На главную сайта   Все о Ружанах

ИСТОРИЯ 50-й РАКЕТНОЙ АРМИИ
II. СОВЕРШЕНСТВОВАНИЕ БОЕВОЙ ГОТОВНОСТИ (1965-1969 гг.)

Назад.

Оглавление.

Далее.

Работа с офицерскими кадрами

На этапе формирования и становления ракетной армии (1959-1964 гг.) армейскими кадровыми органами была успешно решена задача по обеспечению формирования и постановки на боевое дежурство ракетных частей офицерскими кадрами. Практически полностью были укомплектованы офицерами 38 ракетных полков и 38 ртб, 9 управлений ракетных дивизий и управление армии, десятки частей армейского и дивизионного подчинения. В 1962 гг. была также решена задача подготовки подразделений и частей армии, участвовавших в операции «Анадырь» по развертыванию дивизии стратегических ракет на о. Куба.

Процент ошибочных назначений на офицерские должности, несмотря на недостаточную информацию о поступающих офицерах, был не высок и оперативно устранялся в ходе комплектования частей.

Однако, с завершением этапа формирования, напряженность работы кадровых органов не уменьшилась, она продолжала наполняться новым содержанием, связанным с прохождением службы офицерским составом.

Перемещение офицеров по службе, увольнение в запас, направление на учебу и др. сохраняло первостепенность задачи наиболее полного укомплектования офицерских должностей в боевых расчетах пуска, тщательного подбора и подготовки офицеров на ответственные должности (на командные пункты, командиров РЭЗМ, командиров отдельных подразделений и частей с широким кругом самостоятельности и ответственности).

Вопросы воспитания, обучения, аттестования, перемещения и выдвижения офицеров определялись руководящими документами Министра обороны СССР и Главнокомандующего РВСН, создавая определенную систему работы кадрового органа.

Раскрывая суть деятельности работников отдела кадров армии, полковник в отставке М.И. Банников писал: « ...основными исполнителями этой работы являлись так называемые направленцы. Это были хорошо подготовленные офицеры и старшие офицеры отдела, которым вменялось в обязанность вести документацию на одну из дивизий. За период существования отдела направленцами были:

- на 40 рд (в/часть 14297) - майор Уваров Игорь Иванович, подполковник Гошев Николай Павлович, майор Кудрявцев Михаил Васильевич, подполковник Пахомов Альберт Андреевич;

- на 23 рд (в/частъ 21201) - подполковники Аверьянов Василий Самуилович, Мануковскый Иван Семёнович, Бобков Михаил Фёдорович и майор Кравцов Павел Петрович;

- на 24 рд (в/часть 14237) - подполковники Шевченко Иван Никитович и Гераськов Леонид Андреевич, майор Рудак Владимир Петрович, подполковник Кравцов Павел Петрович и майор Полянский Василий Петрович;

- на 29 рд (в/часть 42341) - подполковники Комков Николай Алексеевич и Гришко Василий Матвеевич, майор Парфомчик Григорий Петрович;

- на 58 рд (в/часть 83463) - майор Отшельников Евгений Васильевич, подполковник Жиров Леонид Савельевич, подполковники Садовой Валерий Афанасьевич и Копытов Олег Дмитриевым, майор Ремнёв Валерий Яковлевич;

- на 32 рд (в/часть 14153) - подполковники Банников Михаил Иванович, Алексеев Пётр Михайлович, Тимофеев Николай Степанович;

- на 49 рд (в/частъ 34154) — подполковник Сидоров Юрий Николаевич, майор Карнаухов Михаил Яковлевич, подполковник Шиянов Анатолий Иванович, майор Аверин Лев Михайлович, подполковник Тилиженко Николай Васильевич;

- на 31 рд (в/часть 18288) - подполковники Чернобуров Михаил Семёнович, Скакодуб Дмитрий Михайлович и Синякин Николай Николаевич;

- на 33 рд (в/часть 14225) - подполковник Плахотный Марк Григорьевич и майор Цуканов Олег Иванович.

Направленцы на дивизии занимались всеми вопросами работы с кадрами, начиная с выдвижения на новые должности и кончая рассмотрением писем и жалоб.

