На главную сайта   Все о Ружанах

Ягунов Е.А.

У КАЖДОГО ЧЕЛОВЕКА СВОЯ СУДЬБА
-----------------------
Я военный ученый. Мечты и реальность.
(М.Н.С. с 13.08.64 по 24.04.69)

© Ягунов Е.А.     Печатается с разрешения автора.     Опубликовано на сайте «Спецнабор 1953».

Наш адрес: ruzhany@narod.ru

Назад Оглавление Далее

Послесловие о хороших вестях и трагедии.

Будучи во Власихе, узнал, что «18 декабря 1966г. 59-я ракетная дивизия в составе одного ракетного полка, частей обеспечения и обслуживания заступила на боевое дежурство». 30 декабря 1966 г. на боевое дежурство заступил личный состав второго полка. Еще в конце мая 1966г. весь цикл летно-конструкторских испытаний на полигоне был завершен. Но только 21 июля 1967г. ракетный комплекс с МБР Р-36 был принят на вооружение РВСН.

Таким образом, фактически, официально была узаконена практика ставить на боевое дежурство полки с ракетой, не принятой еще на вооружение.

Аналогичное решение было принято у нас, в Козельской дивизии, когда первый полк полковника Богатырева, вооруженный ракетой Р-9А, поставили на боевое дежурство в то время, когда ракета Р-9А на полигоне временами еще «успешно падала за бугор»! 

А если с ракетным комплексом, поставленным на боевое дежурство, произойдет непредвиденное, то кто за это ответит?!

Официально тогда заявлялось, что все ракеты, поставленные на БД до принятия самой ракеты на вооружение, должны быть извлечены из шахт, доработаны, или заменены серийными, доработанными по результатам последних испытаний. Но выполнялось ли это предписание?!

Примерно в конце февраля, или в начале марта 1970 года, от офицеров Управления боевой подготовки узнал о трагедии, которая произошла в Карталинской дивизии. 21 января 1970г. в дивизии произошло чрезвычайное происшествие – майор, командир дежурных сил полка, застрелил командующего Оренбургской армией генерал-лейтенанта Кариха.

Это случилось в том самом «моем» полку, а майора я знал лично очень хорошо. Он с женой и двумя детьми жил в соседнем подъезде нашего дома. Его жена работала директором гостиницы «Люкс», где мы тогда жили. Потом построили специальный «Люкс» генеральский, и она перешла работать туда. Еще при нас она вела себя, мягко говоря, «весьма свободно». Когда муж уезжал в позиционный район, она могла привести в квартиру выбранного человека. Об этом знал весь городок и муж. Володя и я советовали ему – разведись. Но он отвечал: «Я ее люблю!». Так они и жили.

Как говорили тогда офицеры в дивизии, генерал Карих был любитель прекрасного пола. Якобы в каждой дивизии у него были пассии. Он в этих связях не был особенно разборчив. Были и официантки, и жены офицеров. Мужей своих любовниц он продвигал по службе, и они терпели. Если это действительно имело место, то где были «хранители нравственности» – политорганы всех мастей и рангов?!

Некоторое время спустя я встретил одного из офицеров того полка Карталинской дивизии и от него узнал некоторые подробности происшествия. С его слов дело произошло так (рассказано им согласно показаниям, сделанным обвиняемым во время судебного заседания). Однажды наш майор вернулся с боевого дежурства и не застал жену дома. Он догадался, с кем она. Позвонил генералу Харченко домой, но тот решил не конфликтовать с командующим и отказался что-либо предпринять. Тогда майор позвонил начальнику Политического отдела дивизии полковнику Сидорову (если это тот, которого я знал, уникальный был словоблуд), полковник сказал:

– Меньше надо пить, майор!

– Я трезвый, только с дежурства.

Полковник, не дослушав, бросил трубку.

Тогда майор сам позвонил в гостиницу в номер Кариха. Тот взял трубку и говорит:

– Майор, я сейчас пришлю за тобой машину, и мы спокойно поговорим.

За майором на машине приехал полковник, начальник тыла дивизии. Он рекомендовал майору, вести себя с генералом вежливо. Сказал, что его, вероятно, ждет скорое повышение и перевод в Оренбург. Но лучше ему не ехать в гостиницу. Но майор ему ответил:

– Вас прислали за мной, так везите.

