На главную сайта   Все о Ружанах

Борзенков А.С.

4 РАКЕТНАЯ ХАРБИНСКАЯ ДИВИЗИЯ.
(честь, доблесть, слава харбинцев)

Москва 2016
Издание не для коммерческого использования


Наш адрес: ruzhany@narod.ru

 

ГЕНЕРАЛ-ЛЕЙТЕНАНТ
ЛУКИН АЛЕКСАНДР ПАВЛОВИЧ
В 1990-1993 гг. КОМАНДИР
4 РАКЕТНОЙ ДИВИЗИИ

 

Командиром 4 ракетной дивизии я был назначен в январе 1990 г.
Через пять дней после получения приказа о назначении, оперативно отправив контейнер с вещами, я вместе с семьей вылетел из аэропорта Аркалык в Читу с пересадкой в Новосибирске.

Представлять меня личному составу дивизии в гарнизон Дровяная прибыл командующий 53 ракетной армией генерал-лейтенант Муравьев В.А. Представление состоялось на плацу на 10 площадке перед строем дивизии и на совещании, где присутствовали все заместители командира дивизии, командиры полков, частей спецвойск и тыла дивизии.

Командующий армии поставил задачи обратить основное внимание:

— на поддержание боеготовности ракетных полков;

— на организацию боевого дежурства с учетом изменившейся организационно-штатной структуры дивизии;

— на поддержание воинской дисциплины среди личного состава;

— на завершение организационных мероприятий, связанных с ликвидацией ракетных полков мобильного базирования РСД-10 «Пионер».

Познакомился с командиром дивизии, у которого я должен был принять дела и должность, генерал-майором Шаповаловым В.А.

Заслушал доклады моих заместителей о состоянии дивизии по функционалу каждого. На момент моего прибытия должности заместителей командира дивизии занимали:

— начальник штаба дивизии — полковник Агеев В.Н.,

— заместитель командира дивизии — полковник Чудов С.В.,

— начальник политического отдела — подполковник Смирнов А.А.,

— заместитель командира дивизии по вооружению — полковник Виноградов Ю.В.,

— заместитель командира дивизии по тылу — подполковник Куценко Ю.Е.

В боевом составе дивизии на тот момент было пять ракетных полков, вооруженных боевым ракетным комплексом УР-100К 15П020 с ракетой 15А20 стационарного базирования с шахтными пусковыми установками.

Ракетными полками командовали:

— первым ракетным полком — полковник Кочетыгов;

— вторым ракетным полком — полковник Королев;

— третьим ракетным полком — подполковник Грива;

— четвертым ракетным полком — подполковник Фомин;

— пятым ракетным полком — подполковник Большаков.

В лучшую сторону по состоянию боевого дежурства, вооружения и техники, подготовки личного состава отличался 524 ракетный полк под командованием полковника Королева.

Особенностью состояния дивизии на тот момент было то, что из боевого состава дивизии были выведены пять полков мобильного ракетного комплекса РСД-10 «Пионер» и завершалось их расформирование и размещение офицеров. Вооружение четырех полков было ликвидировано методом проведения пусков ракет по полигону Кура. Кроме того, многие части дивизии дислоцировались на отдельных площадках: на 6 площадке — техническая ракетная база, ремонтно-техническая база и др., на 10а площадке — ПЗКП рд, отдельный зенитно-ракетный дивизион, на 11 площадке — отдельный инженерно-саперный батальон, на вертодроме дислоцировались две отдельных вертолетных эскадрильи (штатная и ОВЭ 29 рд). На трех площадках, на которых ранее дислоцировались ракетные полки «Пионер», располагались соединения и части Забайкальского военного округа, выведенные из Монголии и других гарнизонов округа. В целом, такое расположение частей дивизии накладывало некоторые особенности в организации обеспечения частей материальными средствами, гарнизонной и караульной службы.

