На главную сайта   Все о Ружанах

ИСТОРИЯ 50-й РАКЕТНОЙ АРМИИ
I. СОЗДАНИЕ И СТАНОВЛЕНИЕ (1959-1964 гг.)

Назад.

Оглавление.

Далее.

Организация боевого дежурства и боевой подготовки.

С созданием принципиально нового средства вооруженной борьбы — стратегического ядерного оружия появилась необходимость поиска и разработки соответствующих подходов к достижению боевой готовности соединений и частей, получивших его на свое вооружение, которая соответствовала бы тем новым требованиям и задачам, возлагавшимся военно-политическим руководством страны на РВСН.

Важнейшая проблема состояла в том, как обеспечить поддержание войск и ракетно-ядерного оружия в постоянной готовности к его боевому применению.

Решение ее было достигнуто введением в РВСН боевого дежурства, которое стало высшей формой поддержания боевой готовности, основным видом деятельности соединений и частей. По своей сути боевое дежурство должно было обеспечить немедленный и организованный переход к боевым действиям для безусловного выполнения боевых задач по пуску ракет, непрерывное поддержание ракетного и специального вооружения, средств боевого управления и связи в готовности к боевому применению. Оно должно было осуществляться постоянно, в любое время года и суток, в любую погоду и в любых условиях обстановки.

С постановкой на боевое дежурство ракетных частей и соединений РВСН превращались в войска постоянной боевой готовности и становились гарантированной силой сдерживания возможного агрессора. Несение боевого дежурства в РВСН, в силу их широких стратегических возможностей, стало боевой задачей особой государственной важности.

В первые годы после создания ракетных бригад РВГК системы боевого дежурства не существовало. С получением приказа предусматривалось развертывание стартовых батарей и дивизионов на указанных им позициях для изготовки к проведению пуска ракет по назначенным целям. Для обеспечения непрерывности боевого управления при проведении фронтовых операций, в которых предусматривалось применение ракетного оружия, в составе дивизионов и бригад имелись батареи управления, которые разворачивали средства связи и пункты управления в ходе подготовки к выполнению боевой задачи.

Впервые задачи организации боевого дежурства в ракетных войсках встали весной 1959 г., когда 72-я инженерная бригада РВГК полковника А.И. Холопова, вооруженная ракетным комплексом Р-5М, была передислоцирована в Группу советских войск в Германии для выполнения специального задания правительства и, получив боезапас (ракеты, головные части, компоненты ракетных топлив) и полетные задания, была приведена в боевую готовность вблизи городов Фюрстенберг и Фогельзанг. Задачи организации боевого дежурства пришлось решать и в том же 1959 г. при постановке на дежурство ракетных полков с ракетами Р-5М, которыми командовали полковники Кураков И.А. (г. Симферополь — Перевальное), Генералов С.Т. (Манзовка на Дальнем Востоке), Спрысков Б.М. (г. Гвардейск Калининградской области).

Это был первый опыт несения боевого дежурства, который лег в основу разработки принципов его дальнейшей организации. Стало очевидным, что для постановки ракетного полка на боевое дежурство необходимы следующие обязательные условия:

— подготовленные и привязанные в геодезическом отношении стартовые площадки для установки пускового стола и наземного оборудования,

— укомплектованность каждой стартовой батареи ракетной, специальной и автомобильной техникой, наличие боезапаса (ракет, головных частей, компонентов ракетного топлива) и полетных заданий для прицеливания и настройки системы управления ракет и головных частей,

— наличие защитных сооружений для хранения боезапаса головных частей и ракет,

— укомплектованность боевого расчета (стартовой батареи) личным составом, прошедшим теоретическую и практическую подготовку и получившего допуск к несению боевого дежурства от комиссии Главнокомандующего РВСН. Первые полки, заступавшие на боевое дежурство в 1960 г., в период практической подготовки проводили самостоятельные учебно-боевые пуски на полигоне Капустин Яр.

К началу мая 1960 г. таких ракетных полков, вооруженных ракетами средней дальности, где удалось достигнуть выше названных условий, было всего десять: подполковника А.С. Дадаяна, полковника И.Т. Сальницкого, подполковника К.А. Медведева, полковника В.А. Сазонова, полковника В.Н. Колесниченко, подполковника В.В. Байдакова, подполковника Г.Д. Гаврилова, подполковника В.Ф. Ененкова, подполковника Ф.Ф. Евсеева и подполковника Б.М. Спрыскова, которые заступили на боевое дежурство в период с 15 по 30 мая 1960 г.

Все они в дальнейшем вошли в состав 50-й ракетной армии. Остальные полки были в стадии формирования, обучения, строительства и комплектования.

Первоначально для несения боевого дежурства на боевые стартовые позиции, где уже была размещена штатная ракетная техника, из мест дислокации полков доставлялось до 50% личного состава срочной службы и офицеров стартовых батарей с 2-х недельным сроком нахождения их на дежурстве. Так как защищенные командные пункты дивизионов находились еще в стадии строительства, дежурство неслось в приспособленных для этого помещениях, оборудованных телефонной связью со штабом полка. Смена на КП осуществлялась каждые сутки.

В состав дежурной смены дивизиона входил также личный состав подразделений связи и отделения подготовки данных. Дежурство обеспечивал личный состав хозяйственного взвода.

