На главную сайта   Все о Ружанах

Под общ.ред. А.С. Борзенкова Автор-составитель Ю. Н. Феоктистов.

ОРЕНБУРГСКАЯ СТРАТЕГИЧЕСКАЯ

© А.С. Борзенков. Ю.И. Феоктистов. Текст. 2001
© Пермское книжное издательство. 2001

При перепечатке ссылка на данную страницу обязательна.
 

Наш адрес: ruzhany@narod.ru

 

Назад

Оглавление

Далее

ГЛАВА 3.
СТРОИТЕЛЬСТВО И РАЗВИТИЕ РАКЕТНЫХ ДИВИЗИЙ И ГАРНИЗОНОВ

 

 

 

МЕЛИТОПОЛЬСКАЯ КРАСНОЗНАМЕННАЯ
РАКЕТНАЯ ДИВИЗИЯ
(дислокация пос. Юрья)

 


Жилой городок дивизии. 1980-е годы

 


Подготовка формирований к маршу в полевой район

 

Управление дивизии, дислоцирующейся в пос. Юрья Кировской области, было сформировано к 30 мая 1961 года на базе управления 25-й ракетной бригады. Первым командиром назначен генерал-майор Савельев А. Г. В дальнейшем дивизией командовали генерал-майоры Гонтаренко А. Г., Плюснин В. П., Балихин В. Е., Полицын А. В., Бабешко В. А., Кальянов В. И., Малафеев В. И., Коваленко Г. Н., Артемьев С. А. В состав дивизии вошли части бывшего учебного артиллерийского полигона: четыре ракетных полка, части боевого обеспечения и обслуживания.

Ракетные полки имели в своем составе стартовые дивизионы, базирующиеся на отдельных боевых стартовых позициях (БСП). Командирами ракетных полков были полковники Харченко А. Т., подполковники Березин Я. А., Яровинов В. В. и другие. В 1960-1961 годах соединение решало две главные задачи – строительство и обустройство стартовых позиций, изучение и освоение ракетного комплекса МКРР-16У. С 31 октября 1961 года, успешно освоив ракетное оружие, дивизия заступила на боевое дежурство в составе управления дивизии, 1-й, 2-й БСП и частей (подразделений) обеспечения и обслуживания. В дальнейшем, несмотря на тяжелые условия службы и быта, отсутствие жилья для офицерского состава, дивизия продолжала наращивать боевой состав и совершенствовать боевую готовность. Много труда в период становления дивизии вложили офицеры ракетных полков, в их числе заместитель командира полка по ракетному вооружению капитан Михайленко В. Д., командиры групп подготовки пуска капитан Дружков Л. П., майор Регентов Ю. П. и другие.

В ноябре 1962 года за успешное выполнение задач по постановке полков на боевое дежурство и в продолжение исторических традиций дивизии был передан орден Красного Знамени 91-й стрелковой Мелитопольской дивизии. С этого дня ракетная дивизия стала именоваться Мелитопольской Краснознаменной.

В июле 1964 года стартовые ракетные дивизионы на БСП были преобразованы в ракетные полки. Это позволило упростить структуру и повысить надежность и оперативность боевого управления пусковыми установками, улучшить организацию боевого дежурства и руководство повседневной деятельностью на БСП.

Командиры ракетных полков Шилов В. И., Кисарев Г И., Хлопячий Р. М., Полуэктов Ю. Г., Кролевец А. А., Аношко Н. А., Голубцов Н. И., Маторин Б. И., Пилипенко Г. М., Варягов Н. П. организовали работу по обустройству БСП и качественному несению боевого дежурства.

Одновременно продолжалось наращивание боевой готовности дивизии. В 1964-1975 годах боевые расчеты провели 20 учебно-боевых пусков ракет на полигонах и с мест постоянной дислокации, отработали сокращенные графики подготовки ракет к пуску. Благодаря совершенствованию ракетного комплекса, накоплению опыта эксплуатации и боевого дежурства стало возможным значительно сократить число офицеров. С учетом этого в 1968-1969 годах был осуществлен переход на новую оргштатную структуру, когда в составе ракетного полка были объединены две-три БСП. В боевом составе дивизии остались объединенные ракетные полки. Командиры ракетных полков полковники Реваченков Н. Е., Балихин В. Е., Поволоцкий Э. И., Хакамов Ф. Г. продолжили работу по совершенствованию боевой готовности и боевого дежурства подразделений. Управления остальных ракетных полков с их номерами и знаменами были переданы в другие соединения. На этом этапе командиры Калашников Л. А., Боровков А. В., Фесенко И. К., Каштанов А. П., Лавриненко И. Т., Шипин А. И., Маков Е. А. и другие много внимания уделяли вопросам повышения уровня подготовки боевых стартовых расчетов и качеству несения боевого дежурства.

За этот период боевыми расчетами на полигонах и с мест постоянной дислокации (БСП № 18, 15, 17) проведено более десяти учебнобоевых пусков ракет Р-16 с хорошими и отличными результатами.

В дальнейшем, по мере развития РВСН, происходила замена поколений ракетных комплексов. В связи с этим 1 сентября 1977 года дивизия была снята с боевого дежурства.

После проведения организационно-технических мероприятий по перевооружению в 1977-1980 годах дивизия вновь заступила на боевое дежурство, имея на вооружении мобильный ракетный комплекс РСД-10. Первым заступил на боевое дежурство в декабре 1978 года ракетный полк СПУ, которым командовал подполковник Рукобратский А. В.

В это время дивизия решала задачи по переучиванию личного состава на новую технику, в том числе на полигоне, с проведением учебно-боевых пусков на завершающем этапе обучения. После этого полки с принятой на вооружение техникой возвращались в пункты постоянной дислокации и заступали на боевое дежурство. Отличных результатов в этой сложной работе добились дивизионы майоров Яцечко А. Н., Буторина Л. Г. К 1981 году в боевом составе дивизии несли боевое дежурство остальные ракетные полки СПУ, командиры которых полковники Яскевич В. В., Кожин В. С., Будалов Ю. А., Чащин А. С., Кальянов В. И. организовали работу по выбору, подготовке и наращиванию количества полевых позиций для несения боевого дежурства.

С учетом ограничений, предусмотренных Договорами ОСВ-2 1979 года и РСМД 1987 года, осуществлялось изменение структуры группировки РВСН путем сбалансированного соотношения различных типов ракетных комплексов. В соответствии с этим начиная с августа 1984 года ракетные полки снимались с боевого дежурства, сдавали боевую технику и перевооружались на ракетный комплекс«Тополь». По итогам переподготовки в учебном центре, после успешного проведения учебно-боевого пуска, каждый ракетный полк допускался к боевому дежурству. 30 июля 1985 года управление дивизии, первоочередной ракетный полк (командир подполковник Долгополый В. Н.), части и подразделения обеспечения и обслуживания дивизии заступили на боевое дежурство в новом качественном составе. До конца 1985 года на боевое дежурство заступили остальные полки. Командиры полков полковники Быков Г. С., Ганаков В. И., Болотов В. А. и Будалов Ю. А. организовали переподготовку личного состава и своевременное выполнение всего комплекса задач по постановке ракетных комплексов на боевое дежурство.

В 1985-1990 годах части дивизии совершенствовали организационную структуру, систему боевого дежурства и управления. Для преодоления новых проблем боевой готовности и боевого дежурства потребовались исключительно высокая полевая выучка, введение новых форм и методов тактической и оперативной подготовки.

В 1990-1995 годах личный состав полков, частей спецвойск и тыла продолжал активную работу по поддержанию высокой боевой готовности дивизии. Командиры ракетных полков Радюшкин В. М., Башлаков А. Д., Сидоров А. М., Арзамасцев С. И., Васильев В. А. и другие вложили немало труда в поддержание боевой готовности мобильных БРК.

С 1993 года дивизия входит в состав Оренбургской ракетной армии. За этот период проделана большая работа по поддержанию вооружения и военной техники в готовности к боевому применению. Качественно проводятся технические обслуживания, проведена опытно-техническая ревизия вооружения, устранено более четырех тысяч неисправностей, проведено более 100 доработок на ракетных комплексах. В условиях недопоставок отдельных видов оборудования и ЗИП принимаются компенсационные меры, такие как перестановка наиболее работоспособных узлов и деталей на боевые агрегаты, ужесточение режима экономии материальных средств, повышение контроля за их расходом и другие мероприятия. Внедрено около 250 рационализаторских предложений.

Продолжается совершенствование боевой подготовки. По итогам контрольных и итоговых проверок комиссиями Главнокомандующего РВСН и командующего армией дивизия постоянно показывала хорошие результаты. В 1998 году она признана лучшей среди дивизий СПУ в РВСН. Высокие показатели воинского мастерства и морально-психологической подготовки показал личный состав ракетного полка, которым командовал полковник Арзамасцев С. И., при проведении 28 ноября 1990 года учебно-боевого пуска ракеты на полигоне Плесецк.

В сложные 1990-е годы дивизия сумела сохранить основной костяк офицерских командных кадров, лучших специалистов и воспитателей. Они продолжают лучшие традиции ракетчиков-первопроходцев. Среди них полковники Мещеряков Ю. А., Лободин В. М., подполковники Могильных В. Н., Глотов В. Н., Ногин Р. О., Мигулин В. Н., Литош Д И., Гаранин В. А., Шигапов Х. Г., майоры Мельников А. Л., Кротов С. М., капитаны Брысов Д. В., Васильев А. В., Сосенков В. В., Фетисов А. В., Эргашев В. К., старшие прапорщики Пушканов В. Ю., Безденежных С. П. и многие другие.

В 1995-1999 годах в рамках контроля выполнения Договора СНВ-1 дивизию неоднократно посещала инспекция США, подтвердившая, что исходные данные ракетного вооружения соответствуют меморандуму.

На всех этапах становления и развития дивизии решались вопросы материально-бытового обеспечения военнослужащих и членов их семей. По развитию инфраструктуры и обустройству жилых городков дивизия не уступает другим соединениям РВСН. Есть все условия, необходимые для жизни, быта и учебы ракетчиков и их семей: достаточный фонд жилых домов, пять детских садов, две больницы, магазины и предприятия бытового обслуживания, плавательный бассейн, спортивные залы, четыре гостиницы, два почтовых отделения с различными видами услуг связи, две средних и одна музыкальная школы.


Савельев А. Г.
 
Гонтаренко А. Г.
 
Плюснин В. П.
         

Полицын А. В.
 
Бабешко В. А.
 
Кальянов В. И.
         

Малафеев В. И.
 
Коваленко Г. Н.
 
Артемьев С. А.

 

Для удовлетворения духовных и эстетических запросов, сохранения и развития патриотических традиций в дивизии творчески работают два Дома офицеров, шесть солдатских клубов, шесть музеев, девять библиотек, комнаты досуга личного состава и отдыха дежурных смен.

При Доме офицеров работают различные кружки, изостудия, курсы. Забота о духовном развитии человека была и остается приоритетным направлением работы всего командного состава соединения и частей.

В интересах боевой готовности и обеспечения нормальных условий жизни и быта военнослужащих и членов их семей командование дивизии поддерживает хорошие взаимоотношения с администрацией Кировской области, руководителями районов, на территории которых дислоцируется соединение. В октябре 1999 года подписано соглашение о сотрудничестве по активизации военно-патриотической работы, развитию шефских связей. Губернатор Кировской области Сергеенков В. Н. неоднократно встречался с командованием и личным составом дивизии, знает условия жизни военнослужащих, их заботы и задачи. Администрация области оказывает большую помощь в строительстве объектов жилого городка, закупке для воинских частей продовольствия в хозяйствах области, обеспечении личного состава техническими средствами воспитания и подписными периодическими изданиями.

В соответствии с приказом ГК РВСН ежегодно 20 декабря отмечается как день части. В 1996 году дивизия отметила свое 55-летие. В мероприятиях принимали участие участники Великой Отечественной войны, бывшие командиры дивизии и ее ветераны. В 1999 году одному из ракетных полков дивизии Указом Президента РФ присвоено почетное наименование «Кировский ракетный полк». Личный состав этого полка выступил с инициативой проведения военно-патриотической вахты «40-летию РВСН – сорок отличных смен на боевом дежурстве».

Таким образом, состояние боевой готовности дивизии соответствует требованиям времени. а личный состав не утратил славных боевых традиций предыдущих поколений и высоких морально-психологических качеств.

 

 

Из воспоминаний

первого командира дивизии генерал-майора в отставке
Савельева Александра Георгиевича

Справка. Родился 21 марта 1923 года под Самарой в семье крестьянина. Четыре класса окончил в деревне. В 1934 году семья переехала в г. Куйбышев, где закончил среднюю школу, затем поступил учиться в 1-е Ленинградское артиллерийское училище. В начале Великой Отечественной войны в составе училища принял боевое крещение под Псковом в борьбе против вражеской пехоты и танков. В июле 1941 года был выпущен из училища в звании лейтенанта и направлен на фронт. Прошел всю войну в составе Ленинградского, 2-го Прибалтийского и 2-го Украинского фронтов, командуя взводом, батареей, дивизионом. Трижды ранен. Награжден пятью боевыми орденами. Всего за службу в Советской Армии награжден 27 государственными наградами, в том числе шестью орденами.

В 1947 году поступил в Артиллерийскую академию имени Ф. Э. Дзержинского, которую закончил с отличием, и был направлен в ракетные части. Командовал отдельным инженерным дивизионом, бригадой, дивизией МКР. Затем был направлен заместителем начальника Казанского высшего военного командно-инженерного училища, где работал с середины 1965 года до конца 1969 года. Затем работал заместителем командующего ракетными войсками и артиллерией Дальневосточного, а затем Ленинградского военных округов.

Дважды направлялся военным советником за границу: в 1959-1960 годах – в КНР в качестве старшего специалиста по боевому применению ракет «земля-земля»; в 1979-1960 годах – военным советником при командующем артиллерией ВС Республики Куба.

В ноябре 1982 года был уволен из армии. После увольнения работал сначала в НИИ кибернетики, а с 1992 года – на научной работе в Военно-историческом музее артиллерии, инженерных войск и войск связи. Имеет 49 научных работ..

 

После возвращения из Китая меня с докладами принимали генерал-лейтенант артиллерии Никольский М. А., генерал-полковник Толубко В. Ф. и Главный маршал артиллерии Неделин М. И. Дольше всех разговор шел у генерал-полковника Толубко В. Ф., которого я раньше не знал. Он интересовался не только профессиональными, но и чисто бытовыми вопросами. Его простота, товарищеский тон растопили мою скованность, и я подробно осветил все интересующие его вопросы.

Главный маршал артиллерии Неделин М. И. принял меня в присутствии генералов Толубко и Никольского. После моего короткого доклада Митрофан Иванович сказал, что он думает направить меня на очень ответственный и трудный участок, но этот разговор будет впереди.

 


Идет сдача итоговой проверки. 1995 год

 


Марш ракетной техники (РСД-10 «Пионер»)

 

После представления письменного отчета о работе в КНР через несколько дней меня опять вызвал Главный маршал артиллерии Неделин М. И. и сказал, что намерен назначить меня командиром бригады, формирующейся на базе учебного артиллерийского полигона (УАП), которым командовал генерал-майор артиллерии Бойчук Е. В.

«Две боевые стартовые станции будут переформированы в полки, а два полка необходимо создавать заново. Ваше соединение межконтинентальных ракет должно первым заступить на боевое дежурство. Сейчас оно будет состоять из четырех полков, а в последующем увеличится по боевому составу в два-три раза. Если не будет возражений, то ждите вызова в ЦК и приказа. Впрочем, после согласования с ЦК нужно ехать сразу на место».

В ЦК КПСС никаких возражений по назначению не было. На следующий день меня вызвал Главнокомандующий. Я поднялся в приемную. Порученец доложил о моем прибытии и жестом пригласил войти в кабинет. Войдя, я несколько оторопел от неожиданности: в кабинете, кроме Главкома, находился министр обороны Маршал Советского Союза Малиновский Р. Я. После моего доклада оба поздоровались. Министр очень тихо, мягко сказал, что вопрос боевой готовности создаваемых Ракетных войск сейчас стал главным. Обстановка сложная и боеготовых не только частей, но и подразделений межконтинентальных ракет сейчас немного. «Считайте, что вы едете на передовую фронта. По докладу Митрофана Ивановича, ваше соединение боевую готовность должно занять одним из первых». Я ответил, что приложу все силы и использую все возможности, чтобы выполнить это ответственное задание. «В работе могут быть срывы, волокита, серьезные препятствия, даже торможение. Если почувствуете, что грозит срыв сроков приведения частей в боевую готовность из-за разгильдяйства различных ведомств и учреждений, не стесняйтесь, докладывайте, в том числе мне», – напутствовал он на прощание.

На аэродроме в г. Кирове меня встретил начальник отделения кадров капитан Шульпин. На следующий день я познакомился с будущими командирами полков полковниками Березиным Я. А., Харченко А. Т., Горонескулем и подполковником Аношко Н. А., начальником школы сержантов подполковником Поповым. Очень остро встал вопрос о размещении частей. Генерал Бойчук уехал. Временно командовал доживающим свой срок артиллерийским учебным полигоном его заместитель.

От ближайшей железнодорожной станции на тракторе около трех часов добирался до расположения управления инженерных работ (УИР) и нашего будущего управления. Дороги строились и тут же разбивались многочисленными машинами. Бросилось в глаза, что рядом с будущим жилым городком ракетчиков (10-й площадкой) был построен хороший городок для строителей и их семей за счет средств, отпускаемых на временное строительство. Площадки же для размещения двух стартовых позиций и ртб только обозначились рытьем котлованов под фундаменты сооружений. Размещать подразделения частей было негде, кроме штаба – под него выделялась деревянная казарма.

