На главную сайта   Все о Ружанах

Ягунов Е.А.

У КАЖДОГО ЧЕЛОВЕКА СВОЯ СУДЬБА
-----------------------
Я военный ученый. Мечты и реальность.
(М.Н.С. с 13.08.64 по 24.04.69)

© Ягунов Е.А.     Печатается с разрешения автора.     Опубликовано на сайте «Спецнабор 1953».

Наш адрес: ruzhany@narod.ru

Назад Оглавление Далее

Получаю квартиру. Привожу семью.

Наконец-то дали команду на заселение дома и выдали от квартиры ключи.

Хотя квартира в ордере значилась, как двухкомнатная, фактически она была полутора комнатная, так как большая комната была вдвойне проходной. Через нее проходили на кухню и в маленькую комнату Прихожая очень маленькая, а туалет совмещенный. Типичная кирпичная «хрущоба».

Постарался привести за три дня квартиру в некоторый порядок. Поскольку газ к дому еще не подключили, купил 2-х конфорочную электроплитку и керогаз. И в ближайший понедельник выехал за семьей в Козельск.

Я хотел заказать контейнер в Сухиничах, но майор Виктор Карцев, исполняющий обязанности гл. инженера дивизии, мне сказал:

– Зачем тебе маяться с контейнером, бери наш бортовой КамАЗ, загружайся и кати в свое Болшево, а на обратном пути КАМАЗ заедет на склад снабжения и загрузится материалами для нашей службы. Быстро и надежно.

Мне дали солдат, и с их помощью мы загрузили в кузов все ящики, вещи, включая пианино. Прямая доставка машиной наших вещей, избавила меня не только от возни с отправкой вещей контейнером, но и сократила время доставки с нескольких недель, до несколько часов. Тем более, что ближайшая контейнерная станция к Козельску была только в Сухиничах, а к Болшеву – в Лосино-Островском или в Щелкове. Пришлось бы помотаться. Вот что значит войсковая дружба!

С Ниной мы решили, что я отвезу машиной вещи и сразу вернусь за ними в Козельск. Большую часть вещей и книги я, еще до отъезда из Козельска запаковал в ящики от аппаратуры и отвез на хранение, по договоренности с Бородаем, на один из наших отапливаемых складов. Туда же отвез и пианино, поместив его в специальную обрешетку. Оставил Нине только самую необходимую посуду и вещи. Поэтому погрузка в КАМАЗ не заняла много времени, и мы быстро выехали в Болшево. В кабине я с шофером, в кузове, на матрацах, сержант- кладовщик с солдатом. Я решил ехать до самого Болшева без остановок. Шофер, солдат, хотел сделать остановку часа на два для отдыха, но я решил на это время «перебазировать» его в кузов на матрац, а сам сел за руль. Ехали по Киевскому шоссе до Окружной дороги.

Я хорошо водил тяжелые грузовые машины, поскольку и на полигоне в Кап. Яре, и в частях во время больших переездов, и на учениях часто подменял уставших молодых шоферов-солдат. Но, так как у меня тогда не было прав, то решил вести машину очень осторожно и только до Московской окружной дороги. Там отдохнувший солдат снова сел за руль. Мы выехали в 9 вечера, а в 5 утра уже были на месте в Болшеве, у нашего дома.

Как в «хрущёвку» загрузить негабаритное пианино? Прихожая настолько узкая, что с пианино там не развернуться! Догадался. Подогнали КАМАЗ задним ходом прямо к окну в большой комнате. Затем выставил центральную часть рамы окна, раскрыл крайние створки. И перегрузили вещи из кузова прямо в окно. Особенно удачно перегрузили пианино. Положили его на бок и так вдвинули в комнату. Хорошо, что в Козельске мы оставили и продали красивый громадный, неразборный 3-х створчатый импортный шифоньер. Он был слишком велик для этой малогабаритной квартиры.

Чуть передохнул и в обратную дорогу. Решил ехать до Калуги на электричке, а затем на автобусе до Козельска. Там Карцев дал свою машину ГАЗ-69. Погрузил Нину с детьми и доехали до Калуги. Оттуда электричкой в Болшево.