Строительство зданий и сооружений жилой зоны БСП (казарм, столовых, складов, котельных, дизельных и пр.) отставало от ввода сооружений стартовой позиции, и поэтому зачастую личный состав дежурной смены размещался в палатках, а питание осуществлялось из полевых кухонь.

Со временем схема боевого дежурства видоизменилась, продолжительность боевого дежурства одной сменой стала в течение одной недели. Испробована была также схема, при которой на боевое дежурство заступало по две стартовые батареи от дивизиона. Остальные батареи занимались «на зимних квартирах» боевой и политической подготовкой, хозяйственной деятельностью и караульной службой.

С завершением строительства жилых зон при боевых стартовых позициях и командных пунктах полков (там, где они находились отдельно от дивизионов), весь личный состав полков и ртб перебазировался на БСП, что значительно упростило организацию жизнедеятельности и боевого дежурства полка.

Весь личный состав полка, заступивший на боевое дежурство, безотлучно находился на территории БСП, занимаясь плановой боевой подготовкой, хозяйственными работами, нес внутреннюю службу, обслуживал технику, проводил комплексные занятия.

В целях повышения личной ответственности за несение боевого дежурства каждый заступающий в дежурную смену расписывался в журнале. Уход с боевого дежурства или оставление боевого поста являлись тяжким воинским преступлением.

Дежурную смену дивизиона возглавлял командир дивизиона или один из его заместителей (заместитель командира, начальник штаба дивизиона, заместитель по ракетному вооружению, заместитель по политической части).

Дежурными по командному пункту назначались инженеры дивизиона, начальник отделения подготовки данных (ОПД), позднее в штат дивизиона был введен начальник командного пункта.

В состав дежурной смены командного пункта входили также дежурные радисты и дежурные телефонисты (специалисты ЗАС).

В полку с ракетами Р-12 примерный состав дежурных смен стартовой батареи, сменявших друг друга каждую неделю, был следующим:

1-я дежурная смена:

— командир стартовой батареи,

— начальник 1-го (стартового) отделения,

— механик установщика 8У210 — номер расчета,

— водитель установщика 8У210 — номер расчета,

— механик пускового стола 8У217 — номер расчета,

— механик пускового стола 8У217 — номер расчета,

— начальник расчета прицеливания,

— вычислитель,

— водитель машины ЗИП 8Т347 — номер расчета,

— начальник 2-го (двигательного) отделения,

— старший механик ПЩС (пневмощиток стартовый) 8У017,

— механик двигательной установки — номер расчета,

— начальник компрессорной станции 8Г33У,

— водитель машины ЗИП 8Т346 — номер расчета,

— начальник 3-го (электроогневого) отделения,

— старший техник (техник) НКС (наземной кабельной сети),

— начальник расчета машины подготовки 8Н213,

— старший электрик борта (приборного отсека),

— электрик борта (рулевого кольца) — номер расчета,

— электрик (оператор пульта заправки 8Г016) — номер расчета,

— электрик (пульт пуска) — номер расчета,

— водитель кабельной машины 8Н221 — номер расчета,

— водитель машины ЗИП 8Т348 — номер расчета,

— начальник расчета дизельных электростанций,

— механик-дизелист,

— начальник 4-го (заправочного) отделения,

— начальник расчета заправки окислителем, оператор машины заправки 8Г113,

— механик-заправщик цистерны окислителя 8Г131 — номер расчета,

— водитель тягача КРАЗ-214 цистерны окислителя 8Г131 — номер расчета,

— водитель обмывочно-нейтрализационной машины 8Т311 — номер расчета.

— начальник расчета заправки горючим, оператор цистерны 8Г112,

— механик — заправщик горючим — номер расчета,

— начальник расчета заправки перекисью водорода — оператор машины 8Г210,

— водитель машины 8Г210 — номер расчета.

2-я дежурная смена:

— заместитель командира стартовой батареи,

— старший техник (позже начальник расчета) 1-го (стартового) отделения,

— механик установщика 8У210 — номер расчета,

— механик пускового стола 8У217 — номер расчета,

— механик пускового стола 8У217 — номер расчета,

— механик расчета прицеливания,

— вычислитель,

— водитель автовышки 8Т116 — номер расчета,

— старший техник 2-го (двигательного) отделения,

— механик ПЩС (пневмощиток стартовый) 8У017,

— механик двигательной установки — номер расчета,

— водитель — механик компрессорной станции 8Г33У,

— механик подогревателя воздуха 8Г27У — номер расчета,

— старший техник — оператор машины подготовки 8Н213 3-го отделения,

— старший техник (позже начальник расчета) борта,

— водитель машины подготовки 8Н213 — номер расчета,

— электрик борта — номер расчета,

— электрик борта (рулевого кольца) — номер расчета,

— электрик (оператор пульта заправки 8Г016) — номер расчета,

— водитель машины подготовки 8Н213 — номер расчета,

— водитель кабельной машины 8Н222 — номер расчета,

— водитель тягача (АТС, МАЗ-502, позже КРАЗ-214) электростанции ЭСД-50, номер расчета,

— механик-дизелист,

— старший техник 4-го (заправочного) отделения,

— водитель машины заправки 8Г113 — номер расчета,

— механик-заправщик цистерны окислителя 8Г131 — номер расчета,

— водитель тягача КРАЗ-214 цистерны окислителя 8Г131 — номер расчета,

— механик — заправщик горючим — номер расчета,

— водитель тягача АТТ (позже КРАЗ-214) цистерны 8Г112 — номер расчета заправки горючим,

— механик — заправщик перекисью водорода — номер расчета,

— водитель обмывочно-нейтрализационной машины 8Т311 — номер расчета.

