На главную сайта   Все о Ружанах

Привалов Г.Н.

Омская гвардейская Бериславско-Хинганская
дважды Краснознаменная ордена Суворова II степени
ракетная армия


Омск 2009

Наш адрес: ruzhany@narod.ru

 

История формирования и развития частей
и подразделений ракетной дивизии

 

Войсковая часть 29517

 

История Померанского орденов Кутузова и Богдана Хмельницкого ракетного полка отсчитывается с 17 декабря 1942 года, когда на основании приказа Ставки Верховного Главного командования в поселке Рублево Московской области начато формирование 18 гаубичной артиллерийской бригады. Приказом Военного совета Западного фронта в ее состав включены 173-й, 432-й и 511-й гаубичные артиллерийские полки РГК.

В феврале 1943 года формирование было закончено. Бригада стала именоваться 18-й гаубичной артиллерийской бригадой резерва ВГК, входящей в состав 6-й артиллерийской дивизии прорыва РВГК.

7 мая 1943 года бригада сосредоточилась в районе деревни Поляна Орловской области. С 11 июля 1943 года бригада участвует в Курской битве, прорывая оборону противника севернее Орла. С января 1944 года бригада участвует в прорыве обороны немцев в направлении Мозырь — Калинковичи.

С 6 июля 1944 года бригада участвует в Белорусской наступательной операции под городом Ковель и в направлении на Варшаву. В августа 1944 года форсирует Вислу, участвует в боевых операциях южнее Варшавы. С февраля 1945 года бригада, в ходе Восточно-Померанской операции участвует в уничтожении окруженной группировки противника в городе Арнсвальде. С 16 апреля 1945 года бригада, в ходе Берлинской наступательной операции, в составе 47-й армии продвигалась севернее Берлина в направлении на Потсдам, Брандербург и Ратенов. 1 мая 1945 года ведет бои по взятию Брандербурга. 9 мая 1945 года, в день окончании военных действий, бригада была сосредоточена в районе города Ратенов.

В период с 1 января 1944 по 9 мая 1945 года приказами Верховного Главнокомандующего личному составу бригады объявлено четырнадцать благодарностей.

За образцовое выполнение задания командования в обороне с немецкими захватчиками и овладение городами Бельгард, Трептов, Грайфенберг, Каммин, Гюльцов, Плате и проявленные при этом доблесть и мужество бригада награждена орденом Кутузова II степени (Указ Президиума Верховного Совета СССР от 26 апреля 1945 года). За отличия в боях при прорыве обороны восточнее города Штаргаг_ и овладении городами Бервальде, Темпельбург. Фалькенбург, Драбмург, Ванегрин, Лабес, Фрайенвальде, Шифельбайн, Регенвальде и Карлин бригаде присвоено наименование «Померанской» (Приказ Верховного Главнокомандующего № 075 от 26 апреля 1945 года). За образцовое выполнение задания командования на фронте в борьбе с немецкими захватчиками и овладение городами Ратенов, Шпандау, Потсдам бригада награждена орденом Богдана Хмельницкого II степени (Указ Президиума Верховного Совета СССР от 28.05.1945 г.). За овладение городом Брандербург 173-й гаубичный артиллерийский полк награжден орденом Александра Невского (Указ Президиума Верховного Совета СССР от 3 мая 1945 года).

Удостоено звания Героя Советского Союза 5 человек.

Награждено: Орденом Ленина — 5, Орденом Красного Знамени — 124, Орденом Кутузова — 2, Орден Богдана Хмельницкого — 7, Орденом Отечественной Войны — свыше шестисот человек, Орденом Александра Невского — 46, Орденом Суворова — 5. Орденом Славы — 458, медалями — 10 398.

В мае 1946 года полки, входящие в состав бригады, были расформированы. Бригада продолжала свое существование в составе четырех дивизионов в городе Ратенов до 1960 года. Летом 1960 года 18-я гаубичная артиллерийская бригада передислоцирована в Северо-Кавказский военный округ в город Майкоп. В августе 1960 года бригада расформирована, Боевое Знамя с грамотой Президиума Верховного Совета СССР, ордена, орденские книжки сданы в штаб 6-й артиллерийской дивизии прорыва РВГК.