Перспективным планом развития РВСН предусматривалось: после снятия по истечению сроков эксплуатации с боевого дежурства ракетных полков стационарного базирования, вооруженных комплексами 15П020 перевооружение дивизии на ракетный комплекс «Тополь» стационарного базирования. Предусмотрено было, что дивизия будет головной в РВСН по перевооружению на новый комплекс. По распоряжению Главного штаба РВСН в 1991 г. в дивизию прибыл и полностью отработал задачу инженерных изысканий на новые комплексы геодезический отряд центрального подчинения. Однако, в дальнейшем, в связи с изменившейся военно-политической обстановкой и по экономическим причинам, решение было изменено.

В целом в 1990-1991 гг. основные усилия командования дивизии были сосредоточены на совершенствовании системы боевого дежурства, проведении регламентных работ на ракетных комплексах, организации охраны и обороны пунктов управления, пусковых установок от наземного и воздушного противника, оптимизации частей спецвойск и тыла дивизии, совершенствование учебно-материальной базы и инфраструктуры военных городков дивизии. Большой практический опыт командование и личный состав получили в ходе проведенного под руководством начальника штаба армии (генерал-майора Негашева В.И.) показного учения по отражению ударов воздушного противника. В учении были задействованы ракетные полки, отдельный зенитно-ракетный дивизион (командир подполковник Боков С.И.), приданные от военного округа силы и средства. В ходе учения действия авиации противника обозначали авиационные полки ВВС округа.

Проведение регламентных работ являлось одной из важных задач, поскольку ракетные комплексы дивизии приближались к предельным срокам эксплуатации. Основная нагрузка по организации и проведению регламентных работ ложилась на службу вооружения дивизии (заместитель командира по вооружению полковник Виноградов), техническую ракетную базу (командир полковник Иванов), БРСС (командир майор Буланов). Командиры, опираясь на своих подчиненных, умело организовывали и проводили работы, обеспечивая их высокое качество.

В 1992-1993 гг. Главным командованием РВСН была поставлена задача снятия с боевого дежурства ракетных полков с истекшими сроками эксплуатации ракетных комплексов УР-100К. Первыми снимались с боевого дежурства «дальние» полки, позиционные районы которых находились за хребтом «Черского», что накладывало особую ответственность на организацию транспортировки в горных условиях головных частей, ракет, компонентов ракетного топлива и оборудования, снимаемого с командных пунктов и пусковых установок. Организаторами этих работ являлся штаб (начальник штаба полковник Макаренко Н.И.), служба вооружения дивизии (полковник Виноградов) и командование ракетных полков. Основной объем работ выполняли РТБ (командир полковник Галлоев), техническая ракетная база (командир подполковник Солнцев), база регламента средств связи, личный состав ракетных полков. Все работы были выполнены в директивные сроки и с высоким качеством. Большую помощь в организации работ оказали офицеры армейского аппарата и лично командующий армией генерал-лейтенант Муравьев В.А. Я хорошо запомнил, как командующий преподал мне урок по методике проверки подразделений ТРБ к проведению работ. При этом, он не только лично провел со мной занятие, но и оказал практическую помощь в обеспечении техники резиной, аккумуляторами, запасными частями.

Отмечаю высокие морально-психологические качества офицерского состава дивизии. Приведу лишь один пример. В 1991 г. в отдельной вертолетной эскадрилье (командир подполковник Рыбаков) произошла катастрофа вертолета, причиной которой был отказ техники. Я навсегда запомнил доклад командира вертолета капитана Асанова: «отказ путевого управления», пауза «правому летчику покинуть вертолет». По этой команде правый летчик старший лейтенант Иванов выпрыгнул через блистер из вертолета с парашютом. Командир вертолета капитан Асанов А.И., зная, что вертолет падает и гибель его неизбежна, проявил мужество и дал шанс на спасение своему подчиненному. За этот подвиг он награжден орденом Красной Звезды (посмертно).

Большая работа была проведена по совершенствованию учебно-материальной базы дивизии. Основной объем работ выполнялся личным составом ВШМС (командир полковник Абдулин В.Я.). Владимир Яковлевич решал вопросы поддержания и совершенствования УМБ творчески, лично проявлял инициативу.