В составах дежурных смен допускались незначительные изменения, существенно не влиявших на качество боевого дежурства. В дивизионах, как правило, состав 1-х и 2-х дежурных смен варьировался таким образом, чтобы на боевом дежурстве всегда находилось два полнокровных боевых расчета, способных выполнить боевую задачу в установленное время на полную глубину даже в случае неприбытия офицеров полка с зимних квартир или временном отсутствии свободных от дежурства номеров расчета.

Одновременно с дивизионами заступали на боевое дежурство и дежурные смены сборочных бригад ртб, способные обеспечить подготовку, подачу на старты головных частей и их пристыковку к ракетам.

С вводом в штат дивизионов рот электрозаграждений и минирования (РЭЗМ), осуществлявших охрану БСП, их дежурные расчеты также вводились в состав дежурной смены дивизионов.

В первые годы становления ракетных полков с групповыми пусковыми установками ракет средней дальности наземного базирования дежурная смена могла обеспечить выполнение первоочередных мероприятий по подготовке ракет к пуску. До прибытия на БСП офицеров боевых подразделений по тревоге с «зимних квартир», что занимало 1-1,5 часа в зависимости удаления от БСП, дежурная смена, прибыв по команде «Занять боевые посты!», должна была подготовить стартовое и наземное оборудование к работе, на что по боевым графикам отводилось до 2х часов времени. Нужно было, прибыв к местам, определенным боевым расписанием, вывести из автопарков боевую и специальную технику, запустить дизельные электростанции, подать напряжение на машину подготовки и электропреобразовательный агрегат, расставить технику по штатным местам, расчехлить и привести в рабочее положение установщик и пусковой стол, провести выставку и проверку приборов прицеливания и направлений (основного ОГН и контрольного КГН) геодезической привязки, привести в рабочее состояние компрессорную станцию и произвести контроль степени влажности выдаваемого воздуха, заправить заправочные средства КРТ, из стационарных хранилищ, подготовить автопоезда с компонентами ракетного топлива к подаче на стартовую позицию, подготовить ракету на транспортной тележке к подаче на старт, развернуть другое выносное оборудование и необходимые приспособления.

Повышенная боевая готовность считалось занятой с прибытием офицерского состава и сверхсрочнослужащих (позже прапорщиков) боевых расчетов на БСП. Это неоднократно выверенное время отдавалось приказом по полку и записывалось в боевой журнал. На пуск ракеты Р-12 с наземного старта из постоянной боевой готовности отводилось 4 час. 27 мин., за которые после прибытия всего боевого расчета предстояло пристыковать к ракете головную часть, установить ракету на пусковой стол, произвести ее прицеливание, настройку системы управления согласно полетному заданию и заправку компонентами ракетного топлива.

В зависимости от степени подготовки тех или иных боевых расчетов, достигнутого уровня взаимозаменяемости дежурная смена в ряде ракетных полков была способна выполнить самостоятельно большую часть операций боевого графика или выполнить боевую задачу на всю глубину в случае неприбытия офицерского состава с зимних квартир.

С переводом Ракетных войск в повышенную боевую готовность боевые расчеты в полном составе несли боевое дежурство на БСП. На командных пунктах безотлучно находились командир дивизиона (полка) или начальник штаба.

В полной боевой готовности весь боевой расчет не покидал стартовой позиции, дежурная смена непрерывно находилась на боевых постах.

В дивизионах с шахтными пусковыми установками дежурная смена дивизиона состояла из двух боевых расчетов. Один боевой расчет нес дежурство в технологическом заглубленном блоке, где размещался командный пункт дивизиона и помещения с технологическим оборудованием (пультовые, рессиверные, дизельные, цистерны с компонентами ракетных топлив, насосные и др.) с боевыми постами специалистов, а второй расчет находился на отдыхе в казарме, на поверхности, в готовности к занятию боевых постов. Смена проводилась через каждые 8 часов.

В процессе боевого дежурства совершенствовалась и технология подготовки ракет к пуску, росло мастерство личного состава, изыскивались способы сокращения временных нормативов выполнения операций и занятия соответствующей степени боевой готовности.

Постепенно начала складываться и система подготовки личного состава и техники к боевому дежурству. К концу 1961 года подготовка к заступлению на боевое дежурство проводилась в составе штатных отделений и расчетов по расписаниям занятий, которые составлялись в отделениях на основе расчасовки, составлявшейся штабом дивизиона по предметам обучения на месяц.

С введением учебных корпусов, классы которых создавались силами инженеров и рационализаторов дивизионов, и появлением в штате дивизиона инженеров службы ракетного вооружения занятия по специальной подготовке чаще всего проводились по отдельным специальностям в масштабе дивизиона (прицельщики, двигателисты, электрики борта, дизелисты, заправщики по окислителю, по горючему, по перекиси водорода). Практиковалось проведение сборов с основными специалистами в масштабе дивизиона. Комплексная подготовка по огневой службе всегда проводилась в составе штатных расчетов и отделений.

