На главную сайта   Все о Ружанах

А.И. Пальчиков

 

 

Полковник Дядин
Георгий Васильевич —
первопроходец
Ракетных войск
 

 

 

© «Ветеран-ракетчик»
.

 

Наш адрес: ruzhany@narod.ru

 

Опубликовано в газете «Ветеран-ракетчик»
Январь - 2006 №1(43)

 

ИСТОРИЯ РВСН В ЛИЦАХ И СУДЬБАХ

 

От редакции. На мемориальной плите, прикрепленной к обелиску на месте первого пуска в СССР баллистической управляемой ракеты А-4 18 октября 1947 года на полигоне Капустин Яр, выбиты золотом фамилии участников этого пуска.

 

Время неумолимо бежит вперед. Прошло уже 58 лет. И с каждым годом остается все меньше и меньше этих прекрасных патриотов Родины. Недавно ветеранская общественность проводила в последний путь одного из них - К. А. Обухова. Остаются последние.

Сегодня мы еще имеем счастье и замечательную возможность видеть и говорить с легендарными первопроходцами - Г. В. Дядиным и Б. Г. Ханиным. Эти скромные люди прожили яркую героическую жизнь. Их труд, их подвиг, их имена слышны в рокоте каждой стартующей ракеты. Это память о них. Из жизни же они уходят тихо и скромно. Не трубят об этом средства массовой информации, многие забывают или переоценивают их дела и поступки. Лишь Родина всегда помнит об их беспримерном героизме и самопожертвовании ради ее могущества и славы. Сегодня газета «Ветеран-ракетчик» хочет поведать широкому кругу читателей о замечательном человеке - полковнике запаса Георгии Васильевиче Дядине.

 


У мемориала на месте первого пуска

Каждый год в один и тот же день, 5 декабря, Георгий Васильевич Дядин приезжает в подмосковное село Рождествено. Дальше идет пешком. Сначала по дороге, потом, свернув с нее, по сугробам к только ему известной и памятной точке. Останавливается и, сняв шапку, молча слушает тишину. Здесь в 1941 году восемнадцатилетний курсант Высшего военно-морского училища Георгий Дядин был тяжело ранен при проведении разведки боем. Выбиваясь из сил, полз по сугробам к дороге, теряя и приходя в сознание, полз, потому что знал - в лесу в сорокаградусный мороз долго не продержится. А на дороге могут подобрать свои. Так и вышло. Еле живого его на дороге подобрал ездовой, обмотал поверх шинели бинтами и доставил в полевой госпиталь. А дальше была Москва, Горький. Выздоровев, Георгий окончил Ленинградское военно-инженерное училище и был назначен электротехником в 48-й гвардейский минометный дивизион, вооруженный реактивными минометными установками БМ-8 - «катюшами». Сражаясь на легендарных «катюшах», с боями Георгий Дядин освобождал Кубань, города Майкоп, Краснодар, станицы Абинская, Крымская, Киевская, Ахтанизовская, Старотиторовская и другие. Затем участвовал в составе 22-й гвардейской минометной бригады в боях на Курской дуге, при освобождении Белоруссии, городов Польши, взятии городов Германии, штурме Берлина и взятии Рейхстага. Во время войны был четырежды ранен, но возвращался в строй. Пройдя пол-Европы, поставил точку на войне, расписавшись на поверженном Рейхстаге. Сразу после капитуляции Германии Г.В. Дядин начал собирать и изучать немецкие реактивные снаряды и ракеты. Для

 


Подготовка ракеты А-4 к старту

изучения и использования опыта их создания в 1945 году на территории Германии был создан институт «Рабе», преобразованный в 1947 году в институт «Нордхаузен». В него вошла командированная в июле 1954 года группа ведущих специалистов по ракетам, двигателям, электрооборудованию, системам управления, наземному оборудованию. В их числе будущие главные конструкторы отечественной ракетной техники и их заместители:

 


Первопроходцы

С. П. Королев, В. П. Глушко, Н. А. Пилюгин, В. И. Кузнецов, В. П. Бармин, М. С. Рязанский, А. М. Исаев, Б. Е. Черток, Г. А. Тюлин, М. К. Тихонравов, В. С. Будник, Ю. А. Победоносцев, Л. А. Воскресенский и др. Значительный вклад в организацию работ по восстановлению немецкой ракетной техники внесли военные специалисты: А. И. Соколов, В. И. Вознюк, Л. М. Гайдуков, Н. Н. Кузнецов, А. Г. Мрыкин, Н. Н. Смирницкий, О. Б. Харчевников, Я. И. Трегуб, Л. Ф. Вахитов, В. И. Путницкий, П. Е. Трубачев, П. Ф. Киреев, А. Ф. Дыба, Д. С. Барсегов, Б. Г. Ханин, М. Л. Преображенский и др. В состав этой группы специалистов входил и старший лейтенант Г. В. Дядин.

