На главную сайта   Все о Ружанах

ИСТОРИЯ 50-й РАКЕТНОЙ АРМИИ
I. СОЗДАНИЕ И СТАНОВЛЕНИЕ (1959-1964 гг.)

Назад.

Оглавление.

Далее.

Организация управления войсками и оружием.

Эффективное управление войсками предполагает наличие квалифицированного коллектива верхнего звена управления, ответственных и умелых исполнителей в нижних звеньях управления, а также способов и систем связи, обеспечивающей надежную передачу прямой и обратной информации между ними.

Для руководства соединениями и частями, вошедшими в состав сформированной 50-й ракетной армии, в управлении армии были созданы согласно штатному расписанию штаб, отделы и службы армии.

Организационно управление 50-й РА состояло из командования армии, штаба, отделов и служб.

Командование армией: Командующий генерал-лейтенант авиации Ф.И. Добыш, 1-й заместитель Герой Советского Союза генерал-майор авиации А.Г. Шевцов — с апреля 1961 года, с ноября 1962 года — генерал-майор артиллерии И.Т. Шмелев), член Военного Совета — начальник политотдела армии генерал-майор авиации Л.А. Дубровин (с июля 1962 года — генерал-майор авиации Н.В. Павельев), начальник штаба генерал-майор В.А. Новиков (с марта 1963 года — генерал-лейтенант К.В. Герчик), заместитель по боевой подготовке генерал-майор авиации К.П. Дмитриев, заместитель по инженерно-ракетной службе — Главный инженер генерал-майор авиации Д.П. Любимов, заместитель по тылу генерал-майор авиации И.М. Литвин.

Помощники командующего: по строительству и расквартированию — полковник Л.А. Дроздовский, по технической части — полковник Н.Н. Рясков.

Заместитель начальника штаба полковник В.Н. Тарасюк.

Штаб армии объединял оперативный отдел (начальник отдела полковник С.П. Соловьев), отделы стрельбы (инженер-подполковник М.А. Веденеев), разведки (подполковник В.К. Савин), командный пункт (подполковник И.И. Кисляков), отдел начальника войск связи (полковник И.А. Дюкарев), организационно-мобилизационный отдел (полковник Г.П. Ганжибайло), отдел геодезического и метеорологического обеспечения (полковник Ю.Д. Мангуби), 8-й отдел (полковник М.Д. Ерещенко), канцелярия и другие подразделения.

Отделы и службы управления ракетной армии:

— политический отдел (заместитель начальника политотдела полковник И.И. Алтунин),

— отдел боевой подготовки (заместитель начальника отдела полковник А.Я. Мошенский),

— инженерно-ракетная служба (служба Главного инженера, управление вооружения и эксплуатации), — которая состояла из отдела по эксплуатации, хранению и ремонту ракет (полковник И.Н. Москалец), отдела по эксплуатации и ремонту наземного оборудования, (подполковник Г.А Рудько), отдела эксплуатации, ремонта и инспектирования измерительной техники и объектов котлонадзора, позже отдела эксплуатации систем электроснабжения, технических систем и метрологического обеспечения (полковник П.В. Варич), отдела планирования, укомплектования, снабжения и учета ракетного и артиллерийского вооружения (инженер-полковник А.А. Котов),

— служба — позже управление тыла — (заместитель начальника службы — начальник организационно-планового отдела полковник Е.С. Тюханов) которая состояла из продовольственной, вещевой службы, службы КРТ и ГСМ (инженер-полковник Г.П. Федотов), медицинской службы (подполковник медицинской службы И.И. Попудренко), службы воинских перевозок (подполковник Середа, с 1963 года подполковник В.К. Немцов),

— отдел капитального строительства, эксплуатации сооружений и хранилищ (инженер-подполковник Ф.И. Алексеев),

— отдел пртб (инженер-подполковник Ф.Е. Ломачук), до 15.04.63 находился в составе службы Главного инженера, затем стал самостоятельным отделом,

— автотракторная (позже автомобильная) служба (полковник Н.Н. Рясков),

— инженерная служба (с 1963 года полковник В.С. Веселов),

— химическая служба (полковник Кожевников, с 1963 года полковник Б.С. Панфилов),

— отдел кадров (полковник А.А. Мельниченко),

— финансовая служба (полковник интендантской службы И.И. Цупров),

— административно-хозяйственное отделение (подполковник К.Л. Шварцман),

— особый отдел.

Для решения наиболее значимых вопросов боевой готовности в Управлении армии был создан Военный Совет, в состав которого вошли Командующий армией, его 1-й заместитель, член Военного Совета — начальник политотдела армии, начальник штаба, заместитель по боевой подготовке и заместитель по инженерно-ракетной службе — Главный инженер армии. Членом Военного Совета являлся также 1-й секретарь Смоленского обкома КПСС П.А. Абросимов.

В управлении армии была создана партийная организация. Секретарем парткома был избран полковник Ф.Ф. Кошелев.

На этапе создания бригад РВГК управление соединениями носило в основном директивный характер. Командиры и штабы бригад получали боевой приказ, выводили стартовые батареи на указанные боевые позиции, занимали там исходное положение и приступали к подготовке пусков по указанным целям. Оснащение ракет средней дальности ядерными головными частями коренным образом изменило взгляды на всю систему боевого управления. Задача на приведение пусковых установок в готовность к проведению пуска стала прерогативой Верховного Главнокомандующего и осуществлялась через Штаб реактивных частей. С созданием РВСН преобразование Штаба реактивных частей в Главный штаб РВСН еще не означало изменения в способах управления войсками. Практически до марта 1961 г. ставка в боевом управлении войсками делалась на телефон и телеграф. Существующая система управления дополнялась развертыванием системы централизованного боевого управления (ЦБУ) Генерального Штаба Вооруженных Сил.

Таким образом, наметилось отставание системы управления от развития ракетно-ядерного оружия. Это отставание имело под собой и объективную основу, связанную с тем, что основные усилия и средства направлялись на форсированное и массовое формирование ракетных частей для создания западной группировки стратегических ракет.

С постановкой первых ракетных полков на боевое дежурство стало необходимым иметь систему боевого управления, обеспечивающую доведение боевого приказа до пусковой установки в минимально короткие сроки, а с расширением круга решаемых боевых задач по мере увеличения боевых возможностей ракетного оружия (введение 4-х степеней боевой готовности, освоение способов маневра ракетных дивизионов и т.д.) — надежную передачу боевых приказов на способ его боевого применения. Возникла необходимость в системе боевого управления создать сеть командных пунктов, обеспечивающих непрерывное, круглосуточное и надежное управление сверху до низу, а также создать соответствующую автоматическую систему передачи и приема боевой информации.

Принципы функционирования авиационных командных пунктов оказались неприемлемы, и оперативный отдел, решая вопросы боевого управления, вплотную приступил к разработке этой системы. Командный пункт должен был обеспечить решение двух главных задач: во-первых, это должно быть рабочее место для группы боевого управления штаба с необходимыми системами связи и боевой документацией, а во-вторых, он должен был обеспечить немедленное доведение боевых приказов и сигналов вплоть до пусковой установки и круглосуточно добывать и обрабатывать в интересах боевого управления всю информацию о ходе выполнения боевой задачи.

Первым начальником командного пункта армии был полковник Кисляков И.И., оперативными дежурными подполковники Катков Г.И., Шевченко В.А., Кречетов И.Н., Грапов Н.К. Все они пришли из воздушной армии, были опытными работниками, но требовалась существенная перестройка старой системы управления. Начальник штаба генерал Новиков В.А., понимая это, принял меры по организации обучения офицеров КП основам боевого применения ракетного оружия и боевого управления им.