Майора провели в апартаменты Кариха. Там была его жена в халатике. Карих в форменных брюках и белой рубашке встретил дружелюбно и предложил ему выпить и поговорить. Выпили. Обещал ему повышение по службе. Разговор шел мирно. Но вдруг произошло непредсказуемое. Майор из своего табельного оружия застрелил командующего.

Было следствие. Затем состоялся суд Военного трибунала. На суде майор показал, что генерал Карих в разговоре, оскорбил грубо его мужское достоинство, и поэтому он сорвался! Выхватил свой пистолет, который, в нарушении существующих правил, не сдал после дежурства, и произвел в грудь генерала три выстрела. После чего позвонил командиру дивизии полковнику Харченко и доложил: «Я застрелил генерала Кариха!».

Суд учел смягчающие обстоятельства, поскольку майор после боевого дежурства находился в состоянии аффекта. Поэтому приговорил его всего к двум  годам военной тюрьмы общего режима с отбыванием заключения в г. Магнитогорске. Через год за примерное поведение майора сделали командиром подразделения самоохраны тюрьмы. Ему разрешили свидания с женой. Он с ней не развелся. Еще через полгода его перевели на свободное контролируемое поселение. К нему приехала жена и дети.

Был снят с должности командир дивизии генерал-майор Харченко и назначен с понижением.

По существу, всех сильнее был наказан начальник Политотдела армии, который все знал о «женских делах» Кариха, но не доложил наверх, и сам не принял, никаких мер.

В офицерской среде во Власихе, тогда ходили слухи, что убийство генерала Кариха рассматривалось на экстренном заседании ЦК КПСС! Говорили, что был снят с должности и уволен в запас начальник Политического отдела Оренбургской Армии. Получил строгое взыскание начальник Политического Управления РВСН. Но, это была тогда очень запретная тема, и большинство об этом событии боялось даже говорить.

С генералом Карихом в Карталах я встречался несколько раз. Один раз он выступал на общем собрании офицеров дивизии. Были встречи на комиссии. Последняя встреча была на заключительном этапе подготовки полка к опытно-боевому дежурству непосредственно на командном пункте полка. Конечно, по кратковременным общениям трудно судить о человеке. Но в последнем случае разговор шел конкретный по технике, и, как мне показалось, Карих показал себя с весьма хорошей стороны. Не все командиры и начальники могли так хорошо и свободно говорить о сложных технических вопросах!

Я к тому времени из личного опыта пришел к убеждению, что офицеры, пришедшие в РВСН из авиации и флота, в основной своей массе, познавали технику лучше «потомственных артиллеристов». Недаром, видимо, американцы свои ракетные войска создавали на основе авиационных частей.

После увольнения в запас, встречаясь в санаториях и госпиталях с офицерами из других, менее «технических», родов войск, убедился в их полном незнании того, что, представляла из себя ракетная дивизия межконтинентальных ракет. Они привыкли жить в маленьких военных городках и поэтому не верили, что военный городок дивизии РВСН – это настоящий город с населением около десятка тысяч жителей, который находится в центре большого района, насыщенного самой современной техникой. Что ракетная шахта – это не просто шахта, а сложнейшее инженерное сооружение, обеспечивающее многолетнее надежное, безопасное хранение и поддержание в постоянной боевой готовности еще более сложного технического шедевра – межконтинентальной ракеты. Что площадь, занимаемая ракетной дивизией, вполне соизмерима с площадью, занимаемой полигоном Байконур.

Посмотрите на фотографию верхней части оголовка шахты для ракеты. Сравните размеры шахты и ракеты с фигурками людей и сразу поймете гигантские размеры «Сатаны».

В различные годы на вооружении 59 Карталинской дивизии стояли ракетные комплексы:

В 1966-1979гг. – Р-36 (8К67)  

В 1979-1983гг. – Р-36М (15А14)

В 1979-2005гг. – Р- 36М УТТХ (15А18)

Всего семь полков, 46 ракет

Все эти комплексы создали два выдающихся конструктора ракетной техники – Янгель Михаил Кузьмич и Уткин Владимир Федорович

 

Второе послесловие, или как уничтожался Ракетный щит СССР.

Состоит из набора различных публикаций в прессе.

