На главную сайта   Все о Ружанах

Александр Долинин

И путь, и судьба

Из дневника журналиста-ракетчика

© Александр Долинин, 2006
Публикуется с разрешения автора

Наш адрес: ruzhany@narod.ru

Последний главком-фронтовик

 

Когда расстреливали «Белый дом» и Си-эн-эн транслировало наш национальный позор на весь мир, генерал армии Максимов получил при этом инфаркт. Думал ли он, старый солдат, носивший со времен войны осколки в теле, что бывший в его прямом подчинении взводный, появившийся нежданно-негаданно через какие-то годы в руководстве Министерства обороны, будет планировать эту «фронтовую» операцию! Но такие были времена, такие люди…

Юрий Павлович Максимов. Герой Советского Союза. Генерал армии. Он был шестым главкомом Ракетных войск стратегического назначения, последним в их числе фронтовиком. Более полувека отдал службе. До последних дней его рабочее место находилось в «ракетной» Власихе, несмотря на то, что ушел в отставку. Бразды правления передал в свое время Сергееву.

В «стратегической» Власихе, знавшей Жукова и Неделина, Крылова и Бирюзова, Москаленко и Толубко, мы и встретились впервые с генералом армии Максимовым много лет назад, когда меня представляли ему в качестве постоянного корреспондента «Красной звезды» по РВСН. С того момента общались часто.

Многие сходятся во мнении, что вся предыдущая жизнь и служба этого красивого во всех отношениях человека были своеобразной подготовкой к его последней должности – главкома РВСН. В годы с 1985-го по 1992-ой, сложные и переломные не только для Ракетных войск, но и для Вооруженных Сил, всей страны, в период огалтелого очернения армии, развала, казалось, всего и вся, нужен был именно такой, «стратегический» военачальник. За его плечами остались две войны – Великая Отечественная, которую он закончил капитаном, командиром пулеметной роты, с тремя боевыми орденами, и афганская, в пору которой он командовал Туркестанским военным округом.

А еще он был дипломатом и политиком, по сути и по судьбе – в его военной биографии Венгрия, Йемен, Алжир в непростые для этих стран годы. Там он показал себя сильным военным специалистом, советником. Весь его богатый опыт востребовался на службе в стратегических войсках.

Принимая РВСН в 30 с лишним дивизий, с сотнями и сотнями баллистических ракет, способных, по оценкам американских экспертов, стереть с лица Земли Соединенные Штаты Америки, он на первом совещании офицеров и генералов главкомата тронул признанием:

– Всей специфики войск и оружия я пока не знаю. Буду у вас учиться.

В этих словах главкома были и врожденная скромность, и уважение к труду, знаниям и опыту людей. Он действительно самым серьезным образом изучал особенности войск и ракетного вооружения, с признательностью вспоминал генералов Георгия Малиновского, Юрия Яшина, Игоря Сергеева, Станислава Кочемасова, Александра Ряжских… Все они являлись членами военного совета. Благодарил за помощь многих других ракетчиков-профессионалов, которые находились в его окружении.

Месяцами работал в войсках. Мне помнится его приезд в нашу смоленскую ракетную армию, в кармелавскую дивизию, в которой довелось служить до прихода в газету.

– Требовалось понять суть сложной системы боевого дежурства, – делился Юрий Павлович, – и управления войсками, которые обеспечивали высочайшую степень готовности к выполнению задач в считанные доли секунд. Все это, как я понимал, составляло основу РВСН с их неповторимыми особенностями, традициями, содержанием службы и колоритом, присущим только им.

Учась, он учил и подчиненных. Именно с него началась в РВСН полевая выучка по опыту Афганистана. Ракетчикам, как показала жизнь, общевойсковые навыки оказались кстати.

При генерале Максимове совершенствовалось и боевое дежурство, чему пределов нет. Под его руководством проводилась отработка способов маневренных действий мобильных ракетных комплексов, становилось более четким взаимодействие Ракетных войск с другими родами и видами Вооруженных Сил. При нем улучшились охрана и оборона ракетных полков в полевых условиях.

Серьезное влияние на развитие РВСН в те годы оказали заключение и реализация Договора о ликвидации ракет средней и меньшей дальности.

Подписали его в Вашингтоне в декабре 1987 года. В течение трех лет наша страна ликвидировала 826 ракет средней дальности, 680 пусковых установок, 60 операционных баз и десятки вспомогательных объектов.