Выдвижение на вышестоящую должность — важное событие в службе каждого офицера, важный момент в работе кадрового органа, главным принципом здесь является правильный подбор и выдвижение офицерских кадров по их политическим и морально-деловым качествам. Кандидаты к выдвижению на вышестоящую должность подбираются из кандидатских списков, составленных заранее по результатам аттестации.

В системе работы с офицерскими кадрами в армии существовала номенклатура назначения офицеров на должности. Так офицеров, занимавших должности со штатной должностью до «капитана» включительно, назначал своим приказом командир дивизии; со штатной должностью «майор-подпояковник» (за исключением заместителя командира полка) назначал командующий армией, выше - Главнокомандующий Ракетными войсками, Министр обороны. Материал к назначению представлялся из дивизии начальнику отдела кадров армии. Тот, рассмотрев его, адресовал направленцу. Тщательно изучив кандидата, направленец согласовывал с начальником отдела (службы) армии подчинённого ему офицера и докладывал своё мнение начальнику отдела кадров, который после этого давал указание готовить проект приказа. Затем подготовленный проект приказа докладывался для ознакомления Члену Военного Совета армии и далее на подпись командующему армией.

Во многих случаях кандидаты, представленные к назначению, рассматривались на Военном Совете армии, в отдельных случаях они вызывались на заседание и только после этого включались в приказ. На кандидатов номенклатуры Главнокомандующего Ракетными войсками и Министра обороны оформлялось представление, которое высылалось в Управление кадров Ракетных войск.

Аттестование офицерского состава — большая, важная и ответственная работа не только кадровых органов, но и всего офицерского корпуса. Основная цель аттестации— это дальнейшее улучшение качества работы по изучению, подбору, расстановке и воспитанию офицерских кадров. Оно проводилось один раз в 3 — 4 года. Перед его проведением во всех полках, дивизиях и в отделе кадров армии создавались аттестационные комиссии. Аттестация составлялась непосредственным командиром (начальником) аттестуемого офицера, делались отзывы вышестоящих лиц, и направлялась в аттестационную комиссию. После рассмотрения ею, аттестация утверждалась соответствующим командиром или направлялась в вышестоящие инстанции. Выводы аттестации могли быть такими: «соответствует занимаемой должности», «не соответствует занимаемой должности и назначается с понижением», «выдвигается на вышестоящую должность», «переводится на другую работу», «увольняется в запас». На основании сделанных выводов составлялись кандидатские списки, которые реализовывались в межаттестационный период. Они велись в полках, отделении кадров дивизии, отделе кадров армии.

С аттестацией знакомился аттестуемый офицер. Иногда в аттестационной практике было и такое, что кандидатские списки составлялись по итогам боевой и политической подготовки.

Важным и радостным событием в жизни каждого офицера является присвоение очередного воинского звания. Волнующим это событие было еще и потому, что получение этого звания офицеру объявлялось в торжественной обстановке с вручением погон. Это делалось гласно и носило воспитательный характер.

Присвоение воинского звания офицерам, занимающим должность со штатной должностью до «капитана» включительно, производилось приказом командующего армией; со штатной категорией «майор-подполковник» - приказом Главнокомандующего Ракетными войсками; со штатной категории, «полковник» - приказом Министра обороны; генеральское воинское звание присваивалось Постановлением Правительства.

Значимость и большой объем работы отдела кадров заключался не только в оформлении материала, но и в строгом контроле за своевременным доведением приказов о присвоении воинских званий до офицеров, а также в организации торжественного объявления об этом.

За достигнутые показатели в боевой и политической подготовке и высокую боевую готовность частей и подразделений, освоение новой сложной боевой техники офицеры армии представлялись к награждению орденами и медалями. Поступивший в отдел кадров материал тщательно проверялся, представленные кандидаты внимательно рассматривались, и делался доклад Командующему армией и Военному Совету. После утверждения его и подписи материал представлялся в Управление кадров Ракетных войск. После выхода соответствующего Указа наградной материал вместе с орденами, медалями и знаками рассылался по дивизиям. В дальнейшем задача отдела кадров заключалась в том, чтобы проконтролировать вручение наград награждённым офицерам, что делалось, как правило, в торжественной обстановке и приурочивалось к праздничным дням.