«В 1965 году развернули ракеты Р-36 в районе Карталов, Солнечный, позже ЗАТО Локомотивный. Всего было развёрнуто 46 ракет, и 7 унифицированных постов пуска (один с 10-ю ракетами, последующие по 6). Последняя шахта была взорвана 13 мая 2003 года. Спустя 3 месяца после посещения делегаций с США дивизии все шахты были засыпаны 4 метровым слоем дресвы, но с 2007 года больше половины шахт были раскопаны, для извлечения метала.

Всего 2 тысячи 700 военнослужащих, офицеров и прапорщиков будут вынуждены покинуть родную часть…»

 

Из газеты того времени: «Аргументы и факты»

«Одно из крупнейших соединений РВСН России, почти 40 лет наводившее ужас на вероятного противника лишь одним фактом своего существования, отныне осталось без материальной части. А к осени Карталинская дивизия прекратит свое существование юридически. Ровно в 11 часов внешне неприметная возвышенность вдруг разверзлась. Верхушка этой сопки при ближайшем рассмотрении оказалась гигантским люком весом в 140 тонн, который, словно в преисподнюю, закрывал вход в шахту без малого 50–метровой глубины. На наших глазах из-под земли вдруг начал медленно выползать ярко- оранжевый цилиндр. Под его защитной оболочкой, собственно, и находится сама ракета РС-20 «Воевода», по классификации НАТО – SS-18 «Сатана». Иностранных аналогов «Сатаны» до сих пор не создано. И, видимо, не случайно при подписании в 1993 году российско-американского договора СНВ-2 США настояли, чтобы под сокращение в первую очередь попал именно этот класс ракет.

Кстати, мировую известность Карталинская дивизия РВСН приобрела благодаря Голливуду. Лет 10 назад на экраны вышел фильм «Миротворец» с Дольфом Лундгреном в главной роли. В США фильм имел большой успех.

Тем временем на поверхности красавицу «Сатану» осторожно разместили на автопоезде, чтобы отбуксировать на склад временного хранения. Впоследствии она будет утилизирована.

Пусковая шахта впервые за четыре десятилетия пуста. В знак прощания с боевым товарищем ракетчики положили к ее основанию букеты цветов, как к могиле. Впечатление похорон довершило застолье, которое было организовано после всех работ. Ракетчики, пили не чокаясь, при гробовом молчании, какое бывает только на поминках. В глазах у многих блестели слезы. Изрядно принявший на грудь офицер средних лет вдруг вполголоса изрек: «С – сволочи! С – суки!.. Вот кого бы я!.. Своими руками!..» Мне очень хотелось думать, что он так отзывается о вероятном противнике.

Двухступенчатая межконтинентальная баллистическая ракета РС-20 «Воевода» способна поразить цель практически в любой точке Земли. Оснащается ядерной боеголовкой с 10 разделяющимися зарядами. Точность попадания каждого заряда плюс – минус 10 метров. Одной боеголовки достаточно для того, чтобы полностью уничтожить территорию, сопоставимую по размерам с Челябинской областью.

Юрий МАСЛАК, Челябинск

 

Оставленные в степи «Красная звезда» от 1сентября 2005г Юрий Белоусов

Ниже приведено сокращенное изложение материала статьи.

В свой расцвет Военный городок соединения, расположенный вблизи станции Карталы (около 2 км) имел название «Локомотивный», насчитывал до 10000 населения. Имелась школа на 1300 учащихся (лучшая в Челябинской области), плавательный бассейн, дом культуры (ГДО) с залом на 1200 мест, 2-х этажный универмаг, госпитальный комплекс на 1200 мест, два учебных тренажёрных комплекса на 50 классов, три столовые–кафе. Город «Локомотивный» снабжался питьевой водой высокого качества по 40 километровому водоводу от пресноводных ключей. Ремонтный завод из 7 цехов с современным станочным и электронным оборудованием. Вертолетная база на 12 вертолетов. Радиопередающий мощный центр. Телевизионный ретранслятор на 24 канала и телестудия местного телевидения.

В последние годы соединение было оснащено новой модификацией ракеты «Сатана» – ракетой РС-20Б «ВОЕВОДА». Их основное отличие - повышенная сейсмическая устойчивость и лучшие характеристики системы преодоления ПРО США.