Появилась типовая неделя и типовой месяц проведения боевой подготовки. Понедельник, вторник и среда отводились на теоретическую и практическую подготовку в классах и на тренажерах, комплексные занятия на штатной технике с учебной ракетой (2 раза в месяц с каждой стартовой батареей). В четверг проводилось техническое обслуживание ракетного вооружения, при котором на агрегатах и системах выполнялся еженедельный (ежемесячный) регламент и по наработке. При этом проводился комплекс операций по осмотру и проверке исходного положения, опробованию работоспособности, отдельных регулировок и других операций. Каждая операция регламента фиксировалась в Журнале учета эксплуатации и технического состояния агрегата за подписью исполнителя и контролирующего лица. По окончании обслуживания начальник отделения делал запись: «Еженедельный (ежемесячный) регламент выполнен в полном объеме. Агрегат готов к боевому применению» и ставил свою подпись.

Пятница отводилась на медицинский осмотр, проведение политических занятий, инструктаж личного состава заступающей смены и прием боевых постов. Во второй половине дня проводился торжественный ритуал заступления на боевое дежурство с построением дежурной смены, объявлением боевого приказа с пофамильным перечислением заступающей смены. После команды «Для защиты нашей Родины — Союза Советских Социалистических республик — на боевое дежурство заступить!» личный состав отправлялся к местам несения боевого дежурства.

В 1960 году по инициативе Главнокомандующего РВСН главного маршала артиллерии Неделина М. И. был обобщен первый опыт несения боевого дежурства в ракетных войсках, а также изучен опыт дежурства в войсках ПВО, ВМФ и авиации. На основе этого появился один из первых нормативных документов — Положение о боевом дежурстве частей и подразделений Ракетных войск. Оно сыграло важную роль в организации боевого дежурства, особенно в период бурного развертывания и становления РВСН. В Положении были определены основы допуска боевых расчетов к несению боевого дежурства, порядок подготовки дежурных смен и ракетной техники и несения ими боевого дежурства, действия дежурных смен и боевых расчетов с объявлением боевой тревоги и при приведении в высшие степени боевой готовности, а также при получении приказа на немедленный пуск ракет.

Это способствовало созданию в 50-й ракетной армии стройной системы боевого дежурства и послужило основой для дальнейшего его совершенствования. Боевому дежурству и совершенствованию его организации уделяло постоянное внимание командование и Военный Совет армии, командиры всех степеней, начальники отделов и служб.

Большие нагрузки испытывали радисты и радиотелеграфисты, несущие дежурство в радиосетях централизованного боевого управления, задачей которых была непрерывная готовность к получению сигналов боевого управления в условиях возможных помех. Контроль качества дежурства в сетях ЦБУ осуществлялся путем систематической подачи в разное время суток контрольных сигналов. Пропуск сигнала считался серьезным нарушением режима несения боевого дежурства, что налагало дополнительную ответственность на личный состав дежурных смен связи.

Оценивая труд радиотелеграфистов, полковник Г.В. Медведский пишет: «Известно, что главной задачей системы связи РВ является гарантированное и своевременное доведение до пусковых установок приказов на приведение в соответствующие боевые готовности и приказа на пуск ракет. Над этой сложной задачей работали и продолжают работать многие специалисты и ученые, штабы и командиры. Создан большой спектр различных помехозащищенных каналов и оконечных устройств. Принят целый ряд организационных мер и решений по дублированию сообщений различными каналами и способами. Но долгие годы было, да и сейчас продолжает оставаться одним из способов доведения приказов (сигналов) в реальных боевых условиях по радио в режиме слухового телеграфа знаменитой азбукой Морзе. Не случайно среди офицеров, которые несли боевое дежурство на командных пунктах ходила поговорка: «Не послужишь — не узнаешь, что такое «Монолит». Но одно дело, получив сигнал, вскрыть соответствующий пакет и отдать изложенные в нем приказы и распоряжения. Конечно, это сложно, очень ответственно и тяжело в психологическом плане. И другое дело, — часами, сутками и месяцами, не снимая головных телефонов ни на секунду, в перерывах между приемами пищи и отдыхом, вслушиваться в хаос эфира на закрепленных рабочих частотах, чтобы не пропустить среди многочисленных помех известные многим ракетчикам позывные РГТ-77 или УФД.

Из всех многочисленных связных профессий специальность радиотелеграфиста была и остается самой сложной, да, пожалуй, и ответственной. Не случайно, при проведении итоговых проверок и учений способность радиотелеграфистов принимать сигналы (приказы) и обеспечивать устойчивую радиосвязь в условиях интенсивных радиопомех оценивалась отдельной оценкой. Не всем удается освоить профессию радиотелеграфиста и совсем немногим — стать высококлассным специалистом. Подлинных же мастеров радиосвязи было на узлах связи, как правило, не более 1-3 человек, и распределять их по сменам приходилось начальнику войск связи армии или начальникам связи дивизии, в зависимости от того звена, в котором проводилось учение или командно-штабная тренировка».

Проверка несения боевого дежурства стала неотъемлемой частью деятельности командиров и начальников всех степеней. Проверки заключались не только в контроле получения и обработки учебных сигналов, но и проведением тренировок с дежурными сменами командных пунктов с использованием аппаратуры централизованного управления, в оценке нормативов по занятию боевых постов, выполнения отдельных операций по подготовке агрегатов и систем к работе.

