На главную сайта   Все о Ружанах

Ягунов Е.А.

У КАЖДОГО ЧЕЛОВЕКА СВОЯ СУДЬБА
-----------------------
Снова настоящая работа
(24.07.63 - 13.08.64)

© Ягунов Е.А.     Печатается с разрешения автора.     Опубликовано на сайте «Спецнабор 1953».

Наш адрес: ruzhany@narod.ru

Назад Оглавление Далее

Ракетные системы Козельска

 

В Козельске первые ракеты в позиционном районе ставили королёвские, малогабаритные Р-9А. Это экологически чистые ракеты, так как у них горючее – авиационный керосин и окислитель - жидкий кислород. Первые стартовые позиции были групповыми по две ракеты в каждом полку. Стартовые сооружения были наземными.

В тактическом отношении такие сооружения имели существенный недостаток – отсутствие какой-либо защищенности стоящей на старте ракеты, не только от ядерной угрозы, но даже от попадания пули или маленького осколка! Кстати, подобный случай действительно имел место в одной из частей РВСН. Солдат, часовой, случайно прострелил ракету. Ее пришлось отправить на завод для ремонта.

Перед стартом ракета находилась в наземном хранилище арочного типа, обвалованного грунтом толщиной в 1,5-2,0 метра. Хранилище имело стальные ворота, которые выдерживали нагрузку не более 0,5 кг/см. Самым уязвимым от взрывных факторов было хранилище кислорода. Основа сооружения – вертикально установленная изотермическая цистерна, выполненная из алюминиевых сплавов, вся ее защита – ограждение из железобетонных плит, связанных стальным каркасом. Цистерна-термос имела двойные стенки с теплоизоляцией из многослойной полированной алюминиевой фольги. Для уменьшения испарения кислорода имелись специальные компрессоры для переохлаждения – «Филипсы», находящиеся в верхней части сооружения, которые охлаждали кислород до температуры ниже температуры кипения кислорода.

 

 

Снова про систему РУП и учет отказов аппаратуры

 

Как я ранее уже писал, самым ненадежным элементом в РУП была система СОД. Для надежности аппаратура СОД была затроирована, т. е. состояла из 3-х ЭВМ, работающих по принципу голосования. На выходе сравнивались сигналы всех 3-х ЭВМ, и управляющий сигнал выдавался по совпадающим сигналам 2-х ЭВМ.

В нашем позиционном районе заканчивалось строительство трех РУПов, в каждом из полков. Началась опытная эксплуатация пока только одного, в полку Богатырева. И тут мы встретились со зверем, который называется: катастрофически массовый отказ транзисторов в СОД. Специализированная ЭВМ (СОД) оказалась тем устройством (несмотря на тройное резервирование), от судьбы которого зависело вообще существование системы радиоуправления!

В НИИ-4 в ту пору развил активность «Отдел надежности», руководимый профессором, полковником. Шор Я.Б. Надо было оценить реальную надежность ракетных комплексов. Требовалось организовать сбор статистики по отказам ракет.

Не знаю чем объяснить, но на первом нашем ракетном испытательном полигоне Капустин Яр не было подразделения занимающегося вопросами надежности принимаемых на вооружение ракет! Как говорил мне полковник Шубравый, он не раз выходил на Вознюка с подобным предложением, но вопрос всякий раз откладывался. Основной мотив – пусть промышленность делает надежные ракеты!

Штабы Армий разослали в дивизии директивы о сборе сведений об отказах ракетной техники и ежемесячной их отсылке в штаб Армии и в НИИ-4МО. Из штаба были присланы «бланки описания отказа». Соответственно, служба главного инженера дивизии требовала из полков сведения об отказах всей ракетной техники. В ракетном полку за это отвечал инженер полка.

Присланные нам специальные формы-анкеты - «бланки описания отказа» были громоздки и неудобны для заполнения. Они не были унифицированы и были различные в зависимости от вида техники. Обрабатывать информацию, содержащуюся в этих «бланках описания отказов» практически было невозможно. Кроме того, при отсутствии стандартной формы каждая Армия разрабатывала и рассылала по частям свои бланки отказов. Это вызывало колоссальную неразбериху.

Поскольку «бланки отказов» надо было заполнять в двух экземплярах, то это загружало нас всех лишней писаниной. Пришлось в службу взять дополнительного писаря-солдата, который переписывал данные во второй экземпляр.

