На главную сайта   Все о Ружанах

ИСТОРИЯ 50-й РАКЕТНОЙ АРМИИ
II. СОВЕРШЕНСТВОВАНИЕ БОЕВОЙ ГОТОВНОСТИ (1965-1969 гг.)

Назад.

Оглавление.

Далее.

Совершенствование боевой готовности
и боевого дежурства

 

Состояние ракетной армии в начале 1965 года

 

Вначале 1965 года 50-я ракетная армия имела в своем боевом составе 9 ракетных дивизий (38 ракетных полков и 38 ремонтно-технических баз) с ракетными комплексами средней дальности, части и подразделения специального и тылового обеспечения, была полностью укомплектована личным составом, ракетным и специальным вооружением, компонентами ракетных топлив, вооружением и автомобильной техникой и несла боевое дежурство всеми наземными и шахтными пусковыми установками.

С постановкой на боевое дежурство 3 февраля 1965 года 4-х пусковых установок шахтного дивизиона 647-го ракетного полка 40-й ракетной дивизии, боевой состав армии включал 351 пусковую установку, имеющих цели на Западном театре военных действий:

— 16 наземных пусковых установок с ракетами Р-5м,

— 276 наземных ПУ с ракетами Р-12н,

— 32 шахтных ПУ с ракетами Р-12в,

— 12 наземных ПУ с ракетами Р-14 и

— 15 шахтных ПУ с ракетами Р-14

Подавляющее большинство командования ракетных дивизий и полков, офицеров боевых расчетов имели практический опыт проведения учебно-боевых пусков ракет на полигоне. Весь личный состав был обучен выполнению боевых задач по приведению пунктов боевого управления и пусковых установок в высшие боевые готовности и проведению пусков ракет как с основных, так и с полевых боевых стартовых позиций. Командиры и начальники служб всех звеньев управления были способны организовать все виды боевого, специально-технического и тылового обеспечения несения боевого дежурства и ведения боевых действий.

Дальнейшее наращивание США и НАТО вооружений, в том числе и ядерных, их качественное совершенствование, усиление военной угрозы с их стороны и другие факторы обусловили необходимость дальнейшего совершенствования ракетных комплексов и средств боевого управления, а также организации и несения боевого дежурства.

 

Боевой состав 50-й РА на начало февраля 1965 года

 


рд


рп

Дислокация

Типы РК, количество ПУ

Р-5м

Р-12н

Р-12в

Р-14н

Р-14в

Всего

23

94

г, Хаапсалу,
Эстонской ССР

 

8

 

 

 

 

846

г. Валга,
Эстонской ССР

 

8

4

 

 

 

304

г. Раквере,
Эстонской ССР

 

8

 

 

 

 

305

г. Выру,
Эстонской ССР

 

8

 

 

 

 

30

г. Алуксне.
Латвийской ССР

 

8

4

 

 

 

Всего

 

 

40

8

 

 

48

24

97

г. Гвардейск,
Калиниград. обл.

8

 

 

 

 

 

25

г. Советск,
Калиниград. обл.

 

8

 

 

 

 

323

г. Гусев,
Калиниград. обл.

 

8

 

 

 

 

330

г. Знаменск,
Калиниград. обл.

 

8

 

 

 

 

308

г. Неман,
Калиниград. обл.

 

8

 

 

 

 

Всего

 

8

32

 

 

 

48

 


рд


рп

Дислокация

Типы РК, количество ПУ

Р-5м

Р-12н

Р-12в

Р-14н

Р-14в

Всего

29

115

п. Паплака,
Латвийской ССР

 8

 

 

 

 

 

79

г. Плунге,
Латвийской ССР

 

8

4

 

 

 

867

г. Добеле,
Латвийской ССР

 

8

4

 

 

 

307

г. Елгава.
Латвийской СР

 

8

 4

 

 

 

344

г. Прискуле.
Латвийской ССР

 

   

 4

 6

 

Всего

 

8

24

12

4

6

54

31

638

г. Слоним,
Брестской обл.

 

8

 

 

 

 

85

г Пинск,
Брестской обл.

 

8

 

 

 

 

403

п. Слобудка,
Брестской обл.

 

8

 

 

 

 

44

г. Малорита,
Брестской обл.

 

8

 

 

 

 

56

п. Засимовичи,
Брестской обл.

 

8

 

 

 

 

Всего

 

 

40

 

 

 

40

 


рд


рп

Дислокация

Типы РК, количество ПУ

Р-5м

Р-12н

Р-12в

Р-14н

Р-14в

Всего

32

249

г. Полоцк,
Витебской обл.

 

12

 

 

 

 

346

г. Поставы,
Витебской обл.

 

8

4

 

 

 

402

п. Ветрино,
Витебской обл.

 

8

 

 

 

 

428

г. Сморгонь,
Гродненской обл.

 

 

 

 8

3

 

30

 

 

8

4

 

 

 

Всего

 

 

28

4

 8

 3

43

33

369

ст. Мышанка,
Гомельской обл.

 

8

       

396

г. Мозырь,
Гомельской обл.

 

8

 

 

 

 

398

п. Житковичи,
Гомельской обл.

 

8

 

 

 

 

404

г. Гомель

 

8

 

 

 

 

Всего

 

 

32

 

 

 

32

40

647

г. Остров,
Псковской обл.

 

8

4

 

 

 

303

г. Кингисепп,
Ленинград, обл.

 

8

4

     

308

п. Тайбола,
Мурманской обл.

 

 

 

 

6

 

Всего

 

 

16

8

 

 6

30

 

 


рд


рп

Дислокация

Типы РК, количество ПУ

Р-5м

Р-12н

Р-12в

Р-14н

Р-14в

Всего

49

142

г. Новогрудок,
Гродненской обл.

 

8

 

 

 

 

376

п. Гезгалы,
Гродненской обл.

 

12

 

 

 

 

170

г.Лида,
Гродненской обл.

 

8

 

 

 

 

306

г. Слуцк,
Минской обл.

 

12

 

 

 

 

Всего

 

 

40

 

 

 

40

58

637

г. Таураге,
Литовской ССР

 

8

 

 

 

 

324

г. Укмерге,
Литовской ССР

 

8

 

 

 

 

42

п. Кармелава,
Литовской ССР

 

8

 

 

 

 

Всего

 

 

24

 

 

 

24

Всего в
50-й РА

г. Смоленск

16

276

32

12

15

351



Мероприятия по повышению боевых возможностей
ракетных комплексов, сокращению времени
подготовки ракет к пуску

 

В середине 60-х годов в армии ведется напряженный поиск путей повышения боевых возможностей ракетных комплексов и эффективности применения ракетного оружия, сокращения времени готовности к нанесению ракетного удара.

Генерал-майор Забегайлов Ю.П., командовавший в то время 31-й ракетной дивизией, писал в своих воспоминаниях: «Личный состав частей дивизии имел к моменту вступления меня в командование опыт двухлетней эксплуатации ракетного вооружения, некоторые расчеты участвовали в проведении учебно-боевых пусков ракет на полигоне Капустин Яр. Командиры частей, как правило, имели богатый командирский и жизненный опыт, большинство из них участвовали в Великой Отечественной войне. Так, командиры ракетных полков полковники Б.И. Кадзилов, И.В. Рыбачук, И.Д. Ювченко ранее командовали артиллерийскими полками, А.Т. Шитиков — танковым полком, командиры РТБ полковники М.К. Шульга, П.А. Мулюшкин занимали руководящие инженерные должности в авиационных соединениях...

В январе 1963 г. в полку, которым командовал полковник Кадзилов Б.И., у офицеров возникла идея увеличить в полтора раза боевые возможности ракетного дивизиона, вооруженного ракетами Р-12, путем использования пусковых столов, комплекта СП-6 (комплект полевой стартовой позиции), регламентной и контрольно-измерительной техники, имеющейся в полку. Через два месяца в результате интенсивной целенаправленной подготовки всего личного состава полка и отдельной специальной части (РТБ — прим. автора), командир полковник Вишневский А.М., а также техники, каждый дивизион полка был подготовлен к пуску одновременно не четырех, а шести ракет с незначительным увеличением времени на подготовку к пуску и без увеличения численности личного состава дивизиона и других подразделений. Для решения этой задачи колоссальный труд был проделан службой главного инженера дивизии (к этому времени главным инженером стал полковник В.П. Глуховский) и офицерами отделения боевой готовности и стрельбы, возглавляемого полковником В.Г. Чугуновым...»

Участник этих событий полковник Балуцкий В.И., вспоминает: «Хотелось бы остановиться на некоторых деталях этой работы. Основная нагрузка по отработке технологии пуска с двух пусковых устройств и последующей подготовки расчетов легла на личный состав 5-й стартовой батареи 44 рп (г. Малорита), которой командовал майор Котов В.И. Наступила напряженная пора. Офицеры батареи Проскурин И.Т., Корнев В.Г., Фрязинов Л.В., Лорченко А.А. и другие со своими подчиненными с энтузиазмом осваивали новые Боевые графики подготовки ракеты к пуску, разработанные для этой цели.

