На главную сайта   Все о Ружанах

Вернуться на главную страницу.

Гавриков С.Ф.

 

 

СУРОВЫЕ ИСПЫТАНИЯ
НА ПРОЧНОСТЬ
И НАДЕЖНОСТЬ
 

© «Ветеран-ракетчик»
.

 

Наш адрес: ruzhany@narod.ru

 

Опубликовано в газете «Ветеран-ракетчик»
Август - 2005 №5(41)

 

МАЛОИЗВЕСТНЫЕ СТРАНИЦЫ ИСТОРИИ РВСН

 

Автор воспоминаний Сергей Федорович ГАВРИКОВ, полковник в отставке, прошел путь от техника до командира ракетного полка, начальника ракетной базы. В 1959-1960 гг. дивизион, которым командовал Сергей Федорович, провел климатические испытания нового ракетного комплекса Р-12 (8К63) в Забайкалье.

 

 

Срочная, и без всяких объяснений, командировка в Москву - в штаб Неделина - 6 ноября 1959 года вызвала у меня разные мысли, тем более, что она совпала с празднованием очередной годовщины Великого Октября.

Тайна моего вызова в Москву сразу же прояснилась на совещании у генерал-полковника М.Н. Никольского. Это был спокойный, рассудительный, внимательный и талантливый военачальник, имевший большой боевой опыт. Все, кто работал и встречался с Михаилом Николаевичем, всегда с большим уважением относились к нему

Он довел нам директиву «О проведении климатических испытаний нового ракетного комплекса Р-12 при особо низких температурах воздуха в районе Забайкалья» и направлении туда рекогносцировочной группы из трех человек. Кроме меня в эту группу вошли представители штаба и института. Для проведения испытаний привлекался дивизион, которым я командовал (163 ракетный полк, командир Н.П. Крутов, Белокоровичи). По моей просьбе генерал М.Н. Никольский тут же позвонил по ВЧ связи начальнику штаба Забайкальского военного округа и попросил его об организации нашей встречи, обеспечении транспортом и теплой одеждой.

В ночь с 7 на 8 ноября рейсом ТУ-104 «Москва-Хабаровск» мы уже следовали в Забайкалье. Чита встретила нас 30-градусным морозом. И я, в парадной шинели, хромовых сапогах на тонкий носок, это особенно почувствовал. После приема начальником штаба округа нас быстро переодели в черные шубы, валенки, меховые рукавицы. В сопровождении старшего офицера - оперативного отдела штаба на машине ГАЗ-69 мы выехали из Читы.

В течение трех суток мы обследовали несколько районов вокруг Нерчинска, Укурея, Букачача. Требования к выбору места испытаний были жесткие: наличие поблизости железнодорожной ветки с рамкой для выгрузки большегрузной техники, жилья для участников испытаний и обеспечение секретности проведения операции. Наиболее подходящим оказался район в десяти километрах севернее Нерчинска.


Район, выбранный для проведения климатических испытаний Р-12

 

До прибытия дивизиона и Госкомиссии требовалось выполнить большой и сложный объем инженерных работ по подготовке технической и стартовой позиций, подготовке жилья и созданию других необходимых бытовых условий. По моей просьбе я был принят командующим Забайкальским военным округом, Героем Советского Союза генерал-полковником Крейзером Яковом Григорьевичем. Мой доклад об объеме предстоящих работ силами округа до прибытия участников испытаний был воспринят крайне нервозно.

После небольшой напряженной паузы генерал стал быстро нажимать на кнопки аппарата и вызывать соответствующих руководителей. В их присутствии я повторил свой доклад, и Яков Григорьевич без лишних слов, со всей строгостью приказал: «Обеспечить выполнение всех работ и заявок в необходимые сроки и в дальнейшем все вопросы решать оперативно».

Забегая вперед, надо отметить, что приказ командующего от начала и до самого конца нашего пребывания там выполнялся точно, и мы были благодарны офицерам служб за их постоянное внимание и оперативное решение всех наших вопросов.