Командный пункт того времени представлял собой большой зал в цокольном помещении штаба. Там располагались столы командования и служб армии и стол оперативного дежурного со средствами связи. Отображение обстановки осуществлялось мелом на классных досках по количеству дивизий. На отдельной доске заносились итоговые данные о состоянии частей и соединений армии. Тем временем продолжал наращиваться боевой состав армии, нашли развитие принципы боевого применения, которые уже не сводились только к одной задаче проведения пуска ракет. Войска становились все более мобильными, развивались возможности войскового ремонта, осваивались задачи проведения последующих пусков, доставки из арсеналов и заводов ракетной техники, компонентов ракетных топлив, отрабатывались задачи защиты от оружия массового поражения. Поток необходимой оперативной информации, требуемой для устойчивого управления, все увеличивался, а возможности ее получения и обработки на командном пункте оставались ограниченными. Назревали коренные перемены, по этому поводу было проведено несколько совещаний офицеров управления армии, велся поиск иного принципа получения и отображения информации, организации работы боевого расчета.

Помещение штаба, в котором размещался командный пункт, не удовлетворяло требованиям размещения боевого расчета, необходимо было также в корне изменить систему отображения информации о состоянии войск. Поэтому было принято решение о размещении командного пункта в полуподвальном помещении штаба. Для создания нового командного пункта были созданы две группы: оперативная и инженерно-техническая. В оперативную группу входили полковник Тарасюк В.Н., подполковник Кавкаев В.Т., подполковник Баштаненко Ф.А., полковник Дюкарев И.А. — начальник отдела связи и другие офицеры, инженерно-техническую возглавил Главный инженер генерал Д.П. Любимов. Общая организация работ возлагалась на полковника Тарасюка В.Н. На все работы отводилось 3 месяца. За короткое время были определены принципы и разработаны способы управления частями и соединениями, определен состав командного пункта и его боевого расчета, состав и размещение средств связи, выбрано построение средств отображения обстановки и схема управления ими, разработана документация командного пункта.

Осуществление утвержденного замысла организационно, материально и технически было крайне сложным делом, к работе были привлечены офицеры-умельцы из войск (майор Олейниченко А.К., капитан Кулешов Н.Я., лейтенанты Клепиков и Куриленко, старшина Пономарев Л.А. и др.). На заводах Смоленска и области изыскивались различные материалы: оптические ячейки, электролампочки, патроны, переключатели, монтажный провод, листовой металл и уголок, оргстекло и многое другое, при том в большом количестве. При армейской ремонтной мастерской связи (начальник подполковник Чистяков Ю.М.) были развернуты участки по изготовлению металлоконструкций, покраске, электромонтажу. Результатом труда большого коллектива явилось создание к осени 1961 г. КП армии, не имевшего аналогов в РВ, и отвечавшего, по тому времени, требованиям и задачам боевого управления. В ходе этой работы был накоплен опыт и дан мощный толчок дальнейшему совершенствованию средств наглядного отображения обстановки на пунктах управления. Все исполнители были поощрены командованием. Результаты нескольких проведенных тренировок и учений показали, что идеи, заложенные в создание КП армии, полностью себя оправдали.

Это позволило по-новому организовать боевое дежурство, была создана дежурная смена КП в составе оперативного дежурного и его помощника, дежурных по связи, по спецсвязи и дежурная смена связи.

С развертыванием системы боевого управления командование армии смогло перейти от решения вопросов боевой подготовки, воинской дисциплины и хозяйственной деятельности к боевому управлению ракетными частями и соединениями, к решению задач боевой готовности.

Осенью 1961 г. Главным штабом РВ была проведена проверка состояния боевой готовности войск армии, которая завершилась учением. В ходе учения боевой расчет КП армии показал хорошую слаженность и умение руководить войсками. Однако было указано на низкую защищенность КП не только от ядерного, но и обычного оружия. В качестве временной меры на территории штаба было построено несколько железобетонных укрытий для личного состава. Стал прорабатываться вопрос о выносе командного пункта за пределы города. После многочисленных рекогносцировок и изучения различных вариантов выбор командующего и начальника штаба остановился на участке леса вблизи поселка Гусино, что в 60 км западнее г. Смоленска, на левом берегу Днепра, невдалеке от моста через реку.

Было решено разместить КП в сборно-щитовой казарме. Само технологическое оборудование КП не менялось. Наибольшие трудности были связаны с развертыванием средств связи, электроснабжением, размещением дежурных смен. Предстояло также построить казарму для личного состава узла связи и роты материально-технического обслуживания, домики-коттеджи для отдыха офицеров боевого расчета КП, столовую, разместить медпункт, развернуть систему охраны. Для этих целей было сформировано строительное подразделение, которым руководил майор П.С. Чибисов. Это был энергичный, волевой, дисциплинированный и исполнительный офицер, опытный и требовательный командир, способный выполнить поставленную перед ним задачу. Трудно также переоценить громаднейшую работу, которую проделали связисты армии: начальник войск связи полковник Дюкарев И.А., командир полка связи полковник Лутохин С.П., его заместитель подполковник Городецкий Д.М., главный инженер узла подполковник Чернецкий К.П. и др.

На новом КП был оборудован главный зал, где размещались рабочие места командующего, его заместителей, начальника оперативного отдела, оперативного дежурного, отдельно располагались кабины направленцев на дивизии, которые были оснащены телефонной и телеграфной связью со своими дивизиями и пультами выдачи данных на табло информации в главный зал. В главном зале каждый боевой пост был оборудован средствами связи, помимо информационных табло на каждую дивизию появилось итоговое табло за армию, стали использоваться карты под оргстеклом на каждую дивизию с дислокацией частей и с нанесенной на них обстановкой.

На разбор очередного армейского учения в апреле 1962 г. на командный пункт армии были вызваны командиры дивизий и полков, которым рекомендовалось оборудовать свои КП по аналогичной схеме, т.е. в масштабе армии принималась единая схема отображения информации и обстановки. Однако уже тогда вплотную был поставлен вопрос о создании защищенного КП армии, на что ранее просто не было необходимых средств.

Хорошо оборудованный командный пункт, продуманная система размещения и оснащения боевых постов, организация их взаимодействия позволяли обеспечить слаженные действия боевого расчета командного пункта армии, непрерывное и четкое управление дивизиями, полками и специальными частями.

Большая заслуга во внедрении системы организации работы боевых расчетов командных пунктов армии в ходе боевого управления войсками принадлежит начальнику КП армии полковнику Баштаненко Ф.А., а также первым оперативным дежурным подполковникам Дроздецкому А.Я., Оплеухину В.В. и Минченко Ю.П., которые создавали боевые посты командира дежурных сил, направленцев на дивизии.

Ими были разработаны многие документы в соответствии с Боевым уставом РВСН, директивами и наставлениями, инструкциями по работе на автоматизированной системе управления «Сигнал», заложены основы взаимодействия боевых постов, получения информации, ее обработки и анализа. А графики, планшеты, различные формы для фиксирования и анализа получаемой информации, с любовью и высокой штабной культурой исполненные подполковником Дроздецким А.Я., не только просуществовали продолжительное время, но и являлись эталоном для последующих разработок.

Таким образом, в армии к 1962 г. была создана структура командных пунктов: дивизион — полк — дивизия — армия, оборудованных техническими средствами боевого управления и связи, где на боевых постах осуществлялось непрерывное боевое дежурство офицеров командных пунктов (штатных и нештатных) и специалистов связи. Все командные пункты возводились защищенного (заглубленного) типа специализированными строительными организациями, прокладывались кабельные линии связи, монтировались антенные устройства и антенные поля, строились передающие радиоцентры полков и дивизий.

