На главную сайта   Все о Ружанах

Александр Долинин

И путь, и судьба

Из дневника журналиста-ракетчика

© Александр Долинин, 2006
Публикуется с разрешения автора

Наш адрес: ruzhany@narod.ru

Байконур – арендуемый символ

 

Самолет командующего Космическими войсками взял курс из Внуково на Байконур. Три с половиной час пути – и мы в жарком Казахстане, где и в тени зашкаливает за сорок градусов. Подумалось: столько же времени к своему 108-минутному подвигу летел на космодром Юрий Гагарин.

Но сколько же суток, месяцев и лет напряженно готовилась Советская страна к преодолению им земного притяжения, к этим самым минутам, взбудоражившим мир. За этой столбовой дорогой стоял титанический труд наших соотечественников – ученых, инженеров, конструкторов, врачей, рабочих, строителей, людей в погонах (один факт: за обеспечение запуска корабля с первым космонавтом 3 тысячи военнослужащих и специалистов ракетно-космической отрасли получили ордена и медали).

80 лет отделяли полет Юрия Гагарина от первых заметок мечтателя Циолковского о космосе. И всего два года со дня образования полигона – космодром понадобилось испытателям Байконура для пуска первой межконтинентальной баллистической ракеты Р-7 Сергея Королева, вывода на орбиту первого искусственного спутника Земли и запуска космонавта. Символично, что именно 12 апреля 1961 года космодром вручили Боевое Знамя. Космодром-труженик изначально был при погонах, но многие-многие годы это скрывалось от широкой общественности. И только потому, что Советская страна, мол, занимались только мирным космосом. Но, даже если это так, чего бы он стоил без дисциплинированности, самоотверженности и инициативы военных людей! Между тем за полвека при непосредственном участии военных с байконурских площадок ушли в звездный океан одноместные и многоместные корабли. Поднялись на орбиту управляемые корабли и управляемые станции. Полетели автоматические лаборатории к Луне, Марсу, Венере. Стартовал неповторимый «Буран». Величественно выходила из шахты невиданная МБР «Воевода».

Межконтинентальную баллистическую ракету укрощал в числе других руководителей полковник Валентин Несвит, с которым мы служили под Каунасом. Незадолго до моей командировки на Байконур он был в «Красной звезде», погоревали: привез в московский госпиталь жену. На другой день после нашей встречи с Валентином ее не стало.

 

Бездна могущества

 

Основоположник космоплавания Константин Циолковский был убежден, что человек, всем существом связанный с родной планетой, все же безмерно выиграет при покорении космического пространства. Ему виделись при этом «горы хлеба и бездна могущества». Чего-чего, а бездну эту наша страна и впрямь обрела. Не грех об этом напомнить читателям. Тем более, что для молодых многие факты могут стать открытием.

Пять с лишним десятилетий (со 2 июня 1955 года) космодром Байконур остается ведущей стартовой площадкой России. Он обеспечивает испытания новых образцов боевой ракетной техники, запуск и функционирование на орбите аппаратов научного, социально – экономического и военного назначения, межпланетных автоматических и орбитальных станций, пилотируемых кораблей. Стартовыми расчетами космодрома произведено более 1.200 пусков ракет-носителей и примерно столько же – межконтинентальных баллистических ракет. Отсюда запущено свыше 1.400 космических аппаратов.

На экспериментальной базе Байконура отработаны ракетные комплексы конструкторских бюро С.Королева, В.Мишина, В.Глушко, М.Янгеля, В.Уткина, В.Челомея. Испытано около 40 типов ракет, ставших основой стратегической военной мощи страны. Около 20 типов ракет-носителей, среди которых «Спутник», «Восток», «Восход», «Молния», «Циклон», «Союз», «Протон», «Зенит», «Энергия» и их модификации.

С начала 1970-ых годов космодром – полноправный участник международных программ: «Союз» – «Аполлон», «Интеркосмос», отсюда осуществляются запуски международных экипажей, космических аппаратов многих стран.

С космодрома отправлялись на орбиты спутники серии «Космос», «Метеор», «Экран», «Радуга», «Горизонт», «Молния», «Ресурс», «Океан», спутники единой космической навигационной системы Глонасс, космические телескопы «Астрон», «Гранат», «Гамма», долговременные орбитальные станции «Салют», «Мир», многоразовый ракетно-космический комплекс «Энергия» – «Буран», российские сегменты «Заря» и «Звезда» Международной космической станции. Запуски и пуски проводились с 13 наземных установок.

Более 160 космонавтов и астронавтов получили здесь путевки исследователей космоса. Из них – на июнь 2007 г. – 100 наших соотечественников, 99-ым был байконурец полковник Юрий Шаргин. Для современников Байконур – это звездное место, откуда открылась дорога в бездну. Слово «спутник» и имя «Гагарин» навсегда сохранят русское звучание.

