На главную сайта   Все о Ружанах

Владимир Платонов

ИЗБРАННЫЕ СТАТЬИ

Гром и молнии генерала Вознюка

 

© «Зеркало недели. Украина»
Публикуется с разрешения редакции Zn.ua

Наш адрес: ruzhany@narod.ru

Далее

Оглавление

Далее

ГРАНДИОЗНЫЙ «ПОДАРОК» СЪЕЗДУ

Сколько раз в печати трубили о самоотверженности наших атомщиков и ракетчиков, которые в «невероятно трудных условиях» ковали «щит и меч» нашей страны. У нас всегда на первом плане были «трудности», затем — Дело.

В феврале 1956 года в Москве проходил XX съезд КПСС. В президиуме впервые не было Сталина, но остались его соратники и ученики. Начался съезд, как начинались все предыдущие съезды.

Одно удивляло: министр обороны СССР маршал Г. К. Жуков то появлялся в президиуме, то внезапно исчезал. Мандатная комиссия отметила отсутствие делегатов съезда: министра оборонной промышленности Д. Ф. Устинова, маршала артиллерии М. И. Неделина, начальника ГЦП генерал-полковника В. И. Вознюка.

Такого раньше никогда не наблюдалось: съезд — высший форум партии, и важнее съезда ничего быть не должно. Главные ракетчики страны отсутствовали, конечно же, не по собственному желанию — на то были особые, чрезвычайные обстоятельства, о которых знали лишь первые лица партии и страны, включая и министра обороны СССР маршала Г.К.Жукова. Он постоянно контролировал ход событий в «хозяйстве Вознюка» и докладывал первому секретарю ЦК о готовящемся подарке съезду партии.

На полигоне Кап.Яр (так называли ракетчики Капустин Яр) царил жесточайший режим. Считанные люди знали о существовании площадки 4-Б, и совсем единицы — чем там занимаются. Все, работавшие на этой площадке, там и жили. Любые контакты с жителями военного городка категорически запрещались. Полная автономия. Зона особого режима. Беспрепятственный проход на площадку имели только два человека: С.П.Королев и В.П. Вознюк. Охрану площадки вели не солдаты срочной службы, а особое подразделение госбезопасности. Считалось — так надежнее.

Лишь перед самым пуском председатель государственной комиссии П. М. Зернов (под его началом в Арзамасе-16 создавалась первая атомная бомба) собрал членов госкомиссии и сообщил, что готовится пуск «атомной ракеты». Он разрешил пройти в зал, и тут члены комиссии впервые увидели настоящую атомную бомбу.

«Это то, что мы должны запустить», — сказал Зернов без всяких комментариев. Все действие продолжалось не больше трех минут: зашли, увидели, вышли...

Последний, 28-й по счету, контрольный пуск ракеты Р-5М состоялся 11 февраля 1956 года и прошел на редкость удачно, но оптимизма испытателям не прибавил — все знали эффект «присутствия высокого начальства». На «атомный пуск» приехало действительно высокое начальство. Нервничал Королев, нервничал Вознюк: к массе своих чисто технических и организационных проблем прибавились новые хлопоты, новые заботы.

Особо раздражало Королева решение высшего руководства приурочить пуск к съезду партии — очередному «знаменательному событию». Он любил делать Дело, а «не приурочивать»... Правда, не все зависело от Королева, и ему приходилось делать то, что от него требовали. В таком же положении пребывал и Вознюк...

«Приказы не обсуждают, приказы выполняют», — гласит армейский закон. В данном случае это был приказ Королеву, Вознюку, Зернову...

Пристыковка головной части с атомным зарядом прошла по строго разработанному ритуалу. Ракету вывезли на старт. Все приготовились ехать в укрытие, как неожиданно прозвучала команда: по метеоусловиям района падения головной части пуск откладывается. Двое суток ждали погоды...

Нервничали все на полигоне, нервничал Жуков в президиуме съезда...

