На главную сайта   Все о Ружанах
 

Вернуться на главную страницу.


Александр Сытин

 

ЧЕЛОВЕК БАЙКОНУРА

 

© "Спутник" 2012
При перепечатке ссылка на источник обязательна.

Наш адрес: ruzhany@narod.ru

Опубликовано в газете "Спутник" (г. Юбилейный)
21 июля 2012 года № 51 (1491)

Живут в нашем городе люди, биография которых – страницы истории дела, породившего наш город. Одним из таких ярких личностей является Юрий Васильевич ИВАНЧЕНКО.

Разносторонне одарённый человек, он записал на магнитную ленту страстное «Обращение к потомкам», в котором рассказывает о своём времени, неповторимом, где-то прекрасном, где-то страшном, и людях, с которыми столкнула судьба. Когда будет обнародовано это «Обращение», тогда каждый сможет подробнее познакомиться с жизнью и думами этого неординарного человека. А пока его взволнованный голос звучит лишь для духовно близких ему людей. А я попытаюсь познакомить с ним читателей, в меру возможностей своих и газеты.

Если воспользоваться некоторыми из его выражений, то он – из поколения c «искалеченным войной детством и подвергшейся суровым испытаниям юностью». Отец ушёл на войну в июле 41-го и погиб в июле 43-го. Возможно, гибель отца на фронте помогла Юре поступить в Суворовское училище, то есть на полное государственное обеспечение, тем самым облегчить судьбу вдове солдата.

Однако Суворовское не определяет дальнейшую судьбу воспитанника, её определяет он сам. Но здесь Юрий приобрёл привычку к дисциплине, которая организует человека, узнал красоту мужской дружбы.

У Юры и дед сражался за Родину – ещё в русско-японской войне. Не эта ли преемственность (дед, отец, сам в Суворовском) подвела его к мысли о продолжении армейской династии?

И дальше было артиллерийское техническое училище, женитьба на девочке из детства, в которую влюбился мальчишкой с первого взгляда. После тяжелейшего испытания на учениях был предоставлен отпуск. Невеста училась в Алма-Ате в мединституте. Поехал жениться, захватив полмешка картошки. Свадьбу сыграли в студенческом общежитии. И – снова в своё училище.

А дальше – армейские будни. Переезды, связанные с перебросками по службе, проблемы с жильём и проблемы с детским садом, вынудившие молодую маму связать свою жизнь с детским дошкольным учреждением.

А папа и муж Юрий Васильевич Иванченко снова «садится за парту», теперь в Ростовском высшем командно-инженерном училище.

И выпускник с Золотой медалью в возрасте 28 лет в звании капитана получает новое назначение и в 1967 прибывает на Байконур.

Восемнадцать лет жизни он отдал Байконуру, посвятив их двум крупнейшим космическим программам. Первая – программа тяжёлой ракеты-носителя Н1 с космическим кораблём Л3 для исследования Луны человеком. Вторая – программа «Буран» с ракетой-носителем «Энергия».

Эти программы – его радость, его вдохновение, его боль. И не его вина, как и не вина всех, кто участвовал в этих программах, что они не пошли. По этому поводу уже много говорено…

Первая встреча со стартом ракеты неописуема. Эта мощь, эта огненность, эта торжественность – завораживающи и незабываемы. Какие возможности человека! Не только гром и огонь! Для Юрия это была любовь с первого взгляда.

Нравилась Юре его работа. Не только торжественной красотой старта ракеты. Но и уверенностью в правоте и важности своего дела. Важности для всех народов на земле, жаждущих мира. Да и люди окружающие были какие-то особенные, все романтики, все знатоки своего дела, все с «божьей искрой», каждый чем-то талантлив. Ведь в те годы это новое дело доверяли лучшим.

При всяком испытательном пуске новой ракеты с самого начала пусковых операций снимается большой объём информации с разных систем ракеты и космического аппарата, чтобы оценить состояние всех основных элементов ракеты при пуске и в полёте. Для этого на испытательном полигоне существует большой измерительный комплекс из многих видов аппаратуры, работающей на различных физических принципах. Юрий Васильевич погрузился в заботы и проблемы измерительного комплекса космодрома. В работе появились и собственные идеи, потянуло на техническое творчество.

Опыт работы Юрия Васильевича показал, как надо селектировать информацию, приходящую со всех датчиков, и передавать только необходимую для оценки технических параметров. Свои соображения он передал в авторитетное научное учреждение – Военно-инженерную академию имени Ф.Э. Дзержинского. Оттуда вызвали на собеседование.

Так решение этой проблемы и стало темой кандидатской диссертации Иванченко.

Нелегко она ему далась: делалась во внерабочее время, при предельной загрузке плановой работой, при семье с двумя детьми, в тесноте маленькой квартиры. Бывали моменты, когда хотелось всё бросить. Но поддержал, помог, приободрил, пристыдил, грубовато, по-мужски, руководитель диссертации Юрий Борисович Русанов. В феврале 1973 года диссертация была защищена.