Наиболее полно действия дежурных смен в комплексе проверялось при проведении учений.

Оценка за боевое дежурство стала одной из основных в определении боевой готовности части и подразделения, что сыграло положительную роль в повышении качества боевого дежурства.

Она складывалась из оценки нормативов выполнения поставленных боевых (учебно-боевых) задач, оценки уровня боевой подготовки дежурных расчетов, исходного состояния ракетной (специальной) техники и вооружения, а также всех видов обеспечения боевого дежурства.

Принятие в последующем на вооружение новых ракетных комплексов потребовало и коренных изменений в условиях несения боевого дежурства, выдвинуло новые требования к состоянию личного состава дежурных сил, к уровню их подготовки, наложило еще большую ответственность за четкое выполнение ими своих обязанностей, так как в автоматическом режиме пуска резко сокращалось время от получения приказа до его исполнения. В значительной мере ужесточились и усложнились условия, в которых должен был находиться дежурный боевой расчет в период дежурства.
Качество боевого дежурства и готовность к выполнению боевой задачи достигались планомерной боевой подготовкой, направленной на подготовку номеров боевых расчетов, на достижение слаженности расчетов и подразделений, на обучение действиям в сложных условиях обстановки, в том числе и при интенсивном воздействии противника.

Большую работу по организации боевой подготовки в войсках армии сыграл отдел боевой подготовки 50-й РА.

Первым руководителем отдела был генерал-майор Дмитриев Константин Петрович, имевший большой стаж работы в качестве начальника штаба и заместителя командующего воздушной армии.

Генерал Дмитриев К.П. был участником Великой Отечественной войны с первого ее дня и до Дня Победы в составе авиационных частей и соединений. Именно ему принадлежит большая заслуга в формировании первого состава отдела.
Он был исключительно грамотным руководителем с высокими организаторскими способностями, был душой офицерского коллектива, проявлял заботу об офицерах и умело отстаивал их интересы. В 1965 году Константин Петрович по выслуге лет закончил службу в Вооруженных Силах.

В дальнейшем отделом боевой подготовки 50-й РА в разное время руководили известные генералы Забегайлов Юрий Петрович, Кокин Леонид Иванович, Неделин Вадим Серафимович, Лапшин Анатолий Сергеевич, Орехов Леонид Васильевич. Они внесли серьезный вклад в организацию и развитие боевой подготовки.

Заметную роль в организации боевой подготовки в армии играли заместители начальника отдела полковники сначала Мошенский Александр Яковлевич, а затем Иванов В.И., Буров Алексей Павлович, Чижов Всеволод Николаевич, Зубович Михаил Александрович, Вергейчик Анатолий Михайлович.

Полковник Мошенский А.Я. был заместителем начальника отдела с момента формирования 50-й РА. Он имел большой опыт работы в авиационных частях и соединениях, являлся участником Великой Отечественной войны, отличался корректностью в отношениях, был грамотным и вежливым офицером, хорошим воспитателем подчиненных, пользовался у них заслуженным авторитетом.

Вместе с офицерами отдела он вел большую, кропотливую работу по обучению, вводу в строй и подготовке к заступлению на БД первых боевых расчетов пусковых установок, по контролю и оказанию помощи войскам при проведении различного рода проверок и учений.

В первый состав офицеров отдела входили: старшие офицеры подполковники Филонов Виктор Степанович, Картавенко Анатолий Николаевич, Стрижов Максим Александрович; офицеры отдела Садовский Борис, Жевнерев Станислав Николаевич, Кириллин Виталий Петрович, Павлов Леонид Федорович, Кирмасов Иван Михайлович, Шипицын Владимир Павлович. На их плечи легла основная тяжесть организации боевой подготовки в сформированных полках, первоначального обучения и постановки на боевое дежурство стартовых батарей первых ракетных полков.

На начальном этапе создания ракетной армии, в силу специфики решаемых задач, офицеры отдела распределялись по специальностям применительно к составу боевых расчетов: стартовики, двигателисты, электрики, заправщики.

Это позволяло в короткие сроки и наиболее эффективно готовить боевые расчеты к несению боевого дежурства. Каждый офицер отдела по своей специальности проводил анализ ошибок, допущенных личным составом подразделений при подготовке ракеты к пуску, причин их возникновения, отрабатывал методики теоретического и практического обучения ведущих специалистов. Офицеры отдела были непременными участниками всех учений, плановых и внезапных проверок боевой готовности и боевой подготовки, осуществляли контроль уровня подготовки боевых расчетов и оказывали практическую помощь командирам всех степеней. Не было в армии такого командира батареи или начальника отделения, который бы не соприкасался с армейским инструктором, офицером отдела боевой подготовки!

В частях армии развернулась напряженная работа по созданию учебно-материальной базы, изготовлению стендов, плакатов, схем, поясняющих устройство и принципы действия узлов и элементов ракет и наземного оборудования. Важнейшим шагом в совершенствовании боевой выучки ракетчиков явилось решение о выделении в каждом ракетном дивизионе сборно-щитовой казармы под учебный корпус. В них были развернуты классы для каждого отделения стартовой батареи по специальностям: стартовики, наводчики, двигателисты, компрессорщики, электроогневики, дизелисты, заправщики окислителем, горючим, перекисью водорода. Классы были оснащены мебелью, выделены средства для изготовления действующих макетов и индивидуальных тренажеров, сначала из подручных средств, а затем и из узлов и деталей списанных самолетов и ракет 8А11, 8Ж38 и их оборудования. В это же время начинают создаваться комплексные тренажеры.

