На главную сайта   Все о Ружанах

 

 

 

 

Геннадий Селиванов

 

Дымилась, падая, ракета...

 

© ЗАО «Редакция газеты «Звезда»™
При перепечатке ссылка на источник обязательна.

Наш адрес: ruzhany@narod.ru

Опубликовано в газете "Звезда" (Пермь) 16 декабря 2008 года

Этот материал хоть и посвящен ракетчикам, однако сделан он не по поводу предстоящего праздника. Повод написать о наших защитниках был более веским. 30 ноября «Звезда» опубликовала очерк «Остаться в живых», посвященный ветерану Великой Отечественной войны П. С. Паршину. Среди фактов его биографии особняком было выделено чрезвычайное происшествие, произошедшее под Пермью в июле 1967 года в 52-й ракетной дивизии, которой в то время командовал наш герой. Во время проведения планового регламента неожиданно сработали рулевые двигатели второй ступени ракеты, что привело к ее взрыву.

 

Однако в этом ЧП, долгие годы находившемся под грифом «совершенно секретно», обвинили самих ракетчиков - дескать, это по их недосмотру случилась авария, которая при другом стечении обстоятельств могла бы привести к трагедии. «Другое стечение» произошло буквально через месяц в ракетной дивизии, дислоцирующейся под Красноярском. О красноярской трагедии, тоже находящейся под грифом «совершенно секретно», мы лишь упомянули - к судьбе П. С. Паршина, героя публикации, она не имела прямого отношения.

На следующий день после выхода газеты в редакцию позвонил ветеран РВСН Сергей Романович Остапенко. Бывший сотрудник Пермского ВКИУ оказался не просто интересным собеседником, но и хранителем памяти истории ракетных войск. В буквальном смысле. После ликвидации ВКИУ Сергей Романович (в то время директор музея) взял домой на хранение несколько ящиков с фотографиями, газетами, тетрадями воспоминаний. Дома у него хранится настоящий рулевой двигатель второй ступени ракеты - аналог тех самых, которые самостоятельно запустились во время плановых регламентов в Пермской и Красноярской ракетных дивизиях и стали причинами взрывов ракет.


С. Р. Остапенко и Д. Ф. Шалимов:
«Вот такой движок стал
причиной двух катастроф»

Ветеран РВСН подробно, со ссылками на воспоминания очевидцев, рассказал о ЧП в Пермской дивизии, о его последствиях. Более того, он открыл ранее засекреченную страницу об аварии в Красноярской дивизии. Там, в отличие от пермского взрыва, погибли люди. Причем из тринадцати погибших четверо были курсантами Пермского ВКИУ.

- Об этой трагедии стоило бы рассказать подробней, но где теперь найдешь очевидцев? - посетовал я в разговоре с ветераном.

- У вас есть возможность поговорить с участником испытаний в Красноярской дивизии! В Перми живет Дмитрий Феоктистович Шалимов, полковник в отставке, бывший заместитель начальника ВКИУ по вооружению. В августе 1967 года он был командиром группы испытаний той самой ракеты.

На следующий же день состоялась наша встреча с Д.Ф. Шалимовым.- 5 августа я праздную как второй день своего рождения, - начал рассказ Дмитрий Феоктистович.- Помню его до мельчайших подробностей. Накануне мы провели два учебных пуска ракет в сторону Камчатки. Пуски прошли отлично, поэтому время на регламент очередной ракеты было сокращено. Работали без распорядка дня, не зная выходных.

Чтобы понять, зачем нужна была такая спешка, следует вспомнить политическую обстановку в мире в то время. В 1967 году американцы имели более тысячи ракет с отдельными стартами, а в СССР они только-только появились. При этом наша разведка знала, что у США был разработан план ядерной войны, в ходе которой в первые же минуты были бы уничтожены 100 самых крупных советских городов, в том числе Пермь и Красноярск. Предотвратить ядерную атаку американцев можно было лишь при одном условии - достичь военного паритета, чтобы противник был убежден, что ответ на его удар будет адекватным. Поэтому наши ракетчики служили в авральном режиме.

- Утром, - продолжает рассказ Дмитрий Феоктистович, - я поставил перед группой задачу. Перед спуском в шахту на объекте появились командир корпуса Агеев и командир дивизии Малиновский. Они дали ряд указаний, особое внимание обратили на плату, где стыкуются разъемы кабелей, напомнив о причинах аварии в Пермской дивизии. Я спустился в оголовок ракеты, начальник расчета доложил, что обслуживание комплекта проведено, параллельно ведутся работы на других аппаратах.

В это время на территорию неожиданно прибыли три инженера, представители промышленности. Несмотря на категорические телефонные протесты Шалимова, они все же спустились в шахту, чтоб провести свои срочные неплановые работы по опрессовке оборудования.

