На главную сайта   Все о Ружанах

РАКЕТНЫЕ СИСТЕМЫ РВСН. ОТ Р-1 - К ТОПОЛЮ-М
2. РАЗВИТИЕ ОТЕЧЕСТВЕННОГО РАКЕТОСТРОЕНИЕ В 1960-Е ГОДЫ

Назад.

Оглавление.

Далее.

Боевой ракетный комплекс УР-100У
с МБР 15А20У (РС-10М)

 

По данным НПО машиностроения, разработка МБР УР-100У (последняя модернизация ракеты), была начата в ЦКБ машиностроения под руководством В.Н. Челомея и в филевском филиале № 1 ЦКБМ под руководством В.Н. Бугайского 19 августа 1970 года. Тактико-технические характеристики аналогичны ракете УР-100К. Модернизации в основном подверглись ШПУ и система амортизации ТПК с целью увеличения защищенности ракеты.

ШПУ состояла из монолитного железобетонного ствола с жестко присоединенными к нему стальным аппаратурным отсеком (оголовком). ТПК вывешивался на двух кронштейнах и амортизировался при помощи горизонтальных амортизаторов. На ТПК одевалась газозащитная проставка. Перед пуском система амортизации блокировалась и контейнер стопорился.

ЛКИ УР-100У, оснащенной РГЧ, проводились на полигоне Тюра-Там с 16 июня 1971 года. Испытания были завершены в январе 1973 года. Моноблочная головная часть была заменена на три разделяемых боевых блока рассеивающего типа мощностью 350 кт. Утяжеление головной части привело к сокращению максимальной дальности до 10500 км, однако эффективность поражения площадных целей заметно увеличилась. Позднее рассеивающая РГЧ была заменена на новую, типа MIRV. В конце 1973 года первый ракетный полк с этими ракетами заступил на боевое дежурство.

Несколько слов о значении летно-конструкторских испытаний, а также роли учебно-боевых пусков ракет с боевых стартовых позиций ракетных полков, находящихся на боевом дежурстве для повышения надежности и качества ракетного вооружения. Вспоминает начальник Главного управления эксплуатации ракетного вооружения генерал-полковник Г.Н. Малиновский: «...Повышению надежности во многом способствовали практические пуски ракет с боевых стартовых позиций полков, несущих боевое дежурство. Такие пуски проводились достаточно регулярно по годовому плану Главного штаба РВ в тех дивизиях, расположение которых обеспечивало требуемую безопасность при пусках, в том числе и в районах падения первых ступеней ракет. Ясно, что из районов Украины или Центральной России проводить пуски было почти невозможно, хотя Ивановская. Саратовская области такую возможность имели. Одно дело привезти ракету на полигон, подготовить ее и провести пуск, другое дело – провести пуски ракет прямо из шахт после двух-трех, а то и более лет несения боевого дежурства (конечно, заменив головные части на макеты и сменив полетные задания). Как говорится, информативность таких пусков для войск имела колоссальное значение. Успешность их проведения подтверждала правильность применяемых принципов эксплуатации, укрепляла нашу уверенность в гарантированности и надежности боевого применения.

Одновременно такие пуски позволяли вскрывать недостатки, которые зачастую являлись следствием времени, срока нахождения на боевом дежурстве и никакими другими проверками выявлены быть не могли. В отдельных случаях такие пуски вскрывали грубейшие конструкторские просчеты, что ставило под сомнение боеготовность целой группы ракет такой серии. Короче говоря, опыт показал необходимость регулярности таких пусков для всех комплексов независимо от желания или нежелания отдельных лиц в руководстве...

...Конечно, первоначальная пониженная надежность вооружения, поступающего в войска, была следствием и недостаточной полноты государственных испытаний на полигонах. Целый ряд вопросов, связанных с надежностью, должен был быть решен в ходе государственных испытаний. Так, в ходе испытаний ракетного комплекса УР-100У, которыми я руководил, мы устранили около трех тысяч недоработок этого комплекса и несколько тысяч на УКП. Мало это или много? Наверное, мало. Надо хорошо знать работу нашей промышленности, чтобы понять, что надежность (гарантированную надежность, как я ее называю) без войсковой эксплуатации обеспечить нельзя. Из-за слабой экспериментальной базы в нашей промышленности приходится ряд задач решать в результате пусков ракет. А ведь их можно было бы решить до предъявления комплекса на госиспытания.