В ходе изменения оргштатной структуры дивизии большое внимание уделялось вопросам тылового обеспечения, совершенствования инфраструктуры военных городков и обустройству частей. В решении этих вопросов большой вклад внес заместитель по тылу полковник Куценко О.Е. Он умело организовал тыловое обеспечение как в пунктах постоянной дислокации, так и в поле, в позиционных районах ракетных полков. Проявлял заботу о личном составе дивизии и исключительно профессионально и добросовестно выполнял свои обязанности.

Я с удовлетворением вспоминаю совместную работу с офицерским составом управления дивизии. Особенно хочу отметить наиболее профессионально подготовленных и инициативных офицеров: подполковника Якушева В.В. — начальника оперативного отделения; подполковника Борока — заместителя начальника оперативного отделения; майора Бучнева — начальника службы РХБЗ; майора Пехоцкого — начальника автомобильной службы.

Как пример высокой профессиональной подготовки и добросовестного выполнения своих обязанностей отмечаю начальника службы РХБЗ майора Бучнева. В ходе выполнения работ под руководством майора Бучнева по оценке радиационной обстановки на объектах дивизии, на территории ТРБ перед входом в мастерскую по проверке приборов на глубине более 1 м был обнаружен неучтенный источник радиационного излучения, фон от которого превышал в десятки раз безопасный. После этого случая был проведен переучет источников радиоактивного излучения, построен для их хранения отдельный склад и передан под охрану караула.

 


Проведение командиром дивизии г.м-ром А.П. Лукиным развода дежурных сил дивизии.
1992 г.

 

Были и курьезные случаи в нашей работе. В 1991 г. я принял решение по совершенствованию зоны отдыха для жителей военного городка, находившейся на реке Жидкомылке в районе войскового стрельбища. В первую очередь решил наполнить искусственное озеро. Поручил войсковому инженеру подполковнику Любинскому провести инженерные расчеты и наполнить чашу озера водой. Озеро постепенно наполнялось и одновременно ОИСБ сооружал обводной канал для сброса воды после наполнения озера. И вот однажды, возвращаюсь я из-за перевала с проверки боевого дежурства, встречает меня подполковник Любинский и докладывает, дамба обводного канала прорвана существует угроза затопления населенного пункта Дровяная, который находился ниже по течению. Тогда нам повезло, вокруг населенного пункта ранее была построена дамба и затопления не произошло, но потом мы детально проанализировали ошибки в расчетах, провели занятие по методике проведения расчетов с офицерами инженерной службы дивизии. Решили задачу по наполнению озера водой.

 


Командование 4 рдс ветеранами, 1991 г.

 

С удовлетворением вспоминаю свою службу под руководством командующего ракетной армией генерал-лейтенанта Соловцова Н.Е. Командующий не «допекал» по мелочам. Требовал глубокого знания обстановки в дивизии, учил делать правильные выводы и принимать решения на перспективу. Много полезного я получил от него по методике работы с подчиненными командирами и в вопросах заботы о подчиненных.

В заключение хотел бы выразить благодарность заместителям командира дивизии, начальникам служб дивизии, командирам частей, с которыми я работал, за умелое руководство подчиненными при выполнении задач стоящих перед соединением в сложных условиях Забайкалья.

Я горжусь тем, что мне выпало командовать прославленной 4 ракетной Харбинской дивизией, славные традиции которой заложены были в ходе Великой отечественной войны.


Передача дел и должности командира дивизии г. м-ром Лукиным А.П.
полковнику Хуторцеву В.С. под руководством командующего ракетной армией
генерал-лейтенанта Соловцова Н.Е., 1993 г.

 

ГЕНЕРАЛ-МАЙОР
СОКОЛОВ ПАВЕЛ ИВАНОВИЧ
В 1976-1978 гг. ЗАМЕСТИТЕЛЬ НАЧАЛЬНИКА
ПОЛИТОТДЕЛА 4 РАКЕТНОЙ ДИВИЗИИ

 

ГДЕ ЦВЕТЕТ БАГУЛЬНИК

 

Суровый Забайкальский край обрел в своей истории верных и надежных защитников Отечества — военнослужащих Ракетных войск стратегического назначения. Они заслуживают самых высоких наград, самых ярких цветов — саранок и лилий, величайшего уважения граждан Великой России. Они были и являются в настоящее время гарантами мира и безопасности граждан нашей страны.