Часть тренажных средств начало поступать с ремонтных заводов ракетных войск, где было налажено их изготовление. К середине 60х годов во всех дивизионах армии был создан комплексный тренажер, позволявший отрабатывать большинство операций по подготовке ракеты к пуску. В создании необходимой учебно-материальной базы непосредственное участие принимали и офицеры отдела, инструкторских групп.

Большую роль в создании учебно-материальной базы играли службы ракетного вооружения. Огромная заслуга в этом принадлежит и первому главному инженеру 50-й РА генерал-майору Любимову Дмитрию Петровичу. Офицеры отдела боевой подготовки совместно с офицерами службы ракетного вооружения организовывали конкурсы на лучшую учебно-материальную базу в армии. По результатам конкурса лучшие образцы учебных пособий и стендов внедрялись во всех частях армии, а наиболее ценные в дальнейшем представлялись на ежегодную выставку рационализаторов и изобретателей и рекомендовались для внедрения в масштабе Ракетных войск.

К этому же времени относится поступление в войска большого количества плакатов и схем типографского издания, альбомов и книг, наставлений по огневой службе и учебных пособий.

Над разработкой наставлений по каждому отделению и для командира батареи трудились наиболее подготовленные инженеры и специалисты из войск. В отделе боевой подготовки армии обобщались поступившие предложения для подготовки наставлений к сдаче в типографский набор. Особой популярностью в это время пользовались в войсках учебники для подготовки младших специалистов по каждому виду оборудования. Эти учебники, разработанные в учебных заведениях и написанные доходчивым и простым языком, были прекрасным подспорьем не только для проведения занятий и подготовки солдат и сержантов к сдаче экзаменов на классность, но и для повышения технического и профессионального уровня самих офицеров.

Но главным элементом подготовки боевого расчета оставалось комплексное занятие стартовой батареи на штатной технике с использованием учебно-боевой ракеты, имевшейся в каждом дивизионе. Организационными указаниями по боевой подготовке для обучения каждого боевого расчета на год отводилось 24 цикла ресурса штатной техники. Таким образом, на многие годы сложилась стройная система подготовки боевого расчета, которая включала в себя двухнедельный цикл теоретического и практического обучения в классах и на индивидуальных и комплексных тренажерах, завершавшийся дневным или ночным комплексным занятием.

Комплексное занятие обязательно проводилось под руководством нештатной инструкторской группы полка или дивизиона, в которую входили инженеры службы ракетного вооружения и наиболее подготовленные специалисты из стартовых батарей и управлений полка, дивизиона.

Возглавлял инструкторскую группу командир полка, дивизиона или один из их заместителей. В течение 1961 года каждая стартовая батарея провела в среднем по армии 24 комплексных занятия, а каждая техническая батарея — 49.

Не обходилось и без поломок, особенно на первых порах. Были случаи и опрокидывания грунтовых тележек с учебными ракетами, и проливов окислителя в шахту ПУ во время проведения заправки, и даже разрушения корпуса ракеты и падения макета головной части при сливе КРТ из ракеты при закрытом дренаже. Были и переворачивания установщиков, емкостей с окислителем, да и другие неприятности. С накоплением опыта такие ситуации возникали все реже, а система эксплуатации ракетной техники становилась более стройной и надежной.

Наиболее близким к реальным условиям являлось комплексное занятие с заправкой ракеты боевыми компонентами ракетных топлив, которые начали проводиться с марта 1962 года. Такое занятие проводилось каждой батареей 2 раза в год, для чего к этому времени в полк поступала специальная учебно-тренировочная ракета (макет) 8К63Д (8К63УД — для шахтных БРК), предназначенная для проведения серии таких занятий. Это занятие являлось достаточно ответственным и опасным, как с точки зрения возможности поражения личного состава токсичным топливом, так и предпосылок к поломке техники. Пренебрежение тщательной подготовкой к их проведению неоднократно приводило к серьезным поломкам и несчастным случаям с людьми.

Понимая необходимость подготовки ракетчиков в условиях, близких к реальным, и сознавая повышенную опасность проведения таких занятий, командование армии приняло решение все комплексные занятия с заправкой на шахтных ПУ и часть занятий на наземных ПУ проводить под контролем армейских инструкторских групп. К 1 ноября 1962 года в армии было проведено 160 комплексных занятий с заправкой, что существенно сказалось на общем уровне боевого мастерства личного состава стартовых батарей.

Инструкторские группы армии были созданы в январе 1962 г. отдельно по ракетам Р-12 и Р-14. В инструкторские группы набирались наиболее подготовленные и авторитетные специалисты частей и соединений. Генерал-майор Дмитриев К.П., подбирая того или иного офицера, лично проводил с ним беседу, оценивая его знания и личные качества, слабые и сильные стороны.

В состав инструкторских групп входили:

По ракетному комплексу с ракетой Р-12:

— майор Минаков О.М. — начальник группы,

— капитаны Николаев Л.К. и Мовчан И.А. — по стартовому оборудованию,

— майор Фоминенко Е.Н. — по двигательному оборудованию,

— капитан Лозовский Н.В.,

— старшие лейтенанты Чижов В.Н., и Карамзин Ю.И. — по электроогневому оборудованию,

— капитан Кондусов Н.Ф. — по заправочному оборудованию.

