На главную сайта   Все о Ружанах

РАКЕТНЫЕ СИСТЕМЫ РВСН. ОТ Р-1 - К ТОПОЛЮ-М

1. ЭТО НАЧИНАЛОСЬ ТАК

Назад.

Оглавление.

Далее.

Баллистическая ракета дальнего действия
Р-1 (8А11) (SS-1, Scunner)

Ракета Р-1 – одноступенчатая тактическая баллистическая ракета (баллистическая ракета дальнего действия). Разработана в НИИ-88 под руководством С.П. Королева. Главный конструктор – А.П. Щербаков. Разработка начата 14 апреля 1948 года. Испытания на полигоне Капустин Яр проводились с 17 сентября 1948 года по октябрь 1949 года. Комплекс принят на вооружение 25 ноября 1950 года.

Маршевый однокамерный ЖРД РД-100 (8Д51) создан в ОКБ-456 под руководством В.П. Глушко. Компоненты топлива – этиловый спирт и жидкий кислород. Комплекс наземных средств разработан в ГСКБ Спецмаш под руководством В.П. Бармина. Стартовое устройство – стационарный наземный стол. Способ старта – газодинамический (старт осуществлялся за счет маршевого двигателя). Система управления – автономная, инерциальная. Разработана в НИИ-885 под руководством Н.А. Пилюгина и в НИИ-944 под руководством В.И. Кузнецова. Транспортные агрегаты ракетного комплекса спроектированы Московским КБТМ под руководством А. Гуревича. Установщик ракеты разработан в ЦКБ тяжелого машиностроения под руководством Н. Лейкина. Топливные баки подвесные (ненесущие). Органы управления – воздушные и газоструйные рули. Ракета имела моноблочную неядерную неотделяемую в полете головную часть.

В состав ракетного комплекса Р-1 входили двадцать транспортных единиц, агрегатов и систем наземного оборудования. Перед пуском ракеты в бак с перекисью водорода подавался катализатор. В результате реакции образовывался парогаз, под давлением поступавший в турбонасос двигателя. Раскручиваясь, турбонасос подавал в камеру сгорания компоненты топлива – этиловый спирт и жидкий кислород. Воспламенение образовавшейся топливной смеси осуществлялось с помощью пиротехнического устройства.

Таким образом, для работы первой ракеты требовались четыре жидких компонента – этиловый спирт (горючее), жидкий кислород (окислитель), перманганат натрия (катализатор) и перекись водорода (пусковое горючее). Ракета не могла храниться в заправленном состоянии, и необходимо было размещать емкости для жидких пожароопасных веществ неподалеку от боевых стартовых позиций.

Комплекс Р-1 имел техническую и стартовую позиции. На технической позиции ракета могла храниться в палатке или легком защитном сооружении. Общее время подготовки ракеты к старту – 6 часов. Из них 2 часа занимала подготовка на технической позиции и 4 часа – на стартовой позиции. Радиус разрушения городских зданий при попадании ракеты не превышал 25 метров. Круговое вероятное отклонение Р-1 от цели при полете на максимальную дальность составляло 1500 метров.

Первые ракеты Р-1 изготавливались на Опытном заводе НИИ-88 в Подлипках. Серийное производство ракет Р-1 и двигателей РД-100 было развернуто в ноябре 1952 года на Государственном союзном заводе № 586 в Днепропетровске.

 

Тактико-технические характеристики.

Максимальная дальность стрельбы, км  

270

Максимальная стартовая масса, т

13,4

Сухая масса ракеты, т 

4

Масса головной части, т 

1

Масса боевого заряда обычного взрывчатого вещества, кг

785

Масса топлива, т 

8,5

Длина ракеты, м

14,6

Максимальный диаметр корпуса, м 

1,65

Тяга маршевого двигателя у земли, тс

 27

Тяга маршевого двигателя в пустоте, тс

31

Удельный импульс тяги маршевого двигателя у земли, кгс•с/кг

199

Удельный импульс тяги маршевого двигателя в пустоте, кгс•с/кг

232

Время работы маршевого двигателя, с

206

Масса маршевого двигателя, кг

885

 

Из истории ракетного комплекса

«Весной 1947 года я был принят Сталиным, – рассказывал Королев, – у него в кабинете находилось несколько человек. Все сидели за столом... Сталин встал, поднял со стола объемный доклад, который был подготовлен в нашем КБ, страниц на восемьдесят, и спросил:

– Кто писал?