Мы в своей службе вели специальные «журналы отказов». Заполнение этих журналов со многими графами, тоже превращалось в «египетский» труд. Затем ежемесячно, по данным журнала, надо было оформлять отчет по определенной форме. Отчет посылался в штаб армии, а уже оттуда в Отдел надежности НИИ-4.

«Бланки описания отказов» заполняли офицеры в полках. Из-за отсутствия четкой регламентации отказов, при заполнении формы каждый из заполняющих бланки, заполнял их по своему «в меру своей испорченности».

Я предложил сделать унифицированную карту отказов на перфокартах с краевой перфорацией, которые начали производить вместе с поиско-сортировальным оборудованием в Риге. Современные читатели, наверняка, о таких перфокартах даже не читали и не слышали, поэтому кратко поясню их суть.

Карты с краевой перфорацией: серийные, в виде карты из плотной бумаги, тонкого картона или пластмассового листа, стандартной формы и размеров (А4 и А5), имеющие по краям один или несколько рядов отверстий (перфораций). Информация размещается на средней части карты, а характеризующие ее признаки кодируются системой прорезей от отверстий к краям карты (рис.). Поиск и выборка документа в наборе карт производится в специальном простейшем устройстве –кондукторе. Это металлическая конструкция, на боковых поверхностях которого имеются отверстия, аналогичные отверстиям на перфокарте. Поиск по нужным признакам искомой и имеющейся информации выполнялся с помощью спиц, которые пропускают через отверстия, соответствующие заданным признакам. Карточки, у которых спицы попали в прорези, механически отделяются от карточек (выпадают из кондуктора), не имеющих прорезей, т. е. с отличными от заданных признаками. Карты с краевой перфорацией стали применять в информационных системах, как средство малой механизации, значительно ускоряющее и упрощающее процесс информационного поиска и обработки статистического материала.

Карты с краевой перфорацией позволяли кодировать информацию об отказах вручную (специальным компостером, входящим в комплект), цифровым кодом, и затем вести полуавтоматическую сортировку карт по нескольким признакам. Цифровое кодирование позволяло в дальнейшем ввести автоматизированную обработку данных с этих карт на ЭВМ. (В Риге вскоре стали выпускать автоматический считыватель данных с этих карт, подключаемый к ЕС ЭВМ.)

Показал разработку Бородаю, он одобрил. По нашему запросу из Риги нам прислали комплект сортировального оборудования (два ручных сортировщика ) и перфокарты (формат А5 10000 шт и А4 1000шт для опыта).

Но у нас не было типографии, чтобы на картах впечатать пояснения по заполнению. Бородай посоветовал размножить карты отказов на ротапринте. Но точная печать на нем не получилась. К счастью, к нам приехал из штаба армии, из службы инженера, подполковник Кацман. Он быстро сориентировался и взял размножение карт отказов для всей армии на себя. Во Владимирской типографии отпечатали карточки тиражом несколько тысяч и разослали их по всем нашим дивизиям и в дивизии соседней Оренбургской армии.

Все лавры достались Кацману (еврей есть – ЕВРЕЙ). Он через год защитил в Академии Дзержинского кандидатскую диссертацию «Об унификации обработки информации об отказах техники средствами малой механизации». Вот, так, знай наших! Эту информацию до нас довел Бородай, который приехал из Академии после защиты дипломов. (Он там был членом ГЭК.)

Кроме благодарности от командира дивизии и мизерного вознаграждения за рационализаторское предложения я ничего не получил.

Но позже, уже в Отделе надежности НИИ-4МО, эта моя инициатива была одобрена, и подобные карты были введены во все части РВСН.

Я разработал, учитывая свой опыт, абсолютно новую форму. Форма стала более удобной и понятной к заполнению. От начальника управления Тарасова, я получил приличную премию. Об этом в следующей главе.

 

Судьба РУП

 

Наша служба в это время была в буквальном смысле парализована составлением в массовом количестве карточек по отказу транзисторов в РУП. В иные дни набиралось по 10-15 карт отказа. Естественно, что в таких условиях и не могло идти речи о приеме системы РУП на боевое дежурство. Но на командование дивизии усиленно давили сверху, из РВСН. Ордена и звания за комплекс Р-9А были уже распределены, а тут вмешались какие-то карты отказов. Ситуация складывалась скандальная. РУПы построены, но и принять их в эксплуатацию при такой частоте отказов нельзя. Бородаю приказывают поставить РУП на боевое дежурство, а он ищет очередную зацепку (с нашей, конечно, помощью), чтобы отсрочить этот момент.