Нина и дети были очень довольны первой нашей 2-х комнатной квартирой.

Нина быстро нашла работу в Калининграде (теперь Королев) по специальности – старшим инженером ОТК на ДСК-160 МО. (Домостроительный комбинат Министерства обороны). Одновременно удалось там же сразу устроить Алешу в ясли.

 

Командировка в Кировоград.

Через 7-10 дней после получения квартиры я, наконец, выехал в Кировоград на завод, изготовлявший тренажер. Командировку выписали мне всего на одну неделю, сказав, что, если потребуется, ее продлят. Предупредили, что туда я должен ехать или в авиационной форме, или в гражданской одежде.

На Киевском вокзале в воинской кассе мне сказали, что в ближайшем поезде на Кишинев есть прицепной купейный вагон до Кировограда. Я взял билет. Скоро объявили посадку, и я занял свое место в вагоне.

Со мной в купе ехали еще трое мужчин средних лет. Оказались очень интересными собеседниками. Они коренные жители города, жили там еще до войны. Очень хвалили свой город. Сказали, что город во время войны немцы захватили почти без боя, поэтому он почти не пострадал. Но при освобождении города немцы оказали очень сильное сопротивление. В городе было много заводов: механический, авиаремонтный и др. Во время оккупации города, немцы их восстановили и ремонтировали на них танки и самолеты. В центре города, в катакомбах, были громадные подземные винные склады, которые немцы превратили в цеха. Соединили их подземной дорогой с авиаремонтным заводом. Что на этом заводе выпускали, никто не знает, так как работали там военнопленные, которых уничтожили при отступлении. Подземные цеха при отступлении взорвали.

Немцы особо зверствовали при поиске партизан и евреев. За время оккупации было уничтожено несколько тысяч евреев, это почти половина еврейского населения города.

Авиаремонтный завод сейчас ремонтирует самолеты сельскохозяйственной авиации. Заводской аэродром использует ДОСААФ.

Собственно говоря, я ехал на этот «авиаремонтный» завод. Кстати, ни один из присутствующих не сказал, что на этом заводе ремонтируют ракеты.

Прибыв в Кировоград, я увидел чистый, зеленый и очень приятный украинский «уездный» город, до которого еще не дошла «разрушающая» цивилизация. Центр города восстановили в довоенном виде.

Говорят, что железнодорожный вокзал – лицо города. Так это лицо, было чисто вымыто, покрашено и выглядело очень приветливо. Вокзал имел типичную для вокзалов архитектуру. Во время отступления немцы взорвали его. Центральная часть здания вокзала была восстановлена, реконструирована и полностью функционировала. В боковых частях еще велись отделочные работы.

 

Краткая справка о городе Кировоград

К городу Кировограду у меня особое отношение. Дело в том, что я родился в Свердловской области, в городе Кировграде. Но меня чиновники из МВД упорно зачисляли в украинский город – КировОград добавляя букву «О». Это случилось при первом получении паспорта. Потом повторилось при обмене паспорта. Меня туда снова зачислили, и поэтому паспорт после выдачи сразу пришлось поменять. Это произошло и в академии при получении удостоверения личности. И т.д. и т.п. Поэтому перед поездкой в «город своего рождения», я познакомился с ним по БСЭ.

Кировоград расположен на берегах реки Ингул (приток реки Южный Буг) при впадении в него речушек Сугоклея и Биянка. Город возник на территории, где на рубеже XV-XVI веков зародилось казачество. 

На месте нынешнего областного центра был в 1752-1754 годах основан форт Святой Елизаветы. Крепость была главным опорным пунктом на присоединенных к России по Белградскому мирному договору 1739 г. землях Заднепровья. Она была неприступной твердыней, способной выдержать многочисленные штурмы и долгую осаду, служила базой для концентрации войск, способных разгромить неприятеля. 

Земляные валы форта частично сохранилась до сих пор.

В дальнейшем, возникший здесь город получил название Елисаветград.

Город строился как крепость – форпост в борьбе против Турции и крымских татар, а также против гайдамаков.

Начавшаяся мировая война, последовавшие за ней революция и гражданская война существенно отразились на жизни региона. 

