На главную сайта   Все о Ружанах

Александр Долинин

И путь, и судьба

Из дневника журналиста-ракетчика

© Александр Долинин, 2006
Публикуется с разрешения автора

Наш адрес: ruzhany@narod.ru

Крепость Козельска

 

Дорогу от Москвы до Козельска мы преодолели за несколько часов. И вот – контрольно-пропускной пункт «стратегического гарнизона», слившегося как бы с самим городом, чему не помеха и сплошное бетонное ограждение. Этот военный городок с 60-ых годов стал не только ракетно-ядерной базой, но и духовным, культурным центром Козельска. А служащие на Козельской земле ракетчики гвардейского Краснознаменного соединения органично продолжают историю древнего русского города-крепости, опасного когда-то для полчищ Батыя, неприступного для других врагов.

Хотя и ждали нас в гарнизоне с часу на час, ворота с двуглавыми орлами не распахнулись до тех пор, пока не вышел к нам навстречу непреклонный «режимщик» капитан Андрей Горбунов. Он, приставленный к «прессе» на все дни нашей работы в гарнизоне, правил службу строго по инструкции. Как впрочем, и все ракетчики, с которыми мы встретились потом на боевых постах, в подземных сооружениях…

Первая встреча с командиром дивизии генерал-майором Каравайцевым. Обратил внимание на табличку у двери кабинета: «Входите с предложениями, а не с вопросами».

Это тот самый Каравайцев, о котором «Красная звезда» писала: «…едва вступив в должность, он посетил Оптину пустынь». На это некоторые читатели прореагировали своеобразно: вот, мол, командиры пошли, им бы в военкомат съездить, с призывом разобраться, к местным властям постучаться, на склады округа заглянуть, чтобы солдат покормить, а они – в гости к монахам…

Можно и не обращать внимания на столь эмоциональные замечания, но, зная Каравайцева, во имя истины следует подчеркнуть: Оптина пустынь ракетчикам в службе – не помеха (и об этом разговор особый), а такого командира, как Каравайцев, премудростям заботливого и рачительного хозяина учить не надо. К Василию Григорьевичу другие командиры опыта поднабраться едут.

Едва приняв должность, он за какие-то первые четыре месяца сделал гарнизон неузнаваемым. С его приходом появилось то, чего уже и не дали. От людей то и дело слышал: « Это сделано по инициативе командира», «это его идея»… Словом, все добрые перемены связывались с его именем. Оставалось только удивляться: как у Каравайцева на все времени хватает?

Сам же он рассказывает:

– Так уж получилось, что гарнизон стал единым целым с Козельском. Общими стали не только улицы, общественные заведения, детские сады и школы, но и задачи, решаемые сообща с администрацией горда и района. У нас сложились деловые отношения с их главами, руководителями предприятий. Благодарны мы и администрации Калужской области.

Совместными усилиями отремонтированы дороги в жилом городке ракетчиков, благоустроен он в целом. И уж чем совсем удивили тогда в «ракетном» Козельске, так это строительством. В других гарнизонах не видно было башенных кранов: ничего не строили. У Каравайцева же только в этом году получили ордера десятки людей.

Откуда что взялось? Ведь еще два года назад я в публикации о козельчанах отмечал, что жилищная проблема здесь – самая острая. Перспектива у ракетчиков была такой, что хоть в землянки зарывайся, как в 60-ые годы, когда Ракетные войска становились на ноги.

«Секрет» оказался прост. Каравайцев сумел привлечь деньги, выделенные немецким правительством на строительство жилья для военнослужащих, выведенных с территории этой страны. Перепало, так сказать, от программы «Конверсия – жилье». Благодаря настойчивости командира, умению достучаться до самых высоких руководителей в Москве. Пониманию проблем ракетчиков со стороны последних, конечно, тоже. И, уверяли нас, что выступления «Красной звезды» сыграли свою роль.

Так вот и росли радостно, как грибы после теплого дождя, опрятные, игрушечные на вид современные коттеджи. На 8-10 семей каждый. На тот момент их было девять, три быстро строились, планировалось еще свыше двадцати. Можно бы и больше осилить, да котельная слаба. Денег на «омоложение» ее, маломощной, не хватало. По тем временам требовался миллиард рублей.

Повезло ракетчикам с коттеджами, но не только обаяние и «пробивная сила» командира определили подвижки в быте гарнизона.

Козельские «стратеги» и сами на все руки мастера. Они вели свое плановое «детское» строительство. «Детское» – потому что оборудовали площадки для юных «ракетчиков». За каждой частью «нарезалась» территория. Своих художников, дизайнеров, мастеров находили. Сами эскизы разрабатывали. Все таланты были востребованы. Планы строительства утверждал начальник гарнизона и каждый объект лично принимал. Так появились в гарнизоне детские городки – «Сказка», «Терем», «Берендей» … Раз в неделю заместитель командира дивизии по воспитательной работе полковник Евгений Гранкин заслушивал доклады ответственных за состояние «детского хозяйства».

