На главную сайта   Все о Ружанах

РАКЕТНЫЕ СИСТЕМЫ РВСН. ОТ Р-1 - К ТОПОЛЮ-М
2. РАЗВИТИЕ ОТЕЧЕСТВЕННОГО РАКЕТОСТРОЕНИЕ В 1960-Е ГОДЫ

Назад.

Оглавление.

Далее.

Ракетные комплексы второго поколения (1963-69 гг.) [80]

В 1963 году в США начинается поступление на вооружение МБР «Титан-2» и «Минитмен» с шахтными пусковыми установками с защищенностью 20-70 кг/см2. Легкая твердотопливная МБР «Минитмен-1Б», разработанная фирмой «Боинг», была первой массовой МБР. Ракета обладала высокой точностью стрельбы. В этом же году фирмой «Мартин» была разработана тяжелая жидкостная МБР «Титан-2», оснащенная ядерным боезарядом большой мощности.

Для повышения защищенности американских МБР у них были разработаны групповые шахтные пусковые установки. Их поражение нашими легкими МБР с зарядами мегатонного класса могло быть обеспечено только при расходе 4-14 ракет. В связи с этим было предложено создать у нас МБР тяжелого класса с боевым зарядом мощностью в 20 Мт, и тогда для поражения шахт американских МБР требовалось 1-2 таких ракеты.

Повышение точности стрельбы американских МБР и принятие на вооружение ракеты «Титан-2», оснащенной ядерным боезарядом большой мощности, привело к разработке в конструкторских бюро СССР ШПУ одиночного старта и ШПУ повышенной защищенности.

«...В то время Советский Союз уступал Соединенным Штатам по числу МБР более чем в пять раз. Это вызвало необходимость создания ракет второго поколения с одиночными стартами УР-100, РТ-2П, Р-36. Отличительными особенностями этого поколения ракетных комплексов являлись ампулизация жидкостных ракет, впервые созданная межконтинентальная твердотопливная ракета, а также системы СДУК и АСУ «Сигнал». В этот технический прорыв, определивший дальнейшее направление развития РВСН, внесли неоценимый вклад КБ, возглавляемые Владимиром Николаевичем Челомеем, Михаилом Кузьмичом Янгелем, Сергеем Павловичем Королевым, Николаем Алексеевичем Пилюгиным, Тарасом Николаевичем Соколовым. Новое поколение ракет отличалось высокой боеготовностью, точностью попадания в цель, живучестью, сокращением численности обслуживающего личного состава и практически не уступало по основным тактико-техническим характеристикам ракетам «Минитмен»...». [81]

Этот период развития отечественных МБР (середина 1960-х годов) характеризуется созданием ракетных комплексов с ампулизированными жидкостными ракетами: первой «тяжелой» ракеты Р-36, первой массовой «легкой» ракеты 8К84 (УР-100), а также первой твердотопливной ракеты РТ-2. Ракеты «тяжелого» класса Р-36 разрабатывались в ОКБ-586 (с 1966 года ОКБ стало именоваться КБ «Южное»), «легкого» класса УР-100 и УР-100У – в ОКБ-52 (с 1966 года ОКБ стало именоваться ЦКБМ – Центральное конструкторское бюро машиностроения), ракеты с твердотопливными двигателями: РТ-2 – в ОКБ-1 (впоследствии ЦКБЭМ) и РТ-2П – в ЦКБЭМ с КБ «Арсенал».

Помимо основных разработчиков МБР – конструкторских бюро С.П. Королева и М.К. Янгеля, – к созданию межконтинентальных баллистических ракет были подключены ОКБ-52 В.Н. Челомея (вместе с филиалами), Ленинградское ЦКБ-7, возглавляемое И.А. Тюриным, СКБ-172 Пермского машиностроительного завода имени В.И. Ленина, возглавляемое М.Я. Цирульниковым, и Коломенское конструкторское бюро машиностроения, возглавляемое Б. Шавыриным.

Разработка жидкостных МБР была поручена В.Н. Челомею, разработка твердотопливных баллистических ракет для мобильных и морских комплексов – П.А. Тюрину, разработка твердотопливной шахтной МБР – М.Я. Цирульникову, разработка МБР с твердотопливным прямоточным двигателем – Б. Шавырину.