В Кировограде во многом сохранилась старая застройка (преимущественно второй половины XIX века), в том числе ряд культовых сооружений (церкви, синагога), остатки городских укреплений, еврейские кварталы.

Уже с конца XVIII века город застраивался зданиями в стиле классицизма (неоклассицизма), однако свойственным именно Елисаветграду стало господство в конце XIX – в начале XX века стиля модерн, как в жилой, так и общественной архитектуре.

В 1924 г город Елисаветград был переименован в город Зиновьев (1924-1934 гг.), в 1934 г. – в город Кирово.

С 1939 г. - Китровоград, когда Указом Президиума Верховного Совета СССР было утверждено представление Президиума Верховного Совета УССР об образовании Кировоградской области с центром в городе Кирово, с переименованием его в Кировоград.

Интересна архитектура здания синагоги. Большое кирпичное здание в мавританском стиле построено в 1853 г. и реконструировано в 1895 г. С 1957г синагога была закрыта, т.к. здание находилось в аварийном состоянии. В настоящее время оно отреставрировано и возвращено еврейской общине города. В нём открыт исторический музей «Евреи Елисаветграда».

Старый город в основном одноэтажный. Центральная часть города – двухэтажная, реже встречаются 3- х и 4- х этажные здания более поздней, предвоенной постройки. Архитектура более скромная, чем в купеческих городах России.

14 августа 1941 г. германские войска захватили Кировоград. Не успевшие эвакуироваться евреи были расстреляны немецкими военнослужащими и украинскими полицейскими в августе 1941 г- январе 1942 г. В августе 1941 г. под Кировоградом находился концентрационный лагерь, в котором содержались советские военнопленные.

В результате раскопок мест массового расстрела в Кировограде было установлено, что во время оккупации было уничтожено более 70 тысяч мужчин, женщин, детей.

 Город был освобожден 8-го января 1944 года.

 

Во времена СССР Кировоград был застроен многоэтажными административными, общественными и жилыми домами.

С вокзала я заехал сначала в гостиницу, которую мне рекомендовали, и затем поехал на завод.

Завод поразил меня своей ухоженностью и чистотой. В центре сквера, напротив здания заводоуправления, на пьедестале был установлен последний из наших винтомоторных штурмовиков ИЛ-10. (Во время моего обучения в ЛИАПе я проходил на нем войсковую практику). Оказывается, самолет оставили, как часть легенды маскировки объектов РВСН. По этой причине всех офицеров завода переодели в форму ВВС.

Завод ведет свою историю с 1927 года, когда был создан 105- й авиационный ремонтный завод ВВС.

В 1961 году завод перешел в подчинение РВСН и превратился в 105-й ЦРЗ. А для города, для открытой переписки он был войсковой частью 35401. Или, по легенде прикрытия, все тот же авиаремонтный завод, АРЗ. В том же 1961году на территории завода создали ОКТБ РВСН, которое должно было решать вопросы технологии ремонта, разработку оснастки для ремонтных предприятий, разрабатывать методологию продления ресурса ракет и их модернизацию.

В 1962 – 63г.г. ОКТБ дали задание разрабатывать комплекты учебных макетов и оборудования для оснащения учебных классов в войсковых частях.

После подчинения завода РВСН на завод были направлены инженеры-ракетчики.

В бюро пропусков мне выписали пропуск в ОКБ и сказали, как туда пройти. Начальника в кабинете не оказалось, и дежурный, старший лейтенант, проводил мена к майору, начальнику группы, которой была поручена разработка тренажера. Я представился, мы познакомились. Со временем и в виду краткости командировки я забыл его имя и фамилию. Он из февральского спецнабора 1953г. Учился, в Киевском Политехническом институте. Служил сначала в части, потом был направлен сюда. Мы сразу нашли с ним общий язык. Разговорились как старые приятели. Он сказал, что на заводе шестеро спецнаборовцев из «февральского набора», которые занимают ключевые должности в ОКБ, технологическом отделе и в цехах. Работы по тренажеру идут полным ходом. Он и его инженеры побывали на заводах в Харькове и в Днепропетровске. Получили там не только полный комплект конструкторской документации, но и «приборные неликвиды» от 8К64, поскольку заводы уже выполнили весь заказ по этому комплексу. Готовятся к серийному выпуску аппаратуры для нового, более автоматизированного ракетного комплекса.