Вместе с начальником штаба УАП полковником Мухачевым, начальником политотдела полковником Удальцовым, заместителем начальника штаба полковником Захаровым приступили к подбору кадров на основные командно-штабные и инженерные должности, прежде всего начальника штаба и заместителей.

Начальником штаба был рекомендован подполковник Кадыров М. З., начальником политотдела – подполковник Болдырев Ф. И., главным инженером – подполковник Костенников, заместителем по тылу – подполковник Мартьянов В. П.

Обучение офицеров решили проводить непосредственно на одном из днепропетровских военных заводов, в опытно-конструкторских бюро ракетной техники. Этому делу помогли воплотиться генералы Гайдуков, Смирницкий и знакомые офицеры Главного управления ракетного вооружения (ГУРВО). Очень большую работу по решению этой проблемы провел главный инженер полигона (затем корпуса) полковник Кузьмин.


 
 
Идет сдача итоговой проверки. 1995 год

 

Полки Березина Я. А., Аношко Н. А. и Горонескуля в одном городке разместить не представлялось возможным, о чем было доложено в Москву с просьбой отправить на обучение досрочно на полигон Тюра-Там полк Березина. Такое разрешение вскоре было получено.

Личному составу полка Харченко А. Т. была поставлена задача: в районе строительства ракетного комплекса построить утепленные сооружения (землянки) и один дивизион переместить туда. Управление бригады в полном составе переместилось в район строительства ракетных комплексов (объект 329, как официально именовалась эта стройка). Бытовые условия офицеров были крайне тяжелыми. Началось недовольство, особенно среди офицеров, прибывших из флота и авиации. Там они подчас занимали должность по категории ниже, чем у нас. но денежное довольствие было выше. С офицерами почти каждый день шел откровенный разговор, разъяснения временных трудностей, важности поставленных государственных задач.

Большинство офицеров эту нелегкую ношу несли в течение нескольких лет. Возводя стартовые площадки, строители не обеспечивали ввод жилья даже для солдат и сержантов на боевых стартовых позициях. Обращение в вышестоящие инстанции не давало никаких результатов: строители не несли никакой ответственности за срыв ввода в эксплуатацию жилья и культурно-бытовых объектов.

Но меры все-таки были приняты. Так, с 1963 года пристартовые городки БСП стали объектами ввода первой очереди.

Я с гордостью вспоминаю офицеров-однополчан нашей дивизии, их патриотичность, понимание воинского долга. Особенно теплое чувство благодарности осталось к молодым офицерам – выпускникам военных училищ за их терпение. Многие молодые офицеры не только контролировали строительство, участвовали в монтажно-наладочных работах, глубоко изучали специальную технику, но и вносили серьезные предложения в конструкторскую и эксплуатационную документацию, в улучшение методики и программы боевой подготовки, росли профессионально и в должностях. Из состава дивизии выросло 17 генералов, много ученых.

Иногда условия жизни офицеров мы усложняли сами. Например, не было никакой необходимости зимой 1960/61 годов полк Харченко А. Т., а следующей зимой полки Аношко Н. А. и Горонескуля «тянуть» в лес, на неподготовленное место. Намерение было благородное – надо-де осваиваться на новом месте, непосредственно участвовать в строительстве и пусконаладочных работах, хотя в этих работах был задействован не весь личный состав. Мои возражения успеха не имели. Приказ есть приказ, а в результате – кинули людей на лишние мучения. А им трудно было понять эту «необходимость», хотя и имели они золотое сердце, здравый смысл и благородную душу.

Помню, 31 декабря 1961 года я задержался в полку подполковника Аношко Н. А. с комиссией по приему площадки. Старты были готовы, но была построена для жилья только единственная сборно-щитовая казарма. Я «заартачился», не стал подписывать акт. Приехал член Военного совета Уральского военного округа генерал-лейтенант Горбатенко, и я повел его в жилой городок. В это время прошел строй молодого пополнения после освоения курса молодого бойца. Старослужащие солдаты, стоявшие со мною рядом, обратились ко мне с просьбой – в эту единственную казарму поселить молодых. «Ведь им трудно будет, могут заболеть», – резонно говорили они. Вместе с генералом Горбатенко мы пришли в столовую – навес, построенный хозспособом летом. Солдаты и сержанты после трудового дня пришли на ужин. Хлеб замерз (был мороз около 30˚), и его разрубали топором. А вот-вот наступит Новый год...

Мне пришла мысль встретить его здесь, с людьми, на старте, о чем я доложил генералу Горбатенко. Люди были довольны, хотя и стояли, дрожа от холода. Переглянулись с членом Военного совета и поняли друг друга. «Ну, командир. – говорю я командиру полка, – налей-ка нам по чарке – проводить старый и встретить Новый год. Так ведь предками нашими заказано!». Так встречали ракетчики праздники, по-фронтовому.

В октябре 1960 года полк полковника Березина Я. А., обучаясь на полигоне, приступил к работе на технике. Для контроля этого важного периода обучения я послал главного инженера, начальника оперативного отделения с двумя офицерами. В середине октября главный инженер мне доложил, что личный состав старается, план выполняет успешно. Но то ли по причине недостаточной готовности формирующегося полка Кабанова А. А., то ли по другим причинам генеральный конструктор Михаил Кузьмич Янгель поставил вопрос о том, чтобы первый пуск испытательной ракеты готовили вместе с промышленниками расчеты полковника Березина Я. А. Многие члены комиссии видели работу расчетов полка, а Янгель знал многих офицеров по обучению их, любознательных и толковых, в ОКБ в Днепропетровске. Меня обдало жаром: расчеты еще «сырые», и любая оплошность может привести к большим неприятностям. Я доложил об этом командиру корпуса генерал-майору Губореву П. Т. и просил его связаться с Главнокомандующим РВСН. Через несколько минут он мне позвонил и сообщил, что Главнокомандующего нет на месте, он должен быть на днях на полигоне.

Договорились, что я поеду на полигон, так как генерал Губорев формировал корпус и ему нужно болев обстоятельное знакомство с делами соединений и частей. Прилетев в Тюра-Там. я подробно узнал обстановку. Главнокомандующий настаивал, чтобы работали расчеты полковника Березина (мол, престиж, об их хорошей подготовке все знают, войска уже начали осваивать едва появившуюся ракету). Мне пришлось трижды встречаться с ним, чтобы убедить отказаться от этой идеи.

В солнечный октябрьский день вывели ракету Р-16 на старт. Подготовку к пуску было разрешено наблюдать офицерам полка Березина. Перед заправкой ракеты Главный маршал артиллерии приказал их убрать. Я же остался, увидел полковника Носова, с которым был в теплых отношениях. Он был в хорошем настроении, сообщил, что завтра улетает в Москву на новую должность в ГУРВО. Я попросил взять меня с собой, он согласился. Главком подозвал меня жестом и строго спросил, почему я здесь. Я ответил, что приказано убрать только личный состав.«А вы разве в личный состав не входите?» – насмешливо спросил он. И приказал: «Сейчас же уезжайте к своим».

Я попрощался до завтрашней встречи с полковником Носовым, весело помахивающим противогазом в левой руке, кивнул майору Мазунову (знакомому по Белокоровичам) и поехал в сторону нашего городка. Подъезжая к городку, я услышал позади грохот. Выскочив из машины, увидел горящую ракету и расстилающийся по ветру буро-сизый шлейф. Это было 24 октября 1960 года. Офицеры и солдаты расчета погибли. Светлая им память.

В ноябре 1961 года дивизию посетил новый Главнокомандующий Ракетными войсками стратегического назначения Маршал Советского Союза Москаленко К. С. Он одобрил план подготовки личного состава первых частей к боевому дежурству, участие расчетов в строительстве и начале монтажных работ, но был потрясен бытовыми условиями людей. Маршал поддержал наши усилия по увеличению темпов строительства не только специально-технических, но и бытовых сооружений. Связался с Маршалом Советского Союза Гречко А. А. и генерал-полковником Шебукиным А. И., заместителем министра обороны по строительству и расквартированию, доложил о неудовлетворительном ходе строительства, особенно бытовых сооружений, и выразил неудовольствие огромной затратой сил и средств на временные сооружения для обустройства строителей к площадкам дорог нет, а во временном городке строителей – везде бетон и асфальт. Поговорил с офицерами, которые выразили мнение о необходимости введения специальной одежды, особенно для номеров расчета, работающих на верхних мостиках.

 

 


Командиры дивизии разных лет генералы Савельев А. Г., Плюснин В. П.,
Полицын А. В., Бабешко В. А., Коваленко Г. Н. 1999 год

 


Открытие выставки художников Кировской области в ДКРА дивизии
(губернатор области Сергеенко В. Н. с представителями церкви и командования дивизии)

 

Беседа шла конструктивная, деловая. Жалоб никто не высказал. Это Главнокомандующему понравилось, и он на прощание заверил, что примет все меры для улучшения условий жизни личного состава, особенно в периоды боевого дежурства. Главнокомандующий свое слово сдержал: вскоре в наш адрес были присланы целевым назначением утепленные куртки с брюками.

За время пребывания в должности Главнокомандующего Маршал Советского Союза Москаленко К. С. «пробил» чиновничью косность и непонимание нужд ракетчиков среди высшего руководства Министерства обороны. При нем бригады были преобразованы в дивизии, реорганизованы штаты ракетных частей с некоторым повышением окладов, введено летно-техническое питание для боевых расчетов, несущих боевое дежурство, а также дополнительное питание и некоторые льготы для заправщиков; введена спецодежда для всего личного состава. Он всегда поддерживал инициативных, деятельных, думающих командиров.

В декабре 1961 года командиры соединений были вызваны в Москву на совещание по итогам года и для постановки задач на следующий год. В перерыве ко мне подошел Главком и сказал, что я должен быть на совещании государственной комиссии по приему ракеты Р-16У и выступить со своими замечаниями и предложениями, исходя из опыта эксплуатации ракетных комплексов. Вечером такое совещание состоялось. На нем многие высказывали мысль, что, учитывая уроки катастрофы, нужны доработки в ракете. Я доложил ряд замечаний по проверочно-испытательному, электросиловому и другому оборудованию и предложил испытания проводить в комплексе всего оборудования, что было принято.

Испытания ракетного комплекса по принятию его на вооружение проводились еще более полугода. При этом в испытательных пусках участвовали боевые расчеты полка полковника Березина Я. А. Хотя ракета пошла с отклонением по направлению и дальности, главное было достигнуто – все системы и двигательная установка ракеты работали нормально.

В то время сложилась тяжелая ситуация: ракета еще испытывалась и не принята государственной комиссией, а уже поступала в ракетные части. Шло интенсивное строительство ракетных комплексов. В соединениях были созданы межведомственные комиссии под председательством командиров. В состав комиссий были включены представители проектных, строительных организаций, эксплуатации – от Министерства обороны, монтажники, наладчики – от промышленности. Подчас в проектной документации были заложены требования, которые тормозили строительно-монтажные и пусконаладочные работы. По решению комиссии вносились изменения, что приводило к удорожанию строительства.

В апреле 1961 года меня вызвали на Военный совет РВ по случаю представления на должность командира дивизии. Большинство бригад переходило на новый штат. Был теплый солнечный день. Москва ликовала: первым в космос полетел гражданин нашего государства Юрий Гагарин.

Возражений против моего нового назначения не было. В Управлении боевой подготовки мне сказали, что готовится директива к отправке на обучение в Тюра-Там с боевыми пусками полка полковника Харченко А. Т. Вскоре с полигона возвратился личный состав полка Березина Я. А. Часть его офицеров была переключена на передачу опыта боевым расчетам полка Харченко А. Т.

Строительные работы технологических сооружений подходили к концу. Однако в монтажно-испытательном корпусе первой площадки рухнула крыша из-за некондиционности бетона. Заместитель начальника УИР полковник Парфенов стремился скрыть этот дефект и приказал рухнувшие плиты отвезти в лес. Их нашли... Скандал!.. Начальник УИР полковник Кочетов пошел по пути выколачивания денег: строилось много фундаментов и даже стен, но не было ввода. По требованию командира корпуса была вызвана большая комиссия, которая признала руководство строительством неудовлетворительным. Начальником УИР назначили опытного специалиста – полковника Голуба А. А., с приходом которого дела пошли успешнее.

Боевые расчеты полка полковника Харченко А. Т. на полигоне успешно сдали зачеты и были допущены для пуска усовершенствованной ракеты Р-16У. Этот боевой пуск – впервые в Советском Союзе в акваторию Тихого океана – был осуществлен в июле 1961 года. Личный состав полка от Советского правительства получил благодарность, а полковник Харченко и ряд офицеров – ценные подарки. На пуске присутствовали Брежнев Л. И., Устинов Д. Ф., Маршалы Советского Союза Гречко А. А., Москаленко К. С. и руководство ведущих министерств оборонной промышленности.

Таким образом, два полка к 1 августа были готовы к несению боевого дежурства. Однако строительно-монтажные работы только начались. Для руководства монтажными и пусконаладочными работами и ускорения ввода в эксплуатацию ракетных комплексов в дивизию прислали полномочных представителей: от Военно-промышленной комиссии при Совете Министров СССР – Кушеверского, от Министерства обороны – генерал-лейтенанта артиллерии Барсукова. Оба, особенно Кушеверский, оказали мне большую помощь в организации работ, оценке работы каждого коллектива, подходе к приему сооружений под монтаж, пусконаладочных работах и предъявлении сооружений для сдачи рабочим комиссиям не в ущерб качеству. Небольшого роста, умный, знающий, принципиальный, Кушеверский был и грозой, и совестью для промышленников. Его подход и методы работы мне очень пригодились позже.

В это же время остро встал вопрос о сокращении времени и технологии подготовки работ к пуску. В моем кабинете собрались опытные офицеры дивизии, прежде всего полков Березина и Харченко. Разгорелась острая дискуссия. Было принято решение составить комиссию во главе с главным инженером дивизии подполковником Костенниковым. После завершения ее работы в дивизии была проведена техническая конференция, замечания и предложения были учтены. Так родился труд в 600 страниц – Наставление по боевой работе по подготовке ракеты Р-16У к пуску, которое было выслано в адрес заместителя Главнокомандующего РВСН по боевой подготовке генерал-лейтенанта Тонких Ф. П. и командира корпуса генерал-майора Губорева П. Т. Этот документ был большим подспорьем для командиров и главных инженеров не только нашего, но и других соединений.

Это Наставление офицеры полка полковника Березина начали писать еще на полигоне. Главными инициаторами его разработки были майоры Хлопячий, Кролевец, Кузнецов, старшие лейтенанты Лапицкий, Добрин, Ткачев, Глуховицкий, лейтенанты Кузнецов, Энговатов, Лесников, Гмыза во главе с главным инженером капитаном Бутенко. В окончательной отработке этого документа приняли активное участие офицеры управления дивизии – главный инженер подполковник Костенников, майоры Бударин, Баженов и офицеры части полковника Харченко во главе с главным инженером капитаном Дьяченко (майор Рафаевич, старший лейтенант Петров и другие).

При проведении комплексных занятий в монтажных пусконаладочных работах выявилось много дефектов – как в проектировании, такие конструкциях систем. Обращения в проектные организации и конструкторские бюро положительных результатов в быстром решении вопросов не давали. Тогда я написал донесения в три адреса: заместителю Председателя Совета Министров СССР, председателю ВПК Устинову Д. Ф., министру обороны Малиновскому Р. Я. и Главнокомандующему РВСН Москаленко К. С. В начале сентября в дивизию прибыл Устинов Д. Ф. с министрами или их заместителями. От Министерства обороны – генерал-полковник Толубко В. Ф. и помощник заместителя министра обороны по строительству и расквартированию генерал-лейтенант Попов.

 

 




Работа комиссии Главнокомандующего РВСН в ходе итоговой проверки. 1995 год

 

 

Поскольку дорожная сеть была только в стадии строительства, объезд площадок проводился на тракторах АТТ. На строительных площадках были заслушаны лица, ответственные за монтажные и пусконаладочные работы, офицеры, руководители монтажников и наладчиков. Они подтвердили наличие проблем, о которых шла речь в донесениях.

Несколько дольше задержались на площадке шахтного варианта. Работа тормозилась большой течью, особенно на глубине более 40 метров. В заключение этого совещания на месте было решено иметь при дивизии постоянную группу специалистов от ЦПИ-31 и ЦПИ-20, а также от конструкторских бюро Янгеля, Сергеева, Гольцмана, Капустинского и других, которые должны на месте оперативно решать возникающие проблемы.

Для устранения течи в шахте через сутки прибыли представители Академии наук, которые решили эту проблему. Была проведена специальная гидроизоляция и замораживание при бетонировании.

Таким образом, дивизия превратилась в своеобразный экспериментальный объект, опыт работы на котором учитывался при проектировании и передавался на другие объекты. Совершенствование сооружений шло и в последующем, поэтому в дивизии были построены три типа наземных и две шахтных площадки.

Для постановки на боевое дежурство личный состав был готов, задержка шла из-за упущений в строительстве, монтаже и пусконаладочных работах, о чем было доложено комиссии во главе с Устиновым Д. Ф. и шифром на имя Главкома РВСН и начальника Генерального штаба.

Наконец все сооружения стартов и ртб были готовы, и 1 ноября 1961 года дивизия двумя ракетными полками и ртб встала на боевое дежурство, но без жилья для семей офицеров, с ограниченным жильем на БСП.

