На главную сайта   Все о Ружанах

Александр Долинин

И путь, и судьба

Из дневника журналиста-ракетчика

© Александр Долинин, 2006
Публикуется с разрешения автора

Наш адрес: ruzhany@narod.ru

Власиха стратегическая

 

На Одинцовской земле, которая в каких-то двадцати минутах езды от Красной площади, после появления здесь в сталинские времена «кремлевских дач» ни один объект не появлялся случайно. В этом ближайшем Подмосковье, относящемся когда-то к Кунцевскому, еще не столичному, району, обосновывались только «стратегические державные» учреждения и центры.

Все они определяли важнейшие направления в науке, технике, военном деле. В Краснознаменске (Голицыно-2) разместился крупнейший «космический центр». На полигоне в Кубинке испытывались Т-34 и многие друге виды гусеничных и колесных бронемашин. Не случайно здесь самый богатый танковый музей. В наше время здесь же родились авиационные эскадрильи «Стрижей» и «Русских витязей», покоривших Европу и Америку бесстрашием и пилотажем высочайшего класса. В Голицыне прописался Институт Пограничных войск. Нашли свое место на Одинцовской земле элементы ПВО, другие части. Не будет преувеличением сказать, что Одинцово – и город ракетчиков. Причем приоритет «стратегов» утвердился даже в названиях улиц, носящих имена Неделина, Бирюзова, Крылова – главкомов Ракетных войск стратегического назначения.

Одинцово – что-то вроде «зимних квартир» стратегических ракетчиков. Их «боевая позиция» – Власиха, до которой при желании нетрудно от города пройти пешком. По «тропе здоровья», процветавшей при главкоме Толубко, она даже освещена была. Вообще-то «стратегическая» Власиха именуется официально – Одинцово-10. По сути же это – место, откуда исходят практические решения по достижению политической стабильности. На всей нашей Земле. Здесь находится штаб РВСН, а под землей – Центральный командный пункт в несколько этажей …

Символично, что с Власихи начался разгром третьего рейха в годы Великой Отечественной войны. На этой земле размещался, о чем свидетельствует мемориальная доска на Доме офицеров, штаб Западного фронта, руководимого Жуковым.

О том, что собой представлял штаб фронта, и каково было его значение в битве под Москвой, рассказал Г.К.Жуков. Он, правда, даже не упоминает простонародное название – Власиха, говорит о Перхушково (железнодорожной станции в нескольких километрах от нее). Власиха была неприметна, а Перхушково известно по истории. Здесь, согласно преданиям, после Бородинского сражения останавливался Наполеон. С этой почтовой (перекладной) станции уезжал за границу Гоголь, пообещав вернуться с «Мертвыми душами». В Перхушкове подолгу жил Герцен в имении своего дяди А.А.Яковлева. Через Перхушково в соседнюю деревню Захарово ездил в имение бабушки юный Пушкин. Бывал здесь Лев Толстой по пути на Бородинское поле, когда шел собирать материал к роману «Война и мир».

В 1941 году вблизи Перхушково решалась судьба страны. Воины 5-й армии, начав наступление 5 декабря, к концу месяца полностью освободили этот район, а затем продвинулись на 200 километров к западу от Москвы.

– Штаб фронта, – вспоминал Жуков, – находился, считайте, почти рядом с Москвой. Отсюда была слышна артиллерийская канонада.

На вопрос «Как выглядел штаб?» он ответил:

– Ну, понятное дело, не некой «Кутузовской избой». Он представлял собой комплекс больших зданий. Там были различные управления фронта, крупный узел связи.

Несколько лет назад, чему сам был свидетелем, рядом с этими комплексами поставили памятник полководцу Победы. На берегу пруда. Смотрит маршал с прищуром вдаль, будто на поле боя.

На открытии присутствовало много гостей, были и дочери Георгия Константиновича, его фронтовой водитель.

В это же самое время в центре Одинцово открыли мемориальный комплекс в честь полководца, назвали центральную улицу его именем. И в самой Власихе есть улица Жукова.