Разработка стратегических ракетных комплексов второго поколения с ШПУ типа ОС (одиночные старты) с зашитой их и командных пунктов от воздействия высоких давлений во фронте ударной волны при ядерных взрывах и с подвижными грунтовыми ПУ относится ко второй половине 1960-х – началу 1970-х годов. Ускорение работ по этим системам подталкивалось рывком США в наращивании стратегических наступательных сил за счет масштабного развертывания МБР «Минитмен».

Группа из нескольких (до 10) ШПУ с установленными в них ракетами и защищенный подземный командный пункт составляли боевой ракетный комплекс. Комплексы размещались в позиционных районах с одиночными ШПУ типа ОС, разнесенными на такое расстояние, чтобы две ПУ не могли быть поражены одним ядерным взрывом, то есть в нескольких километрах друг от друга.

Межконтинентальные ракеты Р-36, 8К84 (УР-100) и модифицированная РТ-2П были первыми МБР, оснащенными комплексами средств преодоления противоракетной обороны противника (КСП ПРО). Межконтинентальные ракеты Р-36П и УР-100К были первыми МБР с разделяющимися головными частями (эти РГЧ еще не имели систем индивидуального наведения).

В 1960-е годы были разработаны глобальные или орбитальные ракеты Р-36-О, ГР-1 и УР-200А. Одна из них – Р-36-О – была принята на вооружение. В этот же период создавались так называемые сверхтяжелые ракеты Н-1, Р-56 и УР-700. Из них только проект Н-1 доведен до стадии летно-конструкторских испытаний, но был закрыт в связи с началом разработки универсальной ракеты-носителя «Энергия». Существовали проекты оснащения этих ракет ядерными боезарядами большой мощности.

14 октября 1964 года Н.С. Хрущев был освобожден от занимаемых должностей Первого секретаря ЦК КПСС и Председателя Совета Министров СССР. Высшие должности страны заняли Л.И. Брежнев и А.Н. Косыгин. Началась реорганизация органов управления, в ходе которой были упразднены Государственные комитеты и восстановлены отраслевые министерства.

Деятельность предприятий оборонной промышленности координировали девять министерств. Вопросами разработки и производства межконтинентальных баллистических ракет занимались три министерства. Образованное в январе 1965 года Министерство общего машиностроения отвечало за состояние ракетной и ракетно-космической техники. Министром был назначен С.А. Афанасьев. Минобщемаш (МОМ) координировал разработку и производство жидкостных межконтинентальных баллистических ракет, баллистических ракет подводных лодок, крылатых ракет класса «земля-земля», жидкостных и твердотопливных ракетных двигателей, систем управления и телеконтроля, технических и стартовых комплексов...

Министерство оборонной промышленности, возглавляемое С.А. Зверевым, занималось твердотопливными баллистическими и противолодочными ракетами, противотанковыми управляемыми реактивными снарядами, другими комплексами вооружения.

К Министерству авиационной промышленности относилось конструкторское бюро В.Н. Челомея. Однако уже в 1965 году оно было переведено в Минобщемаш. Минавиапром координировал разработку и производство зенитных управляемых ракет, противоракет, авиационных и крылатых ракет.

Министерство машиностроения обеспечивало снаряжение ракетных двигателей твердым топливом и поставляло обычные взрывчатые вещества.

Министерство среднего машиностроения поставляло ядерные боезаряды.

Министерства промышленности средств связи, радиопромышленности и электронной промышленности поставляли оборонному комплексу средства связи и радиопротиводействия, электронные вычислительные машины, радиолокаторы.

Разработкой командных приборов (гироскопов) занимались предприятия Министерства судостроительной промышленности.