20 февраля 1956 года дали команду на пуск. Старт ракеты прошел без замечаний. Вскоре из района падения головной части прозвучал телефонный доклад: «Наблюдаем «Байкал»! Наблюдаем «Байкал»!»

В Кап.Яре поняли: ракета достигла заданного района. Над Казахстаном зажглось еще одно солнце, мигом превратившееся в огненный смерч. Над заснеженной степью вырос чудовищный гриб...

Д.Ф.Устинов, М.И.Неделин, П. М. Зернов поздравили конструкторов и испытателей с удачным пуском. Через два часа самолет с делегатами взял курс на Москву, где продолжал работу XX съезд КПСС.

В апреле 1956 года вышел секретный Указ о присвоении звания Героя Социалистического Труда главному конструктору «атомной ракеты» Р-5М С.П.Королеву и его соратникам В.П.Глушко, Н.А.Пилюгину, В.П.Бармину, М.В.Келдышу, В.И.Кузнецову, В.П.Мишину, А.М.Исаеву, М.С.Рязанскому... По-царски щедро отметили и заслуги атомщиков. Создатели ядерных зарядов академики Ю.Б.Харитон и Я.Б.Зельдович стали трижды Героями. Второй золотой медалью Героя труда наградили 35-летнего академика А.Д.Сахарова. Геройскими звездами были отмечены П.М.Зернов, Е.А.Негин, С.Г.Кочарянц...

С.П.Королев лично ходатайствовал, чтобы звание Героя труда присвоили и начальнику полигона генералу В.И.Вознюку. Последовал стандартный ответ: «9 августа 1955 г.

В.И.Вознюку присвоили звание генерал-полковника артиллерии. Это высокое звание. Нельзя в течение года заслуги одного человека отмечать по несколько раз». Была еще одна тонкость: министра Д.Ф.Устинова и маршала артиллерии М.И.Неделина наградили орденами Ленина, отмечать более высокой наградой подчиненного — не принято. Но и не наградить — тоже нельзя. Думали-гадали и наградили В.И.Вознюка орденом Ленина.

Государственными наградами отметили большую группу испытателей полигона и ведущих специалистов днепропетровского ракетного завода, освоивших серийный выпуск ракеты Р-5М. В числе награжденных были Л.В.Смирнов, М.К.Янгель, А.М.Макаров, В.С.Будник, Н.Д.Хохлов, Л.А.Берлин, Л.Л.Ягджиев и другие.

Хорошо, когда все хорошо кончается. А ведь был страшный риск — аварийные пуски ракет в те времена были не такой уж редкостью. На этот раз все обошлось — ХХ съезд КПСС получил грандиозный «подарок»...

 

ОПЕРАЦИЯ «ТОПОЛЬ»

Заслуги генерала В.И.Вознюка в создании первого ракетного полигона как мощного научно-исследовательского и учебного центра — исключительные.

Особое уважение и признание ракетчиков он заслужил тем, что был не только достойным начальником полигона, но и настоящим, рачительным хозяином своего детища: сделал все, чтобы испытатели жили по-человечески, в современном городе с парками и бульварами, магазинами и столовыми, детскими садами и школами, кинотеатрами и библиотеками, стадионами и бассейнами. Ветераны помнят: Вознюк первым начал сажать деревья, закладывать парки, вырастил у своего дома чудесный сад. Первую столовую назвал «Стряпухой», гостиницу — «Уютом», кафе — «Рідною хатою»...

Назначая В.И.Вознюка председателем Специальной комиссии по выбору места будущего космодрома Байконур, М.И.Неделин и С.П.Королев надеялись, что В.И.Вознюк возглавит и новый космодром, превратит его в такой же зеленый оазис, каким стал Капустин Яр. После длительных поисков место определили, утвердили, но Василий Иванович категорически отказался уезжать из Кап. Яра: «Силы уже не те, чтобы начинать все «с нуля». Вознюк, конечно, лукавил: он просто прикипел к своему детищу и гордился им.

Ему предложили высокую должность в столице — снова отказ.