Для управления боевым расчетом в процессе подготовки ракеты к пуску на каждой стартовой площадке силами личного состава были сооружены в непосредственной близости от пускового стола командные пункты командиров стартовых батарей, имеющих телефонную связь с КП дивизиона по внутриплощадочным кабелям связи.

Начальник командного пункта 50-й ракетной армии полковник Ф.А. Баштаненко вспоминает: «Судьба распорядилась так, что вся моя служба в Ракетных войсках стратегического назначения, начавшаяся в 1960 г., с первых до последних дней была целиком посвящена созданию и совершенствованию системы централизованного управления, сети командных пунктов и средств боевого управления. Анализируя прошлое, можно теперь уже определенно сказать, что этот процесс совершенствования был бесконечен, наполнен неимоверными и изнуряющими трудностями, чередовавшимися с промежуточными результатами, и приносил непосредственным участникам этой работы больше невзгод, нервотрепки и неудовлетворенности, чем благодарности, радости, улучшения служебного положения или каких-то благ. Хотя уже с дистанции прожитых лет отчетливо видно, что без этого каторжного труда сотен людей в ракетных полках, дивизиях и армиях сегодня бы не существовала хорошо отлаженная, охватывающая все звенья от пусковой установки до высших органов управления военного и политического руководства, имеющая огромные возможности, самая современная система централизованного боевого управления, базирующаяся на новейших научных исследованиях и передовых технологических решениях.

Нами в 60-х годах были построены не только командные пункты, как сооружения и рабочие места для выполнения боевой задачи, но и практически на пустом месте создана база и основа для дальнейших промышленных разработок, сформированы четкие требования, позволившие создать технику и оборудование, в значительной мере отвечающую на длительный период нуждам боевого управления. И сознание этого вселяет уверенность, что все эти годы в беспрерывной сумятице буден, переделок, перестроек, доработок были прожиты все же не зря».

В течение 1962-1964 гг. продолжалось строительство и развертывание защищенных пунктов управления в дивизиях и полках, принимались решительные меры по укомплектованию командных пунктов зрелыми и грамотными офицерами-ракетчиками, имевшими опыт службы в батареях, дивизионах и полках. Всего по армии количество штатных оперативных дежурных было более 500, и все они являлись прекрасными профессионалами. Особо необходимо отметить таких начальников командных пунктов дивизий как подполковники Ракель Д.И. (Гвардейск), Русинов А.Л. (Шяуляй), Матвейчук И.Т. (Валга), Куракин О.Г. (Остров), Цветков Е.М. (Выползово) и др.

С приходом в 1963 г. нового начальника штаба генерал-майора Герчика К.В., который обладал исключительной работоспособностью, феноменальной памятью и глубокими знаниями ракетной техники и систем боевого управления, влияние офицеров командного пункта и оперативного отдела на состояние системы боевого управления во всех звеньях армии резко усилилось. Контрольные и внезапные проверки командных пунктов, отработка и совершенствование боевых документов, тренировки боевых расчетов командных пунктов, организация их подготовки перед заступлением на боевое дежурство, разработка для этих целей тренажных средств, организация централизованного обучения оперативных дежурных и командования работе на новой аппаратуре боевого управления — таков далеко не полный перечень направлений, по которым шло совершенствование уровня подготовки дежурных сил командных пунктов.

При генерале Герчике К.В. получило новый импульс строительство заглубленного, с защитой на 2 кг/кв. см, командного пункта армии в районе п. Гусино, которое началось еще в 1962 г. и велось хозяйственным способом крайне медленно, не хватало необходимого оборудования и материалов. Уже в 1965 г. новый командный пункт армии был введен в строй, и в октябре этого же года утвержден директивой ГК РВ в качестве основного. В пусковой комплекс вошли также 3х этажная гостиница со столовой, дом для размещения руководящего состава армии, казарма для связистов, караульное помещение с системой охраны, КПП, котельная с теплотрассой, трансформаторная подстанция, внутриплощадочные дороги и другие объекты.

На КП РА силами специалистов узла связи (начальник полковник Сергеев В.А.) была смонтирована новая техника связи и АСУ: аппаратура для централизованной передачи телефонных и телеграфных сообщений по проводным каналам «Гриф» и «Яблоня», новейшие радиоприемники Р-155П, аппаратура каналообразования, аппаратура засекречивания связи ЗАС «Эльбрус» и «Весна», построен стационарный ПДРЦ в д. Варечки и др.

Строительству этого командного пункта уделяли большое внимание сам начальник штаба, начальник отдела боевой готовности и стрельбы (оперативного отдела) полковник Коробушин В.В. (в последующем генерал-полковник), помощник командующего по строительству полковник Дроздовский Л.А., в строительстве также принимали непосредственное участие офицеры отдела капитального строительства Коновалов Д.Т., Апонин В.И., Лямин Е.С., Бударный В.Ф., офицеры командного пункта подполковники Дроздецкий А.Я., Минченко Ю.П., Фокин Е.П., Махров М.И., Оплеухин В.И., а также офицеры-связисты во главе с начальником войск связи генерал-майором Киселло Ю.Э.: полковник Сергеев В.А. (начальник узла связи), подполковники Сокол Э.А., Городецкий Д.М., Чернецкий К.П., Олейниченко А.К., Савин А.М. и многие другие. При оборудовании КП широко применялся накопленный уже опыт создания и оборудования двух предыдущих командных пунктов. Работы по созданию защищенного командного пункта армии с самыми современными техническими средствами боевого управления и связи продолжались и в последующие годы. Совершенствовались командные пункты дивизий и командные пункты полков, насыщались новыми средствами боевого управления и системами связи. Наращивание их возможностей, ввод аппаратуры с новыми техническими характеристиками и использующей совершенно новые физические принципы продолжалось в течение всего времени существования ракетной армии.

Важным звеном в управлении войсками армии являлся оперативный отдел. Он обеспечивал проведение в жизнь войск замыслов и решений Министра обороны, Главнокомандующего РВСН, командующего армией в виде разрабатываемых им планов, приказов, директив, распоряжений, указаний; осуществлял контроль выполнения принятых решений по обеспечению боевой готовности; непрерывно отслеживая состояние войск, давал возможность командованию армии постоянно знать положение дел в частях и соединениях; обобщал опыт работы и разрабатывал документы по совершенствованию боевой готовности армии. Он всегда являлся ведущим в Управлении армии и координировал работу всех отделов и служб.

На начальном этапе становления армии он состоял из офицеров — направленцев на ракетные дивизии. Первым начальником отдела был назначен полковник С.П. Соловьев, заместителем — подполковник В.Т. Кавкаев. Они имели большой практический опыт штабной работы, были хорошими организаторами и умелыми воспитателями подчиненных. После ухода полковника С.П. Соловьева на повышение отдел возглавил В.Т. Кавкаев, который был душой всего коллектива отдела, пользовался большим авторитетом у офицеров отделов и служб управления армии. После полковника В.Т. Кавкаева отделом недолгое время руководил полковник Г.М. Мерзляков, который вскоре был назначен командиром 33-й рд. Ему на смену из Главного штаба прибыл полковник В.В. Коробушин. Это был прекрасно эрудированный штабной работник, глубоко разбиравшийся в вопросах боевого управления, Он ясно видел проблемы, представлял пути и методы их решения. Под его руководством офицеры отдела получили новые теоретические знания и практические навыки по отработке боевых и оперативных документов, планов, замыслов учений, улучшился стиль и система работы отдела по совершенствованию боевой готовности и, прежде всего, боевого управления и боевого дежурства.