«...Для создания ракетных комплексов второго поколения, строительства одиночных боевых стартовых позиций и других важных объектов были мобилизованы многие оборонные отрасли промышленности, военные и гражданские строительные и монтажные организации. Решающий вклад в оснащение Ракетных войск новым поколением ракетных комплексов внесли коллективы завода имени Хруничева, Южного машиностроительного завода, Пермского завода «Машиностроитель», приборных заводов Харькова и Киева, Ленинградского завода «Большевик» и многих других предприятий практически всех регионов страны. Разработка, испытания, организация серийного производства и оснащение войск всеми типами ракетных комплексов проходили при непосредственном руководстве правительства, министерств оборонных отраслей промышленности и личном участии Леонида Васильевича Смирнова, Сергея Александровича Афанасьева, Бориса Алексеевича Комиссарова, Бориса Михайловича Белоусова и других.

Ценой громадных усилий всей страны в начале 70-х годов была развернута мощная группировка РВСН, не уступавшая по количественному составу и боевым характеристикам МБР США. РВСН стали главной составной частью стратегических ядерных сил. Впервые за многие годы удалось достичь примерного военно-стратегического паритета между СССР и США, который сохраняется и до настоящего времени...». [82]

Для создания ракетных комплексов второго поколения, строительства одиночных стартовых позиций и других важных объектов РВСН были привлечены многие оборонные отрасли промышленности, военные и гражданские строительные и монтажные организации. В короткие сроки были созданы новые ракетные соединения в необжитых районах Урала, Сибири и Казахстана. Одновременно строились сотни ракетных шахт, подземные командные пункты, наземные сооружения. Закладывались городки ракетчиков, велось сооружение специальных автодорог с железобетонным покрытием, прокладывались коммуникации, линии связи и управления.

Были созданы дежурные силы, способные, после получения приказа, решать весь комплекс задач, включая подготовку и проведение пуска. В состав дежурных сил включены автоматизированные системы управления.

В 1960 году начинает функционировать Центральный узел связи Ракетных войск, создается управление начальника войск связи. Разворачиваются работы по созданию космической связи и автоматизированной системы боевого управления войсками (АСБУ РВСН).

В 1964 году для охраны боевых стартовых позиций устанавливаются огневые сооружения, электрифицированные и минно-взрывные заграждения, технические средства обнаружения. Вместо караулов, осуществлявших охрану ракетных войск, создаются специальные подразделения. Вводится новая система технического обслуживания ракетных комплексов – единые регламенты. В это время была определена одинаковая периодичность обслуживания всех боевых стартовых позиций с групповыми пусковыми установками.

Все это требовало больших затрат. Эта крупная правительственная программа решалась РВСН под руководством главнокомандующего Маршала Советского Союза Н.И. Крылова, находившегося на этой должности с 1963 по 1972 годы.

В 1963 году принято решение об образовании еще одного испытательного полигона МБР – Плесецка. После окончания строительства ему было присвоено наименование Научно-исследовательский испытательный полигон ракетного и космического вооружения Министерства обороны – НИИП-53.

«В 1964 году был создан полигон Плесецк на базе боевого объекта «Ангара», сформированного в 1957-1958 годах. 1966 год поистине стал годом становления полигона как научно-исследовательского учреждения министерства обороны СССР.

Наряду с несением боевого дежурства ракетными частями, вооруженными ракетами Р-7, Р-9А и Р-16У, главными задачами, которые решал полигон, стали научно-испытательные работы». [83]

Разработка тяжелой МБР Р-36 с топливом – азотный тетраксид и НДМГ началась в ОКБ-586 (КБ «Южное) в 1962 году, главный конструктор М.К. Янгель. Система управления создавалась НИИ-692 (в дальнейшем КБ «Хартрон») под руководством В.Г. Сергеева, командные приборы – в НИИ-944 под руководством В.И. Кузнецова. Стартовые позиции комплекса с 6 ШПУ типа ОС разрабатывались ЦКБ-34 (КБСМ), главный конструктор Е.Г. Рудяк.

В отличие от ШПУ ракет Р-16У, пусковой стакан ракеты Р-36 был неповоротным. Разворот ракеты в плоскость стрельбы осуществлялся в полете по командам автономной инерциальной системы управления ракеты. Время подготовки к пуску Р-36 составляло пять минут, что значительно повысило боевые возможности комплекса. В июле 1965 года на Р-36 были начаты летные испытания средств преодоления ПРО системы «Лист». МБР Р-36 (8К67) с комплексом средств преодоления ПРО принята на вооружение в июле 1967 года. Серийное производство ракет Р-36 было поручено Южному машиностроительному заводу (ЮМЗ).