Тщательно готовилась ракетная техника. Боевая слаженность расчета настойчиво шлифовалась на комплексных занятиях с учебно-тренировочной ракетой, которые проводились еженедельно. Основой успеха должна была стать взаимозаменяемость номеров расчета. Немало сержантов — командиров расчетов освоили в то время в полном объеме обязанности за офицеров, дав толчок этому движению в ракетных войсках. С высокой активностью прошли комсомольские и партийные собрания личного состава.

После всесторонней, порой придирчивой проверки боевой расчет предстал перед строгой и квалифицированной комиссией управления армии. Присутствие на комплексном занятии самого командарма генерал-полковника Добыша Ф.И. придало особую значимость происходящему. Иногда казалось, что люди работают на пределе человеческих возможностей. Их гимнастерки пропитались потом и солью, но это не сбавляло темпа в работе. Выполнив цикл операций по подготовке ракеты к пуску на одном пусковом столе, нужно было вновь их безошибочно повторить на второй ракете. Особенно было трудно заправщикам. Полностью одетые в средства защиты, в противогазах, они вели последовательную заправку двух ракет! На старте царила неодолимая сила единения человека с покоренной техникой: были слышны твердые команды и четкие доклады номеров расчетов, натужный рев двигателей тягачей, шум приводов и свист сжатого воздуха. Действия боевого расчета получили высокую похвалу и оценку!

Многие солдаты и сержанты тут же, на старте, в качестве поощрения, получили на руки документы на отпуск с выездом на Родину, а ряд офицеров и сверхсрочнослужащих были награждены ценными подарками.

Эта работа, в силу своей неординарности, не вошла в перечень отрабатываемых учебно-боевых задач. Но это начинание открыло путь инициативе, творчеству в освоении ракетной техники, заложило основы для совершенствования технологии подготовки ракеты к пуску, сокращения временных нормативов, дало толчок движению среди ракетчиков по овладению смежными специальностями, стремлению к получению допуска к самостоятельной работе за офицеров».

В этой же дивизии, в 85-м ракетном полку (г. Пинск) офицеры 2-го дивизиона (Смирнов Г.И., Гращенко С.И., Васильев Б. и др.) разработали проект совмещения машины подготовки 8Н213 с преобразовательным агрегатом 8Н214, что позволяло исключить из схемы наземного проверочно-пускового оборудования большую часть кабельной сети, и, тем самым, значительно сократить время на сворачивание оборудования при выходе дивизиона на полевые позиции и его развертывания на полевой позиции. К сожалению, эти предложения не нашли должной поддержки в соответствующих инстанциях.

Качественный скачок в боевой готовности ракетной армии был сделан в начале 1965 года, когда в результате проделанной огромной работы по принципиальному изменению технологии подготовки ракеты к пуску, полки РСД перешли к несению боевого дежурства по новым боевым готовностям, введенным в действие с 1 февраля 1965 г.

 

Шахтные
пусковые
установки

Время
пуска
(час)

Р―14В

0.40

0.24

0.20

Р―12В

0.48

0.28

0.20

Исходное положение л/с, ракетного и специального вооружения

В ПР находится дежурная смена рдн.

Ракеты с пристыкованными ГЧ в СГ-5 установлены в ШПУ, наведены на цель и подготовлены к заправке

Весь л/с рдн и сббр ртб находится в ПР, дежурные смены - на рабочих местах. Положение ракет и ГЧ - без изменений.

Ракеты заправлены и приведены в максимальную степень готовности к пуску

Наземные
пусковые
установки

Время
пуска
(час)

Р―14Н

4.12

2.11

0.28 - 0.30

0.20 - 0.22

Р―12Н

4.27

1.55

0.33-0.35

0.20 - 0.22

Исходное положение л/с, ракетного и специального вооружения

В ПР находятся дежурные смены б/расчетов рдн. Ракеты без ГЧ - в хранилищах рдн. ГЧ в СГ-5 - в хранилищах ртб, КРТ - в стационарных емкостях.

Весь л/с рдн и сббр ртб находится в ПР. ГЧ пристыкованы к ракетам и подготовлены к транспортировке на ПУ.

Ракеты установлены на пусковые столы, наведены на цель и подготовлены к заправке. КРТ -в подвижных емкостях у пусковых столов

Ракеты заправлены и приведены в максимальную степень готовности к пуску.

Боевые готовности

Постоянная

Повышенная

Повышенная
1-ой степени

Полная

 

Сокращение времени на подготовку пуска ракеты из постоянной боевой готовности шло по нескольким направлениям. Во-первых, изменилось исходное состояние боезапаса головных частей, которые были переведены в наивысшую готовность (из СГ-4 в СГ-5) и организовано хранение в этой готовности. При этом технология подготовки боеприпаса к выдаче на пусковую установку сводилась к его погрузке на стыковочную машину для транспортировки на стартовую площадку. Во-вторых, система боевого дежурства позволила значительно сократить время для приема боевых приказов и их доведения до боевых расчетов. Занятие боевых постов дежурными сменами, а также личным составом срочной службы, находящегося в основном в пристартовых городках (жилых зонах), происходило в пределах 20 минут, после чего начинался вывод боевой техники на стартовую позицию, а заправочных средств — на склады спецтоплива для забора компонентов ракетного топлива (КРТ) в подвижные средства заправки. Далее, полигонные исследования на протяжении ряда лет пусков ракет позволили сделать вывод, что горизонтальные испытания герметичности заправочных систем ракеты и электрические испытания до установки ракеты на пусковое устройство, ввиду достаточной надежности этих систем, могут не проводиться. Это на несколько часов сократило время, необходимое для подготовки ракеты к установке в вертикальное положение. При этом потребовалось, в свою очередь, ускорить доставку на стартовую позицию заправочных средств.

С этой целью на складах КРТ дивизионов потребовалось произвести доработки по расширению заправочного фронта для забора КРТ четырьмя заправочными цепочками одновременно. В составе дежурной смены дивизиона имелось 2 офицера-заправщика, что позволяло обеспечить достаточно четкую организацию работы отделений заправки по забору КРТ и контроль за обеспечением их безопасности.

Военный совет армии в июне 1965 года, рассматривая вопросы сокращения времени подготовки ракет к пуску, потребовал от командиров дивизий и командиров частей закончить доработки складов КРТ к исходу августа 1965 года. С завершением этой работы боевые расчеты наземных ПУ Р-12 совместно с личным составом складов КРТ полностью освоили технологию одновременного забора КРТ всеми заправочными цепочками.

Особенно значительным было сокращение времени на проведение пусков из постоянной боевой готовности из шахтных пусковых установок. Если в 1962-63 гг. оно составляло для РК Р-12В - 17 ч 45 мин, а для РК Р-14В - 12 ч 30 мин., то в 1965 году с изменением исходного положения оно уменьшилось в 22 раза и 19 раз соответственно.

Таким образом, шахтные пусковые установки ракет средней дальности становятся оружием первого удара.

Наряду с совершенствованием технологии подготовки ракеты к пуску, потребовались изменения и в организации боевого дежурства, и в системе боевой подготовки ракетных частей и подразделений.

От командных пунктов дивизионов потребовалась более четкая организация управления дежурными боевыми расчетами стартовых батарей по развертыванию наземного оборудования для подготовки ракеты к пуску, контроль выполнения операций боевого графика каждой стартовой батареей. Сократились и сроки подготовки данных для проведения прицеливания по запланированным объектам, для настроили системы управления ракет и для определения уровней заправки КРТ.

Коренные изменения произошли и в системе оповещения и сбора офицерского состава и сверхсрочнослужащих, проживавших в населенных пунктах, в организации их доставки на боевые позиции. Во многих гарнизонах с целью оповещения была смонтирована поквартирная сигнализация, приближена к местам расквартирования стоянка автотранспорта для доставки офицеров на БСП, разработана схема взаимного оповещения.

В штабе армии была смонтирована стойка циркулярного вызова СЦВ, с помощью которой осуществлялось одновременное оповещение всех офицеров управления с использованием квартирных телефонов.

Значительно изменилась система подготовки боевых расчетов стартовых батарей, сборочных бригад и пунктов управления, направленная на освоение технологии подготовки ракет к пуску и временных нормативов выполнения операций боевых графиков.

В 1965-1966 годах в армии продолжает вестись непрерывная работа по дальнейшему сокращению времени подготовки ракет с наземных и шахтных пусковых установок к пуску, изысканию возможностей повышения боевой эффективности.

Рассказывает полковник В.И. Почечуев: «Как известно, на первоначальном этапе войсковой эксплуатации ракетный комплекс Р-12 наземного варианта, в силу своих конструктивных особенностей, не позволял достаточно быстро выполнить операции по его приведению в высшие степени боевой готовности, да и сама технология подготовки пуска ракеты из постоянной готовности занимала очень много времени. Перед войсками встала проблема добиться значительного, в пределах возможного, его сокращения. Решение ее командующий армии возложил на оперативный отдел и отдел боевой подготовки. К работе привлекались и другие заинтересованные службы и отделы. Получив задачу, я установил тесный контакт с начальником инструкторской группы подполковником Лозовским Н.В., и мы приступили к работе.