Ежегодно отдел кадров оформлял большой материал к награждению офицеров медалями «За безупречную службу» в Вооружённых Силах СССР. Занимался оформлением наградного материала один из офицеров отдела.

Очень важным и ответственным участком работы отдела кадров армии был учёт офицерского состава. За период существования отдела этим участком работы руководили поочерёдно подполковники Шитиков Анатолии Александрович, Сидоров Юрий Николаевич, Хоняк Владислав Николаевич и майор Корякин Владимир Сергеевич,

Главной задачей для этого участка было ведение учёта укомплектованности офицерским составом дивизий, частей и подразделений армии. Это и понятно, так как чем полнее и качественнее укомплектовать подразделение и часть, тем выше их боевая готовность. Наряду с общей укомплектованностью учитывался и некомплект офицеров по должностям в полках, дивизиях и в целом по армии. В целях повышения процента укомплектованности и сокращения некомплекта ежегодно в Управление кадров Ракетных войск представлялась заявка на потребное количество для армии выпускников ВВУЗов. Укомплектованность войск повышалась также за счет офицеров, призванных на военную службу на 2 года из запаса (так называемых «двухго-дичников»).

Ежегодно составлялся и представлялся в Управление кадров Ракетных войск и Главное управление кадров Министерства обороны статистический отчёт, который представлял из себя объёмистые сведения, характеризующие офицеров по различным параметрам.

Большое количество различных сведений составлялось и представлялось согласно Табелю №12 срочных донесений. Вёлся также большой по объёму вспомогательный учёт.

Было организовано хранение, учёт и ведение личных дел и послужных карт на каждого офицера.

Значительное место в работе отдела кадров армии занимало решение вопроса отбора кандидатов в ВВУЗы. Этом занимался отдельно выделенный офицер. Ежегодно в армию прибывало большое количество офицеров выпускников из ВВУЗов и «двухгодичников». Бывая в частях, офицеры отдела кадров контролировали вступление их в должности, своевременный ввод в строй, а также другие служебные вопросы. Все офицеры направленцы отдела кадров вели штат-т-должностную картотеку, в которой на каждого офицера дивизии имелась учётная карта. Картотека была составлена по полкам, дивизионам и боевым расчётам. В карте указывался полк, наименование должности, штатно-должностная категория (ШДК) по должности и званию, краткие социально-демографические данные офицера. Поэтому в ней была видна качественная и количественная характеристика, в любое время можно было уяснить укомплектованность полка, боевого расчёта. Было также наглядно видно, сколько раз перемещался офицер того или другого подразделения или боевого расчёта за определённый период времени, что очень важно для укрепления стабильности. Заполнение ШДК производилось с поступлением в отдел кадров приказов о перемещении офицеров.

Достаточно много времени офицеры отдела кадров уделяли изучению офицерских кадров во время их практической работы, выезжая непосредственно в дивизии и полки, используя проверки хода боевой и политической подготовки и боевой готовности, конференции, офицерские собрания и другие мероприятия, позволяющие всесторонне и полно изучать офицеров. На местах они знакомились с офицерами, состоянием дел на порученном им участке службы, оказывали необходимую командованию помощь в работе с офицерскими кадрами, проверяли работу помощников начальников штабов полков по кадрам, оказывали им необходимую помощь.

Во время выездов в войска проверялась также работа отделения кадров дивизии. Это подразделение, как кадровый орган, имело большое значение в работе по изучению, подборке, расстановке и воспитанию офицерских кадров и при умелом и чётком руководстве со стороны офицеров отдела кадров армии способствовали успешному решению задач.

Направленец на дивизию устанавливал тесное взаимодействие с отделением кадров, направлял и постоянно контролировал его работу, часто бывая в дивизии. Выезжая в части, офицеры отдела кадров армии выступали перед офицерским составом с докладами по вопросам прохождения воинской службы, проводили индивидуальные беседы с офицерами, помогая и способствуя решению их нужд и запросов. По возвращению в отдел о каждом выезде составлялась справка-доклад, который представлялся начальнику отдела для принятия им своих решений, а в необходимых случаях и принятия решения Командующим армией.

