На главную сайта   Все о Ружанах

Л.И. Долинов

 

ИСПЫТАТЕЛИ
 

© «Ветеран-ракетчик»
.

 

Наш адрес: ruzhany@narod.ru

 

 

НА ПУТИ К СОЗДАНИЮ ТВЕРДОТОПЛИВНЫХ СТРАТЕГИЧЕСКИХ

 

К 1965-1966 гг. только наземная компонента стратегических ядерных сил вероятного противника имела 4-кратное превосходство над нашими СЯС по числу носителей, а с учетом точности его ракет ее боевая эффективность была и того больше.

Основу наземной ракетно-ядерной группировки СШ А составляли носители на твердом топливе. Наш вероятный противник интенсивно ставил на боевое дежурство прежде всего боевые комплексы твердотопливных ракет и строил планы массового применения ракетного оружия в ядерной войне. Высокие эксплуатационные характеристики ракет на твердом топливе были известны.

В этих условиях в военно-научных кругах, в высших эшелонах военно-политического руководства страны постепенно менялись взгляды на способы применения РВСН. Росло понимание того, что длительного угрожаемого периода, в течение которого можно подготовить ответный удар, может и не быть. Наиболее адекватным ответом на агрессию представлялся ответно-встречный удар максимальным числом высокобоеготовых ракет.

Это обстоятельство вынуждало принимать меры по созданию РК высокой постоянной боевой готовности, а также по поиску методов повышения живучести РК. До появления систем индивидуального высокоточного наведения боевых блоков живучесть ракет обеспечивалась размещением их в защищенных шахтах, рассредоточенных на местности. Так родилась идея ОС.

В дальнейшем по мере создания высокоточного оружия стало очевидным, что повышение живучести РК может быть достигнуто их высокой мобильностью.

 

По современным взглядам боевые ракетные комплексы с твердотопливными ракетами стационарного и мобильного базирования в силу своих боевых и эксплуатационных характеристик в наибольшей степени отвечаю требованиям, предъявляемым к группировке РВСН. Сегодня это очевидно, но в далекие пятидесятые-шестидесятые это было очевидно не всем.

Идея создания боевой твердотопливной ракеты средней и межконтинентальной дальности принадлежит С.П. Королеву. Хотя, справедливости ради, надо сказать, что и военные выступали с такой инициативой (4 НИИ МО представлял такой проект).

Одним из путей достижения высокой боеготовности ракетного оружия при простой и безопасной эксплуатации было создание ракет на твердом топливе, полностью снаряженных в заводских условиях, не требующих больших временных и материальных затрат при их приведении и поддержании высокой степени боевой готовности в боевых частях. Однако со здание таких ракет оказалось делом не простым. Многие специалисты промышленности воспринимали идею создания твердотопливных ракет скептически. Скептики были и среди военных. Тому были как объективные, так и субъективные причины. Надо иметь в виду, что к началу разработки твердотопливных ракет в стране были созданы жидкостные ракеты с достаточно высокими боевыми характеристиками. Была хорошо развита промышленная база для производства компонентов жидких топлив, необходимых материалов и комплектующих для жидкостных ракет.

Для развертывания производства твердотопливных ракет промышленная база была значительно скромнее, многие производства необходимо было начинать с нуля. Это требовало серьезных финансовых затрат и времени. Кроме того, некоторые ученые выражали сомнения в стабильности характеристик твердых топлив при транспортных и эксплуатационных нагрузках, а также при длительном режиме боевого дежурства. Кстати, эти опасения были в числе оснований для организации программы длительного хранения (опытного дежурства) и транспортных испытаний.

Серьезной проблемой было достижение точности пусков, сопоставимой с точностью пусков жидкостных ракет, поскольку регулирование тяги твердотопливного двигателя как метода повышения точности - задача не простая даже сегодня. Однако С.П. Королев хорошо видел перспективы твердотопливного ракетного оружия и, обладая высоким авторитетом, добился начала работ по твердотопливной тематике.

В ноябре 1959 г. было принято постановление правительства о разработке твердотопливной ракеты РТ-1. Испытания ракеты РТ-1 (ракета средней дальности) показали, что двигатели на баллистных нитроглицериновых порохах для межконтинентальных ракет перспективы не имеют. Настоящим прорывом в твердотопливном ракетостроении стали создание смесевых твердых топлив и освоение технологии снаряжения ракетных двигателей на твердом топливе, когда заряд прочно скреплен с корпусом. Такие двигатели могли устойчиво работать многие десятки секунд и сохранять свои характеристики в течение длительной эксплуатации при значительно меньших затратах сил и средств на поддержание ракет с РДТТ в высокой степени готовности к пуску. Задача создания смесевых твердых топлив на основе бутилкаучука и перхлората аммония у нас в стране была успешно решена Государственным институтом прикладной химии (ГИ ПХ) под руководством B.C. Шпака. В Бийске и Перми была освоена технология производства зарядов и снаряжения двигателей. Важным достижением бы ло применение цифровых устройств в системах управления полетом, позволивших обеспечивать приемлемые точностные характеристики. Была успешно решена проблема создания легких корпусов двигателей на основе высокопрочных композиционных материалов. Огромный вклад в создание высокоэнергетичных и безопасных твердотопливных зарядов с устойчивыми характеристиками внес Б.П. Жуков.

Как и во всяком новом деле, в процессе разработки и создания первых комплексов с твердотопливными ракетами возникало много сложных вопросов. Однако они были успешно решены.