Зима в 1959-1960 гг. была на редкость суровой, и морозы во второй половине ноября и в декабре достигали 45-52°С. В связи с промерзанием грунта на большую глубину прибывшим саперам все земляные работы на стартовой и технической позициях пришлось проводить методами взрыва. Особая трудность возникла при строительстве основания для пускового стола 8У217. Вырытый котлован пришлось накрывать большой палаткой и устанавливать в ней печки - «буржуйки». Заливка бетоном котлована и закладных частей, доставленных военно-транспортным самолетом из Житомира, велась непрерывно днем и ночью.

В результате принятых мер весь объем подготовительных работ до прибытия участников испытаний был выполнен. Не легким был более чем двухнедельный путь в товарных вагонах на нарах для личного состава дивизиона. Преодолев огромное расстояние через всю страну, два эшелона с людьми и техникой 11 и 12 декабря прибыли в Нерчинск.

Суровое декабрьское Забайкалье встретило моих воинов, что называется, ядреными морозами. Солдаты и сержанты дивизиона, призванные в основном с Украины и из Европейской части России, с морозами более 30°С не сталкивались, а тут в дни их прибытия температура была все -46°С. Снега на земле, кроме как на вершинах сопок, было мало. Дороги покрыты перетертой глиняной пудрой. От сильного ветра в воздухе образовался туман. Несмотря на такую обстановку, воины понимали, что в этот суровый край они приехали не на экскурсию, а выполнять важное задание - провести испытание нового ракетного комплекса.

Одновременно с дивизионом в Нерчинск прибыла и Госкомиссия. Она была многочисленной и состояла из представителей заводов, изготовлявших ракету Р-12 и наземно-пусковое оборудование, а также представителей от институтов, Главного штаба и инженерной службы из Москвы. В ее составе был и мой командир Николай Михайлович Крутов, внесший большой вклад в тесное взаимодействие комиссии и испытателей.

На первом же заседании была объявлена программа климатических испытаний ракетного комплекса Р-12 (8К63) при крайне низких температурах, состоявшая из трех этапов:

1-й этап: испытание ракеты и всего наземно-пускового оборудования на технической и полевой стартовой позиции при температурах от -40°С и ниже;

2-й этап: совершение марша по полевым дорогам в дневное и ночное время: автомобильной техники - 1000 км, тяжелой - 500 км;

3-й этап: проверка пускового комплекса на технической и стартовой площадках после совершения марша.

В неимоверно тяжелых условиях работали участники той важной экспедиции. Сейчас даже трудно себе представить: в жуткий мороз, а при небольшом ветерке выдержать его было совершенно невыносимо, надо по 8-9 часов непрерывно находиться на открытом воздухе. И не просто «находиться», а выполнять ответственные операции по подготовке ракеты к пуску, при этом постоянно массируя щеки и нос, иначе через 3-4 минуты будешь обмороженным.

В начале испытаний особо частые задержки происходили из-за замерзания смазок в различных механизмах.

Так, на первом комплексном занятии на стартовой площадке не смогли открыть верхний захват. Ракета уже установлена на пусковом столе, а поворотный механизм не прокручивался. Посылать воина на 15-метровую высоту без страховки было невозможно. Снимать снова ракету со стола и опускать на землю - потеря времени и главное - продление пребывания людей на морозе. Хорошо, что в этот момент нашелся смельчак из комиссии - представитель Московского НИИ, ранее участвовавший во многих испытаниях нового оружия в северных широтах. Он подошел ко мне и кратко сказал: «Командир, дайте команду подготовить кружечку спирта, а я тем временем открою захват». Сняв с себя шубу, он с ключом за поясом, быстро поднялся наверх и с большим трудом автономно открыл захват.

Основная задача Госкомиссии и испытателей заключалась в том, чтобы при строгом соблюдении всех правил работы на технике, выявить все недостатки при эксплуатации в условиях крайне низких температур. Особую роль при этом играли офицеры стартовой и технической батарей, которые, обеспечивая грамотное руководство своими расчетами, отделениями, одновременно вскрывали недостатки (нестыковки) и вносили ценные предложения по улучшению качества конструкции и надежности ракетного комплекса Р-12.

