На главную сайта   Все о Ружанах

Борзенков А.С.

4 РАКЕТНАЯ ХАРБИНСКАЯ ДИВИЗИЯ.
(честь, доблесть, слава харбинцев)

Москва 2016
Издание не для коммерческого использования


Наш адрес: ruzhany@narod.ru

 

Стиль работы штабов дивизии, ракетных полков и дивизионов совершенствовался, что влияло на качество организации и несения боевого дежурства и в целом на боевую готовность рд, рп ОС и СПУ, чсвт. Совершенствовалось боевое слаживание дежурных сил рд, что также оказывало влияние на качество решения стоящих задач перед дежурными силами, поддержание боевой готовности дивизии.

Вспоминаю с благодарностью офицеров управления, начальников отделений и служб: начальников оперативного отделения полковников Кузнецова Эдуарда Ивановича, Майорова Евгения Леонидовича, Муращенкова Анатолия Александровича, начальников командного пункта подполковников Муращенкова А.А., Кошелева А.М.; начальников отделений и служб подполковников Грошева К., Воронина А.Г., Якушева В.В., Ныркова С.С., майора Борок В.А. да и всех офицеров управления дивизии, ибо недобросовестных в управлении дивизии не могло быть в принципе. Отбор в управление был тщательным и обоснованным, благо было из кого (более 1500 офицеров) отбирать. Дивизия жила полнокровной жизнью, наполненной выполнением задач, стоящих перед ней.

Наступил 1987 год. Вдруг в конце года узнаем о подписании между СССР и США Договора о ликвидации ракет малой и средней дальности (РМСД) с дальностью до 5 тыс. км. Наши СПУ РСД-10 «Пионер» попадали под этот Договор.

Пошли различные указания, предложения по их ликвидации. Делались расчеты, предложения и т.д. Спор решил первый заместитель ГК РВ генерал-полковник Ю.А. Яшин. Он предложил ликвидацию 4 Харбинской и 23 гвардейской Орловско-Берлинской ордена Ленина Краснознаменной ракетных дивизий методом учебно-боевых пусков (УБП) 72 СПУ под контролем инспекций США. Риск был большой, но Главнокомандующий РВСН, Герой Советского Союза генерал армии Ю.П. Максимов решение утвердил. Повторю, что риск был большой. Гарантийный срок эксплуатации не только ракет, но и агрегатов, двигателей, узлов агрегатов практически заканчивался. Гарантийный запас хода двигателей МАЗ-547 СПУ был в пределах 5-10 часов и т.д.

После утверждения решения о ликвидации в 1988 г. 345, 551, 697, 720 ракетных полков СПУ РСД-10 «Пионер» методом УБП началась интенсивная подготовка к пускам. Пуски решено было проводить с позиции «Р» в районе н.п. Мухор-Кондуй (севернее г. Чита, за Яблоневым хребтом) — 160 км, откуда и ранее проводились УБП. Как всегда, понаехало комиссий, которые оказывали нам помощь, но главную задачу должны были решать мы — провести успешно 36 УБП ракет РСД-10 (15Ж45) «Пионер».

Головным полком шел 345 рп, командир полка подполковник Шевский А.И., вторым 551 рп, командир полка подполковник Кочешков В.С., далее 697 рп, командир полка полковник Баданов В.И., но перед пуском был назначен выпускник командного факультета ВА им. Ф.Э. Дзержинского подполковник С.А. Артемьев. Полковник Баданов В.И. был назначен в боевую подготовку РВСН и оставался в дивизии как ее представитель до конца всех пусков ракет. Последним пуски проводил 720 рп, командир полка подполковник Трунов В.В.

Пуски были утверждены на август (345 рп) — сентябрь (551 рп) — октябрь (697 рп) — ноябрь (720 рп) соответственно по полкам. Проводили пуски подивизионно с интервалом в сутки: 4 рд — 23 рд. Подготовка к УБП была тщательной. В трб на технической позиции проходили комплексную проверку все агрегаты ракеты и СПУ (с учетом гарантийного ресурса), был создан запас (ЗИП), выездные расчеты и т.д.

