На главную сайта   Все о Ружанах

ИСТОРИЯ 50-й РАКЕТНОЙ АРМИИ
II. СОВЕРШЕНСТВОВАНИЕ БОЕВОЙ ГОТОВНОСТИ (1965-1969 гг.)

Назад.

Оглавление.

Далее.

Развитие системы боевого управления

На начальном этапе становления РВСН главной задачей системы боевого управления (СБУ) являлось обеспечение установленной боевой готовности и своевременного доведения приказов (сигналов) Верховного Главнокомандования до каждой пусковой установки, непрерывное руководство частями и подразделениями в ходе подготовки и проведения пусков в любых условиях обстановки. Поэтому необходимым и обязательным условием функционирования СБУ являлась организация связи напрямую от ЦКП ГШ ВС (ГШ РВСН) до пусковой установки (фактически до ракетного полка и ракетного дивизиона). Командным пунктам ракетных армий и ракетных дивизий в этот период отводилась роль промежуточных звеньев управления, предназначенных для осуществления контроля за приведением войск в повышенную боевую готовность и выполнением ими боевых задач.

Кандидат исторических наук А.И. Ясаков, исследуя процесс развития системы боевого управления в 50-й и 43-й ракетных армиях, писал: «Ограничение полномочий дежурных смен командных пунктов ракетных армий и ракетных дивизий только функциями дублирования и контроля уменьшал возможности всей системы боевого управления.

В частности, боевая документация, хранившаяся на командных пунктах армии (дивизий), в качестве основной обязанности оперативного дежурного (помимо дублирования и контроля) определяла организацию им вызова по боевой тревоге командующего (командира), его заместителей и других должностных лиц для руководства действиями войск. На случаи немедленного пуска ракет из постоянной боевой готовности или неприбытия должностных лиц органов управления на КП в документации оперативного дежурного никаких указаний не давалось. Он также не имел права вскрытия пакетов с выпиской из плановой таблицы боевых действии РВСН и боевым распоряжением на пуски ракет, а, следовательно, не мог организовать его выполнения. Не предусматривалась также передача управления при выходе из строя одного из командных пунктов.

Таким образом, дежурные смены КП РА и рд фактически исключались из системы управления в самые ответственные и сложные моменты подготовки и ведения боевых действий, тем самым существенным образом ослабляя ее и без того недостаточную надежность.

Такое отношение к дежурным сменам командных пунктов объединений и соединений как к второстепенным в структуре боевого управления привело к тому, что к концу апреля 1964 г. все штатные командные пункты в управлениях РА, рд и даже рп были расформированы, что резко снизило готовность командных пунктов к выполнению боевых задач».

Только через год эта грубейшая ошибка была исправлена и Директивой Главного штаба РВ от 3.04 1965 г. в РВСН создаются штатные командные пункты ракетных полков, дивизий и армий. Начальником командного пункта армии — заместителем начальника штаба назначается полковник Ф.А. Баштаненко, а боевое дежурство на командном пункте с июня 1965 года переносится из здания штаба на вынесенный за город командный пункт. В октябре этого же года директивой Главнокомандующего РВ он утверждается в качестве основного.

С сокращением времени на приведение ракетного оружия к боевому применению начали все больше проявляться недостатки в боевом управлении, которые могли быть сведены в основном к следующему:

— многоступенчатость в прохождении информации в каждом звене боевого управления;

— отсутствие средств автоматического отображения обстановки в ходе выполнения боевых задач;

— недостаточная конкретизация функциональных обязанностей номеров боевых расчетов пунктов управления;

— невысокая оперативность в оценке обстановки при применении противником оружия массового поражения и др. На преодолении этих недостатков в последующий период было сосредоточено внимание командования и штабов всех уровней.

 

Создание сети штатных командных пунктов

 

В 1965-1966 годах завершается строительство, и вводятся в эксплуатацию штатные сооружения командных пунктов ракетных дивизий.

Командный пункт ракетной дивизии представлял собой обвалованное сооружение арочного типа с защитой до 1 кг/см2 избыточного давления. Он состоял из главного зала, помещений для размещения групп боевого расчета КП и УС, средств боевого управления и элементов узла связи (телеграфного, телефонного и приемного радиоцентров), систем тепло-, водо-, энергоснабжения, канализации и вентиляции. Автономное энергоснабжение обеспечивали два дизель-генератора по 100 квт каждый. Режим полной изоляции обеспечивался в течение не менее 2-х часов.

Задачами дежурных боевых расчетов штатных командных пунктов являлись не только своевременный прием и доведение до войск сигналов боевого управления, но и постоянный контроль состояния боевой готовности войск, анализ и обобщение сведений, характеризующих состояние войск, а также управление ими при выполнении полученной боевой задачи до прибытия па командный пункт всего боевого расчета.

На всех командных пунктах ведется большая работа по организации дополнительных каналов связи со штабами и командными пунктами ракетных дивизий и полков, по созданию боевых постов, их оснащению средствами отображения принимаемой информации и средствами связи, организуется взаимодействие между группами и постами боевого расчета. На командном пункте армии создается электрифицированное табло для отображения обстановки в ходе выполнения боевых задач. На командных пунктах ракетных дивизионов вводится единая таблица учета выполнения боевых задач. Разрабатывается единый для всех КП табель докладов и донесений при подготовке ракет к пуску, определяются функциональные обязанности групп боевого управления в составе боевых расчетов командных пунктов.

На всех уровнях проводятся мероприятия по совершенствованию системы подготовки дежурных командиров и номеров боевых расчетов КП к несению боевого дежурства, по организации скрытного оповещения, сбора по тревоге, подготовке к выводу дивизионов в запасные полевые районы и проведению пуска ракет.

В армии формируется боевой расчет запасного командного пункта (ЗКП), который возглавляет первый заместитель командующего армией генерал-лейтенант Шмелев И.Т. и заместитель начальника штаба полковник Кавкаев В.Г. Боевой расчет ЗКП состоял из оперативной группы управления армии в количестве 24-х офицеров и 16 офицеров управления 58-й дивизии (командного пункта, отделения боевой готовности и боевой подготовки, службы ракетного вооружения и службы связи).

В качестве ЗКП армии использовался командный пункт 58-й рд, находившийся в центре боевых порядков армии, а узел связи ЗКП РА базировался на узле связи 58-й рд. Он был оборудован во временном сооружении обвалованного арочного типа, а часть телеграфных и радиоаппаратных размещалась в наземных сооружениях.

В качестве ЗКП дивизий использовались подготовленные для этих целей командные пункты подчиненных полков.

Связь боевого управления с КП ракетной армии была организована в соответствия со схемой, утвержденной Министром обороны для РВСН.

Связь боевого управления ЗКП армии с КП ракетных дивизий в 1968-1969 гг. в связи с отсутствием прямых проводных телеграфных каналов строилась по следующей схеме:

7-е оперативное направление:

— с командным пунктом 29-й рд через узел связи 29-й рд,

— с командным пунктом 23-й рд через узлы связи 29-й рд и 23-й рд,

— с командным пунктом 40-й рд - последовательно через узлы связи 29-й рд и 23-й рд.

8-е оперативное направление:

-— прямые каналы связи с командными пунктами 32-й рд, 24-й рд и 58-й рд.

9-е оперативное направление:

— с командным пунктом 32-й рд - через узел связи 32-й рд.

— с командным пунктом 49-й рд - через узел связи 32-й рд.

— с командным пунктом 31-й рд – последовательно через узлы связи 32-й рд и 49-й рд.

С целью совершенствования возможностей технических средств управления войсками и оружием в научно-исследовательских институтах начинается разработка автоматизированных систем боевого управления и практическая их проверка в войсках армии.

Большой вклад в развитие и совершенствование системы боевого управления внес полковник Коробушин В.В., который разработал теоретические основы вопросов боевого управления в ракетной армии в своей диссертации на соискание ученой степени кандидата военных наук по теме: «Исследование вопросов подготовки и работы боевых расчетов командных пунктов полков и соединений».

Варфоломей Владимирович Коробушин был назначен на должность начальника отдела боевой готовности и стрельбы (оперативного отдела) — заместителя начальника штаба армии в 1965 году, имея за плечами значительный опыт оперативной работы в Оперативном управлении Главного штаба Ракетных войск и Военную академию Генерального штаба.

Он родился 24 июня 1924 года в деревне Левинской Вожегородского района Вологодской области. Прошел ускоренный курс артиллерийско-минометного училища в городе Великий Устюг. С сентября 1943 года — в действующей армии. Воевал на Волховском и 2-м Белорусском фронтах. Был трижды ранен. Окончил войну командиром батареи артиллерийского полка. В 1956 году успешно закончил Военную командную артиллерийскую академию в Ленинграде и продолжил службу в артиллерийских частях на командных и штабных должностях.

В.В. Коробушки с присущими ему умением и инициативой взялся за порученный участок работы и вскоре приобрел значительный авторитет в управлении армии и войсках. При его непосредственном участии совершенствовалась система боевого управления. Все планы учений, разрабатываемые его отделом, отличались продуманностью и большой поучительностью. Начальники штабов дивизий, входящих в состав Смоленской армии, быстро нашли общий язык с начальником отдела и дорожили его мнением по вопросам совершенствования боевой готовности и штабной культуры. Без ущерба для деятельности штаба армии и войск объединения он подготовил и защитил диссертацию на соискание ученой степени кандидата военных наук. Тема диссертации была весьма актуальной для повышения боевой готовности Ракетных войск. За недолгие три с лишним года его работы в армии, оперативный отдел поднялся на новую ступень в своей деятельности, своей компетентностью, инициативой и работоспособностью еще больше укрепил авторитет в управлении армии и войсках. Заложенные В.В. Коробушиным основы штабной культуры оставались присущими оперативному отделу до момента расформирования армии. За большой вклад в дело укрепления боевой готовности войск армии В.В. Коробушин в 1968 году был награжден орденом «Знак почета».

В ноябре 1968 года В.В. Коробушин назначается начальником штаба - заместителем командира отдельного ракетного корпуса, затем начальником штаба первым заместителем командующего Читинской ракетной армии. В марте 1975 года В.В. Коробушин, как один из опытнейших и достойных выдвижения штабных работников, назначается на должность первого заместителя начальника Главного штаба Ракетных войск. За период работы генерала В.В. Коробушина первым заместителем начальника Главного штаба (с марта 1975 по май 1985 года) были разработаны проекты новых боевых уставов, проведено несколько Военно-научных конференций, активизировалась работа по изданию научных трудов и Информационного бюллетеня РВ. Во всех этих объемных и многосложных делах В.В. Коробушин принимал самое деятельное участие.

1985 год становится переломным в жизни и деятельности видного военачальника Ракетных войск В.В. Коробушина. Международная военно-политическая обстановка заставила высшее руководство Министерства обороны СССР обратиться к его войсковому опыту и глубоким оперативно-стратегическим знаниям. Он становится первым заместителем начальника Центра оперативно-стратегических исследований ГШ ВС, а затем назначается его начальником.

