На главную сайта   Все о Ружанах

Н. В. Самородов

СТРАТЕГИЧЕСКИЕ РАКЕТЧИКИ НА КОСТРОМСКОЙ ЗЕМЛЕ.

Посвящается 50-летию создания 10-й ракетной дивизии

г. Кострома 2010 г.

При перепечатке ссылка на данную страницу обязательна.
При предъявлении претензий по поводу публикации данная страница будет немедленно удалена.

Наш адрес: ruzhany@narod.ru

С переводом войск в высшие степени боевой готовности в дивизии для повышения устойчивости и живучести управления из личного состава управления были сформированы группы боевого управления (ГБУ):

— группа боевого управления на командном пункте, возглавляемая командиром и начальником штаба дивизии;

— группа боевого управления на подвижном запасном командном пункте управления, возглавляемая заместителем командира дивизии в полевом районе;

— группа боевого управления на запасном командном пункте, возглавляемая начальником оперативного отделения.

При занятии полевого района командиры частей предоставляют доклады на КП, ЗКП, ПЗКП дивизии о его занятии и уточнённом расчёте сил и средств, выведенных в полевой район. Очень важно, чтобы результаты этих докладов в точности до единиц совпадали. В реальной деятельности частей и подразделений они не всегда совпадали и это становилось серьёзным предметом разговоров старших начальников. Причин тому бывает достаточно: что-то и кто-то не учёл при сборе и подготовке к маршу, потеряли во время марша, втягивании и занятии полевого района. Это достаточно трудная задача, она упирается в деятельность командиров всех степеней — от младшего до командира части.

Из сил и средств, выведенных в полевой район формировались: три отряда восстановления боевой готовности (ОВБГ), две группы обеспечения движения (ГОД), три группы наземной и воздушной разведки (ГНР, ГВР). Этими силами уточнялась обстановка в позиционном районе, состояние пусковых установок и командных пунктов после воздействия противника и вырабатывались меры по восстановлению боевой готовности.

После доклада командиры частей приступали к выполнению инженерных работ первой и второй очереди по укрытию личного состава, техники и их маскировке.

В полевом районе назначался комендант, который организовывал общую охрану и оборону района, пропускной режим. Для исключения проникновения посторонних лиц устанавливались пароли на каждые сутки и делались отметки в определённых местах удостоверений личности.

Уже в январе 1973 года командующим армией на базе 10-й ракетной дивизии проведено опытное учение по выводу частей и подразделений ПлР, выполнению боевых задач из ПлР, восстановлению боевой готовности, подготовке и проведению последующих пусков ракет.

Исходя из выбранных секретных полевых районов для дивизии выбирались железнодорожные станции выгрузки ракет, головных частей, компонентов ракетного топлива, предусмотренных Планами Главнокомандующего РВ поставки резерва боезапаса.

Станции выгрузки после вывода в ПлР рекогносцировались, определялись мероприятия по их дооборудованию, рассчитывалось время на доработку, силы и средства и время на совершение марша до них. Все эти данные заносились в Планы и являлись практическим руководством к действию для командиров трб и ртб, которые заблаговременно заготавливали необходимые материалы для дооборудования выбранных станций выгрузки.

Следующая и очень важная и сложная задача, выделенная из Указаний и вызванная изменениями в доктринальных положениях относительно начального периода ведения боевых действий — обеспечение надёжной защиты и прикрытия пусковых установок и командных пунктов от воздействия противника высокоточным оружием и отражение нападения на объекты позиционного района дивизии разведывательно-диверсионных формирований.

Для решения задачи прикрытия объектов позиционного района дивизии от воздействия воздушного противника высокоточным оружием в соответствии с указаниями Генерального штаба ВС штабом дивизии разработан План прикрытия объектов дивизии. Главным содержанием данного Плана явилось тесное взаимодействие с 3-им корпусом ПВО страны. В боевом составе корпуса, расположенного в г. Ярославль были: авиационный полк, вооружённый истребителями-перехватчиками МиГ-23П, дислоцируемый на аэродроме Туношна и 488 зенитно-ракетный полк, размещённый в Ярославской и Костромской областях.

При организации взаимодействия с 3-им корпусом ПВО страны штабу дивизии необходимо было дать штабу корпуса все координаты объектов позиционного района, определить порядок взаимодействия, оповещения о возможном воздействии воздушного противника, силы и средства, выделяемые для осуществления оговоренного взаимодействия. План взаимодействия был подписан начальниками штабов дивизии и корпуса и утверждён соответствующими командирами. В соответствии с разработанным Планом с переводом войск в высшие степени боевой готовности представитель дивизии прибывал на командный пункт 488 зенитно-ракетного полка, устанавливал связь с командным пунктом дивизии и корпуса ПВО страны. Исходя из складывающейся обстановки, её данные, поступающие с командного пункта корпуса обрабатывались на командном пункте зенитно-ракетного полка и предавались на командный пункт дивизии, где отображались на планшете.

Исходя из реальной степени угрозы нападения воздушного противника и реального направления ветра, с командного пункта дивизии в подчинённые части передавался условный сигнал, который определял комплекс мероприятия противодействия.

Главным содержанием Плана составляло организация прикрытия пусковых установок и командных пунктов ракетных полков и дивизии, но у 3-го корпуса ПВО страны и его подчиненных частей были и другие боевые задачи, которые он должен выполнять. Поэтому эффективность прикрытия объектов дивизии определялась тем, насколько зоны защиты истребительно-авиационного полка и зенитно-ракетного полка накрывали наши объекты.

Но полагаться на полное прикрытие наших объектов просто не приходилось, поэтому Главнокомандующим РВ и штабом дивизии разрабатывались дополнительные меры. Ракетным полкам были поставлены задачи по организации противодействия высокоточному оружию противника:

— своими силами и средствами изготовить разборные металлоконструкции, имитирующие защитное устройство и складировать их в определённых местах;

— изготовить тепловые имитаторы, для расстановки которых по определённой схеме вокруг защитного устройства, задействование тепловых имитаторов производить по установленным сигналам;

— получить со складов дивизии уголковые отражатели, складировать их, разработать схемы их установки для каждой БСП с учётом её реальных условий;

— получить со складов дивизии дымовые шашки, определить места их размещения на каждой БСП, разработать электрические схемы и порядок задействования дымовых шашек.

Все эти задачи должны быть решены в кратчайшие сроки, изучены личным составом и натренированы по их развёртыванию, установке и задействованию, определены временные нормативы действий личного состава.

Главной целью всех мероприятий является затруднение прицельного нанесения удара высокоточным оружием по пусковым установкам или затруднить прицеливание и увести точку прицеливания от защитного устройства пусковой установки.

Второй, не менее сложной, а может быть и более сложной задачей перед командованием дивизии, полков, частей и подразделений встала задача по отражению нападения наземного противника, их диверсионно-разведывательных формирований — отдельных диверсантов и диверсионно-разведывательных групп (ДРГ).

Для решения этой задачи в дивизии и полках разрабатывался «План охраны и обороны позиционного района дивизии (полка)». Этот План определял силы и средства для отражения наземного противника, их задачи, зоны ответственности, рубежи развёртывания, места выставления секретов и засад, маршруты патрулирования, организацию связи и управления, вопросы взаимодействия и сигналы целеуказаний.

В дивизии в соответствии с указаниями Генерального штаба ВС было сформировано три отряда по борьбе с диверсионными формированиями (ОБДГ), каждый в количестве — 150-160 человек:

— первый ОБДГ за счёт личного состава военной школы младших специалистов;

— второй ОБДГ выделялся военным училищем химической защиты;

— третий ОБДГ выделялся военно-десантным полком войск ВДВ.

Весь позиционный район был разбит на три зоны ответственности для каждой ОБДГ, которые они занимали по соответствующим командам, выдвигались по установленным маршрутам и занимали их в установленное время. Все необходимые данные для действия каждого ОБДГ сводились в Планы и наносились на рабочие карты.

В каждом из полевых районов подход к выполнению мероприятий по отражению нападения наземного противника был аналогичен. В каждой зоне полевого района выделялись силы и средства для организации круговой обороны с рубежами развёртывания, местами выставления секретов и засад, решением вопросов взаимодействия и управления.

Для поддержки противодиверсионных сил с воздуха в отдельной авиационной эскадрилье все экипажи были подготовлены к выполнению задач по дистанционному минированию подступов к объектам позиционного района дивизии. Для поражения диверсионных формирований, прорвавшихся к объектам ПРрд отдельная авиационная эскадрилья способна наносить воздушные удары НУРсами, имеющимися на борту вертолётов.

В каждом позиционном районе ракетного полка определялись по три участка ответственности, выделились по три противодиверсионные группы (ПДГ) из личного состава рот электротехнического заграждения и минирования (рэзм), определялись места выставления секретов и засад, маршруты патрулирования подвижных дозоров вдоль кабелей боевого управления и связи, вопросы взаимного опознавания и целеуказаний и управления противодиверсионными группами.

Впоследствии на вооружении противодиверсионных групп стали поступать модульные огневые сооружения (МОС). На каждой вечерней поверке в полках проводился уточнённый расчёт сил ПДГ.

Каждая боевая стартовая позиция полка превращалась в опорный пункт с круговой обороной. Для чего на каждой БСП по периметру выставлялись сигнальные мины и противопехотные мины МОН-50, разворачивались системы управления минными полями «Кактус-КС» (для боевых стартовых позиций ПУ) и «Кактус-Д» (для боевых стартовых позиций КП). С помощью этих систем можно было в случае необходимости задействовать любое минное поле непосредственно из караульного помещения.

Так дивизия решала задачи по отражению наземного и воздушного противника. Все эти вопросы стали предметом тщательной отработки и проверки при проведении тактико-специальных учений, контрольных и итоговых проверок.

В мае 1973 года состоялась итоговая проверка командующего армией, результатом которой дивизия оценена «хорошо», а 105рп (пятый полк), командир полка полковник Казаков А.Д., оценен «отлично».

В апреле 1974 года при проверке боевой готовности комиссией Министерства обороны СССР дивизия подтвердила хорошую оценку, а 105рп — звание отличного полка.

В январе 1975 года дивизия подверглась итоговой проверке Главнокомандующим РВСН. И опять под проверку попал 105рп и кроме него: управление, 141, 233, 314, 487 и 590рп все части и подразделения. Главком тщательно проверил выполнение Указаний и боевую готовность дивизии. Результатами Главком остался доволен.

Дивизия получила оценку «хорошо», лучших результатов добились 105 рп (полковник Казаков А. Д), 143 рп (подполковник Шматов Э И.) и 575 рп (полковник Пудышев Г. И.).

Наряду с решением вновь поставленных задач командование дивизии не ослабляет внимание совершенствованию боевого мастерства боевых расчетов по подготовке и проведению учебно-боевых пусков ракет. Так в период с 1966 по 1975 г.г. дивизия провела 19 учебно-боевых пусков ракет, из которых 12 пусков боевыми расчетами групповых ракетных полков и 7 пусков ракетными полками «ОС». Из проведенных учебно-боевых пусков ракет три пуска оценены «удовлетворительно», пять — «хорошо», и 11 — «отлично». Это достаточно высокий результат.

Добившись высоких результатов в поддержании боевой готовности и решении вновь поставленных задач, в командовании дивизии в 1975 году произошли большие изменения.

Командир дивизии генерал майор Бойцов И. Г. назначен на вышестоящую должность — заместитель командующего армией по боевой подготовке. Новым командиром дивизии назначен подполковник Шмонов Виктор Михайлович. Воинское звание полковник получил вместе с назначением на должность командира дивизии, звание генерал-майор получил в 1978 году. Заместителем командира дивизии назначен подполковник Колесников Г. А. (в 1976 году назначен командиром дивизии). Ему на смену был назначен подполковник Сизов В. М.. Заместителем командира дивизии по ракетному вооружению был назначен подполковник Комов В. Ф.. Начальником штаба дивизии назначен подполковник Олейник И. И., ему на смену в 1976 году, был назначен подполковник Корниенко В. Е.. Заместителем командира дивизии по тылу был назначен подполковник Медведев В. В.

Как видно, что все командование дивизии в течение 1975-76 г.г. было обновлено. И это обновление как результат высоких достижений в деле укрепления боевой готовности.

Шмонов В.М.

Перед новым командованием дивизии, наряду с уже известными и постоянными задачами по поддержанию и совершенствованию боевой готовности, боевого мастерства боевых расчетов пуска, укреплению воинской дисциплины и порядка, улучшение всех видов обеспечения, возникли и новые ответственные задачи. В предстоящем году в соответствии с ОСВ-1, дивизии предстояло реформировать ракетные полки, вооруженные ракетами 8К64У, выходили гарантийные сроки эксплуатации ракетных комплексов, вооруженных ракетами 8К84. Возникает новая, казалось бы, неприсущая для Ракетных войск задача — задача помощи народному хозяйству в уборке урожая. Задача государственной важности. Ежегодно дивизия выделяет роту в состав сводного батальона по уборке урожая. Командиром этой роты назначались перспективные заместители командиров ракетных полков подполковники Новгородов С. М., Гулидов В. Г. После успешного выполнения задач все они назначались на должность командира полка. Выполнять задачи уборки урожая приходилось каждый год в различных регионах страны. Практически каждый год рота в батальоне занимала первое место, признавалась лучшей, а работать личному составу приходилось круглосуточно.