Мне посчастливилось служить в 4 ракетной Харбинской дивизии и внести свой посильный вклад в воспитание ракетчиков, обеспечение высокой боевой готовности ракетного полка и ракетной дивизии.

После окончания Военно-политической академии имени В.И. Ленина и получения диплома с отличием по специальности «Военно-политическая Ракетных войск» 8 июня 1974 г. я был назначен заместителем командира 68 ракетного полка (войсковая часть 77190) по политической части.

Прибыли в Дровяную всей семьей. Мне было 33 года, Зое, супруге 31 год, старшему сыну Алеше 9 лет, младшему сыну Володе 4 года. В гарнизоне, который стал для нас родным, продолжилась моя служба и многогранная жизнь нашей семьи.

68 ракетный полк в составе 4 ракетной дивизии нес боевое дежурство 10-ю пусковыми установками УР-100К с отдельными стартами («ОС») в районе поселка Дарасун Читинской области.

Командование полка было обновлено, так как результаты в боевой подготовке были низкие, а состояние дисциплины неудовлетворительное.

Мне удалось добиться понимания важности партийно-политической работы со стороны командования полка и командиров групп пуска.

Командир полка полковник Жеребнев Анатолий Георгиевич был замечательным, высокоподготовленным офицером. Он всегда шел навстречу моим предложениям по организации воспитательной работы, поддерживал разумные инициативы.

Заместители командира полка по боевому управлению подполковники Секретарев Александр Дмитриевич, Александров Вячеслав Александрович, Хитерер Вадим Ашелевич помогли мне быстро заступить на боевое дежурство и всегда поддерживали меня по вопросам формирования ответственности у личного состава за несение боевого дежурства.

Сложились хорошие отношения с начальником штаба, подполковником Цыбульским В.А, главным инженером полка, подполковником Николайчик И.Ф.

Значительную работу проводил лично непосредственно в группах пуска. Большую помощь в этом оказывали офицеры А. Пунько, В. Киселев, Н. Старостин, А. Есин, Л. Протасов, А. Пискунов, сержанты С. Савченко и С. Черухин.

В 1976 г. на итоговой проверке Главнокомандующим Ракетными войсками стратегического назначения генералом армии Толубко Владимиром Федоровичем полк показал отличные результаты по всем параметрам, не имел происшествий и преступлений.

Наш полк с оценкой «отлично» провел учебно-боевой пуск из позиционного района полка. Высоко оценил уровень партийно-политической работы Член Военного Совета — Начальник политического управления РВСН, Герой Советского Союза, генерал-полковник Горчаков Петр Андреевич. Он лично беседовал с офицерами боевых расчетов пуска, солдатами и сержантами дежурных смен охраны и обороны, командованием полка и убедился в их широком кругозоре и глубоком понимании своей роли и ответственности за высокий уровень боевой готовности.

Безусловно, все это базировалось на системной, творческой партийно-политической работе, проводимой повседневно. Политинформации, политзанятия, марксистско-ленинская подготовка офицеров позволили личному составу быть в курсе событий в стране и за рубежом, а также делать выводы для жизни и службы.

Политико-воспитательная работа в группах пуска обеспечивала влияние на каждого военнослужащего, укрепление морально-боевого духа. Большое значение имела переписка с родителями военнослужащих и индивидуальная работа с каждым воином.

Прошло 40 лет, а память сохранила портреты моих замечательных однополчан. Среди них старший сержант Савченко Сергей Дмитриевич, который на протяжении всей службы нес боевое дежурство в дежурной смене охраны и обороны только с оценкой «отлично». В мае 1975 г. он был направлен в Москву в Кремль на Всеармейское совещание отличников боевой и политической подготовки. Здесь у него состоялась беседа с Главнокомандующим РВСН Маршалом артиллерии Толубко В.Ф. Главнокомандующий дал высокую оценку старшему сержанту Савченко С.Д., подарил ему фото и написал личное письмо с размышлениями о качествах отличника боевой подготовки.