Центр испытаний нового поколения ракетных комплексов переместился в Байконур, но «хозяйство Вознюка» не осталось без дела: появились новые разработки М.К.Янгеля, В.Н.Челомея, В.П.Макеева, А.Д.Надирадзе, М.Ф.Решетнева. И все они начинали путь со стартовых площадок Кап. Яра.

К приезду «главного ракетчика страны» готовились четыре месяца. Красили и перекрашивали все и вся. Приезжали на полигон очередные наследники графа Потемкина и выдавали новые указания: перекрасить, переделать, переасфальтировать...

От бессмысленной работы и сумасшедшего перенапряжения в августе 1958 г. у Василия Ивановича Вознюка случился инфаркт. До приезда «дорогого Никиты Сергеевича» оставался месяц. Темпы подготовки к операции «ТОПОЛЬ» (так закодировали приезд Н.С.Хрущева в Капустин Яр) не снижались...

В Капустином Яру Н.С.Хрущев пробыл три дня. Его сопровождал новый министр обороны СССР Р.Я.Малиновский, сменивший на этом посту Г.К.Жукова, которого Хрущев снял и отправил на пенсию. В первый день гостям показали пуски тактических, оперативно-тактических и стратегических ракет средней дальности; на второй день демонстрировали свое мастерство войска ПВО — стреляли зенитными управляемыми ракетами по воздушным мишеням; на третий день состоялся показ новейших самолетов, вооруженных ракетами класса «воздух-воздух».

Операция «ТОПОЛЬ» удалась: Н.С.Хрущев сиял! В часовой речи он стал воспитывать и поучать маршалов И.С.Конева, К.К.Рокоссовского, А.И.Еременко, легендарного авиаконструктора А.Н.Туполева, какой должна быть современная армия, какую технику надо иметь.

«Ни авианосцы, ни бомбардировщики нам не нужны! — горячился Хрущев. — Бомбардировщики до Америки не долетят — их собьют, корабли — потопят... У нас единственный выход — развивать ракетно-ядерную мощь! Ракета — это наш щит и меч!»

Так завершилась первая, но не последняя операция «ТОПОЛЬ»: в Капустин Яр Н.С.Хрущев приезжал еще несколько раз.

В госпиталь, где после инфаркта лежал Вознюк, передали две записки. «Дорогой Василий Иванович! У Вас все прошло хорошо. Освобожусь — заеду. М.Неделин». Вторая была написана рукой С.П.Королева: «Дорогой Василий Иванович! Желаем тебе скорейшего выздоровления, здоровья и многих сил для дальнейшей работы. Сожалеем, что не привелось встретиться, но эта встреча не за горами. Поправляйся и приезжай к нам в Москву. Крепко жмем руку. С.Королев, В.Глушко, М.Рязанский, Н.Пилюгин, В.Бармин. 10 сентября 1958 г.»

Выписавшись из госпиталя, Вознюк начисто забыл о советах врачей жить в щадящем режиме — работал, как и прежде, по 12 — 16 часов в сутки. Если бы в 1961 г. ему не присвоили звание Героя труда, в истории ракетной техники В.И.Вознюк так и остался бы Первопроходцем и Героем.

На полигоне продолжались испытания новых, все более сложных ракетных комплексов и космических носителей. Опаленная ракетным пламенем степь Кап.Яра не раз слышала лай первых собачек, проложивших дорогу в стратосферу и открывших путь космическим полетам. С космодрома Капустин Яр стартовали первые днепропетровские носители «Космос» и «Интеркосмос», отсюда выведены на орбиты первые космические аппараты, созданные на берегах Днепра, в далекой Индии, других странах.

Каждый успешный запуск Василию Ивановичу Вознюку добавлял радостей, но и отнимал силы. 13 сентября 1976 г. его главный «двигатель», не отработав полный земной ресурс, внезапно остановился...

Первый из первых ракетчиков стал достоянием истории.

 

 


Яндекс.Метрика