Заслуги В.В. Коробушина в области военно-стратегических исследований отмечены Ленинской премией в 1986 году и премией имени М.В. Фрунзе Министерства обороны СССР в 1989 году.

Доктор военных наук, профессор, действительный член Академии военных наук, ее первый вице-президент генерал-полковник В.В. Коробушин закончил службу в Вооруженных Силах в октябре 1990 года, но до сих пор тесно связан по работе с военной деятельностью. С октября 1990 года по октябрь 1992 года он работал начальником группы главных специалистов Военно-технического совета ВС СССР, а затем до мая 1997 года - начальником инспекторско-аналитического направления Главной военной инспекции Российской Федерации. С июня 1997 года В.В. Коробушин работает старшим научным сотрудником НИО Военной академии РВСН имени Петра Великого.

В ноябре 1968 года Приказом Министра обороны СССР, вместо убывшего в другое объединение полковника Коробушина В.В., на должность начальника отдела боевой готовности и стрельбы - заместителя начальника штаба армии назначается полковник Лавровский Б.М.

 

Постановка на боевое дежурство
автоматизированной системы боевого управления
АСУ «Сигнал»

 

В 1967 году на командном пункте 40-й ракетной дивизии, как на головном объекте ракетных войск ведутся работы по монтажу новой автоматизированной системы боевого управления АСБУ «Сигнал». Параллельно в дивизии разворачивается подготовка специалистов для ракетных войск по эксплуатации АСБУ, а также офицеров боевых расчетов пунктов управления по ее освоению.

1968 год — это год оснащения соединений и ракетных полков аппаратурой автоматизированного боевого управления АСУ «Сигнал» и ее практического освоения.

С ее вводом время доведения приказов от ЦКП РВ до командных пунктов ракетных полков и дивизий сократилось в 6-12 раз, а время сбора и обобщения донесений о полученных приказах и их выполнении — в 12-15 раз.

Первая опытная система была смонтирована в 1967 году на командном пункте 40-й ракетной дивизии (г. Остров, командир - генерал-майор Дадаян А.С.), где прошли ее войсковые испытания и по их результатам проведены доработки. Первый начальник отделения АСУ — капитан Арапов В.П., много сделавший для ее постановки на боевое дежурство.

Для установки АСУ были реконструированы помещения КП: оборудованы изолированные аппаратные в помещениях площадью 20-25 кв.м., примыкающих к главному залу, проложены дополнительные воздуховоды системы охлаждения, смонтированы фидеры электроснабжения аппаратуры. В течении 1968 года аппаратура АСУ была смонтирована на командных пунктах 23-й (г. Валга), 29-й (г. Шяуляй), 58-й (г. Кармелава) и 32-й (г. Поставы) ракетных дивизий.

Первыми к работе на АСУ «Сигнал» в управлении армии с января 1968 года были допущены полковники Коробушкин В.В., Киселло Ю.Э., Баштаненко Ф.А., подполковники Шаровников К.В., Олейниченко А.К., майоры Михальченко П.С., Рогозников С.И., Почечуев В.И., Резников А.М. Они также получили право проверять работу операторов АСУ в подчиненных частях.

К концу 1968 г. значительной частью войск армии завершено освоение автоматизированной системы управления войсками 15Э1, которой были оснащены 6 ракетных дивизий, 33 полка и 49 дивизионов.

Свой вклад в освоение системы «Сигнал» внесли начальники командных пунктов дивизий - подполковник Матвейчук М.Т. (23-я рд, г. Валга), подполковник Новиков Н.И. (40-я рд), полковник Филатов Н.Г. (58-я рд, г. Кармелава).

В числе первых получили допуск и несли боевое дежурство на командных пунктах с правом самостоятельной работы на АСУ «Сигнал» капитаны Шутов А.И. и Малимоненко П.М. (23-я рд г. Валга), майоры Суворин П.Ф. и Раневский Ф.С. (40-я рд, г. Остров).

Боевое применение АСУ «Сигнал» определялось «(Временным наставлением по боевому применению системы «Сигнал», в котором указывалось, что эта система является основным средством централизованного боевого управления. Временное наставление определяло два метода использования системы «Сигнал» - в боевом режиме и в дежурном режиме.

В дежурном режиме проводились тренировки дежурных смен командных пунктов, командно-штабные тренировки и учения, а так же управление учебно-боевыми пусками ракет (при наличии письменного распоряжения Главнокомандующего Ракетными войсками).

Следующим этапом в освоении АСУ «Сигнал» стало опытное боевое дежурство. Монтаж, наладку и проведение автономных испытаний, а затем проведение и комплексных испытаний системы «Сигнал» в частях и соединениях армии производили представители завода-изготовителя совместно с офицерами отделений АСУ «Сигнал».

После проведения комплексных испытаний аппаратуры АСУ «Сигнал» в масштабе соединения вся система приказом Главнокомандующего Ракетными войсками ставилась первоначально на опытное боевое дежурство продолжительностью от 3-х до десяти месяцев.

Опытное боевое дежурство АСУ «Сигнал» использовалось для активного ее изучения и освоения составом дежурных смен командных пунктов, получения офицерами практических навыков в работе на аппаратуре, определенной психологической перестройки офицеров, несущих боевое дежурство на командных пунктах.

Опытное боевое дежурство сыграло большую положительную роль в вопросах совершенствования боевого управления в армии и подготовке боевых расчетов КП.

В соответствии с приказом ГК РВ от 9 июля 1969 года аппаратура АСУ «Сигнал», установленная на командных пунктах ракетных дивизионов, на командных пунктах и узлах связи ракетных полков и пяти дивизий (в 40-й, 23-й, 29-й, 58-й и 32-й) с 10.00 30 июля этого года была поставлена на боевое дежурство.

С 30 мая 1968 года штабом армии и 40-й рд совместно с Военно-инженерной академией имени А.Ф. Можайского проводилась научно-исследовательская военная игра на тему: «Управление боевыми действиями ракетной дивизии РСД с применением аппаратуры АСУ «Сигнал». На этом учении аппаратура АСУ «Сигнал» показала хорошие технические возможности по передаче и приему, документированию и наглядному отображению приказов и донесений. Вместе с тем, было отмечено, что расчеты командных пунктов еще слабо усвоили возможности аппаратуры и работу на ней, а документы по ее применению требуют некоторых доработок.

Начальник командного пункта армии полковник Баштаненко Ф.А. вспоминает: «Наряду со строительством КП армии шла разработка новых средств связи и управления. 4-й научно-исследовательский институт Министерства обороны разработал и изготовил опытный экземпляр автоматизированной системы управления АСУ полкового звена. Приказом Главнокомандующего РВ этот образец испытывался в 24-й ракетной дивизии, а я был назначен председателем комиссии по ее войсковым испытаниям. Заложенные в АСУ принципы управления Ракетными войсками, в основном, соответствовали предъявляемым требованиям, однако аппаратура была слишком громоздкой и не вписывалась в уже построенные ранее сооружения командных пунктов полков и дивизионов. Более того, при испытаниях возникало большое количество сбоев, что значительно превышало установленный допуск. В акте комиссии и докладе начальнику Главного штаба генерал-полковнику Никольскому М.А. были отмечены все эти недостатки и сделан вывод в качестве рекомендации: подобную АСУ в Ракетных войсках не внедрять. Конечно, при этом и я, и другие члены комиссии нажили себе «врагов».

Но что поделать, мы исходили из того, что, прежде всего, необходимо было поддерживать достоинства аппаратуры, а не честь мундира. Впоследствии разработку аппаратуры поручили одному из Ленинградских НИИ, которым руководил талантливый главный конструктор Соколов Т.Н. Поставленная задача вскоре была выполнена, и ракетные войска получили на вооружение современную аппаратуру с высокими тактико-техническими характеристиками.

С 1965 по 1968 г. офицерами КП армии была проведена большая работа по созданию и обучению единых дежурных смен КП армии, дивизий, полков и дивизионов, была также внедрена система обязательного участия в боевом дежурстве руководящего состава соединений и частей.

Для повышения уровня подготовки боевых расчетов командных пунктов начальник штаба армии генерал-лейтенант Герчик К.В. в апреле 1968 года принял решение организовать при 40-й ракетной дивизии курсы по подготовке командиров дежурных сил и оперативных дежурных командных пунктов в качестве операторов для работы на АСУ. Начальником этих курсов он назначил меня, а заместителем - начальника штаба этой дивизии полковника Степанова С.А. В качестве преподавателей были приглашены разработчики из Ленинградского НИИ, а также наиболее подготовленные офицеры дивизии. Председателем комиссии по приему экзаменов на допуск к работе на этой аппаратуре был назначен командир 40-й дивизии генерал-майор Дадаян Акоп Степанович, инженер по образованию, опытный ракетчик с 1958 г., грамотный и отлично подготовленный по этой системе генерал. Экзамены были очень строгими, никому никакого снисхождения не было, более того, результаты экзаменов по знанию новых систем боевого управления заносились в личное дело, что характеризовало перспективность каждого офицера по службе. Было организовано семь потоков по 14 учебных дней с интервалом между потоками до 5 дней. Такая форма переподготовки офицеров позволила уже в том же году обеспечить переучивание 100% офицеров, занятых в системе боевого управления. Всего сдали зачеты на допуск к боевому дежурству после переподготовки 341 офицер (начальники отделений боевой готовности и боевой подготовки, начальники командных пунктов, начальники связи соединений и начальники штабов полков). Через курсы прошли многие командиры дивизий, полков и дивизионов и их заместители, все начальники штабов и часть офицеров штабов, в том числе штаба армии. Таким образом, был создан серьезный фундамент для совершенствования подготовки дежурных смен командных пунктов всех степеней. Такая система изучения новой техники и допуска к работе на ней сыграли положительную роль в подготовке руководящего состава и оперативных дежурных к несению боевого дежурства на АСУ. В этом отношении наши командные пункты выглядели приоритетно в масштабе Ракетных войск».

Система АСУ «Сигнал» обеспечивала централизованное доведение в кратчайшие сроки с высокой надежностью и достоверностью приказа (сигнала) с высших звеньев управления до пусковых установок, а также передачу на вышестоящие пункты управления подтверждений о получении приказов и сбор донесений о выполнении боевых задач, документирование и наглядное отображение принимаемой и передаваемой информации. Аппаратура «Сигнал» была разработана в соответствии с задачами, выполняемыми различными звеньями управления.

Первое поколение аппаратуры АСУ «Сигнал» работало по телеграфным проводным каналам, закрытым аппаратурой ЗАС Т-206, резервирование которых осуществлялось по радиоканалам.

Для обеспечения надежной работы системы «Сигнал» требовалось большое количество телеграфных проводных каналов связи, часть которых была предоставлена в аренду нашей армии Министерством связи СССР,

Основная же сеть телеграфных каналов была создана за счет установки на узлах связи аппаратуры П-318 вторичного уплотнения телефонных каналов.

