На главную сайта   Все о Ружанах

В.В. Миндалин

ИСТОРИЧЕСКИЙ ОЧЕРК О 8-Й РАКЕТНОЙ
МЕЛИТОПОЛЬСКОЙ КРАСНОЗНАМЕННОЙ ДИВИЗИИ»

(В/Ч 44200)


© Миндалин В.
Перепечатка только с разрешения автора.

Наш адрес: ruzhany@narod.ru

Назад

Оглавление

Далее

10. Тюра-Там 24 октября 1960 года

Работы по строительству боевого ракетного комплек­са  для Р-16 , на площадках № 41 и № 42 начались осенью 1959 года и велись днем и ночью. Испытатели, представители промышленности и военные строители трудились с величайшим напряжением сил и с полным сознанием ответственности за порученное дело. К октябрю 1960 года работы по строительству стартового комплекса и наземного оборудования были завершены. Для проведения испытаний ракеты Р-16 18 марта 1960 года, из Приморского края на полигон прибыл 373 инженерный полк РВГК (с 28 июня 1960 года полк переведен на штат ракетного полка для испытаний ракеты Р-16,  (347 испытательный ракетный полк в/ч 14332 командир полка полковник A.A.Кабанов) и для испытания Р-16, было сформировано 2-е управление (40) НИИП 5 МО (начальник управления инженер-подполковник P.M. Григорьянц).

(40) Первое управление полигона, занималось ракетой Р-7А.

Изготовление первого летного экземпляра Р-16 на заводе, завершилось в августе 1960 г. После проверки на испытательной станции завода его разобрали и поездом доставили в монтажно-испытательный комплекс на 42-й площадке Байконура. Первая летная ракета Р-16 (№ ЛД1-ЗТ) прибыла в МИК площадки № 42 26 сентября 1960 года. Учитывая стратегическую важность первого пуска, сборка и проверка Р-16 шла в две смены с большим напряжением. Все выявленные дефекты и неисправности устранялись прямо на месте, часто по ночам. На полигон постоянно звонили из ЦК Хрущев и Брежнев, торопя Янгеля. На Байконур приехал председатель Госкомиссии по проведению летных испытаний МБР Р-16 заместитель Министра обороны СССР Главком РВСН Главный маршал артиллерии М.И. Неделин.

20 октября испытания ракеты на технической зоне были закончены, и государственная комиссия приняла решение о вывозе ракеты на старт.

21 октября в 8.00 расчёт лейтенанта А.Г. Мосина под командованием капитана А.М. Большигина, под контролем начальника отделения капитана П.А. Перевозникова начал транспортировку ракеты на старт. Работы по подготовке ракеты на старте проводились боевым расчётом, (ему помогала часть личного состава 116 рп) скомплектованным из всех групп части и офицеров управления. Из технической группы в состав расчёта были направлены отдельные офицеры и личный состав полка. Установка ракеты на пусковой стол прошла нормально, были подключены все коммуникации, начались электрические испытания. Замечаний во время предстартовых испытаний ракеты было выявлено так много, что трое суток подряд, стартовый расчет подготовки и пуска в/ч 14332 работал по их устранению с минимальным отдыхом, отдыхая в каждые сутки час-другой, где и как придется.

Председатель Госкомиссии маршал артиллерии Митрофан Иванович Неделин на заседании комиссии, предлагает работать так, чтобы сделать подарок стране к 43-й годовщине Октября. Так тогда было принято, и это было нормой поведения для почти всех граждан СССР. Техническая незавершенность, спешка, нарушение правил и мер безопасности во время проведения особо опасных работ на стартовой позиции, когда даже Главком ракетных войск М.И. Неделин, сидел на стуле неподалеку от заправленной ракеты, на которой, к тому же, проводились доработки, не могли не привести к катастрофе. Она, к сожалению и произошла.