Серийное производство ракет осуществляется до завершения государственных испытаний. А это означает, что невыявленные госкомиссией дефекты стали серийными. Почему так делается? Да потому, что до начала практических испытаний уже утвержден план перевооружения войск на много лет вперед, с самыми конкретными сроками и плановыми показателями в количественном выражении. Не знаю, как будет выглядеть наша будущая система обеспечения обороны страны, но так она работала не один десяток лет. Львиная доля объема и времени государственных испытаний проводится на нештатной технике. Это и отставание изготовления основного объекта испытаний в требуемом на данный момент облике и тем более для всего комплекта наземного оборудования (и стационарного и подвижного), т. е. велика инерционность доведения облика и ракеты и «земли» от пуска к пуску с учетом необходимости устранения выявленных ранее конструкторских и технологических промахов. Все это усугубляется и большим количеством КБ, заводов и разных министерств, которые участвуют в этом процессе и имеют разную «инерционность». Несмотря на большие права председателя государственной комиссии, требовать проведения доработок от министерств и, особенно, от именитых заводов задача не из простых. Иногда приходилось тратить много времени, чтобы доказать иным руководителям необходимость доработок тех или иных систем, приборов.

А ведь зачастую продукция бывает уже оплачена, хотя на полигон и не отправлена. К тому же испытания не могут быть бессрочными, а количество пусков ракет не может быть больше отпущенного планового числа. Вот почему только в условиях реальной штатности войск, с реальным уровнем технического обслуживания, с хозяйским подходом к вооружению, с многочисленностью однотипных объектов создается полная картина практической надежности данного комплекса в реальных климатических и погодных условиях...». [115]

В 1969 году был проведен конкурс на создание лучшей ШПУ для ракет В.Н. Челомея. Конкурс выиграл филиал № 2 ЦКБМ (ныне – ГНИП «ОКБ Вымпел»). Главному конструктору филиала В.М. Барышеву удалось создать ШПУ повышенной защищенности и контейнер оригинальных конструкций. Они обеспечивали надежную защиту всего ракетного комплекса.
Рассказывает генеральный директор и генеральный конструктор Государственного научно-инженерного предприятия «ОКБ Вымпел» Д. Драгун:

«Победе в конкурсе предшествовала длительная проектная, опытно-конструкторская, исследовательская и экспериментальная работа. Созданная система амортизации не имеет аналогов в мире и защищена более чем пятьюдесятью авторскими свидетельствами и патентами.

При разработке комплексов были решены вопросы отработки газодинамических процессов старта и тепловой защиты конструкции транспортно-пускового контейнера с целью обеспечения безаварийного старта ракеты в условиях высоких газодинамических и тепловых нагрузок, вопросы ампулизации заправочных магистралей, слива компонентов топлива, герметичности. Решены проблемы обеспечения температурно-влажностного режима, решены задачи защиты от воздействия факторов ядерного взрыва. Для отработки параметров амортизации и подтверждения стойкости стартового оборудования филиалом создан и установлен в ЦКБ машиностроения универсальный ударный стенд, не имевший аналогов. Шахты повышенной защищенности имели мощный железобетонный ствол, аппаратурный отсек и поворотную крышу». [116]

По данным НПО машиностроения, 26 сентября 1974 года ракетный комплекс УР-100У в ШПУ повышенной защищенности был принят на вооружение. Всего на боевое дежурство было поставлено 120 ШПУ МБР УР-100У.

В 1993 году МБР УР-100У была снята с вооружения. После снятия с боевого дежурства ракет УР-100У в доработанных шахтах были размещены ракеты УР-100Н, а также часть ракет УР-100Н УТТХ. Позже все шахты повышенной защищенности были переоборудованы в шахты высокой защищенности.

 

* * *

Назад.

Оглавление.

Далее.

 

* * *
Яндекс.Метрика