Случайным «активизатором» и «решателем» ситуации невольно оказался я. Дело в том, что моим хорошим товарищем «по жизни» был наш сосед, подполковник, прокурор дивизии. Он, как и я, увлекался радиолюбительством, выписывал журнал “Радио”. Мы с ним конструировали антенны для дальнего устойчивого приема телевизионных программ. Я доставал на складах тонкие алюминиевые трубки для антенн, помогал с радиодеталями.

Вот, однажды, я ему, под настроение, рассказал о сложившейся у нас ситуации с массовыми отказами транзисторов. Он посочувствовал, что дело «дохлое». Виноватыми, крайними, можем оказаться мы. Уточнил у меня некоторые детали: кто и что выпускает. Я ему все рассказал без какой-либо мотивации.

И вдруг, от приехавших из Москвы разработчиков РУПов, я узнаю, что Генерального конструктора Систем управления Пилюгина вызвал для отчета Генеральный Прокурор СССР Руденко. Решения были приняты кардинальные! Сменили весь руководящий состав заводов-изготовителей, включая военпредов серийного завода. Сменили руководство Фрязинского завода полупроводников ...

Встал вопрос об исключении из состава ракетного комплекса малонадежного РУП. Но этот вопрос решался настолько долго, что он успел в процессе своего решения ударить меня своим другим «концом» по затылку! (Об этом позже).

Второй и, по-моему, главный, довод против РУПов заключался в том, что, в КБ у Кузнецова создали гироскопическую платформу для МБР на абсолютно новом принципе, без механики. Основа - лазерные гироскопы. Установка на ракеты новых гироплатформ позволила бы улучшить в десятки раз точность автономных систем управления, и система радиоуправления стала излишней.!

Кроме того, для ракет были созданы Бортовые Цифровые Вычислительные Машины (БЦВМ), которые позволили даже при старых автономных системах, значительно уменьшить рассеивание ракет и повысить точность попадания.

В итоге, комплексы ракет Р-9А в полках Богатырева и Хисамова были временно поставлены на боевое дежурство без систем РУП. Были ли они в дальнейшем поставлены на боевое дежурство, мне неизвестно. Я в это время был уже в НИИ-4.

В то же время в НИИ-885 проходила стендовые испытания новая система радиоуправления с очень высокой надежностью и высокими техническими характеристиками для ракет нового поколения. Контрольные испытания на полигоне показали очень высокую эффективность и надежность новой системы на новой элементной базе. Основой системы управления ракет была антенна с фазированной решеткой и электронным управлением диаграммой направленности. Система позволяла одновременно определять текущие координаты и управлять не менее чем 100-120 объектами.

По некоторым сведениям, в дальнейшем, после отказа в РВСН от систем радиоуправления, новая система испытывалась на полигоне Шары Шаган, но в ином качестве.

Постоянное общение с конструкторами разработчиками, помогало изучить всю систему в совершенстве. Мощные магнетронные передатчики, система автоматического наведения антенн в нужную точку, мощная система защиты от поражающих факторов ЭМИ (Электро Магнитного Излучения) ядерного взрыва, специализированная ЭВМ для расчета и коррекции попадания в заданную цель в США - все это вызывало подъем настроения и повышало нашу активность. Мы ощущали себя людьми, от которых зависела безопасность Родины!

Главная задача была - ускорение постановки всего комплекса на боевое дежурство, и при этом надо было строго контролировать строительные, монтажные и наладочные работы. В дивизии постоянно находилось несколько военпредов от проектной организации ЦПИ-31 МО (который сейчас Сердюков закрыл, а здание продал). Бородай жестко и постоянно их критиковал за недостаточный контроль монтажно-строительных работ.

Всеми офицерами гвардейской дивизии овладело чувство гордости за свою страну. Мы принимали у промышленности объекты стоимостью сотни миллионов! Подчас, одна поставленная тобой под документом подпись стоила десятки миллионов! Но, ни у кого (заявляю это со всей ответственностью) не возникало даже мысли о возможном «распиле» государственных, народных средств, путем оплаты за невыполненные работы! В это трудно поверить в 2012 году, но в те годы это было так.

 

 

О некоторых интересных происшествиях в Козельске…

 

Служба в Козельской дивизии была очень насыщена событиями и изобиловала массой памятных случаев. Приведу некоторые.