23 октября ракета была заправлена компонентами топлива, при заправке и после заправки были подтекания топлива, которые постоянно нейтрализовались расчётами химслужбы во главе с начальником службы майором В.В. Махно. Во время подготовки к пуску была обнаружена неисправность в электросхеме. 24 октября истекал срок, в течение которого заправленная ракета могла находиться на стартовом столе. В случае переноса времени пуска топливо из ракеты надо было сливать, саму ракету увозить со старта для переборки и нейтрализации, и о пуске к празднику 7 ноября уже не могло быть и речи. Поэтому было принято решение устранить неисправности на установленной на стартовом столе, заправленной и находящейся в готовности ракете. Началась подготовка ракеты к старту. Государственная комиссия во главе с М.И. Неделиным при приближении времени пуска переехала на ИП-1Б, где для нее был построен наблюдательный пункт в виде деревянной веранды. Однако, когда со старта сообщили о 30-минутной задержке, то М.И. Неделин решил поехать на старт, чтобы разобраться, что там происходит. Вместе с ним поехала вся комиссия. М.И. Неделину поставили кресло вблизи ракеты у отбойной стенки, чуть далее поставили диван для членов госкомиссии.

24 октября в 18 часов 45 минут во время переустановки программного токораспределителя в исходное положение, прошла команда на срабатывания электрического пневмонического клапана ВО-8 наддува пусковых бачков. Произошел запуск маршевого двигателя 2-й ступени, который своим факелом прожег днище бака окислителя 1-ой ступени, а затем разрушился бак горючего 2-ой ступени, что привело к мгновенному возгоранию большой массы соединившихся компонентов самовозгорающегося топлива. Мощная волна огненного урагана обрушилась на работающих людей, которыми буквально была облеплена ракета, расходясь концентрическими кругами на расстояние 100-120 м от ракеты и уничтожая на своем пути людей находящихся у ракеты (на пл. 41 во время пожара находилось около 250 человек) и технику. Горящие люди прыгали с ракеты вниз, бежали от ракеты. Некоторые прятались в колодцы. Это спасало от огня, но не спасало от отравления парами гептила и азотной кислоты. Взрывообразное горение продолжалось около 20 секунд, а пожар на площадке – около 2 часов.

В этой катастрофе (41) погибли: Главнокомандующий РВСН Главный маршал артиллерии Митрофан Иванович Неделин, главный конструктор НИИ-692 Б.М. Коноплев, заместитель председателя ГКОТ Л. Гришин, заместитель начальника полигона Байконур А.И. Носов, заместители главного конструктора ракеты В.А. Концевой и Л.А. Берлин. Всего в огне погибли 74 человека и 49 человек получили ранения различной тяжести.

Светлая им память и Царствие небесное.

(41) Новая трагедия произошла на Байконуре через три года, при испытании ракеты Р-9А, и снова – 24 октября. В результате пожара в шахте ракеты сгорели семь ракетчиков. Были и другие аварии. Ещё 57 человек погибли при испытаниях ракетной техники в июне 1973 (9 человек) и марте 1980 годов (48 человек) на полигоне Плесецк. Долгое время об этих трагедиях страна не знала. Военные – молчали. И только в 1999 году 99 ракетчиков были награждены орденами Мужества, посмертно. Тогда же 24 октября было объявлено Днём памяти РВСН
        Государственная комиссия, созданная тогда, для расследования причины катастрофы, в итоге вынесла решение, что в аварии виноват боевой расчёт полигона, производивший пуск ракеты. Нужно признать, что на тот момент выводы Комиссии о виновности боевого расчёта были не совсем справедливы. Они были основаны на том, что командование полигона, первоначально от Комиссии пытались утаить часть истинной информации об утечке кислорода. Такое поведение военных и породило недоверие к ним. Но только через 15 лет, по инициативе Полигона, Правительством РФ была создана межведомственная комиссия для проведения дополнительное расследование обстоятельств трагедии. Выяснилось, что причиной взрыва стало самовозгорание, произошедшее при заправке взорвавшейся ракеты т.к. были использованы некондиционные фильтры, при изготовлении которых были использованы каталитически активные для перекиси водорода материалы.

В акте по итогам расследования говорилось: «Межведомственная комиссия полагает необходимым полностью реабилитировать личный состав боевого расчёта космодрома «Плесецк», участвовавших в подготовке к пуску РН типа Р-7А 18 марта 1980 года, и восстановить их в правах и льготах». 5 февраля 1996 года по поручению Правительства РФ, министром обороны РФ подписано соответствующее решение № Н-4975 о реабилитации.