Проблема организации и несения боевого дежурства стала предметом внимания управления дивизии и полков и встала сразу же после успешной сдачи двумя полками экзаменов на допуск к нему. Основополагающего документа не было. Решение этой проблемы было поручено как командованию частей, так и управлению дивизии во главе с начальником штаба подполковником Кадыровым М. 3., а затем сменившим его полковником Сбитневым Г. П.

К выполнению этой задачи офицеры частей отнеслись с большим интересом. Особенно много труда в разработку временного Руководства по организации и несению боевого дежурства на ракетных комплексах Р-16У вложили подполковники Кузнецов, Белаш, Костенников, майоры Питеров, Хлопячий, Кролевец, Кряжев, старшие лейтенанты Лапицкий, Добрин, Болихин, Петров, Коба и другие.

Предложения несколько раз обсуждались на совещаниях в частях и в дивизии. Особенно много мнений возникло в вопросе о составе смен, продолжительности их дежурства, порядке смены, о функциональных обязанностях при осмотрах и регламентах. Наконец этот документ был отработан и выслан в управление корпуса и в Главный штаб РВСН. Но упустили церемонию заступления на боевое дежурство, хотя начальник оперативного управления Главного штаба генерал-майор Попов А. Я. сообщил мне, что Руководство в основном одобрено и взято за основу. Когда получили приказ о времени заступления, то возник вопрос о необходимости придания торжественности этому акту. После дискуссии все согласились, что за основу необходимо взять церемониал пограничников при заступлении для охраны государственной границы, но с выносом знамени части, с участием военного оркестра.

Об этом мнении я доложил командиру корпуса генерал-майору Губореву П. Т. и позвонил в Москву генералу Попову А. Я. Оба одобрили этот вариант.

Организационная работа командования дивизии по мере несения боевого дежурства шлифовалась. Например, боевые расчеты сначала заступали на боевое дежурство на две недели, но опыт показал, что это тяжело для офицеров, особенно в шахтном варианте. Перешли на недельное дежурство.

В сложных условиях бытовой неустроенности очень важна умная, целенаправленная политическая работа. Методы такой работы при организации и несении боевого дежурства разработал заместитель командира полка по политической части подполковник Пряхин. Этот разработанный материал был напечатан в одном из первых сборников партийно-политической работы в Ракетных войсках.
Опыт участия личного состава бригады (дивизии) в контроле за строительством и в монтаже передавался другим соединениям. Уже в декабре 1960 года под руководством генерал-полковника Толубко В. Ф. на нашей базе были проведены сборы с командирами соединений МКР по изучению опыта работы в этом важном деле, а также по вопросам сохранения режима допуска на БСП и охраны боевых позиций.

Летом и осенью 1961 года для изучения этого опыта в нашей дивизии проходили обучение боевые расчеты полков Рызлейцева и Мишина (дивизия Майского, г. Нижний Тагил) и Зубулина (дивизия Иванова, г. Пермь).

В последующем, в 1962-1963 годах, с этой же целыо приезжали офицеры из г. Йошкар-Олы, соединений Сибири и Дальнего Востока, в том числе генералы Грозев и Агеев.

Осенью 1961 года Генеральным штабом на базе управления корпуса и нашей дивизии было проведено командно-штабное учение по управлению пусками ракет. С реальным привлечением боевых расчетов полков, находящихся на боевом дежурстве. Посредниками в нашей дивизии были преподаватели кафедры Военно-инженерной академии имени Ф. Э. Дзержинского, в управлении корпуса – преподаватели Военной академии Генерального штаба. Контроль деятельности боевых расчетов осуществляла инструкторская группа РВСН и корпуса. Учение прошло успешно.

К осени 1962 года дивизия по количеству частей и подразделений, построенных и строящихся ракетных комплексов и площадок превосходила первоначальный (бригадный) состав более чем в три раза.

Тернистый, тяжелый путь прошли первые ракетчики. Я сильно заболел: была расшатана нервная, сердечно-сосудистая системы, стали отказывать ноги, поэтому я был отправлен в окружной госпиталь. Кроме меня в госпитале находился с инфарктом миокарда генерал Майский. Умерли позже на боевом посту генералы Агеев и Утросин. Душа моя всегда во время болезни была вместе с моими однополчанами и соратниками-ракетчиками. С ними вместе в тайге было сформировано, приведено в боевое состояние, поставлено на боевое дежурство и обустроено мощное боевое соединение.

В госпитале меня информировали о положении в дивизии, и я отдавал нужные распоряжения. Когда возвращался из госпиталя, толком не долечившись, с госпитальной палочкой, вертолетчики без моей команды сделали круг над жилим городком, живописно расположенным на склонах высоты на берегу реки. Он почти таким же остался и сейчас. В мае 1966 года, к 20-летию Победы в Великой Отечественной войне, дивизия полностью встала на боевое дежурство, была обустроена, в строительных лесах стояли Дом офицеров и универмаг. Провели большую демонстрацию, прохождение частей и подразделений маршем, организовали гулянье и большой праздничный фейерверк.

В конце июня я уезжал из дивизии на костылях. Прошел дождь... Городок сверкая под солнцем в чистоте. Женщины гуляли с детьми по бетонным дорожкам, на лужайках. Мне было грустно, не по себе.

Провожали меня мои верные соратники, офицеры, с которыми служил здесь, работал, как говорят, на жалея живота своего. Вместе с ними я прокладывал первую лыжню в ракетной целине. Иногда я в пылу гнева был несправедлив, но им большое спасибо за то, что не помнят зла. Со многими я переписываюсь и дружу до сего времени. Каждый из нас горд и счастлив, что «держал локоть друг друга» и что мы имеем хороший ветеранский коллектив нашей боевой дивизии.

 

ОБ ОПЕРАЦИИ «АНАДЫРЬ»
(к истории Карибского кризиса 1962 года)

История ракетных войск имеет много ярких примеров, подтверждающих важнейшую роль РВСН в предотвращении глобальных военных конфликтов. Таким очевидным фактом является участие частей РВСН. в том числе 79-го ракетного полка (вошедшего в дальнейшем в состав дивизии пос. Юрья), в операции в период Карибского кризиса. Уроки и выводы, боевой опыт войск, полученные в ходе этой операции, не потеряли своего значения и сегодня. Участие ракетного соединения с ракетами средней дальности Р-12 и Р-14 в стратегической операции под кодовым названием «Анадырь» было спланировано и проведено в ответ на готовившуюся американскую агрессию против Кубы в 1962 году.

Руководящие круги США, не считаясь с мировым общественным мнением, сделали ставку на свержение неугодного им правительства Кубы. В марте 1962 года президентом США был утвержден план под кодовым названием «Мангуста». Планировалось вторжение на территорию Кубы более семи дивизий Армии США (две воздушно-десантные, две пехотные, две бронетанковые и дивизия морской пехоты), тысячи самолетов и сотен боевых кораблей.

Оказание военной помощи Республике Куба проводилось в соответствии с ранее заключенным Договором о военной помощи между СССР и Кубой. Операция была спланирована и введена в действие в соответствии с постановлением Совета Обороны СССР и боевым распоряжением Генерального штаба ВС СССР от 13 июня 1962 года.

От Ракетных войск стратегического назначения в боевую группировку вошла дивизия, вооруженная ракетами средней дальности (РСД), в составе пяти ракетных полков. Всего на Кубу было доставлено более 43 тысяч человек, из них около 10 тысяч человек – от РВСН. Ракетная дивизия была размещена на территории Кубы. Штаб 43-й дивизии (командир – генерал-майор Стаценко И. Д., начальник штаба полковник Осадчий И. 3.) – в г. Бехукаль. под Гаваной.

79-й ракетный полк Р-12 (командир полка полковник Сидоров П. С., командир 1-го ракетного дивизиона (рдн) подполковник Рудев И. И., 2-го рдн – капитан Алпеев В. В.) – в районе г. Сагуа-Лагранс (250 километров от Гаваны). Остальные ракетные полки располагались в других местах Республики Куба. Участие 79-го ракетного полка в операции «Анадырь» проходило в два этапа.

На 1-м этапе, с 12 июля по август 1962 года, проводилась работа нашей рекогносцировочной группы на Кубе по выбору и подготовке позиционных районов, а в СССР осуществлялась подготовка техники и личного состава к погрузке в воинские эшелоны и скрытая передислокация в порт погрузки на морские суда.

Выбором позиционных районов для боевых стартов полка, мест установки стартовых столов ракет Р-12 на местности, инженерной подготовкой маршрутов движения транспортов занималась оперативная группа офицеров управления полка. Рекогносцировка показала, что первоначально выбранные позиционные районы полка имеют резко пересеченную местность, бедную растительную маску. Отсутствуют необходимые площадки, а по имеющимся дорогам невозможно пройти громоздкой технике – мешают скалы. При этом в тех районах действуют диверсионные группы «контрас». Таким образом, размещение полка в указанном районе крайне нежелательно и нецелесообразно. В дальнейшем работа рекогносцировочной группы была перенесена на вновь намеченные на местности районы (Ситьесито и Калабазар-де-Сагуа).

Позиционные районы выбирались исходя из условий незатопляемости их при тропических ливнях, возможности маскировки местности, преодоления мостов и рек тяжелой техникой (грузоподъемностью до 60 тонн). Таких мостов в позиционных районах не было, поэтому с помощью инженерных частей революционных вооруженных сил Кубы вблизи мостов бульдозерами и грейдерами срезались берега, дно засыпалось гравием с цементом – получался переливной мост. Наряду с этим проводились подготовительные мероприятия к встрече и выгрузке полка в порту Мориель. Вся деятельность рекогносцировочной группы прикрывалась общей и частными легендами прикрытия – под специалистов сельского хозяйства, геолого-разведочные партии.

Одновременно в пункте постоянной дислокации 79-го полка в г. Плунге в Литве шла напряженная работа по подготовке к переброске войск на Кубу. Формировались боевые расчеты. Составлялись заявки на материально-техническое обеспечение из расчета автономной жизнедеятельности боевых стартов и личного состава полка сроком на два-три года. Изучались возможности транспортировки крупногабаритной ракетной техники и самих ракет Р-12 морскими судами. В связи с этим шла детальная макетная подготовка погрузки каждой единицы техники по картонным образцам в масштабе. Решались вопросы скрытности передислокации по железнодорожной сети и морем.

 


Посвящение лейтенантов при назначении в дивизию. 2000 год

 

 


Прощание со Знаменем генерал-майора Коваленко Г. Н.
при убытии к другому месту службы. 2000 год

 

 

Подготовка техники и личного состава шла под легендой убытия на северный полигон, в перечне обеспечения имуществом значились теплая одежда, лыжи и так далее. Подготовка к выезду занимала практически все время суток, все вопросы решались качественно и досрочно.

Чтобы весь сложный военный механизм работал безотказно и, главное, быстро, нужна была четкая организация, точное, до мелочей, распределение обязанностей. Вся динамика труда должна была воплотиться в приказы, графики, инструкции, а затем и в реальное исполнение. В период разработки документации и подготовки техники было очень важно сохранить секретность, не допускать увеличения интенсивности проведения боевой подготовки, чтобы не привлекать повышенного внимания.

 

 

Из воспоминаний

подполковника Ершова В. И.

В середине лета 1962 года заведенный ритм несения боевого дежурства, занятий по боевой подготовке нарушился необъяснимым появлением в гарнизоне генералов в больших званиях, которые не осуществляли никаких проверок, не поднимали части по тревоге, а подолгу совещались с командирами частей. Неведение длилось недолго, и вскоре я как начальник штаба ртб был вызван для получения задачи. Особенность ее получения состояла в том, что задачи ставились каждому должностному лицу только в объеме его обязанностей. Такое решение диктовалось необходимостью сохранения тайны особой государственной важности. Было сказано предельно кратко: вы будете выполнять правительственное задание. По тем временам это было необыкновенно много. О том, что мы передислоцируемся за пределы страны, речи не шло.

 

В августе полк приступил к погрузке в эшелоны на станции Шатейкяй. Шесть составов с соответствующей маскировкой техники разными маршрутами совершили марш в порт погрузки – Севастополь. Особенно необходимо отметить уникальность операции по погрузке техники на суда. Ракеты Р-12 в порт погрузки шли в спецвагонах, а на суда грузились в ночное время в трюмы, на дно корабля. В зависимости от водоизмещения судна на корабле транспортировалось от четырех до шести ракет, которые размещались на штатных грузовых тележках в гермоукупорке и под тентом, крепились специальным крепежом (стяжками) из расчета выдержать шторм до 10 баллов. Специальная техника грузилась либо в трюмы, либо на палубах с маскировкой под сельскохозяйственные агрегаты. Суда загружались техникой и личным составом из расчета, чтобы по прибытии на Кубу обеспечить комплект боевого старта.

Вместе с боевой техникой в твиндеках (под верхней палубой) строились двух- или трехъярусные нары – спальные места. В зависимости от водоизмещения судна (от 10 до 20 тысяч тонн) перевозилось от 300 до 600 человек личного состава боевых расчетов.

 

Из воспоминаний

подполковника Ершова В. И.

Техники много, сотни единиц, и все это надо разместить в трюме и на палубе. Опыта решать такую задачу не было, а делать нужно. Пришла мысль начертить в масштабе схемы загружаемых площадей судна и трафареты всей техники с надписями ее наименования. Все это раскладывалось и совмещалось. Отыскивался оптимальный вариант размещения. Названия техники переносились с трафарета на общую площадь трюма и палубы. Этим достигалась максимальная плотность и скорость при погрузке. Кроме того, исключалась потеря техники, так как при опускании ее в трюм трафарет убирался, а надпись на общей схеме зачеркивалась. Учет погрузки по такой схеме сыграл решающую роль в обеспечении ее комплектности.

 

На 2-м этапе, в сентябре-ноябре 1962 года, были проведены передислокация личного состава и техники полка морским путем и занятие боевой готовности в позиционных районах на Кубе. Морская транспортировка проходила в исключительно сложных условиях. Суда на всем пути до Кубы сопровождались боевыми кораблями и самолетами НАТО и США. При имитации воздушной атаки на одно из наших судов самолет США не вышел из пикирования и врезался в океан. Командованию частей и капитанам судов были выданы инструкции по защите от пиратских действий самолетов, кораблей и подводных лодок США, а также кубинских «контрас».

Они предусматривали действия на случай нападения и захвата судов на маршрутах следования в порты Кубы. При угрозе захвата судов, перевозивших ядерные боеприпасы, после эвакуации личного состава суда предписывалось затопить. Попадали суда и в шторм (особенно при проходе Бискайского залива), но потерь личного состава не было. Большие сложности были также при транспортировке компонентов ракетного топлива ввиду их большой агрессивности в условиях высоких температур. В связи с этим цистерны размещались на верхних палубах, чтобы охлаждать их забортной водой, а при угрозе взрыва – сбросить в море.

 


Офицеры лучшего ракетного полка по итогам 1999 года

 


Выход техники на полевые позиции

 

 




Начало итоговой проверки комиссией Главнокомандующего и вынос Боевых Знамен

 

В. И. Ермак описывает так: «Там, где размещался личный состав, жара достигла более 60 градусов при 100%-ной влажности. Туалетом, который находился на палубе, можно было пользоваться только ночыо. Начался период борьбы за жизнь без военных действий. В этой обстановке нужно было удержать дисциплину и порядок. По этой причине в трюме постоянно находились командир и замполит полка. Когда разведка доложила президенту США о том, что на Кубе много советских людей и техники, он не мог этому поверить, считая, что человек не может длительно выжить в таких условиях. Всем чертям назло выжили! Заканчивались 15-е сутки плавания».

Личный состав с боевой техникой и ракетами Р-12 стали прибывать на Кубу в начале сентября 1962 года. Первый корабль «Омск» с ракетами 79-го ракетного полка прибыл в порт Касильда 9 сентября 1962 года. Оттуда груз транспортировался (более 200 километров) в позиционный район (города Сагра, Лагранд). Выгрузка ракет из корабля производилась только ночью. Во время выгрузки внешние подступы к порту охраняло 300 человек горно-стрелкового батальона. Внутри ограждения порта охрану нес личный состав полка. Подступы к выгружаемым кораблям со стороны моря патрулировали боевые корабли и катера, а также специальная водолазная команда.

Сосредоточение ракет, установщиков и заправочных средств в позиционных районах организовывалось и осуществлялось следующим образом. Ракеты и крупногабаритная техника перевозились только ночыо. Маршруты движения колонн перекрывались заранее на всем протяжении силами Кубинской армии и военной полиции. Перекрытие маршрутов легендировалось под автодорожные происшествия с вывозом пострадавших и под учения Кубинской армии. За час-полтора до начала движения ракетной техники для дезинформации противника колонны кубинских трейлеров и большегрузных машин шли по ложным маршрутам. Ракетные колонны шли таким образом: впереди мотоциклы с радиостанциями, затем оперативная кубинская машина с представителем госбезопасности, переводчиком и охраной, далее две легковые машины с руководством колонны, машина прикрытия изделий, ракеты и тягачи, кран и запасные тягачи, машина прикрытия с кубинской о охраной, завершали колонну мотоциклисты с радиостанциями. Весь личный состав, участвующий в транспортировке, переодевался в форму Кубинской армии. Разговоры и подача команд на русском языке запрещались. Широко использовались заученные испанские слова и фразы. По прибытии в позиционные районы техники и ракет, благодаря предварительной подготовке мест размещения, время подготовки старта в боевую готовность занимало не более четырех-пяти дней.

Из доклада командира 43-й ракетной дивизии: «79-й ракетный полк под командованием полковника Сидорова сосредоточился на острове Куба в период с 9 сентября по 8 октября 1962 года и через 12 суток после прибытия последнего корабля в порт. 20 октября, полностью приведен в боевую готовность».