Георгий Васильевич об этом времени вспоминает: «... После капитуляции Германии в ГМЧ не потребовались электротехники, которые на рамных установках оставались и производили пуски ракет. Всех их направили в резервный дивизион, где создали три группы по сбору и изучению немецкой реактивной техники. Нашу группу возглавил генерал-майор артиллерии Александр Федорович Тверецкий. Нам поручили собирать трофейную технику в Тюрингии, где больше всего находилось заводов, производящих ее. Но Тюрингия была американской зоной и, конечно, собирать там реактивную технику было трудно, так как ее забирали американцы. Нам приходилось и выпрашивать, и из-под носа у них кое-что забирать. Основными объектами были немецкий ракетный учебный центр в Бад-Заксе и подземный завод, производящий ракеты в недрах горы Конштайн, называемый немцами «Дора-Миттельбау». На этом заводе производили ракеты ФАУ-2, ФАУ-1, «Вассерфаль», «Шметтерлинг», «Рейнтохтер», «Рейнботе», «Тайфун», «Фриц-х» и др. Немцами была разработана ракета А-9/А-10, рассчитанная на дальность порядка 10 тыс. километров. Кроме того, немецкими конструкторами Зенгером и Брехтом был разработан проект воздушно-космического самолета (ВКС), который должен был летать на высоте 50-100 километров. Американцы в 1945 году, используя немецких специалистов, провели в Германии пуск ракеты ФАУ-2 (А-4). Нам удалось увидеть этот пуск, и, кроме того, мы увидели железнодорожный подвижный ракетный комплекс ракет ФАУ-2, с которого можно было производить пуски ракет прямо с железнодорожных путей. Мы об этом доложили генералу П. А. Дегтяреву, он доложил Маршалу СССР Г. К. Жукову. Георгий Константинович заказал изготовить в счет репарации два подвижных ракетных железнодорожных комплекса. Их у нас назвали спецпоездами. Один спецпоезд был отправлен в Подлипки - С. П. Королеву, а другой - на полигон МО, строящийся в районе села Капустин Яр Астраханской области. Уже тогда в апреле 1946 года мы подготовили пуск ракеты ФАУ-2, но прибывшая московская комиссия не разрешила нам его произвести, а только имитировать, заправив ракету водой вместо горючего (спирта и окислителя - жидкого кислорода). Мы показали подготовку и

 


Капустин Яр. Интересная встреча

имитацию пуска ракеты. Эта работа не обошлась без комизма. Мы в ракету заправили компоненты запуска ПГГ - парогазогенератора, и при имитации пуска заработал ПГГ, закрутилась турбина и стала из баков ракеты в камеру сгорания подавать воду, заправленную вместо горючего и окислителя. Шум от работы ПГГ на комиссию произвел потрясающее воздействие: многие отпрянули от ракеты. Это происходило 27 апреля 1946 года. Мы за самовольную заправку ПГГ компонентами топлива получили устные выговоры, вместе с тем, были очень рады, потому что после этого вышло Постановление Совета Министров СССР № 1017-419 сс от 13 мая 1946 года (это была наша победа!), согласно которому в СССР создавались промышленность для создания ракет и полигон для испытаний, управление реактивного вооружения в Министерстве обороны, НИИ МО.

Из нашей группы по сбору и изучению трофейных ракет и 92-го гвардейского минометного полка была сформирована бригада особого назначения РВГК, командиром которой был назначен генерал-майор артиллерии А. Ф. Тверецкий. В августе 1947 года БОН РВГК была передислоцирована из Германии в СССР на полигон МО Капустин Яр. 18 октября 1947 года впервые в СССР боевыми расчетами бригады на технической позиции была подготовлена к пуску ракета ФАУ-2. Пуск ракеты со стартовой позиции производил стартовый расчет: майоры И. М. Бровко, Я. И. Трегуб, капитаны П. И. Киселев, Н. Н. Смирницкий, старшие лейтенанты Г. В. Дядин, Н. В. Карельский, В. А. Болматков, Н. М. Чаянов, Г. Л. Анисенко, А. А. Башмаков, А. А. Федоров, И. Ф. Беляков, А. П. Потапенко, П. П. Яцюта. Всего в 1947 году было проведено 11 пусков ракет ФАУ-2».

В апреле 1959 года на полигон Байконур прибыл с инспекцией маршал артиллерии М. И. Неделин. Г. В. Дядин, проходящий подготовку для работы на новой технике, подал рапорт с резолюцией С. П. Королева об откомандировании его в распоряжение Сергея Павловича. Не секрет - в промышленности специалистам-ракетчикам из военных были обеспечены почет и уважение, не говоря уж о наградах. История сохранила для потомков диалог М. И. Неделина и А. Г. Мрыкина. Маршал артиллерии М. И. Неделин обратился к сопровождающему его генералу А. Г. Мрыкину:

- А правда, надо подумать. И за 50 пусков давать испытателям звание Героя Советского Союза.

- Митрофан Иванович, Вы спросите у Дядина, сколько он произвел пусков ракет? Наверное, уже на дважды Героя Советского Союза тянет, — ответил тот.

И это лишь один из многих эпизодов яркой, наполненной интересными событиями жизни ветерана-ракетчика полковника запаса Георгия Васильевича Дядина.

По бортовым журналам было определено, что Г.В. Дядиным было проведено следующее количество пусков ракет: ФАУ-2 - 11 в 1947 году, в 1948 году - 10 ракет Р-1 (8А11), в 1949 году - 20 ракет Р-1 и Р-2, в 1950 году - 20 ракет Р-1 и Р-2, в 1951 году - 20 ракет Р-2, в 1952 году - 30 ракет МР, в 1953 году - 20 ракет Р-5 и Р-11,в 1954 году - 10 ракет Р-5, в 1955 году - 20 ракет Р-5М и Р-11. Всего инженер-полковник Г.В. Дядин принимал участие в пуске 2000 ракет: А-4 - 11, Р-1 - 84, Р-2 - 201, Р-11 - 160, Р-5 - 46, Р-12 - 1181, Р-14 - 132, геофизических и метеорологических - 90, с боевых позиций войсковых частей - 20 ракет.

Мы, ветераны-ракетчики, гордимся своим товарищем по оружию Георгием Васильевичем Дядиным. Желаем ему здоровья и долгих лет жизни.

 


С товарищами по оружию

.

 

Полковник запаса А. И. ПАЛЬЧИКОВ,
начальник штаба ГЦП МО Капустин Яр в 1987-1991 гг.,
заместитель председателя Совета МОО «СВР»

 

 

* * *

 

Вернуться на главную страницу.

Яндекс.Метрика