 

И наяву … березы здесь

 

Символом Байконура стали тюльпаны. Причем здешние цветы ничем не напоминают их родственников – садовых снобов. Они невысоки, трогательно беззащитны и не приживаются на чужой почве. Их корневая система расположена неглубоко, и совершенно непонятно, как они сохраняют жизненные силы до следующей весны, переживая 40-50-градусное солнце и соляные бури летом, 20-30-градусные морозы и ледяной ветер зимой. Прямо как люди, населяющие Байконур, неприхотливые и жизнестойкие. Как сам космодром, с достоинством переживающий любые трудности и сегодня продолжающий работать, на языке военных, по предназначению.

Что такое Байконур сегодня? Космическая гавань или космическая обочина? Живой, активный, уникальный научно-технический и социальный комплекс или музей ракетно-космической техники среди развалин? Российский город федерального значения или провинциальный казахстанский городок? Оазис в полупустыне или выжженная безжалостным солнцем земля, где под кондиционерами снится людям трава у дома?

Не ответишь на эти вопросы однозначно. К слову, о траве и деревьях. Они, может, и снятся кому-то. Только байконурцы изначально не пребывали в грезах. Они превращали землю, расцветающую лишь по весне тюльпанами, тамариксами и саксаулами, в места обитания, похожие на российские. И можете ли вы поверить, что четыре года назад здесь, в полупустыне, появились русские березки, что они еще и прижились! Реальность этой затеи доказала ландшафтный дизайнер Ольга Селиванец. Жена офицера не только внесла свою лепту в благоустройство города, но и лишний раз подтвердила, что ничего невозможного для байконурцев нет. А еще рассказали нам, что Ольга второй раз стала мамой, родила сына Владимира. Так что супругам Александру и Ольге Селиванец остается осуществить, по поговорке, лишь одно важное дело – дом построить. О возможностях этого мы поговорим ниже…

А пока зададимся другими важными вопросами. Итак, по каким законам живут на Байконуре люди, прибывшие сюда по воинскому приказу и родившиеся на буранном полустанке? По международным или законодательству России и Казахстана? Что движет ими – долг или жажда сиюминутной наживы? Что такое Байконур сегодня – островок социализма или цитадель нарождающегося, а стало быть, дикого капитализма? Байконур – это международный космический порт или арена раздора? И много еще вопросов крутится вокруг сданного в аренду до 2050 года комплекса со всеми ее составляющими, аналогов в мире не имеющего.

Самыми тяжелыми во всех отношениях для Байконура, рассказывал Валентин Несвит, были 1991-1993 годы, характеризуемые «разводом» бывших союзных республик. Космодрому и городу приходилось, мягко говоря, несладко. До тех пор, пока президенты России и Казахстана не приняли политическое решение по их дальнейшей судьбе. Чудом удалось сохранить стартовые площадки и жилой фонд от разрухи и упадка. Люди теряли веру в будущее, но рук не опускали. Именно в ту пору родилась горькая шутка: «Раньше в Байконуре жили веселые и находчивые. Теперь все находчивые уехали, остались только веселые…»

В 1994 году между Российской Федерацией и Республикой Казахстан подписано Соглашение об основных принципах и условиях использования космодрома Байконур и Договор аренды комплекса «Байконур». Началась новая страница в их истории. Заново создавалась юридическая база функционирования комплекса в правовом поле двух государств, определялись социальная платформа и система обеспечения конституционных прав России, Казахстана и других стран СНГ. Ряд вопросов не отрегулирован в должной мере и сегодня. Например, в сфере строительства. У администрации города во главе с ветераном космодрома генерал-майором в отставке Александром Федоровичем Мезенцевым забот хватает. Согласно упомянутому Соглашению о статусе города Байконур является образованием федерального значения (как Москва или Санкт-Петербург, например). С особым режимом безопасности функционирования объектов, предприятий и организаций, а также проживания граждан. По отношению к Республике Казахстан его статус пока не определен, что создает определенные неувязки при решении социальных вопросов.

Но как бы то ни было, на здании администрации города подняты государственные флаги России и Казахстана. Глава администрации назначается на должность совместным решением президентов двух стран. Начальник космодром утверждается российским президентом по согласованию с казахстанской стороной.

В 1994 году для организации и координации работы предприятий Федерального космического агентства на Байконуре создали центр эксплуатации наземной инфраструктуры (с 1998 года это – Федеральный космический центр «Байконур»). Его возглавил ветеран космодрома полковник запаса Евгений Кушнир. Есть на космодроме специальный представитель президента Республики Казахстан.

Соединения и воинские части, строившие космодром и эксплуатировавшие его, с наступлением аренды постепенно передали функции по организации жилищно-коммунального хозяйства государственным унитарным предприятиям, а эксплуатацию ракетно-космических комплексов – Федеральному космическому комплексу. К концу 2007 года этот процесс будет завершен. Гарантированный приток молодых специалистов и сложившаяся система наставничества претерпят, понятно, изменения. Что из этого получится? Вопрос остается открытым. Вырастить испытателя космической техники непросто. Если он даже красный диплом будет иметь после вуза, настоящим специалистом, как показывает опыт, станет через 5-7 лет. Для привлечения молодых специалистов потребуется новая программа социальных гарантий и престижные, перспективные научно-технические проекты. Пополнения из числа военных специалистов ожидать не приходится. 200 прикомандированных к ФКЦ военнослужащих космодрома изъявляют желание вернуться в свои воинские части и с получением квартир в России уволиться в запас.