Вся проводимая отделом кадров армии работа планировалась заранее. Планы работ составлялись на каждый месяц, В них ставились основные задачи по вопросам работы с офицерскими кадрами. Периодически проводились анализы этой работы. Например, делался анализ работы отдела кадров по укреплению основных звеньев офицеров, анализ работы по укомплектованности офицерами боевых расчётов, о состоянии воинской дисциплины среди офицерского состава и т.п.

За каждым работником отдела кадров были закреплены определенные функциональные обязанности. В целях более качественного и оперативного решения отдельных важных вопросов работы с офицерскими кадрами и распространения передового опыта работы проводились сборы работников кадровых органов армии. В своей повседневной жизни и деятельности отдел кадров армии имел тесную связь со всеми другими отделами и службами управления армии.

В частях и подразделениях армии служило также большое количество прапорщиков. Это были специалисты высокого класса, вносящие большой вклад в укрепление боевой готовности подразделений и боевых расчетов. Их отбором, комплектованием и воспитанием занимались командиры всех степеней и кадровые органы. Занимался работой с прапорщиками и отдел кадров армии. В первоначальный период это были майор Тилиженко Н.В. и старший прапорщик Пронин Н.Т., а последние 10 лет - только старший прапорщик Пронин Николай Тимофеевич.

На этом участке проводилась следующая работа:

- вёлся учёт укомплектованности прапорщиками всей армии, некомплекта в частях и подразделениях;

- готовились проекты приказов о перемещении прапорщиков, присвоении им воинских званий, об увольнении;

- на всех прапорщиков армии велись послужные карты, а на прапорщиков управления армии и подчинённых подразделений — личные дела;

- составлялись и представлялись в Управление кадров Ракетных войск различные отчёты (квартальные, полугодовые и годовые);

- поддерживалась связь с округами.

В отделе кадров имелись и служащие Советской Армии, которые составляли почти половину отдела. Они в различные годы работали в отделе на следующих участках:

В учете — старший помощник начальника отдела кадров полковник в отставке Ванников Михаил Иванович, помощник начальника отдела кадров полковник в отставке Чернобуров Михаил Семёнович, полковник в отставке Балуцкий Виктор Иосифович, подполковник в отставке Беляков Владимир Васильевич, майоры в отставке Лавренов Владимир Васильевич, Корепанов Александр Павлович, Соловьёв Александр Алексеевич, а также ранее работавшие Жгун Николай Петрович, Богданов Владимир Иванович, Кривошеин Николай Васильевич, Работали статистами Андреенко Елена Владимировна и Малышева Лидия Николаевна. Эта группа служащих занималась учётом, оформляла и вела личные дела номенклатуры командующего армией и выше, послужные карты всех офицеров армии, совместно с направленцами отрабатывала проекты приказов по личному составу, помогала офицеру по учёту составлять различные статистические сведения, вела различный вспомогательный учёт, оформляла материалы на допуск к работе офицеров управления.

В секретной части за весь период существования отдела работали Тишина Людмила Аркадьевна, Кравцова Зоя Ефимовна, Фабеева Надежда Ивановна, Крамарёва Любовь Дмитриевна, Шумляева Зоя Петровна и Ратушева Мария Даниловна.

В машинописном бюро трудились Дубниская Галина Николаевна, Полозова Клавдия Николаевна, Марина Андреева, Тамара Матюшина, Светлана Середина и Галина Зотова.

Нагрузка на работников здесь была постоянно большая, и требовалось быть внимательным и аккуратным при исполнении порученных заданий. Несекретное делопроизводство вела Галимова Нина Ивановна.

Все они честно и добросовестно выполняли возложенные на них функциональные обязанности, имели большой практический опыт работы в кадровых органах. Среди них были и офицеры, которые имели богатый служебный опыт и опыт работы в кадровых органах. Поэтому они всегда оказывали хорошую практическую помощь в работе.