О сложных условиях, в которых личный состав выполнял эту задачу, пишет подполковник Ермак В. И.: «Все понимали, что нужно все сделать до начала захвата Кубы американцами, тогда они под страхом нашего ответного ракетно-ядерного удара не рискнут развязать войну. Выполнение боевой задачи требовало нечеловеческих сил, и эти силы нашлись. Оборванные, изможденные люди не были рабами, это были великие интернационалисты, которые с высочайшим сознанием шли на бескорыстное выполнение долга. В этом было величие их совести. С 13 до 16 часов кубинцы не работали: нещадно жгло солнце, а наши люди трудились беспрерывно и к концу дня выглядели как привидения. Кубинцы говорили: русские много работают и мало спят».

А обстановка тем временем все больше и больше обострялась. Реальность возникновения боевых действий подтверждалась большой концентрацией военных кораблей США, непрекращающимися полетами разведывательной авиации над территорией Кубы. Активизировалась внутренняя контрреволюция – «гусанос» (червь). Неспокойно стало на дорогах, где эти бандиты обстреливали наши машины.

22 октября 1962 года правительство США объявило блокаду острова Куба. Самолеты США на низких высотах (до 100 метров) дважды в день летали над позиционными районами, провоцируя к боевым действиям Так, только 22 октября 1962 года был зафиксирован 71 полет самолетов США над Кубой. В связи с этим принимались дополнительные меры по усилению охраны, обороны и ПВО позиционных районов. 27 октября над Кубой расчетом ПВО нашей группировки был сбит самолет-разведчик США У-2. Каждый стартовый дивизион прикрывался одной 57-миллиметровой и двумя 37-миллиметровыми зенитными батареями. Кроме того, в 79-й ракетный полк были приданы еще две 100-миллиметровые зенитные батареи. Позиционные районы охранялись личным составом полка (внутреннее кольцо) путем патрулирования и боевыми постами в окопах. Штатные минные заграждения, электризуемые заградительные средства высокого напряжения имелись, но не устанавливались. Внешнее кольцо охраны и обороны обеспечивалось нашими мотострелковыми полками, а в горах и на побережье – частями кубинских войск. В условиях боевой обстановки командованием группировки войск РВСН была достигнута высокая степень оперативности, скрытности и гибкости руководства. Категорически запрещалось плодить какие-либо бумаги, излишние указания, которые могли бы внести путаницу.


 

 


Лучшее отделение военного госпиталя – хирургическое

 


Штаб дивизии. 2000 год

 

 

Из донесения командира ракетной дивизии: «Одним из положительных фактов организации управления следует отметить полное искоренение бумажной переписки. Все необходимые распоряжения отдавались устно или через офицера связи, короткими сигналами или цифрами».

К 28 октября конфронтация была накалена до предела. Мир подошел к краю ядерной пропасти, и каждое промедление, ошибка, провокация были смерти подобны. Могла реально начаться последняя для человечества – третья мировая ядерная война. Наступил момент истины, который принадлежал руководству СССР и США. Стратегические ракеты, приведенные в полную боевую готовность, стали важнейшим аргументом в достижении договора между Н. С. Хрущевым и президентом США Дж. Кеннеди. Договоренность сторон немедленно, открытым текстом была передана на весь мир. В 15.00 часов 28 октября 1962 года командир 79-го полка получил приказ о демонтаже стартовых позиций и передислокации полка в Советский Союз.

Так завершилось выполнение войсковой операции «Анадырь». Можно с уверенностью сказать, что операция была проведена блестяще, задачи выполнены полностью, цели ее проведения достигнуты. Выполняя особо важное задание, личный состав РВСН, в том числе 79-го ракетного полка, проявил высокие боевые качества. организованность и дисциплину. Участники Карибского кризиса, выполняя свой воинский долг в экстремальных условиях, подверглись воздействию сверхнапряженной боевой обстановки и с честью выдержали ее.

В результате боевой операции «Анадырь» США признали военный паритет с СССР. Возросло значение РВСН, ракетно-ядерное оружие стало сдерживающим фактором в предотвращении военной агрессии, части РВСН приобрели боевой опыт передислокации на большие расстояния и занятия боеготовности в предельно короткие сроки. Мобильности и неуязвимости ракетных комплексов можно достигнуть, имея подвижное и компактное наземное оборудование и ракеты на твердом топливе. Для устойчивого, надежного управления войсками кроме стационарных КП в дивизии и полках нужны ПЗКП. Выводы из анализа недостатков в организации охраны и обороны, инженерного оборудования и ПВО легли в основу дальнейшего совершенствования всех видов боевого обеспечения частей РВСН. Важную роль в успешном решении задач сыграли высокая морально-психологическая устойчивость и боевая выучка личного состава, сплоченность и организованность воинских коллективов.

Проводя исторические параллели между событиями 1962 года и современной военно-политической обстановкой, можно сделать главный вывод из уроков операции «Анадырь». Он заключается в следующем: содержание армейской задачи – величина абсолютная и не может зависеть от политических колебаний или конъюнктурных обстоятельств. Защита Родины – постоянная необходимость, а не временное явление. Лучшим аргументом в защите интересов нашей страны является готовность к нанесению гарантированного адекватного ответного удара.

 

 

КРАСНОЗНАМЕННАЯ РАКЕТНАЯ
ОРЕНБУРГСКАЯ ДИВИЗИЯ
(дислокация г. Ясный)

Управление ракетной дивизии, дислоцирующейся в г. Ясном, было сформировано к 1 октября 1965 года на базе оперативной группы соединения. Первым командиром назначен генерал-майор Чаплыгин Д. X. В дальнейшем дивизией командовали генерал-майоры Сергунин Ю. Н., Маркитан Р. В., Меметов Т. А., Валынкин И. Н., Негашев В. И., Вакуленко В. А., Воронин А. И., Виговский В. И., Кириллов В. А.

Еще в 1960 году в г. Владимире началось формирование войсковой части, которая к августу 1964 года была передислоцирована в пос. Ясный Оренбургской области и составила ядро первого полка и оперативной группы, возглавляемой полковником Карповым А. А. (в дальнейшем – начальник штаба дивизии), затем – полковником Чаплыгиным Д. X.

В 1964-1965 годах 26 офицеров оперативной группы вместе с солдатами в суровых бытовых и климатических условиях начали принимать оборудование и доставлять к местам монтажа. Управление дивизии приступило к руководству подчиненными частями. В состав дивизии вошли ракетный полк (командир полковник Епифанов И. А.) и части обеспечения и обслуживания. С целью приобретения необходимого опыта по управлению частями был оборудован временный командный пункт дивизии, а с октября 1965 года на нем организуется постоянное дежурство офицеров управления.

На этапе становления личный состав дивизии решал задачи, связанные с формированием частей, строительством и вводом в строй боевых ракетных комплексов, постановкой их на боевое дежурство.

В начале 1965 года жилой и служебный фонд дивизии состоял из трех деревянных сборно-щитовых бараков и нескольких временных складских помещений. Развертывалось строительство жилого городка дивизии, объектов соцкультбыта. Уже к концу года было принято в эксплуатацию три 80-квартирных дома, казарма, Дом культуры и ряд других зданий. По-прежнему очень остро стоял вопрос с обеспечением квартирами офицеров и сверхсрочнослужащих. Тем не менее, личный состав дивизии настойчиво продолжал работу по своевременному выполнению поставленных перед ним задач. 1 октября 1966 года колонна спецмашин под командой майора Савченко О. П. доставила и загрузила в шахтное устройство первую боевую ракету 8К67. В этих работах активно участвовали офицеры Ревенко А. Ф., Лазаренко В. Е., Кудлай В. М., Нападовский С. Н.

27 ноября 1966 года управление дивизии, ракетный полк, части обеспечения и обслуживания заступили на боевое дежурство. Начиная с этого момента шло интенсивное наращивание боевого потенциала дивизии, ввод в боевой состав новых ракетных полков. В последующем офицеры каждого вновь формируемого полка проходили подготовку на полигоне. Много энергии и труда при вводе в строй и постановке их на боевое дежурство вложили командиры ракетных полков полковники Епифанов И. А., Половинкин И. С., Коржов И. В., Шрамко В. Ф., подполковники Блинов Р. Г., Савченко О. П., Панин В. В., Павлов А. П., майоры Маркитан Р. В., Рязанцев В. Я. Личный состав этих полков осуществлял монтажные и пусконаладочные работы. В результате к январю 1971 года все ракетные полки дивизии были поставлены на боевое дежурство.

Продолжалось совершенствование профессиональных знаний и навыков личного состава. В 1968-1970 годах боевые расчеты полков неоднократно по плану выезжали на полигон для проведения учебно-боевых пусков ракет Р-36, четыре из которых дали отличные и хорошие результаты.

Совершенствовалась система боевого управления. В 1967 году полки дивизии стали оснащаться автоматизированной системой боевого управления. Отлично несли службу полки, где начальниками штабов были подполковники Фуфаев П. П., Пеньковой В. Б.

В 1968 году за успехи в деле укрепления боевой мощи государства дивизия удостоена ордена Красного Знамени. Ее военнослужащие (40 человек) награждены орденами и медалями, полковники Данильченко М. П., Паклин К. И. – орденом Ленина. Командиру дивизии генерал-майору Чаплыгину Д. X. присвоено звание Героя Социалистического Труда.

 

 


Кириллов В. А.

 

В 1970-1980-е годы характеризовались напряженным ратным трудом по поддержанию ракетного вооружения в высокой готовности к боевому применению и его совершенствованию. В ходе несения боевого дежурства (особенно с момента принятия в эксплуатацию БРК) устранялось много неисправностей на вооружении, иногда даже заменяли ракету. Годовые регламенты БРК приходилось проводить параллельно в нескольких полках, с одновременными работами по постановке на боевое дежурство очередных ракетных полков и устранению неисправностей на пусковых установках, несущих боевое дежурство. Технология работ требовала развертывания полевого лагеря вблизи объектов. Личный состав практически круглый год жил в полевых условиях. Большой вклад в поддержание ракетного вооружения в готовности к боевому применению внесли офицеры службы ракетного вооружения дивизии, возглавляемой полковниками Трофимовым Ю. А., Шкандюком В. В., и офицеры технических частей, возглавляемых полковником Рябининым Е. П., подполковником Убиенных А. Н.

С развитием ракетного оружия и техники совершенствовались БРК дивизии. Модернизированы и заменены ракеты с истекшими гарантийными сроками. Ракетные полки по графику снимались с боевого дежурства и перевооружались на ракетный комплекс Р-36М. к октябрю 1980 года все ракетные полки были модернизированы и вновь поставлены на боевое дежурство. Большой объем этих работ подготовили и провели офицеры службы главного инженера дивизии, возглавляемой полковниками Пахненко В. С., Игнатьевым А. Я. и технических частей (полковники Рябинин Е. П., Захаров В. А ). Непосредственно в полках работами отлично руководили полковники Горьковенко Н. И., Григорьев А. Б., Акимов В. И., Панфилов Б. И., Коробцов Г. И., Катунин В А. Зверев В. И., Иванов В. Е., майоры Глебов В. А., Кутепов Н. В. Продолжалось качественное улучшение и развитие системы управления. На пунктах управления полков были оборудованы боевые посты штабов, которые развертывались в высших степенях боевой готовности и осуществляли руководство подразделениями полка в ходе подготовки и ведения боевых действий. На штабных тренировках и учениях отрабатывалось боевое слаживание пунктов управления и подразделений полков.

Совершенствовалось год от года боевое дежурство. Много труда в его организацию, создание единой системы подготовки и несения боевого дежурства на различных этапах внесли начальники штаба дивизии полковники Шаморкин А. С. (1972-1977 годы). Капустян Н. К. (1977-1982 годы).

 


Панорама жилого городка дивизии г. Ясного

 


Чаплыгин Д. X.
 
Сергунин Ю. Н.
 
Маркитан Р. В.
         

Меметов Т. А.
 
Валынкин И. Н.
 
Негашев В. И.
         

Вакуленко В. А.
 
Воронин А. И.
 
Виговский В. И.

В 1980-е годы части спецвойск и тыла дивизии выводились в полевые районы на учения и тренировки. Формирования частей отрабатывали вопросы восстановления боевой готовности, совершенствовали тактическую выучку. Руководство частями в условиях, приближенных к боевым, осуществляли заместители командира дивизии полковники Кондратьев В. А., Инкин В. А., Трудолюбов Н. В.

Дальнейшее совершенствование дивизии осуществлялось как в направлении повышения защищенности пусковых установок, так и в развитии автоматизированной системы боевого управления и связи.

 

 


Группа пуска ракетного полка, который провел на полигоне первый учебно-боевой пуск ракеты на оценку «отлично». 1966 год
 
Боевой расчет пуска (Пудышев Г. И., Лахин А. П., Шаховский В. Н.) провел учебно-боевой пуск ракеты Р-36 на полигоне с оценкой «отлично». 1968 год

Начальник штаба дивизии полковник Лукоянов К. М. на подготовке дежурных смен связи. 1971 год
 
Встреча с депутатом Оренбургского областного Совета командующим РА генерал-майором Чичеватовым Н. М. 1985 год

Несение боевого дежурства на пункте управления

 

 


У обелиска на месте гибели космонавта Комарова В. М.
   

Инспекция военных специалистов США на пусковой установке. 1999 год

В 1982-1992 годах ракетные полки переоснащались самым современным и мощным ракетно-ядерным оружием. Повторился этап 1970-х годов, но на новом качественном уровне. Работами по модернизации руководили полковники Жариков Н. Н., Герасимов В. Н., Саморуков В. А., подполковники Хмелев В. А., Кравцов П. Н. Общее руководство осуществляли генерал-майоры Вакуленко В. А., Воронин А. И.

Сложной проблемой 1990-х годов стало комплектование личным составом. Приходилось проводить набор на службу по контракту. Трудности с материально-техническим снабжением вынуждали снижать объем и интенсивность учений и тактических занятий с реальными действиями частей и подразделений. Несмотря на это, боевая готовность и боевое дежурство обеспечивали надежность боевого управления и готовность к выполнению боевых задач.

С личным составом полков трб, ртб проводились плановые занятия по повышению обученности и готовности к выполнению задач по подготовке и проведению пуска ракет. Изучались и практически отрабатывались подготовка и пуск ракет как дежурными силами, так и расчетами. Для повышения боевой выучки номеров расчетов регулярно проводились тренажи на макетах и тренажерах. Для углубления знаний по материальной части, изучения эксплуатационно-технических характеристик и приобретения практических навыков использовались все работы по обслуживанию техники.

Основная нагрузка по поддержанию вооружения и военной техники в готовности к боевому применению ложится на трб – самую многочисленную и технически хорошо оснащенную часть соединения. В 1990-1992 годах модернизированы или заменены БРК (командиры полковники Герасимов В. Н. и Саморуков В. А., Кравцов П. Н.). Усовершенствование БРК повышало их надежность и улучшало эксплуатационные характеристики.

Дивизия неоднократно инспектировалась по выполнению Договоров о ядерной безопасности со стороны США. Только за последние пять лет шесть раз проводилась проверка исходных данных и количества боевых блоков, установленных на ракетах. Никаких нарушений при этом не было выявлено.

Эксплуатация ракетного вооружения проводилась на высоком уровне благодаря профессионализму и требовательности командно-инженерного состава соединения (полковники Россихин А. С., Соколов В. П., Степовенко Н. Н.), в также офицеров ракетных полков (подполковники Давыдов О. М., Еньшин В. А., Романов Р. В., Дырман Л. М., Терешин Н. В.). Подготовлена плеяда молодых военных инженеров, которые ныне выполняют эту сложную задачу.

Отличные результаты при выполнении регламентов технического обслуживания (РТО), своевременном устранении возникающих неисправностей, проведении доработок показали подразделения под командованием подполковников Михеева А. В., Ищенко С. В., Гарифуллина Ф. И., Каганюк В. П., Суслова А. С. За успехи, достигнутые в деле укрепления боевой мощи России, многие военнослужащие соединения были награждены орденами и медалями.

В 1999 году в ракетных войсках было широко развернуто соревнование по достойной встрече 40-летия создания этого мощнейшего вида Вооруженных Сил. Активно включившись в это соревнование, личный состав соединения продемонстрировал возросшее боевое мастерство, организованность и дисциплину, высокий уровень морально-психологической готовности. Каждые десять смен определялись победители, которые поощрялись командованием. Ход соревнования отражался в местных средствах массовой информации (газеты «Ясненский вестник», «Вестник ЗАТО», радиогазеты позиционных районов, жилого городка). По результатам соревнования одним из лучших полков был признан полк, возглавляемый подполковником Бичулей В. А. который участвовал в торжественном приеме лучших воинов-ракетчиков в г. Москве. В 2000 году личный состав этого полка обратился ко всем воинам объединения с призывом встретить 35-летие армии под девизом «35-летию Оренбургской ракетной армии – 35 смен отличного несения боевого дежурства».

В авангарде соревнования по достойной встрече юбилея объединения идут воины полка, которым командует полковник Стефанцов Э. Е.

Продолжается обустройство жилого городка. В настоящее время в дивизии есть все необходимые культурно-бытовые объекты и сооружения: военный госпиталь, шесть магазинов, ателье, торгово-бытовой комплекс, плавательный бассейн, шесть детских садов. Построена летняя зона отдыха, стадион, закончено строительство детского парка.

Жизнь военного городка подчинена одному: нормальному функционированию большого воинского организма, где все должно быть взаимосвязано – и служба, и досуг. Военный городок буквально преобразился: чистые зеленые улицы, парк культуры и отдыха с фигурами сказочных персонажей, качелями, каруселями, танцплощадкой, фонтанами, детские городки, кафе, где можно отдохнуть с семьей и друзьями.