- Я вынужден был из оголовка ракеты спуститься вслед за ними в шахту, - вспоминает Дмитрий Феоктистович, - Возможно, это меня и спасло. В шахте я услышал щелчок, напоминающий отдаленный выстрел. Смотрю, вдоль корпуса ракеты поднимаются голубые лучи, при этом слышен нарастающий гул. Конечно, я понял, что произошло что-то из ряда вон выходящее. И тут в лицо мне ударило пламя, я упал. Первая мысль была о том, что самопроизвольно запустились основные двигатели. Это значит, что в течение считанных секунд ракета уйдет в небо. Остановить этот процесс практически невозможно.

Шалимов вскочил и бросился к трапу. Шесть метров вверх пролетел, как на крыльях. Когда подбежал к выходу, пламя внизу уже бушевало вовсю, и на выходе его снова накрыло огненной волной. Вспыхнули волосы, на теле задымилась одежда. Взрыв произошел двумя-тремя секундами позже, когда Шалимов уже катился вниз по защитному брустверу пусковой установки. А взрыв был такой силы, что газоотводящая решетка весом в три тонны поднялась в воздух выше деревьев. Потом произошел еще один взрыв...

- Когда все утихло, - рассказывает Дмитрий Феоктистович, - я поднялся на бруствер. Смотрю: шахта дымит, спецмашины горят, а гермодверь в оголовок ракеты закрыта. Ну, думаю, слава Богу, расчет жив. Уж если я из шахты смог выбраться, то уж те, кто в оголовке остался, обязательно спаслись. В Перми ведь при аналогичной аварии личный состав не пострадал.

Раз на раз, увы, не приходится. В Пермской дивизии при взрыве ракеты не произошло прорыва газа, поэтому люди остались живы. В Красноярске же газ попал в оголовок и не оставил шансов никому, кто не успел его покинуть.

Начался, что называется, разбор полетов. На следующий день после аварии в дивизию прилетели главнокомандующий ракетными войсками маршал Н. Крылов, генеральный и главный конструкторы В. Челомей и Н. Пилюгин, заместитель министра общего машиностроения В. Кузнецов и другие.

В случившемся обвинили расчет группы испытаний: мол, именно ракетчики перепутали кабели в разъемах. Грубо говоря, воткнули вилки не в те розетки. То есть «пермская» причина аварии повторилась!

Наказали всю «цепочку» - от командира корпуса до командира группы, их всех предупредили о «неполном служебном соответствии». А погибшие, получалось, наказали себя сами.

Скороспелым выводом комиссии дело, впрочем, не закончилось. За человеческие жертвы должен был кто-то ответить по полной программе. Кто? Уголовное дело возбудили против Шалимова. В дивизию приехала группа во главе со следователем по особо важным делам Феликсом Тереховым.

- Я сразу сказал следователю, что противостоять конструкторам не смогу, - говорит бывший командир группы испытаний. - Тем более, после выводов комиссии. Однако следователь был настоящим профессионалом, разобраться в причинах аварии - было для него делом чести.

Феликс Терехов вел следствие, не прислушиваясь к «ценным» советам и указаниям даже из ЦК КПСС и Министерства обороны. В результате уголовное дело против Шалимова было прекращено, а вывод о причинах аварии в Красноярской (и, следовательно, в Пермской) дивизии стал совершенно другим: взрывы ракет произошли из-за конструкторских ошибок, версия о «перепутанных» разъемах оказалась несостоятельной.

Бывший командир Красноярской ракетной дивизии генерал-майор Г. Малиновский в своей книге «Записки ракетчика» с горечью писал: «Конечно, Пилюгин (главный конструктор. - Прим. Г.С.) разобрался в причинах аварии в обеих дивизиях, под шумок доработал аппаратуру, что исключило в дальнейшем взрывы. Но благородства признать свою вину ему не хватило».

Представление по делу было передано министру обороны СССР. К чести министра, до окончания следствия по его приказу семьям всех погибших ракетчиков и гражданских лиц были выделены квартиры и единовременные денежные пособия.

Cразу после выводов следственной группы Терехова со всех командиров были сняты поспешные необоснованные наказания. Все вроде бы по совести, по справедливости...

- Нет, не все! - не согласны ветераны РВСН. - Доказано: люди исполнили свой воинский долг. И за это посмертно заслуживают государственных наград. Пока же получается, что они стали жертвами случайных обстоятельств.