Поиск резервов для сокращения времени велся в трех направлениях: в изменении исходного положения ракетного вооружения и техники в различных степенях боевой готовности; в отмене ряда предстартовых проверок отдельных систем и агрегатов, которые по статистике пусков ракет на полигоне и при регламентных проверках имели высокую надежность; в изыскании возможностей параллельного выполнения некоторых операций. Большую помощь в этой работе нам оказывал старший офицер Управления боевой подготовки ГШ РВ подполковник Ватага Н.М.

После теоретических исследований и в результате общих дискуссий мы пришли к выводу, что в постоянной боевой готовности окислитель и горючее должны храниться в подвижных емкостях-заправщиках; гироприборы (гировертикант и гирогоризонт) установлены на гироплату ракеты.

В технологии подготовки ракеты нам удалось совместить выполнение некоторых операций, которые раньше проводились последовательно.

После согласования всех вопросов со службой ракетного вооружения были отработаны проекты новых боевых графиков перевода ракетного комплекса в различные боевые готовности и пуска ракет из постоянной, повышенной и полной боевых готовностей со значительным сокращением времени. Соответственно был отработан и сокращенный вариант штатного состава стартовой батареи,

Все разработанные документы внимательно просмотрел командующий армией генерал-полковник Добыш Ф.И. и принял решение на их практическую отработку. Большую работу при этом проделала инструкторская группа подполковника Лозовского Н.В. по освоению личным составом новых боевых графиков. Был проведен ряд занятий на стартовой позиции без заправки ракет, а затем и комплексное занятие с заправкой. Инженеры-инструкторы хронометрировали с точностью до секунды каждую операцию, выполняемую номерами боевых расчетов. Это позволило практически уточнить «Боевые графики», оформить их и своевременно представить в Оперативное управление ГШ РВ.

Через некоторое время начальник штаба армии генерал Герчик К.В. назначил меня старшим группы и поставил задачу по защите в Главном штабе разработанных нами боевых графиков и предложений по штатной численности стартовой батареи.

Эти документы должен был рассматривать и утверждать лично Главнокомандующий РВСН маршал Советского Союза Н.И. Крылов. Для этого понадобилось подобрать в частях толковых, принципиальных офицеров - командиров батареи, дивизиона, начальника штаба полка, принимавших участие в практической отработке этих боевых графиков; от отдела боевой подготовки в группу был включен старший офицер отдела Г. Воробьев.

После их прибытия полковник Коробушин В.В. детально проинструктировал нас, посоветовал, как вести себя перед высоким начальством и представил всю группу начальнику штаба армии. Генерал Герчик К.В. побеседовал с каждым офицером и напомнил, что в штабе такого высокого ранга при обсуждении любых вопросов нужно быть предельно тактичным и корректным, но с достоинством защитить разработанные нами документы. В тот же день мы выехали в г. Москву.

До нашего прибытия офицеры Оперативного Управления ГШ РВ детально ознакомились с содержанием разработанных нами «Боевых графиков». Приняли нас в ОУ ГШ РВ благожелательно. Обсуждение проходило в дружеской и деловой обстановке. Кроме офицеров ОУ ГШ РВ (полковников Малоненкова К. И., Иванова и некоторых других), присутствовали также офицер Управления Боевой подготовки ГШ РВ подполковник Ватага Н.М., офицеры от НИИ-4 и от Оргмобуправления РВСН. Принципиальных разногласий при рассмотрении документов не было, на все задаваемые вопросы мы давали аргументированные ответы. В результате с незначительными замечаниями наши проекты «Боевых графиков» были одобрены.

Большие дебаты разгорелись при обсуждении предлагаемого штатного состава стартовой батареи. От нас потребовали еще на несколько человек сократить численность личного состава батареи. Но мы в этом вопросе заняли единодушную и жесткую позицию и стойко держали оборону. Я приводил следующие аргументы: «Вот перед вами командир батареи, командир дивизиона, начальник штаба полка. Спросите их, могут ли они обойтись без того или иного номера боевого расчета?»

В свою очередь, начальник штаба полка подполковник Ворожцов В.М. и командир батареи объясняли, что в разработанном нами штате численность личного состава сокращена до предела. Ведь многие операции по проверке систем и агрегатов проводятся параллельно, а дальнейшее сокращение номеров расчета не позволит этого делать, так как приведет к значительному увеличению общего времени на подготовку ракеты к пуску. Как кстати пришлись слова, сказанные нам накануне генералом Герчиком К.В.! В итоге мы пришли к единому согласию по исходному состоянию в различных степенях боевой готовности и технологии подготовки и пуска ракет.

Отработанные совместно документы были представлены начальнику оперативного управления ГШ РВ, и он положительно оценил нашу работу. По ракетам Р-12В аналогичную работу провели офицеры Управления 43 РА (г. Винница). Мы взаимодействовали с ними на более раннем этапе разработки документов.

Но на этом наша работа не кончилась. Предстояло преодолеть еще один из наиболее важных рубежей - утверждение «Боевых графиков» у Главнокомандующего РВСН.

Ознакомившись с представленными документами, он высказал свое согласие с предложенным проектом, но сделал замечание. Дело в том, что в старых «Боевых графиках» время переводов и пуска ракет было рассчитано для летнего времени года. Зимой это время увеличивалось. Маршал Крылов Н.И. дал указание несколько увеличить время пуска из постоянной и повышенной боевой готовности, с тем, чтобы Боевые графики были едиными, как для летнего, так и зимнего времени. Возникла также идея, кроме ленточных графиков отработать и сетевые графики подготовки и пуска ракет, позволяющие отобразить взаимозависимость всех операций и показать, какие из них могут выполняться параллельно, а какие в строгой технологической последовательности. Эту часть работы пришлось делать мне.

После вторичного доклада Главнокомандующий РВСН утвердил представленные документы, а Боевые графики подготовки и пуска ракет служили вплоть до снятия ракет Р-12Н с боевого дежурства и ликвидации по Договору о РСМД. Практически не менялся и штатный состав стартовой батареи».

В апреле 1966 года командующий армией докладывал Главнокомандующему РВ о проделанной работе в армии по отработке новых боевых графиков пуска ракет. С целью завершения их практической проверки с 1 августа 1966 года, после всех подготовительных работ, заступают на опытное боевое дежурство по новым боевым графикам 42-й рп и 1640-я ртб 58-й рд с ракетами Р-12н, 428-й рп и 1516-я ртб 32-й рд с ракетами Р-14 наземных и шахтных ПУ.

Результаты несения опытного боевого дежурства позволили разработать систему перехода ракетных полков к новым боевым графикам: порядок освоения боевыми расчетами новой технологии выполнения операций, подготовку боевых документов и расчетов пунктов управления, изменение исходного положения и организацию эксплуатации ракетного вооружения, другие организационные вопросы.

С 1 января 1967 года в РВСН все ракетные части ракет средней дальности перешли к дежурству по новым боевым графикам. На наземных пусковых установках по новому исходному положению компоненты ракетных топлив стали постоянно содержаться в подвижных заправочных средствах, гироприборы были установлены на борт ракет, ракеты стали храниться в разгерметизированных укупорках и без поясов с силикагелем. Головные части для ракет были переведены в готовность СГ-5 и хранились в контейнерах без верхних полуобечаек.

Из технологии подготовки ракеты к пуску были исключены генеральные проверки системы управления в вертикальном положении, исключена проверка пиропатронов, упрощена и унифицирована технология проверок и настройки системы управления. За счет доработки агрегата 8Г210 (подогревателя-заправщика) сокращено время заправки ракеты перекисью водорода.

Была проведена большая работа по сокращению времени оповещения, сбора и доставки офицеров до 1 ч. 30 м. Это вызывало большие трудности для полков, у которых жилой городок офицерского состава находился на большом удалении (до 60 км и более) от позиционного района.

С 1 января 1967 г. для наземных ПУ с ракетами Р-12н и Р-14н время подготовки к пуску из постоянной боевой готовности было установлено 3 ч.15 м., из повышенной боевой готовности - 2 ч., из повышенной боевой готовности 1 степени - 1 ч., из полной боевой готовности — 22 мин. С середины июля 1967 г. по директиве МО СССР боевая готовность повышенная 1 степени была отменена, а ракеты на пусковое устройство наземных ПУ устанавливались только с получением приказа на пуск или на перевод войск в боевую готовность полную.

Командование армии, организуя работу по переходу к новым боевым готовностям, ведет неослабный контроль уровня подготовки боевых расчетов, исходного положения ракетного и специального вооружения, оказывает методическую и техническую помощь командирам ракетных дивизий и полков. В корне меняется система проверок боевых расчетов. В ее основу закладывается внезапность и высокая требовательность, без скидок на метеоусловия и другие обстоятельства. В конце января 1967 года при температуре -32°С группа офицеров штаба армии во главе с 1-м заместителем командующего И.Т. Шмелевым совершает бросок на двух автобусах из штаба армии до 249-го рп (г. Полоцк) 32-й рд, в 21.20 прибывает на КП 1-го дивизиона и вручает приказ командующего на приведение ракетного полка в повышенную боевую готовность, а затем (с ограничениями) на пуск ракет по готовности. Боевые расчеты полка (командир полковник Б.Ф. Гулей) и ртб (начальник инженер-полковник В.И. Туров) справляются с этой задачей. Спустя некоторое время, эта же группа скрытно прибывает в 402-й рп (пос. Ветрино) и вручает приказ о проведении пуска (с ограничениями) по готовности ПУ немедленно. Задача была также выполнена.

