На главную сайта   Все о Ружанах

Александр Долинин

И путь, и судьба

Из дневника журналиста-ракетчика

© Александр Долинин, 2006
Публикуется с разрешения автора

Наш адрес: ruzhany@narod.ru

Красные Сосенки

 

Читатели уже побывали без пропуска в некоторых до недавнего времени закрытых ракетных гарнизонах. Сейчас – проследуем в Красные Сосенки. В черту Золотого кольца России, где служат просто золотые (и это не каламбур) ракетчики, «стратеги».

Красные Сосенки – микрорайон города Тейково Ивановской области. От Москвы – рукой подать, часто здесь бывают гости из столицы, комиссии наезжают, но особой известностью среди непосвященных и этот гарнизон не обеспечен. Несмотря на то, что именно он открыл миру русские «Тополя» – самоходные автономные пусковые установки.

Случилось это несколько лет назад. На Красной площади готовился октябрьский военный парад. Как оказалось, последний в советской истории. На 50-летие Победы те же шесть пусковых установок планировали пригнать из Тейково, но «друга Билла» пугать ими не стали (он припугнул, что на фоне стратегических ракет с другом Борисом обниматься не станет).

А тогда, в 90-ом, президентским указом предписывалось: торжественно провести по брусчатке перед мавзолеем стотонные «Тополя» на семи осях с баллистическими ракетами, именуемыми на Западе СС-25.

Так получилось, что мое первое редакционное задание при назначении корреспондентом «Красной звезды» по РВСН было связано именно с этим событием. Служа до этого в стратегических войсках, «Тополя», а уж тем более их старших братьев – комплексы «Пионер» – я видал. В 1974 году в Кап. Яре наша батарея попала в оцепление. Никто ничего не объяснял, но нам по дороге на «зимние квартиры» предложили «поквартировать» некоторое время в степи. На время пуска ракеты, проговорился старший из охраны. Как потом прошел шепоток, «Пионера». Что за «Пионер»? Мы с любопытством смотрели на район планируемого пуска и… не увидели ракету. Привыкли видеть свою, горделиво возвышающуюся на стартовом столе. А тут… Только по сигналам готовности, вою сирены и по отъезжающим со старта машинам, вычислили, где происходит ракетное действо. И увидели взлет одного из первых «Пионеров»!

Когда я встретил колонну «парадных» «Тополей» по дороге из Тейково в Москву на парадную площадку, увидел их по-новому. Зрелище показалось достойным кисти художника.

Представьте маленькую деревеньку в несколько дворов. Сельчане убираются на огородах, топят бани: день был субботним. И вот среди этой идиллии – крутолобые ракетные контейнеры на могучих тягачах… Сам факт участия этих ракетных комплексов (РС-12 М) в том параде и открытость, с которой их демонстрировали, посчитали тогда знаком времени, или, как тогда выражались, элементом нового мышления.

Новизна подходов и техники сомнений не вызывала. Подобное оружие показывали последний раз в 1975-ом. А впервые баллистические ракеты демонстрировались на параде в честь 40-летия Октября, за два года до создания собственно РВСН (17 декабря 1959 г.). И одну из ракетных установок, что символично, вел фронтовик старшина сверхсрочной службы Ю. Дворников (из моего родного полка, как выяснится).

«Тополя» представляли миру внуки фронтовиков – подполковник А. Шурко (позднее был начальником штаба тейковской дивизии, комдивом в Бологое, сейчас генерал-майор Анатолий Шурко – в Главном управлении кадров Министерства обороны, направленец на Ракетные и Космические войска), майоры В.Сасин, Х.Сафин, водители «ядерных самоходок» прапорщики С. Гришута, В. Михащук, Д. Севостьянов… Благодаря им ивановские «Тополя» превратились в своеобразную визитную карточку РВСН и даже за океаном стали известны. Как и ивановский ситец.

Гарнизон в Красных Сосенках появился в начале 1960-ых. Нетрудно догадаться, почему его так поэтично назвали. Старожил гарнизона полковник Михаил Фомиченко помнит сосновый прекрасный бор, приютивший первопроходцев РВСН.