Первое. Четырехэтажное здание средней школы разломилось в буквальном смысле пополам! Разлом произошел летом, в каникулы, поэтому никто не пострадал. Одна часть-половина П-образного корпуса провалилась в пустоты, образовавшиеся при строительстве во время войны подземных укрытий на зенитных позициях, прикрывавших город от налетов немецкой авиации. К счастью, школу возводили военные строители, которые цемент не воровали, и им удалось построить не разрушаемую конструкцию фундамента. Фундамент только просел. На 4-м этаже трещина разлома достигала ширины в один метр. Решили школу не ломать, пустоты залить бетоном, разлом заложить кирпичом и укрепить для дополнительной надежности стальными стяжками. Так и осталась на горке «переломленная» школа, часть помещений которой имели наклонные полы. Под парты для их выравнивания были подбиты клинья.

Причина, по которой школа покосилась, интересная, и о ней стоит рассказать подробнее. Оказывается, во время войны, зенитчики на глубине 8-10 метров выкопали, для себя пещеру-укрытие, чтобы укрываться от налетов пикирующих бомбардировщиков, которые применяли специальные бомбы, проникающие вглубь земли. Пещеру облицевали дубовыми плахами и укрепили дубовыми столбами. После войны о пещере никто не вспомнил, а только на поверхности сравняли с землей верхние окопы и блиндажи. Пещеру затопило водой, а дуб от воды только крепчает и не гниет. Когда началось строительство военного городка, то были выкопаны глубокие канавы для канализационных и водопроводных сетей. Вода из блиндажных подземелий ушла. Дубовые стойки стали постепенно гнить, обрушиваться и, в конце концов, подземелье засыпало. Это и вызвало просадку фундамента. Строители и тут отвертелись, доказав, что по существующим документам они перед закладкой фундамента должны были исследовать грунт на глубину до 6 метров, а убежище было на глубине 8 метров от поверхности. Именно наличием этого убежища объяснялась большая боевая живучесть этой батареи. Один из командиров батареи остался жив, и после войны вернулся в Козельск. Он часто выступал в школах и воинских подразделениях, рассказывая о вырытых подземных убежищах. Но на его рассказы компетентные лица не обратили никакого внимания.

Капитан запаса, кавалер двух орденов Славы Иван Сергеевич (фамилию забыл), жил рядом с военным городком в частном доме у жены, с которой познакомился еще, когда командовал батареей. А я снимал комнату у его соседки. Мы познакомились. Он говорил, что технику (зенитные орудия) им заменяли пять раз, и за это время батарея не потеряла ни одного человека, было только несколько раненых.

Второе происшествие. Это было бы смешно, но ошибка проектировщиков повторилась при строительстве нашего второго городка, который располагался в 30-40 км от основного, в глубине позиционного района.

При изыскании строительства во втором городке опять не были проверены на пустоты подфундаментные пространства домов. За несколько дней до заселения фундамент под двумя подъездами провалился и 5-ти этажный блочный дом развалился по диагонали, по швам между блоками. Никто не пострадал. Но два подъезда пришлось разобрать. Потом восстановили.

Причина: Под половиной фундамента дома оказался язык песчаного плывуна. Плывун «уплыл» – и дом провалился

В этом городке начальником гарнизона был «мой друг» полковник Хисамов.

Помнится, когда однажды из нашего разговора он узнал, что мой предок был татарин, он сразу «возлюбил» меня! Часто, инициатором моего приезда к нему в полк был он сам. Он меня использовал как ходячую Ракетную энциклопедию и толкователя СНИПа. Он хотел знать все и сразу! Мы закрывались в его кабинете, секретчик приносил нам нужную документацию и мы скрупулезно её изучали.

 

 

Кратко о полковнике Хисамове

 

Полковник Гасан Хисамов, брюнет, выше среднего роста, типичный татарин. Волевое лицо. Очень деятельный. Требовательный. Любит самостоятельность. Ни разу не слышал, чтобы он матерился. Лишен высокомерия. «Отец солдатам».

Военный городок у него состоял тогда всего из трех жилых домов. Но был идеально ухоженный. Въезд автомашин запрещен. Только личное разрешение Хисамова. Пешеходная зона.

Примерно, в километре-двух от городка «колхоз». Там свиноферма, птицеферма, скотный двор, конный двор. Работают гражданские - селяне. Продукты закупает часть Хисамова для питания солдат и офицеров. Везут на продажу в городок молоко, творог, масло, курицу, свинину.