Из воспоминаний командира роты подполковника Гулидова В.Г. «..... комбайны на полях работали практически круглосуточно и в таком же режиме трудились воины — пока работает комбайнер надо свозить зерно. Если та или иная машина вечером не появилась в парке и её не было в поле, что, как правило, означало, что водитель уснул либо на территории элеватора, либо на току. В этих условиях после обнаружения машины офицерам (прапорщикам) приходилось самим садиться за руль и ехать в парк, так как, разоспавшись, водитель уже никак не мог прийти в себя и вести машину».

В декабре 1976 года приказом Главнокомандующего РВСН была введена новая и единая система боевого дежурства в масштабе Ракетных войск продолжительностью 3-4 суток, установленные общие для всех дни и единый порядок подготовки, заступления и смены с боевого дежурства, оптимальные составы дежурных смен и расчетов, наиболее благоприятные для работоспособности и сохранения здоровья личного состава режимы несения боевого дежурства и отдыха.

Для реализации нововведения в дивизии производится переоборудование учебного корпуса. В соответствии с Методическими указаниями все учебные классы подготовки дежурных сил завязывается в единую систему с выводом их к учебному командному пункту дивизии. Теперь заступающий командир дежурных сил проводил подготовку личного состава, ракетных полков, технической ракетной базы, ремонтно-технической базы, узла связи, базы регламента средств боевого управления и связи по единому плану, утверждаемому командиром дивизии. К проведению непосредственной комплексной подготовки активное участие принимала инструкторская группа дивизии, возглавляемая майорами Рутман, Ярыгином, Кураленок. Для качественной проверки готовности дежурных смен ракетных полков со стороны дивизии на непосредственную комплексную подготовку по понедельникам и четвергам привлекалось два, три полка. На комплексной подготовке дежурных сил отрабатывались вопросы, связанные с устранением неисправностей на ракетном и специальном вооружении, средствах боевого управления и связи, переводом частей и подразделений дивизии в высшую степень боевой готовности, отражением нападения диверсионно-разведывательных групп противника, выполнением боевых задач, восстановлением боеспособности после воздействия противника и проведением последующих пусков ракет.

При заступлении на боевое дежурство командиров полков, а им было предписано нести боевое дежурство на командном пункте полка не реже одного раза в месяц, их допуск к несению боевого дежурства осуществлял командир дивизии или один из его заместителей.

Теперь заступающий командир дежурных сил в течение 3-4 суток знал практически все подчиненные ему дежурные силы и мог активно влиять на качество несения ими боевого дежурства. Новая система боевого дежурства повысила дисциплину при его несении, качество выполнения функциональных обязанностей номером дежурных смен, расчетов.

Для размещения дежурной боевой смены командного пункта дивизии было построено двухэтажное здание с обвалованной патерной для прохода дежурной смены на командный пункт. Построенное здание позволяло хорошо отдохнуть отдыхающей смене, принять сауну, покупаться в бассейне, позанимается в тренажерном зале, отдохнуть за биллиардным столом, принять пищу в хорошо оборудованной столовой. В здании была вся необходимая связь с командным пунктом. Много сил в строительстве этого здания вложил лично командир дивизии генерал-майор Шмонов В. М. и назначенный им от управления дивизии майор Ляховский. Это здание позволяло размещать личный состав группы боевого управления при привидении дивизии в высшие степени боевой готовности.

13 февраля 1975 года в дивизию поступает директива Главнокомандующего РВСН на реформирование и исключение из боевого состава 592-го ракетного полка (дальнего, расположенного в Сусанинском районе), вооруженного РК 8К64У. На реформирование отводилось до четырех месяцев. Снимались с боевого дежурства ракеты и головные части и отправлялись на арсеналы. Силами полка и технической ракетной базы вывозились компоненты ракетного топлива, сначала в несколько суток — окислитель, затем также в несколько суток — горючие. Демонтировалось стартовое наземное и технологическое оборудование, которое так же вывозилось на позицию технической ракетной базы. Освободившееся здание и сооружения с соответствующим оборудованием было по акту передано зенитно-ракетному полку, дислоцирующемся в Сусанинском районе. Это было большим «подарком» тому полку. Во-первых, такого командного пункта, хранилищ, специальных сооружений и зданий у них не было. Во-вторых, развитая инфраструктура, облегчила задачу обустройства на новом месте, полка.

Офицерский состав ракетного полка, после снятия с боевого дежурства, был распределен в ракетных полках «ОС» и 681 рп (шахтный полк), кто выслужил установленные сроки, был уволен из рядов Вооруженных сил. Трудное и морально тяжелое было для них это время. Все потом и кровью ими созданное рушилось. Кто прошел через это, тот понимает переживание того времени. Но для многих служба продолжалась, и надо было браться за новое, неизвестное, хотя и по духу близкое.

10 марта 1976 года в соответствии с директивой ГК РВСН расформировывается и выводится из боевого состава 681 ракетный полк (шахтный вариант, 11-я площадка).

Как проходила ликвидация 11-й площадки вспоминает командир, в то время, боевой стартовой позиции подполковник Загорнов Н. М., руководящий всеми работами в шахтном сооружении: — техническое обеспечение работ осуществлял заместитель командира БСП по ракетному вооружению майор Шурховцев В. В., непосредственным исполнителем работ были командиры подразделений майоры Завьялов Б. А., Макаров И. Е., Большаков В. Д. Обуков В. Г., Петров Ю. Г., капитан Цедилин А. И.

Все работы проводились в три этапа.

На первом этапе, продолжающемся 8 часов, отстыковывались головные части и отправлялись в хранилище ртб. Затем извлекались ракеты из шахт, которые грузились на транспортные тележки, устанавливаемые у входа во 2-ое сооружение с целью освобождения мест развертывания подвижных заправщиков для забора и вывоза компонентов ракетного топлива.

Загорнов Н.М.

На втором этапе, продолжавшемся 12 суток, первоначально (в течение 6 суток) вывозился окислитель (азотная кислота). Необходимо было освободить три емкости по 75 м3 каждая. Забор осуществлялся тремя наземными заправщиками и транспортировался на 6 площадку трб. Сбор окислителя осуществлялся очень тщательно, затем выдавливался сжатым воздухом. Далее проводилась спецобработка системы. Емкости заливались водой и засыпались кальцинированной содой, осуществлялся барботаж, промывка всех коммуникаций и слив воды на грунт, что положительно сказалась на растительности.

Вывоз горючего (в течение 6 суток) осуществлялся аналогично, после чего в одну из емкостей заливалось 20 тонн керосина для спецобработки емкостей и коммуникаций. После спецобработки содержимое сливалось в специальную емкость и сжигалось. В течение двух дней оно было сожжено. После этого в емкости заливалась вода с хромпиком, проводился барботаж. Далее в емкости засыпался ДТСГК (хлорка) и опять все промывалось, затем все сливалось в промежуточную емкость и только после положительного анализа слитого производилась перекачка на грунт. Затем проводилась выпаривание остатков гептила в системе.

На третьем этапе, продолжавшемся более 30 суток осуществлялась разборка, упаковка и складирование наземного, шахтного технологического оборудования: стойки подготовки и пуска, стойки автономных испытаний, пульт заправки КРТ и сжатых газов, пульт системы контроля уровней, пульты контроля прицеливания, две компрессорные станции, стационарная азотно-добывающая станция и многое другое.

Оборудование монтажно-испытательного корпуса (МИК) разбиралось и упаковывалось параллельно со всеми работами. Для выполнения особо опасных и трудоемких работ полку было придано подразделение от военных строителей.

К таким работам относились резка металлического стакана шахты (всех трех) на кольца длинной 3 м и их выемка, выемка большого (7Д100) и малого дизелей. Кольца складировались на опушку леса, а дизеля отправлялись на позицию трб (площадка №6), откуда переправлялись на завод-изготовитель в г. Новосибирск.

Разборке подлежали и учебные корпуса, где находилась учебная ракета и тренажерная аппаратура. Ракету разрезали и разбирали на цветные металлы, а остальное на металлолом.

Ликвидация секретного делопроизводства и жилой зоны руководил начальник штаба БСП майор Соколов Е. Н.

Автомобильная и инженерная техника по мере готовности и надобности передавалась в дивизию.

Ликвидацией тылового хозяйства руководил заместитель по тылу подполковник Егоренков В.

В конце всех работ были заварены входы в сооружения систем заправки, отключены системы вентиляции и водоснабжения, заварен вход в основное сооружение (№2), отключены трансформаторная подстанция и все виды связи.

Жилая зона, сооружения технической зоны готовились к передаче арсеналу ВВС, однако переданы они были только в феврале 1977 года.

31.12.1976 года 681 рт (в/ч 12413) перестала существовать.

Последним 14 января 1977 года в соответствии с директивой ГК РВСН из боевого состава был выведен и расформирован 590-й ракетный полк (1-ая, 12-ая и 13-ая площадки). Схема ликвидации и расформирования полка уже была отработанна. Здания и сооружения 13-ой площадки были использованы в интересах дивизии. Здесь сначала дислоцировался отдельный батальон боевого обеспечения. Сооружения №4 (сооружение хранилища ракет) и №5 (монтажно-испытательный корпус) были использованы для хранения техники «НЗ» батальона боевого обеспечения. С 1983 года решением командира дивизии после передислокации отдельного батальона боевого обеспечения на 13-ю площадку была организованна доподготовка водителей. Руководил доподготовкой водителей майор Ахлестин В. П.

Стартовые площадки (столы), командный пункт и сооружение №8 (сооружение заправки) к концу 1977 года были взорваны.

Площадку №12 передали местным органам власти, и в дальнейшем на ней было образовано профессионально-техническое училище по подготовке специалистов для сельского хозяйства.

Площадки №1 и 22 были переданы Министерству обороны для нужд стран-участников Варшавского Договора, где были развернуты медицинские склады, куда были переведены для дальнейшего прохождения службы офицеры, высвободившиеся при расформировании полков.

В апреле 1965 года начаты летно-конструкторские испытания ракетного комплекса УР-100 с одиночными стартами на полигоне Байконур. Генеральный конструктор ракетного комплекса дал гарантию безаварийной эксплуатации комплекса 10 лет. Эти 10 лет истекали в 1975 году. Отсюда следует, что в 1975 году ракетные полки дивизии полностью исчерпали гарантийный срок эксплуатации и встал вопрос о дальнейшей судьбе дивизии. На высшем уровне было принято решение о рассмотрении возможности продления сроков эксплуатации.

Решение на продление сроков эксплуатации было принято на основе реального состояния ракет, а его можно было проверить только путем проведения реальных пусков с минимальными затратами на их подготовку. При положительных результатах пуска рассматривается генеральным конструктором вопрос о продлении срока эксплуатации на один год. Причем продление срока эксплуатации ракетного комплекса, при пуске ракеты с одного ракетного полка, распространялось на все остальные ракетные полки, вооруженных данным комплексом.

Таким образом, дивизия приступила к подготовке ежегодному проведению пусков ракет УР-100. Работы внеплановые для деятельности ракетной дивизии, очень трудоемкие и ответственные, и совсем не из-за работ на самой ракете. Главным было обеспечение безопасности как для частей и подразделений, участвующих в этих работах, так для населения окружающих сел и деревень, позиционный район полка и дивизии. А случаи, когда было необходимо эвакуировать жителей близлежащих населенных пунктов, были. Так при проведении учебно-боевого пуска с пусковой установки 143 (двенадцатого) ракетного полка пришлось эвакуировать жителей деревни Красная Поляна в безопасное место. Важным было не только, как пройдет пуск ракеты, и с каким отклонением попадет грузомакет головной части от намеченной цели, а и то куда упадут первая и вторая ступени. С этой целью были проведены баллистические расчеты мест падения ступеней, приняты меры по обеспечению безопасности местного населения, а это Республика Коми ССР, и утилизации путем взрыва, особенно первой ступени, в местах падения. Для чего в дивизии подготавливалась группа во главе с начальником инженерной службы дивизии подполковником Жук А. А., которая на двух вертолетах откомандировалась в г. Ухта Коми ССР, выставляла в расчетных местах падения первой ступени вышки с наблюдателями в квадрате 20х40 км, засекала места реального падения, а затем взрывала её. Таким образом, задача выполнялась при каждом пуске ракет.

Ступень после падения почти не пострадала.