В целях гарантированного доведения приказов предусматривались прямые телеграфные каналы, по которым работала система АСУ «Сигнал» с вышестоящими звеньями управления.

Так, полки имели прямую телеграфную связь и связь по системе АСУ с командным пунктом армии и Центральным командным пунктом Ракетных войск, а командные пункты дивизий - с КП РА, ЦКП РВ и ЗЦКП РВ.

 

Развитие системы подготовки расчетов и смен
пунктов боевого управления

 

Постепенно складывалась целая система тренировок с дежурными боевыми сменами командных пунктов, как с применением АСУ «Сигнал», так и без нее. Созданием и руководством системой тренировок в эти годы занимаются начальник штаба армии генерал-лейтенант Герчик К.В., его заместители полковники Коробушкин В.В., Кавкаев В.Г., Баштаненко Ф.А. Проводили тренировка подполковники Дроздецкий А.Я., Фокин Б.П., Шевченко В.А., которые в этот период несли боевое дежурство в качестве дежурных по командному пункту армии. Все это время АСУ «Сигнал» находилась в центре внимания штаба и командного пункта армии, в особенности — ее глубокое освоение, совершенствование способов и методов ее применения.

Продолжалась работа по сокращению времени доведения сигналов и команд с командных пунктов ракетных полков до пусковых установок. Эта задача решалась по нескольким направлениям:

— повышение теоретических и практических навыков офицеров командных пунктов и личного состава узлов связи,

— организация четкой работы дежурных смен при получении сигналов боевого управления

— обеспечение постоянной готовности средств связи.

— совершенствование состава пунктов боевого управления,

— проведение тренировок в усложненных условиях,

— заблаговременная подготовка и отработка документов боевого управления.

В течение 1967-1968 гг. прилагаются усилия по созданию в ракетных дивизионах классов боевого управления по подготовке расчетов командных пунктов. Оперативным отделом совместно с офицерами отдела боевой подготовке разрабатывается «Положение о смотре-конкурсе на лучший класс по боевому управлению», которое вводится в действие с 27 июня 1967 года, Положение предусматривает создание тренажеров для подготовки боевых расчетов командных пунктов.

Пристальное внимание начальника штаба армии генерал-лейтенанта К.В. Герчика привлек один из таких классов, созданный рационализаторами 2-го ракетного дивизиона 85-го (г. Пинск) ракетного полка (Ю.П. Минченко, Г.И. Смирнов). Этот класс содержал тренажер для подготовки командира дежурных сил дивизиона и его помощника по отработке действий боевого расчета КП дивизиона при переводе пусковых установок в различные боевые готовности и пуске ракет, электрифицированные сетевые графики работы боевых расчетов КП и стартовых батарей, схемы и технологические графики. В классе были предусмотрены рабочие места, имитировавшие командные пункты стартовых батарей, позволявшие отрабатывать взаимодействие с расчетом КП дивизиона при выполнении поставленной задачи. Тренажер позволял проводить тренировку, как в реальном, так и в сокращенном масштабе времени. Класс дополнялся автоматической справочной установкой.

В течение 1968 года на базе армейской мастерской связи было изготовлено несколько таких модернизированных тренажеров, которые были рекомендованы для внедрения в войсках, демонстрировались на армейском сборе начальников штабов дивизий и полков, а также на сборе руководящего состава Ракетных войск в академии им. Ф.Э. Дзержинского.

В 1968 году издается два приказа, которыми определяются задачи боевого управления, состав дежурных расчетов на командных пунктах, их функциональные обязанности, а также порядок оценки уровня их подготовки. Устанавливается методика подготовки личного состава к заступлению на боевое дежурство. В результате проведения всех этих мероприятий время доведения приказов и сигналов до пусковых установок в 1968 году сократилось по сравнению с 1967 годом по радио и телеграфным каналам на 25-30%, время на обобщение докладов о получении сигналов на 50%.

Первоначальная подготовка офицеров к несению боевого дежурства в составе дежурных боевых смен командных пунктов обычно проводилась в течение месяца. Офицеры объединялись в группу, где проводились занятия и изучались боевые графики подготовки и проведения пусков, порядок приведения полка, дивизии в высшие степени боевой готовности, требования Боевого устава и Наставления по боевому управлению в вопросах организации и несения боевого дежурства.

На этих же занятиях изучались также Инструкции по боевому управлению, основы боевого применения АСУ «Сигнал», порядок и правила работы с документами СУВ, организации связи, средства связи и работа на них, основные характеристики и правила эксплуатации ракетного вооружения.

После изучения указанных вопросов и документов комиссия принимала зачеты и составляла акт, на основании которого приказом командира офицеры допускались к несению боевого дежурства с правом работы на АСУ «Сигнал».

Согласно «Временной инструкции по организации и несению боевого дежурства на командных пунктах» командиры дежурных смен ракетных дивизионов допускались к несению боевого дежурства приказом командира полка, командиры дежурных смен полков - приказом командира дивизии, командиры дежурных смен дивизий - приказом Командующего армией.

 

Дежурные по командным пунктам и их помощники допускались к несению боевого дежурства приказами командиров тех частей, где они числились в штате.

Кроме того, подготовка дежурных смен командных пунктов производилась и за день перед заступлением на боевое дежурство под руководством начальников штабов, командиров дежурных смен и начальников командных пунктов.

Командно-штабные учения (тренировки) и частные штабные тренировки стали высшей формой подготовки личного состава сферы боевого управления. Основными руководителями тренировок в это время выступают командующий генерал-полковник Добыш Ф.И., начальник штаба армии генерал-лейтенант Герчик К.В., его заместители.

К исходу 1969 года на командных пунктах дивизий уже были подготовлены многие офицеры сферы боевого управления, начальники командных пунктов. Лучшими оперативными дежурными являлись: майоры Соболевский Н.Д., Пилипчук-Костев В.Г., Лысенков В.Г. (58-я рд, г. Кармелава); Манченко П.Н., Ольховский Б.С., Баягин П.Д. (49-я рд, г. Лида); Суворин П.Ф., Шикалов Б.М., Раневский Ф.С. (40-я рд, г. Остров); Норохацкий И.М., Петровичев А.С., подполковник Попов П.И. (32-я рд, г. Поставы); майоры Зюзюкин А.В., Лыюров А.И., капитан Масляцский В.И. (24-я рд, г. Гвардейск); капитаны Малимоненко П.М. и Шутов А.И. (23-я рд, г. Валга).

Все это вместе взятое помогло значительно улучшить организацию несения боевого дежурства на командных пунктах и боевого управления частями и соединениями.

Полковник Почечуев В.И. рассказывает: «Тщательно готовились к выполнению обязанностей в составе боевых расчетов КП и ЗКП офицеры штаба, служб и управления армии. При их подготовке изучались, в первую очередь, вопросы боевого управления, тем более, что направленцами на ракетные дивизии были не только офицеры оперативного отдела (их не хватало на все направления и пункты управления), но и наиболее подготовленные офицеры из других управлений и служб. С этой целью мною, как старшим офицером оперативного отдела, ежеквартально разрабатывались «Планы подготовки направленцев боевых расчетов КП и ЗКП армии по боевому управлению» и расписание занятий. Основные цели этих занятый и тренировок сводились к тому, чтобы каждый офицер расчета твердо знал временные нормативы боевых графиков подготовки и пуска ракет, мог безошибочно прочитать и составить формализованное донесение с информацией о времени выполнения переводов и пусков ракет пусковыми установками, о задержках 1-й, 2-й и 3-й групп, о ядерных взрывах, их вида, мощности и другие данные.

На занятиях и тренировках офицеры обучались и приобретали навыки скрытого управления войсками, обогащались знаниями и опытом кодирования и раскодирования докладов и донесений с использованием кодировочных таблиц и кодированных карт.

Большое внимание в оперативной подготовке уделялось знанию военного потенциала стран НАТО, состава стратегических ядерных сил наземного, морского и воздушного базирования, оснащенности, боевых возможностей и тактики действий диверсионно-разведывательных групп специального назначения. Изучались разведывательные искусственные спутники Земли и их разрешающая способность по обнаружению и распознаванию принадлежности того или иного военного объекта, технические характеристики новых ракет, поступавших на вооружение стран блока НАТО и других государств, их количество, места базирования, районы боевого патрулирования ПЛАРБ, подлетное время различных типов ракет до территории нашей страны и позиционных районов армии.

В кризисных и конфликтных ситуациях отслеживался ход боевых действий противоборствующих сторон (Китай-Индия, Ближний Восток и Средиземноморье, события в Чехословакии и др.)

Вопросы сбора и анализа разведывательной информации были возложены на старших офицеров оперативного отдела подполковников Дроздецкого А.Я., Хомякова В.С., а позже — подполковника Ильина.

Обобщая информацию из различных источников, они ежемесячно готовили информационные бюллетени и доводили их до штабов соединений и частей».

К началу 1968 года завершается строительство и ввод в строй штатных сооружений командных пунктов всех уровней что позволило организовать на них боевое дежурство по полной схеме.

В марте 1968 года во всех ракетных полках с наземными пусковыми установками вводятся штатные командные пункты во главе с начальниками КП и офицерами-дежурными по КП. На эти должности подбираются, в основном, офицеры, имеющие опыт службы в стартовых батареях и высокие морально-деловые качества. Организуется их обучение путем проведения в соединениях 10-ти дневных сборов. На их ввод в строй отводится от 1,5 до 2-х месяцев. Эта мера позволила в значительной степени повысить качество несения боевого дежурства в звене дивизион-полк, а также освободить большую часть времени командного состава ракетных дивизионов для наиболее полного выполнения ими своих служебных обязанностей.

Учебно-методический сбор в начале 1968 года с начальниками штабов полков, ртб, начальниками командных пунктов ракетных полков и дивизионов, начальниками отделений боевой готовности и боевой подготовки и начальниками связи дивизий был посвящен вопросам повышения боевой готовности дежурных сил, на котором были рассмотрены следующие вопроса:

— требования руководящих документов по работе на аппаратуре АСУ «Сигнал» и с боевыми документами;

— обучение руководящего состава методике проведения частных штабных тренировок, тренажей с дежурными по командным пунктам, дежурными сменами ракетных дивизионов и сборочных бригад перед заступлением на боевое дежурство;

— обучение руководящего состава проверке несения боевого дежурства, методике подготовки личного состава к заступлению на боевое дежурство;

— практическая отработка задач по составлению формализованных сообщений на вышестоящие пункты управления;

— практическая работа на аппаратуре АСУ «Сигнал».