По ракетному комплексу с ракетой Р-14:

— майор Маслов Н.А. — начальник группы,

— старший лейтенант Ярмола П.А. — по стартовому оборудованию,

— капитаны Эсипович С.И. и Бурак Л.Н.,

— старший лейтенант Рашевский В.И. — по двигательному оборудованию,

— капитан Почечуев Л.И., ст. лейтенант Мезенцев А.И.,

— лейтенант Кандыбин Г. — по электрооборудованию,

— капитан Партола А.П. — по азотодобывающей станции,

— капитан Шкапин А.И. — по заправочному оборудованию,

— капитан Фомин Л.Н. — по радиотелеметрическим измерениям.

Офицерам инструкторских групп предстояло в течение двух месяцев досконально изучить устройство ракетной техники, технологию подготовки и пуска ракет и получить допуск к самостоятельной работе в качестве инструкторов. С этой целью инструкторские группы были направлены на полигон Капустин Яр, где под руководством полигонных инструкторов они прошли теоретическую и практическую подготовку. После участия в учебно-боевом пуске ракеты все офицеры инструкторских групп армии сдали зачеты и получили допуск к самостоятельной работе в качестве инструктора. Все это было сделано в короткие сроки и явилось результатом огромной кропотливой работы всех офицеров, которые, не считаясь со временем, постоянно совершенствовали свои знания и практические навыки в подготовке ракет к пуску. В конечном итоге каждый инструктор добился наивысшей профессиональной квалификации «Мастер».

В 1962 — 1963 гг. в армии шел интенсивный ввод в строй наземных ракетных комплексов Р-12, ставились на боевое дежурство полки с ракетами 8К65 (Р-14У) наземного и шахтного типа, а также шахтные дивизионы с ракетами 8К63У (Р-12У). В 1962 году были поставлены на боевое дежурство шахтные дивизионы в 307-м и 79-м ракетных полках 29-й ракетной дивизии и 30-м ракетном полку 23-й ракетной дивизии.

Перед инструкторскими группами были поставлены следующие задачи:

 — организовать обучение боевых расчетов и оказывать им практическую помощь в этом;

 — осуществлять подготовку и проверку их готовности к заступлению на боевое дежурство;

 — руководить проведением комплексных занятий в качестве инструкторов по подготовке ракет к пуску из различных степеней боевой готовности с заправкой боевыми компонентами ракетных топлив (КРТ);

 — участвовать в плановых и итоговых проверках частей и соединений, проводимых Главнокомандующим РВ и командующим армией;

 — проводить непосредственную подготовку боевых расчетов перед убытием на полигон для учебно-боевых пусков ракет и участвовать в их проведении;

 — проводить проверку групп регламентных работ технических батарей на допуск к самостоятельной работе на боевых ракетах;

 — обучать и готовить инструкторские группы соединений и допускать их к самостоятельной работе;

 — принимать зачеты у военнослужащих на присвоение классной квалификации «Мастер»;

 — участвовать в составе государственной комиссии по приему ракетных комплексов в эксплуатацию.

Всего в армии за 4 года было поставлено на боевое дежурство около 350 пусковых установок средней дальности. Каждый боевой расчет перед допуском к боевому дежурству проверялся инструкторской группой армии, а, при необходимости, проходил дополнительное обучение силами армейских инструкторов, после чего представлялся комиссии Главкома.

О напряженности работы офицеров инструкторских групп свидетельствует и то, что они находились в частях и соединениях армии по 220-260 дней в году.

В дальнейшем состав инструкторских групп изменялся по причине продвижения офицеров по службе. Некоторые уходили на вышестоящие должности: на старших офицеров отдела Маслов Н.А., Николаев Л.К., Фомин Л.Н., Воробьев Г., Пятков Н.М., Шумков А.М., Балудин Л.И., Рябов Н.П., Почечуев Л.И., на старших преподавателей в академии им. А.Ф. Можайского и им. Ф.Э. Дзержинского: Фоминенко Е.Н., Садовский Б., Ипполитов Б.Г., Воробьев Г., Николаев Л.К. В Главный штаб РВ были назначены Гусев В.З., Кривошеев Э.П., Чижов В.Н., стали командирами полков Минаков О.М., и Мезенцев А.И., а инженер-инструктор майор Михтюк В.А., пройдя все ступени служебной лестницы, был впоследствии назначен командующим 50-й РА, а затем стал Главнокомандующим Ракетными войсками — зам. министра обороны Украины.

На их место в инструкторские группы назначались: Кулешов Н.Я., Ковалев А.А., Крицков А.А., Жарков Ю.А., Поляков Ю.П., Досталь В., Нарезкин В.Д., Овечкин С.Ф., Киселев В.Ф., Римонис М.И., Шиянов А.И., Никитин А.Ф., Никитин М.Г. и другие.

Самой объективной оценкой уровня боевой подготовки и слаженности стартовых батарей и боевых расчетов являлось проведение ими учебно-боевых пусков ракет, которые производились с полигона Капустин Яр, а также непосредственно с боевых позиций.