С июля 1960 года в городе Майкоп, в военном городке № 5, начато формирование ракетного полка (войсковая часть 29517). Основной его формирования явился личный состав расформированной отдельной тяжелой гаубичной артиллерийской бригады Северо-Кавказского военного округа. В ноябре 1960 года формирование полка закончено. Полк приступил к боевой и политической подготовке, созданию учебно-материальной базы и принял непосредственное участие в строительстве боевых объектов. В 1961 году полк заступил на боевое дежурство.

В декабре 1961 года боевым расчетом впервые произведен пуск ракеты с оценкой «хорошо». С октября 1965 года по июнь 1966 года расчетами всех стартовых батарей полка с Центрального Государственного полигона было проведено четыре учебно-боевых пуска ракеты. Из них два с оценкой «отлично».

20 июля 1981 года полк снят с боевого дежурства и в августе начал передислокацию железнодорожным транспортом в город Алейск Алтайского края. 6 сентября 1981 года личный состав части в составе эшелона прибыл на Алтайскую землю.

С июня по октябрь 1982 года личный состав полка прошел переподготовку на полигоне Капустин Яр. 14 октября 1982 года в 20.00. 1-я группа подготовки и пуска полка произвела учебно-боевой пуск с оценкой «отлично». В период с 4 по 24 декабря 1982 года штаб, личный состав и имущество полка было передислоцировано из города Алейск Алтайского края в поселок Новокраюшкино Первомайского района Алтайского края.

В январе 1983 года полк заступил на боевое дежурство.

По условиям выполнения Договора между СССР и США об ограничении РСД — РМД в апреле 1990 года полк снят с боевого дежурства, успешно выполнил мероприятия по сдаче техники и вооружения в арсеналы.

В связи с перевооружением на новый БРК, личный состав в период с 10 мая по 12 сентября прошел переподготовку в 183-й учебном центре с общей оценкой «хорошо». Учебно-боевой пуск ракеты 20 августа 1991 года произвел боевой расчет 5-й группы подготовки и пуска 2-го дивизиона с оценкой «отлично» (командир дежурных сил — подполковник Раизин В.А., командир дивизиона подполковник Надеин А.В. командир группы капитан Бардиж В.Д.).

С 27 декабря 1991 года полк заступил на боевое дежурство в соответствии с приказом Главнокомандующего РВСН № 0020 от 26 декабря 1991 года.

В 2000 году полк по состоянию боевой подготовки, правопорядка и воинской дисциплины занял первое место в соединении и был награжден преходящим Вымпелом администрации Алтайского края и Совета народных депутатов Алтайского края. В 2006 году полк посетил глава администрации Алтайского края Карлин А.Б. В 2008 года на базе полка успешно проведено исследовательское командно- штабное учение РВСН по антитеррористической деятельности. В настоящее время лучшими специалистами полка являются начальники смен боевого управления подполковники Субботин А.В., Пирожников Г.А., начальник командного пункта капитан Петров Д.В., начальник службы РХБЗ майор Малыхов А.А., начальник инженерной службы майор Выпов Е.А., командир дивизиона подполковник Ефименко А.А., заместитель командира дивизиона по боевому управлению майор Савостин Д.П., командир группы капитан Богданов А.В., старший механик водитель старший прапорщик Малышев А.В.

Ракетным полком командовали:

полковник Лапкин Георгий Степанович (1961-1963 гг.);

подполковник Шутиков Борислав Андреевич (1963-1967 гг.);

полковник Воротников Николай Георгиевич (1967-1971 гг.);

полковник Тасуй Станислав Иванович (1971-1975 гг.);

полковник Сорокин Евгений Евлампиевич (1975-1979 гг.);

полковник Кумов Виктор Григорьевич (1979-1982 гг.);

полковник Серегин Александр Николаевич (1982-1986 гг.);

полковник Назаренко Анатолий Владимирович (1986— 1991 гг.);

подполковник Прасковьин Сергей Сергеевич (1991-1992 гг.);

полковник Парфенов Владимир Прокопьевич (1992-1996 гг.);

полковник Братухин Николай Кириллович (1996-2002 гг.);

полковник Данилюк Александр Владимирович (2002-2007 гг.).

Подполковник Лукьянов Игорь Геннадьевич командует полком с августа 2007 года.

 

 

Из воспоминаний старшего прапорщика запаса Дмитриева Леонида Васильевича.

В Ракетных войсках стратегического назначения прослужил 28 лет, из них 22 года в одном из дивизионов полка на должностях механика-водителя, старшины дивизиона.