За первые полтора месяца 1967 года управлением армии была проверена боевая готовность в 6-ти ракетных полках. Все они показали способность выполнять боевые задачи в новых условиях. Всего за 1967 год было охвачено инспекторскими и итоговыми проверками 6 ракетных дивизий, в ходе которых проводились учения с дивизионами, полками и дивизиями. На учениях создавалась сложная и поучительная обстановка, с выполнением ряда боевых задач из полевых районов.

Работа по изысканию путей сокращения времени на подготовку ракет к пуску продолжается. С целью практической отработки выполнения боевой задачи проведения пуска ракет Р-14У из постоянной боевой готовности по сокращенной технологии 2-й ракетный дивизион с шахтными пусковыми установками 344-го ракетного полка (г. Приекуле, командир подполковник Демин Д.Л.) 29-й рд несет опытное боевое дежурство с 20 июля по 10 августа 1968 г. Отрабатывается норматив проведения пуска ракет Р-14в из постоянной боевой готовности: для первой ракеты 26 мин., для второй ракеты 38 мин. и для третьей ракеты 52 мин.

По результатам опытного боевого дежурства Главнокомандующий РВ принял решение перейти с 19 мая 1969 года на шахтных пусковых установках к несению боевого дежурства сокращенным составом дежурных расчетов (50% группы подготовки пуска и расчета электросилового оборудования) и с сокращением времени на подготовку к пуску до 14-18 мин.

Это стало возможным за счет совмещения отдельных операций боевого графика, совершенствования мастерства офицеров дежурных смен, повышения интенсивности тренировок личного состав на тренажерах, правильного и рационального использования учебно-материальной базы.

В 1963-1965 гг. в ракетных войсках ведется практическая отработка технологии проведения вторых (последующих) пусков с наземных и шахтных ракетных комплексов средней дальности. Освоение этих задач сопровождалось трудностями, а порой и трагедиями, связанными с недостатком опыта, ошибками и недостатками в эксплуатационно-технической документации. Рассказывает главный инженер 31-й (г. Пружаны) ракетной дивизии полковник В.С. Корсаков, проходивший службу в то время в одном из полков 43-й РА: «Надо отметить, что боевое дежурство в шахтном дивизионе значительно сложнее, чем в наземном. Нагрузка на весь личный состав здесь как физическая, так и психологическая значительно выше. Ракеты в шахтных пусковых установках находились с пристыкованными головными частями, сначала ядерными, а позднее и термоядерными. Компоненты ракетных топлив также хранились в сооружениях комплекса. Причём все компоненты, а их на этой ракете было четыре вида, агрессивны и ядовиты. Предельно допустимая доза концентрации паров этих компонентов составляла тысячные доли миллиграмм на литр воздуха, однако запах постоянно ощущался. Особенно это было ощутимо после проведения заправок. Избавиться от запаха компонентов при помощи вентиляции почему-то не удавалось...

Для отработки графиков залпового пуска ракет из шахтного комплекса и проведения повторного залпа наш дивизион был направлен на целых 5 месяцев на полигон в Капустин Яр.

 

Залп для ракетного комплекса 8П763 понятие относительное, так как пуск ракет производился с интервалом в 5 минут. Вся причина в том, что при одновременном запуске всех 4-х ракет могли произойти помехи за счёт мощных возмущений воздуха, создаваемых работой ракетных двигателей, и ракеты могли отклониться от заданной траектории или столкнуться.

Отработка таких графиков являлась выполнением задачи государственной важности. Ответственность была очень высокой. Личный состав дивизиона к этому времени был подготовлен очень хорошо. Зачеты на допуск к пуску были успешно сданы. Началась практическая отработка всех операций по подготовке первого и последующего залпов. Практически же личный состав дивизиона работал даже лучше, чем личный состав полигона, который параллельно с нами готовил одну пусковую установку к первому и повторному залпу.

Залповый пуск ракет Р-12У из всех 4-х шахт был произведён успешно, с чем нас всех и поздравил начальник полигона генерал-полковник Вознюк В.И.

Спустя один час после первого залпа началась подготовка к последующему пуску. Выдержка в один час дана была для того, чтобы остыли пусковые стаканы, которые во время старта ракет за считанные секунды нагревались до температуры свыше 100 градусов по Цельсию. Через час после пуска температура в шахтах была уже чуть выше 50 градусов, а работы требовалось проводить в защитных средствах.

Первыми в шахты спустились заправщики для замены обгоревших узлов разового действия (УРД). Члены Госкомиссии, уверовав в отличную работу личного состава, не предвидя опасных операций до установки ракет в шахты, а это около 16 часов по времени, решили немного отдохнуть, так как работа действительно шла очень интенсивно и напряжённо. Для контроля за работами было оставлено несколько полигонных инструкторов.

В этот момент и произошло то, чего никто не ожидал. Из-за недоработки технической документации в двух шахтах, где работал личный состав дивизиона, произошёл выброс окислителя. В третьей шахте, где работала полигонная команда этого не произошло потому, что они шли в работе с отставанием и ещё не успели дойти до данной операции.

С мест работы от номеров заправочных расчётов были предупреждения, что заправочные коммуникации находятся под давлением. По какой-то причине давление не стравилось и при проведении совсем не связанной с заправкой операции, при подаче воздуха в систему контроля индикации открылись отсечные заправочные клапаны. При этом литров по 800 агрессивного окислителя под давлением 7-8 атмосфер выплеснулось в шахты, туда, где работал личный состав.

Не стану описывать подробности этой трагедии. Скажу лишь о том, что погибло семь человек. Из них четверо скончались на месте. Троих (ефрейтора Андрющенко и рядовых Михеева и Тобольского) из шахты вывезли я и старший лейтенант Чересло В.В., а рядового Казимерчука из другой шахты, вывезли мои друзья лейтенанты Демитренко Г.А. и Саушкин В.А. Подготовленная аварийно-спасательная группа, несмотря на специальную подготовку, в аварийной обстановке со своими задачами не справилась, можно сказать, из-за трусости — ни один солдат из АСГ в шахту не спустился.

В госпиталь, с различной степенью отравления и ожогами, попало примерно половина дивизиона, в том числе и все спасатели. Там же умерли ещё три человека: старший лейтенант Попов В.В., младший сержант Почтерян и сержант Артемьев.

Лично я получил нервное потрясение и среднюю степень отравления парами окислителя из-за порыва противогаза. Со временем состояние моего здоровья стабилизировалось, но не до конца. После лечения в госпитале были признаны непригодными к дальнейшей службе восемнадцать человек.

Комиссию по расследованию причин катастрофы возглавлял лично Главнокомандующий ракетными войсками маршал Советского Союза Крылов Н.И. При этом вины личного состава не было установлено.

Подобных случаев ранее на данном комплексе не происходило. Причина проста. Расчёты, произведя пуск ракеты с одной пусковой установки, приводили её в готовность к последующим пускам только спустя сутки, и последовательность операций по приведению пусковой установки в готовность была несколько иной, что не позволяло выявить недоработку технической документации.

Хочется отметить уникальный случай, когда начальник заправочного расчёта старший лейтенант Репетуев И.А. облитый с головы до ног окислителем, вслепую вылез по кабельному коробу, а это 28 метров, затем по кабельной потерне длиной 60 метров, добрался до крана с водой, промыл глаза и зрение не пострадало, а волосы на голове, нос, уши и большие участки кожного покрова лица и тела его получили глубокие химические ожоги. Лечение его продолжалось 10 месяцев. За это время не раз он был на грани жизни и смерти, но выжил. Дальнейшую службу он уже продолжил в должности помощника заместителя командира дивизиона по тылу. Лицо его и обожжённые участки тела имели страшные рубцы. Одно ухо отгорело совсем, от носа осталась половина.

После выписки основной массы личного состава дивизиона из госпиталя началась психологическая обработка офицеров, сверхсрочнослужащих и солдат, в основном солдат и сержантов, для того, чтобы завершить работу по отработке графиков.

Дальнейшую работу нам разрешили, но в 1-ом залпе пуск производили всего одной ракеты, на остальных пусковых установках все операции производились всухую, без заправки и пуска ракет, В конечном итоге боевые графики залпового пуска и повторного залпа были отработаны и спустя два месяца поступили в войска. Дивизион получил отличную оценку и возвратился на постоянное место дислокации, пробыв на полигоне в общей сложности 5 месяцев.»