В течение 1962 года на полигоне было проведены пуски ракет 20-ю боевыми расчетами, 19 из них получили хорошие оценки, и только один был оценен удовлетворительно.

Всего под руководством инструкторских групп с 1963 по 1973 год было произведено 14 пусков ракет из шахтных пусковых установок и 50 — с наземных пусковых установок. Все эти пуски ракет были проведены без аварий и поломок, в основном с отличными и хорошими оценками. Этому способствовала хорошая боевая выучка личного состава расчетов, а также высокая надежность ракетной техники.

Командование армии уделяло неослабное внимание состоянию боевой подготовки и совершенствованию выучки боевых расчетов. В 1962 году офицерами управления армии проведена всесторонняя проверка 73% ракетных полков, 50% стартовых батарей, 30% отделений проверок ракет, 90% расчетов сборки, 79% стартовых групп ртб.

Трудолюбие, выдержку, высокий профессионализм при проведении заправок и учебно-боевых пусков ракет показали офицеры инструкторских групп: И.А. Мовчан, Ю.П. Поляков, А.А. Ковалев, Н.Я. Кулешов, Н.Ф. Кондусов, А.А. Крицков, Л.И. Балудин, А.П. Партола (начальник инструкторской группы по ракете Р-14 с 1967 года), Л.И. Почечуев, М.И. Римонис, С.Ф. Овечкин, В.Ф. Киселев, А.П. Корепанов и другие.

Изучение ракетной техники, способов ее применения и использования, выполнения операций по подготовке ракеты к пуску составляли основу специальной подготовки боевых расчетов. Они проводились по программам, составленным управлением боевой подготовки РВ для каждого отделения и расчета, и занимали до 70-75% всего учебного времени, отводимого на боевую подготовку. Остальное время отводилось на проведение политических занятий, занятий по инженерной подготовке, защите от оружия массового поражения, огневой, медицинской, физической и строевой подготовке, уставам ВС СССР.

Уже позже в состав боевой подготовки вошла тактико-специальная подготовка, которая стала приобретать все большее значение, как главный способ обучения войск действиям в боевой обстановке. В 1962 году было проведено 1002 тактико-специальных учения (ТСУ) со стартовыми батареями, 193 — с ракетными дивизионами и сборочными бригадами ртб, 138 ТСУ с ракетными полками и ртб. Таким образом, в боевой подготовке был сделан огромный шаг к приближению обучения войск армии действиям в боевых условиях. Эффективность выбранных способов и методов подготовки войск армии к действиям в реальной обстановки прошла проверку в ходе Карибского кризиса, когда ракетные части, участвовавшие в операции «Анадырь», показали высокое мастерство, мужество и с честью выполнили поставленные боевые задачи.

С момента создания 50-й ракетной армии особое внимание уделялось подготовке офицеров-ракетчиков. Если в первые годы формирования ракетных частей офицеров, имевших высшую военно-инженерную подготовку и офицеров, прошедших первоначальное обучение ракетной технике, были единицы, то к концу 1962 года произошли коренные изменения в кадровом офицерском составе. В Ракетные войска в 1961-1962 годах прибыло более 5,5 тысяч выпускников высших и средних военных заведений, призвано свыше 3.5 тысяч офицеров запаса. Укомплектованность офицерскими кадрами к 1 января 1963 года достигла 95%. В ракетных войсках начала действовать система профессиональной подготовки офицеров. При этом использовались возможности заводов и конструкторских бюро по обучению специалистов, были созданы курсы при военных академиях и училищах, проводилось обучение на полигонах, совершенствовалась подготовка офицеров в частях и соединениях путем проведения сборов и занятий теоретической и практической направленности с офицерами по отдельным специальностям.

Так, в 1961 году, в связи с большой загруженностью учебных центров 12 ГУ МО по обучению специалистов ртб при 432-й ртб, которой командовал подполковник А.А. Дмитриев, было подготовлено более 200 офицеров для 25-ти боевых расчетов ртб, в том числе 90 человек для других объединений. Всего к концу 1961 года непосредственно в частях было переподготовлено около 550 офицеров ртб. Лучших результатов в этой работе добились ремонтно-технические базы, которыми командовали подполковники В.Т. Гордиенко, Н.Т. Николаев, Д.П. Ваулин, А.А. Хлебников и др.

С целью повышения уровня подготовки личного состава боевых расчетов, директивой Генерального штаба ВС от 19 сентября 1962 года № орг/9/61802 в состав каждой дивизии были введены школы по подготовке младших специалистов–ракетчиков (школы подготовки сержантов). За год, к концу 1963 года, части армии получили 3500 специалистов, которые влились в боевые расчеты ракетных полков и ртб, повысив их боевую готовность. В школе, при армейском полку связи, а также в соединениях было подготовлено 650 младших специалистов по аппаратуре ЗАС, по радиосвязи, автоматическим телефонным станциям, кабельному делу и другим связным специальностям. В сентябре 1966 года школа при армейском полку связи стала самостоятельной частью, в результате чего значительно увеличились возможности подготовки специалистов, как по их количеству, так и по разнообразию профессий.

Созданная система обучения специалистов полностью обеспечила решение задачи по развертыванию ракетных частей, приведению их в боевую готовность и постановки на боевое дежурство.

 

* * *

Назад.

Оглавление.

Далее.

 

* * *
Яндекс.Метрика