Оперативный сбор командующего армией с командирами, начальниками политотделов, заместителями и начальниками штабов ракетных дивизий с 27 февраля по 1 марта 1968 года имел своей целью показать организацию работы боевого расчета командного пункта ракетной дивизии при приведении дивизии в высшие боевые готовности и выполнении боевой задачи по проведению пусков ракет. При этом делался упор на обучение командного состава методике организации гарантированного приема и своевременного доведения до пунктов управления боевых сигналов и приказов, организации несения боевого дежурства на узлах связи в постоянной и высших степенях боевой готовности. Были даны рекомендации по организации технического обслуживания средств связи и намечены мероприятия по вводу в строй и освоению системы АСУ «Сигнал».

Аналогичные сборы были проведены во всех соединениях с руководящим составом полков и дивизионов.

Сборы, как показал опыт, принесли определенную практическую пользу. Руководящий состав соединений и частей стал более оперативно и конкретно решать вопросы, связанные с организацией боевого управления. Была улучшена структура комплексных занятий, более качественно стали проводиться дни предварительной подготовки с использованием классов боевого управления, имеющих набор необходимых стендов, пакетов, документов и средств связи, позволявших отрабатывать прием, дублирование и подтверждение получаемых сигналов боевого управления. На этих занятиях и тренажах практиковалось создание более сложного тактического фона. Продолжалось освоение способов управления сокращенным составом штабов и командных пунктов, отрабатывалась передача управления с основных КП на запасные пункты управления.

На ТСУ и КШТ в 1969 году практически осваивался порядок отмены ракетно-ядерного удара по отдельным районам и различным категориям объектов в каждом из них. В ходе КШУ один ракетный дивизион каждого ракетного полка выводился на учебно-боевые стартовые позиции.

 

Завершение создания системы связи
в ракетной армии и ее совершенствование

 

К 1966 году в Ракетных войсках были полностью сформированы войска связи и создана система проводной и радиосвязи, способная обеспечить боевое управление ракетными войсками, как в мирное время, так и при ведении боевых действий.

Маршал связи А.И. Белов, начальник войск связи Ракетных войск стратегического назначения (1960-1968), начальник войск связи Министерства обороны СССР (1970-1987), рассматривая процесс создания и развития связи в РВСН, пишет: «...с самого начала нужно было создавать систему связи, которая позволяла бы управлять войсками, вооруженными ракетно-ядерным оружием, предназначенным решать стратегические задачи на удаленных территориях.

Все начиналось с создания частей и подразделений связи. Основой для формирования центрального и армейских узлов связи послужили полки связи, переданные нам из авиации и возглавляемые полковниками Кушнаренко В.М., Лутохиным С.П., Ермоловым Е.И. Эти полки обеспечивали связью Главный штаб и ракетные армии до ввода в строй узлов связи.

Отдельные ракетные корпуса, ракетные дивизии и полки имели в своем составе роты, батареи и батальоны связи, переданные им из авиационных полков и дивизий и артиллерийских бригад. На основе этих подразделений формировались узлы связи ракетных полков, дивизий и корпусов.

Офицерский состав для комплектования отделов, отделений и узлов связи прибывал к нам, в основном, из авиации, артиллерии и морского флота. Кроме того, значительная часть выпускников академии связи и военных училищ связи в 1959-1962 годах была тоже передана Ракетным войскам.

При комплектовании подразделений связи рядовым и сержантским составом были случаи, когда на штатные должности младших специалистов связи назначались солдаты для дослуживания, которые не имели никакого отношения к войскам связи.

В целом в 1962 году основная масса частей и подразделений связи была сформирована. Однако в процессе этой работы, которой активно занимался аппарат НВС РВ, отделы связи ракетных армий, отделения связи отдельных ракетных корпусов и ракетных дивизий, при постановке на боевое дежурство узлов связи выявился целый ряд проблем.

Невиданная централизация управления ракетно-ядерным оружием, необходимость постоянного несения боевого дежурства на узлах связи и службы в отделениях и отделах связи, входящих в состав штабов ракетных дивизий, корпусов и армий, требовали подготовки офицеров-связистов с учетом специфики службы в Ракетных войсках. Офицера-связиста РВСН нужно было психологически готовить еще в стенах военного училища. Первых офицеров связи войскам дали факультеты Ленинградской военно-инженерной академии им Можайского и Харьковского высшего командно-инженерного училища Ракетных войск. В последующие годы подавляющую часть офицеров связи нам поставляло Ставропольское училище связи, которое сейчас является единственным учебным заведением, выпускающим инженеров для войск связи РВСН. Мне рассказывают товарищи, что сейчас большинство начальников и офицеров отделов Управления связи, начальников войск связи ракетных армий, начальников отделений связи дивизий, офицеров и начальников узлов связи в войсках являются выпускниками этого училища, которое мы открыли в 1962 году.

Военно-учетные специальности младших специалистов связи Ракетных войск тоже имели специфику. Поэтому мы открыли учебные центры в 1960 году в Павлограде, а в 1961 году в Переславль-Залесском. В этих центрах обучали специалистов, которые полностью удовлетворяли по уровню подготовки части и подразделения связи РВСН.

Не менее важным в сравнении с формированием войск связи был вопрос создания системы связи Ракетных войск. При его решении учитывались опыт испытательных полигонов, мнение ученых и специалистов связи, состояние и перспективы развития средств связи, перспективы развертывания группировки Ракетных войск, наконец, требования военно-политического руководства страны о необходимости доведения сигналов централизованного боевого управления для каждой пусковой установки в кратчайшие сроки. Кроме того, мы исходили и из стационарности расположения пусковых установок на местности. После многочисленных обсуждений, оценок и анализов пришли к необходимости создания стационарной системы связи РВСН, основу которой составляли бы узлы связи командных пунктов ракетных армий, дивизий и полков, соединенные каналами проводной и радиосвязи.

Первые стационарные проектные командные пункты дивизий и полков с узлами связи строились в войсках РСД, в Смоленской и Винницкой ракетных армиях. Это были железобетонные обвалованные помещения, обеспечивающие защиту личного состава и средств Связи от поражающих факторов ядерного оружия. Правда, КП ракетных полков были тесноваты, особенно, если подходить к ним с учетом перспективы количественного роста средств связи на узле связи. Внутри командных пунктов были созданы комфортные условия для круглосуточного несения службы в составе дежурной смены связи. Много сил и времени у меня и офицеров аппарата НВС отнимала работа по приемке командных пунктов, анализ выявленных недостатков, их учет и корректировка строительства и приемки следующих командных пунктов, которые в большом количестве вводились в строй в 1962 — 1965 годах. Строительство командных пунктов ракетных полков «ОС», ракетных дивизий и армий продолжалось и после 1965 года.

Для обеспечения связи с вышестоящими штабами ракетные части и соединения арендовали проводные каналы связи у Министерства связи. Много наших полков и дивизий пользовалось каналами Министерства путей сообщения, военных округов и других видов Вооруженных Сил СССР. В некоторых районах дислокации ракетных частей и соединений общегосударственная сеть связи была развита слабо, необходимые узлы связи отсутствовали.

Думаю, что отдельные районы размещения Ракетных войск были выбраны без достаточного анализа перспектив развития средств технической разведки вероятного противника. Даже от агентурной разведки не скроешь дислокацию ракетных полков и дивизий. Поэтому выбор позиционных районов в лесах, вдали от крупных городов не столько обеспечивал скрытность боевых порядков, сколько создавал дополнительные трудности с обустройством военных городков, строительством дорог и увеличением протяженности линий привязки командных пунктов к местным узлам связи. В некоторых северных и восточных районах страны и на территории Казахстана в интересах РВСН строились новые магистральные кабельные линии связи.

Во многих районах страны связь осуществлялась по воздушным линиям, которые имели низкую надежность. Поэтому воздушные линии связи там заменялись кабельными. В 1965 году кабельные линии связи были настолько развиты, что от Главного штаба Ракетных войск обеспечивались прямые телефонные и телеграфные каналы до ракетных дивизий и телеграфные связи со всеми ракетными полками.

В позиционном районе ракетного полка войск РСД командные пункты ракетных дивизионов соединялись с командным пунктом ракетного полка подземными кабельными линиями связи.

Аналогичной была картина в позиционных районах первых ракетных дивизий войск МКР. Только здесь кабельные линии связи прокладывались между командным пунктом ракетной дивизии и КП подчиненных ракетных полков.

Созданная к 1965 году система проводной связи Ракетных войск позволяла скрытно перевести ракетные части и соединения в высшие степени боевой готовности, т.е. подготовить их к нанесению ракетно-ядерных ударов. Однако эта система связи по опыту Великой Отечественной войны позволяла успешно решать задачи управления войсками только до начала боевых действий. В ходе боевых действий можно положиться только на радиосвязь.

Поэтому, наряду с проводной создавалась система радиосвязи. Она опиралась на стационарные приемные и передающие радиоцентры ракетных армии, дивизий и полков. Чтобы не нарушить маскировку командных пунктов, сооружения передающих радиоцентров выносились на расстояние до двух десятков километров от узла связи. ПДРЦ, в основном, оснащались радиопередатчиками диапазона средней мощности.

Хотя в 1964-1965 годах радиоцентры дивизии и полков были построены и оснащены средствами радиосвязи по существовавшим штатам, личный состав подразделений навыков по обеспечению радиосвязи не имел. Из боязни демаскировать боевые порядки ракетных соединений и частей был наложен запрет на радиоизлучение. Только с 1966 года, когда был снят запрет в звеньях армия-дивизия-полк, радиотелеграфисты Ракетных войск стали обучаться реальной двухсторонней радиосвязи с использованием стационарных радиосредств.

Таким образом, к 1966 году в Ракетных войсках были сформированы войска связи и создана развитая система проводной и радиосвязи, способная обеспечить боевое управление войсками, как в мирное время, так и при ведении боевых действий.

Вместе с тем, существовавшая тогда система боевого управления «Монолит» не в полной мере отвечала перспективам развития комплексов вооружения.

Во-первых, достоверность приема сигнала по каналам слуховых радиосетей, которые в условиях ведения боевых действий могли оказаться единственными, сильно зависела от квалификации и состояния радиотелеграфиста, т.е. от субъективного фактора. Следовательно, могла быть допущена ошибка, цена которой была недопустимо высокой.

Во-вторых, передача сигнала одним радиотелеграфистом, ее прием вторым радиотелеграфистом, оформление и передача сигнала КДС, дежурным по связи, его опознавание дежурной сменой боевого управления требовали заметных затрат времени.

В-третьих, перспективы развития ракетно-ядерного оружия, наметившиеся в начале 60-х годов, свидетельствовали, что на смену существующим придут ракетные комплексы, обладающие высокой степенью боеготовности и с расширенным перечнем задач управления вооружением и контроля технического состояния ракет.

Исходя из этих соображений, были сформулированы требования к новой системе централизованного боевого управления, которая, в сравнении с существующей, должна была обладать большей достоверностью и скоростью передачи приема и опознания сигнала.