Не случайно здесь появились ракетчики. На заре рождения войск селились они среди топей и болот, подальше от людских глаз. Тейково их вполне устраивало. Даже название было «стратегическим». Происшедшее от слова «тай», что по словарю Даля – «обширные, сплошные леса, исконная глушь, где нет никакого жилья». Словом, Тайково, в обиходе переиначенное Тейково.

Глуши здесь, правда, не было уже и в пятнадцатом веке. Тем более, двести лет спустя, когда близ него поселился московский купец Иван Каретников. В пору разразившейся в Москве чумной эпидемии по указу Екатерины 11 начали тогда столичные фабрики переводить уездные города. Уже в восемнадцатом веке село Тейково стало торгово-промышленным и конкурировало с самим Суздалем.

Своеобразной легендой прикрытия послужил для «стратегов» местный хлопчатобумажный комбинат с двухвековой историей. В советские времена он выпускал миллиарды метров тканей. Каждый 50-ый метр советской ситцево-фланелевой продукции был отсюда.

Местные красавицы, щеголявшие в веселеньком ситце и мягкой фланели, вряд ли знали, что рядом с их деревянными домиками в резных наличниках поселился «ядерный джинн». Изделия ракетных умов – Королева, Янгеля, Челомея, Лагутина. Королевские Р-2, вспоминает один из первых ракетчиков гарнизона Александр Александрович Калин, стали для них переходными, учебными. А вот дежурили они вплоть до конца 90-ых годов при янгелевских и челомеевских носителях, последние были упрятаны в недра земли. В глубинных шахтах отдельных стартов. В «перестроечные» времена оглушили ракетчики патриархальное Тейково ревом тех самых семиоосных МАЗов, несущих на своих плечах контейнеры с «Тополями».

Моя командировка в «тополиный» гарнизон удачно совпала с тем, что именно в эти дни в дивизии скромно, но достойно отметили ни мало ни много 35-летие заступления на боевое дежурство. Сегодня, когда и государственные праздники порой не в радость, такой самочинный, домашний «юбилей» мог бы и удивить. Но это если не знать натуры «стратегов». Им по-особому дорога история, упрятанная некогда за грифом «совершено секретно» и сегодня извлекаемая наружу. Нынешней молодежи она стала доступнее.

По-своему отпраздновал «круглую дату» боевого дежурства полк Алексея Найденова, в котором мы побывали с полковником Игорем Олейниковым (будущим заместителем начальника управления воспитательной работы Космических войск). Полковник Найденов вывел в лес, на учебные боевые позиции, все пусковые установки. И в праздник учились воевать, оправдывая предназначение мобильных комплексов. Сотни ракетчиков гарнизона, как всегда, были на боевых постах. Несли дежурство в постоянной боевой готовности.

Начальник гарнизона – командир дивизии генерал Леонид Синякович – тоже был в эти дни «в поле». В три часа ночи домой заглянет, в семь утра – уже в боевых порядках. Только и удалось полчаса переговорить с бывшим однополчанином по каунасской дивизии и укмергскому полку о ракетном житье – бытье. Радовался Леонид Евгеньевич, что его «тополиная» дивизия – на колесах, что крутятся они, хоть ни бензина, ни запчастей не хватает.

(Генерал-майор Синякович вскоре стал начальником штаба Владимирской ракетной армии, позднее – командующим Читинской армией. Трагически погиб).

Сменивший его на посту комдива Юрий Пчелинцев тоже стал генерал-майором. В дни посещения дивизии Президентом, по случаю постановки полка на дежурство с модернизированным «Тополем», он находился в Одинцовском госпитале. Не дожив до 50-летия, скончался от тяжелой болезни.

Пообщались с подполковником Николаем Шмыголем, которого знаю по Литве, Бологому и Жангиз-Тобе. Золотой медалист Военного университета, поездив по «стратегическим» гарнизонам, осел в Тейково. В одночасье оказался бесперспективным бывший политработник. В сорок лет еще и без квартиры. Год, как снимал угол в Красных Сосенках, хозяйские ящики по углам рассовав да свои на них примостив. Сыну Антошке было где порезвиться, шишки набивать (все углы его). Терпеливой жене Ольге только и остается присесть на краешек кровати да о будущем задуматься.