Разработка легкой ампулизированной МБР УР-100 (8К84) с ШПУ типа ОС началось в 1963 году в ОКБ-52, главный конструктор В.Н. Челомей. Пусковая установка проектировалась в КБОМ (бывшее ГСКБ «Спецмаш», главный конструктор В.П. Бармин), система управления создавалась в НИИ-885 под руководством Н.А. Пилюгина (в дальнейшем он возглавил НИИ АП) и М.С. Рязанского (в дальнейшем он возглавил НИИ КП). Топливо УР-100 было такое же, как у Р-36, оно стало стандартным для всех последующих отечественных МБР на жидком топливе. В ракетном комплексе УР-100 впервые был применен транспортно-пусковой контейнер из алюминево-магниевого сплава (АМг), что значительно упростило конструкцию ШПУ со специальной системой амортизации.

В состав стартового комплекса ракет УР-100 входило 10 рассредоточенных ШПУ типа ОС с подземным командным пунктом. В связи с достаточно простой конструкцией ШПУ, группировка развернутых ракет УР-100 была самой многочисленной и составляла до 1000 ПУ. Первые ракетные полки заступили на боевое дежурство 24 ноября 1966 года под Дровяной, под Красноярском и Бершетью. Серийное производство ракеты УР-100 и ее модификаций было развернуто на Московском машиностроительном заводе им. М.В. Хруничева с 1964 по 1974 годы, серийным производством ракет занимались также Омское ПО «Полет» и Оренбургское ПО «Стрела» (предприятие создано в августе 1941 года в Оренбурге на базе эвакуированного из Ленинграда авиаремонтного завода № 47).

В дальнейшем ракета была модернизирована, появились модификации ракеты УР-100УТТХ и УР-100К с улучшенными ТТХ. ТПК для всех ракет ЦКБМ разработаны в филиале № 2 ЦКБМ под руководством главного конструктора В.М. Барышева.

Постановка БРК с МБР Р-36 и УР-100 на боевое дежурство включала: установку ракет в шахты, их испытания, заправку компонентами топлива и ампулизацию ракет, пристыковку головных частей с ядерными зарядами, после этого БРК становились на боевое дежурство в постоянной боевой готовности. Боевые расчеты посменно несли постоянное боевое дежурство в командных пунктах, откуда производился контроль за состоянием МБР и их пуск по приказу.

Массовое строительство в сжатые сроки ПУ типа ОС для ракет УР-100 и Р-36 и их модификаций было обеспечено за счет упрощенной конструкции пусковых установок и командных пунктов с малой степенью защиты от воздействия ядерного взрыва.

Ракетный комплекс с МБР РТ-2 (РТ-2П имел более высокую степень защищенности, но в то же время он уступал МБР легкого класса 100 по весу полезной нагрузки. Из-за большой трудоемкости работ, связанных с созданием шахт, количество развернутых БРК с ракетами РТ-2 было ограничено 60 шахтными пусковыми установками.

Разработка первой отечественной твердотопливной МБР РТ-2 началась в 1961 году. Система управления для нее разрабатывалась под руководством Н.А. Пилюгина, стартовый комплекс – под руководством В.В. Чернецкого (ЦКБ-34).

Твердое топливо создавали в Люберецком НИИ-125 (НПО «Союз») под руководством Б.П. Жукова и в Алтайском НИИ химической технологии под руководством Я.Ф. Савченко. Двигатели ступеней ракеты были разработаны под руководством М.Я. Цирульникова (Пермское КБ машиностроения) и П.А. Тюрина (ЦКБ-7 – «Арсенал»), до этого ЦКБ-7 в конце 1950-х годов работало над созданием первой твердотопливной баллистической ракеты для комплекса ВМФ Д-6. Для изготовления твердотопливных ракет РТ-2 (РТ-2П) привлекались завод им. Морозова, Пермский завод химического оборудования им. С.М. Кирова (ПЗХО, в последующем НПО «Искра»), завод № 7 (завод «Арсенал») и другие предприятия.