Семьи офицеров довольны. Довольны и солдаты, получая дополнительное питание. За этот «колхоз» его даже вызывали для объяснений на Партком дивизии.

Когда мне приходилось бывать в его полку, он заказывал в столовой для нас особый обед из конского мяса, национальный и необыкновенно вкусный!

Ему не особенно повезло с помощниками, которые в ракетных войсках ранее не служили. С некоторыми он конфликтовал, а те писали на него многочисленные жалобы. Хисамов был очень хозяйственный и очень дотошный человек. До всего он должен был дойти сам. На горьком опыте он убедился, что на помощников надежда слаба. Он неоднократно обращался к командиру дивизии с просьбой замены некоторых из своего окружения («специалистов» по ракете Р2). Но дивизия находилась в стадии бурного развертывания. Создавались кадрированные полки из офицеров, прибывающих из других родов войск. Они только начинали изучать ракетную технику.

 

 

Опять о учебной ракете 8Ж38

 

В дивизии, еще на стадии формирования, был специально построен учебный корпус. Он был отлично оснащен оборудованием, учебными стендами. Но по ракете Р-2 (8Ж38), с разрезанными деталями ракеты (от гироскопа и пневмоклапанов, до самой ракеты и двигателя). Я ранее об этом феномене уже говорил.

После нескольких месяцев обучения офицеры сдавали экзамен. И. как итог обучения, выезжали на полигон. Там участвовали в пуске ракеты 8Ж38. (Они давно, в 1958-59 г были сняты с вооружения и командование РВСН не знало, что с ними делать!) После присутствия на пуске ракеты личный состав полка считался готовым принять Боевое дежурство на межконтинентальном комплексе 8К75. Чушь собачья! Дурнее подобного шага сложно что либо придумать! Ракета Р-9А – с полностью автоматической проверкой и подготовкой к пуску, автоматической заправкой топливом и пуском. Ракета Р-2 – полностью с ручной методикой подготовки и пуска продолжительностью несколько суток. Транспортировочное и установочное оборудование на ракете Р-9А уникальное, требующее особых навыков при его использовании.

Это равноценно обучению летчика на самолете ИЛ-18 для полётов на современном «Боинге»!

Кстати, у нас в полку полковника Богатырева остались две «технологические» ракеты Р-9. Генерал Бурмак неоднократно обращался в ГУРВО с просьбой разрешить их использовать в классе для обучения. Получал отказ. А ракеты ржавели во временном хранилище, так как наземные комплексы больше не строились. А в классах стояли «разрезанные» 8Ж38.

Примечание. В 1976г, находясь в командировке на Кировоградском ремонтном заводе Ракетных войск, узнал, что у них на складе хранится до сих пор десяток комплектов оборудования для оснащения учебных классов по ракете 8Ж38. В 1955 г, за год до снятия ракет Р2 с вооружения, они получили заказ на изготовление сотни таких комплектов. И ни кто за этот «бардак» не ответил!

Третье впечатление - это посещение Козельского (поселок Березниковский) стекольного завода. Основные корпуса выстроены еще до революции из красного кирпича. Под полом цеха находится ванна с расплавленным стеклом. Даже порой не верится, что эта прозрачная, красноватая полоса, медленно выползающая из пола цеха, через некоторое время превратится в ровные листы стекла. Вначале в щель опускалась специальная затравка, и при контакте с расплавленным стеклом к ней прилипала стеклянная масса. Затем она медленно поднималась вверх, а вслед за ней - полоса расплавленного стекла. В верхней части цеха стекло разрезалось без остановки движения. Отрезанный лист с помощью присосков аккуратно складывался в стопки. Резаное стекло формировалось в папки, которые обкладывались соломой или древесной стружкой и затем помещались в специальные деревянные ящики.

Производство стаканов полностью автоматизировано, и стаканы вылетали со скоростью не менее 100-150 шт/мин. Показали мне и цех ручной работы. Там рождаются буквально каждый час шедевры искусства. Делали в этом цехе по особому заказу специальные опытные стеклянные мини-заводы для производства лекарственных и других препаратов. К сожалению, основная часть оборудования завода была выпущена еще в прошлом веке и сильно устарела. Несмотря на это завод оставался в Союзе одним из основных производителей лабораторной химической посуды и елочных игрушек.