 


Обеденный зал

 


Дом культуры РА. 1990-е годы

 


Комната бытового обслуживания

 

 


Кафе

 


Выступление детской художественной самодеятельности в ДК РА. 1999 год

 

 


Хранилище техники

 

В 1994 году городок получил статус закрытого территориального образования. С момента его образования администрация ЗАТО, возглавляемая Варакиным В. С., тесно взаимодействует с командованием дивизии. За это время выполнен большой объем дорогостоящих коммунальных работ.

Жизнь военного гарнизона разнообразна. В укреплении боеготовности войсковых частей огромную роль играет морально-психологическое обеспечение боевого дежурства. Ежегодно отделение воспитательной работы дивизии и ДК РА организуют народные гулянья для военнослужащих и членов их семей, посвященные общегосударственным и гарнизонным торжествам.

Молодые офицеры, начинающие свой воинский путь в соединении, проходят торжественный ритуал освящения погон настоятелем Свято-Пантелеймоновского прихода отцом Онисимом приведения под Боевые Знамена частей.

Гарнизон живет полноценной жизнью. Большую помощь дивизии оказывает областная администрация во главе с губернатором области.

Командиры войсковых частей заключили договоры о шефском сотрудничестве с главами районных администраций для более эффективного решения хозяйственных, бытовых, технических проблем военнослужащих.

В соответствии с приказом Главнокомандующего РВСН ежегодно 15 сентября отмечается День части. В 1999 году дивизия отметила 35 лет со дня своего образования. Большой вклад в поддержание ее боевой готовности на современном этапе вносит личный состав войсковых частей и их командиры Анадрузский С. В., Стефанцов Э. Е., Михолап Л. А., Головащенко П. Е., Белов В. А., Кузнецов Е. В., Соболь В. Л., Дурнев Н. А., Любарский М. Б., Ребристый Д. В., Коновалов В. П. и другие. По ходатайству администрации Оренбургской области и командования соединения дивизии присвоено наименование «Оренбургская».

 

КИЕВСКО-ЖИТОМИРСКАЯ ОРДЕНА
КУТУЗОВА РАКЕТНАЯ ДИВИЗИЯ
(дислокация г. Йошкар-Ола)

 

Управление дивизии, дислоцирующейся в г. Йошкар-Оле, под командованием генерал-майора Агеева Д. Д. было сформировано к 30 мая 1961 года на базе управления 201-й ракетной бригады. В дальнейшем дивизией командовали генерал-майоры Утросин А. А., Алешкин А. А., Яшин Ю. А., Кочемасов С. Г., Колесников Г. А., Сизов В. М., Перминов А. Н., Цечоев М. С., Шевцов В. И.

В состав дивизии вошли: управление, ракетный полк ракет Р-16 трехдивизионного состава и некоторые части обеспечения и обслуживания. Формировались другие части. Личный состав комплектовался из разных родов войск и видов Вооруженных Сил. Поэтому 1960-1962 годы были периодом их переподготовки. Изыскивались различные пути и методы обучения. Офицеры обучались на специально созданных курсах, командировались на промышленные предприятия и в военные училища. Только в 1960 году успешно прошли переподготовку более 100 офицеров. Два ракетных дивизиона (командиры Манаев А. П., Поспехов К. И.) в полном составе прошли переучивание в авиационно-технических училищах городов Вольска и Саратова. Личный состав формирующихся стартовых дивизионов проходил переподготовку на полигоне в Капустиной Яре, изучая переходную ракету Р-2. За этот период дивизионами было проведено восемь учебно-боевых пусков этих ракет.

Параллельно – в тяжелейших условиях бездорожья, лесистой местности – шел выбор, рекогносцировка и строительство боевых позиций, казарм, объектов соцкультбыта жилого городка.

12 февраля 1962 года управление и первый дивизион ракетного полка Р-16 (командир подполковник Гончаров Г. Д.) заступили на боевое дежурство, пройдя подготовку на полигоне. К концу 1962 года дивизия пополнилась офицерами-ракетчиками, выпускниками ракетных училищ РВСН. К этому времени заступили на боевое дежурство еще два стартовых дивизиона. Все это повысило уровень подготовки и слаженности боевых расчетов полка. Если в начале для подготовки ракет к пуску затрачивалось 12-14 часов, то в конце учебного года – в два раза меньше.

Продолжалось формирование и подготовка второго полка. 4 октября его первый дивизион был поставлен на боевое дежурство (командир подполковник Барашков В. Г.).

В сентябре 1962 года в связи с обострением международной обстановки (Кубинский кризис) все части дивизии были приведены в повышенную боевую готовность. К ракетам были пристыкованы ядерные головные части, продолжалась постановка дивизионов на боевое дежурство. Это время потребовало большого напряжения моральных и физических сил личного состава.

Ракетные дивизионы заступали на боевое дежурство, а военные строительные организации продолжали строительство сооружений боевых стартовых позиций и жилого городка. Много труда было вложено в обустройство и налаживание быта ракетных полков (командиры полковники Рохленко С. М., Шиловский В. П., Избаш А. А., Грибков М. П., подполковники Круглов П. П. и Линьков А. В.). Большую помощь в становлении дивизии оказывало правительство Марийской республики, без нее невозможно было бы в короткие сроки выполнить громадный объем работ.

Продолжалось боевое слаживание ракетных дивизионов. Отличных показателей добились подразделения, которыми командовали офицеры Кузин Е. А., Кивкало В. П., Жолнин В. П., Мазоренко О. Н., Соломахин И. И., Шурупов Н. П., Потапов Е. Н. и многие другие.

В 1964 году ракетные дивизионы были реорганизованы в ракетные полки Р-16, несущие боевое дежурство на БСП 1, 2, 16, 3, 22, 21 (командиры полковники Рохленко С. М., Линьков А. В., Шиловский В. П., Барашков В. Г., Круглов П. П. и Избаш А. А). В середине 1960-х годов практически все ракетные полки провели учебно-боевые пуски ракет на полигоне. Всего в 1963-1970 годах боевые расчеты провели 15 пусков ракет Р-16. Совершенствовалось их мастерство, что позволило готовить ракеты к пуску сокращенным штатным составом и потребовало от каждого номера боевого расчета освоения одной-двух смежных специальностей. Это дало возможность в 1967-1968 годах организационно объединить до трех БСП в составе полка. В боевом составе дивизии остались объединенные ракетные полки Р-16 в составе БСП 1, 2, 16 и БСП 3, 21, 22.

С изменением обстановки в мире и развитием ракетной техники за рубежом ракета Р-16 уже не отвечала требованиям времени. В 1966-1968 годах прошли летные испытания и был принят на вооружение первый ракетный комплекс с ракетами на твердом топливе, имеющий повышенную защищенность, меньшее время подготовки к пуску и высокую оперативность боевого применения.

В 1966 году в дивизии были сформированы штаты ракетных полков ОС с твердотопливной ракетой РС-12, командиры полков полковник Митрофанов А. А. и подполковник Борисов Д. К., которые приступили к изучению и освоению новой ракетной техники. К 1 августа 1970 года оба полка были поставлены на боевое дежурство, предварительно пройдя подготовку на полигоне и проведя учебно-боевые пуски ракет. Всего за время подготовки и постановки полков ОС на боевое дежурство было проведено около 17 учебно-боевых пусков ракет РС-12. С началом строительства БРК ОС начался этап перевооружения и модернизации дивизии. Работами в позиционных районах полков руководили полковники Павин В. А., Морякин В. С., Субботин М. Н., подполковник Гурбанов П. С. и другие.

В 1971 году личный состав дивизии приступил к снятию с боевого дежурства БСП с ракетами Р-16. Наряду с этим продолжался процесс модернизации, в результате которого все ракетные полки ОС к 1981 году были переоснащены на ракетный комплекс РС-12А (командиры полков полковники Бабешко В. А., Жарик А. А., подполковники Давыдкин В. Ф., Касьянов А. А., Семенов И. Г., Суровцев С. В.).

Таким образом, в боевом составе дивизии несли боевое дежурство полки с групповыми пусковыми установками Р-16 и ракетные полки ОС РС-12, РС-12А.


Шевцов В. И.

 


Расчет командного пункта ракетной дивизии

 


Агеев Д. Д.
 
Утросин А. А.
 
Алешкин А. А.
         

Яшин Ю. А.
 
Кочемасов С. Г.
 
Колесников Г. А.
         

Сизов В. М.
 
Перминов А. Н.
 
Цечоев Н. С.

 

Сложность того времени состояла в том, что на вооружении стояли различные по характеристикам ракетные комплексы. Это требовало особого подхода к их эксплуатации и боевому применению. С поступлением на вооружение в 1985 году мобильных ракетных комплексов «Тополь» этот вопрос еще более усложнился. Службу ракетного вооружения на этих этапах возглавляли полковники Выскребов Я. Г., Коробков Ю. Т., Чебанов Н. С., которые уверенно решали эти проблемы.

Уникальность состояния дивизии достигла максимума – одновременно в боевом составе объединились несколько поколений ракетных комплексов. Это накладывало свой отпечаток на организаторскую деятельность руководящего состава и обеспечение надежности боевого управления ракетными полками. В штат управления дивизии были дополнительно введены офицеры, специалисты по типам ракетных комплексов.

 


Ветеран объединения генерал армии Яшин Ю. А. (справа) на встрече с личным составом дивизии. 1990-е годы

 


Построение на итоговой проверке дивизии. 1990-е годы

 




Посещение дивизии делегацией 20-й воздушной армии США. 1999 год

 

 

 

Следующим шагом в эволюции дивизии был процесс завершения боевого использования ракетных комплексов ОС РС-12А и их замена мобильной группировкой. В боевой состав дивизии прибывали и ставились на боевое дежурство ПГРК«Тополь», а личный состав продолжал освоение нового ракетного оружия.

20 июля 1985 года на боевое дежурство заступил первый в РВСН ракетный полк с ракетным комплексом «Тополь» (командир полковник Дремов В. В.). Этому предшествовала длительная, напряженная подготовка. Начиная с 1990 года, поэтапно, остальные ракетные полки заступали на боевое дежурство.

В этой сложной, растянутой на годы ситуации командование дивизии и частей прилагало все усилия для поддержания боевой готовности на должном уровне (командиры дивизии генерал-майоры Сизов В. М., Перминов А, Н., начальники штаба полковники Ведмецкий Ю. Я., Большаков Д. Н., Черепок В. П., главные инженеры полковники Чебанов Н. С., Плохов А. С., Суровцев С. В., командиры полков Рожков В. И., Дремов В. В., Кашкин В. И. и Латышев В. Н.). Успешно руководили проведением большого объема опасных работ на вооружении и технике, строительно-монтажными, ремонтно-восстановительными и взрывными работами полковники Суровцев С. В., Шевцов В. И., Степашин А. П., Палачев Н. М., Мусихин В. С., Доронин А. Г., подполковники Хасанов Р. Г., Грамма В. М. и многие другие.

Таким образом, начиная с 1990 года части дивизии решали задачи совершенствования организационной структуры, системы боевого дежурства и управления в новом качественном составе. В этих условиях обозначились проблемы и трудности, для преодоления которых потребовалась исключительно высокая полевая выучка личного состава, организованность и дисциплина. Трудности материально-технического снабжения и финансового обеспечения вынуждали снижать объем и интенсивность учений и тактических замятий с реальными действиями частей и подразделений. Все это потребовало жесткого подхода к боевой подготовке, изыскания новых принципов ее организации, комплектования подразделений и ввода в строй личного состава, изыскания дополнительных резервов для решения вопросов жилищного строительства улучшения быта личного состава, совершенствования учебно-материальной и культурно-досуговой базы. Проблемным стал жилищный вопрос.

В это нелегкое время строится и развивается микрорайон Звездный г. Йошкар-Олы, вводятся в строй четыре жилых дома, детский сад и детский городок, переоборудуется учебный корпус, создается учебная база и объекты социально-бытового и культурного назначения в формируемых ракетных полках. Это позволило создать для военнослужащих необходимые условия для выполнения главной задачи – несения боевого дежурства.

В течение последнего десятилетия командным составом дивизии решались многочисленные задачи совершенствования организационно-штатной структуры и комплектования, строительства и постановки на боевое дежурство новых БРК, совершенствования системы боевого дежурства и управления, морально-психологического обеспечения и воспитательной работы. Инициаторами и организаторами проходящих в этот период преобразований явились генерал-майоры Цечоев Н. С., Шевцов В. И., полковники Гапов Л. П., Нестеренко В. И., Артемьев С. А., Кузнецов Э. И., Файзерахманов Д. Ф., Лащевский Р. И.

В 1990-1994 годы полки с ракетными комплексами ОС поэтапно были сняты с боевого дежурства, демонтированы и расформированы. Была успешно решена правительственная задача по ликвидации 40 шахтных пусковых установок, проведена рекультивация местности.

С 1993 года дивизия организационно входит в состав Оренбургской ракетной армии. В этот период остро обозначились проблемы и трудности, обусловленные неритмичным материально-техническим снабжением и недостаточным финансированием. Это потребовало более жесткого подхода к боевой подготовке личного состава, повышенного адресного внимания к военно-социальной работе, изыскания новых, в том числе и нетрадиционных, путей решения стоящих задач, рационального использования сил и средств, разработки и внедрения компенсационных мер.

В 1990-1995 годах в боевой состав дивизии последовательно включаются и заступают на боевое дежурство новые ракетные полки, вооруженные БРК «Тополь»: в апреле 1990 года (командир подполковник Артемьев С. А.), в апреле 1994 года (командир полковник Кашкин В. И.), в декабре 1995 года (командир подполковник Новосельцев Ю. Ф.).

 


Начальник Главного штаба РВСН генерал-полковник Есин В. И. на итоговой проверке

 


Развод дежурных смен полков ОС. 1968 год

 

 


Главком РВСН генерал армии Сергеев И. Д. на итоговой проверке. 1993 год

 

Во второй половине 1990-х годов переоборудуются командный пункт дивизии и основной учебный корпус, оборудуется служебно-лабораторный корпус связи, совершенствуется оборудование учебного полигона, создается открытый плавательный бассейн. Стабильных отличных и хороших показателей добились войсковые части, которыми командовали полковники Сердюк А. Н., Палачев Н. М., подполковники Филиппов А. П., Мовчан А. Д. Эти части занесены в Книгу воинской доблести и славы РВСН. Многие офицеры и прапорщики награждены орденами и медалями Российской Федерации.

Дивизия неоднократно подвергалась контрольным и итоговым проверкам комиссиями Главнокомандующего РВСН и командующего армией и оценивалась «хорошо», а по итогам 1997 года признана лучшей среди дивизий СПУ РВСН. В 1995 году боевой расчет полка подполковника Новосельцева Ю. Ф. на полигоне Плесецк 10 октября провел учебно-боевой пуск ракеты РС-12М БРК «Тополь» с отличными результатами.

Совершенствуется и укрепляется взаимодействие с органами местной власти и самоуправления, государственными учреждениями, администрацией Президента Республики Марий-Эл Кислицина В. А. и администрацией города Йошкар-Олы. Благодаря этому организовано троллейбусное сообщение с микрорайоном Звездный, создано солдатское кафе «Витязь», реконструирован спортзал, создан на базе дивизии республиканский оборонно-спортивный оздоровительный лагерь молодежи «Защитник Отечества». Командованием дивизии совместно с Марийской филармонией организован и ежегодно проводится фестиваль патриотической песни «Виват, Россия!». Неоценимую помощь в обустройстве мест несения боевого дежурства и объектов быта дивизии оказывают промышленные и коммерческие структуры республики «Маригражданстрой» (руководитель Александров Г. А.) и «Марихолодмаш» (руководитель Олейник В. И.). Активно участвуют в духовном воспитании военнослужащих представители религиозных конфессий, возглавляемых епископом Йошкар-Олинским и Марийским Иоанном и духовным руководителем мусульман республики муфтием Фанусом.

В соответствии с приказом Главнокомандующего РВСН ежегодно 19 ноября отмечается как День части. В 1997 году дивизия торжественно отмечала 55-летие воинской части, традиции которой она продолжает, и 35-летие заступления первых ракетчиков на боевое дежурство. На празднике встретились несколько поколений защитников Отечества – от ветеранов Великой Отечественной войны до нынешних ракетчиков и ветеранов дивизии: генерал армии Яшин Ю. А., генерал-полковник Кочемасов С. Г., генерал-лейтенанты Сизов В. М. и Перминов А. Н. и многие другие.

Преобразования и новации последних лет положительно влияют на качество боевой учебы, морально-психологическое состояние личного состава, нравственный климат в семьях военнослужащих и позволяют дивизии стабильно решать задачи боевой готовности.

 

 


 

ТАГИЛЬСКАЯ РАКЕТНАЯ ДИВИЗИЯ
(дислокация г. Нижний Тагил)

 

 


Развод дежурных смен
 
Заправка ракеты на пусковой установке
   

Новое здание школы. 1963 год
 
     

Жилой городок дивизии. 1965 год

 

 

 

 

Управление дивизии, дислоцирующейся в г. Нижнем Тагиле, сформировано к 30 мая 1961 года на базе 202-й ракетной бригады. Первым командиром был генерал-майор Майский О. И. В дальнейшем дивизией командовали генерал-майоры Вишенков В. М., Панин Н. Т., Иванов В. Л., Линовицкий Е. П., Крыжко А. Л., полковник Басамыкин Н. И., генерал-майоры Кудрин С. П., Захаров В. Л., Кот А. В.