В ракетный комплекс входило 10 ШПУ типа ОС Для испытаний твердотопливных ракет на Плесецком полигоне 25 февраля 1965 года была сформирована отдельная инженерно-испытательная часть твердотопливных ракет, а 18 марта 1966 года началось формирование научно-испытательного управления твердотопливных ракет. Первый пуск РТ-2 состоялся 4 ноября 1966 года. На базе первой и третьей ступеней ракеты РТ-2 в Пермском КБ машиностроения под руководством главного конструктора М.Ю. Цирульникова создавалась ракета средней дальности РТ-25, а в ЦКБ-7 под руководством главного конструктора П.А. Тюрина на базе второй и третьей ступеней ракеты РТ-2 создавалась ракета средней дальности РТ-15 с размещением в ШПУ, в дальнейшем ракета РТ-15 была установлена на подвижное грунтовое (гусеничное) шасси. Председателем Совета главных конструкторов по ракетам РТ-2, РТ-15 и РТ-25 был С.П. Королев.

С начала 1970-х годов на вооружение принимаются модернизированные стратегические РК УР-100К, УР-100У и Р-36П (8К67П) с кассетными боевыми частями без индивидуального наведения. ШПУ для УР-100У с повышенной защитой и новым защитным устройством разработана в филиале № 2 ЦКБМ (в дальнейшем ОКБ «Вымпел») под руководством главного конструктора В.М. Барышева.

К этому же периоду относятся работы по созданию опытных ракетных комплексов с подвижными пусковыми установками на гусеничном шасси с БРСД РТ-15 (КБ «Арсенал») и МБР РТ-20П (КБ «Южное»).

Первые работы в СССР по созданию подвижных ракетных комплексов стратегического назначения относятся к концу 1950-х годов, когда на вооружение уже был принят подвижный ракетный комплекс оперативно-тактического назначения с самоходными гусеничными пусковыми установками 9П19 («объект 803») и ракетами Р-11М (8К11).

Одним из прорабатываемых в то время вариантов стратегических ракетных комплексов было создание подвижного железнодорожного ракетного комплекса с ракетами средней дальности типа Р-12, который должен был состоять из 20 вагонов, включая 6 вагонов с пусковыми установками. По ряду технических причин в те годы работы в этом направлении дальнейшего развития не получили.

Примерно в те же годы в США велись работы по созданию мобильной баллистической ракеты средней дальности по программе MMRBM с размещением пусковой установки на гусеничном транспортере, прорабатывалась возможность старта этих ракет с речных судов.

В СССР работы по размещению стратегических ракет на судах и погружаемых ПУ проводились в 1960-х годах (комплексы: Д-8 с ракетой УР-100М и Д-9 с ракетой Р-29).

Одновременно с началом работ по ракетным комплексам второго поколения с размещением их в защищенных шахтных пусковых установках были развернуты работы по созданию подвижных ракетных комплексов с самоходными пусковыми установками на гусеничном и колесном ходу, а также с пусковыми установками на железнодорожных платформах. Первоначально предполагалось использовать МБР РТ-2 для подвижного грунтового и железнодорожного комплексов, но ее весовые характеристики (стартовый вес около 50 тонн) сделали это невозможным. На испытания в 1965-годах вышли подвижные грунтовые комплексы с твердотопливной ракетой средней дальности РТ-15 (головной разработчик ЦКБ-7 (КБ «Арсенал»), главный конструктор П.А. Тюрин) и с МБР РТ-20 (8К99, головной разработчик КБ «Южное», главный конструктор М.К. Янгель). Пусковые установки обоих комплексов разработаны КБ-3 Ленинградского Кировского завода (ЛКЗ) совместно с ЦКБ-34 (КБСМ) на базе узлов и агрегатов шасси тяжелых танков типа Т-10 и получили индексы «объект 815» и «объект 821» соответственно. Впервые они были показаны на военном параде на Красной площади в Москве в 1965 году.

