На главную сайта   Все о Ружанах

Владимир Платонов

ИЗБРАННЫЕ СТАТЬИ

Главный конструктор

 

© «Зеркало недели. Украина»
Публикуется с разрешения редакции Zn.ua

Наш адрес: ruzhany@narod.ru

Алексей Сарычев, доктор технических наук. Из воспоминаний

...Представляя меня своим коллегам-ракетчикам, Михаил Кузьмич заметил: «Знакомьтесь, мой учитель и наставник». Умел он делать комплименты! А дело было так: в 1935 году я руководил группой аэродинамиков, в которой начал работать Янгель. У Поликарпова был свой, особый метод подготовки кадров: за год-полтора новички переходили из группы в группу «по кругу». Занимаясь поочередно аэродинамикой, общими видами, каркасами, шасси, вооружением, проектированием, молодые расширяли кругозор, набираясь опыта и знаний. Янгель схватывал все на лету, потом стал выполнять очень тонкую и сложную работу по доводке истребителей. Через год по окончании института Янгеля назначили ведущим инженером, после служебной командировки в США — помощником главного конструктора. Встречи с Янгелем у меня продолжались всю жизнь: для меня он был родником идей, мыслей, проектов.

 

Михаил Янгель. Из письма к И.Стражевой. 13 марта 1938 г.

...На меня Нью-Йорк в целом произвел меньшее впечатление, чем Париж. Хотя отдельные улицы и некоторые сооружения, особенно небоскребы и мосты, поражают своей грандиозностью и невольно заставляют восхищаться смелостью американской строительной техники.

...В нашей жизни в Америке часто происходят весьма курьезные случаи. Например, входишь в магазин и начинаешь, оперируя очень ограниченным количеством слов и большим количеством жестов, объяснять, что ты хотел бы купить. Чувствуя, что тебя не понимают, с отчаянием начинаешь сыпать русские слова, и потом видишь расплывающуюся улыбку на лице хозяина: «Я з України»... Такой случай у нас был в Babelon'e, когда мы зашли в один магазинчик и попали к украинке. Она, бедная, чуть не плакала от радости, получив возможность поговорить на родном языке, и дала нам много ценных жизненных советов.

 

 

Прибыв пароходом в Нью-Йорк в середине февраля 1938 года, Михаил Янгель побывал на многих заводах Бруклина, Чикаго, Лос-Анджелеса, Санта-Моники, Сан-Франциско и даже в канадском Монреале.

 

 

Михаил Янгель, из письма к А.Сарычеву. Март 1938 г.

...После двух-трех недель работы меня вызвали в Нью-Йорк и предложили принимать дела у одного отъезжающего в Союз товарища. Так вот, работа, которую мне «всучили», является по существу более административной, чем технической, и ясно, что я этим сильно огорчен...

В общем, шутки шутками, а всерьез спрашивается: за каким чертом я ехал в Америку, если буду сидеть здесь на административной работе?

 

Дома Михаила ждало страшное известие — арестован брат Константин Янгель.

Военный трибунал Сибирского военного округа. 7 января 1958 года, №1499, г.Новосибирск.

 

Справка. Дело по обвинению Янгель Константина Кузьмича, 1905 года рождения, до ареста, т. е. до 11 июля 1938 года, работавшего преподавателем географии в школе №10 в гор. Ленинске-Кузнецком, Кемеровской области, пересмотрено Военным трибуналом Сибирского военного округа 27 декабря 1957 года. Постановление от 17 октября 1938 года в отношении Янгель К.К. отменено, дело прекращено за отсутствием в его действиях состава преступления. Янгель Константин Кузьмич по настоящему делу полностью реабилитирован посмертно.

Председатель военного трибунала СибВО полковник юстиции Г.Рафиков.

 

От автора.