Требования военно-политического руководства страны, предложения специалистов связи и научных коллективов легли в основу разработки конструкторами и промышленностью автоматизированной системы управления Ракетными войсками. Ее внедрение в войска повысило скорость обработки информации и ее доведения до войск.

Такими представляются мне сегодня те далекие 60-е годы, когда ковался ядерный щит моей Отчизны, и мне с сослуживцами была оказана высокая честь руководить созданием системы связи и боевого управления Ракетных войск».

Поступление в войска современной техники и систем боевого управления, специально разработанных для ракетных войск, коренным образом устранило недостатки начального периода. Оснащение узлов связи системой циркулярной передачи информации по телеграфным каналам «Гриф», системой приема приказов боевого управления «Вьюга», автоматизированной системой управления «Сигнал», автоматизированными передатчиками и приемниками, космическими каналами и рядом другой более совершенной техники значительно расширило возможности систем боевого управления и связи.

Директивой Генерального штаба ВС от 25 сентября 1966 г. отдельный полк связи РА и отдельные батальоны связи ракетных дивизий переформировываются в узлы связи. Проводится серия мероприятий по совершенствованию подготовки связистов, развитию системы связи ракетной армии. Основное внимание было направлено на сокращение сроков доведения сигналов (приказов) централизованного управления до пусковых установок.

В 1965 году в армии вводятся в строй стационарные радиоприемные и радиопередающие центры. Принимаются меры по обеспечению активного участия личного состава узлов и подразделений связи в монтаже и наладке стационарных центров связи, их вводе в строй. Осуществляется перевод телеграфной связи на новую аппаратуру ЗАС. С июля 1966 года организуется круглосуточное дежурство в радиосетях Генерального Штаба ВС во всех звеньях управления от командного пункта рдн до КП РА (система «Монолит»).

В 3 квартале 1968 г. силами личного состава узлов связи на узлах связи армии и ракетных дивизий была смонтирована и введена в эксплуатацию аппаратура автоматической коммутации телеграфных каналов (АКТС) «Гриф». Это позволило сократить время доведения приказов и распоряжений до полков как циркулярно, так и избирательно.

Для централизованной системы боевого управления ЦБУ «Монолит» на узлах связи ракетных дивизий и полков были дополнительно развернуты скрытые радиосети в КВ и СДВ диапазонах.

В это же время ведется широкое внедрение в систему боевого управления телефонной аппаратуры ЗАС Т-217 до полкового звена включительно. На командных пунктах дивизий с этой целью монтируются коммутаторы ЗАС типа СМП 20/30, а в полках - МП 10/15. При этом уделяется большое внимание пунктуальному выполнению спецтребований к монтажу, оборудованию станций и аппаратуры ЗАС, учету и хранению секретных узлов и ключевой документации.

Большие усилия для становления и развития ЗАС в системе связи армии приложили специалисты отдела связи армии старший офицер подполковник Носов М.И. и офицер отдела майор Зайцев М.А.

Как известно, качество систем боевого управления и связи должно обеспечивать своевременность, надежность, достоверность, скрытность и безопасность.

Превращение армейского узла связи в высокотехнологичный комплекс систем боевого управления и связи позволило успешно решать эти задачи. Наряду с этим, армейский узел, являющийся промежуточным звеном между узлами связи высших звеньев управления и дивизиями, стал надежным транслятором (дополнительным каналом) передаваемых приказов и получение донесений об их выполнении.

С созданием разветвленной системы узлов связи и развитием всей инфраструктуры связи, надежность приема и передачи приказов и живучесть системы связи достигла предельного значения.

 

На всех этапах совершенствования системы боевого управления и связи ведущая роль принадлежала командирам узлов, их заместителям, начальникам центров, отделений и станций, дежурным по связи. Здесь проявились их высокие организаторские способности, знания, умение работать с большим воинским коллективом. И в первую очередь, это относится к полковникам Лутохину С.П., Сергееву В.А., Чибрикову А.И., Сурякову Ю.В., Медведскому Г.В., Преображенскому В.Н., Гребиныку М.Г., последовательно возглавлявших армейский узел связи.

Приоритетное место в системе боевого управления и связи занимает радиосвязь. Это наиболее сложный вид связи, как по своей структуре, так и по серьезной организаторской работе, требующей высококлассной подготовки личного состава от офицера до рядового.

В середине 60-х годов коренным образом изменился принцип организации радиосвязи. От радиотелеграфистов требовалось умение не только передавать и принимать знаки азбуки Морзе, но и работать со сложной оперативной документацией, подбирать частоты по сезонным прогнозам прохождения радиоволн, по результатам зондирования ионосферы, подбирать антенны, оценивать состояние эфира и уходить от помех, скрытно передавать корреспонденту информацию о переходе на новые радиоданные. Они должны уметь восстанавливать радиограммы, принятые в условиях помех по отдельным буквам и группам, полученных с разных постов и пунктов управления. С этой целью на узлах связи организовывались пункты восстановления радиограмм, оборудованные магнитофонами и диктофонами, дежурство на которых несли лучшие радиотелеграфисты и мастера радиосвязи. Такой подход к радиосвязи позволял обеспечивать надежную и устойчивую слуховую радиосвязь и буквопечатание.

Для поддержания систем радиосвязи в высокой степени готовности наряду с учениями систематически проводились тактико-специальные занятия и тренировки, на которых отрабатывались и уточнялись планы связи, принимались решения по совершенствованию системы связи и повышению ее надежности.

 

Тренировки радиотелеграфистов на постах проводились в условиях сильных преднамеренных помех. Задачи по обмену информацией в радиосетях и радионаправлениях отрабатывались таким образом, при котором общее количество радиограмм, соотношение цифровых и буквенных радиограмм и общее количество задействованных радиосетей и направлений в постоянной боевой готовности не отличалось от их количества при работе в высших степенях боевой готовности. При этом характер учебных и оперативных радиограмм не позволял радиотелеграфистам отличать их друг от друга, и все они доставлялись боевым расчетам. Это значительно повышало ответственность дежурных смен связи на боевых постах. А при приведении отдельных дивизий в высшие степени боевой готовности проводился маскирующий радиообмен, что помогало скрыть характер действий войск.

С увеличением численного состава войск армии и дислокации его на огромных пространствах, как по территории, так и по расстояниям, расширился круг и усложнился характер задач управления.

Устойчивость, непрерывность, оперативность и скрытность управления требовали высокой готовности системы боевого управления и связи, частей и подразделений, обеспечивающих ее работу, комплексного использования всех технических видов связи и систем боевого управления, строгого выполнения правил скрытого управления войсками и безопасность связи, проведение мероприятий по обеспечению живучести объектов связи, надежной защиты от радиопомех и быстрого восстановления систем, каналов и линий связи.

Огромная ответственность возлагалась на начальников и офицеров войск связи: полковника Дюкарева И.Л. (в последующем генерал-лейтенанта, начальника войск связи РВСН), генерал-майоров Киселло Ю.Э. и Майорова А.Ф., полковников Гомозова В.С., Зайцева В.П. и Заприводу Н.К., их заместителей полковников Коломойцева И.С., Мишарина М.Д., Золотарева В.А., Сокола Э.А., Зимина Е.И., Вопилова Н.И., Медведского Г.В., Кириченко П.И. и др.

Эти начальники и их заместители, совместно с офицерами отдела связи, начальниками связи дивизий, руководством частей и подразделений связи, первыми в ракетных войсках создали систему боевого управления и связи армии, приобрели богатый опыт организации и обеспечения связи на большие расстояния и на огромном пространстве, тесно взаимодействовали с руководством министерств связи республик. Начальниками управлений и связи областей, городов и районов по вопросам совместного использования, аренды, предоставления и эксплуатации объектов, узлов, каналов и линий связи.

Параллельно с этим совершенствовались организация и несение боевого дежурства на узлах и объектах связи, система планирования и проведения контроля боевой готовности системы боевого управления и связи.

На основе накопленного опыта проводились проектные изыскания, разрабатывались технические задания на проектирование и строительство узлов связи, передающих и приемных центров, линий привязки к узлам и объектам Министерства связи, как непосредственно для армии, дивизий и полков, так и для РВСН.

Руководство войск связи армии проводило активную работу по подготовке и «обкатке» на узлах связи проектов оперативно-технических документов, которые легли в основу глав и разделов Устава, наставлений, руководств, инструкций и методических пособий.

Войска связи армии по уровню боевой готовности, качественным показателям работы системы боевого управления за все время существования армии занимали в РВСН передовые места. Они за весь период своего существования не имели случаев потери управления войсками, пропуска приказов-сигналов боевого управления.

Войска армии постоянно нуждались в высококлассных специалистах. Офицерский состав знания, полученные в училищах и академии, совершенствовал в период монтажных работ, наладки, автономных и комплексных испытаний, при самостоятельном изучении проектов, новых образцов систем и средств связи, а также при общении с представителями заводов-изготовителей, участвующих в работе по наладке или устранении неисправностей. К автономным и комплексным испытаниям широко привлекался весь личный состав подразделений. Эта позволяло сразу после приема объектов и систем приступать к опытному и боевому дежурству.

Начальники войск связи контроль за подготовкой личного состава осуществляли лично и через офицеров отдела, которые закреплялись для контроля и учебы за объектами и центрами по своим функциональным обязанностям. Полученные таким образом знания и опыт позволяли им на достаточном организационном и техническом уровне исполнять служебные обязанности.

Подготовка специалистов срочной службы на начальном этапе проводилась в нештатных учебных подразделениях при узлах связи. Но большая потребность войск связи в радистах, телеграфистах и других специальностях и большие трудности их подготовки в боевых частях доказали необходимость создания учебной части.

На основании требований директивы ГК РВ от 6 января 1968 года была сформирована 300-я военная школа младших специалистов связи в составе 4-х рот (войсковая часть 25925). Первым начальником ВШМС был подполковник Головко И.Н.

На должность офицеров-преподавателей школы назначались офицеры, имеющие опыт службы в войсках, с высокими методическими и специальными званиями, способные организовать учебный и воспитательный процесс.

Используя опыт, накопленный при подготовке специалистов в войсках, зная требования войск к качеству знаний, постоянный состав школы за короткий срок подготовил программу, учебные планы, методические пособия, создал хорошую учебно-материальную базу и организовал учебный процесс.

Ежегодная подготовка для войск связи тысяч младших специалистов основных специальностей освободила Главный штаб от направления в армию связистов из учебных центров.

Высокие организаторские способности проявили начальники школы полковники Головко И.Н., Суряков Ю.В., подполковник Сесин В.М., полковник Матюх Г.Г. Они, пройдя суровую службу в боевых частях связи, применяя опыт и знания, умело организовали учебно-воспитательный процесс и качество подготовки специалистов, установили твердый уставной порядок.

Школа стала лучшей частью в Смоленском гарнизоне. На базе школы постоянно проводились учебно-методические сборы, показные занятия, на которых командование армии учило командиров, как правильно поддерживать уставной порядок, организовать службу войск и заботу о личном составе.