Все служащие отдела были членами профсоюза и успешно выполняли свои обязанности в профсоюзной группе. В течение 10 лет бессменно возглавлял эту профсоюзную группу Банников Михаил Иванович. Группа занимала ведущее место среди профсоюзных групп управления армии.

Отдел кадров армии систематически проверялся Управлением кадров Ракетных войск и Главным управлением кадров Министерства обороны. При этом не было случая, чтобы его работа не оценивалась положительно. Поэтому отдел кадров 50-й РА занимал ведущее место среди других отделов кадров в системе Управления кадров Ракетных войск. Это управление держало нашу работу на контроле, оказывало постоянную помощь. Направленцами на армию были полковники в отставке Морозов Петр Фёдорович, Матвеев Владимир Андреевич и Садовой Валерий Афанасьевич (наш выдвиженец), а также полковник запаса Бобков Михаил Фёдорович.

Ежегодно о проведенной отделом кадров армии работе в Управление кадров Ракетных войск представлялся годовой доклад - большой по объёму документ, который готовился всем коллективом отдела и отражал все вопросы его работы по изучению, подбору, расстановке и воспитанию офицерских кадров армии».

Вместе с тем, оценивая с сегодняшних позиций проводимую в то время кадровую политику в ракетных войсках, нельзя не остановится на негативной стороне отдельных принимаемых на высоком уровне решений в отношении офицерской службы.

История РВСН свидетельствует, что их создание лежало на плечах офицеров, прошедших войну, имевших немалый жизненный опыт и умевших мобилизовать подчиненный личный состав на решение поставленных целей. У большинства из них не было инженерного образования, но была воля, настойчивость и желание познать новое оружие и научить своих подчиненных грамотно им владеть. Эти командиры всегда могли вычленить главные вопросы в повседневной жизни и сосредоточить усилия на их качественном решении. С такими командирами было легко работать, они всегда поддерживали инженерный состав в решении задач специальной подготовки боевых расчетов, в проведении мероприятий по обеспечению технической исправности ракетного вооружения и техники, могли сдержать напор отдельных должностных лиц в стремлении решать только свои задачи, не считаясь ни с чем.

Однако, выполнив свое предназначение, эти кадры потеряли перспективу, оказались не нужны и постепенно были оттеснены на второй план новым поколением офицеров. Только единицам из них удалось дойти до уровня заместителя командира дивизиона, полка или дивизии, в зависимости от занимаемой должности.

В рассматриваемый период в соответствии с установками Министра обороны Гречко А.И. в РВСН, как и в Вооруженных Силах в целом, среди прочих требований, был введен «возрастной ценз», согласно которому офицер мог быть выдвинут на командную должность не позже указанного возраста. Таким образом, была установлена серия возрастных барьеров, начиная от командира батарей, дивизиона, полка и т.д. Может быть, для линейных частей сухопутных войск такие ограничения были и оправданными, но в ракетных войсках это часто приводило к негативным последствиям.

Пишет полковник в отставке, ветеран-ракетчик В.С. Корсаков: «...был введён возрастной ценз для командиров различных уровней, начиная с командира роты (батареи). Эффект от этого, в основном, был отрицательным.

Молодые офицеры, не освоив глубоко технику и не приобретя опыта работы с личным составом, начали резко двигаться по служебной лестнице, занимать серьезные должности, не имея ни опыта, ни знаний. Это приносило свои «плоды», общее дело страдало. Правда, были и исключения, когда отдельные молодые офицеры, назначенные на высокие должности, понимали всё происходящее правильно и, не жалея ни сил, ни времени, работали над собой. Но таких специалистов были единицы. Со временем из них выросли большие начальники.

Другие же офицеры, которые на какой-то год или два не попали под этот ценз, «застывали» на прежних должностях: командиров взводов, начальников отделений и т.д., несмотря на высокий профессиональный уровень подготовки и умение руководить личным составом. Эти офицеры, «вырастив» два-три поколения молодых «полководцев», начали проявлять недовольство и заявлять, что им надоело растить «генералов». Свои обязанности они по-прежнему исполняли, но уже без былого рвения, и серьёзными помощниками и опорой быстро растущим командирам они уже не были.