Нависла угроза и над Михаилом Янгелем. Какой-то негодяй написал донос в НКВД, что он — сын кулака, а его отец скрывается в тайге. Более нелепого обвинения придумать было трудно: известно, отец Янгеля — Кузьма Лаврентьевич — умер в 1935 году. Лишившись родительской поддержки, Михаил в том же году начал совмещать учебу с работой у Поликарпова. Главный конструктор предложил: «Есть один выход. Немедленно пишите заявление на отпуск и поезжайте домой. Привезите все необходимые документы». Когда Янгель находился в Сибири, на опытном экземпляре истребителя И-180 разбился Валерий Чкалов — летчик-испытатель КБ Н.Н.Поликарпова. У чекистов появилось новое дело: найти и обезвредить виновников гибели Чкалова...

 

Возвратившись из Сибири, Михаил Янгель срочно выехал на опытный завод, где подготовили к испытаниям три новых образца истребителя И-180. Летчик-испытатель С.П.Супрун, проведя испытания, высоко оценил летные качества нового истребителя, и самолет незамедлительно запустили в производство. Конструкторы торопились: на Западе уже бушевала вторая мировая война.

Размышляя о надвигающейся войне, Янгель вспоминал свою поездку в США через фашистскую Германию, два года назад. Уже тогда он видел, как нацисты нагнетали обстановку военного психоза в стране.

 

Михаил Янгель. Из письма к И.Стражевой. 17 февраля 1938 г.

...Три часа, проведенные на вокзале Берлина, были, пожалуй, самыми скучными и долгими за всю дорогу... Несмотря на то, что было всего девять часов вечера, город спал.

...Заметно бросается в глаза большое количество военных и почти полное отсутствие продовольственных магазинов.

...В Берлине в витрине можно видеть портреты Гинденбурга и Гитлера, причем у последнего вид отъявленного бандита и грабителя. Тупое лицо с нахмуренными бровями и жесткие, отвратительные усы производят неприятное впечатление...

 

От автора.

В самом начале войны фашистам удалось уничтожить колоссальное количество самолетов прямо на аэродромах, сосредоточенных у самой границы. Мощные удары немецкой авиации пришлось отражать истребителям И-16 и «Чайкам» (И-153)... Враг рвался к Москве.

 

Из приказа заместителя наркома
авиационной промышленности П.В.Дементьева.
20 октября 1941 г.

...Окончание эвакуации завода... возложить на заместителя директора завода тов. Янгеля Михаила Кузьмича, предоставив ему права директора.

 

Михаил Янгель. Из письма жене И.Стражевой. Октябрь 1941 г.

...Шура (Александр Янгель — авт.) прислал мне открытку из Ленинграда. Ругает меня, что я собираюсь на фронт. Говорит, что это похвально, но глупо. Я должен работать так, чтобы у них было больше нашей продукции. Отчасти он, пожалуй, прав. Вопрос о том, где мне быть — на заводе или на фронте, — очевидно решится в конце октября.

 

От автора.

В то время, многие москвичи уходили в народное ополчение. Ушел добровольцем на фронт Александр Шаргей (Юрий Кондратюк), один из пионеров практической космонавтики. Ушел и, как тысячи других, не вернулся с войны. Мы даже не знаем точную дату и место гибели Шаргея-Кондратюка, нашего национального гения...

 

Михаил Янгель с небольшой группой сотрудников конструкторского бюро, под непрерывной бомбежкой, организовал в цехах эвакуированного завода ремонтную базу. Отремонтированные самолеты прямо с заводского аэродрома улетали на защиту неба столицы. Неожиданно для всех учебный самолет У-2 (с 1944 г. — ПО-2), созданный Н.Н.Поликарповым еще в 1927 году, превратился в грозное боевое оружие — ночной бомбардировщик. До конца войны немцам так и не удалось придумать никаких эффективных средств для борьбы с неуловимыми «небесными тихоходами»...

 

В 1944 году М.К.Янгеля наградили медалью «За оборону Москвы».

Учеба в МАИ дала основы знаний авиационной техники, КБ Н.Н.Поликарпова стало настоящей школой инженерного искусства и конструкторского мастерства, работа на авиационных заводах способствовала проявлению незаурядных организаторских способностей, учеба в академии расширила и углубила теорию развития техники, познание основ ракетного дела, работа в ОКБ С.П.Королева и головном ракетном институте страны выковали у М.К.Янгеля черты Главного конструктора.