70 процентов работающих в структурах города – граждане Республики Казахстан. На предприятиях Роскосмоса трудятся специалисты, получившие соответствующие допуски.

Общая численность населения Байконура в последние годы – около 70 тысяч человек. Здоровый принцип на космодроме: жить, а не выживать. Сегодня важно сохранить космическую гавань Вселенной, всеми силами выполнить поручение президентов России и Казахстана в этом направлении. На Байконуре планируется осуществить совместный российско-казахстанский проект по созданию ракетно-космического комплекса «Байтерек». Реализовываться он будет на базе создаваемой в России ракеты – носителя нового поколения «Ангара». В настоящее время функционируют комплексы «Союз», «Протон», «Зенит», «Циклон» и измерительный комплекс, обеспечивающий контроль и управление ракет-носителей и МБР. В 11 монтажно-испытательных корпусах идет сборка, проводятся испытания космических аппаратов и носителей. Для заправки компонентами топлива и сжатыми газами космических аппаратов и разгонных блоков работает три заправочные станции.

Общая площадь космодрома – около 7 тысяч кв. км, протяженность с севера на юг – 75 км, с запада на восток – 95 км. Байконур принимает авиалайнеры в двух аэропортах – Крайнем и Юбилейном. Последний может встречать самолеты всех типов. Здесь работают филиалы нескольких крупнейших конструкторских бюро и ракетно-космических предприятий, центров и корпораций.

 

Что стоит дом построить?

 

Какова дальнейшая судьба Байконура и людей военных, которые строили его, а затем осуществляли до 100 пусков в год (практически каждые три дня)? В соответствии с распоряжением правительства Министерство обороны России к концу 2007 года передаст объекты комплекса «Байконур» Федеральному космическому агентству. Выходит так: командующий Космическими войсками генерал-полковник Владимир Поповкин «вручит ключи» от стартовых площадок Байконура своему бывшему начальнику генерал-полковнику в отставке Анатолию Перминову, директору Роскосмоса.

Воинские части 5-го Государственного испытательного космодрома расформировываются. В ходе проводимых организационно-штатных мероприятий подлежит обеспечению жильем с последующим увольнением с военной службы 2.954 семьи. На это выделяются ассигнования в сумме 3,3 млрд. рублей. Когда командующий собирался на встречу с военнослужащими космодрома, он буквально перед поездкой узнал о президентском решении – по жилью и деньгам. До этого была полная неизвестность.

Сейчас же появилась надежда и у семьи подполковника Селиванца получить квартиру в России, где не надо будет выращивать березы. Россия без того светла от них.

 

Прощание «Славянки»

 

Прямо с самолета генерал Поповкин отправился в кинотеатр «Сатурн», приспособленный под Дом офицеров. Зал был полон. Офицеры стояли в проходах и даже на улице. Вопросов к командующему возникло много: они-то еще не знали о решении президента. Но когда Поповкин вышел на трибуну и объявил об этом, зал только и выдохнул: «А-а!». Многие вопросы сразу отпали. Остальные решали кадровики. Под организационно-штатные мероприятии на космодроме попали свыше 4 тысяч офицеров! Только 707 из них изъяви ли желание служить дальше. Выводы делайте сами.

Провожал нас на аэродроме Крайний ранним утром начальник космодрома генерал-лейтенант Леонид Тимофеевич Баранов. Всю сознательную жизнь, целых тридцать лет (последние девять – в должности командира) прослужил он на Байконуре.

Выходит так, что проводить Боевое Знамя с тремя орденами придется уже одиннадцатому и последнему начальнику космодрома Олегу Майдановичу, нашему знакомому по Плесецку. Он же проводит и последнее воинское подразделение – госпиталь – в 2007 году. И тогда Байконур окончательно снимет погоны. И некому будет сыграть «Прощание «Славянки» в эти совсем невеселые минуты.

Командировка на Байконур и для меня стала последней, в качестве редактора «Красной звезды» по Ракетным и Космическим войскам.

* * *

Путевые заметки «набросал» я в период с 1992 по 2006 год. Что-то за это время, несомненно, изменилось, выросли в званиях мои герои, некоторые ушли в запас. Кого-то уже нет с нами.

Но, дополняя записи сведениями сегодняшнего дня, я старался сохранить колорит того времени, почти ничего не редактировал, чтобы оставить для истории мозаику фактов, событий и замет, как сказал бы известный вам Беличенко, составленную из впечатлений от поездок в ракетные и «космические» гарнизоны. Не всё, конечно, вошло в эту книгу.

 

 

 

* * *

Вернуться на главную страницу.

Яндекс.Метрика