В дальнейшем наш ракетный полк был инициатором движения за отличную службу Родине, показал наивысшие результаты в боевой готовности и боевой подготовке.

21 октября 1976 г. я был назначен на должность заместителя начальника политического отдела 4 ракетной дивизии (войсковая часть 44039).

С начальником политотдела дивизии, подполковником Сидоренко Анатолием Савельевичем я был хорошо знаком по совместной работе в ракетных полках. Мне довелось также поработать и с полковником Горбатко Игорем Васильевичем, который и вводил меня в новую должность.

Командовал 4 ракетной дивизией генерал-майор Клочков Виктор Михайлович.

Фактически было две дивизии. Старая — с ракетами межконтинентальными (МКР) УР-100К и новая — с ракетами средней дальности РСД-10 «Пионер». Постановка на боевое дежурство новых комплексов, поддержание боевой готовности всех частей соединения, организация многогранной работы с людьми (от боевой и политической подготовки до индивидуальной работы с каждым человеком), работа с руководством Улетовского района Читинской области, Забайкальского военного округа, руководителями учреждений городка и членами семей военнослужащих и многое другое. Все это требовало полной отдачи, значительных духовных и физических сил.

В суровых климатических условиях 4 ракетная дивизия, перевооружалась на новый подвижный комплекс РСД-10 «Пионер», воплотивший в себе самые последние достижения науки и техники. Благодаря высочайшей организации и таланту командира дивизии генерал-майора Клочкова В.М., начальника политотдела полковника Сидоренко А.С., самоотверженности офицеров, всего личного состава задача была решена за 5 лет. Наш политический отдел всегда был на острие самых сложных задач обеспечения высокой боевой готовности, заботы о военнослужащих и членах их семей. Жилищные проблемы, трудоустройство, отдых жителей гарнизонов — все это было заботой политотдела. Культурная жизнь гарнизона была насыщенной. К нам приезжали артисты: И.Ф. Переверзев, Н.Н. Рыбников, Елена Драпеко и многие другие. На базе ДКСА действовала художественная самодеятельность, проводились вечера русского романса, поэзии.

Под руководством генерал-майора Клочкова В.М. командование дивизии полков и частей отличалось высоким профессионализмом, системной работой и теплотой отношений руководящих коллективов. Несмотря на большую загруженность по службе находилось время вместе посмотреть кино, в воскресные дни выехать на реку Ингода или сходить на сопки за брусникой или рыжиками.

Наша семья, как и другие семьи офицеров, жила, испытывая трудности и прелести Забайкалья. Зоя Николаевна руководила самым большим детским садом гарнизона. Алеша и Володя росли и учились в закрытом гарнизоне. Нас окружали сопки, сосновые леса, круглый год светило солнце, а зимой подбадривал крепкий мороз. Мы соприкоснулись с быстрыми и холодными водами реки Ингоды, целительными минеральными водами «Молоковка», «Кука» и «Дарасун», питались вкусной рыбой и бараниной, преодолевали многочисленные житейские трудности, общались по работе и по жизни с замечательными людьми.

Можно много писать и рассказывать о моем командире дивизии генерал-майоре Клочкове Викторе Михайловиче, который сочетал в себе талант военачальника, гибкость дипломата, строгость единоначальника с душевной теплотой и неподдельным стремлением поддержать деятельных и верных людей. В последующем он перенесет тяжелую операцию и уволится с должности Воронежского областного военного комиссара.

Много воспоминаний о совместной работе и дружбе с Сидоренко Анатолием Савельевичем, Маковецким Борисом Кирилловичем, Самоновым Николаем Евгеньевичем, Беловым Валерием Михайловичем, Ивановым Михаилом Михайловичем, Костиным Анатолием Викторовичем. У каждого из них своя судьба, свой жизненный путь, но все они исключительно сильные, любящие службу, работу и свою Родину люди.