В первый состав отдела подобрались опытные и способные офицеры, успешно освоившие ракетное оружие и принципы его боевого управления: подполковник Ф.А. Баштаненко, перед назначением окончивший Военную академию им. Ф.Э. Дзержинского, Герой Советского Союза Г.М. Молчанов, подполковники Е.М. Коновалов, В.П. Добров, Мешков, Лященок. В августе 1961 года оперативный отдел пополнился выпускниками командно-штабного факультета академии им. Ф.Э. Дзержинского — офицерами В.А. Кравченко, В.П. Рубцовым, А.С. Чемисовым, И. Тереховым, Е.П. Фокиным, хорошо знавшими ракетную технику, ее боевые возможности и основы боевого управления. В дальнейшем они ушли с повышением, а на их место из войск в отдел прибыли подполковник Г.А. Котельников, майор К.В. Шаровников, подполковник В.С. Хомяков, подполковник В.И. Почечуев и др. В последующем службу в отделе проходили офицеры С.И. Рогозников, А.М. Резников, П.И. Михальченко, А.И. Леонов, А.А. Свирин, Ф.Н. Балашов, затем Москвин, В.Н. Шелковский, О.П. Божанов, Ю.Ф. Трифонов, В.А. Громов, О.К. Жупиков и др. Прослужив по несколько лет в отделе, они значительно обогатились теорией и практикой штабной работы и также получили повышение по службе.

До конца своей службы и выхода в запас трудились в отделе офицеры Богомолов В.В., Ермолаев В.Г., Копытов О.Д. и др. Все они внесли существенный вклад в поддержание и совершенствование боевой готовности соединений, частей и подразделений нашей Смоленской 50-й Ракетной армии.

О задачах, решавшихся отделом в эти годы, пишет ветеран отдела подполковник В.И. Почечуев: «Сначала в армии было три направления: северо-западное, центральное и юго-западное, возглавляемые соответственно старшими офицерами отдела подполковниками Шаровниковым К.В., Хомяковым В.С. и Котельниковым Г.А. В последующем, с передачей Мозырской дивизии в состав 43-й РА (г. Винница) и с принятием в боевой состав армии 7-й рд (п. Выползово, Калининской области), в целях оперативности боевого управления было создано два направления: северо-западное и центральное.

Северо-западное (7-е оперативное направление) включало в себя ракетные дивизии: 29-ю рд (г. Шяуляй), 23-ю рд (г. Валга), 40-ю рд ( г. Остров), 7-ю рд (п. Выползово); это направление возглавляли последовательно подполковники К.В. Шаровников, Москвин, В.Н. Лихолетов и А.И. Леонов.

Центральное (8-е оперативное направление) включало в себя ракетные дивизии: 58-ю рд (г. Кармелава), 24-ю рд (г. Гвардейск), 32-ю рд (г. Поставы), 49-ю рд (г. Лида) и 31-ю рд (г. Пружаны); это направление возглавлял подполковник В.И. Почечуев.

Старший офицер оперативного направления являлся одновременно направленцем на одну из ракетных дивизий, а также курировал состояние боевой готовности остальных дивизий своего направления. Кроме того, на каждого старшего офицера возлагались и другие персональные обязанности и задания командования.

Старший офицер отдела подполковник, а впоследствии полковник Г.А. Котельников — ветеран Великой Отечественной войны, спокойный и доброжелательный, выделялся высокой штабной культурой, вдумчиво и качественно отрабатывал оперативные документы.

Своим обаянием он, как магнит, притягивал к себе молодых офицеров, помогал им в решении сложных вопросов штабной работы. В шестидесятые годы на него было возложено решение персональной задачи по накоплению опыта использования в ракетных войсках самоходных пусковых установок, макетами которых на гусеничном ходу был укомплектован отдельный ракетный дивизион. Дивизион дислоцировался на армейской ракетной базе в населенном пункте Лесная, под Минском, и неоднократно принимал участие на парадах на Красной площади в Москве. Г.А. Котельников в соответствии с указаниями ГШ РВ разрабатывал маршруты передвижения, определял места развертывания и имитации боевой деятельности этого дивизиона, контролировал выполнение графика передвижения, принимал доклады о выполнении поставленных задач и регулярно представлял доклады в оперативное управление ГШ РВ о проводимых мероприятиях, состоянии маршрутов и мест развертывания.

На старшего офицера отдела подполковника К.В. Шаровникова была возложена военно-научная работа. Он разрабатывал годовые планы военно-научной работы, решал организационные вопросы проведения военно-научных конференций, обобщал материалы и представлял доклады о военно-научной работе в Главный штаб ракетных войск. В начальный период становления ракетных армий такие конференции вызывали большой резонанс в военной промышленности, военной науки и органах управления. В этих конференциях принимали участие представители конструкторских и промышленных организаций, научные работники и преподавательский состав военно-учебных заведений, представители Главных управлений РВСН и Министерства обороны. На конференциях обсуждались перспективные вопросы совершенствования боевого управления, повышения надежности средств связи и ракетной техники, улучшения их эксплуатации, рассматривались проблемы повышения живучести пусковых установок.

В дополнительные обязанности подполковника В.И. Почечуева входила задача отработки документации дежурного по Управлению РА, Плана оповещения, сбора и доставки офицеров боевого расчета КП и ЗКП на командные пункты, разработка документации боевых постов направленцев на ракетные дивизии планирование и организация подготовки расчетов КП и ЗКП по боевому управлению.

Неутомимыми тружениками в самом прямом смысле слова являлись операторы — направленцы на ракетные дивизии. От них требовалось очень многое, что концентрировалось в понятии: доскональное знание истинного состояния боевой готовности и воинской дисциплины частей и подразделений в закрепленной дивизии.

Рабочий день направленца начинался с уточнения проводимых в этот день и планируемых на следующий день мероприятий, связанных с изменением исходного состояния ракет, головных частей и наземного оборудования, проведение которых влияет на своевременность пуска ракет. Это комплексные занятия с заправкой компонентами ракетных топлив (КЗЗ) на ракетах средней дальности, вывод дивизионов на учебные полевые боевые стартовые позиции (УПБСП), регламентные работы на ракетах и наземном оборудовании, устранение возникших неисправностей на ракетном вооружении, средствах связи и боевого управления и другие работы с понижением боевой готовности.

Данные об отклонениях в состоянии боевой готовности анализировались и, во взаимодействии с другими отделами штаба и службами Управления армии, вырабатывались предложения по их устранению с последующим докладом начальнику штаба и командующему армией. При необходимости формировались группы офицеров-специалистов с целью оказания помощи в устранении неисправности или поломки для скорейшего восстановления боевой готовности с выездом, если это требовалось, на место проведения работ.

Каждый направленец вел «Журнал боевой готовности дивизии», где имелись справочные данные о командирах стартовых батарей (групп пуска), командирах и начальниках штабов дивизионов (образование, стаж в занимаемой должности, деловые качества). За каждую стартовую батарею (группу пуска) в нем фиксировались оценки проверенных инструкторскими группами комплексных занятий и занятий с заправкой, оценки за учебно-боевые пуски ракет (УБП) на полигоне, недостатки в отклонении боевой готовности и причины их возникновения.

По этому журналу можно было проследить или выявить тенденцию снижения или повышения состояния боевой готовности каждой батареи, дивизиона, полка, выработать предложения организационного и технического характера для улучшения состояния дела с боевой готовностью.