Построили еще и стадион, именуемый «Медео», оборудовали пивной бар «Корнет», танцплощадку. Радовали глаз цветочные клумбы. Для этого дела специального озеленителя назначили.

За бытом не скрылось от нас самое главное – боевое дежурство в жизни ракетчиков. В день приезда попали на комплексную подготовку дежурных смен. На учебном командном пункте тренировал расчеты перед дежурством молодой командир полка Андрей Морозов («родом из комсомола», был секретарем полка, стал заместителем командира дивизии, а позднее – заместителем начальника Серпуховского военного института).

Развод на боевое дежурство проводил недавно назначенный начальник штаба дивизии подполковник Сергей Каракаев. О нем все в один голос говорили: приглядитесь к молодому офицеру, у него большое будущее. И, правда, скоро он сменил Каравайцева на дивизии, когда Василия Григорьевича назначили заместителем командующего Владимирской ракетной армией. Позже заместителем командарма по воспитательной работе ушел и Евгений Гранкин. Так вышло, что оба они потом послужили во Владимире под началом … генерал-майора Каракаева, назначенного командармом после службы в Главном управлении кадров Минобороны.

Вот таких крепких командиров растят кадры в Козельске! И память о предшественниках здесь умеют хранить. Воплощается она и в мемориальных досках, и в монументах, и в названиях улиц. При большом стечении ветеранов открыли мемориальную доску в честь первого командира дивизии генерала Михаила Бурмака, улицу назвали в его честь, Дом культуры. Приказом нынешнего комдива «для воспитания военнослужащих на героических традициях» учреждены Почетная грамота и три денежных премии лучшим подразделениям. Именные награды напоминают сегодняшним ракетчикам о человеке, который в суровые сороковые воевал на калужской земле, защищал Козельск, а с 1960 по 1967 год, командовал в этих местах дивизией.

В новом микрорайоне, где строились современные коттеджи (его местные острословы сразу «Караваевкой» назвали, в честь генерала Каравайцева), установили бюст второму командиру дивизии – Василию Барабанщикову.

В Доме культуры вот уже много лет работает воскресная школа нравственности с участием отцов Оптиной пустыни.

Дивизию посетил патриарх Московский и всея Руси. Он освятил казарму, а также комнату для духовного общения, обустроенную в ней. Здесь в батальоне материально-бытового обеспечения (БМБО) несут службу юноши, связавшие свою жизнь с церковью (послушники, семинаристы). Солдаты как солдаты, служат, как все. Один кладовщиком-заправщиком, другой – механиком-водителем… Но есть у них еще одна обязанность – нести духовный свет людям. Сослуживцы к ним тянутся. БМБО теперь называют «православным подразделением». Оно стало первым таким воинским коллективом в Вооруженных Силах.

Побывали и мы в Оптиной пустыни, где для военнослужащих предусмотрены специальные места для церковных служб в свободное время от ракетной. Вообще отношения ракетной дивизии и Оптиной пустыни уникальны. Как-то мне пришлось рассказать об этом святейшему патриарху еще до посещения им козельского соединения, что было выслушано с пониманием и благодарностью.

Когда Оптина пустынь усилиями воинствующих атеистов превратилась в зарастающий пустырь, и последний монах в 1960-ых годах покинул мир, именно с того времени на берегах Жиздры началась другая история. Своеобразной наследницей опустевшей пустыни стала ракетная дивизия.

И то, что сегодня центр русской духовности и центр ракетно-ядерный потянулись друг к другу, вполне закономерно.

Генералу армии Сергееву, не раз бывавшему здесь, отцы Свято-Введенской Оптиной пустыни молитвенно пожелали в связи с назначением министром обороны, «чтобы новое высокое служение было благотворно для Отечества и Святой церкви».

Когда мы уезжали из Козельска и сдавали пропуска нашему пунктуальному «режимщику», встретили на КПП профессора Владимира Невлева из Белгородского университета. Старшим техником-оператором служил он здесь в 1963 году. И вот через десятки лет приехал с женой навестить однополчан.

Такой примечательный факт, прямо как рояль в кустах. Но непридуманный, он подтверждает то, что тянутся в ракетный гарнизон люди, как и в Оптину пустынь. Крепостные стены Козельска давно и разрушились, но с приходом ракетчиков крепостью он остался. Да еще какой крепостью!

 

 

 

* * *

Вернуться на главную страницу.

Яндекс.Метрика