Для меня это известие было неожиданным. Сразу возник резонный вопрос, – «Зачем было начинать разрабатывать тренажер к ракете, производство которой прекращено? Не лучше ли было бы начать разрабатывать тренажер для нового перспективного ракетного комплекса, или, по крайней мере, делать это параллельно?» Конечно, лучше! Но на дежурстве уже стоит много наземных и шахтных комплексов с ракетой 8К64. Комплекс не автоматизирован, поэтому боевые расчеты надо хорошо учить.

Сейчас я знаю, что до 1965 года было развернуто 186 пусковых установок комплексов Р-16 и Р-16У. На вооружении ракеты этого типа состояли до середины 70-х годов. Последние ракеты наземных пусковых установок были ликвидировали в 1977 году.)

В Кировограде, я впервые встретил человека, так увлеченного созданием учебного тренажера. За основу первого тренажера они взяли реальную серийную технику, но убрали из нее «лишние» элементы. Для ускорения выпуска первых двух–трех комплектов тренажера они используют готовые корпуса стоек и блоков из «неликвидов» заводов–изготовителей штатной техники. Для серийных тренажеров корпуса и блоки будут изготовляться по упрощенной технологии на самом заводе. Технологи над этим работают.

За первые два дня я подробно ознакомился с реализацией проекта комплексного тренажера. Алгоритм работы практически соответствовал реальной аппаратуре. Но на тренажере не была предусмотрена тренировка возникновения нештатных ситуаций. Тренажер не имел системы документирования и хронометража проведения тренировок.

Пробыв в Кировограде неделю, я вернулся в Болшево. Доложил, как привык это делать, своему непосредственному начальнику майору Шифрину. Особо отметил, что при обсуждении с начальником группы, разрабатывающей тренажер, алгоритма его работы, пришли к выводу о необходимости дооснащения тренажера двумя дополнительными системами:

1.    Системой объективного контроля с записью времени исполнения операций и соответствия алгоритму (ошибки).

2.    Системой ввода (имитации) нештатных ситуаций.

Дополнительные устройства на 0,5-1% увеличат стоимость базовой комплектации тренажера. На первом этапе, чтобы не задержать сроки поставки тренажера в войска, оснастить тренажеры в качестве записывающих устройств шести канальными самописцами. Эти самописцы сейчас используются в выпускаемых заводом климатических станциях для хранилищ ракет. Недостаток такого решения – некоторые трудности при расшифровке. Достоинство – простота реализации решения и наличие в войсках специалистов по их эксплуатации. В дальнейшем, возможна замена самописцев цифропечатающими машинками, но это потребует дополнительных конструкторских   разработок. Что касается системы ввода нештатных ситуаций, то в полном функционале его реализовать в первой серии тренажеров очень трудно по следующим причинам:

Первая и основная. В приложении к ТЗ нет перечня нештатных ситуаций, которые могут возникнуть. Разработка подобного перечня должна опираться на обработку статистики эксплуатации и скрупулезного анализа алгоритма функционирования системы «Аппаратура – Ракета». Перечень должен быть согласован и утвержден Главным штабом РВСН и Отделом боевой подготовки.

Вторая – необходимость определенной доработки схемы тренажера.

Поэтому решили ввести в тренажер блок системы имитации нештатных ситуаций с возможностью расширения перечня вводимых неисправностей. До получения списка внештатных ситуаций, ограничиться пока теми 8 – 10 ситуациями, которые встречались при полигонных испытаниях. Правда, я не сказал, что в этой системе решили использовать «модуль имитации неисправностей», предложенный мной еще в НИИ-885 для разработки системы диагностики СОД РУП. Шифрин задал мне несколько уточняющих вопросов. Проделанной мной работой он остался доволен. Потом говорит:

– Пойдемте к Клычникову, доложите ему.

– Но я Вам все доложил!

– Он всегда требует личного доклада.

Пришли к Клычникову. Шифрин говорит:

– Вот Ягунов, вернулся из командировки.

