На главную сайта   Все о Ружанах

на главную

Этот батальон с 1984 по 1993 гг. был дислоцирован рядом с Ружанами
и имел непосредственное отношение к ракетным войскам...

Смотри также

"Технические средства РЭБ"

Фотоальбом, 7. "2-й дивизион 403 рп. Часть 1."

Вступление

 

РВСН - это не только ракетные полки. В 50-й ракетной армии имелось также множество других подразделений. Одно из таких подразделений - 23-й отдельный батальон радиоэлектронной борьбы (РЭБ), в/ч 01091, позывной "Чердак", имеет непосредственное отношение к Ружанам.

Сформирован батальон в мае 1982 года в 49-й ракетной дивизии 50 РА. Такого рода подразделений в Ракетных войсках было немного, как пишет старший инженер-метролог 49-й рд подполковник Ю.Я. Покладнев [2]:

«... [это было] новое подразделение специального назначения — отдельный батальон радиоэлектронной борьбы (РЭБ). В РВСН только в двух дивизиях — в 7-й (Выползовской) и в нашей 49-й рд, были такие части. Батальон дислоцировался на позициях бывшего Ружанского полка, был оснащен новейшей техникой, работавшей в области сверхвысоких частот (СВЧ). Эта техника требовала абсолютно нового подхода ....».

Что же это за батальон, каково было его назначение и  какое отношение он имел к ракетным войскам? Чтобы ответить на эти вопросы, вернемся в 70-е годы...

 

С чего всё начиналось...

Обратимся к воспоминаниям полковника В.С. Кузнецова [2]:

«В Вооружённых Силах СССР понятие радиоэлектронной борьбы (РЭБ) было включено в доктрину Вооруженных Сил в 60-е годы ХХ-го века. В 1969 году в Ленинградской военно-инженерной Академии им. А.Ф. Можайского были подготовлены первые специалисты РЭБ в ВС СССР. Мне посчастливилось быть в числе этого первого выпуска офицеров-рэбовцев.»

 

Но вот наступают 70-е годы. Бурное развитие электроники в это время вызывает столь же бурное развитие средств радиоэлектронной разведки. А раз средства "съема информации" (простыми словами - средства электронного шпионажа) усовершенствуются, естественно начинается гонка в развитии средств противодействия. Добавим к этому, что и сами ракеты, средства их прицеливания и пуска все более насыщаются электроникой (именно электроникой, а не той простой электрической исполнительной автоматикой, которая была в Р-12 или Р-14). На новую базу переходят также системы боевого управления и связи. На вооружении в армиях НАТО (в первую очередь США) появляется высокоточное оружие и системы наведения. Становится понятным, что появление средств противодействия в эти годы стало крайней необходимостью. Радиоэлектронное противодействие становится "одним из видов боевого обеспечения".

Именно в 1970 году в 50 ракетной армии вводятся должности начальника отдела радиоэлектронного противодействия (РЭП) объединения и помощника начальника штаба соединения по радиоэлектронному противодействию. Первым начальником отдела РЭП армии в 1970 году был назначен подполковник-инженер Казанцев А.Я. [1]

В 1971 году приказом Главнокомандующего Ракетными войсками вводится «Наставление по радиоэлектронному противодействию Ракетных войск» (НРЭП-71). [1]

В марте 1972 года Генеральный штаб Вооруженных Сил СССР провел стратегическое учение «Эфир-72» по теме «Организация и ведение радиоэлектронной борьбы (РЭБ) с началом и в ходе боевых действий», на которое были привлечены боевые расчеты командных пунктов армии и дивизий. [1] И в армии появляется уже отдел радиоэлектронной борьбы (РЭБ).

Именно этот отдел 50-й армии и ведет в эти годы напряженную работу по защите ракетных комплексов от обнаружения радиотехническими средствами фронтовой авиации НАТО.

В период с конца 70-х и в течение 80-х годов прошло несколько учений МО СССР, ГК РВСН по вопросам РЭБ с участием 50-й РА. Вот только перечень этих учений (приводится по воспоминаниям Ю.Я. Покладнева [2]):

1. Учение МО СССР на Западном направлении проводилось в 1976 году с участием Группы советских войск в Германии, Северной группы советских войск в Польше, Прибалтийского, Белорусского, Московского военных округов и 50-й ракетной армии. Оно длилось более 20 суток!