Для обеспечения нормального движения в позиционный район, рядом с заводом через реку Жиздру был построен капитальный железобетонный мост. Благодаря этому мосту завод получил второе дыхание, поскольку рабочие жили на одном берегу, а завод на другом. Прежний мост был деревянным, и его почти каждый год сносило водой в половодье реки Жиздры. И завод прекращал работу до восстановления моста.

Четвертым, а скорее даже первым, знаменательным событием в Козельске было открытие монастырского комплекса Оптина Пустынь, расположенного в двух километрах от Козельска.

Однажды, когда мой начальник Бородай был в отъезде, меня вызвал к себе полковник Янченко и спросил, был ли я в районе монастырского комплекса Оптина пустынь. Я ответил отрицательно. Тогда он попросил съездить «на разведку» в ее район. Оказывается, он узнал о том, что расположенная до нас в Козельске войсковая часть имела в районе монастыря стрелковый полигон. Дивизии надо срочно организовать стрелковый полигон-тир для обучения и тренировок подразделений охраны стартовых позиций. Он обращается ко мне, как компетентному в стрельбе офицеру. Надо найти место, где ранее располагался стрелковый полигон, и оценить возможность его использования.

Я согласился съездить, но сказал, что у меня сейчас срочная работа, но завтра с утра смогу. Янченко сказал, что утром у штаба будет машина. Я попросил, чтобы мне в помощь дали офицера из батальона охраны.

От Янченко я зашел к знакомому майору из оперативного управления и попросил его дать наставление о подготовке подразделений охраны. Он дал наставление, и я его просмотрел. Стало ясно, на что надо обратить внимание.

Утром выехали, нашли остатки полигона. Найти его оказалось просто, так как его территория была обнесена высоким земляным валом. Составил примерный план. Рядом (не более километра) располагался монастырь. Решили заехать и осмотреть.

У полуразрушенных ворот остановились. Вышел какой-то не старый служка и доброжелательно спросил, кто мы и откуда, почему заехали. Я сказал, что мы из Козельской войсковой части. Он пригласил нас осмотреть обитель и сказал, что будет нас сопровождать. Еще в начале экскурсии я обратил внимание на молодых людей. Я его сразу спросил, а что это за молодые люди у центрального здания? Он с прискорбием ответил, что это ученики Профессионального Технического Училища, которое занимает все основные здания обители. Водил он нас около часа и непрерывно, с увлечением рассказывал историю обители и о ее жизни. Я, хотя являюсь человеком неверующим, был просто очарован увиденным и услышанным! Этот монах обладал каким-то особым даром говорить так увлекательно и в то же время убедительно. Я неоднократно бывал в Эрмитаже и, как иногда говорят: те экскурсоводы нашему «в подметки не годились»! Чувствовалось, что монах говорил от души.

В целом от этой экскурсии у меня осталось двойственное впечатление. С одной стороны величие православия и веры, с другой разрушающиеся храмы и древние росписи, украшающие их. На весь большой монастырский комплекс всего два десятка монахов, с великим трудом поддерживающих храмы от полного разрушения. Стены вокруг обители местами разрушены, по-видимому, еще в Великую Отечественную Войну. На стенах сохранились выбоины от осколков снарядов и пуль.

На прощанье монах высказал просьбу, чтобы мы передали своим командирам, что монастырь нуждается в нашей помощи. Оказывается, мы были первыми военными, посетившими монастырь. По возвращении, я доложил по делу полковнику Янченко. Дал некоторые предложения по восстановлению стрелкового полигона. Потом поведал о бедственном положении наших соседей. Янченко (в миру, партийный секретарь Управления) выслушал мой рассказ с участием. Сказал, что доложит генералу Бурмаку свои предложения по восстановлению полигона. Попутно, при восстановлении, можно будет помочь чем-то монахам.

Насколько мне потом стало известно, определенная помощь была оказана. Наверняка в данном случае сыграло свою роль и то обстоятельство, что под стенами монастыря снова решили начать стрельбу. Предполагаю, что тот монах догадался, зачем мы приезжали, доложил своему церковному начальнику, а тот, вполне возможно встретился с нашим командованием.