Операторы-направленцы вели рабочие карты, на которых обозначались: боевой порядок частей и подразделений дивизии, БСП, ПБСП, станции погрузки и выгрузки, ближайшие аэродромы, кабельные подземные и воздушные линии связи, места расположения передающих радиоцентров. Поднимались (выделялись — прим. составит.) маршруты передвижения техники с обозначением мостов, крутых радиусов разворота, уклонов, опасных участков дорог.

Офицерами отдела уделялось много внимания подготовке обзоров, пособий, методических разработок по вопросам эффективности и надежности боевого управления, оборудованию боевых постов на командных пунктах.

Много сил и времени занимал подбор, анализ статистического материала для подготовки различных справок и докладов по требованию начальника штаба, командующего армией и запросов ГШРВ.

При переводе войск в повышенную боевую готовность управление армии осуществлялось с командных пунктов, для чего командование армии и заранее сформированный боевой расчет занимал боевые посты согласно боевому расписанию и приступал к руководству войсками согласно полученным боевым задачам.

Группы 7-го и 8-го оперативных направлений на командных пунктах комплектовались по принципу: от оперативного отдела в каждом оперативном направлении по 2-3 офицера (старший офицер направления и его заместитель) и направленцы на дивизии, которые назначались из хорошо подготовленных офицеров отделов и служб.

Всю информацию в главный зал представляли старшие направленцы. Для каждого направленца на дивизию были разработаны специальные формы (так называемая «раскладушка») в виде формализованного документа, строго увязанного с «Табелем докладов по боевому управлению». В нем фиксировалось состояние каждой пусковой установки, время получения и доведения приказов (сигналов), время выполнения операций по приведению пусковых установок в соответствующие боевые готовности и пуску ракет, задержки при выполнении этих операций, сведения по нанесению противником ядерных ударов по войскам армии и т.п. Кроме того, в этом же документе находились и справочные данные по обеспеченности боезапасом ракет, головных частей и заправками КРТ.

Опыт показал, что этот основной рабочий документ в сочетании с рабочей картой направленца намного облегчал их работу. Он позволял в любой момент быстро проанализировать состояние боевой готовности всех пусковых установок за ракетную дивизию и выработать предложения по маневру ракетами, головными частями и КРТ для проведения последующих пусков ракет.

Основным документом управления войсками и оружием для ведения боевых действий являлся «План подготовки и проведения боевых пусков ракет», который разрабатывался оперативным отделом и уточнялся при изменении временных нормативов перевода ракет в различные степени боевой готовности и пуска, а также в зависимости от характера выполняемых боевых задач.

Ежегодно к началу учебного года формировался «План поддержания постоянной боевой готовности», который учитывал основные требования директив Министра обороны и Главнокомандующего РВСН по оперативной подготовке, организационных указаний по боевой подготовке, решений командующего армией. Он содержал комплекс мероприятий, проводимых в войсках по поддержанию и совершенствованию боевой готовности частей и подразделений армии. Основными исполнителями этих документов были старшие офицеры отделов.

Макеты этих планов, применительно к дивизии, полку, дивизиону высылались в штабы соединений для последующей отработки на местах.

Кроме того, оперативным отделом отрабатывался «План оперативной маскировки боевых порядков и проводимых мероприятий», которые согласовывались со штабами военных округов».

Отдел стрельбы возглавлял начальник отдела полковник М.А. Веденеев. В отделе работали офицеры В.А. Носков, Агейченко, В.В. Виталинский, позже А.Г. Кирин, Б.И. Южанин, А.И. Леонов, Г.П. Кузнецов и др.

Отдел стрельбы занимался заблаговременной подготовкой полетных заданий и обеспечением их ввода в систему управления ракет. Отдел руководил и контролировал работу отделений подготовки данных (ОПД) в полках и дивизионах, которые осуществляли в ходе подготовки ракет к пуску расчеты для настройки системы управления и уровней заправок КРТ для каждой ракеты. Офицеры отдела проделали большую работу по надежности вычислений и исключению ошибок при подготовке данных, своевременному их доведению до каждой пусковой установки и вводу в систему управления, по контролю прицеливания ракет. 15 апреля 1963 года отдел стрельбы был объединен с оперативным отделом, который стал называться отделом боевой готовности и стрельбы.

Управления, отделы и службы армии осуществляли руководство войсками во взаимодействии со штабом и оперативным отделом, каждый по вопросам своей компетенции. При переводе войск в повышенные боевые готовности управление войсками осуществлялось с командных пунктов, для чего командование и боевые расчеты, заранее сформированные и подготовленные, занимали боевые посты согласно боевому расписанию и приступали к работе по организации выполнения поставленных боевых задач.

Принцип комплектования боевых расчетов: начальники отделов и служб с частью своих офицеров составляли боевой расчет основного командного пункта (КП), а их заместители с другой частью офицеров — боевой расчет запасного командного пункта (ЗКП). С развитием сети командных пунктов в дальнейшем были сформированы боевые расчеты подвижного запасного командного пункта (ПЗКП) и воздушного пункта управления (ВЗПУ).

Боевой расчет командного пункта возглавлял командующий армией. В высших степенях боевой готовности на командном пункте армии безотлучно находились командующий армией и начальник штаба, которые поочередно возглавляли дежурные боевые смены. Боевой расчет запасного командного пункта возглавлял первый заместитель командующего армией.

Оперативное управление войсками с командных пунктов (КП или ЗКП) осуществлялось через два (7-е и 8-е) оперативных направления. Направлениями руководили офицеры оперативного отдела. В их распоряжение от отделов и служб управления армии выделялись наиболее подготовленные офицеры в качестве направленцев на дивизии, которые проходили заблаговременную подготовку по выполнению обязанностей на конкретную дивизию.

Учетный документ старшего направленца содержал сведения о состоянии каждой пусковой установки, время получения и доведения до исполнителей боевых приказов (сигналов), расчетное время выполнения операций по приведению пусковых установок в соответствующие боевые готовности, расчетное время пусков ракет, задержки при выполнении этих операций и их причины, сведения о нанесении противником ударов обычным и ядерным оружием и понесенных потерях и др. Этот же документ содержал справочные данные по обеспеченности боезапасом ракет, головных частей и заправками компонентов ракетных топлив.

Таким образом, собранная информация у старшего направленца в сочетании с рабочими картами на каждую дивизию позволяла достаточно полно провести анализ состояния боевой готовности за все направление в каждый момент времени и выработать предложения по ее обеспечению, спланировать маневр силами и средствами для более полного выполнения боевой задачи и подготовки последующих пусков ракет.

Аналитическим центром пункта управления являлся начальник оперативного отдела (на ЗКП его заместитель) с офицерами, отвечавшими за контроль подготовки данных и прицеливание, за ведение разведки, за проведение мероприятий по предотвращению несанкционированных пусков ракет. В аналитический центр стекались вся информация из оперативных направлений и от начальников отделов и служб о проводимых мероприятиях в войсках в соответствии с планом боевых действий.

На основе анализа поступившей информации и обобщения данных здесь вырабатывались решения командования в соответствии со складывающейся обстановкой, готовились доклады на центральный командный пункт РВ (ЦКП РВ) на запасный КП РВ и информация на ЗКП ракетной армии для обеспечения непрерывности управления.

Начальники отделов и служб с помощью своих офицеров, находящихся на боевых постах и отслеживающих действия войск по своим вопросам, решали задачи обеспечения боевых действий. После принятия решения командующим армией на выполнение поставленной задачи начальники управлений, отделов и служб разрабатывали свои распоряжения в войска и частям непосредственного подчинения по видам обеспечения: ракетно-техническому, ядерно-техническому, автотехническому, тыловому, инженерному и другим видам обеспечения. С переводом войск в повышенные боевые готовности все распоряжения по службам подписывались командующим армией или начальником штаба.