Председатель гарнизонного женсовета Галина Спиридонова «задумчивость» женщин из Красных Сосенок в цифрах выразила. Полтысячи из них сидят без работы, и в будущем ни в гарнизоне, ни в городе ее не предвидится. Более 300 семей – без квартир, 250 – нуждаются в улучшении. С местами в детских садах, правда, проблем нет: мало стали рожать.

Лейтенантским семьям еще тяжелее. Крышу над головой им нашли, о квартирах же пока мечтать не приходится.

В Красных Сосенках лейтенантов становится все меньше. Приходит их немного после училищ. Распределяют молодежь в РВСН, как правило, в «медвежьи углы»: там еще острее нехватка офицеров. Не все к тому же в Тейково остаются. До столицы рукой подать (ночь езды на поезде до Москвы). Потихоньку превращается гарнизон в «город отставников».

Точно выразил настроения молодых офицеров лейтенант Александр Кузьмин. В анкете, которую он заполнил по просьбе женсовета, написал: «В данный момент я живу в плохих бытовых условиях, и, хотя стараюсь как-то облагородить комнату, уюта не получается: слишком она мала.

А все остальное у меня есть. Есть желание служить. Рядом – любящая и любимая жена. Есть вера в то, что когда-нибудь будет лучше, чем сейчас. И я не унываю. Единственная мечта – постоянный очаг, чтобы не думать, как в любой момент можем оказаться на улице».

Командиры помогают молодым, чем могут. По осени овощами, картофелем обеспечивают. В гарнизоне нет проблемы с земельными участками.

Чуткий барометр настроений здесь, как и везде, конечно же, женщины. Зайдя в Дом офицеров, как раз угодил на заседание женсовета. Знакомимся: Елена Гынку, Тамара Коновалова, Наталья Веденеева, Татьяна Полиенко. Выяснилось, что они мастерицы на все руки. И школу хореографии создали, и драматические спектакли ставят. Многие из активисток женсовета в Доме офицеров работают. Так вот, рассказал его начальник майор Игорь Антонюк, днем они на своем рабочем месте, а вечером – на сцене.

Женсовет взял шефство над двумя близлежащими детскими домами. Вещи для детей собирают, на телевизор цветной сложились. Даст командир автобус, нагрузят его подарками – и к детям. Воспитанники детских домов и педагоги через нашу газету не раз шефам слова благодарности высказывали.

Где женщины – там порядок. Зашли в солдатскую столовую, в офицерскую. Хозяйки в них – прапорщики Нина Кузнецова и Ираида Куликова. «Макдоналдсу» их хозяйство не уступит. И по интерьеру, и по обслуживанию. Улыбки официантов здесь «не приклеенные», дежурные, а душу греющие.

А на столе у солдат – зелень.

– Она у нас практически не переводится, – рассказал начальник тыла с подобающей для его должности фамилией – Борщук, – одиннадцать теплиц в гарнизоне.

Впрочем, не хлебом единым живы ракетчики.

Заведующая библиотекой Наталья Волкова порадовалась, что люди не разучились читать. И хоть вот уже четыре ода не пополнялся книжный фонд, люди не забыли дорогу в библиотеку.

На момент моей командировки работало в гарнизоне несколько комиссий из Москвы. Одни анализировали, как безопасность полетов обеспечивается. Другие о ядерной безопасности хлопотали (шутка ли, больше тридцати ракетных установок с мегатоннами «пылят» по ивановской земле)…

Телевизионщики нагрянули за «жареным» после выступления пекущегося о людях в погонах министра обороны Игоря Родионова. Он сенсационно заявил… о критическом состоянии дел в управлении РВСН. Министр специально «накалял страсти», чтобы привлечь внимание руководства страны к проблемам армии.

Следом – визит «посредников» от председателя правительства. Сам ЧВС (слышал, так называла охрана Черномырдина Виктора Степановича) в тот момент на Центральном командном пункте РВСН участвовал «в заключительной фазе комплексной проверки боеготовности и надежности систем управления стратегических войск», которая проводилась по приказу взволновавшегося Верховного Главнокомандующего.

И в Тейково, и во Власихе вывод был успокаивающим: «ракетно – ядерное оружие в надежных руках».

 

 

 

* * *

Вернуться на главную страницу.

Яндекс.Метрика