2. Исследовательское учение по скрытности ракетного полка Р-12 в 29-й (Шяуляйской) рд. Участники: Разведывательный авиационный полк ПриБВО (позывной «Компас») и 307-й рп. Задача авиационному полку: вскрыть истинное нахождение ракетных дивизионов (рдн) и нанести по ним условные удары.

3. Учение МО СССР. Со стороны РВСН привлечены управление 50-й РА и ракетные полки 7-й рд. Цель: Обеспечить живучесть ракетных комплексов 7-й рд от высокоточного оружия (ВТО). Участники: Разведывательный полк «Шаталово» и истребители СУ-24 (Липецк) — асы! Способы борьбы — широчайшие ложные средства на ПУ во всех диапазонах частот («белый шум»).

4. Исследовательское учение в ВС СССР по способам живучести войск от ВТО (Первое и последнее в Советской Армии). Место:  1). Ставка МО СССР Маршала Советского Союза Д.Ф. Устинова под г. Ригой. 2). Ставка ГК РВСН и 50-й РА в штабе Шяуляйской ракетной дивизии. Условие Главнокомандующего РВСН главного маршала артиллерии Толубко В.Ф.: «Предлагайте то, что придёт на ум, глупостей в предложениях не бойтесь, по времени говорите столько, сколько сможете». Это учение было проявлением интеллектуальной борьбы между представителями разных служб РА и РВСН.

5. Итоговая проверка нашей армии. Руководитель — начальник ГШРВ генерал-полковник Вишенков В.М. Задание начальника ГШРВ: Способы борьбы ракетных комплексов с крылатыми ракетами.

Для решения задач РЭБ были созданы узлы комплексного технического контроля (УКГК) в управлении армии, в 7-й, 32-й и 49-й рд. Их задачами были оценка эффективности и ответственности командиров за проведение мер по противодействию иностранным техническим средствам разведки (ПД ИГР) в органах управления, частях и учреждениях, и выполнение требований по защите информации.

 

Рождение 23-го батальона РЭБ...

 


Владимир Павлович Самарский.


Сергей Тимофеевич Дедурин.

К началу 80-х гг. командованию 50-й ракетной армии становится ясным, что средства радиоэлектронной борьбы необходимо сконцентрировать. Именно поэтому с целью радиоэлектронного прикрытия при 49-й рд в мае 1982 года  формируется 23-й отдельный батальон РЭБ. Вначале местом его дислокации была выбрана освободившаяся площадка 1-го рдн 170-го рп вблизи г. Лида. Но уже 14 февраля 1984 г. в 403-м Ружанском полку снимаются наземные комплексы Р-12, при этом принято решение далее площадки бывшего 2-го дивизиона полка по прямому назначению (для размещения ракетных комплексов) не использовать. В связи с этим на  освободившееся место в средине 1984 года и передислоцируется 23-й батальон РЭБ. Местом размещения квартир для офицеров признано целесообразным использовать не Ружаны, а Пружаны. Как пишет В.Сорока, «... большинство офицеров и прапорщиков жили в Пружанах в двух домах: ул. Юбилейная д.8 и д.12. Это типовые панельные пятиэтажки...». Впрочем, из писем служивших в батальоне следует, что какая-то часть офицеров и прапорщиков проживала в Ружанах. Первым командиром части был Самарский. В 1988 году командиром стал  Дедурин Сергей Тимофеевич.

Батальон РЭБ на своем вооружении имел самое современное и эффективное подвижное оборудование, позволявшее полностью парализовать работу бортовых радиолокационных станций фронтовой авиации.

 

Василий Сорока, служил в в/ч 01091 с января 1989 года вначале начальником станции РЭБ, а затем начальником секретной части. Из письма май 2009 года:


Празднование 10-летия части.
Стоят: в центре - Дедурин С.Т.,
третий справа - В.Сорока.
29.08.1992 г.

«... Возможно приказ о формировании был подписан и в мае, а вот десятилетие части отмечали 29 августа 1992 г. Фотография которую приложил сделана именно на этом празднике . Всех вспомнить не могу, но в центре с женой стоит командир части подполковник Дедурин Сергей Тимофеевич....