Для организации управления войсками армии был придан полк связи, который создавался путем деления 23-го Отдельного Митавского полка связи воздушной армии на 724-й полк связи 50-й РА и батальон связи авиационного корпуса. Первоначально он размещался в Смоленске по обе стороны улицы Багратиона.

Командование полка — первый командир полка полковник Лутохин Сергей Павлович, бывший командир 23-го отдельного полка связи Дальней Авиации. Он и формировал полк. Заместитель командира полка — подполковник Городецкий Д.М., заместитель командира по политической части майор Чугунов Ф.И., начальник штаба подполковник Головко И.Н., главный инженер инженер-подполковник Чернецкий К.П., заместитель по тылу подполковник Пчелкин Г.И. были назначены на должности приказом Главнокомандующего РВСН.

С вступлением в должность командующего 50-й РА генерала Добыша Ф.И. его приказом были назначены на должности командиры подразделений, начальники служб, инженерно-технический состав, прибывшие из 23-го отдельного полка связи ДА.

Командиры всех уровней, личный состав, привнесли с собой в полк замечательные боевые традиции, сложившиеся в 23-м опс ДА за многие годы: это преданность своей Родине, высокий патриотизм и воинская дисциплина, боевая слаженность военного коллектива, высокая специальная подготовка, прежде всего офицерских кадров, умение владеть боевой техникой и оружием. Эти традиции личный состав приумножил и пронес через всю историю полка в новых современных условиях.

Директивой Генштаба местом дислокации 724-го опс определялся город Смоленск. Полк формировался на фондах МВО в военном городке по ул. Большой Чернушинской, ныне ул. Багратиона. Казарменные и другие строения, инженерные сети 1934 года постройки, длительное время не эксплуатировались, обветшали, были запущены, порой разрушены, что вместе взятое создало дополнительные и серьезные трудности в расквартировании подразделений полка, приеме и складировании имущества, размещении бытовой техники транспортных средств, в значительных количествах поступавших с первых дней формирования.

Проводная часть узла связи развертывалась в расположении штаба, для чего были преобразованы и обустроены для этой цели помещения.

Первоначально Узел связи командного пункта ракетной армии предусматривался в подвижном варианте. Исходя из этого, и полк так комплектовался боевой техникой.

Командир полка, имея достаточный опыт и практику офицера-фронтовика, умело опираясь на заместителей и штаб полка, партполитаппарат и командиров основных подразделений, сумел в короткие сроки создать дружный, работоспособный и грамотный коллектив офицеров, способный решать трудные задачи того времени.

В сжатые сроки, в течение августа-сентября 1960 года полк, его подразделения (батальоны телеграфно-телефонный и радиосвязи ЗАС) и службы полка, были укомплектованы специалистами и техническими средствами, что позволило создать первоначально систему боевого дежурства. Полк вошел в ритм боевой учебы и работы.

В своем составе полк имел:

Командование полка, штаб, партполитаппарат и службы (инженерно-техническую службу, службу тыла, финансовую, медицинскую, химическую, автомобильную и др).

В его составе были три основных подразделения — батальон радиосвязи, батальон телеграфно-телефонной связи, радиорелейный батальон, станция ЗАС, а также — рота МТО, органы хранения и ремонта. Численность полка составляла более одной тысячи человек. В полку предусматривалось значительное количество служащих Советской Армии — специалистов телеграфно-телефонной и радиосвязи.

Батальон радиосвязи (именовался первым). Командир батальона майор (затем подполковник) Гуревич Генрих Аронович, офицер с хорошим опытом работы с личным составом и техникой радиосвязи, комбатом назначен с должности командира роты 23-го отдельного полка связи Дальней авиации. Он с присущей ему энергией приступил к сколачиванию новых радиоподразделений, обучению специалистов в новых условиях боевой работы. При нем на вооружение батальона поступила современная техника радиосвязи — радиостанции Р-110, Р-102, Р-820, приемные и передающие устройства, автомобильная техника.

Радиороты батальона образовали соответственно приемный и передающий радиоцентры первоначально в подвижном варианте, которые в последующим заложили основу крупных (ведущих) элементов армейского Узла Связи — приемного и передающего радиоцентров в структуре узла связи, в стационаре, в новом пункте дислокации вне города Смоленска.

Все годы батальон радиосвязи отличался лучшей организацией боевой подготовки, высокой классностью специалистов и дисциплиной.

Батальон телеграфно-телефонной связи (именовался вторым). Командир батальона майор (затем подполковник) Рассадин Владимир Федорович, назначен с должности командира роты 23-го опс ДА.

Этот офицер с хорошим опытом организации работы военного телеграфа, чем занимался все годы военной службы, офицер с опытом обучения и воспитания специалистов этой службы.

В период формирования, становления и дальнейшего развития полка батальон успешно справлялся со своей главной задачей. Проводная часть узла связи, его аппаратные, внутриузловая кабельная сеть, электропитающие устройства были развернуты, обустроены и оснащены в самые короткие сроки, технически грамотно и надежно, и в дальнейшем постоянно совершенствовались. В это же время было открыто боевое дежурство на направлениях телеграфной и телефонной связи.

После переформирования полка в структуру Узла Связи, второй батальон составил основу телеграфного и телефонного центров Узла Связи. Первым начальником телеграфного центра стал комбат Рассадин В.Ф., а после увольнения его из кадров Вооруженных Сил, эту должность некоторое время исполнял майор Курсеков Александр Егорович.

Затем на эту должность был выдвинут майор (затем подполковник) Чистяков Юрий Михайлович, исключительно добросовестный в работе, уверенно, со знанием дела он продолжил работу по совершенствованию системы боевого дежурства, обустройству быта личного состава Центра, обучению и воспитанию подчиненных.

Станция ЗАС в числе ведущих элементов узла связи работала безупречно с высокой мерой защищенности информации, располагала опытными специалистами, офицерами, инженерами и техниками — служащими Советской Армии, сержантами и солдатами.

В организацию работы станции, в дело подготовки специалистов ЗАС внес достойный вклад майор Бочкарев Василий Павлович, это на его долю выпали нагрузки и забота в оборудовании и оснащении аппаратных, в освоении новой аппаратуры и обучении специалистов ЗАС. Боевое дежурство на ЗАС было наиболее отлажено, чувство ответственности дежурной смены высокое.

В состав полка также входил батальон радиорелейной связи. Он именовался третьим. Командиром батальона был назначен капитан Шумилов Лев Ефимович. Его заместитель по политической части майор Крылов Иван Михайлович, начальник технической службы — капитан Соловьев Руслан Дмитриевич. Батальон предназначался для восстановления линий (каналов) связи на случай разрушения магистральной связи, потери каналов связи, арендуемых Минобороны у Министерства связи в мирное время, путем радиорелейных вставок на разрушенных участках. Это — серьезная задача. В этом направлении велась боевая подготовка личного состава батальона.

В составе батальона радиорелейная рота и две роты проводной (линейной) связи. Радиорелейная рота — основное (главное) подразделение батальона, командир роты старший лейтенант Фролов, хорошо подготовленный офицер, опытный специалист радиорелейной связи. Рота комплектовалась радиорелейными станциями Р-400, Р-401.

О первых месяцах становления армейского полка связи пишет полковник И.Е. Кузнецов: «Для укомплектования полка прибыли офицеры, призванные из запаса на 2 года, а также около 200 женщин-военнослужащих. Это была вынужденная мера из-за демографического провала 60-х годов, вызванного большой потерей людей в годы Великой Отечественной войны. Стали также поступать военнослужащие срочной службы из частей Северного и Черноморского флотов, которые не являлись специалистами связи.

