении. Периметры стартовой позиции и жилого городка обносились заборами из колючей проволоки, сооружались огневые сооружения, строились сторожевые вышки. На отдельных участках устанавливались малозаметные проволочные сети типа МЗП и МЗП-1М. По периметру прокладывались маршруты для движения патрулей.

Однако такая схема организации караульной службы наносила существенный ущерб боевой подготовке. К тому же для усиления охраны в войска начали поступать различные новые технические средства, эксплуатация которых требовала специальных знаний. Особенно сложной стала система электризуемых заграждений с сеткой П-100, подключаемой к источникам высокого напряжения в дежурном и боевом режимах. На вооружение поступают также сигнальные мины и управляемые минные поля.

С целью повышения надежности охраны и обороны и эксплуатации технических средств обнаружения и заграждений в 1964 году при каждом ракетном дивизионе создаются роты электрозаграждений и минирования РЭЗМ, сыгравшие положительную роль в обеспечении защиты объектов от проникновения посторонних лиц.

Однако, несмотря на принимаемые меры предосторожности, оповещение местного населения и предупреждающие знаки, в войсках имелись случаи гибели гражданских лиц и военнослужащих при попытке преодоления сетки П-100.

В ходе учений тщательно отрабатываются вопросы организации охраны полевых стартовых позиций с их элементами: полевых командных пунктов, стартовых площадок, ракет, зон сборочных бригад ртб с боезапасом головных частей, других агрегатов наземного оборудования и мест размещения личного состава.

Работа над совершенствованием системы охраны и обороны велась непрерывно и постоянно наращивалась с учетом все усложнявшихся задач, решаемых ракетными частями и подразделениями.

Дальнейшее развитие взглядов на характер военных действий в современной войне, расширение возможности применения обычного оружия привели к необходимости значительного усиления прикрытия и обороны позиционных районов полков и дивизий.

 

* * *

Назад.

Оглавление.

Далее.

 

* * *
Яндекс.Метрика