На главную сайта   Все о Ружанах
 

Вернуться на главную страницу.


Иван Терновых

 

ОБЫКНОВЕННАЯ ИСТОРИЯ
(Воспоминания участника)

 

© "Спутник" 2009
При перепечатке ссылка на источник обязательна.

Наш адрес: ruzhany@narod.ru

Опубликовано в газете "Спутник" (г. Юбилейный)
5 декабря 2009 г. №89 (1231)

Родился я в голодные тридцатые годы прошлого столетия. 1933 год был голодным во всей стране. С первых дней своей жизни мне пришлось бороться за выживание. Кроме этого, на долю моего нелёгкого детства выпало и военное лихолетие с последующим голодом в 1947 году.

Трудно пришлось с нами нашей маме. Нас, детей, у неё было трое. Отец на фронте. Мама имела инвалидность первой группы.

Мне со старшим братом (старше меня на четыре года) пришлось рано познать окружающую действительность со всеми её «прелестями».

Сороковые годы заставили нас быстро повзрослеть. Мы с братом как могли поддерживали жизненную возможность семьи и что-то ещё отчисляли для фронта в соответствии с тогдашним лозунгом: «Всё для Фронта!» Учились в школе. Школу не бросали, но и не всегда посещали. В 1943 году инвалидом второй группы возвращается с фронта отец. Защищая подступы к Москве от немцев под Ржевом, он потерял правую ногу.

Семья с трудом выживала. Трудностей в то время хватало всем. Страна продолжала громить обнаглевшего врага и залечивать раны после разрушительной войны.

Сельскую семилетнюю школу я окончил с хорошими оценками, но надо было продолжать учёбу. Средняя школа располагалась в районном центре в городе Усмани, в семи километрах от нашего села. И я три года ежедневно отмерял по четырнадцать километров, посещая школу и возвращаясь домой. Вместе со мной начинали учёбу в этой школе двенадцать подростков из нашего села, а закончил десять классов я один.

По окончании средней школы вставал вопрос: куда идти учиться дальше? Я мечтал поступить в Новочеркасский политехнический институт, на геологоразведочный факультет.

Но, трезво оценив вопрос учёбы и проживания в институте, мне пришлось отказаться от своей мечты из-за отсутствия материальной основы.

Оставался один выход – стать военным. Материальная основа обучения решалась однозначно, да и стать военным в то время было престижным решением.

Однако на этом пути меня ожидали определённые трудности, связанные с чёрствым отношением некоторых людей к судьбе подрастающего поколения.

Но, тем не менее, мне удалось в 1952 году поступить в Тамбовское артиллерийско-техническое училище. Учился я в нём хорошо, стал спортсменом. Приехавшая из Москвы комиссия для отбора курсантов и направления их на учёбу по изучению трофейной немецкой ракеты ФАУ-2 Цее технологического оборудования обратила на меня внимание и пригласила на учёбу в новом направлении. Я согласился.

Комиссия отобрала нас: сорок восемь человек курсантов; выпустили нас по двухгодичной программе из училища (была трёхгодичная программа), присвоили нам воинские звания «техник-лейтенант» и отправили в город Пензу на курсы. На курсах мы почти год изучали ракету ФАУ-2 и её технологическое оборудование. Курсы я закончил в 1955 году с отличием и был направлен для прохождения службы на ГЦП в Капустин Яр, расположенный в степных астраханских просторах. На ГЦП я занимался конструктивной отработкой ракет, запусками животных и других биологических объектов для выяснения возможности жизнедеятельности человека в космосе, при воздействии на него невесомости. Кроме этого, мы обучали личный состав формирующихся тогда первых ракетных бригад, ставших затем основой образования РВСН в 1959 году.

Служить приходилось по 16–18 часов в сутки, а часто и целые сутки. Но, при правильном распределении времени мне хватало его и на подготовку к поступлению в вуз. Несмотря на моё среднетехническое образование, командование испытательной части и полигона постоянно выдвигали меня на следующие более высокие должности. В 1959 году, будучи уже старшим лейтенантом я, с капитанской должности, поступил в Ростовское высшее командно-инженерное училище. В стенах этого учебного заведения я получил звание капитана и в 1964 году окончил его по должности «инженер-механик». По окончании РВКИУ я получил назначение в войсковую часть 13991 (НИИП-53 МО) на должность инженера-испытателя.