Как в школе, так и в частях и подразделениях предъявлялись требования к совершенствованию учебно-материальной базы, позволяющей повысить качество и сократить сроки подготовки специалистов связи. Так, оборудование радиоклассов датчиками кода Морзе, Р-010, магнитофонами и диктофонами позволило сократить сроки подготовки радиотелеграфистов с 8-9 месяцев (в 60-е годы) до 4-4,5 месяцев (70-е годы).

На узлах связи в учебных корпусах из разрозненных классов разных специалистов были созданы тренажеры связи (учебные узлы), позволившие проводить комплексную подготовку дежурных смен связи на боевое дежурство совместно с боевыми расчетами командных пунктов.

Узлы связи армии и дивизий представляли собой сложные технологические комплексы, в которых 90-95% площадей занимают системы связи и боевого управления, энергосистемы, вентиляции и жизнеобеспечения.

Узел связи армии можно уподобить заводу со сложным технологическим процессом, в который объединены все системы, непрерывно вырабатывающие и перерабатывающие «интеллектуальную продукцию».

Эксплуатация, устранение неисправностей, проведение регламентов в системах боевого управления проводятся специалистами связи. А те же работы на системах энергоснабжения, вентиляции, кондиционирования воздуха и поддержание заданных параметров, на внешних сооружениях: подстанциях, скважинах и т.д. проводятся специалистами эксплуатационной команды. Действенную помощь в проверке боевой готовности энерго- и технических систем, оказании квалифицированной помощи в устранении неисправностей и проведении регламентов оказывали службы управления главного инженера армии, инженерно-техническая служба и другие, офицеры которых подбирали специалистов, проверяли знания личного состава, определяли необходимость в запасном имуществе и агрегатах, проводили контрольные проверки.

Для выполнения ремонтов связной аппаратуры и обеспечения войск средствами связи отделом связи армии на полную мощность используются армейская мастерская и склады связи (войсковая часть 96451), сформированные в 1963 году при полку связи.

О работе по созданию и совершенствованию системы связи 50-й ракетной армии пишет полковник Г.В. Медведский: «Для обеспечения боевого управления соединениями и частями армии был создан армейский полк связи путем деления 23-го отдельного Литовского полка связи воздушной армии на 724-й полк связи 50-й РА и батальон связи авиационного корпуса. Первым командиром 724-го полка связи был назначен опытный офицер-связист, фронтовик, полковник Лутохин С.П.

Позиционные районы ракетных дивизий и полков находились на территории Белоруссии, Литвы, Латвии, Эстонии, а также Калининградской, Псковской, Новгородской и Мурманской областей. Полк связи имел штатную технику связи на базе полевых аппаратных как авиационного, так и общевойскового назначения. Однако их было недостаточно и часто во время учений и тренировок отдельные аппаратные (телеграфные, телефонные и пр.) развертывались в палатках.

Несмотря на то, что постепенно полк пополнился более современными аппаратными связи и радиостанциями, управлять 9-ю ракетными дивизиями (на боевом дежурстве уже к 1963 г. находилось 280 наземных и 64 шахтных пусковых установок ракет средней дальности) становилось все сложнее, т.к. требования к боевому управлению возрастали с каждым днем. Поэтому в конце 1966 г. 724-й полк связи был преобразован в 724-й узел связи с новой штатной структурой, отвечающей требованиям и нуждам управления ракетной армии. Новым штатным расписанием были предусмотрены специальные подразделения и более современные средства связи, в т.ч. и разработанные специально для РВСН. Формировал УС подполковник-инженер Сергеев В.А.

К этому времени в районе пос. Гусино (60 км западнее г. Смоленска) хозяйственным способом был построен заглубленный КП и УС армии со всей инфраструктурой жизнеобеспечения, аварийного энергоснабжения, охраны, а в районе д. Варечки — стационарный ПДРЦ. Трудно переоценить громаднейшую работу, которую провели связисты армии по созданию и оснащению этих объектов. Особо необходимо отметить высокую организаторскую роль и исключительное трудолюбие таких офицеров полка связи, как Городецкий Д.М., Чернецкий К.П., Головко И.Н., Шевченко И.Я., Чистяков Ю.М., Гуревич Г.А., Шумилов Л.В., Сорокин Ф.А., Довгулин В.М. и многих других. Общее руководство работами осуществлял первый начальник войск связи 50-й РА полковник Дюкарев И.А., а затем, сменивший его на этом посту, полковник Киселло Ю.Э., а также офицеры отдела связи Майоров А.Ф., Седых И.Ф., Олейниченко А.К., Савин А.М., Носов М.И., Мишарин А.Д. и другие. При оборудовании этих стационарных объектов широко применялась более современная для того времени аппаратура каналообразования, служебной и громкоговорящей связи, радио, радиорелейной и тропосферной связи. В 1965-1966 годах силами связистов была смонтирована и введена в эксплуатацию аппаратура для централизованной передачи телеграфных и телефонных сообщений по проводным каналам "Гриф" и "Яблоня", телеграфная аппаратура ЗАС Т-204 заменилась на Т-206. широко внедрялась, до ракетных дивизионов включительно, телефонная аппаратура Т-217, Внедрение дальней телефонной засекреченной связи, аппаратуры «Яблоня» и «Гриф» повысило эффективность и надежность систем связи, позволило сократить время доведения боевых приказов до войск по телефонным и телеграфным каналам связи до 60 сек., а время сбора подтверждений о получении приказа - до 2-х мин.

Необходимо отметить, что наряду со строительством и оборудованием боевых постов шла напряженная боевая учеба, практически ежедневно связисты участвовали в учениях, тренировках, обеспечивали непрерывное боевое управление ракетными комплексами до пусковой установки включительно. В эти годы особое внимание уделялось высококлассной подготовке каждого специалиста, допускаемого к несению боевого дежурства, обеспечению взаимозаменяемости и овладению смежными специальностями, проводились сборы офицеров различных специальностей в масштабе полка, дивизии, армии. Это позволяло не только поддерживать высокую степень боеготовности войск связи, но и отбирать наиболее подготовленных, исполнительных офицеров для выдвижения на вышестоящие должности. Такой отбор успешно прошли в разные годы и стали высококвалифицированными и опытными офицерами Шишневский А.П., Крепчук В.Т., Чаюн В.Ф., Манухов И.М., Матвиенко А.П., Цудиков А.В., Вдовенко Ю.М., Евлахов В.И. и другие. Особенно требовательно относились к профессиональной подготовке офицеров начальники войск связи генералы Киселло Ю.Э., Майоров А.Ф., а в последующие годы полковники Гомозов В.С., Зайцев В.П., Запривода Н.К.

Следует подчеркнуть, что командующие 50-й РА в то время генералы Добыш Ф.И., Герчик К.В. и начальники штаба Новиков В.А., Герчик К.В., Лавровский Б.М. были людьми исключительно высокого долга и ответственными, высокой требовательности и постоянной неудовлетворенности достигнутыми результатами. Под их руководством постоянно велась интенсивная разработка и внедрение мер по повышению боевой готовности, надежности и живучести не только ракетных комплексов, но и системы боевого управления. С учетом все возрастающих требований она постоянно переоборудовалась, совершенствовалась и наращивалась. Кроме стационарных КП и УС, ПДРЦ, объектов для учебы, быта и отдыха своими силами началось строительство и оборудование защищенного ЗКП, скрытого пункта управления и других объектов. Все это позволило создать не только объекты боевого управления как таковые, но и разработать, сформировать четкие требования для создания техники и оборудования, отвечающего нуждам боевого управления на длительный период.

В конце 60-х годов в систему боевого управления РВСН начали внедряться автоматизированная система управления 15Э1, система ЦБУ «Вьюга», станции космической связи, более совершенная аппаратура засекречивания гарантированной стойкости радио-, телефонных, телеграфных и телекодовых каналов. Стало очевидным, что введенный в начале 60-х годов в эксплуатацию заглубленный КП с УС уже не удовлетворяет не только по параметрам защищенности от ядерного воздействия, но и не позволяет разместить и эффективно использовать новые средства. Поэтому в 1972 году, уже силами военных строителей, были развернуты работы по строительству нового защищенного КП армии и УС. Одновременно строился городок для размещения личного состава и штаба УС, станция КС «Корунд», жилой городок в пос. Гусино для семей офицеров, прапорщиков и служащих Советской Армий. Через год началось строительство нового стационарного ПДРЦ со станцией «Кристалл» и жилым городком в д. Хохлово (14 км западнее г. Смоленска).

Это грандиозное строительство тяжелым бременем легло на плечи всего личного состава узла связи. Наряду с решением все усложняющихся задач боевого дежурства и боевого управления приходилось уделять много времени контролю за ходом строительства, состыковки различных графиков строительных и монтажных работ, уточнению проектных решений, своевременности доставки строительных и монтажных материалов, поставкам и проверкам оборудования, а в последующем плотно участвовать в пусконаладочных работах. Практически весь период строительства у офицеров и прапорщиков УС не было выходных дней, а рабочий день был удлинен до 20.00. В конце 1975 года все основные объекты были приняты в эксплуатацию, и наступила еще более напряженная пора - создание и оборудование боевых постов и освоение их дежурными сменами связи.

Глубокие знания средств боевого управления и связи и требований по их размещению, высокие организаторские способности, исключительную принципиальности при принятии решений и их практическое воплощение в это время проявил НВС 50-й РА генерал-майор Майоров А.Ф. Можно смело утверждать, что он внес большой личный вклад в разработку и внедрение новой системы связи и АСУ в интересах боевого управления в Ракетных войсках. Не случайно позже он был назначен начальником проектного института МО СССР. Рациональное размещение и оборудование боевых постов, состав аппаратуры позволили эксплуатировать узел связи без реконструкции в течение 15 лет, вплоть до расформирования армии. Под руководством НВС при вводе в эксплуатацию элементов узла связи активное участие принимали офицеры отдела связи армии Сокол Э.А, Чаюн В.Ф., Вавилов Н.И., Жихарев А.И., Матвиенко А.П. Особенно большая нагрузка в это время легла на начальника узла связи полковника Чибрикова А.И., его заместителей Ваганова В.И., Белана А.Ф., Чижевского Н.С., а также офицеров узла связи Чистякова Ю.М., Перлова В.М., Савина А.М., Гайворонского В.К., Ерченкова Ю.П., Колесникова Ю.Г., Агаркова В.В. и многих других».

Начальник войск связи 50-й РА в 1984-1987 гг. полковник Н.К. Запривода подробно описывает деятельность армейских связистов по организации боевого дежурства и обеспечению постоянной готовности средств связи: «Новый вид Вооруженных сил - РВСН потребовал коренным образом пересмотреть установившиеся в войсках традиционные способы обеспечения управления и создать такую систему боевого управления и связи, боеготовность которой стояла бы выше боевой готовности оружия.