Остановлюсь подробнее на этом мероприятии, тем более что запомнилось оно с самой лучшей стороны. В тот день в часть приехали офицеры и прапорщики с семьями (пригласили и тех кто служил ранее). Началось все с официального построения на плацу, поздравления отличившихся. После чего праздник переместился на берег озера. На поляне около озера были развернуты палатки (для детей отдельная). Танцы устроили прямо на поляне под ритмы ВИА из полка. Больше всего запомнился плов который приготовили повара, такого я больше никогда в жизни не пробовал. Следует сказать, что в то время долго стояла сильная жара, даже уровень воды в озере упал очень сильно. Всех гуляющих мучила жажда. Пригнали пожарную машину и каждый желающий подходил и из водоразборного крана пил воду. За день выпили две машины. Праздник закончился уже в темноте, но сплотил часть как ничто другое... »

 

И вновь воспоминания полковник В.С. Кузнецова [2]:

«...в РВСН, и в первую очередь в нашей 50-й РА, понятие РЭБ стало воплощаться в практику, о чём неоднократно говорилось в приказах министра обороны СССР в 1984-1986 годах. Да, наша армия по техническому оснащению техникой РЭБ и её практическому применению была на порядок выше военных округов... »

«...Гордостью нашей армии было формирование двух батальонов РЭБ в 49-й и 7-й рд. К слову, это были первые и последние батальоны РЭБ в РВСН. Процесс их формирования был сложным. Нужно было создать новые боевые единицы и освоить в короткий срок способы борьбы за живучесть ракетных комплексов СПУ РСД-10 и ОС... »

«...Имея отдельный батальон РЭБ в 49-й (Лидской) ракетной дивизии, с новейшими станциями разведки и постановки помех (они первыми в Вооружённых Силах СССР поступили в наш батальон), наша армия по своим тактико-техническим возможностям была способна прикрывать от ударов авиации противника Лидскую, Поставскую, Пружанскую, частично Каунасскую дивизии, а, в общем, весь Белорусский Военный округ.»

 


Начальник станции
В.Сорока.
1989-1990 гг.

Василий Сорока, из писем 2008-2009 гг.:

«... проходил службу в части на месте второго дивизиона. После перевооружения полк стал располагаться на первой площадке, а на вторую в 1986(?) был передислоцирован батальон РЭБ. Откуда его и вывели на территорию РФ 8.08.1993 г ...»

«... Может я и ошибаюсь, но всего в РВСН батальонов было три (Пружаны, Бологое. Первомайск). Наш отличался тем что располагался на отдельной площадке ...»

 


В.Колий.
1987-1989 гг.

Владимир Колий, из письма 15 мая 2008 года:

«...  в/ч 01091. Это был отдельный батальон РЭБ (радиоэлектронной борьбы) и предназначался для защиты ракет с воздуха в случае атаки. Местонахождение последней в аккурат между Ружанами и Пружанами на месте старой ракетной части, 5 км от трассы рядом с каким-то озером. Часть была кадрирована, поэтому в ней находилось около 120-ти солдат и сержантов, 30-ти прапорщиков и офицеров. Госпиталь был по-моему в Слониме. Своего магазина не было, раз в неделю приезжал пограничный чипок. В увольнения и самоволки не ходили, поскольку было некуда. За все время из части выезжали раз пять. Один раз в Брест, два раза в Ружаны и два раза на учения... »

«... Да офицеры жили в Ружанах. Часть называлась Отдельный батальон РЭБ, позывной (Чердак). Место абсолютно верное, именно там мы и располагались... »

«... Батальон состоял из двух рот и одного взвода. Рота электронной разведки ( РЛС ближнего и дальнего радиуса действия), роты помех (три взвода, в каждом по две станции . Одна при включении давала молоко на экране самолетов, другая множественные цели. По словам офицеров оружие довольно эффективное) и хоз. взвода. Я был ЗКВ взвода разведки ближнего радиуса действия (РЛС, станция П-19), остальные марки к сожалению не помню... Командир нашей роты был капитан Кравчук. Взводный Лейтенант Марореску, непосредственный начальник прапорщик Студеничник. Еще имена Капитан Верченов, прапорщик Гайдук... Командира части не помню (...). До этого Командиром части был (...), я застал его всего на неделю после приезда в часть... »

«... Из фамилий, старшина Борщ из Сахновщины, сержант Чомко, Сержант Серый (мой одноклассник), мы все были в учебке в г. Лида, а также солдаты Вакуленко, Титенко, Рогинский.»