И так 29 мая 1975 года со второй пусковой установки 105(пятого) ракетного полка проводится первый в интересах продления сроков эксплуатации учебно-боевой пуск ракеты. Ракета по данным с полигона «Ключи» на Камчатке попадает, как говорится, «в кол». Оценка «отлично». Второй пуск ракеты 19 февраля 1976 года с восьмой пусковой установки проводит 173 (второй) ракетный полк и опять с отличным результатом. При таких результатах генеральный конструктор дает «добро» на продление срока эксплуатации сразу на два года. И в течение 1977-78 годов дивизия была освобождена от проведения пусков ракет с ракетных комплексов, вооруженных ракетами УР-100.

Следует отменить, что в течение 1975 по 1983 годы дивизия подготовила и провела восемь пусков ракет, из них 6 пусков с боевых стартовых позиций 143 (двенадцатого) ракетного полка и все пуски ракет проведены без предпосылок к аварийным ситуациям и только с оценкой «отлично». Тогда все говорили, что «сотка» летает просто прекрасно, отлично.

Таким образом, ракетные полки, вооруженные ракетным комплексом с ракетами УР-100, находились в боевом составе дивизии и несли боевое дежурство до 1984-85 годов, т.е. в течение 20 лет. Это серьезное достижение в ракетостроении.

Конечно, не все проходило, как говорят, без сучка и задоринки, были и неприятности в работе, но, в целом, они никак не повлияли на общие результаты.

Так при подготовке учебно-боевого пуска на пусковой установке 143 (двенадцатого) ракетного полка — вспоминает командир ГИРПУ подполковник Антоненко В. И. — не проходила проверка борта ракеты, и вызванный на пусковую установку, капитан Бабушкин А. В. обнаружил и полностью устранил неисправность.

В этом же полку при подготовке ПУ к пуску возникла нештатная ситуация (по воспоминаниям подполковника Антоненко В. И.): при расчете данных прицеливания в три руки (три человека проводили расчеты для полетного задания), расчетные данные не совпадали (а для ввода ПЗ они должны совпадать). Работали около 24 часов. Расчетные данные капитана Тарарина Л. и майора Легкова С. (представителя службы дивизии) совпадали, а данные подполковника Иванова (представителя Генерального штаба) отличались. Пришлось решение принимать командиру группы, который дал данные на ввод полетного задания капитана Тарарина Л.А. и майора Легкова С. И только после успешного пуска ракеты все поняли о той ответственности и риске, который принял на себя командир группы, который был уверен в расчете своего подчиненного.

К началу 1977 года дивизия стала чисто «осовской», имея в боевом составе 9 ракетных полков, вооруженных ракетным комплексом УР-100.

Несмотря на то, что эксплуатация ракетных комплексов ежегодно продлялась, требования к их боевой готовности не только не снизились, а наоборот даже возросли.

В результате итоговой проверки, проведенной командующим армией в мае 1973 года 105 (пятый) ракетный полк завоевал звание отличного. В апреле 1974 года при проверке боевой готовности комиссией Министра обороны 105 (пятый) ракетный полк (командир подполковник Казаков А. Д.) подтвердил звание отличного полка.

В апреле 1976 года по результатам итоговой проверки, проводимой командующим армией, 314 (восьмой) ракетный полк (командир полковник Строчков В. В.) добивается звания отличного полка. В 1977 году при проверке боевой готовности, проводимой Главнокомандующим РВ 575-й (шестой) и 314 (восьмой) ракетные полки подтвердили звание отличных полков. В 1978 году при проверке командующего армией 575 (шестой) ракетный полк (командир полковник Пудышев Г. И.) вновь завоевывает звание отличного. В июне 1979 года при проверке боевой готовности, проведенной командующим армией 141 (первый) ракетный полк (командир полковник Шинеленко В. П.) завоевывает звание отличного полка.

В апреле 1980 года на итоговой проверке командующего армией 141 ракетный полк (командир подполковник Селюков Ю. Н.) подтвердил звание отличного полка.

На всех проверках, проводимых в этот период, различными начальниками боевая готовность ракетной дивизии оценивалась только «хорошо» и этот результат дорогого стоит. Это труд большого количества частей и подразделений, командования, управления, и всего личного состава дивизии.

Ценой громадных усилий всей страны в начале 70-х годов была развернута мощная группировка РВСН, не уступающая по количественному составу и боевым характеристикам МБР США. РВСН стали главной составной частью стратегических ядерных сил (СЯС) страны и её Вооруженных сил. Впервые за многие годы удалось достичь примерного военно-стратегического паритета между СССР и США, который сохраняется и до настоящего времени.

К 1973 году в СССР имелось 1745 стратегических носителей ядерного оружия против 2260 у США. Однако в начале 70-х годов был начат новый виток гонки стратегических вооружений. Наибольшую угрозу для достигнутого баланса стратегических сил представляли созданные и развернутые в США ракеты с разделяющимися головными частями индивидуального наведения (РГЧИН), в результате чего с 1970 по 1975 год общее количество боеголовок баллистических ракет в США увеличилось более чем в три раза.

В ответ на это с нашей стороны в декабре 1972 года начаты летно-конструкторские испытания ракетного комплекса с ракетой 15А15, 15А16 с разделяющейся головной частью. В мае 1975 года ракетный комплекс принят в эксплуатацию и становится на боевое дежурство.

Наряду с применением РГЧИН этот комплекс имел более высокую готовность к пуску и точность попадания в цель, автономные системы управления с бортовой вычислительной машиной. Этот комплекс позволял дистанционное перенаправление ракет, более эффективно преодолевать противоракетную оборону (ПРО), имел систему боевого управления с радиоканалом боевого управления (РБУ).

На этот ракетный комплекс с ракетами 15А15 и 15А16 предстояло перевооружить ракетную дивизию. В соответствии с принятым решением перевооружению подлежали 141(первый), 227 (третий), 233 (четвертый) и 487 (девятый) ракетные полки. Остальные оставались вооруженные ракетами УР-100 и продолжали нести боевое дежурство в постоянной боевой готовности к пуску ракет.

Первым, в соответствии с директивой, подлежал перевооружению 141 ракетный полк. Перевооружение началось со снятия ракетного полка с боевого дежурства, отстыковки и отправки в хранилище ремонтно-технической базы головных частей, слива компонентов ракетного комплекса, изъятия ракет из шахт и отправки их в хранилище ракетной технической базы, демонтажа технического оборудования и технических систем оголовка и шахты пусковой установки.

После полного демонтажа оборудования из шахты и оголовка, отправки его на техническую позицию пусковая установка и командный пункт передавались военным строителям и организациям заводов-изготовителей, но все осуществлялось под непосредственным контролем офицеров дивизии и прежде всего отдела капитального строительства, технической ракетной базы и ракетного полка. Работа военных строителей и представителей промышленности длилось около 6 месяцев.

На технической позиции оборудование разбиралось, дефектировалось, упаковывалось в транспортную тару (ящики, а их порой насчитывалось более 20) и отправлялось по предназначению, что на заводы-изготовители, что на базы ликвидации. Головные части ракет, в контейнерах отправлялись железнодорожным транспортом на базы ликвидации, где утилизировались и уничтожались. Контейнеры из-под ракет через какое-то время возвращались в дивизию, где использовались в своих интересах.

Первым полком, подлежащим перевооружению, в соответствии с директивными указаниями, был 141 (первый) ракетный полк. Необходимо отметить особенности перевооружения этого полка. Еще до снятия полка с боевого дежурства, военными строителями вблизи со старым командным пунктом, на котором боевая смена несла боевое дежурство, была подготовлена шахта под новый командный пункт. В ней уже были смонтированы два дизеля и аккумуляторные батареи, для автономного энергоснабжения унифицированного командного пункта. Были построены холодильный центр и энергоблок.

Снятие полка с боевого дежурства начато 5 мая 1977 года. В течение 5 суток ракетный полк был снят с боевого дежурства. После снятия с боевого дежурства старый командный пункт практически демонтажу не подлежал. Сооружения №2 и 2 АР были переоборудованы под пункты управления группой полка при занятии им высших степеней боевой готовности, который позволял находиться там длительное время со всеми системами жизнеобеспечения.

Переподготовка личного состава полка на новое вооружение проходила в три очереди. Первая и вторая проходила заблаговременно до снятия полка с боевого дежурства во 2-м учебном центре полигона Тюра-Там («Байконур») в течение двух месяцев. Осуществлено это было с целью поддержания несения боевого дежурства до прихода директивы на его снятие. В первой и второй очередях обучения привлекалось ограниченное количество офицеров. В третью очередь переобучению подлежала оставшаяся часть офицерского состава после снятия полка с боевого дежурства. Переучивание проходило в том же учебном центре полигона «Байконур», так же в течение 2-х месяцев.

На время снятие с боевого дежурства и на время переподготовки личного состава в помощь ракетному полку выделялось необходимое количество офицеров других полков, которые выполняли обязанности комендантов боевых стартовых позиций, осуществляли на БСП допуск военных строителей и представителей промышленности, совмещали должность начальника караула по охране и обороне БСП. По возвращении с переподготовки офицеры полка подключались к контролю за проводимыми работами, углубляя и закрепляя полученные в учебном центре практические знания.

Основным требованием при перевооружении комплекса было не расширение ствола шахты. Требование продиктовано договоренностью с представителями США. И они тщательно с помощью космических средств разведки следили за соблюдением этого требования.

Идея замены старой пусковой установки на новую заключалась в том, что в старой ствол шахты устанавливался новый, несколько меньшего диаметра. Пространство между стволами заливалось кирамзитно-жировой массой, которая играла роль своеобразного демпфера, гасителя сейсмоколебаний, вызванных последствиями ракетно-ядерного удара противника.

Оголовок старой пусковой установки заливался бетоном. На нем размещалось основание защитного устройства и само защитное устройство (крыша).

Унифицированный командный пункт (УКП) в отличии от старого командного пункта представлял собой сложнейшее техническое устройство с высокой степенью защиты от воздействия ядерного взрыва. Он представлял многоярусное (12 этажей — отсеков) сооружение — контейнер, заглубленный на более 32 метров в землю.

Строительные работы, выполняемые военными строителями, подрядными строительными организациями промышленности и заводов-изготовителей длились до середины октября 1977 года.

В дивизии предстояло провести реконструкцию боевых шахтных стартовых позиций четырех позиционных районов. При модернизации боевых стартовых позиций значительно возрастали объемы железобетонных и земляных работ. Усложнялись работы, еще и заранее установленными жесткими сроками. Боевые ракетные комплексы дивизии находились в режиме постоянного боевого дежурства и срыв сроков реконструкции мог повлечь за собой снижение боеготовности. Этого допускать не позволялось, ни при каких обстоятельствах. Увеличение одновременно работающих людей и техники необходимого результата принести не могло. Это была очень сложная научно-техническая и инженерная задача, к её решению были привлечены большие коллективы ученых и специалистов из различных военно-технических и военно-строительных наук, проектных и конструкторских организаций министерства обороны и промышленности, и конечно специалисты Главного Управления специального строительства.

Подготовительная работа на объекте началась заранее. В 1975 году, весной была организована командировка на уже строящийся БРК третьего поколения на объект в г. Ужур Читинской области. В командировку были направлены главный инженер в/ч 93304 подполковник Володеев Н.В., начальник монтажного отдела подполковник Архангельский В.Г., командир в/ч 93849 подполковник Мойсюк В.Ф. и начальник сметно-договорного отдела майор Крейн И.М. Всем прибывшим были продемонстрированы в стадии строительства в различной степени готовности все будущие объекты позиционного района, даны исчерпывающие ответы, разъяснения, проанализированы достоинства и недостатки проектных решений, применяемых материалов и конструкций, новые строительные механизмы, способы работ. В 1976 году в/ч 93304 на площадке № 6 выполнила модернизацию существующего бетонного завода для приготовления высокопрочного бетона. Завод был оснащен смесительным и дозировальным оборудованием, системой обогащения и сортировки, новыми транспортерами. Всё электрическое и механическое оборудование на случай выхода из строя было задублировано на специальном складе непосредственно на заводе. Специалисты строительной лаборатории прошли обучение и принимали активное участие в подготовке лаборантов бетонного завода, его обслуживающего персонала по технологии приготовления бетонов. Создавался запас обогащенных инертных материалов (песок, щебень), различных пластификаторов.

Здесь же на площадке смонтировано первое подвижное козловое устройство грузоподъемностью 160 тонн (ПКУ-160) для разгрузки армометаллоблоков (АМБ). Это было воплощено на нашем объекте в короткий срок при разработке проектно-конструкторских решений стартовых комплексов 3-го поколения, у которых уровень защищенности на один — два порядка выше, чем у предшественников. В целях сокращения сроков и повышения качества строительства с помощью этих решений военными строителями и монтажниками были внедрены технологии приготовления и укладки бетона прочностью 700 кг\см, полное или частичное укрупнение металлоконструкций шахтных стволов, оголовков стартовых сооружений весом до 300 тонн.