Для проверки надежности ракет после 20 лет боевого дежурства 19 апреля 1999 году с боевой позиции была успешно запущена ракета, головная часть которой была заменена на научно-исследовательский спутник.

А с марта 2002 года началась ликвидация боевых ракет путем их подрыва. Защищенность комплекса ракет такова, что для разрушения пусковой шахты надо использовать до 400 тонн взрывчатого вещества Ракеты уничтожались с марта 2002 года в присутствии двух наблюдателей из США. Оборудование шахт не демонтировалось, шахты засыпались строительным мусором!

После принятия решения об уничтожении ракет Министерство Обороны фактически прекратило финансирование соединения. «Нас бросили в степи на вымирание», – говорят офицеры города.

За 10 последних лет из города «Локомотивный » было отселено в другие места только 630 семей офицеров. В городе сейчас более 800 человек стоят на учете, как безработные.

В городе брошено без отопления и обслуживания 206 новых зданий с остаточной балансовой стоимостью 684 миллиона рублей. Интересно то, что в самих Карталах в очереди на жилье стоит около 5000 семей, ощущается недостаток производственных площадей и в ветхих школах занимаются в три  смены! В Карталах в основном вода с критическим содержанием солей. А водовод почти бездействует из-за отсутствия денег в г. Локомотивный для его полноценной эксплуатации.

Мощный двигатель ракеты «Сатана» не позволял его запуск в самой шахте. Главным Конструктором было принято решение использовать так называемый «минометный старт». Ракету, весом более сотни тонн, пороховой газогенератор выбрасывает из шахты на высоту 20 метров. И только тогда запускается двигатель первой ступени ракеты.

 

4. Возвращение в науку.

 

По возвращению из командировки я узнал, что в объявленном конкурсе разработчиков тренажеров заслуженное первое место было присуждено тренажеру Академии им. Дзержинского, наш тренажер занял только второе место. Но тренажер Академии им. Дзержинского не был подготовлен к серийному выпуску, а наш «по плану уже клепали», чтобы загрузить заказами ремонтный завод в Кировограде.

Позже, бывая в частях, вооруженных ракетами 8К64, я убедился, что из-за ограниченных технических возможностей и, главное, отсутствия руководства по методике проведения тренировок, наш тренажер для тренировки расчетов, как правило, использовался с малой отдачей. На нем, фактически, только показывали, как выглядит реальное оборудование и как на нем работать, пренебрегая основной тренажной функцией.

В некоторых частях местные умельцы усовершенствовали тренажер, добавили самодельный пульт ввода нештатных ситуаций, усовершенствовали логику его работы. В некоторых дивизиях были написаны толковые руководства по проведению тренировок. Эти усовершенствования позволили превратить действующий «показушный» макет системы в полноценный тренажер. К сожалению, Управление боевой подготовки РВСН этот положительный опыт не изучало и не распространяло на другие дивизии.

За тренажер Клычников от Главкома получил денежную премию, офицеры благодарности, а наши гражданские инженеры и м.н.с получили премии по спискам завода.

Возвращаясь из командировки, я думал о том, как наверстать потерянное для разработки тренажера время. Но, оказалось, что меня с нетерпением ожидали Иван Карпыч Кругляк и Андрей Тихонович Рождественский со своими проблемами. Моснаучфильм окончил натурные съемки учебного кинофильма по ракетному комплексу 8К64. Необходимо было провести оценку отснятого материала и дать рекомендации по монтажу и озвучиванию фильма. Сроки поджимали, но при монтаже возникли серьезные проблемы с последовательностью показа отснятых фрагментов фильма. Иван Карпыч надеялся на мою помощь. Я согласился.

Андрей Тихонович закончил составление Методических указаний и рекомендаций по изучению ракетного комплекса 8К64. Он попросил меня по возможности оперативно проанализировать его труд и высказать свои пожелания. Я также выразил ему свое согласие.

Конечно, это потребует значительных дополнительных усилий, но для меня исполнение просьбы старших товарищей всегда было приоритетным. Раз тебе доверяют, значит надо делать. График работы придется уплотнить за счет дополнительных вечерних часов.

У меня с Иваном Карпычем и Андреем Тихоновичем сложились очень хорошие отношения. Мы часто вместе обсуждали текущие вопросы.

 

Работа на ЭВМ.