 

Полковник В.С. Кузнецов [2]:

«...Сложность состояла также и в том, что если к формированию новых полков и освоению новой ракетной техники были привлечены все службы армии, то батальонами РЭБ занимались большей частью начальник РЭБ армии, оргмоботдел и отдел кадров. Молодые офицеры поступили из академии им. А.Ф. Можайского и Ростовского высшего инженерного училища. Командный состав — из сухопутных войск Прикарпатского и Белорусского военных округов. Это были не лучшие офицеры. Прапорщиков и солдат по приказу начальника штаба генерала Козлова Г.В. собирали в спешке, в течение 2-х суток со всех дивизий. Ну, кто же из командиров отправит лучших? В последствии эти недостатки в подборе личного состава создали серьезные проблемы в поддержании уставного порядка и воинской дисциплины. Однако процесс освоения техники прошел на высоком уровне. Социально-бытовые условия личного состава по сравнению со многими частями 49-й рд были образцовыми. В г. Пружанах в короткий срок был построен 75 — квартирный дом для офицеров, прапорщиков и служащих СА батальона. Создан внештатный духовой оркестр. Для обучения офицеров батальона была привлечена группа профессорско-преподавательского состава Киевского высшего военного училища войск ПВО Сухопутных войск, которая в течение месяца провела курсы переподготовки непосредственно в батальоне. [как уточняет В.Сорока, впоследствии начальников станций готовили в разных местах, а с 1989 года в Тамбовском учебном центре, - ред.] Первое учение с батальоном было проведено, когда он еще базировался в г. Лиде. Колонна в количестве более 100 машин растянулась по улицам города и разошлась веером на территорию Брестской, Гродненской, Минской и Гомельской областей. Позиции станций помех размещались на расстояниях до 40 км друг от друга. На каждой позиции по 6-8 человек личного состава под командованием прапорщиков и сержантов срочной службы, еще не изученных, как следует, за короткое время и недостаточно технически обученных. Но в целом учение прошло благополучно, и батальон получил первоначальную практику по всему комплексу армейской, в т.ч. и профессиональной деятельности.

После этого учения батальон был перебазирован на освободившуюся площадку 1-го рдн 170-го рп вблизи г. Лида. На одном из учений начальник Главного штаба РВСН генерал-полковник Вишенков В.М,. прибыв на позиции батальона РЭБ 49-й рд, развернувшегося в позиционном районе 32-й рд (а батальон «мотался» по всем дивизиям), посмотрел его практические действия против самолетов стратегической авиации дивизии генерала Д. Дудаева, базировавшейся в г. Тарту. Начальник ГШРВ дал высокую оценку действиям личного состава и техники: «Да, это электроника высшего класса!».

Этот батальон, постоянно участвуя во всех учениях, проводимых Министром обороны, Главнокомандующим РВ, показывал высокую эффективность прикрытия рдн, находящихся на полевых позициях. Не обходилось и без инцидентов и предпосылок к катастрофам.


23-й об рэб.
Начальники станций роты РЭБ
Слева - направо:
Н.Можин, В.Сорока, А.Козицкий.
июль 1990 г.

Так, в ходе одного из учений самолет СУ-24 утерял подвесной бак с топливом и уже не мог вернуться на свой аэродром. Летчик попросил посадку на Поставский аэродром, но доложил, что ничего не видит из-за сильных помех. Была ночь. Я немедленно отдал приказ о снятии помех. Все станции выполнили приказ, кроме одной. Она «давила» этот самолет до самой его посадки.

Конечно, это был летчик высокого класса. Утром командующий армией генерал-полковник Котловцев Н.Н. попросил летчика прибыть в штаб 32-й рд и рассказать о своих ощущениях и эффективности радиопомех. Прибыл статный молодой майор. Эмоционально он был подавлен, подтвердил сильное и неожиданное воздействие помех. У батальона не было партнеров для отработки практических задач. У нас по частотам, аналогичным западным, тогда был самолет СУ-24. По согласованию с командующим 50-й РА и Винницкой воздушной армией два полка Су-24, дислоцировавшихся на аэродроме г. Калинковичи в Белоруссии, и наш батальон стали партнерами. Для тренировки на стационаре батальона была создана боевая позиция, через которую прошли практическое обучение все расчеты батальона, создавая помехи в ходе учебных вылетов самолетов этих авиационных полков.