 

Историческая справка

 

О́птина пу́стынь монастырь Русской православной церкви, расположенный недалеко от города Козельска, Калужской области, в Калужской епархии. От Козельска до Оптиной пустыни около двух километров. Никто не знает после битвы с Батыем или еще задолго до нее в Козельских засеках появились отшельники. Монахи собирались в общины и строили монастыри. Так появилась и Оптина пустынь. Первые письменные упоминания об обители встречаем в 1610 году в Козельских писцовых книгах. Здесь говорится об обители как уже построенной. Поэтому многие историки относят начало основания Оптиной пустыни к XV веку. Основателем обители традиционно принято считать покаявшегося разбойника-вятича по имени Опта. Говорят что Опта принял постриг с именем Макария и потому Оптина пустынь изначально называлась Макарьевой. Расположенная у опушки девственного соснового бора, отрезанная от мира рекой Жиздрой, пустынь была превосходным местом для отшельнической созерцательной жизни. Это был чудный духовный оазис, где повторялись благодатные дары первых веков монашества. Они - эти дары, получили полное выражение в особом служении - старчестве. Действительно, оптинские старцы отличались высшим из всех даров - даром рассудительности, а также прозорливостью и Даром исцелений.

А еще большую известность и добрую славу Оптина пустынь приобрела при жизни старца Амвросия (Гренкова), который родился во время Отечественной войны 1812 года. Старец прославился тем, что дарованием Божиим утешал и исцелял народ, который стекался к нему отовсюду

В 1923 году богоборцы закрыли обитель. Чего только они здесь не устраивали: и лесопилку, и дом отдыха, и конюшню, и лагерь для военнопленных.

И только в 1987 году Обитель вернули Русской Православной Церкви. Началось возрождения Оптиной. Сегодня обитель практически восстановлена. Конечно, внешнее великолепие монастыря - это только начало. Еще предстоит восстановить тот образ иноческого жития, который был утрачен за годы советской власти. Но все это еще впереди

Следующим занимательным и интересным фактом в Козельске можно назвать необычный способ собирания белых грибов. Белых грибов там не просто много, там их огромное количество! Особенно, в позиционном районе, где ограничено массовое посещение.

Однажды, уже на выезде из позиционного района, я обратил внимание на странных женщин, которые в лесу сгребали прошлогоднюю листву под деревьями деревянными граблями. Оказывается так они выворачивают из под опавшей листвы белые грибы! Весьма необычный и очень результативный способ собирания белых грибов!

На следующий день мы прихватили с собой в машину рюкзаки и грабли. На обратном пути вышли из машины и буквально за пол часа наполнили свои рюкзаки грибами. Жены были довольны!

 

 

Окончание строительства первых полков
и подготовка к началу Боевого дежурства

 

Строительство РУПов было закончено, но аппаратура РУП не была принята.

Основные сооружения ракетных комплексов были окончены и приняты на опытно-боевое дежурство. Служба главного инженера показала себя с самой лучшей стороны.

4 августа 1961 года нашей Гвардейской дивизии было вручено Боевое Знамя, а 14 апреля 1962 года - вручена грамота Президиума Верховного Совета СССР. Дивизия была признана одной из лучших дивизий РВСН. Командование дивизии, офицеры штаба и офицеры полков, поставленных на опытно-боевое дежурство, получили поощрения от командования Я получил благодарность от командира дивизии и денежную премию.

Бородаю была предложена должность главного инженера Ракетной армии. Мне он предложил должность подполковника в своей службе, но я попросил его помочь с переводом в НИИ-4, так как научная деятельность мне ближе по духу. Он согласился и буквально в тот же день написал на меня характеристику. На следующий день запрос отправили в НИИ-4.

Прошел месяц, а из НИИ ни слуху, ни духу. Тогда наш начальник отдела кадров позвонил в кадры НИИ-4 и ему сказали, что причиной фактического отказа является моя беспартийность. Начальник штаба полковник Янченко, был секретарём партбюро управления дивизии. Поэтому далее все прошло настолько быстро, насколько это было вообще возможно. В тот же день состоялось партбюро управления дивизии, где меня единогласно приняли в кандидаты КПСС. На следующий день назначили партийное собрание, которое утвердило решение Партбюро. Решение сразу подписал начальник политуправления, его законвертовали и на другой день отправили нарочным в НИИ-4. Так я стал партийным!

Уже через неделю мне пришел вызов к новому месту службы в г. Калининград, пос. Болшево. Окончилась моя служба в войсках.

Меня ждало НИИ-4 в Болшево. Собрали все вещи. С начальником КЭЧ я договорился, что семью не будут трогать три месяца. Заплатил вперед за эти три месяца квартирную плату. И 12.08.64 я выехал в Болшево через Сухиничи.