Отсутствие опыта работы с офицерами, призванными из запаса, и, особенно с женщинами — военнослужащими (это был первый такой набор после войны), осложняло решение повседневных задач. В выходной день территория части скорее напоминала санаторий, чем воинскую часть: солдаты и сержанты в морской форме и форме цвета «хаки», офицеры из запаса в спортивной форме, женщины в платьях, с хозяйственными сумками и свертками.

Не было учебно-материальной базы, классов и помещений. Немало проблем было с обустройством быта. Казарменный фонд, столовая, складские помещения и другие объекты армейского уклада жизни отсутствовали или были в запущенном состоянии, так как не использовались много лет. Личный состав 3-го батальона вынужден был несколько месяцев жить в лесу за городом, в палаточном городке, чтобы привести свои казармы в надлежащий вид.

Пришлось одновременно создавать и элементы узла связи, и энергично вести работы по прокладке кабельных трасс, организовывалось дежурство на средствах связи, готовились учебные классы, наполняясь наглядными пособиями и тренажными средствами.

Нелегкие условия для проживания были у офицеров и сверхсрочнослужащих и их семей. Катастрофически не хватало жилья. Смоленск еще продолжал залечивать раны, нанесенные войной. Многие семьи снимали жилплощадь в частных домах, жили в тесных коммунальных квартирах.

В связи с интенсивным строительством ракетных комплексов и всей инфраструктуры ракетной армии, средств на нужды полка не хватало, все работы велись собственными силами. Но, несмотря на это, вскоре началась квалифицированная подготовка связистов по всем основным специальностям: механиков, радистов, телеграфистов, телефонистов, кабельщиков и др. Наряду с ранее находившейся в эксплуатации аппаратурой, в полк начали поступать новые средства связи: радиостанции с дискретными возбудителями, радиорелейные станции и станции тропосферной связи, телеграфная и телефонная аппаратура уплотнения. Срочно потребовалось организовывать обучение офицеров-специалистов и сверхсрочнослужащих, уровень общей и технической подготовки большинства из которых был невысок. Преодолевая все трудности организационного порядка связисты, используя подвижные радио — и радиорелейные станции, магистральные линии Министерства связи, уже к концу 1960 г. смогли обеспечить управление всеми ракетными частями армии. В последующие 2-3 года было завершено строительство основных объектов полка, создана мощная, хорошо оснащенная учебно-материальная база для подготовки специалистов связи для всей армии, структурно отлажена вся система связи.

Особенно хотелось бы отметить роль первого командира полка полковника Лутохина Сергея Павловича. Участник Великой Отечественной войны, он более 15 лет командовал полком, опытный руководитель и организатор. Он умел подчинить своей воле сослуживцев, быть стержнем, становым хребтом всего коллектива. Какой притягательной силой и уважением надо было обладать командиру, чтобы к нему часто, после рабочего дня, без вызова и приглашения приходили заместители, командиры батальонов, другие офицеры полка. Вспоминали они о прошлом, делились опытом, решали в непринужденной, дружеской обстановке насущные проблемы.

Особые это люди — участники Великой Отечественной войны! Они были ядром полка, опорой командования. Они не признавали слов «нет», «не могу», «невозможно». Они все умели, все успевали, щедро делились своим опытом, были примером для других.

Среди них заместитель командира полка подполковник Городецкий Давид Маркович. Хорошо эрудированный, отлично знающий оперативную работу каждого элемента узла связи, умеющий организовать ее в любых условиях обстановки. Он много сделал для организации и совершенствования боевого дежурства на узле связи.

Подполковник Чернецкий Константин Павлович, глубоко знающий не только эксплуатационные и технические характеристики, но и реальные возможности всех средств связи полка. Благодаря этому, ему с Городецким Д.М. удавалось найти выход из самых затруднительных положений в повседневной жизни и при решении различных вводных на учениях и проверках. Начальник штаба подполковник Головко Иван Николаевич был всегда собран, аккуратен, тактичен, умел организовать четкую работу штаба. Зам. командира по тылу в то время был подполковник Шевченко Иван Яковлевич. Казалось, в полку он знал все и обо всем. С 7 часов утра, а летом и того раньше, и до самого отбоя он был в части. До завтрака личного состава он по несколько раз успевал побывать на объектах тыла, и не только на них. Он много сделал, чтобы в период становления полка меньше было трудностей с обустройством личного состава, обеспечением его продовольствием и вещевым имуществом. Он успевал везде. Мог даже быть за няню с больным ребенком молодого офицера, соседа по лестничной клетке. Много теплых слов можно сказать и о других фронтовиках полка. Они были первыми помощниками командира во всех делах.

Большую организаторскую работу проводили командиры батальонов подполковники Гуревич Г.А., Рассадин В.Ф., майор Шумилов Л.Е. Особо выделялся своими знаниями и умением работать с людьми Гуревич Г.А. Он пользовался авторитетом у всего личного состава полка. Заметна была роль командиров рот капитанов Сорокина Ф.А., Семенова Г.Я., Кириенко В.А., Довгулина В.М. и др. в организации боевой подготовки, а чаще на практической работе.

Положительное влияние в мобилизации связистов, их воспитании играл партийно-политический аппарат полка во главе с майором Чугуновым Ф.И. (а позже подполковником Сенаторовым Н.В.), секретарем парткома капитаном Васильевым В.В., зам. командиров батальонов по политчасти капитанами Чагаровским В.Г., Крыловым И.М., Шибаковым С.Е. Партком того времени, без натяжки, можно было назвать штабом организаторской работы коммунистов.

Абсолютное большинство офицеров полка добросовестно выполняли свои обязанности. Среди них Ф. Загурский, С. Костров, С. Ланцевич, А. Лисов, А. Юхно и др. Невозможно не упомянуть и старшин подразделений Байтекова В.Г., Остапенко П.К., Чурсина П.М., сверхсрочнослужащих Бондаренко Н.Я.,Иванова М.Е., Ковалева А.Ф., Липку С.Д., Никитюка В.Д., Павлова В.Г., Смыченко Б.М., Якименко В.У. и многих других, чей опыт работы с людьми и мастерство помогали решать самые сложные задачи в короткие сроки. Удивительная атмосфера единения людей, их стремлений и помыслов сделать так, чтобы как можно быстрее обучиться, обустроиться, встать на ноги как боевой единице, царила в полку. Торжествовал дух состязательности, соперничества в хорошем смысле слова, борьба за то, чтобы моя рота, моя смена, мое рабочее место, моя казарма, моя Ленинская комната — были лучше.

Мы, тогда молодые офицеры, и опытные сверхсрочники, собрав вокруг себя энтузиастов из числа солдат и сержантов, до поздней ночи копались в классах, мастерских, казармах: придумывали и собирали различные тренажеры, паяли схемы, рисовали и чертили плакаты или транспаранты, изготавливали разные поделки для казармы. Дел находилось всем и любой желающий мог найти для себя любимое занятие. Тогда не было телевидения, и многим военнослужащим срочной службы эти вечерние «посиделки» были интересным занятием. Люди гордились своим трудом, его результатами, делая все основательно и качественно.