В начале августа 1 рдн 345 рп совершил марш под моим руководством (кстати, командир дивизии полковник В.А. Шаповалов почему-то доверил мне практически все марши на ПУБСП-Р). С учетом моста через р. Ингода марш в целом прошел без каких-либо осложнений. Стояла жаркая погода, к Яблоневу хребту подошли уже утром. Мазы, особенно СПУ, грелись и с трудом «вползали» на хребет со скоростью 4-6 км/час. Шли рядом с агрегатами СПУ пешком, но, к слову, за все марши ни один агрегат не остановился, к нашей удовлетворенности и вероятной неудовлетворенности инспекций США. Дальше все было штатно, заняли ПУБСП, развернули на позиции два агрегата СПУ (второй — резервный — на случай несхода ракеты с первой, основной СПУ). К нашему удовлетворению, ни разу не пришлось воспользоваться резервным агрегатом — все 36 ракет 15Ж45 стартовали по первой команде — приказу на пуск. Кстати, перед пусками корифеи (создатели и эксплуатирующие рк) рп РСД-10 «Пионер» спорили о вероятности успешного пуска. Все сходились на 7-8 ракетах, при УБП 551 рп 8 успешных пусков, ну, а далее только 9 пусков. Но талант создателей этого надежнейшего ПГРК и личного состава, эксплуатирующего их, превзошли все ожидания. Все СПУ выполнили пуски ракет со 100% вероятностью, даже с учетом остатка гарантийного ресурса, особенно ходовых двигателей СПУ. Все 36 УБП были оценены на «отлично». Вспоминаю, когда после подъема ТПК в вертикальное положение (не помню, в каком полку) ходовой двигатель заклинило. После успешного пуска контейнер вручную сбросили с СПУ и ее транспортировали на БСП рп тягачом. Что было, то было. Риск был, но он был оправдан. Кстати, в ходе подготовки рассматривался вопрос о замене ходовых двигателей на новые, но офицеры службы вооружения доказали, что можно и нужно оставить старые — все равно затем пойдут на утилизацию. Они оказались правы. Техника и ракетчики не подвели. Слава Харбинцам!

В 1 км от позиции «Р» развернули командно-наблюдательный пункт (КНП) из двух легких сооружений: один для нас, второй для инспекции США с нашими сопровождающими.

Перед УБП они опечатывали (ставили свои клейма) на основном и резервном агрегатах СПУ, составляли акт, и все расписывались. После пуска снова проверяли целостность клейм, номера агрегатов и закрывали акт. Таким образом списывалась ракета 15Ж45 как уничтоженная методом пуска, так было 36 раз за четыре месяца.

Все четыре месяца дивизия была в напряжении решения главной задачи — проведения УБП и ликвидации 4-х рп СПУ РСД-10 «Пионер».

В период УБП и далее возникла еще одна нештатная задача для штаба — обеспечение работы инспекций США. В РВСН ответственным был первый заместитель НГШ РВ генерал-лейтенант Сергеев И.Д., в дивизии начальник штаба. Группу сопровождения возглавлял заместитель командира дивизии подполковник Дрюков В.С. В целом, эта задача была успешно решена, хотя были полуанекдотические моменты в ходе их работы, которые мы также разрешали и вспоминаем при встречах ветеранов. Но все это уже в прошлом. Обидно, что мы собственными руками уничтожили надежный и эффективный ракетный комплекс. Но это уже политика. Ракетчики-харбинцы свою задачу выполнили как всегда уверенно.

775 рп продолжал нести БД на БСП и ПУБСП, проводил ТЗ, ЗТЗ, как и прежде. Скидок никто не делал, даже, наоборот, усиленно контролировали. Вспоминаю проверку ПКП рп командующим РА генерал-лейтенантом Муравьевым В.А. между УБП. Прибыв на позицию, он пошел напрямую через заграждения, хотя знал, что на постах боевого охранения часовые с оружием и боеприпасами. Прибывший начальник ДСОО-К остановил командующего. «Спасли» положение рыжики, в этот период их было очень много. В.А. Муравьев не мог поверить, что это рыжики. Далее все было как обычно, но в памяти эпизод остался. После этого досталось тыловикам — почему не заготавливают грибы на зиму?