В офицерской среде в то время бытовало расхожее выражение. «Хотели сделать омоложение, а сделали «озеленение». То есть зелень пришла к власти. Этот процесс омоложения сразу же наложил отпечаток на работу офицеров и служб старших звеньев управления. Недоработки вновь назначенных командиров приходилось исправлять им. Такая кадровая политика нередко заканчивалась плачевно, а иногда и трагично для карьеры неопытных командиров. Когда «наломав дров», они снимались с должностей командиров дивизионов, полков и даже дивизий, и назначались с понижением, на должности с «меньшим объёмом работы». На этом их дальнейшая служебная карьера заканчивалась.

Бывали случаи, когда по неопытности и неумению организовать работы получал травмы личный состав, а иногда и погибал при выполнении служебных обязанностей.

Надо отметить, что возрастной ценз не коснулся инженерных должностей. Поэтому службы вооружения, или, как их называли, службы главного инженера, всех уровней всегда были укомплектованы самыми грамотными и опытными офицерами - специалистами военного дела. Как правило, это были специалисты 1-го класса и мастера. Хотя, зачастую предпринимались попытки назначить в службу главного инженера несостоявшихся командиров из числа «быстро растущих». Приходилось отстаивать честь службы, но иногда это не удавалось.

Движение по служебной лестнице офицеров служб ракетного вооружения было незначительное и отдельные офицеры, особенно в дивизионах и полках, получали майорские звания только при увольнении в запас. Но эти люди всегда были той тягловой силой, на чьих плечах держалась основа боевой готовности».

С недостатками в кадровой политике связывают многие ветераны и возникновение «дедовщины». Генерал-майор в отставке Г.И. Казыдуб в своей книге «Семь главкомов» пишет: «Но все же главная причина расцвета «дедовщины» не в самой солдатской массе. Вся суть в кадровом составе офицеров. Офицерский корпус, на беду самой армии, все более разбавлялся белоручками, людьми, избегающими «черного» труда, без основательной трудовой закалки. Но, видимо, и в этом еще не вся правда. Извращения в кадровой политике, получившие широкую улицу со времен Гречко А.И., а потом Устинова Д.Ф., привели к тому, что лучшая часть офицеров, с лучшими деловыми качествами теряли перспективу, желание работать с людьми становилось постыдным. Офицеры все больше стали отдаляться от солдат. Молодой солдат все больше попадал во власть старослужащего, и более того, наиболее агрессивного, злобного по природе. Офицер же начал появляться в казарме по принуждению, он ее боялся, а чаще просто брезговал.

Ушли в прошлое командиры рот, взводов, которые были ближе к солдатам, знали тонкости казармы. В этом вся суть проблемы. Без офицера, действительно посвятившего себя военному делу, а главным в нем были и останутся люди, напряженность негативного воздействия казармы будет оставаться. Высшие военные училища, особенно инженерные, а в ракетных войсках именно только такие, видимо, так и не смогут готовить офицеров для работы с людьми. Выпускник таких училищ, считая себя интеллектуалом, надев погоны офицера, готов с головой залезть в технику, в премудрости науки, но с ужасом воспринимает свое место среди солдат. Молодой офицер охотно становится военным чиновником, с академической скамьи у него казенный взгляд на массу солдат, уподобляясь туче военных бюрократов, сидящих в управленческих структурах. Вполне очевидно, что такой офицер не только не покончит с «дедовщиной», он развалит последние надежды военных верхов и тем более, солдатских матерей».

Очевидно, что на каждом этапе существования Вооруженных Сил нашего государства были свои различные проблемы работы с их офицерским корпусом, которые напрямую зависели от проблем в обществе, от общего уровня его развития, от экономического состояния страны, от проводимой государством политики и т.д. Тем не менее, знание проблем, существовавших в исследуемый период в ракетных войсках, поможет избежать ошибок и заблуждений в кадровой политике на современном этапе развития Р8СН.

* * *

Назад.

Оглавление.

Далее.

 

* * *
Яндекс.Метрика