Двухступенчатая твердотопливная ракета РТ-15 (8К96) создавалась в ЦКБ-7 на основе задела по 2-й и 3-й ступеням МБР РТ-2 (8К98). Ее испытания проводились на ГЦП-4 до 1970 года. Было произведено 19 пусков, после чего комплекс был рекомендован к серийному производству и опытной эксплуатации. Ленинградским заводом «Арсенал» была изготовлена небольшая партия ракет, которые достаточно быстро были уничтожены. Комплекс так и не был развернут в войсках.

Разработка твердотопливных ракет в КБ «Арсенал», бывшем ЦКБ-7, продолжалась до начала 1980-х годов, было выполнено большое количество проектов, включая модернизированную ракету РТ-2П, проекты по совершенствованию МБР РТ-2П, для ВМФ был создан и находился в опытной эксплуатации ракетный комплекс Д-11 с твердотопливной БР Р-31 (ЗМ17), велись и другие не менее интересные разработки. В дальнейшем КБ практически полностью перешло на разработку космической техники различного назначения, КБ «Арсенал» им. М.В, Фрунзе возглавлял начальник и генеральный конструктор Б.И. Полетаев.

Ракета РТ-20 прорабатывалась первоначально тоже как твердотопливная с тремя ступенями, главный конструктор М.К. Янгель. В дальнейшем из-за принятых взаимно с США ограничений по массогабаритным и боевым характеристикам разработка была продолжена по двухступенчатому варианту: МБР РТ-20П. Ракета имела первую ступень твердотопливную, а вторую – с однокамерным ЖРД. На испытаниях в 1966-1969 годах с полигона Плесецк произведено 8 пусков, после чего работы над этим комплексом были прекращены. Для транспортировки ракеты в КБ-3 ЛКЗ был создан гусеничный транспортно-установочный агрегат «объект 820» массой 78,9 т и самоходная пусковая установка с термостатированием ракеты – «объект 821».

КБСМ прорабатывало возможность применения ракет РТ-20П из ШПУ типа ОС. В комплексах с МБР РТ-20П впервые применили транспортно-пусковой контейнер с «минометным» стартом ракеты – старт с помощью порохового аккумулятора давления (ПАД). Для изготовления, сборки и отработки двигателей и ракет на твердом топливе в декабре 1963 года создается, как специальный объект завода № 586, Павлоградский механический завод и КБ-5 (в составе ОКБ-586) во главе с Г.Д. Хорольским.

Работы по созданию ракет, способных доставить сверхмощные термоядерные заряды с тротиловым эквивалентом 25-100 Мт на межконтинентальные дальности велись в СССР, как уже было сказано, во второй половине 1960-х годов. К ним относятся ракеты УР-500 (разработка ОКБ-52), Н-1 (ОКБ-1) и др. В эти же годы в ОКБ-1 проводились работы по глобальным ракетам ГР-1, ГР-2. Одновременно в КБЮ велась разработка орбитальной ракеты 8К69 (Р-36орб) на базе отечественной тяжелой МБР Р-36. Она была принята на вооружение, а ракетный полк с ракетой Р-36орб поставлен на боевое дежурство 25 августа 1969 года на НИИП-5. В дальнейшем в городе Ленинск (Байконур) сформирован штаб бригады, которая в 1979 году переформирована в управление отдельных инженерно-испытательных частей (к 1 ноября 1983 года управление расформировано).

Подъемно-транспортное оборудование для большинства типов МБР этого периода создавалось в ЦКБТМ под руководством главного конструктора Н.А. Кривошеина, а для ракет Р-36 под руководством главного конструктора Ю.И. Попова. Система прицеливания практически всех ракет создавалась в киевском КБ ПО «Арсенал», главный конструктор С.П. Парняков, средства заправки и доставки компонентами топлива разрабатывались под руководством главного конструктора В.К. Филиппова. Строительные сооружения стартовых позиций и командных пунктов разрабатывались ЦПИ-31 и ЦПИ-20 МО.