После такой большой подготовительной работы весной 1977 года был снят с боевого дежурства I боевой ракетный комплекс и передан в/ч 93304 для производства работ по его реконструкции. Объем реконструкции включал в себя демонтаж и разборку откатывающей крышки, бетонирование шахтного ствола бетоном М700 кг\см2, устройство нового оголовка и новой крыши, нового караульного помещения, трансформаторной подстанции и систем заграждения, новых внутренних автодорог, кабельных сетей связи и энергоснабжения, новых антенно-фидерных устройств. Подлежали капитальному ремонту и существующие подъездные к площадкам автомобильные дороги.

Прежде чем определить исполнителей работ, необходим некоторый экскурс в 1971-1977 годы. В связи с резким сокращением работ в эти годы на объекте 890, 279 управлению работ было поручено строительство объектов в п. Радужный и г. Петушки Владимирской области. Строящиеся объекты имели важнейшее значение для Министерства обороны и там были сосредоточены лучшие ресурсы как технические, так и людские. В/ч 93304 после принятия решения о начале реконструкции на объекте 890 в соответствии с директивой Министра обороны Устинова Д.Ф. на объекте «2000» (п. Радужный), было сформировано новое управление инженерных работ, которому были переданы все материально-технические и людские ресурсы, а на объекте в г. Петушки (ГИУ ПВО) управление начальника работа, военно-строительный отряд, техника и автотранспорт были переданы одному из Московских управлений инженерных работ. В распоряжении в/ч 93304на объекте 890 остались в/ч 21602 (управление механизации строительных работ), в/ч 93849, четыре военно-строительных отряда и БАМ — 2217 (база автотранспорта и механизации) с большим сроком эксплуатации транспорта и техники. При этом необходимо учитывать, что на Байконуре начались работы по «Бурану» и начальник Главка генерал-лейтенант Вертелов К.М. всех руководителей строительных органов предупредил: «Вы все должны помогать решению этой важной государственной задачи, Ваша помощь будет заключаться в том, что вы ничего у меня не будет просить дополнительного для решения задач стоящих перед вашими управлениями». Вот с такими силами и в такой обстановке началась реконструкция 1 БРК.

Учитывая наличные силы работы изначально распределены между в/ч 93849 и в/ч 21602. В мае — июне в соответствии с директивой МО было сформировано новое управление начальника работ во главе с полковником Брехунцовым А.Ф. Строительные управления вели работы на стартовых позициях. В/ч 21602 вела работы по монтажу кранов ПКУ, устройству внутренних и ремонту подъездных автодорог, прокладке кабельных коммуникаций, кроме того решением ГУСС МО на объект была откомандирована дополнительная техника и автотранспорт для устройства автодорог, которые на 1 БРК были выполнены ранее со щебеночным покрытием. Практически их не было и приходилось вести монтаж плитного покрытия по всем подъездным дорогам. Несмотря на сложные погодные условия и недостаток сил и средств реконструкция 1 БРК была завершена в ноябре 1977 года, и в установленный срок 7 ноября 1977 года заступил на боевое дежурство. Это стало возможным благодаря слаженной работе строителей, монтажников и технической ракетной базы в/ч 34029. Офицеры и прапорщики трб в любое время, сразу после предъявления готовности выезжали на автономные, а за тем и комплексные испытания. Неоценимую помощь в своевременной сдаче 1 БРК оказали главный инженер в/ч 56290 (ГУСС МО) генерал-майор Троян А.Я. и командир в/ч 34029 полковник Шмонов В.М. Первый имел большой опыт работы по реконструкции, знал технологию всех работ, а командир дивизии полковник Шмонов своим ежедневным присутствием, желанием все изучить и выполнить в срок, вникал во все проблемы и требовал их незамедлительного решения и строителями и монтажниками и всеми службами дивизии. Все это способствовало успешному выполнению задачи.

В связи с тем, что в 1978 году предстояло выполнить реконструкцию уже двух БРК — третьего и четвертого, в распоряжение 279 УНР, в соответствии с директивой МО была передислоцирована в/ч 63529 — командир полковник Калий Л.П. В феврале 1978 года УНР приступил к устройству временных городков для строителей и монтажников на всех площадках 3 БРК. Необходимо отметить, что при реконструкции БРК временные городки устраивались в передвижных вагончиках типа ЦУБ и ВД-8. Они были полной заводской готовности с электро- или водяным отоплением, укомплектованными необходимой мебелью. Лишь на головных площадках реконструируемых БРК временные городки возводились с использованием конструкций казарм, но уже нового типа с большей комфортностью и мобильностью сборки. Работы по строительству временных городков на 4 БРК были начаты в декабре 1977 года УИР полковника Брехунцова А.Ф. сразу после сдачи первого позиционного района. Отделом капитального строительства в/ч 34029 были согласованы места расположения временных городков на 3 и 4 БРК еще до снятия их с боевого дежурства. Необходимое оборудование конструкции и материалы завозились в районы работ сразу после демонтажа в районах работ на 1 БРК или прибытия на базу КМТС (в/ч 83412). Благодаря этому работы на 3 и 4 позиционных районах были развернуты без задержек сразу после передачи площадок для реконструкции. Работы производились в соответствии с графиками работ без особых срывов и без привлечения дополнительных сил. Было два существенных сбоя в работе. На 3 БРК автономные испытания систем заграждения выявили много сбоев в работе, вызвано это было качеством монтажа подрядчиком работ местными связистами. По согласованию с в/ч 52690 на объект были направлены специалисты подчиненного Главку полка связи, дислоцированного в г. Иваново. Специалисты полка быстро устранили все дефекты, успешно провели автономные и комплексные испытания всех систем заграждения.

На 4 позиционном районе были сложности с обваловкой и благоустройством территории головной площадки. Это было связано с погодными условиями и недостатком личного состава. Командир в/ч 34029 пошел на встречу строителям и принял решение перенести работы по благоустройству головной площадки на весну 1979 года.

Работы по реконструкции 3 позиционного района были сданы в сентябре 1978 года, а по 4 позиционному району в ноябре 1978 года. В установленные правительством сроки оба полка заступили на боевое дежурство.

После сдачи 3 позиционного района в/ч 63592 приступила к подготовке работ на 9 БРК. Управление начальника работ полковника Брехунцова после завершения работ на 4 БРК было расформировано, так как уже было принято решение о прекращении работ по реконструкции остальных позиционных районов.

В/ч 63592 под руководством полковника Калия Г.Л. успешно справились с задачей по реконструкции 9 позиционного района и сдала его в августе 1979 года, после чего была передислоцирована в г. Юрья Кировской области для строительства подвижных ракетных комплексов, но это уже другая ракетная дивизия. Этим было положено начало строительства подвижных ракетных комплексов, которое затем завершилось строительством боевых железнодорожных ракетных комплексов.

По завершении строительных и монтажных работ на командном пункте полка и пусковых установках, приемки объектов, линий энергоснабжений, СДУК, технического и технологического оборудования представителями полка, отдела капитального строительства, военной приемки и службы ракетного вооружения дивизии, начались автономные и комплексные испытания, которые являлись основными этапами по постановке ракетного полка на боевое дежурство.

До начала автономных испытаний на каждой боевой стартовой позиции организуется охрана и оборона, комендантская служба, осуществляется доставка необходимого оборудования, его размещение на позиции.

Личный состав подразделений технической ракетной базы прошел подготовку по специальности, сдал зачет и приказом допущен к выполнению работ. На технической позиции все агрегаты подразделений прошли техническое обслуживание, признаны исправными и годными к работам. На техническую позицию прибыли и приняты от заводов изготовителей ракеты, головные части и компоненты ракетного топлива.

Повышенная скрытность, степень секретности нового комплекса, резкое усложнение технологии работ потребовало необходимость выполнения основных операций на ПУ и КП чисто расчетами офицерского состава.

Теперь каждый офицер и прапорщик технической ракетной базы должен владеть как минимум двумя-тремя специальностями и кроме этого обязательно быть водителем. За каждым офицером и прапорщиком как за водителем закреплялось два-три агрегата на базе автомобилей МАЗ, КРАЗ, ЗИЛ, ГАЗ.

Правильно ли это было или нет, говорить сейчас трудно, но нагрузки на офицеров и прапорщиков были колоссальные.

После проведения 100 километрового марша нужно было развернуть агрегат, провести на нем спец. работы, свернуть его и вновь за руль. Надо отдать должное офицерам и прапорщикам этих групп, не одного случая не одного случая недовольства или отказа. Офицеров групп явно не хватало, все были перегружены, приходилось как-то выходить из сложившегося положения. Как вспоминает заместитель командира групп, в то время, майор Андреев А.А. — на отдельные должности в группу транспортировки и установки ракет приходилось привлекать начальника клуба, начальника физической подготовки и спорта, секретаря комитета ВЛКСМ и других офицеров управления трб.

На командном пункте ракетного полка организуется несение опытного боевого дежурства.

В автономных испытаниях (АИ) оборудования боевого ракетного комплекса (БРК) принимали участие расчеты ТРБ, БРСБУС, УС, ОЭРБ, офицеры службы ракетного вооружения дивизии, представители промышленности и военной приемки, каждый по своему направлению. Управление этим сложным процессом осуществлял заместитель командира дивизии по вооружению через внештатный отдельный технический пункт управления (ОТПУ), дежурство на котором несли офицеры службы ракетного вооружения дивизии и трб.

Таким было взаимоотношение при проведении автономных испытаний с военными строителями, заинтересованными в сроках сдачи БРК. Как вспоминает командир технической ракетной базы полковник Железняков В. П.: «...часто по своей инициативе оказывали помощь расчетам ТРБ, участвующим в автономных испытаниях, заправляли их машины топливом, помогали питанием, местами для отдыха, в преодолении бездорожья».

Обычно на весь БРК (10 ПУ и КП) выезжал один расчет ГИР ПУ и работал непрерывно до окончания работ, устраняя все обнаруженные неисправности. Нагрузка на расчет в этот период была колоссальная. Расчеты возвращались в часть изможденные, обросшие, грязные, техника до того грязная, что её приходилось отмывать в течение 2-3 суток (из воспоминаний полковника Железнякова В. П.)

На автономные испытания с устранением всех неполадок и неисправностей уходило 10-14 суток.

При проведении автономных испытаний на унифицированном командном пункте полка было организовано опытное дежурство. Боевые расчеты полка «привыкали» к несению дежурства на УКП, изучали технические системы и технологическое оборудование, основы их эксплуатации, порядок устранения неисправностей. На УКП отслеживались все результаты автономных испытаний систем и агрегатов. По завершению автономных испытаний составлялся приемо-сдаточный акт, который подписывали все заинтересованные стороны, и утверждался командиром дивизии.

Командный пункт с пусковой установкой

Очередным этапом постановки полка на боевое дежурство было проведение комплексных испытаний. Весь объем комплексных испытаний был определен «Программой комплексных испытаний». Главной сутью комплексных испытаний было проведение проверок всех систем и агрегатов в единстве — унифицированный командный пункт с каждой пусковой установкой. Это первый этап комплексных испытаний. Комплексные испытания с пусковой установкой проводились с загрузкой в неё макета транспортно-пускового контейнера и эквивалентном головной части. На втором этапе комплексные испытания предусматривали проведение всех проверок с УКП со всеми десятью пусковыми установками. Результаты всех комплексных испытаний отражались в технической документации на каждую пусковую установку. С началом комплексных испытаний на боевой расчет ракетного полка увеличилась внутрифункциональная нагрузка. До постановки полка на боевое дежурство на УКП боевой расчет нес уже опытно-боевое дежурство.

По истечению 6 месяцев напряженной работы после загрузки транспортно-пускового контейнера (ТПК) с ракетой, её заправки и ампулизации, пристыковки головной части и ввода полетных заданий на всех пусковых установках, 141 ракетный полк был приведен в готовность к поставке на боевое дежурство в новом качестве, на новом вооружении. После всех необходимых проверок, зачетов и допусков 2 ноября 1977 года первый ракетный полк дивизии был поставлен на боевое дежурство. Это было знаковым событием для ракетной дивизии. Сжатые сроки перевооружения, установленные свыше, и постановка полка на боевое дежурство, не позволяли в полном объеме выполнить все мероприятия, предусмотренные программой перехода на новый ракетный комплекс и новую организационно-штатную структуру. К 2 ноября в полку не были построены новые караульные помещения и введены в эксплуатацию необходимые системы охраны. Исходя из этой обстановки ракетный полк до мая 1978 года в организации охраны и обороны боевых стартовых позиций оставался в старой системе, имея в организационно-штатной структуре не отделения автоматизированных систем охраны, а роту электротехнического заграждения и минирования (так было в комплексе 15ПО84). И только в мае 1978 года это несоответствие было устранено.

По такому трудному пути прошли и остальные три ракетных полка.

В течение 1978 года были перевооружены и поставлены на боевое дежурство в новом качестве 227 (третий) и 233 (четвертый) ракетные полки. 23 ноября 1979 года был перевооружен и поставлен на боевое дежурство 487 (девятый) ракетный полк.