Все молчали, хотя доклад был подписан мной. Сидевший рядом со мной Маленков (он тогда был председателем Специального комитета по реактивной технике при Совете Министров СССР) взял меня за локоть и тихонько сказал: «Поднимайся». – Я встал, – продолжал Королев.

– Надо писать коротко, только выводы и Ваши предложения, – сказал Сталин». [7]

Помимо уже упомянутых мер, постановление правительства от 13 мая 1946 года предусматривало строительство испытательного полигона баллистических ракет дальнего действия. 27 июля 1947 года местом строительства определен участок, расположенный в междуречье Волги и Ахтубы, вблизи железнодорожной станции Капустин Яр Астраханской области в ста километрах от Волгограда (ныне центром полигона является город Знаменск). Первым начальником в июне 1946 года был назначен генерал-майор В.И. Вознюк. Он был бессменным руководителем 4-го Государственного полигона до ноября 1973 года. Пишет соратник Королева Б.Е. Чёрток:

«В Германии силами института «Норд» и затем в НИИ-88 в Подлипках были подготовлены две серии ракет по десять штук каждая. Серия «Н» была собрана нами в Германии на заводе «Кляйнбодунген» и там же прошли горизонтальные испытания по технологии, принятой ранее на «Миттельверке» [8].

Из книги «Однажды и навсегда»:

«26 июля 1947 года было принято постановление Совета Министров СССР о проведении в сентябре-октябре 1947 года опытных пусков двух серий ракет А-4, собранных в Германии и СССР из немецкой материальной части по восстановленной советскими специалистами технологии. Руководила пусками Государственная комиссия под председательством маршала артиллерии Н.Д. Яковлева и при техническом руководстве С.П. Королева. В составе комиссии были В.П. Глушко, В.И. Кузнецов. НА Пилюгин, М.С. Рязанский. В.П. Бармин в качестве заместителей технического руководителя. В испытаниях участвовали и немецкие специалисты. Было проведено 11 пусков, из них только 5 успешных. Причинами аварий были отказы двигателей и другие дефекты». [9]

Изделия «Т» были собраны в Подлипках на опытном заводе НИИ-88 из агрегатов и деталей, подготовленных нами в Германии. В октябре 1947 года эти ракеты доставили в Капустин Яр для проведения испытаний.

Пишет Б. Черток:

«Первый пуск был осуществлен 18 октября 1947 года в 10 часов 47 минут. Это была ракета серии «Т». Я при пуске находился в бронемашине и был лишен возможности впервые насладиться зрелищем стартующей ракеты, которое никогда и никого не оставляет равнодушным. Погода была вполне приличная, и полигонными средствами удалось проследить активный участок. Ракета пролетела 206,7 км и уклонилась влево почти на 30 км. На месте падения обнаружить большую воронку не удалось. Как показал последующий анализ, ракета разрушилась при входе в плотные слои атмосферы». [10]

Во втором цикле испытаний были пущены десять ракет ФАУ-2, собранных советскими и немецкими специалистами в Германии на заводе «Кляйнбодунген». До цели дошли только пять, показав среднюю дальность стрельбы 274 км. Эти ракеты имели стартовую массу 12,7 т и максимальную высоту полета 86 км. Одноступенчатые ракеты изделия «Т» и «Н» были аналогами ФАУ-2, имели неотделяемую головную часть, оснащались кислородно-спиртовыми ЖРД.

Пуски ракет на полигоне Капустин Яр осуществляла бригада особого назначения резерва Верховного Главнокомандования (БОН РВГК). Первоначально пуски ФАУ-2 планировалось осуществить в Германии с участием немецких специалистов-ракетчиков. С этой целью и была сформирована бригада. После приезда в Германию Государственной комиссии под руководством маршала артиллерии Н.Д. Яковлева планы были пересмотрены, и дальнейшее изучение и пуски трофейной техники решено было провести на территории СССР.