Один из полков проводил реальное бомбометание на своем полигоне вблизи г. Ружаны. По просьбе командира полка мы вывели 2 станции помех в район полигона. Я был рядом с командиром полка на КП полигона.

При выходе самолетов на боевой курс летчики уже за 100 км чувствовали воздействие помех. Для нас задача срыва атаки заключалась в неожиданности постановки помех атакующим и как можно меньшим расстоянием от самолета до цели.

Но даже при условии, когда летчики заранее знали и видели помехи, результаты атак оставались отрицательными. Командир полка, видя эффективность постановки помех, попросил меня: «Дай возможность хоть одну атаку выполнить на пятерку!». Я оставался неумолимым: «Я хочу проверить эффективность действий своего батальона. А вы проверяйте эффективность своей подготовки!». Летчики буквально кричали в эфире: «Ничего не видим! Снимите помехи!»

Командир полка, видя такой поворот дела, говорит: «Знаете, завтра Вы и я уже не будем на своих должностях. На расстоянии 10-15 км от полигона находятся спящие населенные пункты. Не исключено, что бомбовые удары будут ошибочно нанесены по ним». Пришлось помехи снять, распрощаться с гостеприимными хозяевами полигона, а расчетам станций помех возвратиться на стационар... »

 


23-й об рэб,
В.Сорока с подчиненными
1989-1990 гг.

Василий Сорока, из письма 21 апреля 2009 года:

«... Что касается батальона РЭБ то тот случай , когда летчики попросили отключить помехи действительно был и я был непосредственным участником. В начале 90-х пришло письмо из одной из авиационных частей с просьбой поставить реальные помехи во время бомбометания. В день полетов мы взяли только одну станцию СПН-30 из взвода капитана Андрея Амброщука, я поехал водителем и оператором и взяли еще несколько солдат для развертывания станции. Уточнили с какой стороны будет налет, выбрали место и начали разворачивать станцию. Предупредить командование полигона о своем присутствии не догадались. Тут же подъезжает УАЗик и Андрея увозят на КП. Через какое-то время он возвратился и мы продолжили работу. Только руководитель полетов потребовал установить с ними проводную связь, так что пришлось мне взять катушку и топать на КП. Еще они дали нам частоты на которых будут вестись переговоры с экипажами, что бы мы были в курсе, но сделать это мы не смогли. Как оказалось диапазон частот нашей штатной радиостанции не совпадал с диапазоном самолетной.

Полеты начались в середине дня и пока было яркое летнее солнце никаких претензий нам не предъявляли, возможно работали визуально. Только сидеть в станции и слышать где-то в километре или двух падающие бомбы не совсем приятно. Ближе к вечеру, или поменялся тип самолета или видимость стала хуже, только тут у ребят начались проблемы. Брали мы их на максимальном расстоянии и вели до того момента пока он не пролетал над нами. Тут же переключались на следующий и все повторялось. Вот тогда и раздался телефонный звонок с требованием выключить высокое. Дальше мы работали уже без включения помех.

Возможно это не тот случай который упоминается в книге, только на учения батальон обычно разъезжался по территории района повзводно не используя авиационный полигон.

И это, конечно, не последний случай из службы в батальоне РЭБ, но о них позже.... »

 

Полковник В.С. Кузнецов [2]:

«... Наш батальон РЭБ участвовал также в опытном учении с дивизией, расположенной в п. Татищево Саратовской области, которым руководил начальник ГШРВ генерал-полковник Вишенков В.М.

Передислоцировались в район учения железнодорожным транспортом. Эшелон состоял из 90 вагонов. Это была хорошая учеба для личного состава батальона РЭБ.

Дивизия располагалась на протяжении не менее 100 км вдоль реки Волги. Леса нет, равнина и высоты, на некоторые из них вытащить 20-ти тонные станции по покрытым нефтяным слоем склонам было опасно и нелегко. И это тоже была учеба! Ночь. Чистое небо. В качестве нападающих на пусковые установки ракетной дивизии — бомбардировщики Липецкого учебного центра. Летчики — асы!