С переходом к новым боевым графикам возникла необходимость разработки и новых Наставлений по подготовке ракет к пуску, в также Программ боевой подготовки. Эти задачи были возложены на отдел боевой подготовки армии. В работе участвовали заместитель командующего армии по боевой подготовке генерал-майор Забегайлов Ю.П., начальники инструкторских групп подполковники Лозовский Н.В., Партола А.П., офицеры отдела майоры Гусев В.З., Крицков А.А., Михтюк В.А., Нарезкин В.Д., Николаев Л.К., Рашевский В.И., Фомин Л.Н., Чижов В.Н., капитан Жевнерев С.Н. и другие. Все они были поощрены Главнокомандующим РВ.

Переход к боевому дежурству по новым готовностям поставил также новые задачи перед пунктами и системой боевого управления. Значительное сокращение времени для пуска требовало совершенствования средств и способов боевого управления. 11.7.1967 г. с докладом по этим вопросам на Военном Совете выступил начальник штаба армии генерал-майор К.В. Герчик. Военный Совет определил конкретные меры по обеспечению постоянной боевой готовности всех звеньев управления. Необходимо было определить объем и содержание работы дежурных командиров, дежурных по командным пунктам, выработать методику работы боевых расчетов командных пунктов в новых условиях по организации подготовки в проведения пусков ракет в заданное время, пересмотреть систему подготовки дежурных командиров (командиров дежурных сил по более поздней терминологии) и дежурных по командным пунктам, дежурных расчетов узлов и подразделений связи: разработать программы, определить формы и методы. Оперативным отделом и отделом связи в этот период разрабатываются различные документы и пособия:

— методика работы боевого расчета командного пункта ракетного дивизиона по организации подготовки и проведения 1-го залпа (пуска) ракет в назначенное время;

— методика работы боевого расчета командного пункта по управлению частями и подразделениями;

— таблица учета выполнения боевых задач ракетным дивизионом, полком, дивизией;

— сетевой график работы дежурной смены командного пункта и расчета связи;

— состав дежурных смен командных пунктов и узлов (подразделений) связи в повышенной и полной боевых готовностях и др.

Большой вклад в разработку и внедрение в войска систем боевого управления и организацию подготовки офицеров боевых расчетов пунктов управления внес начальник отдела боевой готовности и стрельбы полковник В.В. Коробушин.

 

Он защитил в 1967 г. диссертацию на соискание ученой степени кандидата военных наук по теме: «Исследование вопросов подготовки и работы боевых расчетов командных пунктов полков, дивизий и армии РВСН».

В июне-июле 1967 г. с начальниками штабов и командных пунктов проведены 5-тидневные учебно-методические сборы, на которых изучены и практически отработаны действия боевого расчета КП при несении боевого дежурства в различных степенях готовности и при проведении пуска ракет.

К 1965 году в ракетных войсках был уже накоплен значительный опыт переброски наземных ракетных дивизионов и полков средней дальности на большие расстояния железнодорожным и морским транспортом. Такая передислокация ракетных подразделений и частей, как показала операция «Анадырь», позволяла коренным образом изменить стратегическую обстановку на том или ином театре военных действий, и, следовательно, эта задача могла возникнуть, исходя из складывающейся ситуации. Предвидя это, штаб армии обобщает опыт использования железнодорожного транспорта для перевозки на большие расстояния боевых расчетов с техникой и внедряет его в войска. Рассказывает полковник В.И. Почечуев: «Нам было поручено подготовить методические разработки по организации перевозки ракетных частей и подразделений по железной дороге к новому месту дислокации и их приведению в готовность к выполнению боевых задач с полевых позиций.

Прежде всего, нужно было определить состав воинских эшелонов. Возможны были два варианта. По первому варианту плановую передислокацию ракетных частей и подразделений предпочтительнее было проводить штатными подразделениями, однако на их приведение в готовность к выполнению боевых задач требовалось значительное время.

В кризисных ситуациях, при резком осложнении военно-политической обстановки, когда в максимально короткое время требуется сходу развернуть и привести в готовность ракетно-ядерные силы на нужном ТВД, предпочтительнее было перебазировать технику и людей в составе боевых расчетов (стартовая батарея Р-12Н или Р-14Н со штатной техникой, ракетами и КРТ, сборочный и стыковочный расчеты бригады ртб со специальной техникой и головными частями) одним воинским эшелоном.

Боевой расчет был более мобилен и в кратчайший срок способен на новом месте дислокации развернуться на полевых позициях для выполнения боевых задач.

Схемы погрузки в вагоны и на железнодорожные платформы отрабатывались в двух вариантах. В проведенных расчетах имелась таблица габаритов и веса каждой машины и агрегата, размеры и грузоподъемность железнодорожных платформ, полувагонов и вагонов с указанием количества условных осей. На схемах погрузки были выделены контуры машин и агрегатов и указывалось, какие платформы (2-х или 4-х осных) нужно использовать, что может быть установлено на сцепке двух платформ.

В заключение был приведен расчет потребности в подвижном составе (платформ, полувагонов, товарных и пассажирских вагонов, специальных вагонов для перевозки ракет и головных частей); в крепежном материале (проволока, металлические скобы, колодки, гвозди), а также переходных мостков для погрузки техники с боковых и торцовых рамп.

В разработке были даны рекомендации по организации управления ракетными подразделениями при свертывании наземного оборудования, выдвижении в район выжидания и погрузки техники на железнодорожный состав, а также при приведении в готовность на ПБСП.

Идеи широкого маневра ракетными комплексами витали не только в штабе нашей армии. По плану ГШ РВ наша Смоленская 50 РА подвергалась очередной итоговой проверке. Комиссию возглавлял сам Главнокомандующий РВСН генерал армии Толубко В.Ф.

В ходе учения около 21 часа по московскому времени он вручил на командном пункте командующему армией вводную: «Произвести расчеты и подготовить заявки на потребность в железнодорожном транспорте для передислокации одного ракетного полка Р-12Н двух дивизионного состава и ртб с боезапасом ракет и головных частей на один пуск. По прибытии к месту назначения быть готовыми выполнить боевые задачи с полевых позиций. Пункт дислокации будет указан дополнительным распоряжением». Время заслушивания по этой вводной Главком определил на 8 часов утра.

Командующий армией вызвал в главный зал всех начальников отделов и служб и поставил им соответствующие задачи. Начальник оперативного отдела доложил, что такие расчеты, а также схемы погрузки в эшелоны в отделе имеются и находятся в штабе. Ночью, сразу после их доставки на командный пункт, развесив все схемы в главном зале, я подробно изложил варианты погрузки в составе штатных подразделений и в составе боевых расчетов, и спросил, в каком варианте необходимо подготовить заявки на транспорт. Командующий ответил, что надо готовить оба варианта. Имея все предварительные расчеты, заявки были подготовлены по каждому варианту, был также проведен расчет времени на подготовку к погрузке каждого эшелона.

Ровно в 8.00 генерал армии Толубко В.Ф. вошел в главный зал в сопровождении командующего, посмотрел на разрешенные схемы, улыбнулся и сказал: «Вижу, вы не теряли время, даже схемы успели подготовить. Докладывайте/» Как разработчику этих расчетов и документов докладывать приказали мне.

Я представил варианты погрузки техники в железнодорожные эшелоны в составе боевых расчетов и в составе штатных подразделений, преимущества и недостатки каждого из них, и упомянул, что компоненты ракетных топлив на один пуск могут быть перевезены в штатных подвижных заправочных емкостях. Главнокомандующий задал несколько вопросов, еще раз посмотрел схемы и расчетные таблицы и остановился на варианте передислокации полка и ртб в составе боевых расчетов. Командующий тут же вручил ему заявки по этому варианту на поставку подвижного железнодорожного состава. Таким образом, большая предварительная проработка важного вопроса позволила в короткое время выполнить приказ Главкома.

Эта история имела свое продолжение. Через некоторое время я получил задачу выехать в ГШ РВ, а оттуда с группой офицеров Оперативного Упрощения и представителем от 43-й РА убыть на полигон Капустин Яр с цепью рекогносцировки и выбора местности для развертывания боевого порядка ракетного дивизиона в полевых условиях. Группу Оперативного Управления возглавлял старший офицер полковник Иванов. По прибытии на полигон он доложил начальнику полигона генерал-полковнику Вознюку В.И. о цели прибытия. Начальник полигона на крупномасштабной карте очертил районы полевых позиций. Для нашей 50-й РА («Северной») — в северной части, а для 43-й РА «Южной») - в южной части полигона. Точки установки пусковых столов мы должны были обозначить на местности знаками, а геодезическое обеспечение возлагалось на полигон. После этого он в течение часа побеседовал с нами по различным житейским вопросам.

Генерал-полковник Вознюк В.И. был неординарным человеком. Он в тонкостях зная ракетную технику и способы ее боевого применения, вникал во все стороны жизни и быта полигонной службы.

На полигоне мы пробыли несколько дней. Разделившись на две группы, в сопровождении офицеров штаба полигона мы провели рекогносцировочные работы, определили точки установки пусковых столов, сняли кроки местности, вычислили по карте расстояния до станции выгрузки, склада КРТ, пунктов водозабора, проверили эти маршруты. Генерал-полковник Вознюк Н.И. результаты рекогносцировки утвердил.