Написал и отладил несколько программ на Алголе по обработке статистики образования навыков и умений работы на проверочном оборудовании ракетных комплексов. Удалось приблизиться к возможности моделирования процесса образования первичных умений и навыков и поддержания их значений на требуемом уровне путем периодических тренировок. Разработал алгоритмы этого моделирования.

Я работал на ЭВМ М-220. Работа на ЭВМ в то время требовала значительного времени. Согласно условиям решаемой задачи и выбранного математического аппарата ее решения, разрабатывался алгоритм. На его основе составлялась программа на алгоритмическом языке. Ее надо тщательно проанализировать и проверить. С черновика, после проверки, ее надо было переписать аккуратно в специальный блокнот. Записывать программу следует очень разборчиво, с обязательным соблюдением строгих правил записи символов. Например, цифру 0 обязательно перечеркивать и т. д. После перфорирования перфокарты (несколько сотен) пронумеровываешь и наносишь метки (обычно на колоду перфокарт наносится диагональная линия). Сдаешь колоду перфокарт на ЭВМ. Программу пропускают через транслятор. Поскольку от синтаксических ошибок в написании программ никто не застрахован, то после прогонки на ЭВМ возвращают колоду перфокарт и распечатку программы для исправления ошибок, надо найти в колоде перфокарты с ошибками и отдать их на перебивку. Представьте еще, если, не дай бог, колоду перфокарт рассыплют…И. т. д. Кратко об этом я упоминал ранее.

Наконец исправляешь все ошибки и отдаешь перфокарты для контрольного расчета. Для сверки правильности решения необходимо просчитать контрольные цифры вручную. Диагностика определения места ошибки в Алголе была очень плохая, поэтому она занимала много «мозгового времени»

Кажется простое дело научить оператора не только безошибочно строго выполнять последовательность операций, но, кроме того, необходимо уложиться в установленные нормативы. Надо определить, какие факторы могут повлиять на выполнение, насколько каждый фактор зависит от внешних условий, определить степень зависимости от интенсивности различных внешних воздействий.

 Обработка данных, полученных в Козельске, и построение на их основе графиков распределения вероятности ошибок, выявила необычную, но определенную закономерность. В случаях повышенного стресса, вызванного дефицитом времени, наблюдалась какая-то необъяснимая, вдруг возникающая, заторможенность (ступор) в действиях оператора наведения антенн. Наблюдалось как бы два максимума в распределении времени выполнения операций. Я не мог этого объяснить теоретически.

Поехал в МГУ к психологам за консультацией. Не раскрывая вида техники, на которой я получил эти данные, я попросил объяснить это явление. Доцент, занимающийся вопросами «инженерной психологии», посмотрел все данные и результаты и сказал, что я, по-видимому, обнаружил новое интересное явление в инженерной психологии. Он посоветовал повторить эксперимент. Естественно, поездка для повторения эксперимента в Козельск исключалась. Поэтому я решил промоделировать операцию нацеливания антенн путем имитации экрана, в виде набора карт с изображением этой шкалы.

Испытуемому на короткое время с помощью специального устройства, изготовленного мной, предъявлялась на короткое вполне определенное время карта, он производил считывание и ставил «+» или «–» в зависимости от того, в какую сторону надо повернуть антенну. В качестве испытуемых я попросил быть четырех товарищей из лаборатории (Зайцев, Сергушев, Марьяненко, Петрик). Фиксировалось время реакции и ошибки считывания. С каждым испытуемым, для достижения достоверности, было проведено примерно по 100 экспериментов. Была получена вполне достоверная статистика. В качестве стрессового фона использовался интенсивный звуковой фон.

Обработка данных эксперимента полностью подтвердила прежние результаты, полученные ранее на реальной аппаратуре. В условиях имитации стресса иногда проявлялось резкое замедление выполнения работы.

Я снова поехал к инженерным психологам в МГУ на консультацию. Мне посоветовали обсудить публично полученные результаты эксперимента. Для этого выступить у них на ежемесячном научном семинаре по инженерной психологии. Клычников, к которому я обратился за разрешением, ответил отказом, мотивируя его секретностью работы. К счастью, пришло известие о конференции, намечающейся в Академии им. Можайского в Ленинграде. Первой научной конференции РВСН по инженерной психологии и методикам обучения войск.