4 января 1961 г. было принято постановление правительства о разработке первого в стране ракетного комплекса с межконтинентальной ракетой на твердом топливе PC-12 (8К98, РТ-2). Главным конструктором комплекса был назначен Сергей Павлович Королев. Он же был председателем Совета главных конструкторов. Разработкой ракеты руководил Игорь Николаевич Садовский, пионер твердотопливного ракетостроения.

Северный полигон, ныне 1 Государственный испытательный космодром Плесецк, является колыбелью, в которой были выпестованы практически все МКР на твердом топливе, принятые ранее и стоящие ныне на боевом дежурстве в РВСН России.

В 1966 г. перед коллективом 53 НИИП МО была поставлена задача - испытание первого в стране боевого ракетного комплекса с межконтинентальной твердотопливной ракетой РТ-2 (8К 98), а также первого в стране подвижного комплекса с межконтинентальной ракетой 8К99 конструкции М.К. Янгеля.

Эти задачи предстояло решать 4 испытательному управлению (ИУ), сформированному для этих целей в январе-марте 1966 г., и 8 ОИИЧ в составе трех групп. Начальник ИУ - Петр Петрович Щербаков, командир части - Юрий Алексеевич Яшин. В 1967 г. в 8 ОИИЧ была сформирована стартовая группа испытаний ракеты 8К99 (4-я по счету).

РТ-2 (PC -12, 8К98) - трехступенчатая твердотопливная ракета с моноблочной головной частью, с автономной системой управления полетом (на фото). Ракета размещалась в пусковой установке типа ОС в пусковом стакане, подвешенном на гидромеханической системе амортизации для защиты от сейсмовоздействия. Хранение базового направления обеспечивалось гиростабилизатором на маятниковом подвесе. Шахта закрывалась 40-тонной крышей сдвижного типа и была рассчитана на ударную волну 2 кг/см 2. Микроклимат в шахте поддерживался аппаратурой ТВР, размещенной за стенкой шахты, и механическими осушителями воздуха в оголовке. Энергоснабжение в постоянной готовности обеспечивалось энергоблоком позиционного района, а при пуске и перерывах электропитания (до 72 часов) - от блока аккумуляторных батарей, размещенных в оголовке. Ракета стартовала из пускового стакана на маршевом двигателе. Для уменьшения теплового воздействия на оборудование ПУ в нижнюю часть стакана в качестве теплопоглотителя заливалась вода. По меркам того времени комплекс обладал высокими боевыми и эксплуатационными свойствами.

Создание экспериментальной базы для испытаний комплекса - дело дорогое и трудоемкое, особенно в климатических и географических условиях Архангельской области. Выбор стартового района в решающей степени определяется выбором полей падения отделяющихся частей ракеты. При этом должны быть обеспечены минимальное негативное воздействие на хозяйственную деятельность и безопасность населения при пусках ракет. При выборе полей падения для ракеты РС-12 рассматривались два варианта: расположение поля падения первой ступени (оно было критичным) западнее р. Северная Двина и восточнее нее. В первом варианте стартовый район находился бы ближе к г. Мирному, что удобнее. Однако этот район был более перспективен в народно-хозяйственном плане. Поэтому был выбран второй вариант - в 75-100 км от г. Мирного.

Следует заметить, что большое удаление стартовых позиций от технической позиции не является оптимальным и создает ряд проблем, прежде всего транспортных и бытовых, для организации опытно-испытательных работ, требующих присутствия испытателей, представителей промышленных предприятий, конструкторских бюро на местах испытаний. Поэтому, по опыту работ с РС-12, было принято решение о передислокации 8 ОИИЧ на пл. 122.

На площадке были построены клуб, гостиница, еще одна казарма, офицерская столовая, расширена солдатская столовая и котельная. Это позволило решить часть проблем, но полностью не исключило их. Наиболее острой всегда была проблема транспортная. Ее удалось решить позднее, только со строительством железнодорожной ветки при подготовке к испытаниям БЖРК.

К осени 1966 г. поистине героическим трудом строителей, монтажников, всего личного состава полигона в условиях полного бездорожья, в глухой тайге была создана необходимая для начала испытаний и получения информации по всей трассе полета инфраструктура позиционного района. Поставлены и приняты необходимые для испытаний и эксплуатации комплекса агрегаты наземного оборудования.

В последующие годы были построены и введены в эксплуатацию семь штатных стартовых позиций, командный пункт полка и энергоблок. Они использовались для проведения испытаний комплекса в полном штатном составе по программе длительного хранения (программа опытного дежурства с последующими пусками ракет), пусков контрольных ракет, пусков ракет боевыми частями, в ходе учений, а также для проведения доработок и их практической проверки пусками.

Среди офицеров во вновь сформированном управлении только единицы имели опыт службы на полигоне Капустин Яр.

Остальные были собраны из боевых частей полигона, из выпускников вузов, как говорится, «с бору по сосенке». Времени на раскачку не было. Будущие испытатели управления и части принимали самое активное участие в контроле хода строительства и монтажа, изучали техническую и методическую документацию. В совместной работе со строителями, проектировщиками, представителями конструкторских бюро и заводов-изготовителей постигали азы профессии испытателя. Это была хорошая школа. А ведь надо было заниматься боевой подготовкой и службой войск. Очень важную роль играли командировки на предприятия и в КБ.

В этой напряженной обстановке в полной мере проявились высочайшие организаторские способности, государственный подход к делу, ответственность и мудрость наших отцов-командиров Петра Петровича Щербакова, Юрия Алексеевича Яшина, Галактиона Елисеевича Алпаидзе.

 

 

 

Вернуться на главную страницу.

Яндекс.Метрика