Основой формирования бригады (затем дивизии) были части Уральского военного округа. Офицеры и солдаты прибыли к июлю 1960 года из расформированных частей Сухопутных войск, ВВС, ВМФ и размещались в г. Нижнем Тагиле в казарменном и жилом фонде танкового полка. Практически весь прибывший личный состав не имел специальной подготовки. Формирование соединения проводилось под руководством полковника Майского О. И. Были сформированы ракетные полки трехдивизионного состава, части и подразделения обеспечения и обслуживания. В состав ракетных полков вошли стартовые дивизионы ракет Р-16, базирующиеся на отдельных боевых стартовых позициях. Полками командовали полковники Рызлейцев С. И., Погодин Н. П., подполковник Мишин В. П. Четвертый полк (командир полковник Шебанов Д. С.) в 1962 году был выведен из состава дивизии и передан в другое соединение.

В 1960 году вся практическая работа была направлена на укомплектование ракетных полков, организацию бытовых условий личного состава и на строительство объектов. Военные строительные организации в условиях бездорожья, тайги и болот прокладывали колонные пути к объектам строительства. Было выбрано и отрекогносцировано девять боевых стартовых позиций и два жилых городка дивизии. В работах участвовало более 10 тысяч военных строителей, возглавляемых управлением инженерных работ (генерал-майор Сирюк А. П.). Строительно-монтажные работы вели УНР, СМУ, отряды военных строителей. Дорога с бетонным покрытием была закончена только к 1962 году. До этого использовалась временная лежневка, по которой к некоторым БСП транспорт пробивался по несколько суток.

С декабря 1960 года началось поступление техники стартовых дивизионов. В августе 1961 года прибыла первая боевая ракета, а в сентябре – технологическое оборудование для 1-й и 2-й БСП.

Остро стоял вопрос обеспечения жильем. Офицеры полков снимали квартиры в г. Нижнем Тагиле, добирались к местам службы сначала поездом до станции Ива, штаба дивизии (10-я площадка) и затем – автобусами до БСП.

Основными задачами личного состава соединения в 1961-1962 годах являлись: специальная подготовка, участие в монтажных и пусконаладочных работах на объектах, подготовка к заступлению на боевое дежурство. На первом этапе личный состав первоочередных дивизионов (1-я и 2-я БСП) прошел практическое обучение в учебном центре ракетного корпуса (г. Киров) на ракете Р-12, затем в 1961 году на полигоне (с проведением учебно-боевых пусков ракет Р-16). Полки второй очереди готовили для них боевые позиции, принимали участие в монтажных и пусконаладочных работах на БСП. По отдельному плану проходили обучение офицеры управления дивизии и полков на курсах (сборах) в академиях, военных училищах и на полигоне.

С апреля 1961 года было организовано дежурство на командных пунктах соединения и частей с целью приобретения опыта в вопросах управления и контроля за ходом строительно-монтажных и пусконаладочных работ. Временный незащищенный командный пункт дивизии размещался во временном штабе дивизии (сборно-щитовой казарме).

31 октября 1961 года первые дивизионы ракетных полков на БСП-2 и БСП-1 (командиры подполковники Ивашутин П. Д. и Ахалая Г. И.) были поставлены на боевое дежурство. С14 июня 1962 года на командных пунктах дивизии и полков организуется несение боевого дежурства дежурными сменами. К началу 1964 года стартовые дивизионы на всех БСП дивизии были поставлены на боевое дежурство. К этому моменту были возведены два жилых городка дивизии, казарменные и штабные зоны на всех БСП. Практически все семейные офицеры получили квартиры в жилых городках. Было открыто автобусное сообщение с г. Нижним Тагилом. На этапе постановки на боевое дежурство и в дальнейшем продолжалось совершенствование боевой выучки личного состава. С поступлением учебно-боевых ракет Р-16 появилась возможность проводить комплексные занятия с каждым расчетом наземных дивизионов на штатной технике перед заступлением их на боевое дежурство. Дивизионы (группы) шахтного варианта готовились на тренажерах заводского изготовления. Кроме того, личный состав расчетов БСП периодически по плану выезжал на полигоны для проведения учебнобоевых пусков. С 1964 года учебно-боевые пуски ракет стали проводиться с мест постоянной дислокации в ходе тактических и командно-штабных учений РВСН и Министерства обороны СССР.

В ходе освоения ракетной техники шел поиск оптимальной организационной структуры частей и системы боевого управления. В 1963-1964 годах ракетные полки были переформированы в отдельные ракетные дивизионы. Управление дивизионами осуществлялось с КП дивизии. Затем дивизионы были реорганизованы в ракетные полки.

С ростом мастерства боевых расчетов совершенствовались боевая готовность и оргштатная структура в сторону уменьшения состава дежурных смен и сокращения времени на подготовку ракет к пуску. Это позволило в 1969 году вернуться к трехдивизионному составу ракетных полков. В боевом составе дивизии остались пять ракетных полков, командирами которых назначены подполковники Турченко Л. Т., Трофимов И. М., Новгородцев А. Н., Бормотов В. М., Олейников Н. А. Управления остальных ракетных полков с Боевыми Знаменами были переданы в другие соединения.

В 1970-1975 годы дивизия продолжала совершенствовать организацию и несение боевого дежурства. В ходе учений, комплексных занятий с использованием учебно-боевых ракет и макетов для практической заправки компонентами ракетного топлива росло мастерство боевых расчетов, увеличилось количество классных специалистов. Проводились учебно-боевые пуски с выездом на полигоны и из мест постоянной дислокации. Успешно решали эти задачи командиры БСП подполковники Константинов В. И., Придатко Л. С., Бык В. Э., Малышев В. В., Сергеев В. Е., Грачев Н. С., офицеры полков и управления дивизии. Штаб дивизии (подполковник Друкарев А А., полковник Назаров Г. М.), офицеры штаба (подполковники Сенковский В. А., Брагин Ю. М., Исаев В. Н., Журавлев И. Г., Дубинский Э. Р.) обеспечивали планирование и контроль выполнения поставленных задач.

Много внимания на этом этапе уделялось созданию благоприятных условий для организации быта военнослужащих и их семей. В 1973 году были построены закрытый плавательный бассейн дивизии, плотина и оборудован пляж на водоеме, создан парк с детскими площадками и сооружениями. Проведена большая работа по обустройству жилых городков, озеленению их территории. Жилой городок получил статус поселка городского типа, были созданы местные органы власти.


Генерал-полковник Толубко В.Ф. (второй слева) и командир дивизии
генерал-майор Вишенков В. М. (четвертый слева) на сборах специалистов РТБ. 1966 год


 


Майский О. И.
 
Вишенков В. М.
 
Панин Н. Т.
         

Иванов В. Л.
 
Линовицкий Е. П.
 
Басамыкин Н. И.
         
         

Кудрин С. П.
 
Захаров В. Л.
 
Кот А. В.

 

 

1975-1981 годы характеризовались крупными организационно-техническими мероприятиями, обусловленными Договором об ограничении стратегических вооружений ОСВ-1. На этом этапе были демонтированы и ликвидированы ракетные полки Р-16. На БСП остались только эксплуатационные взводы для охраны фонда дивизии. Часть жилого фонда и оборудования была передана другим соединениям и в народное хозяйство, часть уничтожена. Руководящий состав дивизии обеспечил плановый и организованный ход мероприятий по соблюдению положений Договора. Командиры полков и БСП организовали непосредственное исполнение необходимых мероприятий.


 
 
 
   

 
 
Процесс пуска с самоходной пусковой установки на полевой позиции

Проверка грузоподъемности моста на маршрутах патрулирования СПУ

 

1976-1977 годы стали началом возрождения дивизии в новом качественном составе. Были сформированы кадрированные полки РСД-10 «Пионер». Для их базирования были использованы служебные и жилые сооружения БСП, которые пришлось восстанавливать и реконструировать. Первый полк самоходных пусковых установок заступил на опытно-боевое дежурство 3 ноября 1978 года (командир подполковник Гагулев В. Г.). Этому предшествовал этап формирования, обучения, получения техники и проведения учебно-боевого пуска в ходе тактического учения на полигоне, возвращения с техникой в пункт постоянной дислокации и приведения полка в боевую готовность на БСП. В 1980 году боевой состав дивизии пополнился, и к 1981 году все полки были поставлены на боевое дежурство.

Начался этап освоения новой ракетной техники и позиционного района дивизии. Личный состав управления дивизии и ракетных полков выполнил большой объем работ по выбору, рекогносцировке и подготовке полевых позиций и маршрутов движения. В 1980-1985 годы ракетные полки по графику выводились на полевые позиции и несли в течение 15-30 суток боевое дежурство с отработкой вопросов приведения в высшие степени боевой готовности. В ходе дежурства осуществлялась тактическая подготовка, отрабатывались вопросы охраны и обороны, борьбы с диверсионными группами, действия по сигналам оповещения, свертывание и развертывание агрегатов комплекса.

Каждый выход полка тщательно готовился, выходом руководили заместители командира дивизии подполковник Горбунов В. С., полковники Быков А. Ф., Коротков Ю. Т., Ковалев В. А. и другие.

Накапливался опыт боевого применения полков СПУ. В короткие сроки были отработаны документы по организации марша, боевого дежурства и боевой подготовки в полевых условиях, уточнялся состав дежурных сил и документация боевых постов. Много труда вложили штабы полков и дивизионов в планирование и организацию единой системы боевого дежурства (начальники штабов полков майоры Никитин С. В., Чертков В. П., Дрюков В. С., Миронов В. Н., Баранов В. В. и другие).

В соответствии с Договором о ликвидации ракет средней и малой дальности ракетный комплекс РСД-10 был в 1985 году сдан на базы для ликвидации.

В 1985-1990 годы ракетные полки были переоснащены на ракетный комплекс «Тополь».

Первый ракетный полк с ракетным комплексом «Тополь» (командир подполковник Терехов В. В.) заступил на боевое дежурство 28 апреля 1987 года.

На этом этапе продолжалось обустройство жилых городков дивизии. Вдвое вырос жилой фонд, построены школа, детские сады и другие объекты культурно-бытового назначения.

Части дивизии продолжали совершенствовать организационную структуру, систему боевого дежурства и управления в новом качественном составе. В этих условиях обозначились новые проблемы и трудности. Потребовалась исключительно высокая полевая выучка личного состава. Трудности материально-технического снабжения и финансового обеспечения вынуждали снижать объем и интенсивность учений и тактических занятий с реальными действиями полков и ракетных дивизионов. Все это потребовало жесткого подхода к боевой подготовке, изысканию новых принципов ее организации, комплектованию подразделений и вводу в строй личного состава.

В 1995-1999 годах в дивизии осуществлялась модернизация РК «Тополь». Личный состав ракетных полков и служб управления дивизии с данной задачей успешно справился. При этом перевооружение двух ракетных полков было осуществлено без снятия их с боевого дежурства, за счет поэтапной замены техники дивизионов. Организующую роль в этом сыграли командир дивизии генерал-майор Кот А. В., заместитель командира дивизии по вооружению полковник Быков А. Н.

Командование дивизии уделяет большое внимание поддержанию морально-психологического состояния и готовности личного состава боевых расчетов к выполнению задач по предназначению. Учения, проведенные командующим армией в октябре 1997 и 1998 годов в сложных погодных условиях, подтвердили высокую боевую готовность техники и способность личного состава к проведению пусков ракет.

В 1998 году в дивизию прибыло много офицеров – выпускников вузов. Командованием были приняты меры по оборудованию и вводу в строй трех малосемейных общежитий, тогда семья каждого лейтенанта получила отдельную жилую площадь. Большую роль в проведении этих мероприятий сыграли командир дивизии генерал-майор Кот А. В., заместители командира дивизии полковники Башлаков А. А., Болгарский А. И., начальник КЭЧ подполковник Игнатьев Б. Н. Выпускникам вузов, прибывшим в дивизию в 1999-2000 годах, была оказана материальная помощь.

169


Проверка СПУ
 
Солдатский клуб. 1968 год
     

Командующий армией генерал-лейтенант Герасимов В. И. на итоговой проверке дивизии
 
Дом культуры Российской Армии в жилгородке дивизии. 1968 год

 


Руководящий состав дивизии. Слева направо полковники Горбунов В. С.,
Козловский Н. И., Басамыкин Н. И., Рясной В. Д., подполковник Ковалев В. А. 1980-е годы

 

 


Проведение учебно-боевого пуска

 


Боевая ступень ракеты

 




Итоговую проверку дивизии проводит командующий РА генерал-лейтенант Борзенков А. С.

 

 

 
Работы по развертыванию и маскировке агрегатов СПУ

 

16 декабря 1998 года в ходе торжественного собрания, посвященного 39-й годовщине образования РВСН, было подписано совместное соглашение между командованием дивизии и администрацией г. Нижнего Тагила «О сотрудничестве, шефских связях, активизации военно-патриотической работы».

В 1999 году весь личный состав дивизии принял активное участие в соревновании, посвященном 40-летию РВСН, в ходе которого ракетный полк и база тылового обеспечения (командиры подполковники Кравцов С. А. и Макагонов А. А.) добились высоких показателей в боевой подготовке и несении боевого дежурства.

В 2000 году учеба началась под девизом: «55-летию Великой Победы, 35-летию образования Оренбургской РА – высокую боевую и мобилизационную готовность, крепкую воинскую дисциплину». Лучшие результаты показывают ракетный полк (командир подполковник Кравцов С. А.), ртб (командир полковник Метельский А. А.), расчет подполковника Пилюченко П. Н. и другие.

Большой личный вклад в дело укрепления боевой готовности и повышения качества несения боевого дежурства вносят офицеры и прапорщики дивизии, среди них подполковники Шингарев С. И., Воробьев С. Ю., Казьмин А. Е., Мавлетбердин Р. А., Лапухин С. И., Гусев А. Н., Стужук В. Б., майоры Вихорев В. Б., Трунников С. А., Богданов В. В., Ларенс В. Г., Рязанцев В. А., капитаны Милютин В. А., Даметкин А. В., Енгоян А. З., Белоусов И. Л. и многие другие.

9 мая 2000 года в ходе общегородского митинга, посвященного 55-летию Великой Победы, главой администрации г. Нижнего Тагила Диденко Н. Н. было вручено командиру дивизии генерал-майору Коту А. В. Почетное знамя от трудовых коллективов и администрации города.

На всем протяжении истории дивизии офицеры, прапорщики, сержанты и солдаты достойно выполняли задачи по обеспечению высокой боевой готовности, безопасности и надежной защиты Отечества.

12 декабря 1999 года дивизии присвоено наименование «Тагильская».

В соответствии с приказом ГК РВСН ежегодно 1 декабря отмечается как День части.

 

 

ТЕРНОПОЛЬСКО-БЕРЛИНСКАЯ
ОРДЕНОВ БОГДАНА ХМЕЛЬНИЦКОГО
И КРАСНОЙ ЗВЕЗДЫ РАКЕТНАЯ ДИВИЗИЯ
(дислокация г. Пермь)

 




Работы на пусковой установке ОС

 

Управление дивизии, дислоцирующейся в пос. Бершеть Пермской области, сформировано к 30 мая 1961 года на базе 206-й ракетной бригады. Первым командиром был генерал-майор Иванов 3. Г. В дальнейшем дивизией командовали полковник Паршин П. С., генерал-майоры Кабанов П. И., Друкарев А. А., Козлов В. А., Белоусов В. В., Балаболкин И. М., Кириллов Ю. Ф., Субботин А. Г., Синенко Б. В.

Формирование ракетной дивизии началось в 1960 году из частей Уральского военного округа. Комплектование офицерскими кадрами шло за счет расформированных частей ВВС, наземной артиллерии и танковых войск. Формирование осуществляла оперативная группа, возглавляемая командиром бригады полковником Стоппе Г. В. В боевой состав были включены ракетные полки, части обеспечения и обслуживания (командиры полковники Васильев А. А., Зубулин А. В., Панин Н. Т., Губаренко О. А.). В октябре 1960 года началась переподготовка личного состава в учебных центрах и на полигонах. Личный состав осваивал переходную ракету Р-2 с проведением учебно-боевых пусков, затем (с 1962 года) – штатную ракету Р-16. Стартовые дивизионы выезжали на полигон, проводили учебно-боевые пуски ракет Р-16 и, возвращаясь к местам постоянной дислокации, допускались комиссией Главнокомандующего РВСН к боевому дежурству.

Параллельно шло строительство объектов дивизии. Были выбраны и отрекогносцированы несколько боевых стартовых позиций, место под жилой городок дивизии и технические площадки под базы, склады и радиоцентры. Строительство вели управление инженерных работ (полковник Тихонов В. М.), управление наружных работ (подполковник Кушнир А. Г.) и военно-строительные отряды.

В условиях бездорожья, лесисто-болотистой местности первая БСП сдана в эксплуатацию уже в декабре 1961 года. О сложности работ говорит хотя бы такой факт, при расчистке трассы утонули три гусеничных бульдозере, извлечь которые удалось только через год. В дальнейшем, с вводом в строй магистральной дороги с бетонным покрытием, темпы строительства повысились.

13 марта 1962 года первоочередной дивизион (командир подполковник Каплюк В. А.) заступил на боевое дежурство, а к 1965 году последняя боевая позиция была сдана в эксплуатацию и приступила к несению боевого дежурства.

С мая 1964 года оргштатная структура стартовых дивизионов Р-16 изменяется. На базе дивизионов создаются отдельные полки (БСП 1 – полковник Кравченко А. А., БСП 11 – подполковник Соколенко Н. А., БСП 12 – подполковник Авдеенко Ф. С., БСП 2 – полковник Панин Н. Т., БСП 22 – подполковник Арцыбашев А. Г., БСП 21 – подполковник Храмченков В. Г.).