Написал доклад и послал его секретной почтой в Ленинград. Доклад был принят, тезисы его опубликованы, и мне прислали вызов на конференцию.

На конференции доклад, вызвал интерес у присутствующих. Там на конференции я познакомился со многими учеными, занимающимися инженерной психологией и методиками обработки данных на ЭВМ. В частности, там я познакомился с доктором технических наук, профессором Академии им. Дзержинского Пятибратовым Александром Петровичем, который позже стал моим руководителем по диссертации.

Мои практические «походы на ЭВМ» оказались заразительными для сотрудников нашего отдела: Вячеслава Петрика, Светланы Рыбаковой, Василия Руденко, Юлии Половинкиной. Мы как бы создали в отделе свою ассоциацию «пользователей ЭВМ». Основная наша цель, - автоматизированная обработка информации и моделирование деятельности «человека – оператора».

Кроме того, у нас возникла идея использования ЭВМ, как ядра любого тренажера. То есть, весь алгоритм работы тренажера моделируется в управляющей ЭВМ. ЭВМ получает управляющие сигналы от органов управления тренажера, а сигналы с ЭВМ через устройства сопряжения выводятся на устройства отображения тренажера.

Идея создания подобного тренажера возникла у меня при анализе весьма сложного алгоритма работы системы радиоуправления для одновременного управления полетом всех ракет полка ОС. В этой системе радиоуправления основные функции управления и контроля за положением ракет выполняет управляющая ЭВМ. Следовательно, и в тренажере управление должна осуществлять подобная ЭВМ, но, возможно, менее мощная.

Наша совместная работа в группе «пользователей ЭВМ» сплотила наши дружеские отношения. Мы даже на праздничные демонстрации ходили вместе

Клычников вместе с завлабами Шифриным и Джалаловым обвиняли нашу группу в утопии. Их тезис: ЭВМ никогда не будут использоваться в тренажерах, поскольку они крупногабаритные и занимают много места. А поэтому не надо тратить на эти исследования время. Мы возражали, что в настоящее время в США создали малогабаритные ЭВМ для самолетов и используют подобные вычислители в радиолокационных станциях. Нашу идею поддержал только Андрей Тихонович Рождественский. Мы продолжали работать в этом направлении, но без включения этих работ в план научных исследований.

Забегая вперед, скажу, что несколько лет спустя, когда я служил в Управлении средств боевого управления, Василий Руденко, Вячеслав Петрик и Светлана Краснобаева (Рыбакова) защитили по этой тематике диссертации. Вячеслав Петрик уехал на свою родину – в Молдавию и вскоре стал директором Института кибернетики.

Чтобы быть в курсе всех новинок книжного мира, я на дом выписал газету «Книжное обозрение». В этой газете были рубрики: «Книги поступившие в продажу» и «Книги, выход которых намечен в следующем месяце». Если я видел нужную мне книгу, то ехал в Москву и покупал ее, либо оставлял открытку с заказом. Позже я вообще перешел на систему предварительного заказа книг по тематическим планам изданий. Это давало возможность гарантировано приобрести нужную книгу.

В НИИ-4 была достаточно хорошая общетехническая библиотека. Заведующей библиотекой была очень активная женщина, влюбленная в свою специальность. Когда я обратился к ней с просьбой ознакомиться с тематическими планами издательств, она спросила: «для какой цели?». Я сказал, что давно интересуюсь определёнными разделами знаний и приобретаю нужную мне литературу. Тогда она попросила оказать библиотеке помощь в заказе нужной литературы. Я согласился, и началось полезное взаимодействие. Я ознакомился с основной тематикой работ в нашем управлении и стал заказывать по тематическим планам нужную литературу. А мне дали «зеленую улицу» в получении книг по межбиблиотечному абонементу и, кроме того, в заказе копий нужных мне статей из журналов фондов Библиотеки им. Ленина и Технической библиотеки на Кузнецком мосту. Это избавило меня от частых и не особенно эффективных поездок в эти библиотеки. В библиотеке имелась множительная техника, которая часто простаивала.

Еще при первом посещении библиотеки я удивился малому количеству сотрудников НИИ, посещающих ее. Кроме того, выяснил, что большинство сотрудников (военных) нашего отдела никогда там не было!

 

Назад Оглавление Далее

Вернуться на главную страницу.

Яндекс.Метрика