Оценивал эту колоссальную работу Юрий Павлович так:

– Ликвидация ракет средней дальности влекла за собой появление новых сложностей в развитии группировки войск межконтинентальных ракет.

Наряду со многими из них предстояло решить судьбу дивизий РСД. В военно-политических кругах тогда имели место две точки зрения по этому вопросу…

Политбюро и Генеральный штаб считали, что из боевого состава войск нужно исключить все 14 дивизий, ранее вооруженных «средними» ракетами. Главком настаивал на ликвидации пяти из них, все остальные предлагалось перевооружить на новые подвижные железнодорожные (БЖРК) и грунтовые комплексы МБР. «Битва» с Генштабом была жаркой. Точку в вопросе поставил Совет обороны, который главком убедил в своей правоте. Было принято постановление о дополнительном выпуске промышленностью «Тополей». Дивизии РСД планово перевооружились, используя позиционные районы, всю инфраструктуру. Были сохранены и офицерские кадры, благодаря скрупулезному индивидуальному подходу соответствующего управления под руководством генерала Ильи Панина, командиров и командующих на местах. ( Илья Григорьевич Панин – генерал-полковник, опытнейший профессионал, «делегированный» из РВСН еще молодым офицером в аппарат ЦК КПСС, где проработал 10 лет, из армии уволился с должности начальника Главного управления кадров Министерства обороны РФ).

Бойцовские качества генерала армии Максимова наблюдал я и тогда, когда в апреле 1992 года неожиданно возникла проблема с перспективой ракетного полигона в Мирном Архангельской области. В то время усиленно проталкивалась идея отказа от Байконура создания чисто российского космодрома в Плесецке, что военном отношении, считалось тогда, неминуемо привело бы к потере единственного испытательного полигона РВСН. Уже и проект указа подготовили для Президента РФ, который приехал туда. Но, поработав на полигоне, президент согласился с доводами ракетчиков, в целом оставшись довольным их деятельностью.

Посчитал, что не время еще становиться Плесецку космодромом № 1: средств на это не хватало.

… Все, кто знал генерала армии Максимова, отмечают, что он – образец патриотизма.

– Мы вправе гордиться нашей историей, своим великим народом, нравственными ценностями, – говорил он и убедительно доказал это в своей книге «Записки бывшего главкома стратегических». Он подарил ее мне с надписью: «С глубоким уважением и добрыми чувствами». До последних дней общались с Юрием Павловичем Максимовым.

Последнее, что сделали совместно, – подготовили статью для «Красной звезды» о бережном отношении к потенциалу ядерного сдерживания. Он написал, я сопровождал ее в номере.

– Ход событий в мире, – предостерегал генерал армии Максимов, – не обещает, что ХХ1 век будет спокойным и безмятежным. В результате все возрастающей военно-политической активности США и НАТО, ростом противоречий между Севером и Югом, а также локальных войн и силовых акций, обострения борьбы за сырьевые и энергетические ресурсы война как социальное явление не только не сходит с исторической арены, но и приобретает новые формы и геополитические характеристики. Это говорит о том, что сохранение необходимого потенциала ответного удара стратегических ядерных сил на ближайшие десятилетия ХХ1 можно считать одной из важнейших не только военных, но и военно – политических задач нашего государства».

Скончался Юрий Павлович в день моего рождения. Когда вечером принесли из цеха «Красную звезду» с некрологом, у меня в кабинете находились старшие коллеги Геннадий Миранович и Юрий Беличенко.

– Что же вы, Юрий Павлович, так подгадали, – только и произнес я.

С болью выслушал это Юрий Николаевич Беличенко, затаенно глядя мне в глаза. Кто бы мог подумать, что через три недели не станет и тезки главкома, и упокоится он на том же Троекуровском кладбище.

Памятник генералу армии Максимову ракетчики поставили величественный. Стоит он на возвышении, напротив – могилы начальника Главного штаба РВСН Станислава Григорьевича Кочемасова, генерального конструктора «Сатаны» – «Воеводы» Владимира Федоровича Уткина, других ракетчиков, главного редактора «Красной звезды» Ивана Митрофановича Панова… Словно на военный совет призвал их главнокомандующий.

И Игорь Дмитриевич Сергеев неподалеку от них. И наш Юрий Николаевич – за часовенкой, под разлапистою сосной.

 

 

* * *

Вернуться на главную страницу.

Яндекс.Метрика