Через несколько месяцев один из ракетных дивизионов ракетного полка (94 рп, г. Хаапсалу) 23 рд по приказу Главнокомандующего РВСН свернул наземное оборудование и со штатной техникой в составе боевых расчетов был переброшен на полигон Капустин Яр.

В ходе крупного учения, проводившегося Министром Обороны, по прибытии на полигон дивизион разгрузился, совершил марш, немедленно развернулся на выбранной ранее полевой боевой стартовой позиции и произвел несколько учебно-боевых пусков ракет.»


Меры по повышению живучести
ракетных комплексов

 

С наращиванием боевых возможностей военной группировки блока НАТО на Западном ТВД все большую актуальность для ракетных войск приобретает необходимость вывода наземных пусковых установок из-под удара в угрожаемый период с задачей проведения пуска с полевых боевых стартовых позиций. Командование армии, начиная с 1965 г., все более настойчиво работает над тем, чтобы придать ракетным частям новые качества: подвижность, возможность оперативного маневра в секретные полевые районы, как средство повышения живучести пусковых установок с ракетами Р-12, приведения их в боевую готовность в достаточно короткие сроки для нанесения ракетного удара.

С этой целью в армии проводится комплекс мероприятий по выбору полевых боевых и учебных стартовых позиций, заблаговременной подготовке маршрутов движения, по подготовке боевых документов для выполнения боевых задач. Разворачивается работа по накоплению опыта вывода ракетных дивизионов в полевые районы, управления ими, совершенствуется система подготовки боевых расчетов, пунктов управления, ракетного и специального вооружения.

В течение 1966 года 50% всех ракетных дивизионов несли десятидневное боевое дежурство в учебных запасных полевых районах (УЗПР), отрабатывая учебно-боевые задачи из различных степеней боевой готовности и решая вопросы всестороннего боевого и тылового обеспечения. В 1967-1968 годах продолжается накопление опыта несения боевого дежурства дивизионами и сборочными бригадами в полевых районах. За 1963 год 68% из общего их числа несли 10-ти дневное боевое дежурство на учебных запасных боевых позициях, что позволило улучшить полевую выучку боевых расчетов.

Требования к выполнению боевых задач из полевых районов все больше усложняются, ужесточаются временные нормативы. На УБСП ракетные дивизионы и сборочные бригады выводились со штатным наземным оборудованием с учебными ракетами и головными частями, предназначенными для отработки задач, но без боезапаса. Поэтому степень боевой готовности снижалась - на марше до 10 час, при несении боевого дежурства — до б час. Она определялась временем, необходимым для доставки боезапаса ракет и головных частей. Управление на марше осуществлялось путем контроля прохождения исходного пункта и пунктов регулирования, с которыми поддерживалась телефонная связь с командным пунктом полка.

С прибытием в полевой район в первую очередь монтировались площадки СП-6 для установки пусковых столов, разворачивалось наземное оборудование, которое проверялось на функционирование, занималась установленная степень боевой готовности или отрабатывалась учебная задача проведения пуска с марша, организовывалась охрана пусковых установок, полевого командного пункта и всего полевого района. Во вторую очередь в полевом районе оборудовались полевые парки, возводились укрытия для техники (капониры) и личного состава. Личный состав размещался в палатках типа УСБ и УСТ, питание осуществлялось из полевых кухонь.

На учениях с выходом ракетных дивизионов в полевые районы создавались сложные условия обстановки. Имитировался вывод из строя проводных каналов ЗАС для отработки способов передачи приказов и докладов шифром, использованием документов скрытого управления войсками (документов СУВ), с использованием обходных каналов связи. Боевые расчеты тренировались в выполнении боевой задачи в условиях радиационного, химического и бактериологического заражения при воздействии диверсионно-разведывательных групп (ДРГ и десантов противника. В ходе учений решались вводные по устранению технических неисправностей и повреждений вооружения. При работе радиосредств создавались направленные радиопомехи. В боевых расчетах пуска отрабатывались задачи сокращенным составом.

К марту 1968 года отделом боевой готовности и стрельбы (оперативным отделом) армии был обобщен опыт выполнения боевых задач с полевых боевых стартовых позиций и выработана общая схема выхода рдн и несения боевого дежурства на учебных полевых боевых позициях.

 

В 1968-1969 гг. перед армией стоит главная задача: поддержание и совершенствование всех степеней боевой готовности для надежного проведения 1-го залпа ракет всеми пусковыми установками точно в назначенное время и последующие пуски в установленные сроки с обеспечением заданной точности поражения объектов в любых условиях обстановки.

Для ее решения командование армии делает основной упор на совершенствование системы боевого управления и ставит следующие задачи перед управлением армии:

- поддержание офицеров управления в постоянной боевой готовности к управлению войсками, обеспечение полного и качественного доведения приказов до всех пусковых установок в строго установленное время, совершенствование практических навыков командиров, штабов, боевых расчетов командных пунктов в своевременных и четких действиях, обеспечении выполнения боевых задач всеми пусковыми установками;

- подготовка офицеров для работы в качестве операторов, ввод и постановка на боевое дежурство аппаратуры автоматизированной системы боевого управления АСУ «Сигнал» звеньев 4-1, 5-1, 6-1 (дивизион-полк-дивизия).

Организация выполнения этих задач возлагается на отдел боевой готовности и стрельбы, которым руководит полковник Коробушин В.В. Над их решением плодотворно работают офицеры отдела полковник Петухов Г.Г., подполковники Носков В.А., Почечуев В.И., Рогозников С.И., Хомяков В.С., Шаровников К.В., майоры Балашов Ф.Н., Богомолов В.В., Кирин А.Г., Копытов О.Д., Леонов А.И., Резников А.М., Шелковский В.Н., Южанин Б.И.

Для сокращения времени подготовки исходных данных, необходимых для прицеливания и ввода в систему управления ракет, а также исключения ошибок при их расчете в условиях дефицита времени до 20 февраля 1968 года была произведена их заблаговременная подготовка для всех пусковых установок, по всем плановым целям и для всех боевых позиций. Таким образом, круг задач дежурного расчета отделения подготовки данных ОПД дивизиона при проведении немедленного пуска ракет сузился и свелся к расчету уровней заправки и времени настройки интеграторов на полетное время, исходя из конкретных метеоусловий на момент пуска. Боевые документы с исходными данными для пуска ракет были заложены на командных пунктах дивизионов в сейфы командиров дежурных сил. Офицерами отделения подготовки данных армии была отработана новая методика выбора данных для пуска.

С июня 1969 года, в связи с вступлением в силу нового Боевого устава (дивизион-полк) и «Наставления по подготовке и ведению боевых действий», начали проводиться учения по освоению и отработке их требований. В результате к концу 1969 года личный состав боевых расчетов пусковых установок был подготовлен к выполнению боевых задач из запасных полевых районов в летних и зимних условиях. В то же время, обращалось внимание на необходимость устранения недостатков в подготовке 1-х отделений стартовых батарей по установке площадок СП-6 в зимних условиях, навыках вождения установщиков 8У210, транспортировки автопоездов с цистернами 8Г131 с окислителем, на слабую подготовку службы регулирования движения колонн.

На тактико-специальных учениях и командно-штабных тренировках в течение 1969 года был практически отработан порядок отмены ракетно-ядерных ударов по отдельным районам и различным категориям объектов. В целом, к концу 1969 года командование армии отмечает возросший уровень подготовки органов управления к ведению боевых действий. Повысилась четкость и организованность в работе штабов, основных и запасных командных пунктов при длительном нахождении частей в повышенной и полной боевых готовностях в условиях непосредственной угрозы войны и ее ведению в безъядерный период.

В качестве нерешенных вопросов Военный совет армии отмечает недостаточные практические навыки у офицеров дежурных смен командных пунктов в использовании радио- и радиорелейной связи, слабые знания ее особенностей и возможностей для оперативного управления частями и подразделениями. Командиры дежурных сил полков и дивизионов недостаточно освоили методику подготовки данных для пуска. В подготовке расчетов не была отработана надежная система отыскания геодезических точек на запасных боевых позициях. Для поддержания практических навыков в работе при длительном несении боевого дежурства в повышенных боевых готовностях назрела необходимость создания системы боевой подготовки в высших степенях боевой готовности, учитывающей специфические особенности ее проведения.


Совершенствование системы боевого дежурства

 

1965 год открывает новый этап (1965-1973 гг.) в развитии Ракетных войск стратегического назначения, который характеризуется напряженной работой по совершенствованию всей системы боевого дежурства в Ракетных войсках. как высшей формы поддержания боевой готовности войск и оружия и основного вида повседневной деятельности соединений и частей.

Опираясь на накопленный большой опыт несения боевого дежурства, в РВСН были разработаны основы боевого применения ракетных войск, как нового вида Вооруженных Сил. Проверены на практике принципы планирования боевых задач, методы боевого управления в ходе подготовки и ведения боевых действий, их всестороннего обеспечения. Была проделана огромная работа по изысканию путей значительного сокращения времени на приведение войск в высшие боевые готовности и подготовку пуска ракет.