– Почему Вы так быстро вернулись?

– Вы такой срок мне определили, поэтому старался уложиться в срок.

– Доложите подробно, ситуацию с тренажером, и какую работу Вы там проделали?

Повторил, буквально слово в слово то, что доложил Шифрину.

– По какому праву Вы дали указание КБ выполнять дополнительные работы, не предусмотренные в ТЗ?

– Но Вы сами сказали, что я ответственный за идеологию тренажера. Но я никаких указаний о выполнении дополнительной работы сотрудникам ОКБ не давал, а просто высказал пожелание.

– Вы ответственный в рамках ТЗ, а Вы его изменили.

Тут я не сдержался и говорю:

– ТЗ в ряде пунктов было очень поверхностным и не конкретным! А ряда требований, которые должны присутствовать в ТЗ на любой тренажер, в ТЗ нет. В частности, это система объективного контроля и записи результатов тренировок, а так же система ввода нештатных ситуаций. Мое предложение руководитель КБ сразу принял, и сказал, что они также об этом думали. Что в этом плохого?

– Евгений Анатольевич, Вы не понимаете, что самопроизвольно изменили ТЗ, утвержденное Руководством Института!

– Аркадий Михайлович, я не изменил ни одного пункта утвержденного ТЗ на изготовление и проектирование тренажера. Мы просто подали рационализаторское предложение, совместно с руководителем разработчиков по совершенствованию возможностей тренажера. Руководство КБ и завода приняло это предложение к внедрению. Выработаны мероприятия по его немедленной реализации. Я не понимаю, в чем моя вина?

– Напишите в своей рабочей тетради подробный отчет о своей командировке и выполнения задания.

– Но, насколько я представляю, отчет надо написать в соответствии с полученным заданием, но задания на командировку я не получал. Что писать?

- Напишите. Что Вы там делали.

– Ясно. Напишу.

– Наум Руввимович, а Вы напишите задание.

Тогда я говорю.

– Аркадий Михайлович, но задания пишут не «после», а «до».

– Ладно, Наум Руввимович, не надо писать задание.

Прямо, какое-то кино! Приехал человек из командировки, где сделал доброе дело – предложил улучшить возможности и эксплуатационные характеристики тренажера. Скажите ему спасибо, даже объявите благодарность, в конце концов, но гнобить его за проявленную инициативу – это преступление!

Но особенно меня возмутило поведение моего непосредственного начальника, майора Шифрина, который одобрил мою работу во время командировки, а при начальнике отдела засунул свой язык в п*пу!

Я понял, что мне в этом отделе НИИ-4 будет, мягко говоря, трудно!

Клычников и Шифрин – это не Бородай, такие способны предать. Что они могут делать хорошо: «это толкать науку только «вбок», поскольку вперед толкать не позволяет недостаточное знание вопроса, а назад не позволяет вышестоящее начальство».

Дня через три после возвращения меня из Кировограда, меня вызвал Клычников и в приказном порядке запретил мне «вести любые разговоры с сотрудниками отдела о нашем тренажере». Я был этим озадачен, но ответил – «Слушаюсь!» В душе я даже обрадовался тому, что меня «отлучили от тренажера». Пускай сами разбираются!

Отчет о командировке я написал, но, видимо, Клычников об этом забыл.

Забегая несколько вперед, скажу, что наши предложения по совершенствованию тренажеров, принятые в Кировограде были реализованы только в первой партии выпущенных тренажеров. В последующих партиях, выпущенных заводом, «в целях упрощения и удешевления» блоки контроля и ввода внештатных ситуаций были исключены из комплектации. Так что нападки на меня Аркадия Михайловича оказались напрасными. В «его полку» и на заводе оказались единомышленники.

Кстати, от сотрудников узнал, что Клычников, окончил гражданский ВУЗ и, дослужившись до полковника, ни дня, не был в войсках. Два года назад он побывал на недельных сборах в Капустине Яре. Тогда весь руководящий состав вновь созданного в НИИ-4 «Управления эксплуатации ракетных комплексов» вывезли на «ознакомительную экскурсию».

 

Назад Оглавление Далее

Вернуться на главную страницу.

Яндекс.Метрика