События минувшей войны и вывели из исторического небытия патриархальную Власиху, изначально именовавшуюся Костино. Сведений о нем мало. Пишут, что эта вотчина в семнадцатом веке принадлежала тестю царя Алексея Михайловича – Кириллу Полуэктовичу Нарышкину. Деду Петра 1 по матери. В ней проживало 55 душ мужского пола.

В конце восемнадцатого века владельцем Власихи стал бывший молдавский господарь Александр Иванович Маврокордато. Бежавший в Россию, он был милостиво принят Екатериною второй …

О происхождении имени Власиха рассказывают так. В девятнадцатом веке эти земли принадлежали немецкому барону Осипу фон Вогау. Жил в имении мельник Влас. Красивую молодую жену его местные крестьяне звали, как водилось, Власихой.

Мельница находилась на пруду (перед нынешним центральным зданием, где работает командующий). Влас еще молодым мужчиной скончался от простуды. Барон фон Вогау похоронил своего мельника, а вскоре женился на молодой вдове. Жили они в двухэтажном особняке (нынешний АХО). Власиха родила барону 11 детей. После его смерти стала хозяйкой имения. Рачительной и требовательной. Тогда-то и стало именоваться это селение Власихой.

От него и сейчас остались следы. Возле АХО есть кафе, так вот, здание это было барской конюшней, во времена курсов политсостава – клубом. На месте Дома офицеров был разбит фруктовый сад. Возле гостиницы лежит камень, если его перевернуть, то можно прочесть: «Власиха». Стоял он в начале березовой аллеи по дороге от Перхушково до Власихи.

Дом Жукова размещался в здании, где сейчас сбербанк и отделение милиции. Раз приезжает он с фронта, а полздания нет – при бомбовом ударе пострадало.

Этой историей поделился со мной Александр Андреевич Пузатиков, известный в районе краевед, создатель Одинцовского музея. Александр Андреевич – участник Великой Отечественной войны. Сюда приехал с женой в 1960 году, был одним из первых «режимщиков» ракетного гарнизона, офицером Центрального командного пункта.

Итак, в 60-ом году прошлого теперь уже столетия передал штаб дальней авиации, размещавшийся в ту пору во Власихе, все свои владения «стратегам». И стала она совсем засекреченной. Сюда в морозном феврале переселились из Москвы главный штаб, управления и службы народившихся войск. Первый заместитель начальника главного штаба РВСН в ту пору генерал-лейтенант Алексей Савич Буцкий (он же и стал первым начальником гарнизона) вспоминал:

– Казарменно-жилищный фонд был крайне ограничен. Тылу, например, на 31 человека выделили всего лишь одну комнату.

С большим трудом обустраивали части и подразделения – связи, охраны, строителей… Мне приходилось контролировать работы по благоустройству городка, прокладке дорог, строительству служебных зданий, поликлиники, столовой…

Но главными объектами, понятно, были Центральный командный пункт, узел связи. Горький урок получили ракетчики, когда нарушили правило:

вводить системы и средства связи, боевого управления одновременно с приемом в эксплуатацию боевых ракетных комплексов. До определенного времени в ходе так называемой корректировки титульных списков выпадали даже объекты связи. За это и поплатились. Вспоминают случай, когда из дальнего полка ждали доклада главкому о готовности к постановке на боевое дежурство стартового комплекса. Из-за отсутствия прямой телефонной связи более суток (!) ушло на это. «Времянка» подвела. Через такие вот «неувязки» приходили ракетчики к сегодняшним долям секунды по доведению сигналов до каждой пусковой установки.

Да и то сказать, многое начинали с белого листа. Первый начальник Центрального командного пункта легендарный Константин Васильевич Герчик (знал его генерал-полковником, командовавшим в наше время 50-ой ракетной армией в Смоленске) рассказал мне по этому поводу:

– Приходилось изучать опыт других. Нужно было выработать концепцию боевого управления и войсками, и ракетами.