В начале 1960-х годов головным разработчиком автоматизированных систем управления для РВСН был определен НИИ автоматической аппаратуры (НИИАА) Министерства радиопромышленности. Для разработки комплексов средств автоматизации командных пунктов ракетных дивизий и полков в 1962 году по решению Правительства Советского Союза на базе двух проблемных лабораторий кафедры математических и решающих приборов и устройств Ленинградского политехнического института (ЛПИ) было создан ОКБ ЛИИ, руководителем и главным конструктором был назначен Т.Н. Соколов. В 1965 году в ОКБ ЛПИ в конкурсной работе с Запорожским КБ Электроавтоматики была разработана система дистанционного управления, как составная часть автоматизированной системы управления (АСУ) РВСН. К работам по этой тематике был привлечен НИИАП главного конструктора Н.А. Пилюгина. В результате более успешных, чем у других разработчиков, результатов работ по разработке и отработке АСУ в ОКБ ЛПИ в 1967 году было принято правительственное решение о передаче в ОКБ ЛПИ разработки АСУ РВСН в целом. В конце 1967 года на государственные испытания были предъявлены комплекс средств автоматизации (КСА) центрального командного пункта РВСН и АСУ РВСН. В 1969 году принята на вооружение РВСН первая автоматизированная система управления войсками (АСУ РВ). В дальнейшем АСУ стали широко внедряться в войсках.

Благодаря ускоренному увеличению численности группировки отечественных МБР второго поколения к 1970 году был достигнут военно-стратегический паритет с США. В 1972 году на вооружении Советского Союза находилось 1398 шахтных пусковых установок для МБР, против 1054 у Соединенных Штатов. Так если в 1960 году США имели пятикратное превосходство в количестве боевых зарядов, 1050 против 225 у СССР, то к 1970 году 1800 боеголовкам на ракетах США противостояли 1600 отечественных боеголовок. В начале 1970-х годов в группировке РВСН находилось 23% тяжелых ракет Р-36, 62% легких ракет УР-100, УР-100К и РТ-2П, а также 15% МБР первого поколения.

В 1969 году президент США Ричард Никсон впервые официально признал наличие ядерного паритета СССР и США.

Наличие паритета по стратегическим наступательным вооружениям между Советским Союзом и Соединенными Штатами Америки и невозможность ни одной из этих стран достичь значительного превосходства по стратегическим ядерным силам, в том числе за счет развертывания национальной системы противоракетной обороны (ПРО), заставило начать переговоры по ограничению стратегических вооружений между США и СССР.

В результате трудных и длительных, в значительной мере компромиссных переговоров 26 мая 1972 года в Москве Генеральным секретарем ЦК КПСС Л.И. Брежневым от имени СССР и Президентом США Р. Никсоном были подписаны «Договор между Союзом Советских Социалистических Республик и Соединенными Штатами Америки об ограничении систем противоракетной обороны» (в печати именуется как «договор по ПРО») и «Временное соглашение между Союзом Советских Социалистических Республик и Соединенными Штатами Америки о некоторых мерах в области ограничения стратегических наступательных вооружений» (в печати именуется как «Договор по ОСВ-1»).

По Договору по ПРО стороны отказывались от развертывания полномасштабных национальных систем ПРО. Каждой из сторон разрешалось иметь только два отдельных района для развертывания системы ПРО. Одним районом размещения системы ПРО мог быть район столицы каждого из государств с радиусом в 150 км, вторым районом размещения системы ПРО мог быть район базирования ШПУ МБР с радиусом в 150 км. При этом строго ограничивался состав средств систем ПРО. В дальнейшем, по дополнительному Протоколу от 3 июля 1974 года, для каждой из сторон было разрешено только по одному району размещения системы ПРО на выбор: Советский Союз выбрал столицу – Москву, Соединенные Штаты – базу МБР «Минитмен-3» Гранд-Фокс.

Согласно Договору по ограничению стратегических вооружений ОСВ-1 каждая из сторон обязывалась не начинать строительство дополнительных стационарных ПУ МБР наземного базирования с 1 июля 1972 года, не переоборудовать ШПУ легких МБР и МБР старых типов (развернутых до 1964 года) в ШПУ тяжелых МБР, ограничить число пусковых установок для баллистических ракет подводных лодок (БРПЛ). Для Советского Союза число ПУ БРПЛ было ограничено 950 единицами и 62 современными подводными лодками с БРПЛ, для Соединенных Штатов – 710 и 44 соответственно..

 

* * *

Назад.

Оглавление.

Далее.

 

* * *
Яндекс.Метрика