Здесь я продолжил свою боевую работу по реконструкции технических и стартовых комплексов под новые ракетно-космические комплексы по запуску космических аппаратов. Первый космический аппарат, запущенный нами, имел индекс «Космос-112». Всего за двадцать лет и три месяца службы в войсковой части 13991 было запущено нами около 1500 космических аппаратов. Интенсивность запусков была огромной. Часто обстановка по запускам складывалась таким образом: на одном стартовом комплексе идёт подготовка наземного технологического оборудования к приёму ракеты; на другом стартовом комплексе идут в это время предстартовые проверки ракеты с космическим аппаратом и всего технологического оборудования; на третьем стартовом комплексе в это же время идёт заправка ракеты-носителя компонентами топлива и запуск космического аппарата на заданную орбиту. И надо при этом учесть, что на всех трёх стартовых комплексах работают одни и те же офицеры-испытатели. Успевали везде! А кроме этого нам очень «помогал» архангельский климат. Особенно зимой, когда температура воздуха от 30 до сорока градусов мороза. А на высоте в 35 метров достаётся по «полной программе» всем, потому что надо работать там голыми руками, без перчаток. Ветер пронизывает до костей, несмотря на наличие на тебе мехового костюма и валенок.

Когда ракета уходит со стартового комплекса, наступает облегчение от того, что она улетела и унесла на себе космический аппарат. Но ещё надо дождаться, чтобы космический аппарат от неё благополучно отделился и вышел на заданную орбиту. Если всё так, то напряжение, которому ты был всё время подвержен, спадает. Наступает какое-то облегчение и ощущение усталости. Оно и понятно – ведь сколько времени ты находился в напряжении.

Космический аппарат удачно отделился от ракеты и начал выполнять своё предназначение. А нам ещё предстоит привести всё наземное технологическое оборудование в исходное состояние. А это мероприятие тоже исчисляется часами и причём не менее ответственными.

А если запуск космического аппарата оказался аварийным, то для нас время теряет свой счёт. Бывало и такое. К огромному сожалению, мы в процессе запусков теряли своих товарищей и технику. Светлая память нашим погибшим товарищам! Но всё же эти годы, годы трудностей, вспоминаются как самое лучшее время. На космодроме «Плесецк» остались мои лучшие годы жизни. Здесь я за двадцать лет вырастил двух сыновей. Здесь родилась и теперь уже выросла дочь. По служебной лестнице я двигался средними темпами, но уверенно. К концу службы на космодроме я был начальником отдела боевых готовностей и оргпланового космических частей полигона в звании полковника. Фактически это была должность начальника штаба космических частей северного полигона.

В ноябре 1984 года я приказом командующего космическими войсками генерал-полковника А.А. Максимова был переведён в ЦНИИКС-50, где с подчинённым мне подразделением занимался вопросами экспертизы отказов техники и происшедших аварий в космических войсках.

Служба моя закончилась в ноябре 1988 года. Здесь же, в ЦНИИКС-50, я был принят на должность научного сотрудника, на которой я занимался вопросами накопления, хранения и снабжения Космических Сил ракетно-космической техникой в военное время. С этой должности я был уволен в 1990 году, прослужив и проработав в области совершенствования ракетно-космической техники, повышения обороноспособности страны, свыше сорока лет.

В 1999 году я стал действительным членом-корреспондентом Академии Космонавтики имени К.Э. Циолковского, а в 2002 году Федерация Космонавтики России присвоила мне почётное звание «Заслуженный испытатель космической техники», а 9 августа 2008 года наградила орденом К.Э. Циолковского.

22 апреля 2009 года Общероссийская общественная организация «Правление Союза Писателей России» приняла меня в члены Союза писателей России.

Иван ТЕРНОВЫХ

 

Вернуться на главную страницу.

Яндекс.Метрика