БОН РВГК была сформирована 15 августа 1946 года вблизи деревни Берка земли Тюрингия восточнее города Зондерсхаузен в Германии на базе 92-го гвардейского минометного полка. Командиром соединения был назначен генерал А.Ф. Тверецкий. В августе 1947 года передислоцирована на полигон Капустин Яр и получила наименование 92-я БОН РВГК. В декабре 1950 года соединение получило новое название – 22-я особого назначения Гомельская ордена Ленина, Краснознаменная, орденов Суворова, Кутузова и Богдана Хмельницкого бригада РВГК. В 1953 она под названием 72-я инженерная бригада РВГК была передислоцирована с полигона Капустин Яр в поселок Медведь Новгородской области. Одна из первых бригада получила на вооружение ракеты Р-2, а в 1957 году – ракеты Р-5М.

Завершив цикл испытаний изделий, С.П. Королев приступил к созданию первой отечественной баллистической ракеты Р-1 на основе конструкции ФАУ-2. Постановление правительства о начале разработки Р-1 вышло 14 апреля 1948 года.

В это время сложилась практика, когда решения руководства страны по созданию ракетной техники зачастую выходили уже после того, как работы были начаты в том или ином конструкторском бюро, их целесообразность обоснована главным конструктором, подтверждена министерствами и в основном одобрена военными. Постановления выходили иногда в разгар проектно-конструкторских работ, и испытания ракет начинались уже через несколько месяцев после принятия решения об их создании.

Традиционно это были совместные Постановления ЦК КПСС и Совета Министров СССР. Предварительно они готовились специальными комиссиями или предприятиями-разработчиками. Предложения согласовывались в министерствах (включая Минфин и Минобороны), в Госплане, в отделах ЦК КПСС, затем визировались министрами и секретарями ЦК КПСС и подписывались руководителями страны. После выходили Постановления Совета Министров СССР по конкретным вопросам, а затем – приказы руководителей отраслевых министерств по выполнению заданий предприятиями отрасли в установленные сроки. Данная схема была тщательно отработана. Сотни заводов, участвовавших в создании очередного боевого ракетного комплекса, были обязаны выполнять приказы, основанные на решениях высших партийных и государственных органов страны.

Ведущим конструктором ракеты Р-1 был назначен А.П. Щербаков. В ее создании приняли участие 13 НИИ и КБ, а также 35 заводов. Многие вопросы приходилось решать впервые.

«Головная часть ракеты была не отделяющейся, поэтому до цели должна была долететь вся ракета. При этом корпус ракеты не должен был разрушиться на траектории при падении с высоты 80 км со скоростью на границе плотных слоев атмосферы 1400 м/с; при подходе к цели скорость равнялась 850-900 м/с. Нагрузки, возникающие при полете в плотных слоях атмосферы на ПУТ и действующие на конструкцию корпуса, были очень большими, значительно превышающими любые нагрузки на АУТ и при штатной наземной эксплуатации ракеты. Поэтому функции защиты ракеты при наземной эксплуатации от действия ветровых нагрузок на агрегаты наземного оборудования этого комплекса не возлагались». [11]

Пишет Б.Е, Черток:

«Работа в полную силу над первой отечественной ракетой Р-1 началась в 1948 году. И уже осенью этого года первая серия этих ракет прошла летные испытания... От первой отечественной ракеты требовалась точность попадания в прямоугольник 20 км по дальности и 8 км в боковом направлении». [12]

Разработка маршевого двигателя РД-100 была поручена ОКБ-456, которым руководил В.П. Глушко. С конструкцией немецкого аналога он познакомился еще в Германии.

«Этап работ включал изготовление материальной части по адаптированным к отечественному производству чертежам из отечественных материалов по уже освоенным технологиям с проведением стендовых и летных испытаний ракет Р-1. На этой ракете использовался двигатель РД-100 – копия немецкого двигателя, изготовленного из отечественных материалов. Работы по изготовлению такого двигателя были успешно завершены, и в конце 1947 года первый двигатель РД-100 был готов к заводским испытаниям, а в мае 1948 года были начаты стендовые испытания». [13]

«Все монтажные и отладочные работы были закончены в апреле 1948 года, а 24 мая 1948 года на стенде № 1 было проведено первое огневое испытание двигателя РД-100 ракеты Р-1. Испытание прошло успешно, без особых замечаний. Глушко поздравил испытателей, поблагодарил за напряженный труд и своим приказом премировал большую группу работников. Первое огневое испытание 24 мая 1948 года означало начало нового этапа в развитии отечественного ракетостроения – зарождение испытательной базы на предприятии и начало проведения больших научно-исследовательских работ». [14]

Стендовая отработка двигателя была завершена в 1949 году.