Курение на площадке было строжайше запрещено – для курильщиков оборудовали специальный бункер в ста метрах от стартового стола. Буквально за минуту до катастрофы создатель ракеты М.К. Янгель (42) отправился в курилку и уговорил пойти вместе с ним генерала А.Г. Мрыкина (43) и генерала А.А. Максимова (44) и еще нескольких коллег (в том числе и некурящих), чтобы обсудить там некоторые производственные вопросы. Это спасло им жизнь.

(42) Янгель Михаил Кузьмич, вспоминал в последствии, "мне захотелось покурить, – но, подумав о том, какой пример я подам подчиненным, не стал это делать на площадке, как позволяли себе некоторые начальники, а направился в курилку, со мной пошли несколько человек. Проходя мимо Главкома, подумал пригласить и его, но не решился и пошел в курилку один. Когда зажег спичку, то удивился, как от нее все вокруг озарилось. Но тут донесся грохот, я обернулся и увидел всю эту жуткую картину...".

(43)
Мрыкин Александр Григорьевич – в дальнейшем, ген. л-т, пред. научно технического комитета – первый заместитель нач. Главного управления ракетного вооружения РВСН. В начале Великой Отечественной войны, в качестве представителя Главного арт. управления РККА, руководил выпуском первых установок БМ-13 «Катюша» на заводе им. Коминтерна в Воронеже

(44)
Максимов Александр Александрович, в дальнейшем – ген. п-к – нач. Главного управления космических средств РВСН

С.П. Королев, как только узнал о взрыве у конкурента, сразу понял, что вопрос о судьбе Янгеля и его фирмы будет ему задан. Потому, когда позвонил Хрущёв, он не задумываясь ответил:

– Это может случиться с каждым, не наказывайте Янгеля и не мешайте ему работать.

После катастрофы Н.С. Хрущев приказал Председателю КГБ Шелепину объявить, что главком РВСН маршал Неделин М.И. (45) погиб в авиационной катастрофе. Об остальных молчать. Военных хоронить в запретной зоне ракетного полигона, конструкторов Южмаша – в Днепропетровске, но не в одном месте, а на разных концах кладбища в разное время, дату смерти на могильных плитах не писать, только год: 1960-й. Чтобы никто не вычислил, что сразу многие умерли в один день.

(45) Вторым Главкомом РВСН стал маршал Советского Союза, дважды Герой Советского Союза Москаленко Кирилл Семенович. В июне 1953 года он руководил арестом Лаврентия Берия, затем командовал Московским округом ПВО. Но с полной энергией взявшись за освоение новой для него техники, он за 1,5 года командования РВСН, сделал для ракетчиков очень много. Именно он отстоял самостоятельность РВСН, как вида Вооруженных сил, решительно и смело противостоял альтернативным планам по передаче управления ракетными войсками в округа. Установил единую систему боевого дежурства, с введением которой РВСН стали войсками постоянной боевой готовности. Добился введения специальной одежды, льгот для личного состава дежурных сил по денежному и вещевому довольствию, продовольственному снабжению и дополнительных отпусков. Для заправщиков дополнительное питание и другие льготы. Утвердил и ввел в действие, новые боевые графики подготовки и пуска ракет с групповых стартов наземного и шахтного типа, основанные на более совершенной технологии работ боевыми расчетами на технической и стартовой позициях, что позволило существенно сократить время на подготовку и пуск ракет из различных степеней боевой готовности. Создал в РВСН сеть военно-учебных заведений для подготовки офицеров-ракетчиков.
        Через некоторое время ГУРВО получило задание подготовить доклад на самый верх о выявленных недостатках стратегических ракет, особенно по их качеству и надежности. Доклад был объемным, и имел большой резонанс, даже М.К. Янгель признал, что время ракеты типа Р-16 проходит, и их пора заменить более совершенными. Доклад очень не понравился Н.С. Хрущеву и подписавшего этот доклад М.С. Москаленко быстро отправили на пенсию.