Интересный казусный случай произошел в 1978 голу при перевооружении 227 ракетного полка. Как уже отмечалось выше модернизация в соответствии с договором, заключенным между СССР и США разрешалось без увеличения диаметра ствола шахты, причем в условиях полной открытости, маскировать проводимые работы в шахте категорически запрещалось, чтобы сверху, из космоса можно было контролировать выполнение договоренностей.

Работы на пусковой установке идут строго по графику: — вспоминает командир дивизии, присутствующий на пусковой установке генерал-майор Шмонов В.М. — и вдруг — звонок по телефону ЗАС: на связь вызывает Главнокомандующий Ракетными войсками главный маршал артиллерии Толубко В. Ф. Первым делом он уведомляет меня, что в Вене в данный момент проходит встреча Генерального секретаря ЦК КПСС Леонида Ильича Брежнева с Президентом Соединенных штатов Америки, и как раз в данный момент они приступили к переговорам о том, как выполняется обеими сторонами условия договора о сокращении стратегических вооружений. А далее выясняется: Президент США предъявил Брежневу обвинения в том, что советская сторона условий этих не выполняет, причем демонстрирует свое пренебрежение к ним даже в настоящий момент, то есть тогда, когда проходит встреча глав государств. Суть нарушения состоит в том, дескать, что маскируются работы по модернизации пусковых установок РВСН. Конкретный район Советского Союза, где это готовится, пока не назван, но надо, на всякий случай, немедленно все проверить и доложить... Вскоре, однако, подоспело и тревожное уточнение: назван Центральный район Европейской части СССР.

Что последовало за этим? Устанавливается прямая телефонная закрытая линия: Кострома (10-я ракетная дивизия) — Москва (Главный штаб РВСН), — приемная начальника Генерального штаба ВС — приемная Л. И. Брежнева на переговорах в Вене. Мне приказано оперативно докладывать обстановку по данному вопросу: кто, где, зачем маскирует работы, какие приняты меры для немедленного наведения порядка. В противном случаи на меня ложится вина за срыв переговоров. Вот так! Было от чего растеряется.

На счастье, как раз в это время в дивизии находился высокий представитель ракетной армии, в состав которой входила наша 10-я рд. Вспомнив об этом, решил, обратится к нему за советом и попросить, что бы он переговорил с маршалом Толубко В. Ф. Результат получился неожиданным. В ответ на мою просьбу начальство сказало: «Знаешь, при таких обстоятельствах не только папахи и звезды летят, а и голову потерять можно. Ты комдив, ты начальник объекта, ты хозяин положения, тебе и отвечать». По существу он был прав. В создавшейся ситуации все решал фактор времени, и только комдив мог с достаточной оперативностью принять необходимые меры.

Дальше действовал так. Были подняты по тревоге вертолеты эскадрильи, входящей в состав нашей дивизии, а также дежурный самолет из ракетной армии, дислоцированный во Владимире. В ходе воздушной проверки выяснилось, что работы на одной пусковой установке проводились под прикрытием полога. Такое решение, как, оказалось, приняли монтажники-сварщики в целях соблюдения техники безопасности: шел дождь, а при такой работе сварочные работы под открытым небом вести нельзя. Правда, обнаружилась тут одна «заковырка»: ни в проектной, ни в монтажной документации по поводу запрета использовать полог в подобных случаях не было сказано ни слова. Кто-то из составителей этой документации, видимо, такого момента ни учел.

Короче говоря, вопрос был довольно быстро утрясен, назревающий конфликт улажен, и в итоге претензий никто не предъявлял. Больше того, еще похвалили за оперативность. Зато тем, кто не подкорректировал должным образом документацию, похоже, крепко досталось.

Потом еще долго в наших кругах шутили по поводу того, как комдив 10-й рд едва не сорвал переговоры Генсека с Президентом США.

Шутки шутками, а зарубка в памяти осталась ощутимая. Не более 3-х часов заняли эти события, но каких часов...»

Таким образом, в результате модернизации и перевооружения 10-я ракетная дивизия имела в своем боевом составе: пять (второй, пятый, шестой, восьмой и двенадцатый) ракетных полка, вооруженные ракетами 8К84, три (первый, третий и четвертый) ракетных полка, вооруженных ракетами 15А15 и один (девятый) ракетный полк, вооруженный ракетами 15А16.

Боевая мощь дивизии резко возросла, теперь она могла нанести ракетно-ядерный удар 170-ю боевыми блоками, общей массой полезной нагрузки 17,7 мегатонн. К этому необходимо добавить, что 40 ракет (15А15, 15А16), вооруженных РГЧ из 4-х боевых блоков мощностью 0,65 мегатонн каждая, имели возможность дистанционного (в полете) изменения полетного задания, т.е. переприцеливания.

Читателю становится очевидным, что это довольно внушительная и страшная сила. Но это все было подготовлено для ведения ядерной войны.

А пока необходимо было проверить реальную способность новых ракет «летать» на максимальную дальность с установленной полезной нагрузкой и их точность попадания согласно полетного задания. К этому, начиная с июля 1978 года, и приступила дивизия, конечно, в соответствии с принятыми на высшем уровне решением.

Необходимо отметить, что первые проведенные пуски ракет не дали ожидаемого результата. Сколько таких было пусков, и каковы причины их неудач, сегодня неизвестно. Но их проведение позволяли генеральному конструктору ракетного комплекса досконально разобраться в их причинах, провести необходимые доработки и полностью их устранить. И уже проведенные в июле и августе учебно-боевые пуски ракет с 3 и 4 пусковых установок 141 (первого) ракетного полка дали отличные результаты.

Впоследствии проведенные учебно-боевые пуски ракет в течение 1981-1983 годов с пусковых установок №№ 2, 3, 5, 6, 7, 9, 10 233 (четвертого) ракетного полка и №№1 и 10 487 (девятый) ракетного полка показали высокую надежность боевого применения новых ракетных комплексов. Все учебно-боевые пуски, а их было 12 проведены с оценкой «отлично».

Те, кому посчастливилось присутствовать или хотя бы видеть эти пуски ракет, согласятся — зрелище несравнимое ни с чем: — семидесятитонная ракета выстреливается из шахты, сбрасывает с себя обтекатель, на высоте 50 метров запускает основной (маршевый) двигатель и грациозно, своим ревом отдавая должное труду, тех, кто это все готовил, уходит ввысь, ложась на заложенный в систему управления, заданный курс. Все это приводит в восторг окружающих, переполняет гордостью за содеянное. И все трудности, встреченные при подготовке ракеты к пуску, куда-то пропадают. За это стоит служить в РВСН.

Шесть лет для истории (1977-1989) — одно мгновение. Но для личного состава технической ракетной базы это длительный почти «каторжный труд», не знающий ни суббот, ни воскресений, ни времени года, ни святых для народа праздников. Даже описать во всех красках этот ратный труд не представляется возможным. Не хватает воспоминаний и должных красок. И этот труд выполняли все те же группы испытания и регламента пусковых установок (ГИР ПУ), которыми командовали подполковники Беспалов В. А., Карпов Н. Г., Керпелев Г. Е. Они и им подчиненный личный состав преодолели все и вынесли на своих плечах, эти громадные тяготы и лишения, преодолели все, создав ореол славы этой части.

И вполне естественно, что этот труд по достоинству был оценен Родиной. Командиры группы: подполковник Беспалов В. А. награжден двумя орденами «Трудового Красного знамени» и «За службу Родине» III-й степени, Карпов Н. Г., Керпелев Г. Е. — орденами «За службу Родине» III-й степени. Многие офицеры и прапорщики награждены ценными подарками, денежными премиями.

За всей чередой больших, трудных и ответственных дел в управлении дивизии в плановом порядке проходит замена командных должностей.

В 1978 году вместо уволенного в запас по достижению предельного возраста заместителя командира дивизии по вооружению полковника Комова В. Ф. назначен полковник Ефимов Роберт Иванович. В

1979 году вместо заместителя командира дивизии по тылу полковника Медведева В. В., назначенного заместителем командира дивизии по тылу в/ч 33967, назначен полковник Петренко Василий Иванович. В

1980 году вместо заместителя командира дивизии полковника Сизова В. М., назначенного командиром дивизии в Йошкар-Олу, назначен подполковник Горынцев Василий Васильевич. В 1982 году вместо заместителя командира дивизии подполковника Горынцева В. В. назначенного командиром 26 рд, назначен подполковник Черенов Виктор Петрович.

И им уже вновь назначенным должностным лицам предстояло решать все вопросы связанные с боевой готовностью ракетной дивизии: совершенствовать боевое дежурство, поддерживать в готовности к боевому применению ракетное и специальное вооружение, решать вопросы всестороннего обеспечения на случай боевых действий, продолжать осуществлять целый комплекс мероприятий повседневной деятельности частей и подразделений дивизии.

Вместе с решением задач перевооружения и модернизации, подготовки и проведения учебно-боевых пусков ракет с новых ракетных комплексов, дивизия продолжала готовить и проводить учебно-боевых пуски ракет со старых ракетных комплексов 15ПО84.

В период июня 1979 г. по март 1983 г. вся тяжесть в подготовке и проведении учебно-боевых пусков ракет ложится на 143 (двенадцатый) ракетный полк. В этот период дивизией подготовлено и проведено 6 учебно-боевых пусков ракет. Почему силами именно только этого «старого» полка они проводились, вопрос остался открытым и по сегодняшний день. Но все учебно-боевые пуски ракет 8К84 проведены с оценкой «отлично».

Несмотря на огромный объем работ, проведенный дивизией связанных с подготовкой и проведением учебно-боевых пусков ракет с ракетного комплекса 15ПО84, перевооружением и модернизацией четырех ракетных полков и последующие за ними учебно-боевые пуски с ракетных комплексов 15ПО15, 15ПО16, а их за период с 1975 по 1983 гг. подготовлено и проведено более 20-ти, требования к боевой готовности не только не снижались, но и намного возросли.

Автору неизвестно, есть ли какая другая ракетная дивизия в ракетной армии, которая за указанный срок подготовила и провела такое количество учебно-боевых пусков ракет с пусковых установок позиционного района дивизии. Боюсь, что нет.

То есть, это все неплановые работы, их не было ни в одном плане боевой подготовки, плане поддержания вооружения и техники в готовности к боевому применению, которые составлялись на каждый учебный год и уточнялись на второе учебное полугодие.

Попросту говоря эти планы в большинстве своем рушились, приходилось «на ходу» их серьезно корректировать, от чего-то отказываться. А это в свою очередь серьезно влияло на уровень боевой готовности.

Читателю не трудно представить, какой отрыв личного состава был от вышеуказанных планов в связи возникающими в течение учебного года внеплановыми задачами.

В 1980 году боевой подготовкой подготовлен серьезный документ, касающийся предметной оценки состояния боевой готовности ракетных армий, дивизий, полков, дивизионов, батальонов и всех других подразделений. Этот документ поступил в войска как Методика сравнительной оценки боевой готовности объединений, соединений, частей и подразделений Ракетных войск. Методика в войска была введена директивой Главнокомандующего РВСН. Отныне все проверки проводились и оценивались в строгом соответствии с её требованиями и положениями.

Методика, главной сущностью определила оценку по всем слагаемым боевой готовности: боевому дежурству, боевой и политической подготовке, состоянию вооружения и техники, обеспечение боевых действий и тыловому обеспечению, состоянию воинской дисциплины и службы войск.

Каждому слагаемому боевой готовности были определены показатели и критерии оценки. Затем по формулам вычислялся каждый критерий и показатель и уже по ним каждый слагаемый. Затем определялся средний бал состояния боевой готовности дивизии, полка, части, подразделения.

Одной из основных целей, предусмотренной данной Методикой, явилось исключение субъективизма в оценке боевой готовности дивизий, частей, подразделений.

Однако надо признать, что исключить субъективизм в оценке просто невозможно.

Но прежде чем осуществлять проверки в соответствии с данной Методикой, её необходимо тщательно на всех уровнях в войсках изучить, внедрить в повседневную деятельность, в боевую подготовку и все планы, отрабатываемые в дивизии, полках, частях и подразделениях, необходимо было подготовить справочные материалы, таблицы, расчеты. Это достаточно кропотливый и требующий длительного времени труд. Этот труд, главным образом, в дивизии лег на оперативное отделение, а в нем этим вплотную занимался старший помощник начальника оперативного отделения майор Александров А. И.

Тяжело и трудно шел процесс внедрения Методики в деятельность частей и подразделений. Но отступать было некуда.

И уже в марте 1981 года дивизия подверглась итоговой проверке командующего армией. И вот первые результаты: средний бал за: боевое дежурство — 4.27; боевую и политическую подготовку — 4,27; состояние вооружения и техники — 4,36; обеспечение боевых действий и тыловое обеспечение — 4,12; состояние воинской дисциплины и службы войск — 4,20. Общая оценка дивизии за состояние боевой готовности «хорошо» со средним баллом — 4,27. Результат достаточно высокий, если учесть выше описанное.