Теперь очень короткая справка из послужного списка.

В 1985 году переведён в 50 НИИ МО начальником отдела многоразовых космических систем.

В 1989 уволен из армии в связи с прекращением всех работ с «Бураном». Тогда же из армии ушло большое число прекрасных специалистов, отдавших лучшие годы космодрому. Так же, как и Юрий Васильевич. Поэтому он не может успокоиться сознанием, что крупнейшие наши программы, которые он считал своими, не пошли.

Так в чём же причина этого неуспеха? И вот мнение, которое, может быть, не им первым высказано, но им полностью разделяется.

– Причина – не инженерная, не техническая. Причина – политическая. Первая программа «Н1-Л3 закончилась провалом, хотя можно было обеспечить ей успех. Но зачем? Нас успели обогнать американцы, успели прогуляться по Луне. Поэтому свалили на двигатели – и закрыли программу, на которую ухлопали баснословные средства. А двигатели, новые, успешно прошедшие огневые испытания, ждали решения своей судьбы на заводе-изготовителе. Но программа потеряла престижность для тех, кто её замыслил.

В «Энергии» с «Бураном» провели полностью наземную отработку – и получили блестящий успех! Да-да! А результат тот же. Программа закрыта.

Показали, что это нам по силам, что не хуже американцев – а дальше неинтересно... А ведь Н1 уже могла тащить полезный груз 90 тонн!..

– «Н1-Л3» запомнилась самоотверженностью людей, сознанием долга, добросовестнейшим отношением к делу. А когда стало ясно, что все эти люди – заложники – пришла глубочайшая обида.

Гордость и горечь испытывает Юрий Васильевич до сих пор при воспоминании об этих космических программах.

Но, связав свою судьбу с ракетно-космической техникой, он продолжает быть верен ей.

В настоящее время он работает в головном НИИ по ракетной технике – ЦНИИмаш Российского космического агентства начальником научно-исследовательского отдела электромагнитной совместимости ракетно-космической техники и космической инфраструктуры. У него столько почётных званий, связанных с космической техникой, что перечислять их – пальцев на руке не хватит.

Но самое почётное для него – работа по двум названным выше космическим проектам, которым он посвятил свои последние книги. Ведь он ко всему ещё писатель и поэт, член ЛИТО имени Виктора Орлова г. Юбилейного.

Первая из книг – «России прерванный полёт» – о великой и трагической судьбе людей и программы, ставивших дерзкую цель – высадку советского человека на Луну, полёта на Марс и промышленного освоения космоса в интересах народа.

Эта книга о главной фигуре в истории космонавтики – об испытателе. Это о нём, глотавшем пыль и задыхавшемся в гептильных парах, сатаневшем от жары и дубевшем от сатанинского холода, забывшем о смене дня и ночи, о детях и жене, готовом отдать всё за то, чтобы, наконец, «Пошла, родная!» и отдававшем жизнь при неудачах, лежащем в братских могилах солдатского парка.

Эта книга о тех, кто работал и жил рядом с испытателем, жёнах и детях испытателей, об условиях жизни и работы на космодроме.

Второе крупное произведение, вышедшее из-под пера Юрия Васильевича Иванченко – поэма «Байконур». Она не посвящена какой-то конкретной космической программе, но вместе с вышеприведённой книгой прозы составляет энциклопедию героического труда на космодроме «Байконур». Многое, сказанное в прозе, подтверждается здесь поэтическими строками.

Это – гимн мужеству, стойкости, преданности и умению тех, кто трудился на Байконуре:

Это также гимн ЖЕНЩИНЕ, подруге испытателя:

…Подвластны им сложные схемы,

Любая задача легка.

Коня на скаку? Нет проблемы!

Других же проблем – как песка…

Детей уберечь от болезней,

Самой гепатит не схватить,

И жить, быть для дела полезной,

Надеяться, верить, любить.

Ждать мужа из пекла площадок,

И женскую суть не забыть.

К утру, когда сон свеж и сладок,

Красивой и ласковой быть.

Создатели скудного рая

В реальных, земных шалашах,

В палатках, балках и сараях

Светилася ваша душа…

Давалось нам новое кровью.

Но после ошибки любой,

Согретые женской любовью,

Мы шли в испытанья, как в бой…

Завершается поэма горькими словами, обращёнными к политикам:

Мы, травленные и горевшие,

Под обломками уцелевшие,

Потом собственным просолённые,

На степных ветрах продублённые,

Жизнью битые, но не нытики,

Обращаемся к вам, политики:

«Не дурите, мужики, не дурите,

Не делите Байконур, не губите,

Не спешите, мужики, не спешите,

Человечества мечту не крушите…

Александр СЫТИН

 

Вернуться на главную страницу.

Яндекс.Метрика