Проверкам подвергалось все: от сложного агрегата, прибора до гаечного ключа и резиновых шлангов, которые, кстати, из-за низкого качества резины после -50°С рассыпались, как стеклянные трубки. Очень важным открытием на испытаниях явилось обнаружение сбоев в работе системы управления ракетой в полете. Так, в колбах с серебряными катодами интегратора ИГ-22 при температуре -52°С замерзал электролит и сигнал на выключение двигателя от него не поступал. Были выявлены недостатки и в работе наземного оборудования.


Участники климатических испытаний

Хочется отметить молодых инициативных, энергичных и талантливых офицеров дивизиона: инженеров и техников Е. Бородунова, А. Матвеева, А. Пашкова, С. Зинатулина, И. Гриханова, В. Баталова, В. Сутормина, В. Фуфаева, Н. Байду, Ю. Цыбакова, В. Скачкова и многих других товарищей, внесших значительный вклад в успешное проведение климатических испытаний.

В те трудные морозные дни все участники испытаний новой ракеты, находившиеся в далеком Забайкалье, с особой гордостью восприняли сообщение, поступившее из Москвы, о создании 17 декабря 1959 года нового вида Вооруженных Сил - Ракетных войск стратегического назначения (РВСН). Ведь мы, ракетчики, в этот трудный для нас момент находились на самом острие вновь созданных наших войск.

Испытания проводились с большим напряжением, а в связи с прогнозами о предстоящем потеплении комиссии пришлось еще более их уплотнить. К примеру, комплексное занятие на стартовой позиции 31 декабря 1959 г. закончилось в 23 часа, а 1 января 1960 г. началось в 9 часов утра.

Сложности тех дней начинались с автомобильной техники. При температуре -45°С и ниже двигатели заводились с трудом, особенно МАЗов, КрАЗов, ЗИЛов. Трудности продолжались на всем пути следования по бескрайней и бездорожной трассе. Особенно напряженными были ночные пробеги и не только для тех, кто следовал в колоннах, но и для всех, кто находился и на пункте управления. Лично я все шесть тех напряженных суток не покидал его.

На трассах, во время следования колонн, нередко случались и происшествия, в основном из-за неопытности водителей. Я был очень благодарен отличному автомобилисту, энергичному молодому офицеру - старшему автотехнику дивизиона В.П. Ларину. В те нелегкие дни он был, как говорят, моей «правой рукой». Виталий Павлович перед очередным пробегом успевал проверить техническое состояние каждого автомобиля, тягача, тщательно проинструктировать водителей и старших машин. Много раз ему приходилось и выезжать на дежурном тягаче с навесным оборудованием под бульдозер, чтобы вытащить застрявшую спецмашину или установщик, кран из снежного заноса или оказать техническую помощь. И все же, несмотря на тяжелые дорожные и погодные условия, водители вместе со старшими машин с заданием по совершению марша справились.

Климатические испытания завершились в конце января 1960 года. Они оказались проверкой на прочность и для людей, и для техники.

Выявленные недостатки позволили произвести доработку комплекса Р-12 и корректировку графиков подготовки ракеты к пуску.

Солдаты и офицеры дивизиона в сложнейшей обстановке достойно выполнили свой долг, проявив при этом образцы мужества, стойкости и мастерства, не допустив аварий, поломок и нарушений воинской дисциплины.

Значительный вклад в этот успех внесли опытные, требовательные специалисты и прекрасные организаторы: главный инженер дивизиона П. Зорин, начальник штаба С. Косенков, замполит В. Журавлев, командиры батарей А. Лопатин, Ю. Бабенков. После трехмесячной командировки дивизион благополучно возвратился в Белокоровичи.

Ракета Р-12, прошедшая испытания в Забайкалье, была отправлена на полигон в Капустин Яр, где после дополнительной проверки успешно стартовала.

 

* * *

 

Вернуться на главную страницу.

Яндекс.Метрика