В августе 1982 года снова итоговая проверка дивизии командующим армией. И вновь результаты удовлетворяют командующего — средние балы: за боевое дежурство — 4.44; боевую и политическую подготовку — 4,27; состояние вооружения и техники — 4,32; обеспечение боевых действий и тыловое обеспечение — 4,11. Средний бал за дивизию — 4,28. Эти результаты приведены для того, чтобы показать читателю как ответственно и самоотверженно трудился личный состав частей и подразделений дивизии по обеспечению постоянной боевой готовности.

При ежегодном подведении результатов деятельности дивизий в масштабе ракетной армии, 10-я ракетная дивизия находилась в середине других дивизий армии, не поднималась выше второго и не опускалась ниже пятого места.

С 1982 года в практику деятельности командиров всех степеней вводится метод проверки и оценки боевой готовности по отдельным вопросам, слагаемым боевой готовности и внезапные проверки. Они были введены, как говорят в народе, «на то и щука, чтобы карась не дремал».

Результаты этих проверок не являлись окончательными для определения годовой оценки боевой готовности, но нервов и времени у личного состава отнимали предостаточно.

В решение многообразных задач боевой готовности немаловажную роль играла партийно-политическая работа (ППР). Основными направлениями ППР являлись:

— мероприятия по укреплению боевой готовности частей и подразделений дивизий, укреплению морально-психологической готовности личного состава к ведению боевых действий;

— партийно-политическое обеспечение работ по подготовке на боевое дежурство ракетных полков «ОС», модернизации и перевооружению, подготовке и проведению учебно-боевых пусков ракет;

— работа по укреплению войсковой дисциплины, дружбы и войскового товарищества, по предупреждению и профилактике неуставных взаимоотношений в воинских коллективах;

— политическое и военно-политическое информирование офицеров, прапорщиков, сержантов и солдат;

— партийно-политическое обеспечение сохранения военных и государственных секретов;

— планирование партийно-политической работы при отработке приведения частей и подразделений в высшие степени боевой готовности, проведение тактико-специальных учений и тренировок (ТСУ, КШУ, КШТ);

— обучение партийно-комсомольского актива практике работы с людьми, работа в семьями военнослужащих;

— работа с общественными организациями, средствами массовой информации, органами местной власти.

Основной формой партийно-политической работы была политическая подготовка, состоящая из марксистко-ленинской подготовки офицерского состава, политической учебы прапорщиков, политических занятий для сержантов и солдат, политического просвещения рабочих и служащих Советской Армии.

Политическая подготовка проводилась в утреннее время. Руководителями групп назначались: командир дивизии, командиры воинских частей, подразделений, политработники, начальники служб. Группы комплектовались до 30 человек в каждой. Подготовка руководителей групп осуществлялась на 3-х дневных сборах в летний и зимний периоды обучения, а так же на семинарах в воинских частях.

Политическое информирование личного состава осуществлялось 2 раза в неделю по 30 минут.

Значительный вклад в организацию и проведение партийно-политической работы в частях внесли заместители командиров по политической части подполковники Корзун Н. А., Бруснев Ю. С., Колган И. В., Глушко А. П., Еремеенко А. Е., Нынык И. В., Сотник А. А., Краснов А. С., Самойлов В. А., Коровянский Г. К., Лигусов В. В., Игнатенко В. А., майоры Базарнов Ю. А., Федяев В. В., Камалетдинов Р. Г., Моисеенко Ю. А., Савин Ю.В., Коврижный А. Н., Романов В. И.

В 80-е годы нашла поддержку такая форма информирования, как единые политдни. В них участвовали командование дивизии и частей, начальники служб, политработники.

Ответственность за политическую подготовку, политическое информирование несли пропагандисты политотдела, начальники военной партийной школы (ВПШ) политотдела, среди них Романюта В. И., Гусев В. И., Кущий В. И., Начапкин В. П., Малинко А. Г., Нынык И. М., Кротов Г. В., Щенников А. С.

В воинских частях эту работу возглавляли пропагандисты частей Новиков В. И., Сикорский Ю. Н., Гарай А. А., Петещев В. Ф., Дюков В. И., Дугарев В. Ф., Ханкевич А. В., Козырев Р. П., Кравченко В. Г., Никульшин М. П. и другие.

Достойный вклад в поддержание боевой готовности внесли и партийные организации, которые были созданы во всех воинских частях. Партийные организации добивались, чтобы коммунисты обеспечивали личную примерность при несении боевого дежурства, освоении новой техники и вооружения, организации учебы и службы.

Умело организовывали партийную работу секретари партийных организаций майоры Кравченко В. Г., Каль В. А., Мироненко В. А., Сергеев В. Н., Рыковский С. Б., Подчасов А. Н., Левченко В. А., Афанасенко А. А.

Прием в члены КПСС, а также персональные дела коммунистов осуществляла партийная комиссия дивизии, секретарями которой были подполковники Молокин П. И., Бутусов С. П., Кузнецов А. В., Ковалев В. А., Савенко В. А., Андрейченко В. П.

Значимым моментом в жизни партийных организаций была практика проведения таких мероприятий как ежемесячные партсобрания и партийные активы раз в 2-3 месяца. На них демократично и самокритично обсуждались самые важные вопросы боевой и политической подготовки, жизни и быта частей и подразделений.

Самым многочисленным отрядом среди личного состава были комсомольцы. Ответственность за работу комсомольских организаций нес помощник начальника политотдела по комсомольской работе, среди которых были Соколов П. И., Потемкин Н. К., Тараканов В. П., Нынык И. М., Серегин В. П.

В работе комсомольских организаций популярными были соревнования на лучшее знание техники: лучший водитель, лучший номер расчета, лучший заправщик, лучший электрик, лучший механик и т.д., а также организация досуга, особенно в выходные и праздничные дни. Инициаторами мероприятий были секретари комитетов ВКЛСМ. Хочется вспомнить молодых офицеров — вспоминает подполковник Нынык И. М., — которые всегда были с солдатами и сержантами, помогали им преодолевать тяготы и лишения службы: Кравченко В. Г., Сафронова В., Белова В., Безденежных Л. Г., Андрейченко В. П., Коновалова Л. Р., Стефановского С. П., Ромашко В., Лигусова В. В., Коровянского Г. Г. Все эти офицеры, пройдя практику комсомольской работы, были выдвинуты на вышестоящие должности.

Секретарями комсомольских организаций избирались молодые офицеры, которые пользовались авторитетом у воинов, имели склонность к работе с людьми. В 80-е годы на эту работу уже направлялись выпускники военно-политических училищ.

Большой популярностью среди личного состава пользовалась встречи со знаменитыми людьми страны, города, области. Дивизию в разное время посетили летчик-космонавт Севастьянов, академик Капица, Герои социалистического труда Малинина П. А., Плетнева В. Н., Матвеев А. П., писатель Солженицын А.И., писатель-фронтовик Корнилов В. Г., литературный критик Детков И., ученые костромских ВУЗов, артисты драмтеатра.

Летчик-космонавт Севастьянов
на встрече с личным составом 1975г.

В дивизии был создан мемориал посвященный Героям Советского Союза из 26-ой ПАБр Полушкину П. А., Печковскому Г. А., Товакову А. Н. У мемориала проходили принятие присяги молодыми воинами и торжественные мероприятия. 9 мая 1985 года по предложению комсомольцев дивизии, поддержанное руководством дивизии была проведена встреча с фронтовиками 26-ой ПАБр. Три дня встречались с воинами дивизии, членами семей ветераны 26-ой ПАБр, проживавшие в Москве, Ленинграде, Горьком, Чебоксарах, Житомире, Хмельницке, Донбассе и других городах нашей страны. Они участвовали в финской компании, в Великой Отечественной войне с первого и до последнего дня. Многие из них служили в нашей дивизии — Гафт М. М., Мироненко А. Я., Романюта В. И. и др. Они были горды за то, что их потомки владеют таким мощным оружием.

Мемориал Героям войны
на территории дивизии

Активизировалась партийно-политическая работа в период подготовки и проведения учебно-боевых пусков ракет с пусковых установок позиционного района дивизии. Особую печать на их проведение налагал гриф секретности. Это сейчас показывают по Центральному телевидению как готовятся и как проводятся учебно-боевые пуски ракет. А в то время эта работа глубоко засекречивалась. А, вероятно, зря. Было бы полезно, что бы члены семей военнослужащих, проводящих подготовку и проведение УБП, знали о роли и месте их отцов в проведении работ. Они гордились бы своим главой семьи, какие трудности и лишения им приходилось преодолевать. Ведь учебно-боевые пуски ракет проводились только в темное время суток, а это автоматически увеличивало нервную и физическую нагрузку на всех участвующих в этих работах.

Крайне тяжелыми были работы по снятию ракетных полков с боевого дежурства, модернизации и их перевооружению. Партийно-политическая работа в этих условиях сосредотачивалась на индивидуальной работе со всеми категориями военнослужащих, популяризации передового опыта, пропаганде соблюдения мер безопасности, поощрении передовиков.

В середине 70-х годов части, подразделения дивизии стали пополнятся призывниками из республик Средней Азии и Закавказья. В воинские коллективы стали проникать нежелательные элементы — групповщину по национальному признаку, дедовщина, особые исламские традиции.

В связи с этим в партийно-политической работе стало больше удалятся внимания глубокому изучению корней и причин этих нежелательных явлений, сплочению воинских коллективов, укреплению в них дружбы и воинского товарищества.

Для поддержания духа воинов проводились мероприятия с местными органами власти. Воинские коллективы посещали руководители области Скулков И. П., Баландин Ю. Н., Торопов В. И., Донцов К. В.

Для награждения лучших, передовых частей дивизии было учреждено Переходящее Знамя обкома КПСС и облисполкома. Местные органы власти многое делали для улучшения жизненных условий офицеров и прапорщиков, обеспечению местами в детских садах и яслях. В тоже время офицеры дивизии активно участвовали в работе с местных партийных, советских, комсомольских и профсоюзных организаций, были депутатами советов народных депутатов. Среди них Пылаев Ю. К., Шмонов В. М., Пустовой И. В., Шмыков Р. Р., Осадчий П. П., Скрипай А. М., Казаков А. Д., Соколов П. И, Нынык И. М., Назаров О. Я., Питель П. Е. и другие.

Командование дивизии, партийные и комсомольские организации накопили немалый опыт партийно-политической работы с личным составом, находящимся в отрыве от воинских частей. Значительный вклад внесли воины дивизии в решение народных хозяйственных задач страны. Ежегодно формируя роты по уборке урожая, дивизия оказывала помощь колхозам и совхозам в разных регионах страны. Активно в этом участвовали офицеры и прапорщики Лукьяненко А. С., Гулидов В. Г., Дюков В. И., Самусев А. М., Андрейченко В. П., Еремеенко Д. А., Луканин С., Габитов Д. А.. Целинной ротой, так её тогда называли, перевозились десятки тысяч тонн сельскохозяйственных грузов.

Центром политико-воспитательной работы, культурной жизни был открытый в 1970 году дом культуры «Патриот», которым руководили Бекешев В. А., Хайновский В. Ф., Григорович Ю. Б., Изварин А. К. Много запоминающихся мероприятий проводилось в стенах солдатского клуба «Гвардеец», «Ракета». В них всегда действовала художественная самодеятельность, велась библиотечная работа.

Для политико-воспитательной работы с личным составом в каждой роте (группе) создавались Ленинские комнаты, которые оборудовались как самые лучшие помещения.

На территориях военных городков создавались наглядная агитация.

В каждой воинской части действовали женские советы. Они готовили мероприятия с семьями офицеров и прапорщиков, помогали им в трудную минуту. По инициативе женсоветов было поддержано предложение политотдела об открытии в доме культуры «Патриот» детской музыкальной школы, в которой успешно занимались дети офицеров и прапорщиков. Жены офицеров и прапорщиков с благодарностью воспринимали инициативную работу руководителей женсоветов дома культуры «Патриот» Савченко А. И., Недобельской Г. И. Через дом культуры женсовет, политотдел организовал отдых детей военнослужащих в пионерском лагере «Юный космонавт», инициатором строительства которого был командир дивизии генерал-майор Шилин А. П., начальник политотдела подполковник Панкратов И. А. Пионерский лагерь «Юный космонавт» был в числе лучших пионерских лагерей области.

Для создания благоприятных условий выполнения боевых задач военнослужащим в дивизии были построены и успешно функционировали дошкольные детские учреждения. Все военнослужащие, а так же гражданский персонал дивизии были обеспечены местами в детских садах и яслях, а если и были очереди, то к началу учебного года все дети были устроены.