«Служил я в Майкопском ракетном полку. Летом 1981 года полк проверяла комиссия Главкома РВСН. На подведении итогов нам объявили, что полк сдал проверку на «отлично». Затем на сцену клуба вышел один из членов комиссии, вскрыл запечатанный конверт и зачитал приказ о снятии полка с боевого дежурства и о его дальнейшей передислокации в Алтайский край. Все последующее время составлялись штатные списки. Ждали приказа на отправку к новому месту службы. Это было самое напряженное время. Много слухов и разговоров ходило по гарнизону. Кто-то не хотел уезжать с Северного Кавказа, а кто-то и не мог в силу жизненных обстоятельств.

 


Второй дивизион (слева направо: старший лейтенант Артамонов,
прапорщик Дмитриев, старший лейтенант Хобот,
командир полка подполковник Серегин А.Н.,
прапорщик Грянченко, лейтенанты Хромов, Чмыхин,
старшие лейтенанты Петров, Гусев, прапорщик Пангаев,
заместитель командира части по тылу подполковник Тимонин).
1984 год

 

Мы на семейном совете решили: надо — значит едем. Приказы не обсуждаются, да и Сибирь нам не страшна. Я родом из Забайкалья, жена из Новосибирска. Но к новому месту службы я поехал один, без семьи: у нас трое детей, все школьники, надо было подумать и о них.

 


Управление полка 9 мая 1986 года.

 

Эшелон под погрузку подали в конце августа. Три дня давалось на погрузку техники и имущества. 27 августа колеса вагонов стали отсчитывать километры в неизвестность. Командиром эшелона был подполковник Грубник В.М., исполняющим обязанности командира полка — майор Синельник Л.К., командиром 2-го дивизиона — капитан Раизин В.А., командирами групп — капитаны Надеин, Стадников, Василюк. Ехали долго. Некоторые участки дороги не были электрифицированы и состав тащил тепловоз. Поезд шел вне расписания, на остановках из вагонов выходить не рекомендовалось. Однажды я пошел проверять технику на платформах (как механик-водитель, я отвечал за крепление техники 2-го дивизиона), не успел пройти и половины пути, как состав тронулся. До вагона добежать не успевал. Пришлось до следующей остановки состава ехать на платформе. Во время следования в вагонах шла обычная повседневная армейская жизнь: наряды, занятия, совещания, собрания. На одном из партийных собраний я был принят кандидатом в члены КПСС. В то время для меня это было важным событием в жизни. В пути трудно приходилось детям. С нами ехали в одном вагоне три молодые семьи: лейтенанта медицинской службы Яничко, прапорщика Смирнова с двухлетним сыном и прапорщика Максимова с трехлетней дочерью.

Местом временной дислокации был Алейск, куда мы прибыли 6 сентября, на десятые сутки пути. Встречали нас с оркестром. На торжественном митинге нам вручили символический ключ от Алтайской земли. После митинга семейных распределили по квартирам, остальных — в общежитие. Оставив вещи в комнатах, мы сразу отправились на разгрузку эшелона. Работали до 6 часов утра, затем короткий сон в казарме на матрасах, расстеленных на полу, и с 12 часов дня опять разгрузка.

В феврале я был отправлен на двухмесячные сборы в центр подготовки механиков-водителей в Капустин Яр, а в июле полк в полном составе отправился на полигон. После полигона, получив новую технику, эшелоном мы прибыли к постоянному месту дислокации на площадку первого полка.

Сначала жили в землянках. В октябре 1982 года был сдан в эксплуатацию первый дом в поселке Сибирском. Я получил квартиру и сразу же перевез сюда семью. Зима в этом году была снежной, но не очень морозной. Дети были в восторге. Им очень нравилось кататься на коньках и на лыжах, а через какое-то время уже спрашивали: «И как мы могли раньше жить без снега?».

В январе 1983 года первый полк заступил на боевое дежурство. Штат механиков-водителей был укомплектован не полностью. На дежурство приходилось заступать через смену, а то и по две смены подряд. В быту тоже было много трудностей. Первое время не было магазинов, за почтой нужно было ездить в соседний населенный пункт на станцию Повалиха. За продуктами ездили в Барнаул или Новоалтайск. Однако в городке шло интенсивное строительство. Сибирский был одной большой строительной площадкой и жили мы в те годы весело и дружно.