Летно-конструкторские испытания Р-16 были отложены, Офицеры и часть л/с 116 рп, принимавшие участие в подготовке первого пуска, по приказу Главкома РВСН Неделина М.И., перед заправкой были удалены со старта, и не пострадали. После аварии 116 рп был оставлен на полигоне и принимал участие в ликвидации последствий аварии на 41 площадке (46). Только 2 февраля 1961 был произведен второй испытательный пуск. Пуск производился в жуткий мороз –36°. Но вместо Камчатки, ракета достигла точки в Красноярском крае, на расстоянии 2200 км от старта, и отклонившись на 200 км влево от заданной трассы. Следующий 3-й пуск состоялся 3 марта 1961 года. На 50-й секунде полета 2й ступени, система измерений доложила о потере устойчивости, ракета упала в 50 км севернее Хабаровска. 4-й пуск 2 апреля прошел исключительно удачно, головная часть ракеты попала, как говорят в «кол». В апреле 1961 года были произведены 5-й (пускал 1-й дивизион 116 рп) (47) и 6-й пуски, которые были неудачными (48), 7-й пуск (пускал 2-й дивизион 116 рп) 16 мая был успешным. Из последующих 6 пусков (8-13 пуски) только один был успешным.

Но начиная с 14-го пуска, который произошел в августе 1961 года, все последующие 16 пусков были удачными. Три из них, были на максимальную дальность в Тихий океан. Этот перелом наступил в результате, проведения после каждого пуска, дополнительных доработок узлов, систем и агрегатов. Ракета была доведена. Не дожидаясь завершения испытаний, в сентябре 1961 года было начато серийное производство ракеты и первые 20 ракет были направлены в ракетные соединения в Юрье, Плесецке и Нижнем Тагиле. Официально, Р-16 принята на вооружение только 20 октября 1962 года.

(46) Под руководством офицеров 116 рп Попова Роман Ниловича, Куркова Геннадия Васильевича, Алехина Владимира Даниловича и др. остатки конструкций ракеты и стартового оборудования, оставшиеся после аварии, резались на куски и грузились на платформы.
        В полости одного из кусков, каким то образом, сохранились остатки гептила и они облили солдата из 1-го дивизиона 116 рп. Его срочно отправили в госпиталь, но сохранить ему жизнь не удалось.

(47) После пуска, для пополнения испытательной части полигона Тюра-Там, из состава 116 рп, было отобрано 26 офицеров. Отбором руководил нач. комплексного отдела 2 управления Матренин Александр Сергеевич, в дальнейшем ген. л-т Герой Социалистического Труда, нач 7 ГУ, зам министра общего машиностроения.
        В числе отобранных были Хворостов Ю.В., Демченко А.И., Гребенюк В.Г., Розанов С.В., Дугин А.Т., Каменский Р.А., Василевский В.П., Уласевич А.П., Данильченко А А., Илющенко и др.

(48)
Хотя 5-й пуск был неудачным, т.к. после старта ракета завалилась в сторону и взорвалась в 10 км от старта, боевой расчет, командир Хлопячий Р.М., получил оценку «хорошо», т.к расчет сработал безупречно, а был производственный дефект ракеты и после пуска, 1-й дивизион 116 рп вернулся в Юрью.         

2-й дивизион 116 рп оставался на полигоне и был свидетелем старта Ю.А. Гагарина в космос со 2 площадки полигона Тюра-Там, 21 апреля 1961 года. О том, что в космос полетит летчик в звании старшего лейтенанта, знали почти все офицеры полка.

16 мая 1961 года 2-й дивизион 116 рп произвел пуск ракеты Р-16 (7-й пуск) на оценку «отлично», после чего возвратился в часть.

В июле 1961 года п-к Березин Я.А. переводится в опер. отдел штаба 5-го ОРК и сдает 116 ракетный полк Островскому Юрий Петровичу (49).

(49) Островский Юрий Петрович с 27. 07. 61 по 64 командир 116 рп в/ч 14068, с 64 по 67 командир 603 рп в/ч 68541 в 8 рд, с 67 по 72 начальник штаба 52 рд Пермь (Бершеть)

С 3 июня до середины августа 1961 года, для обучение и проведение пусков на полигоне Тюра-Там, находился 107 рп в/ч 14089 командир Харченко А.Т. В июле месяце 1961 года, боевые расчеты на полигоне, успешно сдали зачеты и были допущены для пуска ракеты Р-16 (8К64). 10 августа 1961 года, впервые в СССР, был успешно произведен пуск Р-16 (8К64) на максимальную дальность в акваторию Тихого океана (50).