Однажды кабельщик младший сержант Мунтян вложил в кабельную муфту, которую он монтировал, записку со своей фамилией, как гарантию качества. Это он стал делать постоянно. И ни разу за всю мою службу в полку не пришлось вскрывать для ремонта муфты с его записками! Эта инициатива была поддержана другими специалистами, опыт которых широко пропагандировался. Надо ли говорить, какое чувство гордости испытывал молодой человек, когда его фотография как лучшего специалиста или как лучшего спортсмена появлялась на стенде в Ленинской комнате или в стенгазете, когда о нем появлялась заметка в боевом листке или звучала в утренней радиопередаче. Наши опытные командиры и политработники умели увидеть старание и желание каждого и вовремя похвалить лучших, поддержать новаторство и интересное начинание.

В 5-й роте по инициативе солдат появился стенд «Наши уральцы», посвященный лучшим специалистам, призванным с Урала. Потом был сделан альбом, в который поместили фотографии солдат нескольких призывов с короткими рукописными рассказами об их делах. Альбом занял свое достойное место в Ленинской комнате среди других экспонатов о спортивных достижениях, о посещении различных исторических и культурных мест Смоленска.

Территория полка продолжала обустраиваться, принимала опрятный и уютный вид, посадили много деревьев, которые через десяток лет создали зеленую зону вдоль городской улицы и на территории части. Проходя и сейчас мимо части в тени деревьев, невольно вспоминается каждый раз тот энтузиазм и благородный порыв людей того времени».

Повседневное управление войсками штаб обеспечивало отделение телефонно-телеграфной станции штаба ОТТСШ, входившее штатно в состав армейского полка (Узла) связи. ОТТСШ представляло собой коллектив почти в 200 человек, в т.ч. 130 гражданских лиц, многие из которых к тому времени имели большой профессиональный опыт работы.

Полковник Чибриков А.И. вспоминает: «Получив назначение на должность начальника ОТТСШ, я начал с обхода боевых постов и знакомства с дежурной сменой связи. Обойдя боевые посты, поговорив с дежурной сменой, для меня стало ясно, что тут несут дежурство высококвалифицированные специалисты, многие из которых прошли школу Великой отечественной войны, а в послевоенное время выполняли работу по обслуживанию и ремонту средств связи в составе Воздушной Армии Дальней авиации и на гражданских предприятиях связи.. Через некоторое время познакомился и с офицерами начальника войск связи: Мишариным М.Д., Соколом Э.А., Носовым М.И., Зайцевым В.А., Жихаревым А.И., Копуковым, Мисуновым А.Ф. и др. Это были высококвалифицированные офицеры, знатоки своего дела. Обращаясь к ним, всегда находил понимание и поддержку во всем. Особо благодарен Виталию Зайцеву. В трудное время перехода на новую технику ЗАС, когда ее слабо знали наши специалисты ЗАС, он, порой в личное время, бескорыстно учил специалистов, спокойно, без крика, выявлял недостатки и помогал их устранять. Его любили все специалисты телеграфной связи, а он их.

Заместитель НВС Мишарин М.Д. по-отечески учил меня строить взаимоотношения с офицерами Штаба Армии, учил, как обслуживать, членов Военного Совета.

Военнослужащих срочной службы в отделении было всего 30 человек — это кабельномонтажный взвод, отделение электропитания и отделение фельдъегерской почтовой связи, также механики кросса. 70 человек гражданских лиц — это техники дальней связи, техники засекреченной телефонной и телеграфной связи, телеграфисты, телефонисты открытой и закрытой связи.

В отделении были 4 бригады телеграфистов; большая часть из телеграфистов служила в годы войны, а бригадир Иващенко Л.К. обеспечивала телеграфные переговоры даже маршалу Жукову Г.К. Бригадирами в то время, в отделении были: Л.К. Иващенко, Н.В. Ушакова, Е.И. Матысик и Г.Н. Ананьева. Между бригадами было организовано соревнование за безошибочную и быструю передачу (прием) телеграмм. Телеграфисты работали в тесном контакте с телеграфными механиками и механиками телеграфного кросса — Мельничук Н.В., Савик М.С., Новикова Н.В. Засекреченность телеграфной связи обеспечивали специалисты телеграфной связи ЗАС во главе с прапорщиком Ереминым В.А.. Это хороший, весьма трудолюбивый человек, умело организовавший работу молодых специалистов, а их было около 30 человек. Все они были знатоки своего дела. Я назову некоторых из них: Биткина, Сорокин, Кривошеев, Брехова, Козлова, Рыжикова, Никонов, Козлов.

Старший прапорщик Лавренов Василий Михайлович, высококва-лифицированный специалист по АТС и кроссовому оборудованию, прослужил в части со дня ее образования, участник Великой Отечественной войны, пользовался заслуженным уважением в отделении. Он на память знал всю сложную сеть кабельной связи штаба, сигнализации и служебной связи.

Телефонную станцию возглавлял старшина Погорелов В.В. Это добросовестный практик, отличный рационализатор, как говорится, «Человек с золотыми руками». Не имея специального военного образования, он дослужился до звания «майор» и должности начальника узла связи полка. Должность у него была хлопотная — обеспечивать телефонной связью штаб и командование РА. Подчиненные ему телефонистки, постоянно имея контакт по телефону со всеми абонентами штаба и телефонистами вышестоящих узлов, показывали высокую культуру обслуживания и соблюдали определенный такт, при работе с должностными лицами.

Наблюдая за их работой на коммутаторе, восторгался их умением общаться с абонентами. Они могли одним только тоном своего голоса успокоить разбушевавшегося абонента. Большинство из телефонисток имели за плечами большой опыт работы в штабах во время войны и на МТС города. С особой теплотой вспоминаю: Гусеву, Лавренову, Исайкину, Степанову А.И., Ионелис, Кашук, Павлову и др.

Качественную телефонную связь делали техники засекреченной связи. Долгое время инженером аппаратной ЗАС работала Мухина Г.И., а техниками были Прудникова, Петрова, Жукова, Шабронова, Камская и др.»

За три года становления системы боевого управления в ракетной армии был пройден немалый путь. В начальный период организовать связь по полной схеме от штаба армии до командных пунктов ракетных дивизий и полков из-за отсутствия достаточного количества радиосредств не представлялось возможным. Поэтому, в первую очередь, для обеспечения непрерывности боевого управления на командных пунктах дивизий и полков было введено в 1961 году круглосуточное дежурство в радиосетях Генерального Штаба ВС СССР и Главного штаба РВСН. Прямая телеграфно-телефонная связь от КП армии осуществлялась только с ГШ РВ, штабом Белорусского военного округа и пятью дивизиями. Закрытая телеграфная связь от КП армии могла осуществляться только с тремя дивизиями, а от КП дивизий — только с пятью полками армии.

Уже к концу 1962 года командный пункт армии имел прямую телеграфную связь, закрытую аппаратурой ЗАС и телефонную связь со всеми дивизиями (за исключением 23-й ракетной дивизии, связь с которой обеспечивалась через узел связи Прибалтийского ВО), а также с ГШ РВ. Со всеми дивизиями была развернута ВЧ — правительственная связь. Кроме того, от КП 50-й РА прямая телеграфная связь была установлена с 9-ю полками (по одному от каждой дивизии) для получения обходных каналов связи. Все дивизии имели прямую закрытую связь с ЦКП ГШ РВ, а от КП 12-ти ракетных полков была установлена прямая телеграфная связь с ЗЦКП ГШ РВ.

От КП дивизий была установлена прямая телеграфная связь со всеми полками, при этом 19 направлений были закрыты аппаратурой ЗАС. Для резервирования проводной связи во всех звеньях управления по особому распоряжению открывалась двухсторонняя радио и радиорелейная связь.

Вопросы боевого управления постоянно находились в центре внимания руководства армией и продолжали совершенствоваться в течение всего времени ее существования.

 

* * *

Назад.

Оглавление.

Далее.

 

* * *
Яндекс.Метрика