Комплекс наземного оборудования ракеты разработан в ГСКБ Спецмаш под руководством В.П. Бармина. СКБ при заводе «Компрессор» в 1946 году преобразовано в Государственное союзное конструкторское бюро специального машиностроения (ГСКБ Спецмаш) Министерства машиностроения и приборостроения СССР, которое приступило к разработке наземного оборудования для ракеты Р-1. Предприятие стало головным в стране по созданию стартового, подъемно-транспортного, заправочного и вспомогательного наземного оборудования ракетных комплексов.

Под руководством В.П. Бармина были сконструированы, переданы в серийное производство и приняты на вооружение стартовые комплексы для боевых баллистических ракет С.П. Королева и М.К. Янгеля, а также для космических ракет-носителей.

Первый испытательный пуск Р-1, собранной на опытном заводе НИИ-88 в Подлипках, состоялся 17 сентября 1948 года на полигоне Капустин Яр. Пуск оказался неудачным. Из-за отказа системы управления ракета отклонилась от трассы полета почти на 50°. Первый успешный испытательный пуск состоялся 10 октября 1948 года.

Вот как описывает пуск одной из первых ракет Р-1 на полигоне Капустин Яр очевидец события полковник в отставке В. Гавриленко:

«И тут произошло невероятное. Огромное пламя с раздирающим ревом охватило, казалось, всю степь. Ураганный вихрь пламени, рассекаемый конусом стартового стола, сносил все на своем пути. Ракета медленно стала подниматься из огромной массы огня, пыли и дыма. Установилась мощная, стабильная струя газового потока из камеры сгорания ракеты. Всем офицерам показалось, что поднимавшаяся над головами ракета остановилась. Все, затаив дыхание, ждали, что же будет дальше. Ракета начала заваливаться. Дрогнуло сердце. Оказалось, ракета взяла запрограммированный угол тангажа и быстро стала уходить в небо, извергая с раскатистым громом по степи фантастический поток раскаленных газов. Все смотрели на это чудо в состоянии оцепенения. Потом ракета далеко в небе зашла в солнечные лучи и превратилась в маленькую светящуюся звездочку». [15]

В 1948 году в рамках летно-конструкторских испытаний пущено 10 ракет. В 1949 году – 20 ракет. 25 ноября 1950 года баллистическая ракета Р-1 была принята на вооружение первого ракетного соединения – 92-й БОН РВГК, дислоцированной на полигоне Капустин Яр.

Постановление правительства о развертывании серийного производства ракет Р-1 на заводе № 66 в Златоусте было принято в 1949 году. В этом же году в СКБ-385, тоже расположенном в Златоусте, начата разработка облегченного варианта Р-1 увеличенной дальности. В 1955 году задания по Р-1 с завода № 66 и СКБ-385 были сняты. 1 июня 1951 года, в соответствии с приказом министра вооружения, начата подготовка к серийному производству Р-1 на днепропетровском машиностроительном заводе. Это было трудное для завода и для страны время.

Вот как рассказывает о периоде становления предприятия работавший в те годы начальником цеха двигателей С.А. Афанасьев:

«Я стал докладывать (имеется в виду доклад в Кремле Лаврентию Берии о ходе освоения ракетных двигателей на заводе – прим. авт.), рассказал о трудностях освоения новых материалов, испытательных стендах, которые отставали со строительством, о ходе освоения деталей, сборки, изготовления оснастки, необходимых мерах и сроках. Все это я отлично знал и докладывал по памяти, без всяких бумажек. «Когда будет работающий двигатель и пойдет серия?» – спросил Берия. Я ответил, что по утвержденному плану подготовки производства двигатель будет через восемь месяцев. Это вызвало гнев Берии. Он стал кричать и материться, а потом заявил: «Чтобы двигатель был через два месяца».