Время доведения приказов (сигналов) до войск армии должно определяться скоростью работы систем и средств связи и нормативами, установленными номерам расчетов на обработку, передачу (прием) информации.

Для выполнения этих задач, начальники и командиры частей и подразделений связи проводили организационно-технические мероприятия, направленные, прежде всего, на организацию и качественное несение боевого дежурства и на поддержание систем и средств связи в постоянной боевой готовности.

Войска связи армии с упорством и настойчивостью ведут поиск путей и способов организации и несения боевого дежурства. Обобщается и распространяется опыт, разрабатываются и доводятся до войск методики и временные инструкции, внедряется стройная система подготовки и допуска к боевому дежурству, определяется количество боевых постов, состав дежурных смен и расчетов, режим несения боевого дежурства (3-4-7 суток для военнослужащих и 12-24 часа для служащих).

Подготовка к заступлению на боевое дежурство требовала максимального приближения к задачам, которые номер расчета должен выполнять на боевом посту. С этой целью на узлах и в подразделениях связи создаются учебные корпуса (классы) - тренажеры узлов, на которых личный состав дежурных смен связи отрабатывает варианты комплексных задач, как в составе дежурной смены, так и совместно с боевой дежурной сменой командного пункта.

Подготовка к заступлению на боевое дежурство со временем приобрела четко организованный характер и проводилась под руководством начальников узлов связи и их заместителей, под контролем офицеров отдела войск связи и офицеров отделений связи дивизий.

На всех узлах связи разрабатываются планы боевой готовности, в которых определяется состав дежурных смен связи узлов КП, ЗКП, а позднее - ПЗКП, ВПУ и др., как в постоянной, так и в высших степенях боевой готовности в соответствии с поставленными перед узлами связи задачами. Планы утверждаются старшим начальником. Для солдат и сержантов разрабатываются карточки-вкладыши в военный билет, в которых определен порядок действия с объявлением сбора (тревоги).

В постоянной боевой готовности руководство дежурными сменами связи осуществляют начальники узлов связи через своих помощников (дежурных по связи), которые входят в состав боевых расчетов КП и несут боевое дежурство на пунктах управления связью.

Для руководства войсками связи и дежурными сменами связи на командных пунктах оборудуются пункты управления связью начальника войск связи армии, начальников связи дивизий и полков. Все пункты управления связью оборудуются средствами, отображающими состояние связи и каналов связи, а также звуковой и световой сигнализацией о прохождении особо важной информации.

Серьезное внимание уделяется качеству и единообразию оформления боевых постов номеров расчета, составу оперативной и технической документации. Она включает боевую задачу, должностную инструкцию, инструкцию по правилам и мерам безопасности, перечень нормативов, порядок действия при переводе войск в высшие степени боевой готовности, опись боевого поста и др. Для качественного и полного приема боевого поста номеру расчета разрабатывается маршрутная карта, в которой указывается порядок приема боевого дежурства и обозначаются точки, требующего повышенного внимания.

На узлах связи постоянно ведется работа по сокращению времени на доведение принятой информации до боевых расчетов. Так, приемные центры (радиобюро), телеграфные станции и аппаратные размещаются в непосредственной близости к командным пунктам, а радисты сетей ЦБУ «Монолит», иногда непосредственно с боевыми расчетами.

Для оповещения о поступлении сигналов (приказов) на пунктах управления устанавливаются табло звуковой и световой сигнализации с указанием каналов связи, по которым поступает информация. Системой оповещения о поступлении сигналов «Монолит» и сверхсерийной информации обеспечиваются все боевые посты узлов связи, как те, которые принимают, так и те, которые подтверждают, транслируют на нижние звенья управления и контролируют (дежурный по связи, начальники смен). Все эти посты имеют громкоговорящую связь, а между приемными центрами (радиобюро) и командными пунктами для быстрой доставки радиограмм в ряде мест устраивается пневмопочта.

С поступлением в войска связи новых средств боевого управления и связи пересматривается порядок технического обслуживания. Он приобретает системный, комплексный, емкий процесс. Наряду со средствами боевого управления и связи регламент проводится на системах энергоснабжения, технологических, жизнеобеспечения узлов и командных пунктов.

Для качественного и своевременного проведения регламентов и обеспечения минимального времени снижения боевой готовности отдельных систем и средств на узлах связи разрабатываются сетевые план-графики и технологические карты. Время проведения регламентов согласуется с вышестоящими узлами и командными пунктами. Приказами назначаются ответственные за проведение регламента в целом по узлу, а в подразделениях - руководители работ. Заранее готовятся регламентные расчеты и материально-техническое обеспечение. Внедряется двойной и тройной контроль при проведении регламентов в зависимости от сложности и назначения систем и средств связи. Особое внимание уделяется системам «Сигнал», «Вьюга», «Гриф», каналам связи, обеспечивающих их работу.

В частях связи проводится работа по максимальному использованию технических возможностей систем и средств связи. Телефонные каналы, арендованные у Министерства связи, уплотняются телеграфными системами, что позволило расширить сеть телеграфной связи. В дальнейшем системы «Сигнал» и «Вьюга» переводятся на каналы высокой надежности и качества станций спутниковой связи «Кристалл» и «Корунд». Для быстрого восстановления связей, систем и средств создается резерв телефонных, телеграфных каналов, закладываются одиночные и групповые ЗИПы.

На приемных центрах радиоприемники боевых постов подключаются к стационарным наземным и подземным антеннам, а также к внутренним антеннам, изготовленным и установленным рационализаторами частей. Учитывая большую плотность войск в позиционных районах дивизий, изыскиваются возможности и создаются прямые и обходные каналы взаимодействия между дивизиями и полками.

На случай применения противником оружия массового уничтожения на узлах связи закладываются комплекты средств защиты, продовольственные пайки, ГСМ для резервных систем электроснабжения и другое имущество, что позволяло нести боевое дежурство в автономном режиме до 10 суток.

С номерами расчетов на боевых постах постоянно проводились тренировки по восстановлению систем, средств и каналов связи, по переводу узлов на резервные источники электропитания и по обеспечению живучести сооружений связи.

Особые требования предъявлялись к войскам связи при выводе пунктов управления в полевые районы, а дивизионов — на полевые стартовые позиции. Самыми уязвимыми звеньями при этом были: дивизия-полк, полк-дивизион, дивизион-пусковая установка (стартовая батарея).

Для обеспечения управления из штатного состава стационарных узлов формируются дежурные смены запасных, подвижных и вспомогательных узлов связи. Технической основой их были аппаратные (средства связи), смонтированные силами связистов войск. Являясь заштатными, они не обеспечивались штатным личным составом, который в совершенстве знал бы их, проводил техническое обслуживание, поддерживал их в постоянной готовности.

Задачи по обеспечению управления требовали от начальников узлов проведения комплекса мероприятий, обеспечивающих их применение в полевых условиях. Проводились комплексные занятия по развертыванию узлов на стационарах, в полевых условиях, проверялась возможность обеспечения радиосвязи, осуществлялась разведка местных линий связи и возможность их использования в интересах войск. Личный состав обучался правилам прокладки полевых кабелей по одному-двум разнесенным друг от друга направлениям с рокадными соединениями, что значительно повышало надежность телефонной связи.

Все это способствовало успешному выполнению задач, поставленных перед войсками связи по обеспечению управления войсками, несущими дежурство на полевых позициях.

Требования по скрытности и маскировке войск, несущих боевое дежурство на полевых позициях, налагали запрет на работу радиостанций на передачу, а телефонные связи по внутренним линиям районных и сельских населенных пунктов, по полевым кабелям, проложенным силами частей, часто нарушались из-за порывов и вмешательства местного населения. Все это серьезно сказывалось на обеспечении надежного управления.

Обращает на себя внимание тот факт, что для управления полками при несении боевого дежурства на полевых позициях войска связи не имели штатных, специально предназначенных для этой цели аппаратными средствами связи, способных обеспечить непрерывное управление в звене полк-дивизион-старт.

Особое внимание уделялось комплектованию дежурных смен связи личным составам. Солдаты и сержанты для службы в войсках связи подбирались с высокими морально-деловыми качествами, с образовательным уровнем, как правило, не ниже десяти классов. Эти требования определялись сложностью систем и средств связи, ответственностью задач боевого дежурства и службой на режимных объектах.

Основная масса личного состава допускалась к работе с секретными, совершенно секретными и особой важности документами. В свою очередь, это предполагало постоянный контроль полноты и качества выполнения задач боевого дежурства, соблюдения режима секретности и обеспечения безопасности связи.

Наряду с военнослужащими, в войсках связи армии более 900 должностей комплектовались лицами гражданского персонала - рабочими и служащими. Основным предназначением их было несение боевого дежурства и его обеспечение. Со временем, овладев в совершенстве своими профессиями, они становились высококлассными специалистами связи и внесли неоценимый вклад в укрепление боевой готовности войск.

Многие из женщин были или становились женами офицеров, прапорщиков, что положительно сказывалось на общности их интересов, создавало в семьях здоровую моральную атмосферу. Это не могло не сказываться на формировании у их мужей чувства высокой ответственности за исполнение воинского долга.

Служащие, являясь старшими товарищами и сверстниками по отношению к военнослужащим срочной службы, обладая большими знаниями, жизненным и профессиональным опытам, становились верными помощниками офицеров и прапорщиков. Они передавали солдатам и сержантам свой опыт, знания, прививали им чувства товарищество, коллективизма, ревностного отношения к исполнению своих обязанностей и гордости за службу в ракетных войсках и войсках связи.

 

Состояние боевого дежурства становится одним из основных показателей при определении уровня боевой готовности. Оценка части, подразделению не может быть выше оценки за боевое дежурство.

В войсках связи проводится работа по повышению качества боевого дежурства. В частях и подразделениях организуются соревнования, создается дух состязательности за лучшую смену, расчет. По итогам боевого дежурства определяются места частям и подразделениям.

Боевое дежурство находится под пристальным вниманием командиров, политорганов, партийных, комсомольских, профсоюзных организаций. На собраниях рассматриваются задачи боевого дежурства, отмечаются имеющиеся недостатки, предлагаются пути их устранения.

Командиры проводят анализ боевого дежурства на служебных совещаниях и на общих собраниях личного состава, а также на подведении итогов за месяц, по окончании зимнего и летнего периодов обучения, по результатам проверок боевого дежурства.

Большое внимание уделяется оборудованию боевых постов, они комплектуются удобными для работы столами, стульями, креслами, медицинскими аптечками, в помещениях создается оптимальный режим вентиляции, температуры, освещенности.

В день заступления на боевое дежурство личный состав проходит медицинский осмотр. В ночное время солдаты и сержанты обеспечиваются дополнительным питанием за счет средств, получаемых от подсобных хозяйств. Непосредственно в технических сооружениях узлов оборудуются комнаты (места) отдыха и приема пищи. Приобретаются для этих целей электросамовары и электрочайники, сатураторные установки газ-воды. Во всех бытовых помещениях поддерживается необходимый санитарно-гигиенический режим. Для расчетов дежурных смен в казармах отводятся, по возможности, отдельные спальные помещения или места. Офицерам и прапорщикам, как правило, места для отдыха выделяются в сооружениях гостиничного типа.