Новый 1989 г. встретили в сокращенном составе — часть офицеров убыли на повышение. Нагрузка на офицеров управления существенно сократилась, отдыхали от маршей. Жизнь налаживалась, чувствовалось облегчение в службе. Но это продолжалось недолго.

В начале 1989 г. 53 РА подверглась внезапной проверке боевой готовности комиссией ГК РВСН во главе с Главнокомандующим РВСН Героем Советского Союза генералом армии Ю.П. Максимовым. Проверка началась с проведения учения с войсками 53 РА. 4 рд подверглась проверке в полном объеме. 775 рп СПУ был привлечен по полной программе с рассредоточением на ПУБСП1 с последующим маневром на ПУБСП2.

В дивизию прибыл лично Главнокомандующий РВ генерал армии Ю.П. Максимов, заместитель по боевой подготовке генерал-лейтенант И.Д. Сергеев, начальник оперативного управления генерал-майор С.Н. Ермак и большая группа офицеров Центрального аппарата.

Командир дивизии полковник В.А. Шаповалов был болен и находился в военном госпитале дивизии. На командном пункте пришлось круглосуточно находиться мне, докладывать ГК РВ при заслушивании. В целом, тактическое учение с дивизией проходило ровно, без срывов, в спокойной обстановке в присутствии ГК РВ. Было с чем сравнить предыдущие проверки ГК РВ и командующего РА. Это сразу было отмечено всеми. Но требовательность была высочайшая к нам и офицерам-посредникам Центрального аппарата.

При заслушивании была нормальная обстановка, уточнялись мероприятия Планов боевых действий, реально выполняемых в ходе учения. Особенно интересовал ГК РВ генерала армии Ю.П. Максимова 775 рп, сохранившийся полк РСД-10 «Пионер». Он лично выезжал на БСП при рассредоточении полка, интересовался боевым обеспечением марша, обеспечением ядерной безопасности.

При последнем заслушивании после возвращения полка на БСП средняя скорость была превышена (разрешена не более 20 км/час). Я объяснил это хорошим состоянием зимней дороги и стремлением в темное время суток занять БСП. Реакция была молниеносной. ГК РВСН дал понять, что ядерная безопасность в мирное время самый важный, наравне с боевой готовностью, фактор и не учитывать этого никто не имеет права. Это был урок на все последующие годы службы в должностях командира дивизии и командующего 31 РА.

В целом, тактическое учение с дивизией и проверка по остальным критериям боевой готовности были оценены ГК РВ на «хорошо». Был проведен короткий разбор учения лично ГК РВСН генералом армии Ю.П. Максимовым, даны указания и сроки устранения недостатков.

Это была единственная проверка, проводимая ГК РВ, прошедшая в обстановке контроля и одновременно обучения подчиненных, в спокойной рабочей обстановке, без перенапряжения нервов и голосовых связок. Таким мне запомнился Главнокомандующий РВСН Ю.П. Максимов в ходе учения. Чуткое, внимательное отношение к подчиненным, наряду с высокой требовательностью к ним, отличало его от «отцов-командиров». Он готовил новое поколение командиров-ракетчиков.

После разбора учения перед отъездом в г. Читу на КП 53 РА ГК РВ назначил мне время беседы в моем кабинете. Кабинет был обычным рабочим местом, ничего лишнего. В углу стоял журнальный столик и два кресла. ГК РВ генерал армии Ю.П. Максимов расспросил меня о службе, семье и т.д., про взыскания (5 штук) отдельно. Узнав, что я всю службу провел в 53 РА в Забайкальском и Дальневосточном военных округах, спросил, не хочу ли послужить за р. Волгой (за правым берегом). Затем сказал, чтобы я готовился к должности командира дивизии. На этом беседа закончилась. От начальника отдела кадров узнал, что Главнокомандующий до беседы смотрел мое личное дело. Через некоторое время с меня сняли все взыскания и включили в список кандидатов на командира дивизии.