Служили всей семьей. Когда в 1986 году по просьбе командира полка полковника Назаренко А.В. я перешел на должность старшины дивизиона, жена стала председателем женсовета дивизиона. Много полезных дел она вместе с Пономаревой Т.Н. и другими женщинами сделали для личного состава. Рассаживали цветы в казарме, посещали солдат в госпитале, устраивали для личного состава праздничные мероприятия, помогали молодым семьям. Всего и не перечислить! Мы принимали активное участие в жизни и становлении городка. Это наш городок, это наши Ракетные войска. Я благодарен судьбе за то, что она сложилась именно так. Мне есть что вспомнить, есть что рассказать своим внукам, а их у меня пятеро.

С уважением, ветеран РВСН старший прапорщик запаса Дмитриев Леонид Васильевич».

 

Из воспоминаний подполковника запаса Дробахина Николая Александровича:

Проходил военную службу в 35-й ракетной дивизии с 1982 по 1999 год на должностях начальника подвижного командного пункта дивизиона; командира группы подготовки и пуска; заместителя командира ракетного дивизиона по вооружению; оперативного дежурного командного пункта дивизии; начальника отделения боевой подготовки дивизии.

«Дивизия формировалась на территории технической ракетной базы 41-й ракетной дивизии в городе Алейске. После обучения на полигоне Капустин Яр началась активная подготовка к заступлению на боевое дежурство. В Сибирском на тот момент был построен полностью и сдан в эксплуатацию один жилой дом по ул. Кедровая, 1. Там, в квартире начальника штаба полка майора Китуса Е.А., я вместе с другими офицерами жил и разрабатывал документацию боевых постов. Штаб дивизии находился в одном из вагончиков, которые размещались на территории сегодняшнего автовокзала. Самой лучшей «гостиницей люкс» была землянка оркестра дивизии. Там стояли двухъярусные кровати, и в лютые зимние морозы топил дровами печку дежурный истопник. Все собрания и совещания проходили в клубе, оборудованном в ангаре панцирного типа.

Народ для комплектования первого полка собрался боевой. Все были энергичными оптимистами, потому что без оптимизма не затужить в таких условиях было трудно. Жизнь в отрыве от семьи по причине отсутствия жилья и довольно отдаленных перспектив его получения, непролазная грязь (на службу приходилось ходить в резиновых сапогах), напряженная работа до полуночи с коротким перерывом для сна — все это напоминало сюжеты старых фильмов, где герои работали, не щадя себя, выдавая за смену по две-три нормы. Было чертовски трудно, но весело от одной только мысли, что в таких условиях не служит никто, кроме нас. Была даже своеобразная гордость за себя.

Первый командир дивизии генерал-майор Михтюк, построив на плацу 3-й площадки полк для строевого смотра, не слишком придирчиво осмотрел наш внешний вид, но каждому офицеру и прапорщику пожал руку и тепло, по-отечески, посмотрел в глаза. В глазах одновременно светились и гордость за нас всех, и поддержка.

Третий дивизион в полку был особенным. С чьей-то легкой руки он был назван «Палестиной». Свое название он получил не из-за удаленности его от других дивизионов, а за царствующий в дивизионе, благодаря отдельным ярким личностям, дух. Сам командир дивизиона майор Гармаш П.Г. был яркой, харизматичной личностью, имел громкий командный голос и любил вставить крепкое словцо.

На учениях и полевых выходах дивизион преображался. Командир полка подполковник Серегин А.Н. удивлялся: «Вижу, агрегат не заводится — явно не уложатся в норматив по свертыванию дивизиона. Вдруг откуда-то выбегают два бойца в бушлатах с проводами и баллонами со сжатым воздухом, выгоняют водителя из кабины, что-то там делают. Через две минуты двигатель запущен, колонна двинулась. Смотрю на часы — норматив по свертыванию выполнен на «отлично».

Однажды, на учениях при свертывании дивизиона на полевых позициях, проверяющий из Москвы подполковник в сердцах возмущался, что не может оценить ни одного норматива, так как они перекрываются почти вдвое. Причина — агрегаты свертываются не дежурным расчетом, а всей группой. Люди «прыгают» по пусковой установке без страховочных поясов, как «бэтманы». На что майор Гармаш ответил:

«Когда начнется война, мы так и будем действо вать. А сейчас у нас война, товарищ подполковник!».