Тогда некоторые даже большие начальники полагали, что РВСН вполне можно управлять по телефону. Подземный ЦКП строился уже не при Герчике.

Генерал-майор Виталий Денисюк, бывший начальник ЦКП, заметил как-то:

– По нынешним временам вряд ли удалось одолеть такое сооружение. ЦКП – огромное хозяйство в несколько заглубленных этажей, площадью, исчисляемой километрами. С главным залом, резервными дизельными установками, с современнейшей системой боевого управления… Уникальное хозяйство. Строительство ЦКП началось в 60-ые годы. Вырыли огромный котлован и стали лепить сооружения из бетона марки 600, который и алмазное сверло не возьмет. Не все строители знают эту марку. На полную мощность работали шесть бетонных заводов. По завершении работы котлован с сооружениями накрыли крышей, которая защитит и при ядерном взрыве.

Центральный командный пункт может жить автономно несколько суток. Часть из них – в режиме полной герметизации.

– Мы, – продолжает Денисюк, – видим отсюда весь мир, следим за политической ситуацией. Дежурные смены ЦКП держат руку на пульсе каждой из сотен пусковых установок. За всю историю РВСН не было случая потери управления ими. А в год по каналам боевого управления проходит на тренировках почти 20 тысяч приказов. Каждый непременно доходит до адресата. До Читы, например, всего за несколько секунд. Вероятность доведения приказа – 0,999, три девятки после запятой, что называется.

В самой Власихе боевых стратегических ракет нет. Кроме ставшей памятником янгелевской Р-12. Стоит она, покрашенная в белый цвет, на постаменте перед главным зданием штаба. С этой ракетой прошла жизнь многих из тех, кто и сегодня трудится здесь. Она ровесница РВСН. Простояла на боевом дежурстве три десятка лет. Более сорока ее «подружек» переплыли через океан на Кубу во время Карибского кризиса. Участник этих событий генерал-полковник Виктор Иванович Есин считает:

– Операция «Анадырь» была единственной в истории Ракетных войск, когда они, еще не окрепшие, могли реально применить ракетно-ядерное оружие. К счастью, этого не произошло. Возобладал рассудок. Карибский кризис показал, что в войне ракет победителей быть не может.

Стратегические войска для того и существуют, чтобы охладить авантюристов. Ракеты и боеголовки – оружие сдерживания.

Каждый день с разных концов Москвы, Одинцово и ближайших поселков автобусами, электричками, на автомобилях стекаются к Власихе офицеры, прапорщики, гражданские служащие. Каждый – на свой боевой пост, где бы он ни был: в штабе ли, на ЦКП, на узле связи или в вычислительном центре…Все они держат связь с такими же не знающими покоя ракетчиками, разбросанными по всей России.

Было во Власихе и рабочее место «Красной звезды». С 1995 года введена в газете должность постоянного корреспондента по РВСН. Первым обжил корреспондентский пункт в 3-ем здании офицер-ракетчик Анатолий Васильевич Белоусов, я был третьим посткором, но меня «допустили» в 1-е здание, да еще на этаж главкома. И Анатолию Васильевичу, и мне помогал обустраиваться во Власихе бывший тогда заместителем начальника главного штаба РВСН и начальником гарнизона генерал Виктор Данилович Билык.

Окна корпункта как раз выходили на командный пункт. А вот туда дорога долго была заказана для корреспондента: не полагалось по инструкции.

С Власихой у «Красной звезды» давняя связь. Сюда в штаб Западного фронта приезжал с «горячими гранками» статей Жукова главный редактор Д.И. Ортенберг.

Если историю стародавней Власихи, как таковой, мы недостаточно знаем из-за нехватки исторических свидетельств, то историю ракетного гарнизона Одинцово-10, писанную в тысячах документов и имеющую значимость едва ли не мировую, мы, по сути, знаем не лучше. И кто спорит, что имена нынешних ее «хозяев» также достойны памяти? Тем более что им должна быть благодарна Россия.