 

 

Послесловие

 

Вскоре, после моего отъезда, 14—15 декабря 1964 года заступили на дежурство два ракетных полка Р-9А наземного типа (командиры частей полковники Д.В. Богатырев, Т.В. Макарьевский) а 26 декабря заступил на боевое дежурство полк с комплексом шахтного типа, полковник Г.Х. Хисамов

Всего в Козельске было поставлено на боевое дежурство 12 ракет Р-9А, которые простояли до 1976 года. Фактически замена ракет Р-9А в других дивизиях началась в 1971г с заменой на ракеты УР-100.

Наш первый командир дивизии генерал-майор Бурмак Михаил Савельевич (1961—1967) пользовался громадным уважением всего личного состава, офицеров дивизии и членов их семей. Это был поистине «Отец Командир». Несмотря на сопротивление военных чиновников, ему удалось в самый пик ввода шахтных комплексов добиться выделения больших средств на жилищное строительство, на развитие инфраструктуры Военного городка и ее интеграции в инфраструктуру города Козельска. Офицеры дивизии отвечали на заботу отменной службой. Как впоследствии было отмечено, за время его командования дивизией не было совершено офицерами ни одного серьезного проступка! При подведении итогов боевой подготовки дивизия почти всегда признавалась лучшей в РВСН. Лучшим был признан и Военный городок. Поэтому, отдавая дань почести своему командиру, главную улицу городка в его честь назвали «Улицей генерала Бурмака».

Достойными его последователями стали генералы: Барабанщиков Василий Матвеевич (1967—1975); Генералов Владимир Андреевич (1975—1977); Тимофеев Владимир Михайлович (1977—1980).

Как мне рассказали сослуживцы, при первом сокращении РВСН они создали специальные подразделения для демонтажа стартовых комплексов, сбора ценного металлолома, на средства, полученные от его реализации был построен целый коттеджный городок для увольняемых в запас офицеров.

Их не бросили, как в некоторых дивизиях (Карталы) на произвол судьбы. Большинство трудоустроилось и осталось проживать в Козельске.

И вот «весьма умные головы» или «агенты влияния» приняли решение (на радость военщине США) расформировать лучшую дивизию РВСН!!!

Но вдруг, в октябре 2008 года Президентом РФ Дмитрием Медведевым было принято решение (как говорят по настойчивой просьбе командующего РВСН, тоже бывшего командира 28 РД) приостановить сокращение и оставить дивизию в боевом составе РВСН.

В декабре 2009 года Козельску присвоено почётное звание «Город воинской славы».(Насколько мне известно из истории ВОВ, боев за Козельск не было! Но в нашей стране уже нечему удивляться!)

В октябре 2010 года Президент Дмитрий Медведев провёл в Козельске выездное заседание. Из-за развернувшегося к его приезду показушного строительства город влез в долги, в Козельске закрылись культурные учреждения, а дети лишились музыкальной школы, отложили ремонт общеобразовательных школ.(сведения из сайта Козельска)

В последние годы, в связи с выделением государством значительных средств на рекультивацию земель, где были шахтные пусковые установки ракет коррупционные скандалы стали сотрясать РВСН. Не минул скандал и Гвардейскую Краснознаменную дивизию. Как сообщила пресс-служба Главной военной прокуратуры России, бывший и действующий командиры соединения ракетных войск в Козельске генерал-майор О.Анциферов и полковник Э. Стефанцов приняли невыполненные работы по госконтрактам на рекультивацию ликвидированных шахтных пусковых установок на сумму 4,4 миллиона рублей. Однако, реально, несмотря на подписанные документы о проделанных работах, ничего сделано не было.

Из СМИ: Должностные лица Козельской дивизии не стали комментировать сложившуюся ситуацию вокруг бывшего и нынешнего командира соединения. Сейчас в СМИ нет данных, что стало с этим полковником и генералом.

Эти факты показывают, насколько деградировали наши «Вооруженные Силы», если самый надежный, самый элитный их вид, Ракетные Войска Стратегического Назначения превратился в прибежище казнокрадов.

Вызывает крайнее удивление и возмущение, насколько деградировал морально за последние 12-15 лет высший командный состав!

Разве можно таким людям доверить безопасность МОЕЙ и НАШЕЙ страны!

Почему об этом молчит наш ГЛАВНОКОМАНДУЮЩИЙ!?

Наверх

 

Назад Оглавление Далее

Яндекс.Метрика