Возвращаясь в то замечательное время, с благодарностью и теплом вспоминаю своих командиров — моих учителей: командира дивизии полковника Потапова (это именно он проложил пешеходную дорожку из жилого городка на 6-ю площадку, по которой сейчас все ходят, он любил ходить на службу пешком); командира дивизии генерал- майора Соловцова Н.Е. (это его слова: «Если провинился человек — бей, но никогда не добивай»); командира дивизии полковника Воробьева В.Г., на долю которого выпало поставить два полка на боевое дежурство и пережить ГКЧП; командира дивизии генерал-майора Калиниченко Н.И., честного офицера и прекрасного человека; командира дивизии генерал-майора Розовенко В.П.; командира дивизии генерал-майора Свидерского К.В., обладавшего изумительным чувством юмора. Славные были времена, славные были люди».

 

Из воспоминаний майора в отставке Гармаша П.Г.

«В 35 дивизию я прибыл в 1973 году. Служба моя началась в Дрезденском полку, который дислоцировался в городе Махачкале. Позывной в то время был «Пленник», и мы называли себя «Кавказскими пленниками». Время летело быстро, техника совершенствовалась. Наступил 1981 год. В августе этого года получил приказ прибыть в город Майкоп с перспективой передислокации на Алтай. С этого момента и начинается нелегкая, но интересная служба в Померанском орденов Кутузова и Богдана Хмельницкого ракетном полку. На протяжении нескольких лет моими сослуживцами были подполковник Грубник В.М., майор Синельник Л.К., майор Исаченко О.Г., капитан Артюх, лейтенанты Фомин А.В., Гольцов М.И., Трубиев Н.Р., Петрухно В.Н., майоры Кудрявцев Е.П., Раизин В.А., старший прапорщики Вертинский В., Никитин, Кучеров и многие другие.

Полк готовился к передислокации, и мы старались собрать все, что пригодится на новом месте: кабели, сейфы, телефоны. Все это нам понадобилось уже на первых этапах продвижения. Так, между штабным вагоном и локомотивом была установлена связь посредством нашего родного телефона МБ.

К концу лета 1981 года хлопоты по погрузке эшелона закончились. Начальником был назначен Грубник В.М., его заместителем — Синельник Л.К., которые незамедлительно организовали внутреннюю службу. После напутственных слов командования мы двинулись в неизвестное. Сопровождал нас главный инженер соединения полковник Антонов.

Семьи военнослужащих прибудут на Алтай намного позже. Среди нас была семья: лейтенант Яничко А.А. со своей женой Галиной. В вагоне мы выделили им отдельное купе, втайне завидуя отважному поступку молоденькой девушки, не побоявшейся уехать из родного дома в далекий, чужой пока для всех нас Алтай. Спустя много лет, уезжая с Алтая уже с двумя дочерьми, Яничко А.А. вспоминал те незабываемые дни их свадебной передислокации, ту теплоту и заботу, которой была окружена их семья.

6 сентября 1981 года во второй половине дня мы прибыли в Алейск. Нас встречал командир Алейской дивизии — генерал-майор Тробюк, другие военнослужащие и один мужчина в гражданском. Нас поздравили с благополучным прибытием на сибирскую землю. Мне было поручено выступить с ответным словом, в котором я заверил от лица прибывших, что поставленную задачу мы выполним в срок, что мы и сделали через год с небольшим.

Так вот, о мужчине в гражданском. Это был наш первый командир соединения на Алтае — генерал- майор Михтюк В.А., который нарисовал нам истинную картину: жилья нет, позиции не готовы, казарм тоже нет! Мы не расстраивались, оптимизма нам хватало, и принялись обустраиваться. Для солдат были отремонтированы сборно-щитовая казарма и столовая. Офицеры и прапорщики были расселены в общежитиях, семейным выделили квартиры из фонда местного гарнизона.

Понемногу полк укомплектовывался по штатному составу. Офицеры и прапорщики прибывали из других дивизий РВСН, солдаты и сержанты из школ младших специалистов. Каждому дивизиону была выделена казарма, требовавшая ремонта. Своими руками мы красили, утепляли, отогревали замерзшие трубы, и к Новому году справили новоселье!

После Северного Кавказа в Южной Сибири было довольно холодно. Во время парада в честь очередной годовщины Октябрьской революции мы шли под знаменами, развевавшимися на пронизывающем ветру, и мороз был около 20 градусов. Такого многие из нас еще не испытывали. Это потом мы заступали на дежурства, когда термометр показывал минус 50, и ураганный ветер мешал пройти к казармам, до крыш занесенным снегом.