12 января 1965 года приказом Главнокомандующего РВ в ракетных войсках вводится в действие Боевой Устав РВСН (дивизион РСД с наземными ПУ), отражавший взгляды военно-политического руководства на боевое применение РВСН, как вида Вооруженных Сил, учитывавший накопленный опыт и достигнутый уровень технической оснащенности. Он определял предназначение ракетных войск, основы их боевого применения, порядок подготовки и ведения боевых действий, требования к организация боевого управления и всестороннего их обеспечения.

Работу по внедрению уставных требований нового Боевого Устава в систему боевого дежурства и боевого управления организует группа офицеров управления армии в составе офицеров оперативного отдела: начальника отдела полковника Коробушина В.В., его заместителя полковника Петухова Г.Г., офицеров отдела Носкова В.А., Рогозникова С.И., Хомякова В.С., офицеров отдела связи, службы Главного инженера, тыла и других отделов и служб.

В ее задачу входило упорядочение несения боевой службы во всех звеньях от пусковой установки до командных пунктов ракетных полков и дивизий, всестороннего обеспечения боевого дежурства, разработка предложений по совершенствованию боевых документов и др. Эти предложения в дальнейшем легли в основу Сборника форм боевых документов.

Период с 1965 года по 1970 год характерен тем, что накопленный в ракетных войсках опыт анализируется и обобщается во всех звеньях управления и стекается в Оперативное управление Главного штаба, где на его основе разрабатывается серия уставных и боевых документов, значительно развивающих боевые возможности РВСН. Этот период описан в книге «Памятные годы» Монахова Н.К., плодотворно работавшего в то время над разработкой большинства этих документов в Оперативном управления: «Одними из важнейших задач деятельности 2-го направления в рамках Оперативного управления в целом являлись: разработка вопросов боевого применения и боевого управления, разработка нормативных документов, регламентирующих жизнь и деятельность войск РСД; разработка предложений по боевым готовностям, организации и несению боевого дежурства на стартовых позициях и командных пунктах. Под руководством генерала П.П. Пузика во 2-м направлении разрабатывается Перечень нормативных документов, а также план мероприятий со сроками их разработки. В направлении создается группа по написанию Боевых уставов. Наставлений и руководств, которая совместно с офицерами боевой подготовки, начальника войск связи и другими службами приступила к выполнению этой ответственной работы. В эту группу, наряду с В.Г. Резчиком, В.Р. Панасюком и Б.А. Агальцовым, вошел и я. При необходимости привлекались и другие офицеры направления. Если давать общую характеристику моей деятельности по разработке руководящих документов и научных трудов, то она сводится к следующему: участие в разработке материала единого Боевого устава Ракетных войск стратегического назначения (дивизия-полк) 1969 года, утвержденного Министром обороны, разработка и подготовка к печати трех глав Боевого устава РВСН (дивизион РСД и сборочная бригада ртб) 1967 года, участие в разработке 13 основополагающих документов. Кроме того, я принимал участие в работе авторских коллективов по написанию трех крупных военно-научных трудов, опубликованию в Информационном бюллетене Ракетных войск шести авторских статей. Следует сказать, что еще до моего прихода в Главный штаб в 1964-65 годах авторским коллективом под руководством начальника Военно-научного отдела генерал-майора Осадчего Дмитрия Ивановича были разработаны и изданы Боевые уставы РВСН (полк МКР с шахтными и наземными пусковыми установками, дивизион РСД с шахтными и наземными пусковыми установками). Выход в свет первых Боевых уставов РВСН явился большим событием в жизни Ракетных войск, заложившим прочную базу в развитии теоретических основ вида Вооруженных Сил. В Боевые уставы вошли сформулированные на основе опыта войск теоретические положения и практические рекомендации. В их структуре просматривалась определенная логика изложения регламентирующего материала. Теперь задача заключалась в том, чтобы развить уставные положения в Наставлениях и Руководствах и одновременно продолжить совершенствование структуры и содержания самих Боевых уставов.

Опираясь на свой войсковой опыт и приобретя определенную сумму методологических знаний, по поручению руководства Оперативного управления я приступил в 1967 году к разработке материала Боевого устава РВСН (дивизион РСД, сборочная бригада ртб), который должен был заменить изданные в 1964 году Боевой устав РВСН (дивизион РСД с шахтными ПУ) и в 1965 году Боевой устав РВСН (дивизион РСД с наземными ПУ). Разработка нового Боевого устава вызывалась объективной потребностью. Он должен был отвечать не только достигнутому к этому времени состоянию войск РСД, но и повышению требований к методологической основе разрабатываемого материала.

Боевой устав РВСН (дивизион РСД и сборочная бригада ртб) внес определенный вклад в создание теоретических основ Ракетных войск. В нем нашли свое отражение отдельные теоретические положения, определены наиболее целесообразные способы боевого применения войск РСД в условиях ракетно-ядерной войны, дана единая стройная система организации и несения боевого дежурства, поддержания ракетного и специального вооружения в боеготовом состоянии, обучения и воспитания войск. Характерными особенностями нового Боевого устава явилось системное рассмотрение боевой деятельности дивизиона совместно со сборочной бригадой в направлении их понимания как единого целостного процесса. Непосредственно мною на основе анализа опыта войск и ранее сформулированных теоретических положений разработан материал трех глав рассматриваемого Боевого устава: Общие положения; Организация и несение боевого дежурства; Подготовка и проведение пусков ракет. Издание Боевого устава сопровождалось опубликованием в Информационном бюллетене РВСН 1967 года № 36 статьи «Устав— закон жизни войск» (авторы Д.М. Осадчий и Н.К. Монахов).

Плодотворная работа над текстом Боевого устава (дивизион РСД и сборочная бригада ртб) способствовала приобретению опыта при разработке мною материала «Временного наставления по ведению боевых действий» в 1966 году в соавторстве с Г.А. Ивановым и особенно «Наставления по ведению боевых действий ракетным дивизионом (полком), сборочной бригадой ртб из запасного позиционного района (ракета Р-12, наземные пусковые установки)» в 1967 году в соавторстве с А.П. Коваленко. К выходу в свет этого Наставления в Информационном бюллетене Ракетных войск 1967 года № 93 была опубликована статья «Организация и ведение боевых действий из запасных позиционных районов» (авторы И.Т. Сальницкий и Н.К. Монахов)., Наставление содержало ряд теоретических обобщений, касающихся классификации районов и характеристик основного, вспомогательного и учебного ЗПР. Не менее плодотворной можно считать мою деятельность по разработке материалов руководящих документов в 1967-1969 годах. В это время были разработаны:

Указание по организации дежурства, 1968 год (в соавторстве с Б.А. Агальцовым);

Методика проверки боевой готовности, 1968 год (в соавторстве с И.П. Фомичевым);

Курс подготовки. Раздел тактическая подготовка. 1969 год;

Положение по организации дежурства, 1969 год (совместно с В.Р. Панасюком);

Сборник форм боевых документов, 1969 год (совместно с М.Я. Локоть);

Боевая задача командиру дежурных сил, 1969 год;

Наставление дежурным боевым сменам ракетного полка с групповыми пусковыми установками, 1970 год (совместно с Б.А. Агальцовым и В.Р. Панасюком).

Завершением этапа создания теоретических основ РВСН следует считать издание в 1969 году единого Боевого устава Ракетных войск стратегического назначения (дивизия-полк), введенного в действие приказом Министра обороны № 0075 от 20.6.1969 года и регламентировавшего деятельность всех входящих в состав Ракетных войск соединений и частей независимо от вида оружия и типа пусковых установок. Этот итоговый руководящий документ содержал не только практические рекомендации по регламентации деятельности войск, но и важные теоретико-методологические обобщения, составившие базу для последующего этапа становления теории Ракетных войск в 70-80-е годы. Теоретическая и практическая значимость единого Боевого устава 1969 года характерна тем, что он оставался основным руководящим документом РВСН на протяжении 10 лет. Непосредственно мое участие в разработке материала этого документа заключается в формулировке ряда теоретических определений в Общих положениях Боевого устава и, особенно, в написании текста главы IV «Боевое дежурство». Кроме того, я отвечал за научную обоснованность теоретических положений и полноту практических рекомендаций всех глав Боевого устава, касающихся войск ракет средней дальности. До убытия из Главного штаба в войска мне еще довелось в составе авторского коллектива участвовать в разработке материала военно-научного труда «Основы боевого управления Ракетными войсками стратегического назначения с использованием автоматизированных систем», вышедшего в 1972 гаду под редакцией Главнокомандующего Ракетными войсками Маршала Советского Союза Н.И. Крылова. Закончу на этом далеко не полное повествование о нашей титанической работе по разработке руководящих документов. Ведь были еще многочисленные директивы и распоряжения, определяющие повседневную жизнь войск и штабов».

В соответствии с этими документами, дежурство в ракетных дивизионах с шахтными ПУ несется боевой сменой пуска, дежурной технической сменой и дежурной сменой связи.