Я ответил по молодости (тогда мне было 34 года), что это невозможно.

– Что необходимо, чтобы двигатель был через два месяца? – спросил Берия.

– Время.

– Мы вас уберем. Поняли? – сказал Берия.

Я оказался в тяжелом положении. Совещание закончилось, все стали выходить, и я вышел из кабинета в приемную. Секретарь Берии попросил, чтобы я остался. Я сел. Все проходили мимо меня, в том числе и Устинов. Последним вышел заместитель министра Иван Герасимович Зубович, который непосредственно вел ракетную технику, он подошел ко мне и сказал: «Пойдем». Но секретарь запретил мне уходить, сославшись на указание Берии.

Иван Герасимович, возбужденный, вернулся в кабинет. Дверь была немного приоткрыта, и я услышал разговор. Он сказал Берии, что Афанасьева нельзя убирать, у него все нити двигательного производства, и это приведет к провалу двигателей еще на два года минимум. Берия кричал: «Я тебя и твоего Афанасьева вместе обоих посажу». Иван Герасимович держался стойко. Мне все было слышно в этой матерщине. Иван Герасимович вышел из кабинета, схватил меня за руку и потащил на выход, сказав секретарю, что он договорился с Берией. В таком состоянии я вместе с Иваном Герасимовичем выбежал через Спасские ворота из Кремля. И.Г. Зубович предупредил меня, чтобы я не заходил ни домой (находясь на заводе, я не был дома почти год), ни в министерство, а ждал у храма Василия Блаженного машину и на этой машине, никуда не заезжая, отправился в Днепропетровск на завод.

На заводе был установлен жесточайший режим. Все специалисты жили в бытовках инструментального цеха. С территории выходить не имели права. За мной были закреплены два полковника КГБ. Они работали круглосуточно, посменно, и записывали каждое мое устное или письменное указание. Ночью спали по три – четыре часа...

Спустя годы, я часто проходил в Кремле мимо дверей кабинета Берии, и в памяти всплывали подробности пережитого. Только позже понял, что сам был на волоске... Вот так создавалась ракетная техника». [16]

В июне 1952 года на Государственном союзном заводе № 586 собраны и сданы заказчику первые ракеты Р-1 из и деталей, изготовленных в НИИ-88. Первый пуск двигателя 8Д51 проведен на испытательном стенде завода в Днепропетровске 15 августа 1952 года. Серийное производство ракет и двигателей из узлов собственного изготовления начато 28 ноября 1952 года.

В декабре 1950 года на полигоне Капустин Яр сформировано второе соединение, на вооружение которого поступили ракеты Р-1. Это была 23-я БОН РВГК. В январе 1951 года 23-я бригада передислоцирована в район города Камышин Волгоградской области. Бригады особого назначения, вооруженные ракетными комплексами Р-1, были также размещены неподалеку от городов Белокоровичи на Украине, Шяуляй в Литве, Джамбул в Казахстане и Орджоникидзе в Северной Осетии, в районе села Раздольное Приморского края. Комплексы Р-1 были также на вооружении 77-й и 90-й инженерных бригад РВГК, дислоцированных в Львовской, Хмельницкой и Житомирской областях на Украине. В августе 1958 года 77-я и 90-я бригады переданы в состав Сухопутных войск. Бригада Р-1 состояла из трех огневых дивизионов. В каждом дивизионе имелись две стартовые батареи с пусковыми установками ракет. Таким образом, на вооружении бригады было шесть ПУ Р-1.

В 1949-1950 годах под руководством С.П. Королева разрабатывался морской вариант ракеты Р-1 для вооружения подводных лодок. В силу технических сложностей проект не был реализован.

На базе боевой Р-1 были созданы геофизические ракеты. Первый пуск геофизической Р-1А (В-1А) осуществлен 25 мая 1949 года. Позже разработаны и эксплуатировались ракеты Р-1Б (Р-1В, Д, Е).

 

* * *

Назад.

Оглавление.

Далее.

 

* * *
Яндекс.Метрика