Всех не упомянешь. А потому отмечу тех людей, которые во многом определяли судьбу Ракетных войск. И начну с Г.К. Жукова. Его полководческий гений осветил и РВСН. Когда Георгий Константинович был министром обороны, стратегических войск еще не было. Но и тогда и после он вплотную занимался ракетами, выбором полигонов, руководил учениями по ракетно-ядерной тематике.

Прообразом Главного штаба РВСН был штаб реактивных частей из 26 офицеров и генералов, которых в шутку называли «26 комиссарами» по аналогии с бакинскими. Г.К.Жуков самое пристальное внимание уделял деятельности и штаба, и бригад особого назначения. Один из 26 «комиссаров» Григорий Кириллович Рыженков – патриарх ракетных войск и активный их популяризатор, рассказал, как активно вникал маршал в проблемы нарождающихся войск, как живо интересовался он ракетами. Его авторитет сыграл немалую роль в признании ракетного оружия, его насущной необходимости в ту пору, когда нам угрожали из-за океана ядерной бомбой.

Опекаемый Жуковым штаб реактивных частей на 90 процентов был сформирован по указанию Митрофана Ивановича Неделина, который самым тесным образом взаимодействовал с министром. Начальником штаба назначили Михаила Александровича Никольского. Не случайно и Неделин, и Никольский встали позднее во главе РВСН, и все остальные «комиссары» заняли ключевые должности в главном штабе войск, которому перешел даже номер полевой почты штаба реактивных частей.

Именно Неделин сделал Власиху ракетной. Пятнадцать лет занимавшийся ракетами, он объективно стал первым главкомом РВСН. И хоть судьба ему отмерила немного в этой должности: всего каких-то десять месяцев, он и по сей день остается любимцем ракетчиков.

После трагической гибели Неделина «хозяином» Власихи стал маршал К.С. Москаленко. Своим авторитетом он сумел укрепить материальную базу молодых войск. Его сменил маршал С. С. Бирюзов, до этого возглавлявший Войска ПВО. Восемь лет до внезапной кончины трудился здесь маршал Н.И.Крылов. При нем Ракетные войска достигли бурного расцвета. Особую роль сыграл в судьбе войск и гарнизона Власихи В.Ф. Толубко. Более двадцати лет жизни отдал он им.Его дело продолжил Ю.П.Максимов, который до конца своих дней жил заботами ракетчиков и переживал за их судьбу. Эстафету фронтовиков принял И.Д.Сергеев. Первый в истории войск главком – не фронтовик и «чистый» ракетчик. Им было внедрен в войсках принцип: у нас дежурят все, от главкома до рядового. Власиха, как и все Ракетные воска, в постоянной готовности. И это спасало ее в самые трудные времена. Оставил свой след во Власихе и В.Н.Яковлев, самый молодой из главкомов и последний на этой должности.

Н. Е. Соловцов принимал войска и Власиху уже в новом качестве – командующим РВСН. Как вид они перестали существовать. Значимость войск при этом, конечно же, не уменьшилась, а забот и проблем прибавилось.

Власиха знает не только первых лиц государства, Вооруженных Сил, РВСН, но и выдающихся ученых, конструкторов, ракетчиков-практиков. Молодцы вооруженцы, которые на своем 2-ом здании установили мемориальную доску в честь главных и генеральных конструкторов ракетно-космической техники, с которыми работали бок о бок. Хорошо бы, отмечая заслуги всех достойных сынов нашей России открыть в гарнизоне портретную или скульптурную галерею, создать своеобразную Книгу почета, разбить в их честь парк.

…По ровной глади пруда перед штабом величаво плавают лебеди. Белые и черные, как наша жизнь. Черный почему-то вольготнее себя чувствует, задирается. В пруду напротив резвятся пеликаны, удивляя всех своими клювами. Подарок с балхашского полигона от «противоракетчика» генерала Вилора Матлашова… Все как в доброй барской усадьбе, «ракетном имении» Власиха.

 

 

 

* * *

Вернуться на главную страницу.

Яндекс.Метрика