1954 год. Михаил Кузьмич Янгель — главный конструктор. Главный не только Особого конструкторского бюро №586, Главный стратегически важного для страны направления.

Созданные под руководством М.К.Янгеля первые боевые ракеты по своим основным характеристикам значительно превзошли все ракеты ближнего и среднего радиуса действия и стали основой могущества Ракетных войск стратегического назначения (РВ СН).

Ракетные комплексы шахтного базирования (первые в стране) существенно повысили защищенность РВ СН и их неуязвимость.

Увеличение срока нахождения жидкостных ракет в заправленном состоянии с нескольких месяцев до 10 — 15 лет упростило эксплуатацию и значительно повысило боеготовность РВ СН.

Разделяющие головные части позволяли одновременно вести прицельную стрельбу по многим целям, увеличивая и без того высокую эффективность РВ СН.

Ракетные комплексы с орбитальными головными частями (впервые в мире) практически доказали: в ракетно-ядерной войне победителей не будет.

Созданные на базе боевых ракет космические носители «Космос», «Интеркосмос», «Циклон-2», «Циклон-3» получили широкое международное признание, способствовали развитию международного сотрудничества в области космических исследований.

Днепровский ракетно-космический центр стал колыбелью целого семейства уникальных космических аппаратов, положивших начало широкомасштабным космическим программам «Космос», «Интеркосмос», «Метеор», результаты которых внесли существенный вклад в развитие мировой науки и техники, изучения нашей планеты и Вселенной.

Техническая революция в организации опытного и серийного изготовления ракетных комплексов позволила значительно сократить сроки и удешевить стоимость производства ракет.

В тесном содружестве с учеными и конструкторами страны были созданы твердотопливные двигатели для первого подвижного ракетного комплекса и межконтинентальных ракет морского базирования.

Подвижный ракетный комплекс с малогабаритной ракетой предвосхитил появление боевого ракетного комплекса железнодорожного базирования.

Холодный, так называемый «минометный» старт межконтинентальной ракеты из транспортно-пускового контейнера произвел настоящую революцию в ракетной науке и технике, стал классическим направлением, определив на долгие годы генеральную линию развития стратегического оружия.

 

В июне 1969 года президент США Р.Никсон на пресс-конференции в Белом доме заявил: «Я хотел бы напомнить представителям печати, что в то время (начало 60-х годов, в период президентства Д.Кеннеди. — Авт.) все специалисты сходились во мнении, что превосходство США над СССР в совокупном ядерном потенциале выражалось в соотношении, по меньшей мере, 4:1, а может быть, 5:1. Сейчас дело обстоит иначе. Разрыв ликвидирован. Его больше никогда не будет...»

Ракетно-ядерный паритет подготовил почву для переговоров по сокращению и уничтожению ракетно-ядерного оружия. Холодная война продолжалась, но в мире чуть-чуть потеплело...

Эта теплота с особой силой проявилась, когда поздравляли академика М.К.Янгеля с 60-летием. В тот день Главный конструктор услышал много теплых слов от своих учеников, сподвижников, соратников. Коллектив родного КБ преподнес главному конструктору универсальный сувенир.

 

...Искусно ограненная плита уральской яшмы в точности воспроизводит контуры огромной страны. Ее прикрыл чеканный щит, поверх которого плашмя положен меч. На лезвии меча, словно на боевом дежурстве, застыли стратегические ракеты. Это тот самый ЩИТ, тот самый МЕЧ, которые создавались в неимоверно трудные годы холодной войны. Едва заметная, коротенькая надпись: «Дорогому Михаилу Кузьмичу Янгелю от коллектива конструкторского бюро. 25 октября 1971 года».

С тех пор прошло четверть века. Стратегические айсберги начали таять, но по-прежнему их еще много, они все еще опасны для свободного плавания. Украина первой из всех держав поняла опасность и первой из всех держав отказалась от страшного оружия. Янгелевское КБ ныне работает только на мирный космос.

 


Яндекс.Метрика