К одному существующему в 1964 году детскому садику №53 на 100 детей, в период с 1964 по 1980 годы были построены и введены детские сады №21 на 300 детей, №49 на 150 детей, №80 на 350 детей. Ежегодно детские сады посещали более 1000 детишек, выпускались в школу до 150 человек, а в некоторые годы и больше.

По оценке городского отдела народного образования детские сады дивизии отличались в лучшую сторону. Детские сады № 39 и № 80 входили в десятку лучших садиков города. Они являлись базовыми площадками для курсового обучения воспитателей города, их профессиональной подготовки и обмена опытом. На базе детского сада № 80 учили организации игр и развивающей среды во всем её многообразии. Детский сад № 39 делился опытом работ по оздоровлению детей и их закаливанию. В детских садах сложились замечательные традиции проводить праздники родителей вместе с детьми: «А ну-ка мальчики» — к 23 февраля, Масленица, «Здравствуй, Весна Красная» и др. Воспитанники этих садов занимали призовые места в различного рода соревнованиях: «Дорожные старты», «Мама, папа, я — дружная семья», «Мисс Дюймовочка» и др. Дети и сотрудники воинских садов всегда принимали активное участие во всех мероприятиях городского масштаба, области. На городском конкурсе «Воспитатель года» первое место заняла Лебедева Е. М. (воспитатель д/с № 39). По результатом всероссийского конкурса дошкольных учреждений звание «Детский сад 1996» было присвоено д/с № 39. В детских садах дивизии работали образованные профессионалы высокого уровня. Среди сотрудников детских садов большое количество награжденных грамотами от Министерства обороны и Министерства просвещения, 19 человек получили звание «Отличник народного просвещения», 2 сотрудника имеют звание «Заслуженный учитель» (Коростылева Л. М., Здоровенко Т.Л.)

В штатном расписании дивизии было много должностей, которые занимали рабочие и служащие Советской армии. Это относилось к сфере продовольственного, вещевого снабжения, финансового обеспечения, культурного обслуживания. Эта категория служащих объединялась в профсоюзные организации. Наиболее активно работала профсоюзная организация в период 70-80 годов, когда объединенный профсоюзный комитет возглавлял. Назаров С. Я.

С началом строительства БРК со стартовыми позициями шахтного типа, объемы финансирования, проектирования, а стало быть, и строительство социальных объектов и жилых домов в городе Костроме резко возросло. Происходило это в 1966-1967 годах в одно и тоже время с работами по строительству позиционных районов. Были начеты работы по строительству лома культуры «Патриот» с плавательным бассейном и зрительным залом на 1100 мест, общежитие для офицеров, продолжалось строительство жилых домов по улице Никитской. Ежегодно в интересах 10-й ракетной дивизии в 1965-1967 годы вводили 2-3 жилых дома. На территории военного городка №3 по улице Никитской было развернуто в 1966-67 годах общевойсковое строительство: две казармы для личного состава полков, здания полковых штабов, учебный корпус, новое здание штаба дивизии, столовая, клуб «Гвардеец», склады ОВС и ПФС, овощехранилище. Весь объем строительства выполнялся силами в/ч 93849, командовал УНР полковник Ходонович А. П. В связи с большим количеством объектов, нагрузка на инженерно-технический состав, офицеров ротного звена ВСО была очень большой, остро ощущался дефицит рабочей силы, особенно квалифицированных отделочников.

Командованием главного управления специального строительства в 1967 году были приняты меры по усилению мощности строительных подразделений на площадке 10А. Благодаря этим мерам на объекты 10А площадки были направлены дополнительные ресурсы. В соответствии с приказом командира в/ч 52690 (ГУСС МО) генерал-лейтенанта Григоренко М. Г. дальнейшее строительство дома культуры «Патриот» было поручено с 01.01. 1968 года Управлению начальника работ (в/ч 130 Управления инженерных работ, которое специализировалось по выполнению отделочных работ и которым командовал подполковник Хлусцов В. К.).

Клуб «Гвардеец» на территории 3 городка был передан для дальнейшего производства работ, НО УИР, которым командовал генерал-майор Престебский.

Для усиления темпов монтажа и отделки панельных домов было привлечено 367 Управление начальника работ ГВСУ Москвы. Этот УНР был пионером в строительстве панельных керамзитобетонных 75 квартирных жилых домов серии 7501. Для усиления работ, вновь прибывшие строительные подразделения выполняли сантехнические и электромонтажные работы силами своих субподрядных организаций. Все эти подразделения выполняли работы своими механизмами, транспортом и трудовыми ресурсами, что позволяло в/ч 93849 усилить работы на основных объектах за счет освободившихся ресурсов.

Благодаря напряженной и самоотверженной работе военных строителей, субподрядных специализированных монтажных организаций, инженерного технического персонала, вольнонаемных рабочих и служащих командного состава всех уровней были успешно построены и сданы в эксплуатацию:

— 1966 год — два кирпичных 60 квартирных дома, 40 квартирный дом, общежитие для офицерского состава и субподрядных организаций;

— 1967 год — госпиталь на 120 коек с поликлиникой, хозяйственным блоком, столовой и овощехранилищем, 60квартирный и 40 квартирный кирпичные дома, 75 квартирный панельный дом серии 7501, казармы для личного состава, штаб дивизии, склады ОВС и ПФС, столовая для личного состава в 3 городке;

— 1968 год — два 75 квартирных панельных дома, 4-х этажное общежитие с пошивочной мастерской военторга, баня-прачечная для помывки личного состава дивизии, теплица для школы № 38, пристройка к старому зданию штаба дивизии;

— 1969 год — казармы для личного состава, учебный корпус, здание для штабов полков, 100 квартирный панельный жилой дом.

Кроме того в этом же году были сданы три 75 квартирных жилых дома в районе гарнизонного госпиталя и рядом со школой № 38. Эти дома предназначались для семей офицеров, прапорщиков, рабочих и служащих 279 Управления инженерных работ и финансировались в/ч 52690 (ГУССМО).

Все сдаваемые объекты были обеспечены всеми необходимыми инженерными коммуникациями и природным, а не сжиженным, газом, как это было до 1965 года.

В 1969 году были начаты работы по строительству плавательного бассейна и детского сада на 380 мест уже в Березовой роще за котельной. Все свободные площади на улице Никитской были застроены или на них уже велись строительные работы (ДК «Патриот»). Кроме того в 1969 году было развернуто строительство гаражной зоны в\ч 34029 включавшей в себя 4 крытых теплых стоянки на 30 машин каждая, открытые площадки для стоянки с подогревом машин в зимнее время, пункт технического ремонта, заправочную станцию и КПП с ограждением.

В течение 1968 и 1969 годов ОКС (в/ч 86686) разрабатывал проектную документацию на строительство жилья и социальной сферы вдоль р. Черной и Сосновой рощи, между ул. Никитской и Шагова и пустырь на ул. Шагова. Проектные работы выполнялись Военпроектом № 714 г. Воронеж и уже в 1970 году началось строительство нового микрорайона. Дивизия должна была с помощью Костромской КЭЧ отселить оставшиеся в деревянных 2-х квартирных домах семьи офицеров и сверхсрочнослужащих передислоцированного ранее десантного полка, а строителям было необходимо подвести к микрорайону инженерные сети, укрыть в железобетонную трубу р. Черную, двумя участками (очередями): от ул. Шагова и до ул. Никитской, от ул. Никитской до ул. Советской. Кроме того на новый микрорайон и на развитие городка №3 не было тепловых мощностей на построенной на ул. Никитской котельной. В шестидесятые годы Костромская квартирно-эксплуатационная часть с согласия командира дивизии передала городу эту котельную. Городские власти «быстренько» подключили на эту котельную все дома по ул. Советской, Никитской от железнодорожного вокзала и до площади Конституции, исчерпав, таким образом, все запасы мощностей. Перед дивизией встал вопрос о строительстве новой районной котельной. Котельная потребовала подвода газа, гарантированного электро- и водоснабжения. Микрорайон по ул. Шагова и Сосновые проезды канализации не имели.

В 1970 году исполнялось 100 лет со дня рождения В. И. Ленина и год объявлен юбилейным, поэтому перед строителями стояло две главные задачи: к 22 апреля сдать в эксплуатацию ДК «Патриот» с благоустройством и парком, развернуть строительство новых домов и инженерных коммуникаций в новых микрорайонах — Сосновые проезды и по ул. Шагова. С этой целью на объект ДК были сосредоточены большие силы отделочников всех специальностей, прикомандированные с Байконура, и работы велись круглосуточно.

В/ч 93819 с таким же напряжением работала по строительству инженерных коммуникаций, среди которых были и коллектор в виде железобетонного проходного канала, в который был одет, протекающий по территории парка, по болотистой его части, ручей. Коллектор имел длину более 500 метров, от ул. Никитской до Сада юннатов. После прокладки всех коммуникаций территория парка была отсыпана грунтом и выполнено благоустройство в виде мощения из железобетонных плит асфальтовых дорожек, вся территория парка была освещена. В апреле-мае месяцах силами Костромского Зеленхоза были высажены деревья и зелень: голубые ели, канадский клены, русские березы, засеяны газоны и разбиты цветники. Озеленение велось по разработанному Зеленхозом и утвержденному главным архитектором г. Костромы, проекту. Деревья высаживались не рядом, а отдельными пятнами. К 22 апреля 1970 года работы были завершены в полном объеме проекта и ДК «Патриот» был сдан с отличной оценкой. Дивизия и город Кострома получили объект культуры, по тем временам самый современный, оборудованный вращающейся сценой освещенной софитами, с наклонным зрительным залом на 960 мест. Количество мест было снижено с 1100 до 960 (менее 1000), так как отдел капитального строительства дивизии не смог получить специальную лебедку для противопожарного занавеса, который требовался для такого зрительного зала. Каркас этого занавеса и сейчас висит над сценой на специальных кронштейнах — ждет лебедку.

22 апреля торжественное заседание, посвященное 100-ю со дня рождения В. И. Ленина прошло в ДК «Патриот», на нем присутствовали первые лиц города Костромы и Костромской области, представители РВСН из Москвы и Владимира, офицеры дивизии и 278 УИР и участники строительства.

В 1970 году было начато строительство жилых домов в новых кварталах. Первыми были начаты панельный 75 квартирный дом с магазином хозтоваров, №10 по теперешней улице генерала Скворцова, в районе Сосновых проездов и кирпичный 100 квартирный дом по ул. Шагова с продовольственным магазином, дом №79. Параллельно были развернуты работы по строительству инженерных коммуникаций. Начата прокладка водовода диаметром 600мм по ул. Шаговой от площади Ив. Сусанина до ул. Мясницкой. От ул. Мясницкой от этого водовода был проложен водопровод диаметром 200 мм до новой строящейся районной котельной с котлами (3 шт.) ДК ВР. Вдоль будущей ул. Скворцова до ул. Никитской проложен канализационный коллектор диаметром 250 мм, от ул. Никитской до насосной станции на площади Конституции проложен канализационный коллектор диаметром 500 мм из железобетонных труб. Таким образом, было обеспеченно водоснабжение и водоотвод новых микрорайонов. Все коммуникации прокладывались по болотистой местности, с большими трудностями. В 1970-1972 годах велось и было законченно строительство железобетонного коллектора из блоков проходных каналов с сечением 1300х2100, в который была «упрятана» р. Черная, от ул. Шагова до ул. Советской.

Для электроснабжения были построены две подстанции, одна в районе нынешнего ресторана «Парус», другая — в районе строящегося дома по ул. Шагова.

От ул. Никитской по Сосновым проездам был проложен газопровод среднего давления с распределительным пунктом по ул. Шагова.

В 1970-1972 годах магистральные сети водоснабжения, канализации, газоснабжения и электроснабжения были выполнены. Успешно велось строительство районной котельной. Это давало возможность развернуть строительство жилых домов и объектов социальной сферы. И строительство было развернуто. В 1970 году были введены в эксплуатацию 75 квартирный крупнопанельный дом с хозяйственным магазином, 75 квартирный жилой дом для семей строителей. В 1971 году сданы спаренный 150 квартирный дом (2х75) вдоль ул. Скворцова, панельный 80 квартирный дом, 75 квартирный дом для семей военных строителей.

В течение 1972-1976 строительство в этом районе продолжалось такими же темпами, и все шестнадцать домов, предусмотренных генеральным планом, были построены. Кроме домов были возведены три магазина, детский сад на 280 мест, котельная. Существующие в квартале двухэтажные дома Костромской КЭЧ были подключены ко всем коммуникациям и теперь получали тепло, газ, горячую воду, дома были подключены к сетям канализации. Кроме жилых домов и социальных объектов в эти годы были построены: ул. Скворцова с ливневой канализацией, освещением и тротуарами (1972 год), завершилось строительство гаражной зоны (1973 год), приемопередающий центр-площадка №8. Комплекс сооружений (в/ч 65526) в составе: стоянки, защищенные обваловкой, рулежные дорожки, штаб с общежитием, котельная, помещение для охраны другие помещения.