В 1963 году было принято постановление правительства о строительстве в позиционном районе дивизии боевых ракетных комплексов РС-10 с отдельными стартами. Первый полк (командир полковник Грабский О. А.) заступил на боевое дежурство 24 ноября 1966 года. В последующие годы были поставлены на боевое дежурство еще семь БРК РС-10 с ракетой 8К84, последний – в конце 1970 года). Для обеспечения эксплуатации нового комплекса была построена техническая зона.

Совершенствовалась система боевого управления. В 1963 году вводится в штат командный пункт (КП) дивизии. Первым его начальником стал подполковник Колодезный Н. Н. Командные пункты полков оснащаются современной аппаратурой связи. В 1967 году КП дивизии и полков были оснащены автоматизированной аппаратурой боевого управления и связи. Освоение новых средств успешно осуществляли майоры Шилин В. В., Гусев Ф. М., Годунов И. М. и многие другие. В 1968 году была введена засекречивающая аппаратура связи. В 1971 году дивизия оснащается системами космической и спутниковой связи.

Одновременно со строительством боевых позиций и пунктов управления быстрыми темпами шло возведение жилого городка. Первоначально жилой фонд (пос. Бершеть) состоял из полевого лагеря и деревянных одно- или четырехквартирных сборно-щитовых домов. К концу 1960 года были построены временные штабы, общежития, казармы. Первый капитальный жилой 64-квартирный дом был сдан в ноябре 1962 года. Жилой городок стал современным благоустроенным поселком городского типа с детскими садами, Домом культуры, гостиницей, школой и другими объектами соцкультбыта. В 1972 году построены закрытый плавательный бассейн, пионерский лагерь, созданы зона отдыха, лыжная база для офицеров и членов их семей.

Продолжалось дальнейшее освоение техники и совершенствование подготовки стартовых расчетов БСП Р-16. Перед каждым заступлением на боевое дежурство проводились комплексные занятия на штатной технике с учебно-боевыми ракетами. По плану подготовки боевые расчеты выезжали на полигоны и проводили учебно-боевые пуски ракет (майоры Светкин А. С., Клевцов А. С., подполковник Ильницкий С. И. и другие). К 1970 году было проведено около 20 учебно-боевых пусков ракет Р-16. В результате этих мероприятий, роста мастерства личного состава стало возможным уменьшить время на подготовку ракет к пуску и проводить операции сокращенным составом боевых расчетов. Совершенствуется оргштатная структура. В 1967 году отдельные ракетные полки были переформированы в объединенные ракетные полки (командиры полков на разных этапах Храмченков В. Г., Юдин В. Н., Ломоносов В. Н., Назаров Г. И., Бормотов В. М.).

К 1975 году ракетные полки прошли перевооружение на ракету 15А20. Были оборудованы боевые посты всех дежурных смен, отработана единая система подготовки и заступления на боевое дежурство. В этом большая заслуга руководящего состава и офицеров управления дивизии Леонтьева С. И., Крючкова Г. С., Гозмана Л. Д., Мартоса А. В., Козлукова А. Д., Кима А. Я. и других.

Параллельно с постановкой новых комплексов ОС на боевое дежурство завершали свой боевой путь БСП Р-16. В 1976 году начался процесс демонтажа и снятия их с вооружения. До 1978 года все пусковые установки были демонтированы, часть жилого и служебного фондов были переданы Уральскому военному округу, часть оборудования – в другие дивизии.

Следующим шагом в развитии дивизии было принятие в 1988-1991 годах на вооружение нового боевого железнодорожного ракетного комплекса (БЖРК). Параллельно начались работы по снятию с боевого дежурства БРК ОС. К 1995 году все рп ОС сняты с боевого дежурства. Командование дивизии и частей успешно преодолело этот сложный этап: полки сформированы, личный состав был обучен. Освоение нового комплекса требовало особого подхода к его эксплуатации и боевому применению. Постановку полков на боевое дежурство осуществляли офицеры управления дивизии и полков Каменев С. П., Ефремов А. С., Сицилицын А. Б., Жуковский Ю. К., Жернаков В. В., Яковлев В. А. и многие другие.Первый ракетный полк БЖРК заступил на боевое дежурство 22 апреля 1989 года (командир подполковник Жуковский Ю. К.). К 1991 году в боевом составе дивизии несли боевое дежурство все остальные полки БЖРК.

 


Личный состав ракетного полка БЖРК, первым заступившего на боевое дежурство. 22 апреля 1989 года

 


Иванов 3. Г.
 
Паршин П. С.
 
Козлов В. А.
         

Белоусов В. В.
 
Балаболкин И. М.
 
Кириллов Ю. Ф.
         

Субботин А. Г.
     
Синенко Б. В.

В 1990-1995 годах в ходе опытного и исследовательского учений были выработаны предложения и рекомендации по дальнейшему совершенствованию боевого применения БЖРК. В этом принимал участие личный состав полков, а также исследовательские группы ГШ РВ, вузов и НИИ, управления армии, офицеры дивизии Барановский, Буслаев О. А., Титов А. И. и многие другие. Обозначились новые проблемы и трудности. Ограничения, связанные с запретом по выходу полков на маршруты патрулирования, потребовали принятия компенсационных мер по несению боевого дежурства в пункте постоянной дислокации, проведения тактических учений с полками по приведению комплекса в высшие степени боевой готовности.

 


Подготовка пуска БЖРК на полигоне

 

Учение с проведением учебно-боевого пуска ракеты из позиционного района дивизии. На смотровой площадке – командование РВСН и руководители Пермской области. 1980-е годы

На командном пункте дивизии

Подполковник Панов А. Л. (справа), майор Горбунов Н. В. – участники и учебно-боевого пуска БЖРК

Руководство исследовательскими группами в ходе исследовательского учения с дивизией. 1995 год

Руководящий состав дивизии и ветераны. 1980-е годы

 


Ветераны на праздновании 50-летия Победы в Великой Отечественной войне. 1995 год

 


Участники учебно-боевого пуска БЖРК. Космодром Плесецк. 1996 год

 

В 1995 году высокую выучку показали ракетные полки (командиры полковник Мокрецов Н. Н., подполковник Гусев К. А.) и ртб полковника Борзунова А. Д. Ракетный полк полковника Мокрецова Н. Н. занесен в Книгу почета РВСН. В 1998 году, по результатам работы комиссии Главного командования Ракетных войск, за успешное решение задач боевой подготовки и воспитание военнослужащих, за образцовое выполнение воинского долга поощрены многие офицеры дивизии.

В 1996 году БЖРК (командир подполковник Панов А. Л.) совершил марш из пункта постоянной дислокации на полигон и провел учебно-боевой пуск ракеты РС-22 с отличными результатами.

В дивизии проводятся организационные и технические мероприятия, позволяющие компенсировать недостаточность финансирования и материального снабжения. Офицерами дивизии и частей внедрен ряд предложений по экономии ГСМ, денежных средств, решено немало технических проблем в эксплуатации и ремонте ходовой части, систем и агрегатов БЖРК. В этом принимали активное участие подполковник Зырянов В. М., майоры Анкудинов С. Г., Звягинцев Н. А. и Храпов В. А., капитаны Осташко Н. Н., Римар И. В. и другие. Организовано тесное взаимодействие с Министерством путей сообщения по эксплуатации подвижной части БЖРК и проведению работ на объектах Пермской железной дороги.

Продолжалось совершенствование инфраструктуры и жилого фонда городка дивизии. За эти годы преобразился весь облик и внутреннее содержание поселка. Он получил статус закрытого территориального образования, фонд передан в муниципальную собственность. Было построено много объектов, в том числе одна из лучших в России начальная образовательная школа, специализированные детские сады, реконструируются административные здания и другие объекты.


Проверка подвижного состава

Проводится работа по возрождению духовности молодого поколения. Наладились постоянные тесные контакты с Пермской православной епархией и муфтиятом мусульман Перми, оформлена молельная комната, построен дивизионный православный храм, проводятся мероприятия религиозного характера.

27 июня отмечается День части. Знаменательным событием стало празднование 40-летия РВСН, в котором приняли участие представители администрации Пермской области, военно-промышленного комплекса и руководители предприятий. Дивизия активно включилась в соревнование в честь 35-летия Оренбургской ракетной армии, по итогам первого этапа которого стала первой. В этом большая заслуга офицеров Зыкова И. М., Пивнева С. И., Голдобина О. Н., Леонтьева В. Ф., Устюжанина А. В., Пичкалева А. Л. и многих других.

 

 

РАКЕТНАЯ ДИВИЗИЯ
(дислокация г. Карталы)

 


Генерал-полковник Шиловский В. П. вручает дивизии вымпел за мужество и воинскую доблесть,
проявленные на учении (командир дивизии полковник Меркулов Ю. А.). 1986 год

 


Убытие дежурных смей в позиционные районы ракетных полков
для заступления на боевое дежурство. 1999 год

 

Управление дивизии, дислоцирующейся в г. Карталы (командир генерал-майор Харченко А. Т.), было сформировано к 1 октября 1965 года. В дальнейшем дивизией командовали генерал-майоры Ширшов В. Т., Хлопячий Р. М., Кондратьев В. А., Бобин Г. И., Меркулов Ю. А., Конарев А. Л., Алексеев В. П., Локотко А. А, полковник Плакидин А. В., генерал-майор Бондаренко С. В.

В 1963 году в районе г. Карталы Челябинской области приступила к работе оперативная группа из офицеров ракетного полка (г. Ишим). Необходимо было сформировать части и подразделения, создать условия к подготовке строительства первоочередных объектов позиционного района дивизии и жилого городка. Ракетный полк Р-36 обустраивался в г. Ишиме Тюменской области, остальные части и подразделения – в палаточном лагере на окраине г. Карталы. Офицеры и сверхсрочнослужащие размещались в городе на частных квартирах.
Одной из главных задач этого периода являлась организация приема и доставки оборудования к объектам строительства. Строительство вели управление инженерных работ, управление наружных работ и военно-строительные отряды. С осени 1964 года поставка на объекты оборудования, систем кабельной продукции и других материалов была возложена на ОКС соединения. Не хватало техники для транспортировки и выдачи под монтаж тяжелого оборудования. По бездорожью десятки километров приходилось перевозить 10-20-тонные конструкции на самостоятельно изготовленных транспортных приспособлениях.К 1965 году управление дивизии было уже сформировано и практически приступило к руководству подчиненными частями. Основное внимание было уделено продолжению формирования частей, строительству стартовых позиций. Работа шла в 2-3 смены, непрерывным потоком на строительные площадки поступали конструкции, материалы и оборудование. Временные сборно-щитовые казармы военных строителей размещались на пусковых установках.

Одновременно быстрыми темпами велось строительство жилищных и культурно-бытовых объектов. К концу 1965 года были построены два 64-квартирных дома и казарма.

В августе 1966 года было закончено строительство первого БРК. Личный состав ракетных полков (командиры подполковники Баев В. С., Горшков Г. Ф.) принимал активное участие в строительно-монтажных и пусконаладочных работах. В напряженные дни окончания работ коллективы строителей, промышленности и войсковых частей работали круглосуточно. Приходилось устранять большое количество недоделок и дефектов. В дальнейшем, с появлением опыта, строительство последующих БРК проходило более четко, слаженно и ритмично. Если на строительство первого БРК потребовалось около 30 месяцев, то последний БРК был введен в эксплуатацию через 13 месяцев после начала горно-проходческих работ. Горно-проходческие же работы заключались в ручной отрывке грунта и подъеме его на поверхность. Постепенно, с углублением в грунт, стены укреплялись вставкой колец-тюбингов.

Параллельно со строительством проводилось обучение личного состава. С января по март 1965 года группа офицеров управления дивизии, первого полка и специальных частей прошла переподготовку в учебном центре полигона.

К июню 1965 года ракетный полк был передислоцирован из г. Ишима и включился в работу по строительству и принятию БРК в эксплуатацию. Большое участие в работах принимали офицеры Донецков В. И., Елович А. Я., Зенин В. Д., Когтев В. Ф., Плис И. С., Тюрин Г. А., Кутлиев Р. А. 18 декабря 1966 года дивизия в составе ракетного полка (командир подполковник Баев В. С.), частей обеспечения и обслуживания заступила на боевое дежурство.

Ко времени сдачи в эксплуатацию первого БРК был введен в строй необходимый комплекс сооружений технической позиции, первая очередь казарменного и жилого городков, железных и автомобильных дорог. В 1967 году был введен в эксплуатацию защищенный командный пункт дивизии.

Приобретался опыт несения боевого дежурства, повышался уровень специальной подготовки боевых расчетов пуска, совершенствовалась учебно-материальная база ракетных полков. В 1968 году был оборудован учебный комплекс командных пунктов полков и дивизии. Большой вклад в подготовку очередных полков к заступлению на боевое дежурство внесли офицеры Фатеев И. Г., Спичах О. А., Курников Р. П., Коноплев Л. В., Жиляков Н. Ф., Демидов И. С. и другие.

Последующие годы в истории дивизии были решающими в повышении боевой готовности. Шло дальнейшее формирование частей и подразделений, совершенствование их подготовки, прием в эксплуатацию и постановка на боевое дежурство очередных БРК, проведение на них первых регламентов. Личный состав упорно трудился по наращиванию боевой мощи дивизии (командиры полков подполковники Мишин В. П., Спичах О. А., Даниленко В. И. и другие). В результате к 1972 году все ракетные полки (БРК Р-36 с ракетой 8К67) были поставлены на боевое дежурство.

1970-1975 годы характеризовались накоплением и обобщением опыта, разработкой и внедрением на этой основе наставлений, методик и инструкций по организации и несению боевого дежурства, подготовке дежурных смен. Опыт ракетных полков дивизии был использован при издании руководящих документов в масштабе РВСН. Кроме того, проводились регламенты БРК с доработками по улучшению тактико-технических характеристик и сокращению времени на подготовку ракет к пуску. Лучшими были ракетные полки, которыми командовали подполковники Врублевский Г. С., Кочемасов С. Г., майор Мураховский В. П. Росло мастерство воинов-ракетчиков. Звания «мастер» добились офицеры Матвеев Г. Н., Николаев А. И., Аникин Н. С., Рыжов В. А., Метельников А. И. и многие другие.

В 1975-1979 годах полки дивизии были перевооружены на ракетный комплекс РС-20А, а в 1982-1985 годах – на РС-20Б. На этом этапе личный состав дивизии продолжал совершенствовать систему организации и несения боевого дежурства, уровень специальной подготовки боевых расчетов пуска ракетных полков, подготовку специалистов технических частей. С 1981 года готовились и проводились учебно-боевые пуски ракет из позиционных районов полков. Право на проведение пуска предоставлялось наиболее подготовленным специалистам (офицеры Михайлов Б. О., Лунев В. В., Налобин С. В., Гапонов Ю. А., Монин И. В., Салихов Н. Н., Акутин Н. В., Тюкалов В. П., Седов А. Г., Котков В. Б. и другие). Всего за 1981-1987 годы было проведено семь учебно-боевых пусков ракет РС-10А и РС-10Б с мест постоянной дислокации.


Командир дивизии генерал-майор Бондаренко С. В. 2000 год

 


Руководящий состав дивизии. В центре – командир дивизии генерал-майор Конарев А. Л.

 


Бобин Г. И.
 
Меркулов Ю. А.
 
Конарев А. Л.
         

Алексеев В. П.
 
Локотко А. А.
 
Плакидин А. В.

 

В 1985-1990 годах личный состав участвовал в озеленении жилого городка: разбивали газоны, сажали деревья и кустарники, создали парк. Был построен спортивный комплекс, при нем – стадион и плавательный бассейн, площадки для спортивных игр и другие объекты социально-культурного назначения.

С 1997 года в дивизии началась замена ракет, выслуживших гарантийный срок. Несмотря на многолетнюю эксплуатацию, их тактико-технические характеристики и боевые возможности сохранились на должном уровне. Это подтвердил успешный запуск ракеты РС-20А, проведенный 21 апреля 1999 года с космодрома Байконур. Ракета, до этого более 22 лет находившаяся на боевом дежурстве в дивизии, вывела на орбиту английский научно-экспериментальный спутник, исследующий космическое пространство и поверхность Земли.

В настоящее время дивизия продолжает решать задачи совершенствования несения боевого дежурства, поддержания необходимой боевой готовности и повышения уровня подготовки органов боевого управления и личного состава.

Отремонтирован командный пункт дивизии, благоустраиваются позиционные районы полков, техническая позиция дивизии, личный состав стал бережнее относиться к военной технике и полковому имуществу.

Большой вклад в поддержание боевой и мобилизационной готовности, совершенствование боевого дежурства, боевой подготовки, решение вопросов технического и тылового обеспечения вносят полковники Костюков Е. В., Мурза В. В., подполковники Осокин С. А., Тараник А. В., Федорович А. А., Чернобаев О. В., майоры Шиханцов В. И. и Яцев И. В.

Силами частей и подразделений дивизии было проведено 24 регламентных технических обслуживания БРК с углубленным исследованием состояния технических систем пусковые установок.

 

 


Отличная группа пуска полка ОС. Командир группы старший лейтенант Николаев А. И. (в центре). 1971 год
 
Руководящий состав и ветераны дивизии. 1988 год
     
     

Офицерское общежитие. 1967 год
 
Занятия по военной топографии
     

Офицеры первого ракетного полка. 1981 год

 

С 1997 года в дивизии проводятся работы по продлению сроков эксплуатации БРК. Особенно качественно несут службу офицеры технической ракетной базы дивизии подполковники Ковтун Д. А., Марченко А. М., Найданов А. М., майоры Батаев С. Н., Веруш П. А. и Михалин С. А.