22 февраля 1977 г. меня наградили орденом «Знак Почета». Эту высокую награду я отношу к своей семье, друзьям, командованию и товарищам по службе. Почет и уважение семьи, совместная с моими сослуживцами борьба за человека, воина, гражданина — носителя боевой готовности и созидателя духовных и материальных благ — суть моего первого ордена. 3 апреля 1978 г. мне присвоено очередное воинское звание подполковник. Отмечали командованием дивизии и политотделом. Это большой рубеж в моей службе. Появилось новое дыхание, оптимизм и уверенности в своих силах на новом уровне.

Вспоминается приезд в дивизию члена Военного Совета — начальника политотдела ракетной армии генерал-майора Бородина Василия Михайловича в сентябре 1978 г. Он и раньше частенько работал в частях дивизии, был уважаемым, вдумчивым руководителем. Я замечал, что у него есть неуловимое качество хранить в себе то ли тайну, а может выводы из информации, которую он получал в большом объеме, возможно, сокровенное, личное. Однажды мы возвращались с ним с 10-А площадки, где проводили работу с офицерами и их семьями из новых полков РСД. Была весна, июнь (в Забайкалье июнь еще не лето, а июль уже не лето). Сопки были покрыты алым пламенем багульника, а на равнине красовались стройные лилии и замысловатые по своему цвету саранки. Залюбовавшись этой красотой, чудом Забайкальской природы, я предложил Василию Михайловичу остановиться и сам побежал собрать букет из лилий. Возвратившись, я обнаружил генерала, сидящего в прежней задумчивой позе. Я предложил Василию Михайловичу отвезти букет домой жене, на что он ответил: «Сухарь я, сухарь». Такую характеристику о себе он высказал. Однако, когда мы въехали на территорию гарнизона, он сказал, что поедет в Читу к жене, а то цветы завянут. И не останавливаясь в штабе дивизии, попрощавшись со мной и поблагодарив меня, уехал в город. Я понял, что это глубокий человек, способный чувствовать и в особые моменты открывать свои чувства.


Слева — Караев В.П.,
справа — Соколов П.И

Вспоминая встречу с генералом Бородиным В.М. в сентябре 1978 г., я вновь обнаружил его сосредоточенным. Он сидел в кабинете начальника политотдела дивизии А.С. Сидоренко один, наклонив голову и закрыв глаза ладонями рук. Поздоровавшись, он молчал очень долго, как мне показалось, минут 20-30. Затем поднял голову, посмотрел мне пристально в глаза и сказал: «Я очень долго думал и принял решение представить Вас на должность начальника политотдела 27 ракетной дивизии (Амурская область, г. Свободный-18), вылетайте в Москву на беседу в ЦК КПСС и в политуправление РВСН». На этом беседа была закончена, и он уехал в Читу.

В Москве в ЦК КПСС со мной провел основательную беседу Панин Илья Григорьевич, а в политуправлении член Военного Совета — начальник политуправления Ракетных войск стратегического назначения, Герой Советского Союза генерал-полковник Горчаков Петр Андреевич. Он не выспрашивал меня о делах, о биографии, а стал рассказывать, как он после войны, будучи Героем Советского Союза, начинал работать в должности начальника политотдела дивизии.

Суть его подхода сводилась к терпеливой, глубокой, постоянной работе с человеком в первичном коллективе, то есть в роте, группе, учреждении. Могут быть срывы, происшествия и даже преступления, но нельзя никогда приостанавливать работу по воспитанию военнослужащего и гражданина. Все это совпадало с моими убеждениями и практикой моей работы и службы в целом.

4 ноября 1978 г. приказом Министра обороны СССР я был назначен начальником политотдела — заместителем командира 27 ракетной дивизии, г. Свободный-18 Амурской области.

Убежден в том, что вместе с изданием книги о 4 ракетной Харбинской дивизии, на базе 27 ракетной дивизии откроется новая дорога к звездам — космодром «Восточный», а в Забайкалье, как и прежде, будет цвести багульник.

 

 
     
 
     

Фотографии из семейной коллекции генерал-майора Соколова П.И..

 

Вернуться на главную страницу.


Яндекс.Метрика