В течение 3-х ночей самолеты З-мя эшелонами выходили на пусковые установки рд с юга на север и обратно. Технические средства батальона РЭБ управлялись автоматизировано компьютерами, которые выдавали станциям радиопомех цели. И если они эту цель «ухватили», то ни за что её не отпускали.

Виртуально это выглядело так: 3 эшелона самолетов, летящих друг от друга в промежутках 10-15 минут. Затем они разворачиваются и снова идут вдоль ракетной дивизии. Станции «ухватили» цели и сопровождают их помехами. Антенны станций следят за самолетами в автоматическом режиме по высотам и направлениям. А тут уже накатывается второй эшелон. И снова делают второй заход, затем идет третий. В эфире «электронная каша». Какую цель «давить»? Антенны станций дрожат из-за поворотов по высоте на 180° и по направлению на 360°...

Действия нашего батальона на этом учении были оценены весьма положительно и стали «изюминкой» этого учения. На этом крупном учении было отработано много вариантов живучести ракетных комплексов от ударов высокоточного оружия... »

 

Поскольку 23-й батальон РЭБ полностью оправдал возлагавшиеся на него надежды и четко выполнял возложенные задачи, в 50-й ракетной армии было решено создать еще одно подобное подразделение. Так в декабре 1985 года был сформирован 11-й отдельный батальон радиоэлектронной борьбы для радиоэлектронного прикрытия 7-й ракетной дивизии.

Полковник В.С. Кузнецов [2]:

«... 11-й батальон РЭБ в РВСН планировалось сформировать в Первомайской дивизии Винницкой армии. Учитывая, что наша армия уже имела этот опыт, он был сформирован в 7-й рд. Туда из 49-й рд была передана часть техники и подобран офицерский состав из 23-го батальона РЭБ... »

 

Таким образом, 23-й батальон РЭБ стал основой нового, 11-го батальона. Полковник В.С. Кузнецов [2]:

«... Боевая подготовка личного состава батальонов РЭБ не уступала другим частям дивизий. А на строевом плацу (особенно в 7-й рд), батальоны РЭБ отличались отличной, строевой выучкой и пели свои, «РЭБ-овские» песни. Личный состав гордился принадлежностью к службе РЭБ, и заслуга в этом, в первую очередь, командиров и офицеров: майора Придыбайло В.И. (в последующем начальник штаба Читинской РА), капитана Кубай А.В. (после расформирования нашей армии — заместитель начальника Смоленской таможни, а затем представитель Российской Федерации в Белоруссии), капитана Г.Н. Санкуева (ныне полковник юстиции, награжден Почетным оружием за участие в борьбе с терроризмом в Чеченской республике), капитана Растяпина В.В., начальников РЭБ дивизий подполковников Рожко П.П., Шелухина В.В., Кольчугина Е.Н., Чернявского В.Н., Баранова В.Н. Добрая память осталась о первом начальнике РЭБ армии полковнике Казанцеве Александре Яковлевиче, как яркой и талантливой личности, заложившей, прочный фундамент в становление и развитие службы РЭБ армии. Его приемником пришлось стать мне и продолжать его начинания и наработки по совершенствованию системы РЭБ в нашей армии. Это были годы бурного развития РЭБ в Вооруженных Силах, что наложило положительный отпечаток на становление службы РЭБ в нашей армии и в РВСН. В этом несомненная заслуга лично Главнокомандующего РВ и начальника Главного штаба, офицеров управления РЭБ ракетных воск полковника Галактионова С.П., генерал-майора Каршулина О.Н., полковников Хроменкова Е.М., Ракова В.Н., Бурдонского В.В., Агапова И.И., а также офицерского состава лаборатории РЭБ.

В службе РЭБ армии служили полковник Видов В.Н. (стал начальником РЭБ Иркутской В.А.), подполковник Верблюдов (закончил службу начальником РЭБ Омской РА), майор Костючков В.А., упоминавшиеся ранее капитаны Кубай А.В. и Санкуев Г.Н., капитаны Турков А.В. и Громов В.Н.