Подчиняясь рекомендациям Руководства по боевому дежурству в РВСН, по-новому организовали несение боевого дежурства. В 1996 году полностью переработана документация на все боевые посты и места несения боевого дежурства. Разумную инициативу, усердие при переработке документов проявили полковник Тимофеенко П. И., подполковники Кузьменко С. А. и Мурза В. В.

Наиболее яркие события дивизии произошли во второй половине 1990-х годов. В 1995 году ракетный полк под командованием полковника Коннова А. Д. за высокие показатели в боевой подготовке был занесен в Книгу воинской доблести и славы РВСН.

Немало традиций существует в ракетной дивизии. Например, с целью повышения престижа армейской службы, воспитания патриотизма и гордости за принадлежность к Ракетным войскам стратегического назначения с 1998 года в соединении проводится ритуал приведения прибывших офицеров, выпускников высших учебных заведений, под Боевые Знамена ракетных полков, торжественное вручение им удостоверений на право самостоятельной работы и дежурной формы одежды.

Улучшается обустройство жилого городка, завершается строительство новой средней школы, отреставрирован детский городок, закончены работы по возведению мемориала павшим за свободу и независимость нашего государства к 55-летию Победы в Великой Отечественной войне.

С целью усиления героико-патриотического воспитания личного состава к 35-летию образования Оренбургской ракетной армии и дивизии ведется реставрация экспонатов музея воинской славы соединения. Оборудуются новые экспозиции, посвященные новейшей истории соединения, Карталинского района.

Для создания нормальных условий отдыха военнослужащих и жителей городка командование совместно с администрацией пос. Локомотивный произвели переоборудование помещений Дома культуры Российской Армии. Коллектив художественной самодеятельности неоднократно занимал призовые места в различных смотрах-конкурсах. Творчески работают ансамбль танцевальной пластики «Татьяна», вокальная группа «Берег», кружки детского и юношеского творчества. Дом культуры стал центром, где можно не только отдохнуть, но и проявить себя.

В соответствии с приказом ГК РВСН 1 ноября ежегодно отмечается День части. Много сделано для решения социальных проблем военнослужащих, благоустройства поселка. Преобразилась центральная площадь поселка Локомотивный. Новый контрольно-пропускной пункт в казарменную зону стал своеобразной визитной карточкой дивизии. В помещении КПП есть комнаты для посетителей, где работает цветной телевизор, стоит удобная мягкая мебель, на стенах – картины местных художников. Прибывшие родители могут отдохнуть с дороги, приятно провести время встречи с сыном – защитником Отечества.

В честь 55-летия Победы 9 мая 2000 года в парке Победы открыт мемориал Воинской Славы и зажжен вечный огонь. В день торжественного открытия мемориал был освящен отцом Владимиром, настоятелем церкви Покрова Пресвятой Богородицы.


Занятия с офицерами-выпускниками ВВУЗов.
1999 год

 


Занятия по общественно-государственной
подготовке. 1999 год.

 


Въезд в жилой городок дивизиона

 


Детская площадка

 

За 35 лет существования дивизии сложились прочные взаимоотношения воинов-ракетчиков с коренными жителями, местной администрацией. Более 200 юношей достойно несут воинскую службу в частях и подразделениях.

В 1999 году между командованием соединения и администрацией города Магнитогорска заключен договор о сотрудничестве и взаимопомощи. Неоднократно проводились встречи воинов-ракетчиков с представителями администрации, общественных организаций, руководством промышленных предприятий города. Самое активное участие в поддержании и развитии отношений принимали заместитель главы города Чуприн В. В., бывший военнослужащий технической ракетной базы соединения капитан запаса Егоров В. Н., ныне председатель совета директоров, директор ЗАО «Русская металлургическая компания».

9 мая 2000 года, в день празднования юбилея Победы, по приглашению мэра воины-магнитогорцы выезжали в свой родной город для участия в параде Победы. Гости из г. Магнитогорска неоднократно посещали дивизию с концертными программами.

В благоустройстве военного городка большую помощь оказали администрации и представители промышленности городов Орска, Магнитогорска, Челябинска. Особый вклад в развитие шефских связей внесли глава администрации г. Магнитогорска Аникушин В. Г., глава ЗАТО пос. Локомотивный Васковский В. М., генеральный директор ОАО «Магнитогорский металлургический комбинат» Рашников В. Ф., глава администрации г. Карталы Сутункин А. М.

В настоящее время личный состав продолжает выполнять задачи по несению боевого дежурства и поддержанию высокой боевой готовности. Ракетчики гарнизона живут одной жизнью со всей страной, оберегая ее покой и неприкосновенность. В любое время года и в любую погоду в положенные дни и часы выстраиваются дежурные смены, взвивается на флагштоке вымпел РВСН, звучат слова: «Для зашиты нашего Отечества очередным дежурным сменам на боевое дежурство заступить!».


Учебно-боовой пуск ракеты

 

 

 


 

РАКЕТНАЯ ДИВИЗИЯ
(дислокация г. Державинск)

Управление ракетной дивизии (г. Державинск) Целиноградской области Казахстана, которой командовал генерал-майор Парамонов В. Ф., было сформировано на базе оперативной группы соединения к 1 октября 1965 года. В дальнейшем дивизией командовали генерал-майоры Сахаров М. Ф., Плотников Ю. И., Кирилин В. В., Николаев А. И., Норенко Ю. Н., полковники Федяев Ю. А., Хашегульгов А. М.

Оперативная группа, созданная в 1964 году, приступила к формированию дивизии, изучению позиционного района и созданию первоначальных условий для строительства объектов. Группой руководил полковник Усачев В. Н. На первом этапе формирование проходило в г. Ялуторовске Тюменской области, затем подразделения были передислоцированы в пгт. Державинский Целиноградской области Казахстана.

В состав дивизии вошли ракетные полки, прибывшие из других ракетных дивизий при сокращении ракетных комплексов с групповыми ПУ Р-16. Шло формирование других войсковых частей. Параллельно осуществлялось строительство объектов и жилого городка.

1964-1965 годы были периодом формирования и первичного обучения личного состава. Тогда особенно отличились офицеры Жаров В. В., Михейкин Ю. Ф., Уваров Б. А., Иванов Р. И. и другие. К концу 1965 года был принят в эксплуатацию первый БРК, техническая зона, два жилых 80-квартирных дома, казарма и школа. В этом же году офицеры управления дивизии и первоочередных полков прошли переподготовку в учебном центре. Наиболее подготовленными специалистами показали себя офицеры Котельников К. А., Тихонов А. А., Лазуткин В. Н. и другие.

20 ноября 1966 года управление дивизии, первый ракетный полк, части обеспечения и обслуживания заступили на боевое дежурство.

К 1970 году все полки были поставлены на боевое дежурство. Продолжался этап совершенствования специальной подготовки боевых расчетов пуска и поддержания вооружения в боевой готовности.

В 1970-1980-х годах личный состав дивизии решал задачи модернизации ракетных комплексов, совершенствования системы боевого дежурства. Много труда в поддержание боевой готовности вложили офицеры управления дивизии Туровский А. А., Чепурной А. И., Савин А. С. Лучшими по боевой подготовке были полки и войсковые части, которыми командовали Харшин Ю. Н., Хобот В. С., Коцегуб М. Е., Суслов А. П., Дмитриев С. Г., Медведев В. М., Ивус В. П. и другие.

Личный состав дивизии старательно озеленял жилой городок: в голой степи создан оазис. Завершено строительство объектов культурно-социального назначения. Большая заслуга в этом принадлежит командованию дивизии.

В 1980-1990-х годах продолжались работы по модернизации БРК, поддержанию неснижаемого уровня боевой готовности дивизии, в ходе учений и тренировок совершенствовалась тактическая подготовка личного состава, в этом выделялись ракетные полки, которыми командовали полковники Коротков Л. И., Белов А. С., Ивус В. П., подполковники Васильев С. Ф., Норенко Ю. Н., Дудим В. И.

 

БРЕСТСКАЯ ОРДЕНА СУВОРОВА
РАКЕТНАЯ БРИГАДА
(г. Сары-Озск)

Управление бригады (г. Сары-Озек Талды-Курганской области), которой командовал полковник Артеменко И. П., сформировано в июле 1965 года на базе 496-го ракетного полка и управления 53-й ракетной дивизии. В дальнейшем командирами были полковники Разноцветов А. П., Овчаров В. В.


Плотников Ю. И.
 
Кирилин В. В.
 
Николаев А. И.
         

Норенко Ю. Н.
     
Хашегульгов А. М.

В состав полка первоначально входили два ракетных дивизиона Р-2, затем Р-14 (командиры майоры Владимиров М. Т., Клочко В. И.), подразделения обеспечения и обслуживания. Одновременно с формированием полка началось строительство боевых позиций. В 1961 году 1-я батарея 1-го дивизиона (командир капитан Роговой И. А.) обучалась на полигоне по изучению ракетного комплекса Р-14 и, получив штатную технику, приступила к ее освоению. Поочередно все стартовые батареи прошли этап переучивания с проведением учебно-боевых пусков на полигоне. В дальнейшем личный состав 1-го дивизиона настойчиво продолжал готовиться к заступлению на боевое дежурство. Проводились комплексные занятия на штатной технике. К этому сроку было получено четыре боевых ракеты и компоненты ракетного топлива. 11 февраля 1962 года ракетный полк в составе одного дивизиона, подразделений обеспечения и обслуживания заступил на боевое дежурство.

К 1962 году была сдана в эксплуатацию БСП 2-го дивизиона, и 19 февраля 1963 года он заступил на боевое дежурство. На этом этапе личный состав дивизионов участвовал в проведении климатических испытаний ракетного комплекса Р-14 с проведением учебно-боевых пусков ракет на полигоне.

10 декабря 1964 года на боевое дежурство заступил последний ракетный дивизион (командир подполковник Киль). В 1964-1970 годах батареи, группы подготовки и пуска дивизионов поочередно проводили пуски ракет с полигона и из мест постоянной дислокации (майоры Переверзенцев В. П., Дюкарев А. В., Мосеев Н. П. и другие). В эти годы продолжалось совершенствование системы боевого дежурства, изменялась оргштатная структура подразделений, изыскивались оптимальные условия поддержания необходимого уровня боевой готовности. Хороших результатов добивались подразделения офицеров Горбунова Б. А., Петрова В. А., Жилякова М. И.

В 1970 году ракетная бригада была включена в боевой состав Оренбургской ракетной армии. В решении задач, стоявших перед бригадой, принимали активное участие офицеры управления Конькин В. К., Олейник В. И., Спицын В. Ф., Шубенкин А. А. и другие.

В конце 1970-х годов, в соответствии с положениями Договоров об ОСВ, ракетный комплекс Р-14 был демонтирован, пусковые установки уничтожены. Личный состав, жилой фонд, общепромышленное оборудование и материальные средства к 1 июля 1980 года переданы в другие соединения армии, частично – в народное хозяйство.

 

РАКЕТНАЯ БРИГАДА
(г. Каттакурган)

Управление бригады (г. Каттакурган), которой командовал полковник Глуховский В. П., было сформировано к концу 1965 года на базе 185-го ракетного полка. В дальнейшем командирами были полковники Труфанов А. А., Дружков Л. П., Придатко Л. С.

Инженерный полк РВГК был сформирован в 1959 году на базе некоторых частей воздушной армии. Формирование проводил командир части подполковник Бондаренко В. С. В этом же году были выбраны места для строительства трех ракетных дивизионов Р-12 и началось строительство боевых позиций. К середине 1963 года строительство всех трех БСП было завершено, и объекты были приняты в эксплуатацию. Одновременно шел процесс переучивания личного состава. Были сформированы нештатные инструкторские группы, которые прошли переподготовку в учебных центрах и играли важную роль в освоении ракетного комплекса (офицеры Агальцов Б. А., Гофман А. И., Васильев Б. Н., Дмитриев Ю. Л. и другие).

Первоначально стартовые батареи проводили комплексные занятия и тренировки на учебных ракетах Р-2. Закончив к 1961 году теоретическое обучение, личный состав 1-го ракетного дивизиона провел на полигоне девять учебно-боевых пусков с хорошими и отличными оценками.

30 декабря 1961 года ракетный полк в составе двух батарей 1-го и двух батарей 2-го ракетного дивизиона, подразделений обеспечения и обслуживания заступил на боевое дежурство. Высоких результатов добилась стартовая батарея капитана Зарянкина. Лучшим отмечался 2-й дивизион (командир подполковник Игначков Н. К.).

15 июля 1963 года 3-й ракетный дивизион с шахтными пусковыми установками заступил на боевое дежурство.

С 1961 года наземные ракетные дивизионы отрабатывали выход на запасные полевые позиции, организацию и несение боевого дежурства.

С 1965 года бригада была укомплектована достаточным количеством учебно-боевых ракет, что обеспечило проведение комплексных занятий со всеми боевыми расчетами. В 1968 году на шахтных пусковых установках проводилось длительное опытное несение боевого дежурства в полной боевой готовности с заправленными ракетами. В эти годы совершенствовался оптимальный состав дежурных смен, сокращались нормативы технологических и боевых графиков подготовки ракет к пуску, внедрялись в жизнь новые наставления и другие руководящие документы.

Личный состав бригады постоянно поддерживал тесное взаимодействие с местными органами власти Узбекистана.

Высоких показателей добивались подразделения, которыми командовали офицеры Рачков В. Г., Шимко В. И., Скоробогатов Ю. А., Ливин Е. Н., Субботин С. К. и другие. Продолжались подготовка и проведение плановых учебно-боевых пусков ракет непосредственно с полевых и стационарных боевых позиций. Совершенствовалось мастерство и практические навыки личного состава. Мастерами своего дела стали офицеры Пельменев В. А., Прокопеня В. А., Новоселов П. И., Патрикеев В. М., Штонда А. Г., Ведерников П. В. и другие.

Большой вклад в обеспечение безаварийной эксплуатации вооружения внесли офицеры Сухорада И. К., Ветров Л. В., Гайденко В. С., Розанов А. М. и другие. Положительное влияние на поддержание боевой готовности ракетного вооружения оказали технические ревизии ракетного комплекса, проведенные в 1964 и 1968 годах.В конце 1970-х годов в соответствии с положениями Договоров об ОСВ ракетный комплекс Р-12 был демонтирован, пусковые установки уничтожены. Личный состав, жилой фонд, общепромышленное оборудование и материальные средства к 20 февраля 1979 года были переданы в другие соединения армии, частично – в народное хозяйство.

 

РАКЕТНАЯ БРИГАДА
(г. Шадринск)

Управление бригады (г. Шадринск), которой командовал полковник Рызлейцев С. И., было сформировано 15 ноября 1964 года из управления 703-го ракетного полка. В дальнейшем бригадой командовали полковники Шигорин М. А., Ломоносов В. Н.

703-й ракетный полк (командир подполковник Беляев Б. Н.) был сформирован к концу 1960 года. В состав полка входили два стартовых дивизиона (один из них кадрированный), подразделения обеспечения и обслуживания. Личный состав полка занимался хозяйственными работами и изучал переходную ракету Р-2. Учебных пособий и техники не хватало. Приходилось самостоятельно изготавливать схемы, стенды, плакаты и другую учебно-материальную базу. К этому сроку прибыл 3-й дивизион с эшелоном комплекта техники Р-2. Силами полка были оборудованы стартовая и техническая позиции. Личный состав подразделений получил возможность проводить комплексные практические занятия. Обучением батарей активно занимались офицеры Новиков В. М., Беляков Н. Г., Савенок А. Б., Немцев Э. С.

В 1961 году приступили к теоретическому изучению ракеты Р-16. В изучении штатной техники отличились офицеры Лезин С. И., Томилин И. И., Сауткин Н. Г., Шумилов В. С., Гарусов Г. Н., Грачев И. Т.

В 1961-1962 годах личный состав выезжал на полигон для стажировки и проведения учебно-боевых пусков ракет Р-2 и Р-16. Активно создавалась учебная база. В 1963 году в полк поступила учебно-боевая ракета Р-16.

Одновременно шло строительство боевых стартовых позиций (начальник УНР полковник Васюта В. И.). Личный состав принимал участие в контроле за строительно-монтажными работами (майор Шварц В. А., капитаны Гительман Б. А., Колотвин И. М., Абрамченков Р. А.). 8 июля 1963 года 1-й дивизион заступил на боевое дежурство, 30 марта 1964 года – 2-й дивизион.

В июле 1964 года на базе ракетного полка была создана ракетная бригада, ракетные дивизионы переформированы в ракетные полки (командиры подполковники Петрунин А. Д., Салоутин И. Г., Адейшвили А. Ш.). 3 марта 1963 года заступил на боевое дежурство 3-й ракетный полк.

Начался этап освоения ракетного комплекса Р-16. Личный состав периодически выезжал на полигон для учебно-боевых пусков. В 1965-1970 годах были отработаны боевые графики подготовки и проведения пусков ракет, уточнен оптимальный состав дежурных смен. На этом этапе большую работу провели офицеры Бритвихин В. Н., Вахтин И. Ф., Гудков Л. В., Балакин В. П., Северин О. В., Остапенко В. В. В 1970 году бригада вошла в состав Оренбургской ракетной армии.

Много труда в поддержание боевой готовности вложили командиры полков и офицеры управления бригады Васильев В. Н., Александров В. А., Воронин Л. И.

В конце 1970-х годов в соответствии с положениями Договора об ОСВ ракетный комплекс Р-16 был демонтирован, пусковые установки уничтожены. Личный состав, жилой фонд, общепромышленное оборудование и материальные средства к 20 декабря 1979 года были переданы в другие соединения армии, частично – в народное хозяйство.

 

Назад

Оглавление

Далее

Яндекс.Метрика