По мнению ветеранов, исправить эту оплошность поможет достойный повод: через год страна отметит 50-летие создания ракетных войск стратегического назначения. И самое время вспомнить тех, кто ценой своей жизни способствовал становлению ракетного щита страны. Вот полный список погибших 5 августа 1967 года в Красноярской дивизии: капитан Аксенов, старший лейтенант Кочетов, лейтенанты Скорюков, Климов, рядовые Мальцев, Белкин, Безденежных, гражданские инженеры Николаев и Иванов, курсанты Мишин, Романов, Нелюбин, Темкин.

На четыре последние фамилии из этого списка ветераны РВСН просят читателей «Звезды» обратить особое внимание. Это фамилии курсантов Пермского ВКИУ. И хотя сейчас нет этого училища (как нет уже и Пермской, и Красноярской ракетных дивизий), мы вместе с ветеранами надеемся, что в Пермском крае живут родственники погибших курсантов, которые помогут восстановить имена и биографические данные погибших ребят.

Геннадий Селиванов

 

НАША СПРАВКА

Ракетные войска стратегического назначения (РВСН) были образованы 17 декабря 1959 года Постановлением Совета министров СССР и ЦК КПСС. В короткие сроки на территории СССР (в том числе Пермской области) были созданы уникальные стартовые позиции межконтинентальных ракет и ракет средней дальности.

52-я ракетная дивизия была сформирована с июня 1960 года по июнь 1961 года с дислокацией в Кунгурском районе и Бершети (в последующем ЗАТО Звездный). Практически в чистом поле в кратчайшие сроки здесь был построен позиционный район ракетной дивизии. Не менее сложными были периоды эксплуатации, создания новых образцов вооружения и постановка их на боевое дежурство, подготовки десятков тысяч высококвалифицированных специалистов для РВСН, уничтожения грозного оружия, отслужившего гарантированный срок.

 

* * *

 

По следам статьи...

Опубликовано в газете "Звезда" (Пермь) 2 апреля 2009 года

В статье «Дымилась, падая, ракета» («Звезда», 16 декабря 2008 года) шла речь о трагедии, разыгравшейся 5 августа 1967 года в Красноярской дивизии ракетных войск стратегического назначения. После публикации в редакцию позвонил Л. Е. Никончук, бывший курсант Пермского ВКИУ, принимавший участие в испытаниях в Красноярске.

- До недавнего времени в Пермском ВКИУ была традиция: курсанты, которые приезжали на практику в Красноярскую дивизию, обязательно возлагали венки и цветы к памятнику погибшим товарищам, - рассказал Леонид Ефимович. - К сожалению, сейчас блюсти традиции некому - наше училище закрыли, а ракетные дивизии в Перми и Красноярске расформировали. Но я точно знаю, что памятник в красноярской тайге не остался бесхозным, за ним присматривают жители поселка Кедровый, в котором базировалась ракетная дивизия. Каждый год на место трагедии приезжают родственники погибших. Так что никто не забыт и ничто не забыто...

Своими воспоминаниями поделились с редакцией А. П. Таупьев (он был преподавателем на кафедре эксплуатации ракетного оборудования, в течение многих лет сопровождал курсантов в Красноярск на войсковую стажировку) и полковник в отставке Г. В. Зарубский (он входил в состав комиссии по расследованию причин красноярской аварии).

Государство, к слову сказать, проявило заботу и о живых участниках той далёкой трагедии. Все пострадавшие получили жилье, за успехи в дальнейшей службе были награждены правительственными наградами. Например, бывший командир группы испытаний той самой ракеты Д.Ф. Шалимов спустя два года был награжден орденом Красной Звезды, а в 1977 году - орденом Знак Почета. Это говорит о его высоком профессионализме, а ведь сразу после трагедии против него было возбуждено уголовное дело - искали виноватых, чтобы прикрыть ошибки конструкторов.

За публикации о ракетчиках в «Звезде» высказали благодарность генерал-майор в отставке А. И. Щербатых (начальник Пермского ВКИУ с 1985-го по 1993 год), председатель регионального отделения ветеранов РВСН и военно-космических сил полковник в отставке Д. П. Глотин.

Надо сказать, что нынешний год для РВСН - юбилейный, в декабре страна будет отмечать 50-летие их создания. В начале нового года в ЗАТО Звездный, бывшем поселке ракетчиков, состоялось заседание оргкомитета по празднованию юбилея под председательством главы территориального объединения Анатолия Королева. Был обсужден, в частности, план издания сборника очерков о ратном пути 52-й ракетной дивизии и Пермского ВКИУ. Оргкомитет обращается ко всем ветеранам РВСН, имеющим информацию об истории этих организаций, прислать свои воспоминания о службе, документы и фотографии по адресу: 614575, Пермский край, пос. Звездный, ул. Ленина, 3; тел./факс (342) 297-06-37.

Геннадий Селиванов

 

Вернуться на главную страницу.

Яндекс.Метрика