В заключение я хочу выразить благодарность и отдать дань уважения всем командирам, начальникам, офицерам служб и управлений нашей ракетной армии, офицерам дивизий и полков, частей и подразделений за их понимание и практическую реализацию методов и способов радиоэлектронной борьбы... »

 


23-й об рэб,
В.Сорока с подчиненными
1989-1990 гг.

Проявляя обеспокоенность по проблеме уязвимости ПГРК, один из военных экспертов пишет: «... Наивно полагать, что в современных условиях возможно надежно спрятать мобильный ракетный комплекс от современных средств обнаружения даже на необъятных просторах нашей страны. Мобильная ПУ — это, прежде всего, металлический объект длиной более 24 метров, шириной около 3,5 метра и высотой почти 5 метров, к тому же излучающий большое количество тепла и являющийся источником электромагнитного излучения одновременно в десятке диапазонов частот. Необходимо помнить, что мобильная ПУ не имеет защиты даже от обычных средств поражения... ». [2].

 

Василий Сорока, из письма 6 июля 2006 года:

«... Выбрал из фотоальбомов все фото связанные со службой в батальоне. Отсканирую и вышлю в следующих письмах, напишу о командном составе. В Россию уехала примерно половина состава батальона. В Могилёвцах живет бывший командир роты РЭБ капитан Амброщук Андрей. В Ружанах ещё несколько начальников станций: Жуковский Юра и Крысько Володя. В Пружанах бывший начальник клуба прапорщик Юра Осадчий (все фотографии, которые буду высылать, сделаны им). Постараюсь встретиться с ними, может поделятся какой информацией.

Пытался найти тех, кто уехал в Россию, через сайт «одноклассники». Очень бы хотелось узнать как сложилась судьба командира подполковника Дедурина Сергея Тимофеевича, начальника связи ст.л-та Димы Васильцова, Андрея Морареску (он уехал или начальником штаба или зам. по вооружению), командиров взводов ст.л-та Верчёнова Алексея, Володи Попова, бывшего нач. штаба Симона Павла Олеговича (он, насколько помню, перевёлся в Краснодарский край или Ставрополье) ...»

 

 

Вывод батальона в Россию...

1991 год не мог не повлиять на судьбу части...  Как пишет В.Сорока, «... после распада СССР солдат в части стало не хватать. Когда начался парад суверенитетов у нас большинство солдат составляли украинцы и молдаване. Для них главное было попасть домой.(в отпуск или даже приезжали забирали родственники машиной) Там их ставили на учет в военкомате, причисляли к национальным ВС и вырвать их от туда было не возможно. Вот в такое время и стали в армии появляться водители во взводе обеспечения служащие СА, телефонистки и много сверхсрочнослужащих ...»

Василий Сорока, из письма 15 июня 2008 года:

«... Когда начали выводить войска, батальон был выведен в числе первых. 8 августа 1993 года. Всю технику, имущество и личный состав погрузили в эшелон и отправили к новому месту службы на территорию РФ. Многие переводы осуществлялись в последние дни перед выводом, поэтому и не помню точно кто кем поехал. ... »

Из письма 17 мая 2009 года:

«... Батальон был выведен в район Костромы. Насколько знаю для жилья офицером, прапорщиков и сверхсрочников была выделена казарма. Часть офицеров сняли жилье в Костроме и ездили по железной дороге в часть каждый день около 70 км. ... »

По некоторым данным в последующем батальон был и вовсе расформирован, однако эти сведения пока не имеют достоверного подтверждения.

 

___________________

P.S. Появились новые документальные данные о дальнейшей судьбе батальона.

Он действительно был передислоцирован в Россию (под Кострому, 10-я ракетная дивизия) в соответствии с Директивой МО от 29.06.1993 № 314/4/0788.

Впоследствии, в соответствии с Директивой ГШ РВСН от 25.12. 1998 года №432/3/00682 батальон был расформирован.

* * *

При написании данной статьи использованы материалы:

[1] История 50-й ракетной армии, т.3

[2] История 50-й ракетной армии, т.4

[3] Письма В.Сороки, служившего в части с 1989 по 1993 гг.

[4] Письма В.Колия, служившего в части с 1987 по 1989 гг.

 

 

Яндекс.Метрика