В дивизионах с наземными пусковыми установками боевое дежурство в стартовых батареях и сборочных бригадах несется офицерами в 4 смены (по 2 офицера в смене), а сержантский и рядовой состав — в 2 смены (по 21 человеку на ПУ с ракетами Р-12 и по 17 человек на ПУ с ракетами Р-14). Количество дежурных смен для дивизионов с шахтными ПУ было равно числу групп подготовки и пуска (гпп); для Р-14 — 3 смены, для Р-12 — 4 смены).

Дежурная смена стартовой батареи была способна совместно со всеми сержантами и солдатами батареи, находящимися в жилом городке боевой стартовой позиции, выполнить операции боевого графика пуска до установки ракеты на пусковое устройство, не ожидая прибытия всех офицеров с места их проживания из военных городков, удаленных от БСП на 30-40 км.

В случае их неприбытия (авария, нападение на колонну на марше) планом подготовки и проведения пусков ракет предусматривалось выполнение поставленной задачи только силами офицеров дежурной смены и остальным личным составом дивизиона: первые две пусковые установки через 3 час. 15 мин., а следующие две ПУ - через 4 час. 30 мин. с момента получения приказа на проведение пусков.

В целях обеспечения пуска всех ракет составом дежурной смены в полках было организовано обучение офицеров, сержантов и солдат выполнению обязанностей по смежным специальностям.

В течение 1969 года было подготовлено: 72% из числа заместителей командиров батарей и начальников первых, вторых в третьих отделений — за командира батареи, 80% сержантов по стартовому и двигательному оборудованию -за начальников первых (стартовых) и вторых (двигательных) отделений, по 2 сержанта в каждой батарее — за старшего оператора машины подготовки и за офицера четвертого отделения (отделения заправки).

С завершением строительства и ввода в строй штатных сооружений командных пунктов (КП) армий, дивизий, полков к началу 1968 г. боевое дежурство на них было организовано дежурными сменами во главе со штатными дежурными по командным пунктам. Одновременно в штаты рдн с наземными ПУ вводились командные пункты дивизионов по 4 военнослужащих в каждом. Продолжительность несения боевого дежурства на командных пунктах устанавливалась в одни сутки, а в остальных дежурных сменах — 7 суток. Эта несовмещенность по времени и срокам дежурства боевых расчетов дивизионов и дежурной смены КП отрицательно сказывалась на слаженности дежурных сил, размывало понятие персональной ответственности дежурного по КП за боевую готовность личного состава смен. В последующие годы был осуществлен переход к единым дежурным силам, заступавшим на боевое дежурство на 3-4 суток.

Большое внимание в 1969 г. уделялось организации длительного боевого дежурства на ПУ, командных пунктах и узлах связи в высших боевых готовностях. При подготовке командиров дежурных сил и дежурных по командному пункту делается упор на приобретение практических навыков четкой организации боевой службы на боевой стартовой позиции, командных пунктах и узлах связи в период длительного несения боевого дежурства и на обеспечение своевременного выполнения боевых задач по подготовке пуска только составом дежурной смены.

Продолжительность несения боевого дежурства в повышенной и полной боевых готовностях на учениях достигает двое и более суток, при этом личный состав стартовой батареи не покидает стартовую позицию, а дежурная смена в полной боевой готовности находится на боевых постах. На стартовой позиции батареи оборудуются места для размещения личного состава, для чего используется часть стационарных сооружений и пристартовых домиков. В них оборудуются помещения для отдыха личного состава, приема пищи, хранения оружия. Отопление осуществляется от железных и электрических печей и электронагревателей.

В ходе учений и командно-штабных тренировок с соединениями, частями и подразделениями отрабатываются вопросы организации и несения боевого дежурства непосредственно на боевых постах, порядок смены боевых расчетов, организации занятий в системе боевой и политической подготовки с составом дежурной смены, порядок проведения ежедневного и еженедельного регламента на ракетной технике, организация быта и отдыха личного состава.

Учитывая накопленный опыт, определяется и уточняется состав дежурных смен при несении боевого дежурства в повышенной и полной боевых готовностях, разрабатываются соответствующие документы.

Большое внимание вопросам боевого дежурства и боевого управления уделяет начальник штаба армии генерал-майор К.В. Герчик, пришедший в 1963 году с должности начальника Центрального командного пункта РВ. Он внимательно рассматривал все предложения по их совершенствованию, направлял деятельность штаба на обобщение опыта, практическую его проверку и внедрение в войсках, лично участвовал в разработке предложений и документов по повышению надежности и устойчивости системы боевого управления и связи, инициировал процесс создания сети командных пунктов снизу до верху, проводил серию мероприятий по подготовке расчетов командных пунктов к действиям в реальной обстановке.

Многие сослуживцы отмечают его незаурядность, высокую военную эрудицию, поразительную память, знания, ориентированные не на уровень массового сознания. Он быстро и глубоко воспринимал события, легко разгадывал скрытый их смысл, хорошо ориентировался в повседневном общении с вышестоящим руководством. На должности начальника штаба К.В. Герчик был доступен людям, допускал в своем присутствия полемику и даже возражения. Это позволяло ему лучше знать достоинства и слабости людей, более правильно проводить их подбор и создать работоспособный коллектив штаба.

В начале 1967 года он защитил в Военной академии им. Ф.Э. Дзержинского кандидатскую диссертацию на тему «Исследование путей и способов повышения боевой готовности полков, частей, соединений и ракетной армии, вооруженных ракетными комплексами средней дальности».

В армии в короткий срок разрабатывается и внедряется состав дежурных смен командных пунктов и узлов связи в постоянной боевой готовности, определяется порядок приема и сдачи боевого дежурства, осмотра в проверки ракетного и специального вооружения, технических систем, передачи боевых документов при смене боевого дежурства. Детально разрабатывается объем и содержание работы командиров и штабов по контролю несения боевого дежурства.

По результатам работы планируются мероприятия по совершенствованию системы боевого управления в ходе обучения войск ведению боевых действий. В течение 1966 года с войсками армии проводится 5 командно-штабных и 6 частных тренировок, издаются методические пособия «Управление ракетным дивизионом при подготовке и проведении пусков ракет в сложных условиях обстановки» и «Управление ракетным дивизионом и сборочной бригадой при занятии повышенной боевой готовности».

Приказом Министра Обороны от 30.03.1965 г. для офицеров и сверхсрочнослужащих, несущих боевое дежурство на БРК с шахтными пусковыми установками, увеличивается отпуск до 45 суток. Личный состав дежурных смен в ночное время и при выполнении напряженных работ обеспечивается дополнительным питанием по виду №1. Дежурным боевым расчетам выдаются витаминные препараты, продукты лечебно-профилактического питания.

В то же время, в организации несения боевого дежурства были и нерешенные вопросы. Прежде всего, это недостаточные практические навыки у офицеров дежурных смен командных пунктов всех категорий в использовании радио — и радиорелейной связи. Слабые знания их особенностей и возможностей ограничивали способность оперативного управления частями и подразделениями. Отдельные командиры дежурных сил полков и ракетных дивизионов слабо освоили новую методику подготовки данных для пуска ракет, сроки снижения боевой готовности. Не была отработана и твердая система отыскания геодезических точек на запасных боевых позициях.

Серьезной проверкой умения командиров, политработников, штабов, оперативно решать задачи по управлению частями и подразделениями явилось занятие частями армии повышенной боевой готовности и длительное несение боевого дежурства в ней в период чехословацких событий (с 00.00 час. 20.8 до 12.00 час. 2.9.68 г.). Это помогло приобрести опыт несения боевого дежурства в повышенной боевой готовности в условиях кризисной ситуации, определить пути его дальнейшего совершенствования.

С 1969 г. боевое дежурство в армии организуется с учетом требований «Указаний по организации несения боевого дежурства пусковыми установками ракет Р-12 и Р-14». «Наставления по управлению и службе штабов», Боевого устава (1969 г.), приказов и директив, в которых закреплялся положительный опыт, накопленный войсками за предыдущие годы.

Для поддержания необходимых практических навыков в работе боевых расчетов при длительном несении боевого дежурства в повышенной боевой готовности возникла необходимость организации боевой подготовки и в высших степенях боевой готовности, учета их специфических особенностей.

Командованием объединения были приняты практические меры по устранению недостатков в кратчайшие сроки.

Высокая боевая готовность ракетно-ядерного оружия и средств боевого управления потребовали обеспечения гарантированной защиты каждого боевого ракетного комплекса от случайного или несанкционированного пуска ракет при сохранении их высокой готовности к боевому применению.

Одним из важных факторов в достижении этой цели явилось осуществление в соединениях и частях армии комплекса специальных мероприятий по защите ракетных комплексов от несанкционированных действий.

Большую работу по их осуществлению проделали начальник штаба армии генерал-лейтенант Герчик К.В., офицеры отдела боевой готовности и стрельбы полковники Лавровский Б.М. и Петухов Г.Г., подполковники Коловетов И.И. и Носков В.А., а в последующем начальник специальной службы армии полковник Пушкарев В.П.

* * *

Назад.

Оглавление.

Далее.

 

* * *
Яндекс.Метрика