Кстати, в 1997 г. у меня была первая попытка стать командиром дивизии. Я находился на рекогносцировке с начальниками штабов в боевых районах. Связи не было, только УКВ. Заметили вертолет МИ-8, который кружил в нашем районе, определили — наш, вошли с ним в связь. Передал командир вертолета, что мне срочно надо прибыть в штаб к командующему армии генерал-лейтенанту В.Ф. Егорову, который работал в дивизии. На вертолете быстро добрался до штаба. Расспросив о состоянии дел в дивизии, он выразил неудовлетворение, что у меня от него два взыскания, но все же он принял решение представить меня на должность командира 27 рд (г. Свободный Амурской области), где я командовал 89 рп. Сказал, что снимет взыскания и представит на досрочное присвоение воинского звания «полковник» (тогда так было принято). Проинструктировал, как вести себя в ГУКе МО и в ЦК. Сказал на прощание, что это шанс для меня. В это время ГК РВ был в отпуске, врио исполнял обязанности генерал-полковник Ю.А. Яшин, которому не понравилась система подготовки в армии кандидатов на командиров дивизий, обвешав их взысканиями. В итоге командиром дивизии был назначен полковник Н.М. Петренко, а я продолжал нелегкую штабную службу подполковником с неснятыми взысканиями. А так хотелось покомандовать этой миниатюрной дивизией, которую я хорошо знал. Но, не судьба. Слишком было бы просто для меня.

Жизнь продолжалась, устраняли недостатки проверки ГК РВ, продолжали работать различные комиссии, шла ликвидация БСП рп СПУ. В дивизию начали передислокацию сухопутных войск из Монголии, которые размещались на территории БСП рп СПУ и варварски рубили лес, так как они служили в монгольских степях и, с их слов, не любили тайгу, даже ее побаивались. С этого момента я уже не посещал бывшие БСП рп СПУ.

Несколько раз мне предлагали должность командира ракетной дивизии (60 г. Татищево, 46 г. Первомайск). Писал с трудом печатными буквами анкеты в ЦК, но что-то происходило, и меня не назначали. Где-то в апреле 1989 г. командующий 53 РА генерал-лейтенант В.А. Муравьев сказал, чтобы я «забыл про Волгу и ее правый берег», что поеду командовать дивизией в г. Канск — 23 гвардейской Орловско-Берлинской ордена Ленина Краснознаменной ракетной дивизией, и чтобы я не отказывался, если вызовет на связь ГК РВСН. Вместо берега р. Волга замаячил реально правый холодный берег р. Кан.

Так оно и произошло! 31 мая я менялся с боевого дежурства, позвонил командующий армией генерал-лейтенант В.А. Муравьев, поздравил меня с назначением командиром 23 рд. «Пожурив» за то, что я ему сам не представился (а я и не знал...), приказал в 7:00 1 июня (начало летнего периода обучения) быть на аэродроме в г. Чита для отлета с ним в г. Канск, предупредив, что в дивизию вернуться за семьей возможности не будет — необходимо в декабре поставить дивизию на боевое дежурство (два полка), предстоит много работы. «Быстренько» сдав должность, Боевое Знамя дивизии и печать, ночью простившись с товарищами и друзьями, 01.06.1989 г. в 7:00 я был на аэродроме. Командующий армии торопился меня доставить в дивизию к началу летнего периода обучения. Командир всегда прав!