Техническим дивизионом, готовившим ракету к пуску, командовал Крол Георгий Гилькович.

После пуска, личный состав 107 рп получил благодарность от Советского правительства, а командир полка Харченко А.Т. и командир технического дивизиона Крол Георгий Гилькович (51) и ряд других офицеров получили ценные подарки. На пуске присутствовали члены Политбюро Брежнев Л.И, Устинов Д.Ф., 1-й зам министра обороны маршал Советского Союза Гречко А.А., Главком РВСН маршал Советского Союза Москаленко К.С., и руководство ведущих министерств оборонной промышленности.

(50) Из воспоминаний участников Тихоокеанская гидрологическая экспедиция (ТОГЭ-4). созданной для наблюдения за пусками ракет (за 10 августа 1961 года): «...для определения точки падения головной части, использовалась группа судов, где корабли располагались в углах прямоугольного треугольника так, чтобы расчётная точка падения находилась на гипотенузе. Каждый из катетов имел, соответственно, 20 и 10 миль. Координаты определяли по звёздам или Солнцу. Огромное расстояние ракета преодолела за 37 мин. За это время, с полигона, передавалось точное время старта и характер полёта. Приближение ракеты выглядело так: на фоне неба на высоте 30-60 км над горизонтом вдруг вспыхивала яркая светящаяся точка. Это головная часть ракеты входила в плотные слои атмосферы. В течение 6-12 с она приближалась, точка увеличивалась в размерах. ГЧ попала в расчётное место. Столб воды от взрыва испытательного заряда поднялся на 40-50 м. Место падения ракеты определили с точностью до нескольких десятков метров. Результаты немедленно доложили на полигон Тюра-Там. Вскоре пришла радиограмма:
        - Государственная комиссия благодарит за хорошую работу. Все, можно возвращаться домой
.

(51)
Крол Георгий Гилькович – в дивизионе, которым он командовал, начальником расчета был Михайленко Виктор Дмитриевич. Ученик Крола Г.Г., генерал-лейтенант Виктор Михайленко превзошел своего учителя, однако уважение к командиру, признательность и благодарность за тот первый и бесценный опыт остались навсегда. Служба Крола Г.Г. проходила не так уж безоблачно. Отравившись компонентами ракетного топлива, он более полугода лечился в госпиталях и был на волосок от смерти. Даже спустя годы, при увольнении из рядов Вооруженных Сил, в силу сведений, содержащих государственную тайну, истинная причина заболевания офицера так и не была отражена в истории болезни.

После пуска 107 рп полк возвратился в Юрью (52). В августе 1961 года п-к Харченко А.Т. (53) (в связи с назначением зам. командира 8 рд) сдает 107 ракетный полк, и ком. полка назначается Медведев Николай Иванович (54).

(52) По возвращению в часть из Байконура (Тюра-Там) бойцы привезли огромное количество черепах, которые долго бегали по первой площадке. Я служил на первой площадке в 1971-1973 годах и нашел там, панцирь черепахи.

(53)
Харченко Анатолий Тимофеевич, в 59-61 командир 107 рп, в 1961-1964 гг. зам. командира 8-й ракетной дивизии, а с 5 августа 1964 полковник (с февр. 1968 генерал-майор) Харченко, командир 59-й рд (Карталы) в составе 18-го отдельного ракетного корпуса (Оренбург) 27 июля 1970 года, отстранен от занимаемой должности, за непринятие мер по предотвращению происшествия. Тогда командир 18-го ОРК ген. л-т Карих Г.П. при инспекционной поездке в Карталы, на почве ревности, был застрелен майором из штаба 59-й рд. Хотя лично мне, не совсем понятно, какие такие меры, мог тогда принять ком. див Харченко А.Т.

(54)
Медведев Николай Иванович, в 1961-1965 гг. ком.107 рп 8-й ракетной дивизии, а с 6 сентября 1965года по 19 июня 1969 года зам. командира 59-й рд (Карталы).

 

Назад

Оглавление

Далее

Вернуться на главную страницу.

Яндекс.Метрика