До расчетов дежурных смен регулярно доводится информация о событиях в стране и в мире. В расчетах выпускаются боевые листки, молнии.

В выходные и праздничные дни для личного состава организуются экскурсии по памятным местам исторических событий, местам боевой славы, культпоходы в театры концертные залы, кино, проводятся спортивные игры, состязания, соревнования на лучшего специалиста связи и другие мероприятия, способствующие полноценному активному отдыху личного состава».

Связисты армейского узла связи, имея высокий уровень подготовки, успешно решают в этот период все стоящие перед ними задачи, обеспечивая устойчивое и непрерывное управление войсками армии. О буднях связистов рассказывает служащая Советской армии Новикова Л.В.: «18 ноября 1960 года я была принята на работу в в/часть 54763 на должность телеграфистки 2 разряда, а в апреле 1961 года была переведена на должность механика фототелеграфа. В1961 году в Смоленске открылся филиал МЭИ. Я решила попытать счастья - сдала документы на вечернее отделение, хотя уже шесть лет в руках не держала учебника. Экзамены сдала и поступила в институт. В 1965 году стала работать в должности старшего техника, а в 1966 — в должности инженера. Работа, учеба и моя семья — все это очень не просто. В 1968 году, окончив институт по специальности «Электропривод и автоматизация промышленных установок», была переведена на должность старшего дежурного инженера телеграфного центра. Обслуживала телеграфные аппараты СТ-2М, СТА-2М, рулонные, аппаратуру централизованного управления «Гриф». Механику не любила. Телеграфные аппараты в совершенстве, по-моему, и не знала. В совершенстве их знали наши инженеры Дырдыра А.А. и Матвеев С.В. Аппаратуру «Гриф» любила, с интересом ее изучала и эксплуатировала, хотя поплакала возле нее не раз. Заступая на боевое (суточное) дежурство, я отвечала за правильную техническую эксплуатацию всей действующей и резервной аппаратуры. Проверяла выполнение регламентов телеграфистами, принимала непосредственное участие в выполнении годовых и ежемесячных регламентов. Сколько за эти годы было экстремальных ситуаций во время учений, когда выходила аппаратура из строя! В считанные минуты нужно было найти неисправность и устранить ее. В 1968 году, окончив институт, я принимала участие в монтаже техники «Гриф». Руководил монтажом инженер центра Крепчук В.Т., монтаж был проведен в очень короткие сроки. Когда к нам приехал создатель этой аппаратуры, то он был приятно удивлен еще и тому новому, что применил инженер Крепчук В.Т. при монтаже. После его ухода в отдел связи штаба армии, инженерами центра спецаппаратной были Трубников, Егоркин, Чавриков. У них хватало своих забот. Описание «Гриф» было далеко от совершенства и для того, чтобы проследить по схеме любую цепочку, нужно было перейти через несколько альбомов, а на это при отыскивании неисправности времени не было. Я писала конспект и выписывала в него все основные цепи. Это помогало лучше изучить технику и быстрее устранять неисправности. И однажды результат моей такой долгой и кропотливой работы исчез из каптерки. Пришлось все восстанавливать. Из всей огромной массы неисправностей, которые случались почти на каждом дежурстве, особенно запомнилось несколько. В одно из дежурств, во время учений, отключилась стойка СКО (стойка канального оборудования) «Гриф», на которую было заведено три дивизии с их полками. Прибежал ко мне начальник смены с криком: «Людмила Владимировна, «Гриф» горит». Из блока БЗ (блок защиты) шел дым, меняю его. Через некоторое время опять дым - горело сопротивление. Сбежались все начальники. Нужно было ответить на вопросы: «что?» «где?» «когда?» и ответить, как можно скорее.

Еще был случай, когда тоже во время учений телеграфистка УС «Пролива», выйдя через нас на дивизии по команде двойного транзитного циркуляра, перепутала команду: «Отбой». Во всех дивизиях полки были отключены, так как аппаратура «Гриф», стоящая в дивизиях, не получила команды «отбой». Инженер ЦУС «Пролива» звонит дежурному по связи, заявляя одно - у вас неисправен «Гриф». Чтобы доказать обратное, нужно было иметь веские аргументы. Я четко знала одно, что наша аппаратура исправна. Я доказала инженеру телеграфа «Пролива», что ошибку допустила их телеграфистка. Я вышла на «Пролив», дала команду «отбоя» и все пришло в исходное состояние! А сколько это стоило нервов и здоровья...

С «переполюсовкой» на приеме я тоже столкнулась первый раз на направлении «Пролив» и тоже во время учений. Нет приема — «стартует» приемный аппарат. Замены аппаратуры и рабочих мест ничего не дали. Только после замера напряжения на вводных гребенках «Грифа» была установлена эта «переполюсовка».

Работать сутками, учиться в институте, иметь семью — все это очень не просто. С 1971 года по 1991 год я была членом КПСС. Очень запомнилось первое партсобрание части, на котором очень жестоко критиковались отдельные товарищи; партсобрания центра тоже поднимали насущные проблемы: анализировались учения, спец. подготовка военнослужащих и служащих СА, многие внутренние вопросы и задачи.

Я не помню случая, чтобы по вине служащих СА был допущен какой-то серьезный срыв, так как телеграфистки, механики и инженеры телеграфного центра ТЛГЦ, в основном, это были специалисты высокого класса. Особенно теплые отношения у меня были с солдатами телеграфистами и механиками. В 60-е годы это были почти мои ровесники, но и позже мне всегда было приятно чем-то помочь им... Есть у меня фотографии Павлова Володи и Жени Гордиенко за телеграфным аппаратом с трогательной надписью на ней. Женя был механик «от бога», как и два Ивана, фамилий не помню, но один из Киева, другой из Молдавии. Они уже были женаты, очень дружны. Часто оставались на дежурстве и за инженера. Как-то получила поздравление с 8 Марта из Каменец-Подольска от Васи Долинского, очень много теплых слов, а в конце: «Спасибо за все!». Он был прекрасный механик. Храню поздравления от моих механиков - это Маташнюк, Папанова, Пащук, Наавгуст, Сидорова, Панасюк и др. Ночами, когда нагрузка спадала, вели мы разговоры на всякие житейские темы. Многие годы была я председателем цехового комитета. Служащих в центре было до 100 человек. Это был самый большой цеховой комитет в части. О каждом члене профсоюза можно сказать самые теплые слова. Если в спец. аппаратную, в основном, приходили девочки после техникумов, то телеграфному делу все учились в части, начиная с «пустой» клавиатуры. Первыми начальниками смен, работая в Смоленске, были: Иващенко Л.К., Матысик Е.И., Пономаренко Л.С., Власова З.И. Они и учили девочек в своих сменах совершенствовать свое мастерство. В п. Гусино телеграфисток готовил В.М. Довгулин. Девочки приходили из п. Гусино и близлежащих деревень. Многим он дал путевку в жизнь.

Каждый человек в коллективе — это своя судьба, свой характер, свои способности и возможности, совместимость характера, да еще и суточное боевое дежурство в особых условиях. У меня в памяти сотни фамилий и судеб, с кем пришлось работать за эти долгие 34 года, но разве их всех назовешь. Помню Аню Степанову. Теперь она Анна Ивановна, возглавляет профсоюз кислородной станции г. Смоленска. Не отличалась она большой скоростью в работе, но ее оптимизм, юмор, веселый характер помогали всегда. Часов в 6 утра, за плечами у всех почти сутки работы, усталость. В зале тишина! Вдруг громко-громко «А ну-ка девушки, а ну красавицы, пускай поет о нас страна...» и т.д. Смеются девчата, солдаты! Мастерами высокого класса были телеграфистки Егорова Л.П., Кораблинова Г.В. На учениях, в своих сменах, только они обеспечивали переговоры Командующего армией с дивизиями и полками.

Избиралась я и членом местного комитета. Охрана труда — этот вопрос часто был на повестке дня: освещенность, температура, вода, шумы в аппаратных, заземление аппаратуры и многие другие. Вместе с командованием решали мы эти вопросы, возникали и другие. Самые теплые слова хотелось бы сказать о председателе МК Ф.А. Сорокине. Я всегда поражалась его тактичности, выдержке, неуемной работоспособности. Из Смоленска, на автобусах мы все приезжали в часть на субботники, и как вкусно после работы нас кормили солдатским обедом в столовой! Фотографировались. Как часто выезжали на отдых на Соколью гору, за грибами, за малиной в Духовщину, а зимой в Реадовку на лыжах! Всегда Фрол Андреевич был душой коллектива. Никогда не помню его злым, раздраженным, хотя, на некоторых заседаниях МК поводов было предостаточно.

С 1955 по 1995 год я была членом профсоюза. В марте 1969 года мне было присвоено звание «Ударник коммунистического труда», В 1988 году на торжественном собрании нам, ветеранам части, командиром части Гребенык М.Г. были вручены медали «Ветерана труда». Всех нас сфотографировали. Теперь это добрая память.

Я работала со всеми командирами части от Лутохина С.П. и до Киселева С.П., которому пришлось сдать Знамя части в архив. Командиром всех рангов самую верную оценку давали солдаты, наши дети. Одного они звали «батей», а другого - по-другому. Самые добрые воспоминания о начальнике центра Чистякове Ю.М. Он был требовательный, справедливый, грамотный, человеколюбивый, порядочный, честный человек, помнящий всех солдат и служащих не только по фамилии, но и по имени и отчеству. Его любили и уважали все в центре. Были и лейтенанты, прибывшие только из училища, которые уже мнили себя генералами, от их норова, безграмотности и хамства приходилось иногда защищать своих механиков - ассов своего дела.

Сколько сил и здоровья оставили служащие, проработав под землей, в цементном «мешке» по 20-25 и более лет. Многие получили заболевания суставов, сосудистые заболевания, стали гипертониками, астматиками, некоторые получили и инвалидность. Вместе с офицерами и прапорщиками служащие Советской армии выполняли одни задачи и внесли часть и своего труда в «золотые» звезды на офицерских погонах от лейтенанта до генерала».

Идя навстречу 50-летию войск связи, личный состав частей и подразделений связи, добился положительных показателей в выполнении взятых социалистических обязательств, совершенствовании системы связи и обеспечении боевого управления.

В день 50-летия войск связи 20 октября 1969 года приказом командующего армией одиннадцать офицеров-связистов были награждены ценными подарками, 50-ти офицерам объявлена благодарность, а начальнику войск связи армии полковнику Киселло Ю.Э. было присвоено воинское звание генерал-майор войск связи.

* * *

Назад.

Оглавление.

Далее.

 

* * *
Яндекс.Метрика