В/ч 93849 после передислокации в поселок Улыбычево Владимирской области были переданы для дальнейшего строительства объекты площадки 6, 30, где было завершено строительство локальных очистных сооружений, котельной с мазутным хозяйством, реконструирован железнодорожный разгрузочный узел. В этот период случилось так, что на объекте 890 (г. Кострома) оставались лишь две строительные организации в/ч 21602 (дорожное УНР) и в/ч 93849. Именно последним были поручены работы по реставрации шахтных пусковых установок после учебных пусков, которых ежегодно проводилось два и более. Несмотря на такое количество объектов вводимых в эксплуатацию, объем строительных работ ежегодно снижался, особенно в 1973-1975 годах. 279 Управление работ выполняло объем строительных работ для других заказчиков в других регионах. Однако в 1976 году ситуация изменилась.

Как и на прошедшей стадии становления и развития дивизии лица и организации, стремившиеся достать, заполучить интересующие их сведения, всегда искали и будут искать пути и способы добывания секретных сведений и информации, хотя, как говорится, она закрыта «под семью замками». И всегда на пути шпионов и лиц им подобных вставала наша контрразведка, особый отдел дивизии, который до 1979 года возглавлял полковник Прийменко Л. И. Вот, что он вспоминает: «В июне 1970 года особым отделом дивизии были выявлены шпионские намерения военнослужащего одного из ракетных полков дивизии Палия А. Г., который занимался сбором и скрытным хранением секретных сведений, которые он собирал, имея возможность посещать, принимать участие в проводимых боевых учениях. Используя свои служебные возможности Палий сумел собрать совершенно секретные сведения о дислокации большинства ракетных полков дивизии. В процессе контрразведывательной работы было выявлено несколько тайников, где Палий хранил собранные им сведения в зашифрованном виде. В этих целях он разработал свой способ шифрования, усложнив один из способов шифрования, о котором он прочитал в книгах. Палий предпринял несколько попыток инициативно выйти в контакт с сотрудниками посольства США в Москве для передачи шпионских материалов.

В ноябре 1970 года Палий был арестован, в июне 1971 года за измену Родине он был осужден Военной Коллегией Верховного Суда СССР к 10-ти годам лишения свободы.

Особый отдел дивизии активно участвовал совместно с контрразведчиками территориальных органов Ленинграда и Москвы в разоблачении агента ЦРУ США Калинина, бывшего военнослужащего одного из ракетных полков дивизии. После демобилизации, проживая в Ленинграде и работая в секретном НИИ, Калинин инициативно в 1972 году установил контакт со спецслужбами США и был завербован в качестве агента. Спецслужбы США намеривались использовать его в получении секретных сведений, об известных ему объектах Костромской ракетной дивизии. Калинин был негласно арестован, и руководством КГБ СССР было принято решение о провидении оперативной игры со спецслужбами США, которая продолжалась более полутора лет. Только в июне 1974 года о факте задержания изменника Родины было опубликовано в печати. Приговором Верховного Суда СССР Калинин был осужден к высшей мере наказания.

В декабре 1982 года командир дивизии генерал-майор Шмонов В. М., следовавший на 10-ую площадку с проведенного мероприятия, попадает в серьезную автомобильную катастрофу, в результате которой получает тяжелую черепно-мозговую травму. Затем ряд серьезных и сложных операций, реанимация с неопределенным исходом. И только физически крепкий, закаленный еще в военно-морском училище организм, огромное желание победить недуг и вернутся в строй делают, на удивление всех, свое дело. После реабилитации, отдыха Виктор Михайлович возвращается в строй, но уже не командиром дивизии. Он назначается на должность военного консультанта у начальника Военной инженерной академии имени Ф. Э Дзержинского.

В июне 1983 года командиром дивизии назначается подполковник Пустовой Игорь Васильевич, служивший когда-то в этой дивизии в первом полку командиром группы пуска, затем во втором полку начальником штаба.

Вместо полковника Горынцева В. В., назначенного командиром 26-й рд, на должность заместителя командира дивизии был назначен подполковник Черенов Виктор Петрович. Начальником штаба дивизии вместо полковника Корниенко В. Е., назначенного старшим преподавателем кафедры Харьковского ВВКИУ, назначен подполковник Шмыков Рудольф Романович. Начальником политотдела дивизии вместо полковника Осадчего П. П., назначенного начальником курса Центральных курсов усовершенствования политсостава, назначается подполковник Евтушенко Анатолий Семенович.

Заместителем командира дивизии по вооружению вместо полковника Ефимова Р. И., назначенного начальником 3-го факультета Краснодарского ВВКИУ, назначен подполковник Чернов Виктор Иванович.

Пустовой И.В.

Видно, что в течение 1983 года практически всё командование дивизии обновлено. Новому командиру дивизии со своими заместителями предстояло решать новые, трудные и сложные задачи, но это уже в следующей главе очерка.

В течение рассматриваемого периода деятельности дивизии было много приведено фамилий должностных лиц генералов, офицеров, прапорщиков и служащих Советской армии, частей и подразделений, показан их ратный труд, достигнутые успехи, их достойный вклад в дело укрепления боевой готовности дивизии. Вместе с тем об офицерах, прапорщиках и военнослужащих женщинах, которые были связующим цементирующим звеном между командованием дивизии и командирами полков, частей и подразделений сказано очень мало. И именно их труд, ответственность за порученное дело позволили дивизии достигнуть тех высоких результатов, которые она достигла в течение почти двух десятков лет. И поэтому совершенно необходимо исправить это упущение — назвать пофамильно всех офицеров и прапорщиков, служивших в отделениях и службах управления дивизии. Итак:

Оперативное отделение: полковники: Варнаков В. Г., Нартов Е. М., Самородов Н. В.; подполковники: Черниенко В. А., Клейменов А.П.; майоры: Мельник В.И., Казанцев В. А., Александров А. И., Попов А. С., Ярыгин Г. А., Кураленок В. М., Дружининский А. Ф.; капитаны Немцов, Выборнов Е. А., Вакульчик, Иванов С.Ю., Ворогушин Е.Б., Батышев.

Командный пункт: подполковники: Кочан В. И., Чеботарев М, Орлов В. К, Гальцов Н. И, Вахмянин; майоры: Ляховский Ю. С, Руднев Г. А., Дмитриков В.Б., Немцов.

Запасный командный пункт: подполковник: Соколов; майоры: Кутковец, Зверев, Леонтьев.

Отделение подготовки данных (отделение ввода боевых задач): подполковник Тюков В. И.; майор: Кузнецов А., Валенцев С.С.; капитан: Роднов А.А, Полтавский.

Отделение контроля прицеливания и астрономо-геодезического обеспечения: подполковник Бабенко В.П., майор: Михайлов В., Пьянков РА.; капитан: Легков С, Прядко Ю.; прапорщик Лебедев С.

Отделение связи: подполковник Яльцев В. А., Немченко Г. М., Терентьев, Кутняков; майор: Таранущенко, Артемьев; капитаны: Карагачев, Кашаев, прапорщик Ермоленко.

Отделение мобилизационное и комплектования: подполковник Жоров П. М., Желнов В.П.; майор Иванов, капитан Бирюков, прапорщик Дюбин.

Отделение специальной службы: подполковник Голубев Б.В., майор Сергеев, капитан Бабич, старший лейтенант Швед, прапорщик Тимченко.

Секретное отделение: майоры Панченко, Челяпин, старший лейтенант Затукацкий, лейтенант Волошин, прапорщики Шумиловский, Суворов.

Секретная часть: прапорщики Рычков В.П., Жданов.

АХЧ: прапорщики Паламарчук С.В., Гусаков.

Инженерная служба: подполковники Колонин В.В., Жук А.А., майор Аникеев В.А.

Химическая служба: подполковники Чистяков Г.К., Сомкин С.С., капитан Демидов.

Начальник физической подготовки и спорта майор Шалаев Г.А.

Политический отдел: подполковник: Айсуваков РА., Савенко Н. П., Кротов Г.В., Щенников А.С., майоры: Нынык И. М., Андрейченко В.П.; капитан Потапов В.Н., старший лейтенант Потемкин, прапорщик: Комисаров, Бобылев.

Служба главного инженера: подполковник Чернов В. И.; майоры Репаков А.И, Морозов В., Егоров П., Мещеряков В.Ф., Тищенко А.И., Клеванский В., Орачевский В.Н., Робатько Н.П., Мудагалиев, Ермолаев В.М.; капитан Голубятников, Черемисинов, Суринов В., Урушин, Захарченко СИ.; старший лейтенант Пыльнов В.А., прапорщик Воищев В.

Отделение кадров: подполковник Чувак Г. М., майор Хардыков В.Д., Каратаев С.А., капитан Семенов, прапорщик Бубнив В.З.

Автомобильная служба: подполковники Соколов В. П., Клименко О. Е., майор Захаров, лейтенант Кияшко, прапорщик Седых И.Г.

Тыл дивизии: капитан Руднев В. В. (ОПО); майор: Степанов (нач.мед), Антошко (служба ВОСО), Казберов (прод. служба), Душанбиев (вещ. служба), Кукушкин Е.Б. (ГСМ), Дергачев Б.С., Гришаев В.П., Смолонский Н.К., капитан: Лещинский М.В. (ИТС), Варакин НА. (пожарная служба), Стасенко (ГСМ), Гаврилюк В.К. (ветеринарная служба).

Финансовая служба: майор: Горохов А. С, Нечеглод Н.И., Сидоров В.А.; капитан: Шараватов В.М., Паклин В.Н., старший лейтенант Шкрабкин А.В., прапорщик Булыгин А.А.

Оркестр — майор Катков.

Конечно, всех офицеров и прапорщиков перечислить не представилось возможным, не из-за каких-то субъективных причин, а из-за потери в памяти за давностью лет. Автор очерка приносит в связи с этим глубочайшие извинения. Все кто не попал в эти списки и те перечисленные в очерке, заслуживают внимания к ним, уважения и благодарности за их ратный труд. Низкий им поклон.

Обобщенные итоги периода.

1. С 1968 года дивизия приступила к освоению принципиально новой системы вооружения — ракетных комплексов с отдельным стартом (РК «ОС»).

2. В период с 1968 по 1970 годы в боевой состав дивизии введены в строй и поставлены на боевое дежурство девять ракетных полков, вооруженных ракетами 8К84 (УР-100), при существующих трех ракетных полках с групповыми пусковыми установками, вооруженных ракетами Р-16У.

3. В период с 1975 по 1977 годы ракетные полки с групповыми пусковыми установками, вооруженные ракетами Р-16У, выведены из боевого состава дивизии, сняты с боевого дежурства и расформированы. С 1977 года ракетная дивизия становится чисто «осовской».

4. 24 июля 1969 года впервые в РВСН боевой расчет 141-го ракетного полка произвел пуск штатной ракеты УР-100 (8К84) с пусковой установки позиционного района, и по истечению трех суток после замены разовых узлов и агрегатов, был произведен повторный пуск ракеты, чем было подтверждено заключение генерального конструктора о неоднократном использовании пусковых установок в подготовке и проведении повторных и последующих пусков ракет.

5. В период с 1966 по 1975 годы дивизия провела 19 учебно-боевых пусков ракет, из которых 12 пусков боевыми расчетами групповых ракетных полков и 7 пусков ракет ракетными полками «ОС». Из проведенных учебно-боевых пусков ракет три пуска оценены «удовлетворительно», пять — «хорошо», и одиннадцать — «отлично».

6. С мая 1975 года дивизия ежегодно готовит и проводит в интересах продления сроков эксплуатации ракетных комплексов 15ПО84 восемь пусков ракет 8К84, что дало возможность эксплуатировать данный комплекс в течение не десяти, как определенно генеральным конструктором, а двадцати лет, вплоть до 1984 года.

7. Начиная с мая 1977 года в соответствии с решением Главнокомандующего Ракетными войсками на вооружении дивизии поступает новый ракетный комплекс 15ПО15, 15ПО16 с ракетами четвертого поколения. В течение 1977-1979 года четыре ракетных полка с ракетами 15А15, 15А16 были поставлены на боевое дежурство.

8. В период с 1966 по 1970 годы военно-строительным комплексом проделан колоссальный объем работ: вырыты шахты под 90 пусковых установок, к каждой проложена подъездная дорога с бетонным покрытием, построены мосты через реки Андоба, Покша, рокада, связывающая Галичский тракт с дорогой на н.п. Ченцы.

9. Большой объем осуществлен военными строителями в социально бытовой сфере. Построены жилые дома по ул. Никитской, Скворцова, Шагова, с необходимыми коммунальной инфраструктурой, штабы управления дивизии и ракетных полков, дом культуры «Патриот», «Гвардеец», котельные, банно-прачечный комбинат, школы и детские сады. Практически в г. Костроме построен целый микрорайон с необходимой собственной инфраструктурой.

 

Вернуться к оглавлению.

Яндекс.Метрика