А повседневная жизнь была подчинена только одному — ответственно подготовиться к поездке на полигон для изучения новой техники. В Капустин Яр полк прибыл почти в полном составе в июне 1982 года. Три месяца интенсивной теоретической и практической подготовки завершились. Зачеты сданы, новая техника получена. После контрольных проверок и испытаний первый эшелон с техникой второго и третьего ракетных дивизионов убывает в октябре на Алтай. Начальником эшелона был назначен командир второго дивизиона — майор Раизин В.А., заместителем — командир третьего дивизиона майор Гармаш П.Г. Путешествовали мы с полигона на Алтай 10 суток. Одетые по легенде в форму лесников, мы через всю страну везли «Тополя» в березовые алтайские колки и сосновые леса. Караулы были расположены в двух теплушках по 6 человек в каждом. Эшелон прибыл на станцию Среднесибирская поздно ночью. Нас встречал генерал-майор Михтюк В.А. — со своими заместителями. Я доложил о прибытии без происшествий.

Приятно вспоминать о радушной встрече, горячем ужине, заботливо приготовленном подчиненными начальника БМБО Заец Г.Н., объятья с родными после долгой разлуки.

Технику разгрузили под утро, замаскировали и организовали охрану. На третьей площадке технику разместили в лесу вблизи боевых позиций второго и третьего дивизионов, сами позиции не были готовы. Спустя некоторое время прибыли командование полка и первый дивизион.

 

    На итоговой проверке. Начало 90-х годов
Митинг, посвященный заступлению полка на боевое дежурство. 18 января 1983 года    

 

В ноябре-декабре 1982 года после проведения определенных работ на технике, дивизионы и управление полка несли учебное и учебно-боевое дежурство. Строители в это время усиленно готовили к сдаче позиции, строили дома, общежития. Получив допуск на право несения боевого дежурства, установив технику в штатные сооружения, личный состав с нетерпением ждал момента заступления на боевое дежурство.

Как я уже говорил, казармы не были готовы, весь личный состав жил в палатках, и это зимой, в Сибири! Командование приняло решение разместить рядовой и сержантский состав в 505-х сооружениях. Дежурная смена питалась и размещалась в агрегатах 8Т117 и 8Т118.

Наступило 18 января 1983 года. Первые дежурные смены построились на импровизированном плацу между палатками и землянками. В честь такого события было вынесено Боевое Знамя полка.

С поздравлением к офицерам и прапорщикам обратился командир соединения Михтюк В.А. Командир полка Серегин А.Н. зачитал боевой приказ о заступлении на боевое дежурство.

Перед боевым знаменем прошли торжественным маршем первые дежурные смены, управление полка и дивизионов.

Личный состав, техника готовы были охранять нашу Родину, разместившись на Алтайской земле.

 


Дежурная смена третьего ракетного дивизиона. Командир дивизиона майор Гармаш П.Г.

 

Весной 1983 года командиром соединения стал полковник Потапов Е.И. Наш полк готовился к летнему выходу в учебный полевой район. В то время в полевом районе мы несли службу по 30 суток летом и 30 суток зимой, а с 1984 года по 45 суток соответственно. Практически еженедельно проводились тактико-строевые занятия с каждой дежурной сменой, с выходом на учебную площадку. Природа преподносила нам иногда свои сюрпризы!

Помню, полковник Потапов Е.И. проводил тактико-строевое занятие. Техника была подготовлена к маршу, и в этот момент пошел дождь. За несколько минут полевую дорогу размыло, но командир соединения отдал приказ вывести дивизион на учебную позицию. Этот марш не описать словами! Мастерство механиков-водителей пусковых установок В. Чубарова и С. Черепанова доказало, что ракетные установки находятся в надежных руках и в любых погодных условиях ракетчики готовы выполнить поставленные перед ними задачи.

К концу лета 1984 года на 6-й площадке в строй была введена казарма для личного состава, столовая на 1 000 мест, это были просторные, светлые, теплые здания. На десятой площадке семьи ракетчиков вселялись в новые дома. Завершилось строительство 2-го корпуса общежития. Однако, многие подразделения, прибывшие с Кавказа, в этот период жили в землянках (БМБО, УС и др.). В этот период на Алтай прибывают и другие полки, но это уже другая страница истории нашей дивизии».

 

* * *

Вернуться на главную страницу.


Яндекс.Метрика