За период службы — 5 лет в должности начальника штаба — в дивизии проходили службу командиры дивизий: генерал-майоры Ласточкин Н.В., Крыжко А.Л., Шаповалов В.А., начальник политотдела полковник Караев В.П., заместители командира полковники Шаповалов В.А., Шендриков А.А., Чудов С.В., Дрюков В.С., заместители командира по вооружению полковники Бушуев В.Н., Ярмош А.И., Гаврильченко В.Н., заместители командира по тылу полковники Евстратов Е.И., Куценко Ю.Е., офицеры управления и штаба дивизии — их очень много, трудно перечислить, командиры ракетных полков: ОС — полковники Кожевников Н.В. (497 рп), Самонов Н.Е. и Королев В.А. (524 рп), Кузнецов Н.Е. (37 рп), Морсков С.М. (205 рп), Шарапов В.Ф. (68 рп); РСД-10 полковники Ярмош А.И., Суслов В.С., Кочешков В.С. (775 рп), Попов Н.В., Трунов В.В. (720 рп), Сердюк В.А., Кочешков В.С. (551 рп), Шевский А.И. (345 рп), Баданов В.И., подполковник Артемьев С.А. (697 рп); командиры чсвт: узла связи подполковник Капустин В.В., майор Булгаков О.Ю., брсс подполковник Качковский Ю.А., ПКП «Выбор» подполковник Полянский П.В., овэ подполковник Шигапов В.А., майор Конюченков В.Н., озрдн майор Боков С.И., военный оркестр капитан Балматов Г.С. Я благодарен всем за совместную службу в Забайкалье в непростое время и трудных климатических условиях. Некоторые из них в дальнейшем проходили службу со мной в 23 рд и 31 РА.

За 5 лет службы в дивизии в должности начальника штаба, учитывая специфику дивизии, я приобрел солидный опыт управления большим воинским коллективом, организации выполнения задач по поддержанию постоянной боевой готовности, боевого дежурства, подготовки и проведения учебно-боевых пусков, руководства повседневной жизнедеятельностью, принятию обдуманных решений в сложных ситуациях (их было достаточно), наконец, работы с людьми, особенно офицерским составом. Опыт пригодился мне в дальнейшей службе на должностях командира рд и командующего армии. Спасибо всем за школу жизни. Всегда с благодарностью вспоминаю годы службы в Забайкалье (47 и 4 рд) и Дальнем Востоке (27 рд), особенно в 4 рд (г. Чита-46).

Прощай Забайкалье! Прощай 4 ракетная Харбинская дивизия!

Но в рядах 53 РА была моя 23 гвардейская Орловско-Берлинская ордена Ленина Краснознаменная ракетная дивизия (г. Канск Красноярского края), а вместе с ней и я — командир дивизии гвардии полковник А.С. Борзенков, ветеран-забайкалец с 1969 г.

Здравствуй, Сибирь! Впереди новые люди, задачи, ратные дела. Все, как обычно. Покой нам даже и не снился. Необходимо принять срочные меры и мобилизовать дивизию на решение главной задачи года армии и дивизии — поставить на боевое дежурство 778 и 434 рп соответственно 12 и 28 декабря 1989 г., для чего требуется срочно завершить строительно-монтажные работы, подготовить личный состав и технику, ПУБСП и МБП, провести ТЗ и ЗТЗ с выходом на ПУБСП и маневром и еще много разных дел. Опыт есть. Гвардейцам все по плечу.

4 ракетная Харбинская дивизия в «укороченном составе» продолжала выполнять поставленные задачи на восточных рубежах нашего Отечества.

 


Участники партийной конференции

 


На площадке уничтожения ТПК
 
Развилка на ПУБСП-Р(омановка)

 


Преодоление р. Ингода в брод

 


СПУ РСД-10 «Пионер» на ПУБСП-Р

 


СПУ РСД-10 «Пионер» на марше на мосту у н.п. Улеты

 


Командование дивизии с женами, 7 ноября 1985 г.

 


01.06.1989 г. Командующий 53 РА генерал-лейтенант Муравьев В.А. представляет нового
командира дивизии полковника Борзенкова А.С. личному составу 23 гв. рд г. Канск

 

 

ЛИКВИДАЦИЯ РСД-10 «ПИОНЕР»
В ХОДЕ УЧЕБНО-БОЕВЫХ ПУСКОВ


На командно-наблюдательном пункте командир дивизии полковник Шаповалов В.А. и начальник штаба 4 ракетной дивизии полковник Борзенков А.С.

 

Вернуться на главную страницу.


Яндекс.Метрика